электронная
111
печатная A5
431
16+
Разные грани

Бесплатный фрагмент - Разные грани

Рассказ

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2590-6
электронная
от 111
печатная A5
от 431

От автора

Когда я закончила писать «Разные грани» и поделилась новостью об этом со своим другом, он спросил меня: «О чем эта книга?». Я, было, приготовилась развести дискуссию на тему добра и зла, жизненных перипетий, отношений между мужчиной и женщиной, но осеклась; мне не захотелось употреблять повсеместно используемые фразы. Помедлив, я сказала: «На мой взгляд, это интересная книга! Её стоит прочесть. А потом, сделать определенные выводы для себя. Я думаю, что любой может найти в ней отрывок для себя и про себя. Хочу подчеркнуть, у меня не было цели заниматься нравоучениями, но, все же, опираясь на свой, мало-мальски житейский опыт, я хотела рассказать о жизненных гранях, которые, мы порой, решительно переступаем или, от которых, боязливо отступаем. Почему? Потому что не исключаем, что за каждым нашим поступком стоит самый справедливый судья — жизнь!». Он внимательно выслушал меня и попросил переслать ему электронный вариант.

Наверное, я перечитала рассказ сотню раз, постоянно что-то добавляя или, наоборот, удаляя. Я работала над тем, чтобы читатель не заснул, читая только вторую страницу книги, а с интересом перелистывал её. Конечно, какими бы дежурными фразами, по моему мнению, не звучали эти слова, но вся наша жизнь состоит как раз таки из любви, добра, хороших или злых поступков, порой ненависти и даже предательства. И в этом рассказе, им тоже есть место. А как же иначе? Тогда мы были бы просто управляемыми роботами, с цифровым механизмом вместо сердца.

Мои герои — молодые, красивые, амбициозные люди, с радужными надеждами на будущее. Казалось, у них есть все — прекрасные родители, преданные друзья, искренняя любовь, перспективное будущее. Но судьба часто испытывает нас и, случается так, что продуманный, до мелочей, сценарий, абсолютно не совпадает с жизненной реальностью. И именно в этот момент, прежде чем переступить ГРАНЬ, надо хорошенько задуматься о последствиях, за которые, рано или поздно, непременно придется отвечать…

с уважением к своему читателю,

Раушан Илиясова

Часть первая

I

«Когда я маленькой была
Едва портфель таскала
От жизни чудеса ждала
Об этом только и мечтала…»
Р. Илиясова

Яркий солнечный луч ворвался сквозь шторку, заскользил по комнате, пробежал по счастливым лицам на семейных фотографиях, аккуратно расставленных на маленьком бирюзовом комоде, споткнулся об изголовье кровати и, уткнувшись в белокурую копну волос, замер и растворился. Одновременно, громко включился будильник, отбивая рингтон «Подъем». Белокурая копна шевельнулась вместе с высунувшейся из-под одеяла изящной ручкой и, дотянувшись до смартфона, нажала кнопку «Позже». Заколыхалась шторка, пропуская поток свежего утреннего воздуха; а следом маленький воробей застучал клювом по карнизу, будто в такт будильнику. Так и не дождавшись ответа, он взлетел и улетел прочь, задевая хрупким крылом стеклянную преграду.

По обстановке комнаты угадывалось, что она принадлежит молодой девушке. Сквозь полуоткрытую дверцу шкафа выглядывали элементы девичьего гардероба разных расцветок и фасонов. На небольшом туалетном столике, выстроились в ряд предметы, обожаемые женщинами любого возраста. На стене, прямо над туалетным столиком, висела фотография в металлической рамочке, откуда, весело прищурившись, глядела миловидная девушка, примерно двадцати лет. Густые белокурые волосы, ниспадавшие до плеч, миндалевидные глаза необычайно голубого цвета, маленький прямой носик и легкая улыбка на алых пухлых губах, делали ее похожей на теледив 30-х годов прошлого столетия.

Снова зазвонил будильник, не оставляя никакого шанса на продолжение сна. Две босые ступни спустились с кровати на ламинированный паркет и, прошлепав в ванную комнату, остановились перед зеркалом. «Доброе утро, Олеся!» — зевнув, сказала девушка своему отражению, обнажив ряд красивых ровных зубов; затем, неторопливо подтянувшись, вдохнула в легкие воздух, задержала его на несколько секунд и, выдохнув, залезла под контрастный душ. Вскоре, сквозь звуки льющейся воды, послышался свист чайника, который перекрыл громкий голос матери: «Лесь, доченька, уже шесть тридцать, поторопись!».

«Загадаю на сегодня хороший день», — улыбнувшись, подумала Олеся, стоя под сильными бодрящими струями, затем, выключив воду, крикнула в ответ: «Хорошо, мам, сейчас буду».

Обернувшись в мягкое махровое полотенце, Олеся вбежала в уютную кухню и поцеловала хлопочущую там женщину. «Ну, давай доченька, поторопись, завтрак практически готов», — с улыбкой ответила она, подставляя ей щеку.

На кухне царил идеальный порядок; классический интерьер, выполненный в стиле барокко, дополняли цветы в красивых строгих вазах, расставленных по углам комнаты. Выключив чайник, Розалина Сергеевна (так звали маму Олеси) принялась в небольшой миске усердно взбивать яйца для омлета. Следом, добавив натертый сыр и мелко порезанную зелень, аккуратно залила приготовленную смесь в сковороду и убавила под ней огонь. Закончив с омлетом, она разлила в две чашки свежесваренный кофе, распространяя бодрящий аромат по всей квартире. Только после этого, сев за кухонный стол, она принялась завтракать. Летняя лиловая блуза и прямые брюки черного цвета, выгодно подчеркивали ее изящную фигурку, а длинные блестящие волосы, собранные в высокий хвост, придавали лицу моложавый вид. Чуть позже, Олеся, в коралловом воздушном платье стиля «новый минимализм», поправив распущенные локоны, торопливо уселась рядом.

— Мам, ты не представляешь, какой мне приснился сон! Как будто, ты, я, папа и Димка ходим в лесу, собираем грибы и тут я отстала, и кричу: «Ау, ау!» и не могу найти вас. А потом, вижу, как навстречу бежит Димка и орет, что нашел меня, — затараторила она и, подув на чашку с горячим кофе, отпила маленький глоток.

— Ах, ты моя фантазерка! — ответила Розалина Сергеевна. С улыбкой потрепав дочь за волосы, она поцеловала ее. — Думаю, лес — это университет, грибы — твои экзамены, так что не потеряйся во время сессии, — по-своему растолковав сон, она бросила взгляд на настенные часы и добавила, — вот что, ты поскорее завтракай, я завезу тебя в университет, затем прямиком в аэропорт, встречать папу с Димкой.

Семья Соколовых была порядочной дружной семьей, уважаемой среди родни, друзей и соседей. Больше считалась среднезажиточной, которая не позволяет себе избыточной роскоши, но вместе с тем, не будет себя лишать и того, что составляет ее жизненную потребность. Глава семьи — Алексей Николаевич, трудился на хорошо оплачиваемой должности менеджера среднего звена на местном станкозаводе; Розалина Сергеевна владела маленьким агентством, занимающимся организацией и проведением свадеб. Оба — и Алексей Николаевич, и Розалина Сергеевна были из того поколения, в юности заставшие перестройку и развал могучей державы, но помнящие и советские школы, и пионерию, и идеалы тех далеких советских времен, что естественным образом, сказалось на воспитании, характерах и восприятии многих, по их мнению, неправильных вещей. Оба не хотели понимать того, как, для достижения положительного результата, можно не прилагать усилий в учебе и труде; недобросовестно относиться к своим обязанностям, в том числе, семейным и родительским; обманывать, оскорблять ближних; или, как для достижения цели, можно идти по головам людей. В таком же духе, они воспитывали своих двоих детей — Олесю и Диму, уча их быть терпеливыми, благоразумными, сострадательными и ответственными за свои поступки. Олеся училась на пятом курсе медицинского университета и находилась на том отрезке жизненного пути, принятым считать одним из лучших. Красивая, веселая — она всегда была в центре внимания среди сверстников, но, как и все молодые девушки ее возраста, считала, что принц еще не повстречался ей, но скоро появится и увезет в прекрасную сказку. Дима — невысокий, коренастый подросток — был на десять лет младше своей сестры, учился в шестом классе одной из городских гимназических школ, увлекался футболом и частенько ездил на соревнования, откуда приезжал вдохновленным, настроенным стать известным, на весь мир, футболистом.

На этот раз, соревнования сына в столице совпали с командировкой отца, где они и задержались еще на пару дней, чтобы посетить значимые места стольного града и сегодня, утренним рейсом, возвращались домой. Розалина Сергеевна, соскучившаяся по своим мужчинам, хотела пораньше отправиться в аэропорт, и, чтобы не попасть в бесконечные пробки, торопила дочь.

II

Серебристая «Ауди А4» Розалины Сергеевны, на небольшой скорости, понеслась по чистому широкому проспекту, останавливаясь перед каждым светофором, словно эти светотехнические приборы были «заговорены» только на красный цвет. Завернув на улицу Советскую, пропустив еще один пешеходный ряд, машина остановилась напротив медицинского университета. Выпорхнув из авто и, пожелав матери хорошего дня, Олеся направилась к университету. Почувствовав приятную прохладу легкого ветра, она, прищурившись, взглянула на небо. Сияя чистотой, оно обещало горожанам ясный солнечный день. Шевелящие верхушки деревьев уже полностью покрылись зеленой листвой и являлись защитой от полуденной жары и зноя. Отовсюду слышался радостный щебет птиц, обещающий развеять даже самое мрачное настроение. Несмотря на ранее утро, улицы города уже заполнились прохожими, транспортом и рабочими, местами, укладывающие рулоны садово-парковых газонов. Возможно от ощущения наступающего лета, или от приближающихся выходных, Олесе показалось, что все вокруг намного оживленнее и улыбчивее обычного. Взбежав по ступенькам к входу, она помахала знакомым девушкам, стоящим поодаль, и скрылась за дверями здания.

В университете царило обычное оживление. Летняя сессия была на носу, заставляя отстающих в учебе студентов «подтягивать хвосты». Они сновали повсюду — одни, устраиваясь на коридорных подоконниках и скамейках, зубрили лекции; другие, толпясь в библиотеке, подбирали подходящую литературу; третьи, бегая по корпусам, искали нужного преподавателя. Сквозь гул голосов, на ходу здороваясь со всеми, Олеся прямиком направилась в третий корпус, чтобы попасть в Галерею истории Университета. Она знала, что несколько дней назад, в рамках программы академической мобильности, прибыла делегация студентов из Казахстана, и сегодня планировала посетить галерею, чтобы узнать об истории вуза и его выдающихся ученых и выпускниках. Олеся, состоявшая в редакции Информационных новостей Галереи, частенько помогала при организации подобных мероприятий и сейчас снова спешила в галерею. Проходя по коридору, девушка столкнулась с группой молодых людей. Со словами: «Олеська, привет! Как всегда хорошо выглядишь!», они прошли мимо, кроме одного. Он, отделившись от толпы, вплотную подошел к ней.

— Олеся, привет! Я не мог вчера дозвониться к тебе.

— Макс, если я не ответила, значит, я не могла ответить, — быстро проговорила она, давая понять, что у нее нет времени на разговоры.

— Но ты сама дала мне надежду! — упавшим голосом пробормотал Макс.

— Какую надежду? — удивленно спросила Олеся, делая невинные глаза. — Ну, все, Макс, я тороплюсь, позже поговорим. Мило улыбнувшись, она похлопала его по плечу и, не оборачиваясь, легкой походкой отправилась дальше. Он, молча, смотрел ей вслед, а затем, с мрачным видом развернулся и пошел в сторону лекционного зала.

«Как же он назойлив! — сердито думала Олеся, неторопливо поправляя выставочный стенд. — Неужели ему непонятно, что он мне безразличен? В конце концов, я не требую от него подобных жертв. Он хороший парень, но не ОН герой моего романа!». Мысленно представив себе образ Вронского из «Анна Каренина», она улыбнулась: «Вот каким должен быть тот, кого я полюблю!». Продолжая думать о своем, она расставила весь демонстрационный материал и взглянула на часы. Время приближалось к полудню, а ожидаемых визитеров все еще не было. «Уже целых два часа здесь торчу, а могла бы лекцию дописать», — с сожалением подумала она, думая о будущей сессии. Однако, услышав громкие голоса, сразу же забыла и о сессии, и о Максе, и приготовилась встретить гостей. Вскоре показались и они, во главе с заведующей галереей — Ириной Михайловной. Гостями были студенты медицинского университета соседского казахстанского города. Пробежав взглядом по оживленным лицам, Олеся приготовилась к вопросам, но, Ирина Михайловна, энергично взяв инициативу в свои руки, бойко продолжала диалог с гостями. Олеся, немного послушав, тихонько вышла в коридор.

— Привет! — внезапно услышала она прямо над ухом. — Хороший у вас университет! А Вы, на каком курсе учитесь?

— А? Что? Привет! — вздрогнула девушка от неожиданности и резко обернулась. Она увидела перед собой высокого молодого человека в светлой футболке и черных джинсах. Длинные ресницы, слегка загнутые к кончикам, выгодно обрамляли его большие блестящие глаза цвета спелой смородины, а губы приветливо улыбались.

— Привет, — еще раз повторил он, — меня зовут Адиль, — а затем, помедлив, добавил, — я из числа гостей.

— Леся, ой, Олеся, — поправив себя, Олеся улыбнулась незнакомцу. — Учусь в этом университете, пятый курс, педиатрический факультет, — сделав паузу, добавила, — буду лечить деток, успевая успокаивать их мам и бабушек.

— Мне кажется, это Вам очень подойдет, — сказал Адиль, еще шире улыбнувшись и, заворожено глядя на девушку. — А я будущий уролог. Без пяти минут интерн.

Не почувствовав ни напряжения, ни стеснения, Олеся со словами: «Ну, приятно познакомиться!», — протянула ему руку. Пытаясь незаметно вытереть, моментально вспотевшую, ладонь о заднюю штанину, юноша, в ответ, неловко протянул свою и слегка пожал ее пальчики. В это время, показались остальные гости, которые осмотрев галерею, отправились дальше.

— Адиль, ты идешь? — раздался голос из группы приезжих, — смотри, потеряешься.

«По-моему, я уже потерялся», — подумал он про себя и извиняющейся улыбкой, адресованной своей собеседнице, побежал догонять удаляющуюся группу.

III

Мимолетное волнение от знакомства, как вспышка, вспыхнуло и, за короткие секунды, погасло. «Что это было?» — с улыбкой подумала про себя Олеся, недоуменно пожав плечами. Отгоняя от себя мысли, она направилась столовую, где ее ожидали подруги.

Сегодня, столовая медицинского университета переполнилась старшекурсниками и гудела, словно пчелиный рой. Помещение было довольно светлым, благодаря большим четырем окнам с цветными полупрозрачными занавесками. Разновидные комнатные растения на просторных подоконниках, являлись единственным украшением здесь, поэтому, тщательно оберегались всем персоналом столовой. Из этой части здания всегда доносились аппетитные запахи, манящие толпы студентов.

Дородная женщина средних лет с добродушным лицом, в высоком белом колпаке и халате, вооружившись огромной поварешкой за стойкой заказов, только и успевала отвечать и обслуживать длинную очередь. Она не только знала всех студентов в лицо, но помнила их по именам и обращалась к каждому в свойственной ей манере.

— Тетя Надя, пора разбавить меню, каждый день одно и то же!

— А что ты, Вася, в ресторане находишься? Вечно ты недоволен!

— А пирожки горячие?

— Конечно горячие! Горячие, вкусные. Прямо с плиты.

— Можно мне половинку порции рассольника?

— Конечно можно! Лена, а мало не будет? Совсем уже исхудала.

— Мне гуляш и чашку чая.

— Чай с молоком или без молока?

— Мне первое, второе и два пирожка.

— Илья, сколько хлеба положить?

— Тетя Надя, а можете записать на меня? Завтра обязательно долг занесу.

— Миша, ты уже двести рублей должен в столовую. В последний раз выручаю!

Сопровождаемая вопросами, недовольными комментариями и веселыми шутками, очередь быстро продвигалась. Одни торопливо пообедав, удалялись, освобождая место следующим; другие засиживались в веселой компании, не спеша, обедая и обсуждая университетские новости. Общественная жизнь в университете всегда бурлила, этим самым, претворяя яркость и насыщенность в шумные студенческие годы.

Казахстанские гости, для которых был накрыт отдельный стол, привлекали внимание местных студентов. Получилось так, что Олеся, в компании трех своих подруг, сидела за столиком напротив. Несмотря на то, что подруги обсуждали поход в ночной клуб в предстоящую субботу, где планировали повеселиться перед летней сессией, Олеся совсем не вникала в суть разговора. Думая о своем, она незаметно бросала взгляды на того, с кем случайно познакомилась полчаса назад. Теперь, кроме закрученных ресниц и смородиновых глаз, которые ей сразу запомнились при знакомстве, она видела перед собой привлекательного молодого человека. Тонкое лицо с высоким прямым лбом, нос с легкой горбинкой, гладкая светлая кожа и стильная стрижка дополняли симпатичный образ. Но если Олеся смотрела украдкой, то Адиль не отводил от нее глаз. Было заметно, что он тоже не слушает своих собеседников и будто обращается к девушке с немым предложением: «Предлагаю выйти в фойе и поближе познакомиться». Будто прочитав его мысли, Олеся, не перебивая подруг, встала со своего места и пошла по направлению к выходу. Проходя мимо его стола, Олеся быстро подняла на него глаза и тут же столкнулась с ним взглядом. Не пытаясь скрывать интереса к ней, он улыбнулся. Улыбнувшись в ответ, она тут же погасила улыбку, мысленно ругая себя за проявленную легкость. Но не успела она переступить порог столовой, как почувствовала, что кто-то сзади тихонько дотронулся до ее плеча.

— Олеся, еще раз здравствуйте! — произнес Адиль. Он выглядел смущенным, но пристально смотрел на девушку, словно намереваясь предугадать ее реакцию. — Какая хорошая погода, весна чувствуется во всем.

— Банальная тема для разговора? — весело и непринужденно рассмеялась она в ответ. — Да, погода сегодня балует. Весна! — пожав плечами, Олеся продолжила, — а на сколько дней вы приехали погостить?

— Мы пробудем еще два дня, — ответил Адиль, — нас ждет экскурсия по городу и…, — не успел договорить он. Жужжа, пролетела муха и, нарисовав крутое пике над его головой, приземлилась ему прямо на лоб. Поддавшись вперед, Олеся инстинктивно попыталась прихлопнуть муху, заехав по лбу собеседника общей тетрадью для конспектов. Не ожидавший подобного, Адиль сначала опешил, затем, незадачливо потерев лоб, громко расхохотался. Олеся ахнула, отступила назад и, тут же присоединилась к хохоту. Проходящие мимо студенты с удивлением оглядывались на хохочущую парочку и тоже невольно начинали улыбаться.

— Ой, прости меня, пожалуйста! — смеялась Олеся, не заметив, как перешла на «ты». — Я не специально, я автоматически.

— Если будет шишка, надо делать МРТ, ведь удар был сильный, — потирая лоб, весело пошутил Адиль.

— Послушай, я направлялась в библиотеку, хотела лекцию по детской хирургии дописать, но теперь не пойду, а приглашу тебя на чашку кофе, — ответила Олеся, продолжая смеяться, — тут неподалеку есть хорошая кофейня, попьем «Латте» вприкуску с «Красным бархатом». Не вижу другого способа попросить у тебя прощения.

Адиль утвердительно склонил голову.

— Отличная идея! Но угощаю я, — ответил он. — Только потом Вам придется показать мне дорогу до гостиницы, где остановилась наша группа, я совершенно не ориентируюсь в вашем городе.

Случайным свидетелем этой сцены стала одна из подруг Олеси — Яна. Девушки учились на одном факультете и много времени проводили вместе. Одним взглядом оценив собеседника Олеси, Яна встала возле противоположного окна, ожидая, что подруга увидит ее и пригласит составить компанию. Но они вдруг расхохотались и минуту спустя, вдвоем направились к выходу. «Опять с кем-то познакомилась, — с невольной завистью подумала Яна, — и почему к ней так липнут парни? Ведь ничего особенно в ней нет». Вдобавок, Олеся, увлеченная беседой с молодым человеком, не заметила ее и прошла мимо. «Ничего себе! Даже не обратила на меня внимания, — рассерженно подумала Яна. — А парень ничего! Могла бы и познакомить». Обернувшись в окно, она посмотрела им вслед, затем вздохнула и поплелась в сторону библиотеки.

IV

Кофейня оказалась очень уютным и тихим местечком, где запахи кофе и свежей выпечки перемешиваясь, вызывали неуемное желание заказать всё и сразу. Негромко играла классическая музыка. Единственный официант сновал между столиками, обслуживая немногочисленных посетителей. Адиль и Олеся выбрали столик у окна и, в ожидании официанта, листали меню, обсуждая свое случайное знакомство. Они продолжали смеяться над проказницей мухой, которая нечаянно стала причиной незапланированного кофе-брейка. Удивительно, но между ними моментально установилась та степень взаимопонимания и доверия, словно они росли вместе с детского сада. Такое редко может происходить между незнакомыми людьми, и возможно, именно это и знаменуется «родственная душа». Они рассказывали друг другу истории, обсуждали учебу в медицинском, шутили и смеялись. За несколько часов, они узнали друг о друге практически все. Особенно позабавило то, что их интересы во многом совпали — оба любили читать классическую литературу, заниматься плаванием, смотреть фильмы Вуди Аллена.

— На мой взгляд, триллер потрясающий!!! Хотя, уже в середине, я примерно предполагал, чем закончится фильм; но интрига держит в напряжении до конца, — обсуждал Адиль одну из недавно просмотренных кинокартин.

— Главный герой совершил ужасное преступление и, от осознания этого, будет мучиться до конца жизни, — вынесла свой вердикт Олеся. — Кино интересное, но я за то, чтобы порядочность преобладала надо всякого рода человеческой прихотью. На мой взгляд, нельзя такую любовь воспринимать как норма.

Адиль с улыбкой взглянул на нее. В этот момент, её лицо сделалось строгим. Подперев подбородок правой рукой, она неторопливо помешивала маленькой ложечкой сахар в чашке с кофе. Изящные пальчики приковывали его внимание и он, оторвав от них взгляд, посмотрел ей в глаза. Заметив, что она наблюдала за ним, слегка смутился.

— Но в любом случае, десять баллов из десяти, — сказал он и перевел тему. — У вас очень красивый город, особенно мне понравилось здание театра.

— Вам показывали? Тогда предлагаю прогуляться до вашей гостиницы пешком. Я покажу тебе еще много интересного.

— Ты сказала, что пишешь лекцию по детской хирургии. Что ты думаешь относительно эндовизуальных технологий в детской хирургии?

— Ну, во-первых, думаю, что ты согласен с тем неоспоримым фактом, что после этих операций к минимуму сводится количество осложнений и достигается высокий пластический эффект. Ведь, как ты знаешь, если при обычной операции хирург чувствует оперируемые органы руками, то в эндовизуальной хирургии он все делает специальными инструментами, напоминающие обычные палочки.

— Глядя на твои прелестные ручки, не представляю их держащими скальпель или палочки, — произнес он и смутился от своей внезапной откровенности.

— Руки как руки, — рассмеявшись, заявила Олеся, вытягивая их перед собой ладонями вниз и растопыривая пальцы, — они и не такое могут сотворить.

— А что они еще могут? — уверенно подхватил Адиль ее шуточный темп, удовлетворенный тем, что разговор легко принял непринужденный характер.

— Они могут вкусно готовить, вязать, водить машину, заниматься уборкой, — ответила она, загибая по очереди пальцы.

— О, да ты готовая хозяйка!

— Нет! Первым делом самолеты, ну а девушки потом! — моментально отозвалась Олеся и продолжила, — моя первая цель — окончить университет и стать хорошим врачом. Ну а потом, можно и об остальном подумать. Вот, например, вы, мужчины, уверены, что, карьера, сильные поступки, забота и спасение человечества — это мужская прерогатива. А я могу спорить об этом бесконечно, но честно говоря, было столько споров и спорящих на эту тему, что считаю это абсолютно бесполезным занятием.

— Позвольте капитулировать и помахать белым флагом, — смеясь, ответил Адиль, — мой отец утверждает: «Если женщина захочет — сквозь скалу пройдет». Это он двумя словами о роли представительниц слабого пола в социуме и не только. И я согласен с ним.

— А почему ты решил стать врачом? — перевела тему Олеся.

— Как сейчас модно говорить, я из династии врачей. Мои родители, тети, дяди — врачи. Младшая сестра учится на врача. Наверное, у меня просто не было выбора. Но я очень рад этому. А ты?

— Когда я училась в шестом классе, у меня умер одноклассник. Такой живой и веселый мальчик был. Мы сидели с ним за одной партой и очень дружили. Вместе возвращались со школы, по дороге катались с горки. В один день, он внезапно заболел, а потом его не стало. Его место за партой еще долго пустовало. Я тогда подумала, что стану врачом и буду спасать всех деток на свете. Затем, эта мечта укрепилась и вот теперь, я на пятом курсе.

— Мдааа, грустная история, — тихо произнес Адиль, почувствовав, что ей еще больно вспоминать об этом.

— Все в порядке, Адиль! — живо отозвалась Олеся. — Человеческая память имеет свойство забывать грустное и помнить только хорошее. Надеюсь, моя профессия позволит мне искренне помогать людям, особенно детям.

— Одна венгерская пословица гласит: «Врач и сам лекарство». Ты согласна с тем, что в нашей профессии, главное уметь разговаривать с пациентом на языке пациента? Уверен, что именно тогда будет абсолютно доверительное и уважительное отношение больного к доктору.

— Согласна! — подтвердила она и со смехом добавила, — но предлагаю перевести тему. Например, ответь, кто ты по знаку зодиака, и я расскажу — какой ты!

— Я — Дева. И знаю, что педант до кончиков ногтей.

— А еще однолюб, семьянин и трудолюбив, — уверенно добавила Олеся. — У меня папа — Дева. И все годы он любит только одну женщину — мою маму. И делает все ради своей семьи. Поэтому, я так хорошо знаю Дев. А я — Стрелец. Веселая, неугомонная натура.

— И очень красивая! — опять невольно вырвалось у Адиля.

Кофе в чашке давно остыл, но он, продолжая помешивать его, смотрел и любовался своей собеседницей. Когда она говорила о чем-то серьезном, ее лоб слегка нахмуривался, а взгляд становился строгим и неподвижным; когда шутила, ее глаза весело прищуривались и губы растягивались в обворожительной улыбке. Наблюдая за ней, он думал о том, что она очень красива: «Неважно, нахмуренная или веселая, но все равно, очень красивая!».

Его мысли прервал звонок ее мобильного телефона. Ответив, Олеся подняла на него глаза.

— Адиль, мне пора идти. Звонила мама, просила не опаздывать. Утром с поездки вернулись папа и младший брат, по этому поводу, она готовит праздничный ужин. В нашей семье не принято опаздывать.

— Хорошо, конечно! — ответил он с сожалением. — Но спасибо за компанию! Мне было очень приятно познакомиться с тобой!

Олеся лишь улыбнувшись в ответ, направилась к выходу. Он следом вышел на улицу и, полной грудью вдохнув свежий воздух, подумал про себя: «Хорошо — то как! День удался!».

Как и было предложено Олесей, они решили прогуляться до гостиницы пешком, которая располагалась недалеко от кофейни. Молодые люди пошли по Советской улице, считающейся историческим центром города: здесь было сосредоточено множество достопримечательностей, исторических зданий, учебных заведений, музеев и театров.

— Такой отличный вечер! — сказал Адиль, нарушая возникшую молчаливую паузу. В его голосе слышалась искренность. Он шел рядом с Олесей, почти прикасаясь к ней, но и не позволяя себе лишнего. — Честно говоря, я давно так приятно не проводил время.

— Мне тоже было приятно выпить с тобой кофе. Время пролетело незаметно, — ответила она и легкая улыбка тронула губы девушки. Ветер слегка шевелил ее волосы, окутывающие белокурой дымкой нежные черты лица. Склонив голову, он наблюдал, как она пытается убрать их.

— У тебя красивые волосы, — неожиданно произнес он и, спохватившись, поспешно перевел тему. — Олеся, давай завтра сходим в кино, прогуляемся. Мне бы хотелось увидеться с тобой еще.

— Я думаю, что у меня получится. С удовольствием схожу на интересный фильм, — с улыбкой ответила она, словно не услышав первую фразу. Снова зазвонил ее телефон; девушка, ответив на звонок, повернулась к Адилю. — Ну, мне пора, мои снова звонят.

К этому времени, молодые люди уже подошли к гостинице и остановились перед парковкой для автомобилей, где стояли несколько такси. Попрощавшись и договорившись о завтрашней встрече, Адиль проводил девушку до такси и направился назад к гостинице. Олеся, назвав домашний адрес водителю и, удобно расположившись на заднем сиденье автомобиля, мысленно прокручивала события сегодняшнего дня. «Я знаю точно невозможное возможно, сойти с ума, влюбиться так неосторожно…», — донеслось из динамика радиоприемника. Девушка, набрав в «Фэйсбуке «Болатов Адиль», нажала «Добавить в друзья», улыбнулась и подумала о том, что случайности никогда не происходят случайно.

V

В квартире Соколовых царило оживление. Проветривая просторную квартиру, в каждой комнате были открыты форточки, пропускающие, вместе с вечерней прохладой, гул проезжающих машин и голоса детворы, играющей на площадке. «Дима, — послышалось со двора, — выйдешь играть?». «Сейчас поужинаю, потом». Услышав сына, Розалина Сергеевна посмотрела на настенные часы и принялась накрывать на стол. Она уже больше часа возилась на кухне, сооружая праздничный ужин. Рядом, помогая ей по мелочам, сидел Алексей Николаевич. Между делом, он с восторгом рассказывал о результатах проведенной поездки, энергично жестикулируя рукой. Алексей Николаевич был на пару лет старше своей жены, и, как говорится, находился в самом расцвете сил и в хорошей физической форме. Седина слегка посеребрила виски, но она совсем не старила, а наоборот, очень украшала его. Умные выразительные глаза, казалось, видели собеседника насквозь. Руководство завода не зря отправило на важные переговоры именно его. Они высоко ценили переговорческие способности своего сотрудника и, в данном случае, непременно рассчитывали на успех.

— Отличная была поездка! — Алексей Николаевич оторвал одну виноградинку с веточки, свисающей с вазы наполненной фруктами и, отправил ее в рот. — Самое главное, пришли к взаимному соглашению с поставщиками и подписали выгодный договор на поставку оборудования; теперь наш завод сэкономит миллионы. Получу хорошую премию — поедем в тур по Европе.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 111
печатная A5
от 431