электронная
320
12+
Размышления и афоризмы

Бесплатный фрагмент - Размышления и афоризмы

Объем:
132 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-0147-4

Евдокия Лучезарнова

Размышления и афоризмы

ОБ АВТОРЕ И ЕГО ФИЛОСОФИИ

Евдокия Дмитриевна Лучезарнова (Марченко) — незаурядная личность и действительно глубокий мыслитель. Её философские и мировоззренческие позиции разделяют тысячи людей, куда входят представители практически всех слоёв социума — науки, культуры, образования, медицины, бизнеса. Особый интерес вызывает то, что у философского учения Евдокии Лучезарновой есть целая когорта критиков и скептиков. На мой взгляд, это очень хорошо. Так как знания о мире и человеке, особенно те, что формируют ценности, нуждаются в постоянной перепроверке и, как сказал бы Карл Поппер, фальсификации. Истину убивает равнодушие, а не критика.

Евдокия Дмитриевна родилась 19 сентября 1952 года в семье интеллигенции. Получив после окончания физического факультета Уральского государственного университета диплом астронома, в течение пятнадцати лет работала в ракетном центре под Челябинском. В конце 80-х годов, резко поменяв профессиональную карьеру, она занялась преподаванием основ саморазвития человека. Язык, использованный в то время Евдокией Дмитриевной, представлял собой смесь из терминологии Агни-Йоги и естественных наук.

В начале 1990-х годов Евдокия Дмитриевна основала международную общественную организацию под названием «Радастея», что означает «творящая законы радости». Организация официально была зарегистрирована в 1995 году и закрыта в 2006 году. Своё название ритмология приобрела в 2002 году, когда в Москве был открыт «Институт ритмологии Евдокии Лучезарновой (Марченко)».

В своих книгах, ритмах, поворотах мысли, порою необъяснимых правилами логики, Евдокия Дмитриевна стремится проникнуть в основы человеческого бытия, в котором все происходящие события не случайны. Она пишет трудным для понимания языком, но говорит весьма просто о тех же предельно сложных вещах, завораживая зрителей, слушателей общедоступными словами и выражениями.

Ритмология Лучезарновой (Марченко), подобно сократовскому требованию «познай самого себя», предлагает каждому человеку «прочитать себя», постичь свою сущность, смысл индивидуального бытия, попытаться понять собственный мир и «научиться опережать время», которое является центральным понятием её учения.

Исходя из субстанциальной трактовки времени, Евдокия Дмитриевна Лучезарнова (Марченко) разработала собственный уникальный метод, который получил название «7Р0» (читается: «семь эр ноль»), или Ритм-Ритмика-Ритмология. Метод 7Р0 — это способ входа во время и прохода через время. По её мнению, с помощью этого метода можно «проникнуть» во время, иметь дополнительное время для жизни, управлять проблемами и регулировать события человеческой жизни, корректируя её «длину» и «насыщенность», задавать план будущего.

«Внутреннее» время человека в ритмологии Лучезарновой (Марченко) делится на три категории. «Первое время» — время, выделенное для его жизни в момент рождения. «Второе время» — время, получаемое от других людей при общении. «Третье время» — это «ритмовремя», которое входит языком «Радастеи», «переизлучением» ритма, прочтением ритма, заучиванием ритма и т. п.

Главная проблема современного человека заключается в том, что он не ощущает время и не бережёт его. Он постоянно жалуется: «мне не хватает времени», «я не успеваю». При этом он не ценит себя, разбрасывает во все стороны. Для того чтобы человек действовал правильно, ему необходимо управлять временем, а не только фиксировать его в датах и календарях. Необходимо, чтобы человек мог работать в собственном времени и организовать свою собственную жизнь, а также «изменять параметры различных систем организма…», мог вкусить праздник времени, наслаждаться временем.

Создаётся впечатление, что сама Евдокия Дмитриевна как будто научилась управлять временем, своей жизнью. Но для этого ей пришлось пройти немалый путь развития и при этом не остановиться на достигнутых результатах. Совершив эволюцию от синкретических религиозных воззрений в сторону научного знания, она в настоящее время приблизилась к философии интуитивизма. Поиск продолжается.

Афоризмы Евдокии Дмитриевны являются для неё новым жанром изложения мыслей и идей. По содержанию они не являются ни религиозными, ни научными; они больше всего соответствуют философским размышлениям.

Афоризмы представляют собой не размышления академического философа, а философствование свободного художника. И этим они более интересны в отличие от закостенелой, практически мёртвой академической мысли. Афоризмы могут если не встряхнуть академическую философию и науку, то хотя бы вызвать дискуссию, полемику, обмен мнениями. Здесь уместно вспомнить впечатление, которое произвела на французского философа Ж.-П. Сартра философия М. Хайдеггера — главное в ней было то, что она позволяла, сидя за столом, говорить и философствовать с чашкой кофе о самых сложных проблемах мироздания. Афоризмы и размышления Евдокии Дмитриевны также располагают к приятной беседе за чашкой кофе или чая, давая почву для обсуждения затронутых в них тем.

Мезенцев Сергей Дмитриевич, доктор философских наук, профессор

Русский космизм: генезис и современность

Время появления русского космизма как самоназвания философской школы — вопрос дискуссионный. Часть исследователей считают, что его возникновение — результат моды на всё космическое, которое охватило СССР после полёта Юрия Гагарина. Лидеры ЦК КПСС были заинтересованы в том, чтобы у такого грандиозного технологического прорыва, как полёт человека в космос, было надёжное идеологическое обоснование, приемлемое не только для народов нашей страны, но и для западных стран. В таком контексте русский космизм превращался в мощную традицию, которая зародилась в российской культуре ещё во второй половине XIX века.

Однако большинство историков философии считают, что концепция «русского космизма» сформировалась ещё у Николая Фёдорова (1829 — 1903), ну а то, что она довольно долго не превращалась в единую школу, объясняют наличием большого количества течений, дисциплин и концепций, которые, так или иначе, использовали слово «космизм». Как только эмоции остыли, а время стёрло прижизненные противоречия авторов, появилась возможность объединить всё это многообразие одним термином.

На сегодняшний день к русскому космизму в философии относят уже упоминавшегося нами Николая Фёдорова, Николая Умова, Николая Холодного, Александра Сухово-Кобылина, Константина Циолковского, Владимира Вернадского, Пьера Тейяр де Шардена, Александра Чижевского. В историческом дискурсе сразу вспоминается имя Льва Гумилёва с его теорией пассионарности и этногенеза. В искусстве сторонниками этого направления были Велимир Хлебников, Александр Блок, Андрей Белый, Михаил Врубель, Александр Скрябин, Иван Ефремов. С позиций оккультного и мистического знания к русскому космизму тяготели Елена Блаватская, Макс Теон, Елена Рерих, Анни Безант, Пётр Успенский и др.

Пожалуй, самая распространённая презентация русского космизма включает в себя перечисление известных фамилий с кратким анализом их идей. Безусловно, подобная стратегия уже несколько приелась, поэтому в данном контексте мы решили порассуждать о генезисе русского космизма как большого многомерного философского события.

На наш взгляд, можно выделить пять общих черт русского космизма: преобладание целого над частями (т.н. холизм); телеология; идеализм; антропология, утверждающая эволюцию человека; публицистский и художественно-мистический способ философствования. Анализ генезиса космизма предполагает уточнение этих понятий.

Холистическая позиция характерна для всех идеалистических учений. Сторонники этой концепции, например, Платон или Аристотель, утверждали, что в мире всё взаимосвязано, так как всё общее господствует и повелевает над частным. Любая отдельность обязательно зависит от общей структуры мира. Таким образом, что само бытие и самостоятельность частного — иллюзия, которую необходимо преодолеть. Считается, что холизм архетипичен русской ментальности. Поэтому в нашей культуре он получил ряд новых уникальных определений, таких как «соборность», «общинность», «всеединство», «русская идея», «империя» и т.д., противостоящих западному индивидуализму. Именно из холистических воззрений следуют «русские» идеи о гармоничном соответствии микрокосма и макрокосма, примата общего над частным, доминирования общества/государства над человеком.

Как правило, холизм тесно связан с телеологией, учением, полагающим разумную целесообразность мира. В отличие от причинно-следственной связи, на которой настаивает наука, телеология пытается разглядеть за всеми событиями мира последовательность каких-либо целей, в конечном итоге стремящихся к достижению одной общей цели. Как правило, но не всегда, такой целью является Бог (Абсолют) или реализуемая им Идея. Природа, история и человек в этой конструкции вынуждены соответствовать устройству всего бытия. Из этого тезиса становится ясно, почему космисты толерантно воспринимали и Гегеля, и Маркса. Идеи этих мыслителей ложились на благодатную почву нашей традиции подозрения к частной свободе, примату социально-исторического детерминизма и веры в счастливое будущее человечества.

Для российской культуры гегельянство и марксизм задавали более-менее приемлемый понятийный горизонт мышления, но были чужды на уровне традиций и практики. Тезис о российском скепсисе по отношению к различным вариантам объективного идеализма может показаться излишне субъективным и противоречащим фактам. Ведь мы знаем, что после 1917 года Россия была первой в мире страной, чьей официальной идеологией был марксизм. Тем не менее, мы полагаем, что для культурной и интеллектуальной элиты России марксизм, с его европейским понятийным аппаратом, был лишь вовремя подвернувшимся способом модернизации. Именно об этой интерпретации марксизма писал Николай Бердяев в работе «Истоки и смысл русского коммунизма». Он полагал, что на самом деле, за языковой ширмой марксизма творилась иная история и продолжалась иная, более древняя и более русская, традиция, необходимым элементом которой был, в том числе, русский космизм. И западный философский дискурс это принципиальное различие всегда чувствовал.

Может быть, поэтому, а может быть, и нет, но среди профессоров философии считается, что относиться к русскому космизму критически, серьёзно, не полезно. Дело в том, что различные учения русского космизма, как правило, используют публицистический, художественный или даже мистический язык описания. В этой связи ошибочно считается, если к холизму, телеологии и идеализму добавить ещё два-три дополнительных понятия, такие, например, как «человек», «космос», «деятельность», — то их взаимная игра породит бесконечно дифференцированную совокупность «космизмов» в философии, религии, науке, искусстве. На наш взгляд, если бы это было истиной, то на выходе получились различные варианты философии Гегеля. Наша гипотеза как раз состоит в том, что русский космизм — уникальное философское учение, которое не сводится к гегельянству и прочим философемам исторического детерминизма. Специфика философии космизма не удерживается в этой строгой понятийной сетке и куда-то «испаряется». По всей видимости, для понятийного осмысления русского космизма ещё не пришло время.

Ещё одна особенность космистов в том, что его представители слабо «верили» в силу понятий. Скорее они исходили из некоего иррационального «зова», как сказал бы Шопенгауэр, воли Абсолюта, которая лишь нехотя излагается на языке понятий. В контексте космизма эта воля интерпретировалась либо как иррациональный проект будущего, либо как угроза и вызов безопасности человечества. Честно говоря, сложно представить кого-либо из авторов-космистов, которые философствовали бы спокойно и аргументировано, что называется, с учебником и утверждённым ректоратом планом лекций. Скорее для них подходит темперамент ницшеанского толка, когда теоретизирует оторванный от общества одиночка, пишущий харизматично, страстно и с почти полной уверенностью быть не понятым современниками. Поэтому, наверное, пока довольно трудно представить системное изложение идей русского космизма с академической кафедры.

В этой связи тема неакадемичности космизма, пожалуй, одна из самых принципиальных. На наш взгляд, понимание специфики космизма как философской школы невозможно без анализа мест его генезиса. Что удивительно, но космисты не были «профессиональными философами». Они не преподавали философию студентам. Не пытались получать научные звания и регалии. Чаще всего это были странные для современников отшельники и мечтатели, живущие вдалеке от внимания публики и борьбы за славу. Не менее поразительно, что в отличие от большинства западных философов почти все они относились к философии как способу жизни. То есть они жили так, как писали и верили. Уверен, что можно написать целую книгу о местах, где появлялись концепции русского космизма: провинциальные библиотеки и рабочие мастерские, эмигрантские кафе и камеры ГУЛАГа, сельские домишки и университетские курилки. Очень похоже, что именно интеллектуальная маргинальность, почти фанатичная любовь к делу своей жизни, социальная неустроенность и самоостракизм являются принципиальными чертами космистов.

В этом, скорее всего, проявляется антизападность философского подхода космистов. Гипотети­ческому адепту западной философии, пытающему­ся размышлять о русском космизме, остаётся только удивляться. Что это, собственно говоря, такое, эмпи­ризм или рационализм? Есть ли в его контексте диалектика субъекта и объекта? Мыслимо ли развитие этой школы и вообще, насколько возможна история русского космизма? Наконец, какова методология философии русского космизма и как верифицировать/фальсифицировать его заключения? На эти и многие другие вопросы у представителей космизма не то чтобы нет ответов. Для них характерна иная интуиция, которую они, чаще всего, и не пытаются философски понятийно прояснить. Они просто ставят в центр своего мышления человечество и постулируют его коллективную свободу за рамками истории (но не спешат расстраивать нас фактом, что эта свобода очерчена красными флажками онтологии!).

Поэтому особое место в философии русского космизма занимает антропология. По большому счёту, именно человек — главный предмет вопрошания этой школы. Если попытаться свести антропологическую проблематику к отдельной формуле, то она звучит так: природная эволюция человечества — частный случай радикальной духовной и космической эволюции.

Данный тезис есть некий третий путь схватывания человеческой природы, отличный как от религии, так и от фактов позитивной науки. Попробуем это показать. Для начала рассмотрим различие антропологических представлений религии и русского космизма в его мистических вариациях. Одновременно понимая, что в ряде текстов христианство и философия космизма переплетаются до смешения и дополнения друг друга, как в работах Фёдорова.

Религия настаивает на догмате совершенной природы человека, постоянной и неизменной, находящейся в сложных личностных отношениях с Богом. Каждый человек — уникальное бессмертное творение, способное к самостоятельному духовному развитию, целью которого является возвращение к первоисточнику. В контексте духовно-мистических учений целого ряда русских космистов, таких, например, как Елена Блаватская и Елена Рерих, вместо духовного возвращения — космическая эволюция. Человеческий дух тоже бессмертен, но общая траектория движения не назад, а вперёд, в процессе которой человечество радикально себя меняет. При этом духовная эволюция — результат трёх факторов: формирование личного духовного потенциала, рост коллективных знаний и драматическое влияние Космоса. Результат подобной духовной эволюции — превращение земного Человека в Богочеловека или Сверхчеловека.

Однако, как мы понимаем, футуро-мистическое мировоззрение космистов противоречит формулам философии религии и религиозных догматов, и при этом само может быть принято только на веру. Так как эмпирически зафиксировать собственные (индивидуальные) и коллективные трансформации, о которых писала Блаватская и её ученики, объективировать их, не представляется возможным.

Другой стороной антропологии космистов является вера в науку как базовый инструмент космической эволюции человечества. Подобные идеи характерны для Циолковского, Вернадского, Чижевского и многих других. Они полагали, что земная часть истории человечества рано или поздно должна остаться в прошлом, а будущее людей связано со звёздами. При этом их рассуждения носили вполне материалистический характер и сводились к тому, что ресурсы планеты Земля ограничены. Поэтому будущее человечество должно «сбежать» с неё к звёздам. В отличие от духовно-мистических учений отрицалось индивидуальное бессмертие человека, но верили или хотели верить в бессмертие человеческого вида.

Позитивная наука, в этом контексте, накапливая знания и улучшая жизнь людей, одновременно улучшает их природу. Как результат научно-технического развития, человек становится сильнее, умнее и моральнее.

Сегодня этот сциентистский оптимизм космистов если не разрушается, то уж точно не всегда подтверждается фактами. Разве не делает наука человечество в целом более хрупким? Сложная техника порождает сложнейшие проблемы, которые со временем могут превратиться в неразрешимые. Тема «технологического апокалипсиса», наверное, составляет тысячи футурологических сценариев и книг. А современное гуманитарное мышление уже давно видит в науке — технологии «двойного назначения», склонные и к добру, и к злу одновременно. В этом ряду — и термоядерное оружие, и комплекс экологических катастроф, и распространение техногенных заболеваний, и безудержный рост потребления, и растущая инфраструктурная зависимость. Да и весь наш исторический опыт разве не говорит о том, что рост науки и знания не сказывается на улучшении природы человека? Напротив, рост мощи человечества увеличивает количество зла, как об этом правильно писал Ницше, и что подтвердила печальная история XX века с его «фашизмами», «сталинизмами» и «исламизмами».

Анализируя антропологическую проблематику русского космизма, отметим, несмотря на то, что идеи космистов частью не доказуемы, а частью опровергнуты практикой, но их гуманистический и творческий потенциал актуален до сих пор. Он служит стимулом и надеждой для многих сотен миллионов людей. В конце концов, главное призвание любой философии в том, чтобы люди не забывали об удивлении и мечте, пусть и весьма отдалённой. К тому же, мы видим, что мечты космистов понемногу начинают сбываться: человечество вырвалось в космос, расшифровало геном человека, придумало умные машины, которые в миллиарды раз быстрее, чем человек, обрабатывают информацию. Кто знает, быть может, тот мир и тот новый человек, о котором грезили космисты, уже на пороге?

Завершая наш короткий разговор о русском космизме, отметим, что Россия XXI века настойчиво ищет свою национальную, культурную и философ­скую идентичность. Этот поиск начался очень давно и неизвестно, закончится ли он вообще. Ясно одно, русский космизм, и как философская школа, и как одно из уникальных проявлений мировой культуры, будет жить и развиваться.

Александр Русских

О безграничной Вселенной

— Когда у людей что-то не ладится в обычной жизни, они начинают обращаться к звёздам.

— В космосе существует закон свободной воли, и пока что-то не угрожает гибели генотипа, геновида в целом — космос не вмешивается.

— Когда человек утрачивает свою связь со звёздами, утрачивает свою связь с Солнцем и Луной, он теряет своё и духовное, и душевное начало, и, что страшнее всего, космическое и космологическое начало.

— Первый закон Вселенной: «Помогай каждому, кому только можешь помочь, если это не сбивает тебя со своего собственного пути». Но обязательно нужно выдерживать равновесие и иметь чувство меры: если ты всё-всё отдашь и себе ничего не оставишь для продвижения, ты никому не будешь нужен.

— В данный момент происходит великий процесс эпохальной смены, расовой смены. И по расовому плану то человечество, которое мы наблюдаем сейчас, начинает преображаться, замещаться.

Оставляя современную оболочку, внутреннее существо человека меняется. Всё больше и больше внимания он обращает к сферам энергии, к сферам информации и в конечном итоге начинает выстраивать себя на дорогу Млечного Пути.

— Человеческий разум напрямую зависит от звёзд, и, как только существо задумывается о вечности, естественно, звёзды идут к нему навстречу.

— Сейчас очень большая категория эволюционирующего сознания направлена на соединение космического начала, космического сознания с самыми простыми клеточками тела, с простыми обитателями Земли, вплоть до листочков растений и микроэлементов.

Становится вполне очевидным, что всё везде взаимосвязано, поэтому от циклов Солнца, от циклов звёзд, от циклов планет зависит цикл жизни человеческой.

— До прикосновения к вечности каждый должен осознать, что же такое бесконечность: когда нет конца и быть не может, поскольку начала тоже нет.

— Если сказать человеку, что он состоит из звёзд, то это будет правда. Если сказать, что звезда состоит из людей, то это тоже будет правда. Если мы скажем, что Земля состоит из людей, и это будет правда. Если мы скажем, что люди состоят из Земли, это тоже будет правда.

— Вы, конечно, прекрасно помните революцию в сознании, которая проходила между двумя учёными, между двумя системами мировоззрения. Имена этих учёных вам знакомы — Птолемей и Коперник.

Итак, две системы: система Птолемея и система Коперника. Коперник сделал переворот и, казалось бы, сделал очень просто. Он прошёл расстояние от Земли до Солнца.

Система Птолемея была очень сложная — система хрустальных сфер. Потому что объяснить движение всех планет было просто невозможно. Каждая планетка делала какую-то петлю на небе.

И если Землю оставить в центре, то представьте, какое нужно было делать движение каждой планете, какое нужно было делать движение Солнцу. И в конечном итоге, все запутались окончательно.

Но религия стояла на своём, религия уничтожала каждого, кто имел смелость сказать, что Солнце выше Земли. Религия эгоцентрична, она всегда говорит: «Конечно, мы — самое главное».

— Когда люди познавали первооснову мира, вспомните, первые знания о Земле были: Земля — пуп, стоит на трёх китах, остальные звёзды вокруг просто «понатыканы», чтобы Земле скучно не было по ночам.

Дальше, по мере развития человеческого знания, когда стало понятно, что Земля всё-таки шар, тогда сказали: «Земля — самое главное, остальные планеты вокруг неё крутятся!». Так была создана геоцентрическая система мира, то есть «я важный, остальные все — Солнце, планеты — крутятся вокруг меня».

И когда впервые была дана гелиоцентрическая система мира, за эту систему её создатель был сожжён на костре инквизиции как еретик.

Но, благо, нашёлся ум у человечества, и стали понимать, что гелиоцентрическая система мира гораздо надёжнее. Тогда человечество центр мира поместило на Солнце.

Представляете, какой скачок в эволюции людей! Всё-таки не Земля центр, а есть ещё какая-то звезда, которая, спасибо ей, даёт нам энергию. Признали.

Остальные планеты не признавали никак. Человечество продолжает развиваться. И вдруг оказывается, что наше солнышко — рядовой «жёлтый карлик» класса G2. Представляете, какое потрясение! Наше Солнце такое главное, важное и вдруг — карлик!

Дальше стали наблюдать Галактику. И что же оказалось? Оказывается, наше Солнце находится на краю Галактики, и звёзд вокруг «тьма тьмущая». Среди них есть и красные гиганты, и голубые гиганты, и новые, и сверхновые, и квазары, и пульсары, и нейтронные звёзды, и чего только нет. А наше солнышко — самая рядовая звезда.

Но тут произошло следующее событие: когда стали искать звезду, похожую на Солнце, один к одному, оказалось, не так-то их и много, так как все звёзды, также как и все люди, разные. В каждой звезде есть что-то своё.

Представляете, какой был скачок! А потом вдруг увидели, что и Галактика-то не одна. Отнаблюдали Туманность Андромеды, обрадовались: «Мы всё равно большие, мы Галактика».

После этого посмотрели в созвездие Девы и увидели там скопление галактик: сразу двадцать галактик жили себе и радовались. Снова сдвиг сознания. Оказывается, опять наша Галактика совсем не главная, а рядовая среди других галактик.

Более того, есть вторая галактика — Туманность Андромеды, с которой мы постоянно обмениваемся энергией. А руководит этими парными галактиками Галактика Треугольника. Опять прошло прозрение человечества.

Когда-то Млечный Путь нам казался хребтом мироздания. И вдруг мы обнаружили, что есть скопления галактик. Тут мы вообще приуныли. Опять мы рядовые.

Итак, мы вышли на уровень метагалактики. А что дальше? Скопления метагалактик. А дальше — бесконечная система мироздания.

И вот это-то оказалось самым сложным для человеческого сознания, человек привык к конечности.

— Мир устойчивый, разработанный высшим разумом, существует в своей неповторимости, и когда ты в нём появляешься, ты пытаешься поменять мир. Но на самом деле ты можешь поменять только своё отношение к миру, или самого себя, или таких же, как ты.

— Любая замкнутая система обречена на бессилие, вырождение, самопоедание. Для процветания любой формации включается время, дающее право на обновление.

О деньгах

— Я предлагаю посмотреть на деньги со стороны времени.

В конечном итоге, эквивалентом всему и всем, что должно стоять под этими бумажками, является время — время, которое затрачивается на производство или на уплотнение из пространства и наполнение энергией того или иного объекта и субъекта. И каждое вещество, и каждое существо стоит ровно столько, сколько на него затратили времени.

Возьмём высшее образование. Почему специалист с высшим образованием стоит дороже, чем специалист со средним образованием или вообще без образования? Потому что на него затрачено большее количество времени.

То есть всё дело во времени. Если вы затратили на что-то максимум своего времени, оно для вас очень дорого и должно стоить дороже для всех остальных людей, которые оказались рядом с вами.

Значит, основной эквивалент, которым есть смысл обмениваться и который можно подложить под что угодно: под бумажки, под жемчуг, под бриллианты и различные ценные бумаги — это время.

— Когда у русского человека много денег, он почему-то пытается от них освободиться как можно скорее, именно русский человек. На самом деле деньги Россию просто обожают. А вот Россия деньги на дух не выносит.

– Деньги стали всеобщим эквивалентом и благодаря им можно получать от этого мира подготовленное другими людьми. Благодаря деньгам мы становимся полезны друг другу. Так выражается обмен.

— Человек, явившись на планету Земля, начинает подбирать разные эквиваленты, называет это словом «деньги», в котором присутствует «день».

День у каждого разный. У кого-то день ясный, у кого-то день хмурый — разные тучи, разные молнии могут сверкать.

Нужно знать единственное: чем выше ваш разум и шире интеллект, тем с большей радостью планета предлагает свой эквивалент, который выводит то в виде ценного металла, то в виде ценных камней, то в виде ценностей большей или меньшей плотности.

— Всё продаётся и всё покупается, кроме чувств, но чувства развиваются за деньги. Всё продаётся и покупается, кроме понятий, но понятия объясняются за деньги.

— На данный момент мы имеем обмен через бумаги, за которыми спрятаны гарантии. Самые ценные бумаги на Земле отображаются водяными знаками. Деньги печатают на определённой бумаге, которая напрямую связана с водой.

Человек пришёл из реки времени. На Земле он отображается водой. Кому-то уготовано плыть в денежной реке, кому-то — в ней утонуть. Кому-то — быть над денежной рекой и с удовольствием наблюдать, как деньги сами порождают деньги, как они переходят от одного существа к другому.

Прежде чем приблизиться к денежному водовороту, создайте пустоту. Человек отрабатывает на Земле пустоту, и именно в эту пустоту польются денежные потоки.

— Каждый человек связан с процессами обмена. Обменным эквивалентом являются деньги.

Деньги концентрируются вокруг человека, деньги перемещаются через человека, деньги перетекают от человека к человеку. Деньги складываются в банки и хранятся между людьми, определёнными людьми, которые с них получают деньги.

Деньги концентрируются в резервуар и затем из него распространяются. Что-то типа лейки: сверху идёт загрузка деньгами, а снизу идут струйки, на которые деньги тратятся.

— Деньги в каждой стране текут по-разному. Есть одна общемировая денежная река, но затем, переходя на национальную валюту, она растекается.

Представьте себе некий перетекающий круг. И из него выходят разные-разные каналы во все страны. И затем эти каналы между собой снова могут пересекаться.

Денежная сеть напоминает кровеносную систему в теле человека, когда есть вены и артерии: артерии — дающие микроэлементы, а вены — выносящие микроэлементы. И чем быстрее обмен идёт в тканях, тем, с одной стороны, организм здоровее, моложе и крепче, с другой стороны, эту работу, качество работы, нужно сохранять, и если её убрать, то организм очень быстро постареет.

Привыкший к быстрому обмену на медленном обмене получит огромное количество метаболистических веществ, которые нужно будет срочно удалять.

Удаление умерших денег происходит иногда в масштабах страны, иногда в группах людей или в мировых масштабах. Это те неиспользованные запасы, которые жалко было из себя выбросить вовремя, и они стали загнивать.

— Деньги — это просто бумага, это просто цифры, через которые человечество договорилось меняться предметами, меняться услугами, меняться необходимыми для жизни качествами. При этом сам эквивалент обмена под собой должен всегда что-то иметь. И конечно, это «что-то» должно быть очень длительно сохранным, оно не должно быть портящимся.

Поэтому эквивалентом могут служить, например, драгоценные камни, драгоценные металлы — лишь бы это не портилось и в течение длительного времени сохраняло свою устойчивость.

Сначала эквивалентом становится жёлтое золото, потом эквивалентом становится чёрное золото, или нефть, и доллары. То есть эквивалент возникает всегда из пространства.

— Богатство в свете и богатство в мире — абсолютно разные богатства, которые слабо регулируются количеством денег.

Да, вы прикасаетесь к большому количеству золотых запасов, да, вы прикасаетесь к огромному количеству драгоценных камней, да, перед вами открывают двери все музеи и открываются все замки — всё это есть.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.