электронная
90
печатная A5
379
18+
Разбивая мечты

Бесплатный фрагмент - Разбивая мечты

Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1187-9
электронная
от 90
печатная A5
от 379

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Все персонажи вымышлены,

все совпадения с реальными личностями абсолютно случайны!

Глава 1

Я не могла больше находиться в своём родном городе и в этой стране. Призраки прошлого преследуют меня повсюду. Мне нужно сбежать, пока я не свихнулась. Я довольно сильный человек, но видимо не достаточно, для того, чтобы бороться со своими страхами на их территории. Моя прошлая жизнь была сущим адом. Родные и близкие не в курсе того, что происходило со мной, когда я была в браке. И я ни за что на свете не собираюсь об этом рассказывать ни одной живой душе. Я боюсь осуждения, отчуждения и непринятия.

Я боролась с собой очень долгое время, и у меня прекрасно получалось избавиться от воспоминаний, но в России всё напоминает о том, что происходило, поэтому побег — лучшее решение.

Сейчас я стою в аэропорту Шереметьево, сжимая в руке билет до Лос-Анджелеса. Безумие какое-то! Родители и друзья так и не поняли, какого чёрта я там забыла. Но решение уже принято и они не стали меня переубеждать. Сославшись на скучную и однообразную жизнь, покидаю страну.

Два года я изучала английский язык, ещё не зная, зачем мне это нужно. Мне просто было необходимо чем-то занять свободное время, чтобы не сойти с ума. Но сейчас это пришлось как нельзя кстати. Три месяца ушло на поиски того, как можно заработать в Америке… денег у меня немного. Работала я в небольшой строительной фирме и, конечно же, зарплата оставляла желать лучшего. В личной жизни тоже не везло. В 25 лет за плечами развод и пара попыток собрать себя по частям, завязав роман. Поэтому оставляю в России всё без сожаления… держаться особо не за что. Разве что за разбитые мечты и несбывшиеся надежды.

О, Боже! Ненавижу летать! Железная махина в небе — это ненормально! А лететь мне двенадцать часов, так что другого выбора нет, кроме как мириться со своей фобией.

Стюардесса проводит инструктаж, что пассажиры должны делать в случае аварии. «ДА КАКАЯ К ЧЁРТУ РАЗНИЦА… МЫ ВСЕ УМРЁМ В СЛУЧАЕ АВАРИИ!!!» Хочется крикнуть ей, но естественно я этого не делаю… не хочу выставить себя идиоткой.

В салоне самолёта творится полнейшая вакханалия. Все пытаются перекричать друг друга, задавая вопросы о еде, напитках и прочих мелочах. Такое ощущение, как — будто все эти люди специально не ели дома, только чтобы как можно больше еды уместилось в их желудках на высоте в одиннадцать тысяч метров.

Через сиденье от меня разместилась увесистая женщина с годовалым ребёнком на руках, который истошно орал, требуя от мамочки бутылку с водой. Рядом со мной уселся лысеющий мужчина, от которого несло потом, будто он не мылся недели три. Как я обожаю общественный транспорт. И не важно, будь то автобус, поезд или самолёт. Вонючек и крикунов хватает везде.

Я сделала глубокий вдох и пообещала себе, что когда-нибудь я буду зарабатывать столько, чтобы никогда не летать эконом — классом. Это современная пытка для человечества.

Я лечу в Лос-Анджелес на три месяца и буду жить у какого-то толстосума в доме и выполнять всю грязную работу. Да! Я буду экономкой в доме у богача! Не знаю, как буду этим заниматься. Никогда не любила ни готовить, ни стирать, ни убирать. Я вообще не понимаю, как он позвал меня к себе работать, прочитав моё выдуманное резюме.

Как ни странно мне удалось, но мне удалось уснуть и проспать большую часть пути… или я просто грохнулась в обморок от страха и от запаха, сидящего рядом со мной мужчины, но как бы там ни было, когда я открыла глаза, мы уже заходили на посадку. Самолёт приземлился в Международном аэропорту Лос-Анджелеса. Мне стало не по себе. Я буду жить в незнакомой стране, с незнакомым человеком. Да у меня тут ни одного знакомого человека! Чем я думала! Все эти мысли пролетали у меня в голове в то время, как я шла на выход из аэропорта. Здесь толпится куча людей с табличками, на которых написаны имена. Всех встречают. На лицах практически у каждого светится радостная улыбка. Что же касается меня: я чувствую себя одинокой и никому не нужной. Захотелось убежать обратно в самолёт и неважно, что я до смерти боюсь летать.

Моё имя… я увидела своё имя на одной из табличек. Что за чёрт?

— Здравствуйте, сэр! Извините, у вас на табличке моё имя, — сказала я невысокому мужчине, волосы которого заметно тронула седина. Но у него добрые карие глаза… и смотрит он как-то по-отцовски. Привычка анализировать людей у меня выработалась отлично. Этот мужчина не вызывает у меня страх, наверное, это у него я буду работать. Всё не так плохо.

— А Вы должно быть Джулия?

— Да, это я, — пробормотала себе под нос. Вообще-то меня зовут Юля. Но в американском варианте моё имя нравится мне больше.

— Вы та самая девушка, которая будет работать всё лето на мистера Бейкера? — Спросил он, берясь за ручку моего чемодана. Мне не совсем нравится, когда мужчины считают женщин беспомощными и без разрешения хватают их чемодан, как сейчас это сделал седовласый мужчина. Феминистка? Совсем нет. Просто мне некомфортно чувствовать зависимость от представителей сильного пола, тем более в таких мелочах. И у меня полным — полно на это причин. Но сейчас я решила промолчать, а то могу вернуться домой, не успев приступить к моей новой «работе мечты».

— Да, это я. — Да что со мной. Будь уверенной в себе! Разговаривай с ним! А то оглянуться не успеешь, как он вышвырнет тебя из своего дома… Так, стоп! Потерявшись в своих мыслях я упустила один важный момент. Это не мистер Бейкер. — А вы кто такой?

Улыбка тронула его глаза.

— А я тот, милая, кто доставит Вас в дом Вашего работодателя. И можешь называть меня Джон.

— Хорошо, сэр, — отвечаю уже более уверенно, а он укоризненно смотрит на меня. Что не так? А, я поняла. — Хорошо… Джон.

— Прошу, следуйте за мной.

Мы прошли к машине. К чертовски крутой машине!!! Range Rover чёрного цвета… Класс! Джон открыл для меня дверь, как — будто я не служанка, а первая леди. Затем обошёл машину и сел на водительское кресло. И мы рванули: я, как я надеюсь, к светлому будущему, а Джон… а Джон просто везёт меня к нему.

Надеюсь, эта страна не будет так сурова по отношению ко мне, как та, в которой я родилась. Хотя я понимаю, что страна тут не причём. Но всегда легче обвинить кого-то или что-то в своих неудачах. Люди так устроены. Никуда не деться от этого.

Я так нервничала, что просто забыла оглянуться по сторонам. Наклонилась и выглянула в окно и… Господи! Какая красота! Лос-Анджелес — огромный мегаполис, расположенный у самой кромки Тихого океана. Такое определение этого города дала Википедия. Но увидела я совершенно другой пейзаж. Маленькие дома, небольшие улочки, расслабленные люди на улицах, пляж, который тянется на несколько километров. Больше похоже на курортный городок. Но чем дальше мы отъезжали от береговой линии, тем больше пейзажи стали напоминать картинки, которые я видела в интернете. Небоскрёбы и шумные улицы окружали машину. И вот в поле моего зрения попала табличка с надписью «БЕВЕРЛИ ХИЛЛЗ». О, БОЖЕ МОЙ! Вот она шикарная жизнь. Но, к сожалению, большинство владений закрыты от посторонних взглядов заборами и живыми изгородями из кустов и деревьев, так что особенно ничего и не видно.

Но расстраиваться по этому поводу я не спешила. В конце концов мне предстоит провести здесь три месяца. Ещё успею налюбоваться местными достопримечательностями.

Несмотря на мой боевой настрой, меня начало клонить в сон. После перелёта на меня свалилась такая усталость, что всё стало сливаться в одно размытое пятно перед глазами.

— Добро пожаловать! — Вывел меня бодрый голос Джона из транса. — Мы на месте!

Он объявил это с такой торжественностью. Не хватало запустить фейерверки в небо для полного ощущения праздника. Но отбросив в сторону мой внутренний сарказм — это действительно праздник. Моя новая жизнь начинается здесь и сейчас и это не может не вскружить голову.

Мы въехали на подъездную дорожку, и у меня пересохло во рту от увиденного великолепия. Передо мной открылся вид на одноэтажный, но огромный, действительно огромный дом белого цвета с чёрными панорамными окнами, по всей видимости, затемнённые снаружи. Джон заехал в гараж (хотя я бы его назвала автомобильной стоянкой, потому что он невероятных размеров), где стоит неимоверное количество машин и все они чёрного цвета. Теперь я понимаю, что Range Rover это машина для обслуги, потому что она не сравнится с другими, стоящими здесь.

Да я даже не знаю большинство марок этих красавиц! Вижу Bentley, Aston Martin… и на этом узнавание заканчивается. Есть даже несколько винтажных автомобилей. Да этот мистер Бейкер настоящий машинный маньяк!

Джон помогает мне выбраться из машины, и я захлопываю свой рот, так как от увиденного моя челюсть поползла вниз. Гараж не отделён от дома, то есть, как только я вышла из машины, сразу увидела одну из комнат. Джон достал мой чемодан из багажника, и мы начали идти в сторону жилой зоны. Когда мы заходим внутрь этого волшебного строения, я издаю звук, похожий то ли на стон, то ли на всхлип. Теперь я стою перед Джоном красная, как рак и не знаю, можно ли в этом доме дышать. Здесь всё превосходно. Я в жизни не видела ничего подобного. Но Джон пошёл куда-то вглубь дома, оставив меня одну.

Я же начала оглядываться по сторонам. Слева от меня расположился бар, в прямом смысле этого слова. Бар с огромной барной стойкой! Справа стоит бильярдный стол, а вдали комнаты я увидела большие во всю стену стеклянные колбы с конфетками M&S. Ну ничего себе!

От дальнейшего осмотра меня оторвал Джон, вернувшись уже без моего чемодана.

— Ваши вещи у Вас в комнате. Мистер Бейкер ждёт Вас! — Он развернулся на пятках и пошёл в обратном от меня направлении, я засеменила за ним. Куда делся добряк, который встретил меня в аэропорту? Сейчас он больше напоминает робота, чёрт возьми!

Я была в таком напряжении, что мне уже не было дела до обстановки этого дома. Хотелось скорее поговорить с мистером Бейкером и выдохнуть спокойно. Мужчина, которого я считала этаким душкой, распахнул передо мной большую деревянную, лакированную дверь с каменным выражением на лице и жестом показал входить. Я с опаской ступила на ковровое покрытие тёмного цвета и дверь за мной закрылась. Я подняла глаза, и взгляд мой упал на широкую спину, узкие бёдра, длинные ноги и голову, покрытую густыми чёрными волосами, которые доходили до белоснежного воротника рубашки. Мистер Бейкер, как я поняла, это был он, стоял ко мне спиной, одетый в деловой костюм тёмно-синего цвета. Руки в карманах брюк, ноги на ширине плеч… мне нравилось то, что я видела, нравилось настолько, что я забыла, зачем пришла. Но через силу я смогла взять себя в руки, и я решила начать разговор.

— Эмм… З-здарвствуйте, мистер Б-бейкер, — мда, разговор со спиной босса явно не мой конёк.

— Добро пожаловать в Америку, Джулия, — я услышала лучший звук в своей жизни… Глубокий, немного с хрипотцой голос практически поставил меня на колени. А я даже не видела его лицо. Мужчины давно перестали производить на меня впечатление. И подобная реакция на его голос не порадовала меня.

— Ага… эээ… то есть спасибо? — Правда? Прекрати блеять, как овца…

Он повернулся с кривоватой усмешкой на своих идеально-вылепленных губах и посмотрел на меня своими синими, как океан глазами, обрамлёнными чёрными ресницами.

Вот тут я и поняла, что пропала.

Глава 2

— Рад видеть Вас здесь. Позвольте представиться, меня зовут Калеб Бейкер.

— Джулия Миллер, — представилась в ответ, уставившись в белую стену. Действительно, очень увлекательная стена. Дело в том, что я не смогла заставить себя посмотреть в его глаза. У меня было два желания: броситься бежать прочь и остаться здесь и никогда не покидать этого мужчину. Он завораживал. Из него буквально сочились власть и господство. И это странным образом влияло на меня. Я никогда не сталкивалась с подобным чувством. Именно поэтому у меня в голове загорелась красная лампочка — «Опасность».

— Я знаю.

Этот холодный ответ отрезвил меня, и я всё же посмотрела на Калеба ещё раз. Совсем не то, что я ожидала увидеть. На вид ему около тридцати лет и он безумно красив. И красота не такая, как у манекенщиков с обложек журналов. У него настоящая мужская красота. Чёрные, как смоль волосы… такого же цвета густые брови и ресницы, смуглая кожа, но при этом глубокого синего цвета глаза. Невероятно. Я даже подумала, что это линзы. Чётко-выраженные скулы, покрытые однодневной щетиной, придавали ему ещё больше мужественности. У него достаточно большой нос с горбинкой, видимо его не раз ломали, и чувственные пухлые губы.

Но смотрел он на меня совсем не «чувственно»… скорее с какой-то прохладой. Я начинала бояться его и в тоже время не могла оторвать от него глаз. Больше не могла. Я словно загипнотизированная смотрела на этот образец мужского совершенства и не могла бороться с дрожью, которая проходила сквозь меня короткими импульсами.

— Вы очень красивый.

О. Мой. Бог! Нет, я не могла такое произнести. Я чувствую, как начинаю краснеть, но мне совсем не жарко. Меня бьёт озноб, и я жду, когда он скажет, что мне пора уходить. Зачем ему нужна экономка, которая бесстыдно пялиться на него!

— Красота обманчива. Самое прекрасное, что может быть в человеке, находится внутри и, к сожалению, далеко не все могут похвастаться своей душевной красотой.

По его интонации, мне показалось, что он ещё больше отгородился от меня. Он продолжал стоять на месте, словно каменное изваяние, лишь его надменный взгляд путешествовал по моему лицу.

— А Вы можете, мистер Бейкер? — Заткнись. Заткнись. Заткнись. Ругаю я себя. Никогда не была так болтлива.

Его интенсивный взгляд застал меня врасплох. Если бы взглядом можно было убить, он бы это сделал. Голос у него был не менее ледяным.

— Джулия, скажите мне одну вещь, я нанял вас убирать мой дом или болтать о моей внутренней красоте?

— Убирать В-ваш дом, с-сэр, — промямлила я, опустив глаза в пол.

— Отлично! — Калеб хлопнул в ладоши, прошёл к своему огромному рабочему столу из красного дерева, на котором был идеальный порядок, впрочем, как и во всём кабинете, и сел на большое «шефское кресло», сложив перед собой руки в замок. Да у него всё огромных размеров. Может у него комплексы?

— Тогда приступим к делу. Присаживайтесь, — он подбородком указал на стул напротив себя.

— Спасибо.

Я сняла свой кардиган и аккуратно положила его на свои колени. Мне становилось жарко. Одета я была в джинсы, которые облегали мои попу и ноги, как вторая кожа, в футболку с флагом США и свои старые изношенные балетки. Температура здесь была больше двадцати пяти градусов, поэтому свои густые каштановые волосы, которые доходили до середины спины, я завертела в подобие пучка на затылке, чтобы было не так жарко. Я была уставшая, потная и к тому же голодная, и чувствовала себя, мягко сказать, не в своей тарелке.

— Я нанял Вас, потому что миссис Диккинс, моя постоянная домработница, вынуждена была уехать на лето. Поэтому, когда она вернётся, вы должны будете уйти. Это понятно?

— Да, сэр.

— Я в курсе, что Вы никогда не занимались ничем подобным, но относитесь к своей работе ответственно. Я не люблю грязь. — Он выжидающе посмотрел на меня, слегка приподняв брови. — Справитесь?

Откуда он знает, что я никогда не занималась подобной работой? Но я решила опустить этот вопрос. Не в моих интересах пререкаться с ним сейчас. Но всё же его излишняя самоуверенность злит.

— Вы ещё не сказали, что я должна делать, мистер Бейкер, чтобы я могла судить справлюсь я с этим или нет, — сказала я на удивление уверенным и холодным тоном. Да пошёл к чёрту этот напыщенный индюк! Он не имеет никакого права так со мной разговаривать. Я только что переступила порог его дома, а ведёт он себя так, будто я нашкодивший ребёнок, которого надо отчитать.

— Вы правы. Вот, — он протянул мне папку с документами. — Это договор. Там оговариваются все ваши обязанности, зарплата и прочие мелочи.

Я взяла договор в руки и начала бегло его читать. Здесь, как и говорил Калеб, были все мои обязанности: уборка, стирка, готовка и прочие, ненавистные мне, хлопоты. Мне полагалась отдельная комната, и зарплата десять тысяч долларов в месяц!

— Здесь какая-то ошибка, — пробормотала я себе под нос.

— Что Вас не устраивает, Джулия? Слишком много работы? — Спросил он с насмешкой.

— Нет! — Рявкнула я. Да он издевается! — Слишком много денег Вы собираетесь мне платить.

— Что? — Выглядит он шокированным. — Вы отказываетесь от денег?

— Нет, просто это слишком большая зарплата.

— Ну что ж, если Вас не устраивает моё предложение, мистер Джонсон проводит Вас. Приятно было познакомиться.

— Куда проводит? — Что происходит?

Бейкер посмотрел на меня, как на неразумную.

— Вы мне только что сказали, что Вас не устраивают условия договора, а так как менять их я не намерен, следовательно, я поменяю домработницу. Всего доброго! — Он потянулся к кнопке телефона и начал говорить. — Мистер Джонсон! Будьте добры, прово…

— Стойте! — крикнула я. — Я согласна!

С ловкостью ниндзя кинулась к его столу и схватила ручку. Со всей злостью, которая во мне кипела, поставила подпись на этом чёртовом договоре, будь он не ладен. Всё равно выбора у меня нет. И положила папку на стол перед ним, посмотрела на него, пытаясь выразить взглядом всё, что я о нём думаю. Но он даже бровью не повёл.

— Вот и хорошо! В доме я буду появляться один раз в две недели, так что дискомфорта Вам создавать не буду. Раз в неделю будет приходить бригада, и убирать полностью весь дом. Поэтому, вы должны просто поддерживать дом в чистоте и к моему приезду готовить ужин. Вам запрещено заходить в мою спальню, в мой кабинет, и ни в коем случае не прикасайтесь к моим машинам. Всё ясно?

— Так точно! Я могу идти, сэр? — Отчеканила я, будто солдат на строевой. Он мне улыбнулся. И после этой улыбки я забыла про его свинское поведение минуту назад. У него есть ямочки на щеках. Удивительно, но они сразу сделали милым этого надменного негодяя.

— Не поясничай, Джулия… накажу. — Я вздрогнула от его тона. Он посмотрел на меня так, как будто сейчас набросится. Что за…? Но Калеб продолжил, как ни в чём не бывало. — Мистер Джонсон ждет Вас за дверью. Он проводит Вас в Вашу комнату и всё подробно расскажет. Я уезжаю через час, так что в ближайшее время Вы меня не увидите.

— До свидания, спасибо.

— И да, Джулия, — я обернулась. Калеб сказал с улыбкой на лице, — будете скучать по мне?

Как бы странно это не звучало, но я не хочу, чтобы он уезжал. Этот мужчина заворожил меня. Мне бы было интересно его узнать.

— Не думаю, сэр. До свидания. — Я пулей выскочила за дверь, не дождавшись ответа.

Что это было?

Глава 3

Сквозь крепкий сон я услышала противное пиликанье и не могла понять, откуда этот навязчивый звук. Открываю один глаз и смотрю на свой Samsung с разбитым дисплеем. Будильник… ну конечно. Вчера я поставила его на восемь часов утра. Несмотря на разницу во времени в одиннадцать часов, я решила, что буду приучать себя к режиму. Голова раскалывается, как — будто по ней хорошенько треснули.

После вчерашней «чудесной» встречи с Калебом я провела два часа в обществе Джона, слушая его наставления. Он вновь был приветлив и частенько подшучивал над моим лицом, на котором застыла маска удивления на долгое время от увиденного в доме. Он проводил экскурсию, попутно рассказывая о том, что я должна делать и о том, что не должна.

Экскурсия началась с показа домика для охраны. В нём было всё куда скромнее, чем в доме Калеба, но всё же он тоже впечатлял. Он был такого же белого цвета, как и основной дом и находился вначале подъездной дорожки. Я его и не заметила среди высоких деревьев. В доме находился старший охранник — симпатичный парень, которого зовут Питер. Со своей мальчишеской улыбкой и беспорядком на светловолосой голове, он производил впечатление соседского парня, но посмотрев на его телосложение, такого я сказать не могла. Он был одет в чёрную футболку, чёрные штаны, похожие на армейские и высокие ботинки. Он огромен, заполнял собой всё пространство в своей комнате для наблюдений.

Дальше мы прошли к входной двери, если её можно так назвать. Это была громадная из чёрного стекла штука, которая вращалась вокруг своей оси.

— Дверь пуленепробиваемая, как и все окна, — оповестил меня Джон.

— Я могу оказаться под обстрелом? — Весело поинтересовалась у моего гида по владениям Бейкера.

— Нет, конечно нет! Это просто дополнительная мера безопасности.

— Да у вас чёртов Халк на въезде! Мне кажется, мистеру Бейкеру просто некуда деньги тратить, — высказала своё предположение и заработала ещё один неодобрительный взгляд от Джона.

— Мистер Бейкер не любит, когда сквернословят. Держите язык за зубами в его присутствии, Джулия.

В этом доме и правда лучше помалкивать.

— ОК. А что вообще любит мистер Бейкер? У меня сложилось впечатление, что ему не так просто угодить.

Мы зашли в дом и… О, Боже! Просторное светлое помещение. Светлые стены, пол и потолок. Всё блестит так, что слепит глаза. Справа от меня висит абстрактная картина. Скульптуры вдоль стен, значение которых я не понимаю. Прямо по курсу висит портрет Мэрилин Монро. Хм…

Казалось, всё было собрано из разных областей искусства, но смотрелось шикарно.

— Мистеру Бейкеру нужно, чтобы Вы хорошо выполняли свою работу и не позволяли себе лишнего в его присутствии, — монотонно ответил Джон.

— Может мне ещё ему честь отдавать, как в армии, чёрт возьми?

— Не ругайтесь! И не впадайте в крайность. Вы на него работаете, не забыли?

— Забудешь тут.

Мы прошли дальше. Посередине пространства стоял большой светлый стол из дерева, окружённый светлыми диванами и креслами с мягкими оранжевыми подушками. Повернув голову вправо, я увидела хромированный мотоцикл старой модели на небольшом возвышении! Серьёзно? Мотоцикл в доме?

Видимо я сказала это вслух, потому что Джон заговорил.

— Мистеру Бейкеру очень дорог этот мотоцикл и его тоже нельзя трогать.

Поднимаю голову вверх и моему взору предстало небо. Да у него окно на потолке! Как здорово! Я прошла дальше, и увидела огромный выход к бассейну. Я заверезжала как ребёнок и побежала к нему. Мне открылся ошеломительный вид. Как оказалось, весь дом на возвышенности и отсюда весь город, как на ладони.

— Бассейном вам пользоваться можно, но только тогда, когда Вы выполните всю свою работу.

Ну, Слава Богу! Находиться в таком великолепии и не попробовать всё это, подобно смерти.

Мы зашли обратно в дом, и Джон показал дверь в спальню Калеба.

— Сюда вход воспрещён. Мистер Бейкер не любит, когда нарушают его личное пространство.

Далее Джон проводил меня в другое крыло дома и открыл дверь в роскошную спальню, выполненную в светлых тонах. Здесь стояла большая кровать с голубым покрывалом, телевизор на полстены, стеклянный столик с двумя белыми креслами.

— Это ваша комната. — Он рукой указал на дверь. — Здесь ванная комната. В доме есть ещё шесть спален, за порядком в которых необходимо следить.

Джон бегло показал мне кухню. Нет, не кухню, а мечту! Кухня выполнена в чёрно-белых тонах. Посередине стоял стол, на котором расставлены приборы на восемь персон. А какой вид открывается из окна! Панорама города внизу, вдали виднеются небоскрёбы, а справа на переднем плане две пальмы. И всё это на фоне голубого неба. Да я могу сутками смотреть на этот вид!

— Вау, — выдохнула я.

— Впечатляет, правда?

— Не то слово.

Джон проводил меня в комнату, оформленную как винный погреб. Калеб вероятно разбирается в винах, у него огромная коллекция.

— Это лифт на цокольный этаж. Там Вы можете найти домашний кинотеатр, спортзал и бильярдную.

— Но я уже видела бильярдный стол где-то здесь.

— Иногда в этом доме проходят вечеринки и всё должно быть под рукой. — Действительно, какая мелочь. Бильярдный стол!

Джон дал мне последние указания, насчёт того, что я должна буду делать, и ушёл. А я и не помню, как дошла до своей спальни и отключилась. Это был очень тяжёлый день.

И вот я лежу в шикарной спальне, только проснувшись, и мне не терпится поплавать в не менее шикарном бассейне, но сначала дела.

И, не взирая на свою лень, я погрузилась в работу.

Отсчёт трёх месяцев начался.

Глава 4

Всё было намного хуже, чем я думала. Когда я собиралась лететь в Америку, мне казалось, что я буду целыми днями бродить по незнакомым мне улицам, заводить новые знакомства или валяться на пляже, подставив лицо солнечным лучам. Но как бы ни так.

Во-первых, работа экономки — сущий ад! Несмотря на то, что я не делаю и половины работы, которая входит в обязанности настоящих домработниц, я дико устаю.

Во-вторых, я всё время провожу дома. А прошла уже неделя моего нахождения здесь. Я могла бы сходить в город или на пляж, но я не знаю ни людей, ни дороги и поэтому боюсь просто-напросто заблудиться. Да, здесь есть всё необходимое. С самого утра я отправляюсь в спортзал, далее берусь за работу, ну а после расслабляюсь возле бассейна. Всё было бы хорошо, если бы я не устала быть наедине сама с собой. Сейчас я была бы рада даже компании Джона. Здесь есть телефон со списком номеров, по которым можно звонить в случае необходимости, но делать этого я не собираюсь. Не хочу показаться жалкой.

И тут мне пришла в голову замечательная мысль! Питер! Я бегу из гостиной к себе в комнату, натягиваю короткие шорты для бега, майку и лёгкие летние балетки. На улице невероятная жара. Завязываю волосы в хвост и смотрю на себя в зеркало.

В нём я вижу девушку невысокого роста, но достаточно спортивную… Я люблю спорт, особенно бег. Я больше похожа на подростка, а не на двадцатипятилетнюю женщину. Узкие бёдра, небольшая грудь. У меня красивые каре-зелёные большие глаза, маленький ровный нос и пухлые губы. Я не считаю себя красавицей, но в полной мере осознаю, что мужчины обращают на меня внимание. До высокой самооценки мне далеко. Прошлая жизнь внесла свои коррективы в моё мнение о себе. Оглядываю себя ещё раз и иду в сторону входной двери.

Когда я подхожу к домику для охраны, дверь передо мной распахивается и на пороге стоит Питер.

— Привет, иностранка! — Весело произносит он и затем осматривает меня с ног до головы. — Я слышал, что в России самые красивые девушки, но приятно в этом убедится лично.

Он мне подмигивает и смотрит на меня с улыбкой.

— Я наполовину немка, — меня смутил комментарий от практически незнакомого человека. — Но спасибо. И да, привет.

— Не надо краснеть, это всего лишь комплимент, красавица!

— Вообще-то не очень красиво акцентировать внимание на том, что я краснею, я не могу это контролировать, — пробубнила я себе под нос.

Это особенность преследует меня с малых лет. Моя кожа становится пурпурного цвета даже от взгляда, направленного на меня.

— Да ладно! Не будь занудой! Проходи, — он отступил в сторону, и я зашла в дом.

Он тут же прошёл к своему рабочему столу и просмотрел мониторы, на которых показаны все уголки владений Мистера Бейкера. Мониторов двадцать работают в режиме реального времени и это действительно впечатляет. Я только в кино видела подобное.

— Добро пожаловать в пункт наблюдений! Я вижу всё и всех, как на ладони. Здорово, правда? — Питер посмотрел на меня с хитринкой в глазах.

— Ты и меня видишь всегда и везде!? — Спросила я в ужасе. И почему я не подумала об этом?

— Не беспокойся! Камеры находятся только снаружи. Внутри дома их нет. Но я могу наблюдать за тобой в бассейне! — Он опять подмигнул мне. — Так что если захочешь поплавать голышом, я только за!

Его бестактность обескураживает. И последний комментарий заставил меня улыбнуться. Питер, как оказалось, совсем не Халк, а скорее большой добрый мишка. С ним очень легко и комфортно.

— Но тебе повезло, что сегодня моя смена. Стив не был бы так приветлив с тобой.

— Стив? — Кто такой Стив?

— Второй старший охранник, — пояснил Питер. — Он хороший парень, но слишком тяжело сходится с людьми, так что мой тебе совет — не беспокой его по пустякам, если не хочешь грубости в свой адрес.

— Спасибо, что предупредил. Питер, а зачем здесь вообще нужно столько охраны и мер безопасности? — Я действительно этого не понимаю. Калеба здесь не бывает, так для чего держать здесь столько обслуги? Да и дом слишком большой для одного человека.

— Мистер Бейкер очень влиятельный и известный человек, поэтому охрана не повредит. Мне хорошо платят, и я отлично выполняю свою работу. Остальное не моего ума дело. И ты не пытайся узнать больше, чем нужно, — предостерегающим голосом сказал он.

Питер подошёл к кофеварке и начал заваривать кофе.

— Будешь?

— Нет, спасибо. Воды, если можно?

— Для тебя всё что угодно! Садись, не стой на пороге. И, кстати, сильно не заостряй внимание на том, что я сказал.

— В смысле?

— Мистер Бейкер хороший человек, хотя с первого взгляда так не скажешь. В прошлом году он оплатил лечение моей маме, которое спасло ей жизнь. Я не думаю, что плохие люди стали бы так делать. — Питер помолчал и продолжил, — просто он не любит, когда суют нос не в своё дело.

Я задумалась над тем, что сказал Питер. Оказывается Калеб не такой уж и «напыщенный индюк», как мне показалось. Но я решила сменить тему, так как это действительно не моего ума дело.

— Питер, а ты живёшь здесь постоянно?

— Нет, я снимаю небольшой домик недалеко от Беверли Хиллз. Мне нравится жить здесь. Но я переживаю за маму, она ни в какую не хочет переезжать сюда из Техаса. У неё там небольшое ранчо. Она никогда не оставит своих любимых лошадей. А я не могу существовать там и вести хозяйство. Я городской житель.

Мы ещё долго болтали. Питер рассказал, как он устроился на работу к Калебу. Как оказалось, он его заметил в спортзале, когда Питер положил его на лопатки в спарринге. Хотела бы я посмотреть на то, как с мистера Бейкера сбивают спесь. Питер оказался очень интересным человеком. Ему двадцать девять лет и он закончил литературный факультет. Но как сказал сам Питер: «На литературе много не заработаешь, поэтому и охраняю этот дворец». Он рассказал очень много забавных историй. Я насмеялась от души и не заметила, как пролетело время. Но, посмотрев на часы, поняла, что уже поздно.

— Питер, уже девять часов. Наверное, я пойду.

— Да, конечно. Я завтра буду тут. Так что, если станет скучно, заходи! Послезавтра можем сходить прогуляться, а то я не видел, чтобы ты выходила за пределы дома.

— Правда? — Меня очень обрадовало его предложение. — Я с радостью! Очень хочу на пляж!

— Пляж, значит пляж! До встречи, иностранка!

Я помахала ему рукой и пошла к дому.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 379