электронная
108
печатная A5
277
12+
Разбуди удачу

Бесплатный фрагмент - Разбуди удачу

Рассказы психолога

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-8243-7
электронная
от 108
печатная A5
от 277

Профессия для удач! Или Сказочная профессия!

Ну, что за профессия — психолог? Сиди себе, вопросики задавай, советы раздавай. А какие советы? А такие, на которые ты и без них знаешь ответы. Приходит она, такая, к психологу. Говорит: «А у меня проблема с молодым человеком», а психолог ей: «Ну, я вам посоветую решить проблему!». Нормально посоветовала, да? А то б она без нее не знала, что надо решить проблему. Ты ей скажи, как решить! Она потому к тебе и пришла, что не знает, как!

Вы улыбнулись? Да, это расхожее мнение о работе психолога.

Но я, слава богу, не настоящий психолог, а практический. То есть из практики работы учителем, директором школы стала им. Потому что школа — это как государство, причем, еще и иностранные дела надо уметь вести, а иностранцы — это кто, как думаете? А родители! Потому что каждый родитель считает, что есть правила, которые у него в голове, в его семье — а это уже мини государство, типа, Люксембурги такие, много их, оказывается. И он, родитель, имеет право диктовать школе, как надо учить, как разговаривать и т. д. Я шучу, не волнуйтесь, уважаемые родители. Вот потому я практический психолог, что знаю, как же много мини государств вне школы и надо уметь всех понимать и со всеми ладить. Дипломатом, в общем, быть.

Но есть еще и жители нашей школьной страны, ученики. Для которых мы не только уроки строим, мы еще и сами с ними сажаем деревца, ночуем в палатках во время походов, сами поем вместе с ними на праздниках. В общем, становимся иногда не только главами классов и предметов, но и этими самими детьми. Психология — гибкая для нас вещь.

А есть еще ООН. Это типа гороно, а то и Министерство. Сами ничего не делают, но резолюции присылают регулярно. Правда, еще и с санкциями в виде бумаг, которые учителям уже дышать спокойно не дают. А что им делать, в этом ООН? Зарплату же надо оправдывать хоть на 2 процента. Вот и разрабатывают всякие постановления: дать отчет о том, сколько мальчиков сопливело в первой половине дня, а сколько во второй. Шутка, конечно, но похоже. Потому — на каждый чих надо отчет написать.

Это вступление. Надеюсь, веселое.

А на деле — на деле я освоила милтоновскую методику. Что это? Это речь, господа. Просто речь! Когда говорю вдохновенно, а еще и мысли, которые вас зажигают — я что делаю? Я делаю вашу жизнь. Потому что этой мыслью вы кого-то будете зажигать, вы можете профессию избрать благодаря моей мысли и ассоциации с ней — для вас полезной — и тому подобное.

Но не волнуйтесь. Такие же влияния на нас всех оказывает речь из кинофильмов, поведение их героев влияет, все этим занимаются — друг на друга влияют, мы можем подражать, даже так же говорить.

Доказать?

Я посмотрела какой-то канал, стендап. Как я начала свою статью? Похоже на стендап?

Похоже! Почему? Потому что энергию подхватила, благо, приятну, — и выдала вам в этом же духе.

Милтоновские методы — это методы влияния речью.

В чем суть? В говорильне — объясняю я народу. Говорю о погоде, но о хорошей, говорю о политике, но о хорошей. Это примерно, так. А почему ж успехи-то? А потому, что думаю об успехах человеков. Говорю о погоде хорошей, а в голове — успехи хорошие. А еще. Речь-то моя — в позитивной, веселой энергетике, а это, как известно, человеку нравится, это подсознательно и принимается им! А позитив- это целый комплекс. И настроения, и веры, и уверенности, и примеров, которые сами в голове появляются — и только позитивные в голову идут.

Хотите верьте, хотите нет.

А иногда использую сказочки. Коротенькие сказочки. Вспомнила, как на днях сочинила сказочку одному человеку. Спросил, как бы доходы увеличить. Народу везет, у кого такое же дело, а ему не очень. Ну, на ходу придумалась сказочка. Дам ее тут вам.

Пришел Ежик к Медведю. Совета спрашивает: «Миш, почему я собираю грибочки, а все время попадаются только ножки от грибочков, словно кто-то раньше меня из ежиков уже тут побывал, шляпки взял, а мне только ножки достаются. Я даже говорю им: «Грибочки, попадитесь, хорошие, хорошими», а они все равно только ножками попадаются. Миша ему и говорит: «А ты, Ежик, как встань, как крикни: «Я старый мудрый серый волк, я в поросятах знаю толк!» и будут тебе самые наилучшие грибочки попадаться, да целыми семьями большими». Ежик посмотрел с недоумением на Мишку, повертел бы у виска пальчиком, да побоялся: Мишка все-таки. Решил, что Мишка пошутил, не знает, что посоветовать. Но, уже пока шел от Мишки — насобирал целую кучу замечательных грибов, с шляпками! Как специально его только и ждали. И с тех пор стали попадаться Ежику только самые хорошие грибочки, помногу. Радостен и доволен. Решил, что шутка Мишки оказалась сказанной в добрый час!

Вот примерно такие сказочки. Понравилась? Человеку тоже повезло сразу же в чем-то хорошем, несколько раз уже повезло! Можно сказать, системой становится!

А еще — кураж!

А еще воспоминания о чем-то классном, что было в жизни. Это, не поверите, так полезно! Это даже лечит и молодость возвращает. Влияет, одним словом.

Еще сказочку? Ну, про что? Про ежика понравилась? Про ежиков всем нравятся.

Тогда еще одну. На счастье дам.

«Как мне бы отношения наладить, чтобы все ладно да складно у нас было, дружно и мило!» — идет и вслух рассуждает Ежик. «И так перед ежиком, и так, а все как-то не так, чтобы так.» Мишка из-за куста: «Ежик, а ты попрыгай и станцуй — и станет ладно и мило у вас между собой во всем. Слышишь — во всем! Прыгать умеешь?» Ежик не поверил, но жизнь наладилась, милые слова слышит, спешат друг к другу всегда, потому что тянет их друг к другу, как на грибочки. «А ведь попрыгать даже не начинал — только еще учился этому!» — думает Ежик.

А когда с любовью рассказывается о детях — как вы думаете, что получают от этого люди?

Чувство умиления — скажете вы. А если озарения — скажу вам я? Можно же озариться солнышком или свежим душем — иногда они как скажут — так как окатят наши умы свежим и бодрящим! Но — главное — удачи нам от них идут — ибо в такой позитив сердца вводят! Сердца смеются! И, как говорил великий Тесла — все начинает резонировать — теми же волнами, теми же энергиями!

Вот такая профессия — для удач! Если хотите, конечно, их себе в большом количестве, бесконечном и разнообразном! Впрочем, что ж это я заигрываю: кто же не хочет-то такого! И какое же это счастье — радоваться успехам и счастью, которые поступили от тебя, твоего куража, которым, как волосами, играет ветер моих идей!

Кстати, на что я намекнула в стендапе? Берегите здоровье детей! А где и в каких строчках — догадайтесь сами. И моя вам улыбочка за это!

Утерли ли мы нос американцу?

В память о любимом юмористе и просветителе Михаиле Задорнове.

Это реальная история, правда, рассказ будет на тему, скорее, о… Задорнове… Или… даже смешно, но это, кажется, именно так — о русских и американцах… Я бы сказала еще так: «вопрос о национальных особенностях» … Но, впрочем, просто читайте. Эта история произошла со мной…

Познакомилась я как-то с одним американцем. Впрочем, он не то, чтобы совсем американец, он, в общем-то, русский, но лет 15 назад сбежал в Америку, хорошо там обустроился, здорово разбогател: особняк, шикарные машины для жены и себя самого, фирма своя по продаже недвижимости… Короче, молодец! Но то ли защекотало его желание чего-то нового, то ли еще что-то… По правде сказать? А по правде — когда жена захотела еще больше денег, он решил, что пора сбежать. Подробнее сказать не могу. Почти, как в сказке «Про рыбака и рыбку», но наш товарищ оказался мудрее старика. Пушкин вовремя научил, наверное. Спас.

Короче, он снова в Москве, и снова успешен, у него и здесь своя фирма по недвижимости, а квартира на Садовом кольце, причем, двухэтажная: он купил часть подвала и сделал там финскую баньку. В общем, класс! Но вот что интересно: гложет его Задорнов… Ну, покоя ему не дает задорновское «непонимание» американцев! А надо сказать, что мужик он интересный, свой, в общем-то. При всем богатстве и уме, успешности и умении запросто осуществлять задуманное, он, я бы сказала, доброжелателен и прост. Это плюс ко всем его элитным чертам умения делать дело смело… Кстати, а мечтает он еще и о каком-то собственном проекте на телевидении, проект показывал, как и письмо Познеру, у него дом по соседству с ним в Америке… Проект — что-то и типа Познеровских. Правда, я про себя думаю: хватит с нас одного Познера.

Но продолжу. Я ухохатывалась, слушая его рассказ о том, как он всю ночь пил «по телефону» с какой-то бывшей институтской подругой, а закончил он когда-то наш МАИ, «чокались» время от времени о трубку телефона, в общем, кореша, все по-свойски… Болтали о прошлом, всяких студенческих приключениях, не преминул он и хвастануть, конечно, тем, какие успехи у него, как тунца ловил на яхте, как жене белый «Мерседес» подогнал прямо к дому. Вот такие подарочки делать умеет.

Институтская подруга тоже не лихом шита, но хвасталась, как поведал американец, в основном, тем, как умеет анекдоты рассказывать, что и делала. А «чокались» они по поводу и без повода за каждое «О, вспомнил!» и каждый анекдот, которые сыпались из подруги, как из рога изобилия. На этом месте я запереживала. Зная наших, подумала, что так американец может и спиться. Была б я с ними, сказала бы: «Мечите пореже!» Но меня не было, а американец жив. Подруга- я уверена, что жива: наши просто так не сдаются. Вернее, наши от этого — не сдаются, хотя и вообще- не сдаются.

Так вот, этот самый что ни на есть наш, свойский, был в совершенном гневе от Задорнова, критикующего американцев. Ну, никак он не мог понять, как это Задорнов смеет критиковать тех самых американцев, которые «Вот посмотри: вот эту полиэтиленовую пленку на продукты придумали американцы… Ну, ведь не русские же, — говорил он мне, указывая на какую-то машинку с рулоном пленки, — а американцы… Потому что умные!» — так буквально злился американец…

Думаю, что Михаил Задорнов, услышь он это, весь зал бы на час ухохотал… И я даже знаю, чем… Я же буквально ополоумела от этой фразы, и единственное, что пришло на ум, это произнести: «Да, действительно, в то время, когда наши космические корабли, ну, просто так себе бороздят просторы Вселенной, американцы вон до чего додумались!»

Нет, Задорнов ему не давал покоя, он даже покраснел от гнева на него. К слову сказать, я думала, что Задорнов для красивого словца говорит о том, как его не любят американцы… Ан, нет, наверно, правда зацепил… задорно так… И при всем при этом, этот самый мой американец (по имени, кстати, Володя) утверждал, даже убеждал, что он в корне самый что ни на есть русский…

И показал он мне, видимо, чтоб снять как-то свой гнев, или для разрядки, а может, еще для чего или чтобы просто показать интересное, чего я, само собой, видеть не могла — видеокассету их семейно -дружески — соседского путешествия, тур — сафари. Ну, видели, наверно, как на машине среди живущих львов и буйволов медленно движется авто…

Все почти, простите, описываются от страха и молчат, все время молчат… Но зато адреналин — на всю оставшуюся жизнь… По-моему, Володя ждал потрясенной реакции: не случайно же он, кстати, вставил словцо, что за каждого заплатил по 3 тысячи долларов.

Моя же реакция и впрямь оказалась… — непредсказуемой… даже для себя самой…

Я, наверное, чтоб как-то поддержать разговор о запоминающемся отдыхе, рассказала ему сначала о том, как когда-то, еще в молодые годы, я на свои первые отпускные (а работала я на Крайнем Севере, поэтому и отпуск был большой, и отпускные хорошие) поехала с братом, только вернувшемся из Армии, на море, в Геленджик…

Ну, …о том, как мы с ним с утра до ночи буквально кувыркались в море, интересно, но не настолько, как будет потом! Как бы сказал Задоронов? Впрочем, по порядку.

Интересно, конечно, но не так, чтобы уж очень, и то, как ежедневно каждый вечер ходили потанцевать, а утанцовывались до того, что цвет моего платья на спине обычно к концу тусовки менял цвет на гораздо более темный, по понятным вам причинам.

Думаю, что не так, чтобы очень уж, хотя!…интересно и то, что где-то к середине нашего пребывания в Геленджике компания из нас двоих обросла, так сказать, человек до пятнадцати. А однажды мы спускались по канату по отвесной скале, чтоб посидеть этой самой компанией на самом берегу у костра, попеть песни под гитару и искупаться в теплом море.

Но история о том, как раззадоривало душу желание взобраться на вершину гор, обрамляющих залив с материка, — вот тут «приготовились!», " готовы»? Это интересно! Ну, не могли мы без этого быть полностью довольными, мы хотели, нет, мы все время хотели и, наконец, решили это сделать! И сделали.

Правда, время для подъема в горы выбрали, как на душу легло, — часов восемь вечера, а может, и позже. В общем, вечерело, как говорит Задорнов, но заметили мы это где-то к середине нашего подъема, а отступать — не в правилах русских, ведь так?

Поперлись дальше. Восторг присутствия среди неба на самой вершине (а там, кстати, площадка оказалась, я-то боялась, что мы свалимся — туда, так и представляла «кувырк», а на той стороне Сочи. Там, кстати, не Сочи? — так вот, а там — просто горная плоскость на вершине. На этом месте сделаю паузу и спрошу: «Что, заморочила своими речевыми оборотами? Это я умею!») — неописуем! Восторг неописуем. Мы — темень — изумленное молчание соседствующих вершин — и распростертый в огнях город! И темень моря угадывается до угадываемого горизонта. Вот такая вот красота! Что дает это человеку — не знаю, но в душе это навсегда!.. Но романтике надо было закончиться…

То есть… или тут встречать рассвет… или, дабы не превращать романтику впечатления в банальное уныние, лучше вовремя уйти. Что мы и сделали. Спуск оказался крут. Да, стоит заметить, что я была на «платформе», на итальянской платформе, босоножки такие, в общем.

Кое-где спускались задом, кое-где неслись на заде (жаль, не догадались взять с собой фанерку, тогда б неслись, грохоча по камням, как индейцы, с криками, типа «Смерть бледнолицым!» или, в лучшем случае «Эхо-хо!»), всё время держась порой за колючки и боясь почему-то змей. Туда — мы не боялись ничего.

Часам к двум ночи на пути оказался ресторан «Горный воздух», мы, правда, и удерживали путь слегка наискосок, чтобы туда и попасть, потому что хотелось же еще и потанцевать. А был он, этот ресторан, сооружен где-то примерно на высоте в полгоры. Вот ведь придумали (кстати для нас)!

Короче, устроили мы настоящую «укатайку» многим, еще изрядно «недоперепившим», то ли столь поздним на «полгоре» появлением (это они еще не догадывались, откуда мы шли! Они-то думали, что эти двое, то есть мы, приперлись в кабак за пятнадцать минут до закрытия, как все люди — снизу. Щаз! Эти двое спустились с гор! А они все — счастливые свидетели случая из серии один на миллион), то ли своим видом: руки поцарапаны, колени окровавлены, — подумали, наверно, что на «бровях» сюда карабкались.

Ага! Как бы не так — в четком уме и ясном здравии, неслись сверху вниз, да еще и чаще задом наперед! И встреться нам в тот момент …не помню, кто, точно бы в прессе прозвучала сенсационная новость, что в горах ночью замечены два снежных человека. А будь они чуть трезвее и не имей я при себе всегда яркой перламутровой помады и французской туши для ресниц, коей сразу стала соблазнять обалдевших мужчин (ну, не коленками ж было их соблазнять, ободранными) — кто знает, так ли бы они хохотали.

Один из них спросил меня вкрадчиво, вальсируя моим уже натренированным телом:

— А что, внизу все заведения закрыли?

На что я непосредственно так:

— Не знаю, мы сверху спустились!

Надо было видеть его лицо! Он, наверное, до сих пор загадку разгадывает, не инопланетяне ли мы.

А, что «взлохмачены», так то «с устатку».

Хоть и приперлись мы за минут пятнадцать до закрытия «Горного воздуха», однако натанцеваться всё равно успели.

Чуть поддали — и путь совсем вниз оказался значительно легче. К тому ж, мы уже опытные скалолазы!

Да и главное — в победном чувстве. Мы победили! И на высоте! Вот так! И, как говорят в мудром народе, наш пострел везде поспел! Случается же иногда со всеми, что все желаемое осуществляется. И накупались, и в горы сходили, и натанцевались, и насоблазнялись. И душенька довольна, ну, просто очень довольна!

— Скажи, здорово я им понравилась? — спросила я брата, когда уже дотопали домой и я, укладываясь, наконец-то, спать, все же еще раз крутанулась перед зеркалом.

— Как хорошо, что косметичка всегда со мной, а в ней моя новая перламутровая помада и французская тушь для ресниц. Вот что делает волшебная косметика!

Брат почему-то сильно удивленно посмотрел на меня и сказал:

— Не знаю, не знаю, как насчет помады и туши, по-моему, они были чем-то другим, явно, сражены.

Но оставим этот вопрос, мужчина и есть мужчина! Ему не понять волшебной роли косметики. Мышление не то! А молодец я, что всегда таскаю с собой сумочку с косметичкой, скажите! И что в гору взяла с собой! Ух, какая я молодец!

Рассказ об этом приключении возродил еще одно воспоминание о поездке в Геленджик. Произошло это значительно позже, когда уж и семьи были, и дети в школу ходили. Умолчать я не могла, поэтому затараторила.

Отдыхали мы пару дней под Белгородом, в Масловой Пристани, где место просто уникальное — и море (искусственное, правда), и сосновый бор, и белые горы. Приехали мы туда на машине, к свекрови в гости. Моя семья — муж, сын, дочь и я. И подруга моя. Сын приболел, поэтому купаться не ходил, мы же отдыхали с наслаждением. Однако у каждого было намечено свое.

Подруга хотела в Геленджик, у нее там сын отдыхал в пионерлагере, мой сын, хоть и слегка болел, хотел просто в парикмахерскую, муж мой хотел туда, куда захочу я, но все-таки в душе держал рыбалку, а дочь всегда хотела на море. Я из ревности к подруге (иногда попадает шлея под хвост) хотела, как утверждала, к папе, в Орел. Так и выехали из Белгорода все неизвестно, собственно, куда (багажник предварительно загрузив до упора соленьями и вареньями).

Доехали почти до Россоши, откуда или наверх в Орел, или вниз, к морю, а вопрос так и не решен. Но тут приспичило нам с подругой выйти в подсолнухи. Только, извините, примостились рядышком, как из-за кустов — восхищенные мужские голоса: «Какие красивые попы!» Оказались два тракториста, неподалеку отдыхали (или тоже по делу). Нас как ветром сдуло! Зато комплимент нас примирил. Поэтому вопрос о море открытым голосованием был решен позитивно.

Прикупили мы, девочки, себе пива, детям семечек и фруктов — и вперед, вниз, к морю. Сын в дороге всю ночь спал, он так выздоравливал. Все остальные глаз не сомкнули, потому что лучшее наслаждение — чувство движения, напряжения, легкой музыки, меняющихся пейзажей (пусть даже ночных), остановок в придорожных кафешках, меняющейся мягкости и теплоты воздуха.

В общем, чудо! Класс! А мысль о том, что через три дня нам надо быть в Москве, нас изначально не смущала.

Где-то в 6 утра сын открывает глаза и произносит: «О! Парикмахерская!» Смех стал лучшим лекарством от начинающегося утомления. Действительно, парикмахерская. Краснодар. 6 утра. И легкий рассвет. Правда, решили не тормозить, сын уговорился логическим доводом, что радость быть в очереди первыми не перекроет томительности ожидания… Поехали дальше…

8.30 утра. Море. Геленджик…. Погода, как видно, в то лето стояла жаркая… Температура воды свидетельствовала именно об этом… Толстый мыс… Сосны, что у пансионата «Полярная звезда». Под соснами наша машина, а мы все и уже надолго в теплой прозрачной синей воде. Камни и водоросли на дне видны до извилин и пятнышек. Выйти невозможно из-за «не хочу». Пришел Никита, сын подруги… Компания увеличилась…

Потом строили съезд на «пузе» в воду из плоских камней… Потом наш съезд кто-то занял, я разозлилась, а муж сказал: «Не переживай, построим новый» …Так мы, кстати, познакомились с соседями по загоранию: всем захотелось строить. Съезд вышел многоканальный, очень хороший, шансы к всеобщей радости и веселию возросли многократно…

И так практически весь день, за исключением пары часов цыганского табора в состоянии сна… И снова все сначала. До вечера.

Вопрос о ночевке (мы-то приехали всего на ночь) решался тоже голосованием (на этот раз тайным. Интересно, почему?) В принципе, заночевать можно было и под соснами, в спальных мешках, которые перемежались с трехлитровыми банками в багажнике, и которые, кстати, всегда при нас. Но тяга к комфорту вдруг возобладала над всем. Решили проситься на ночлег к Ане, нашей давнишней хозяйке, хоть во двор, в тех же спальных мешках.

Приехали. Пообнимались. И убедились, что мест нет. Правда, я придумала — на полу в бильярдной, опять же романтика — второй этаж, винтовая лестница снаружи, вид на море, плюс-таки, запах моря… Туда, кстати, подругу и поселили. А нам, как почетным гостям, отдали на ночь свою спальню.

Вот так. Следующий день мы снова были в море, а к вечеру отправились в обратный путь, правда, уже без подруги. Ей так приглянулась бильярдная, что она решила остаться, а может, кто из отдыхающих приглянулся… Как выяснилось позже, пока мы чинно спали в спальне, она пила с кем-то пиво и хохотала без нас почти до утра…

А в парикмахерскую сын сходил сразу по приезде в Орел, где мы тоже задержались на денек и где муж, кстати, сходил на рыбалку… И у того, и у другого все — ну, о-очень удачно! Вот так, подчас, неожиданно сбываются желанья всех. И в общем-то, легко, и с удовольствием для всех, и с попутным настроением для встречных. И на работу мы успели. (авт. ремарка. Предположительно — немая сцена… — Почему хохот?)

«Я бы так, наверно, не смог!» — странно задумчиво произнес мой американец и замолчал надолго, впав в прострацию… Но что-то осенило его…

Глаза блестели озаренно… Открылось, что ли, понимание… Мне кажется, он думал о Задорнове… И я, кстати, тоже… Искала ответ… о Задорнове… и о совместимости чего-то с чем-то. Кто он, просто счастливый?.. Или смог?.. Или поймал везение?.. Или развил?.. Или сохранил и удержал?.. Сам себе властелин?.. Зажигалка?… Я почему-то «испытываю неподдельную гордость» за него….и хочу испытать, кажется, полезное чувство зависти: как же это ему удается совместить …и задор, и молодость, и успешность, и везение, и юмор по жизни… А может, просто любил с кем-то пить… кофе…, когда хотелось… Расслаблялся!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 277