электронная
54
печатная A5
238
18+
Рассказы на одну букву

Бесплатный фрагмент - Рассказы на одну букву

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1819-9
электронная
от 54
печатная A5
от 238

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Батьку Бонифатий

1.

Борзинский базар бурлил.

Баррикады баулов, бочек. Богатые брали балычок, буженину. Беднота — брюкву, баклажаны.

Буднично бранились бабы. Бесцельно бродили бородатые бомжи. Брехали бездомные барбосы.

Бойкая бабенка бубнила безостановочно:

— Бублики, блинчики, беляши!

Бесцеремонный брюнет бросил белолицей барышне:

— Бэры бюстгальтер! Бэльгийский, батыстовый. Бэры! Будэшь бойфренда буфэрами будоражить.

Блондинка боднула:

— Болван!

Брюнет блеснул бельмами — басурманин басурманином:

— Би-ляд бэзмозглая!


2.

Бонифатий Бомбрамстеньгин, бывший боцман баржи «Балей будущего», беззаботно брел борзинским базаром. Болела башка: брага была… брр-р! Бурда! Боцман — брежневские брови, бравая бескозырочка, белые брючки, блестящие ботиночки.

Бранит бабку:

— Бракоделка!

Берет бутылку боржоми. Буль-буль-буль!


3.

Ба! Бежит, барабаня башмачками, белокурая барышня. Бледная — белее белого. Бюст — батюшки! — будто буи.

— Батьку Бонифатий! (Бонифатий-то бульбаш был, белорус бишь) Батьку Бонифатий! Барыга борзеет!

Боцман.

— Бить будем?

— Будем, батьку!


4.

Боже безгрешный! Бросив бельгийские бюстгальтеры, бежит быстрее белки большеносый брюнет.

Бас Бонифатия:

— Бей башибузука! Бей бестию! — буркалы бычьи, бешеные.

Брюнет:

— Баксы бэри! Брат! Баксы…

Боцман буцкал, буцкал брюнета:

— Баста!

Блондинка:

— Благодарю, батьку Бонифатий!

Бонифатий:

— Будя благодарностей-то. Безделица…

октябрь 2001 г.

Возвращение Вавилы

1.

Вавила, верхнешахтаминский верзила (высоченный, вес — восемьдесят), временно выезжал в Воркуту — вербовался водителем вездехода. Вернулся важный. Весь в «Версаче». Валюты — вал.

Видит: ворота варварски выломаны, витражи веранды выбиты… Видимо, ворьё воспользовалось выездом Вавилы. Вынесли, вандалы, видеомагнитофон, водонагреватель, воз всякой всячины.

Вечером встретил Викентича, ветерана войны, вдовца, воспитывающего вместо внуков волкодава Верного. Всеведущий Викентич высказал версию:

— Вероятно, Витяха Выдергин влез…

— Вот выродок! — выругался Вавила.

Взял вожжи:

— Высеку вражину!

— Верного возьми! — выкрикнул вдогонку Викентич.


2.

Витяха веснушчатый, вислоухий — в видавшем виды ватнике, валенках — валялся, веселый, выжрав ведро водочки. Вперил воловий взор в ворованный «видик».

Вдруг вваливается в Витяхины владения великан Вавила. Весь взмокший, волосы взъерошены. Взмахнул вожжами, врезал Витяхе.

— Ворюга!

Витяха взвился волчком:

— Вавилушка! Веришь, вре… временнно взял вещички. Вернуть вознамеривался.

— Врешь!

Взвизгнули вожжи.

— Вау! — Витяха взвыл волком. Вывернулся, вооружился вилкой.

Внезапно влетел волкодав Верный. Вцепился Витяхе в воротник. Выронил вор вилку. Верный ворчит, валяет Витяху — великолепная взбучка! Во влип Витяха!


Верхнешахтаминцы вынесли верный вердикт. Вавиле — вернуть вещи, Витяху выселить. Впредь всем ворам — виселица.

июль 2003 г.

Выбирали волобуевцы Войтенко

Вечерело. Вишнево выкрасилось Волобуево. Вдалеке виднелись ветхие времянки. Выкушав водочки, высыпали веселые волобуевцы выразить вольнодумные взгляды.

Взялся высказываться восьмидесятилетний ветеран войны Воронкин:

— Вкалывали, вкалывали, — вжик! — вклады воплотились в воздух! Ваучеры всучили… «Выдадим «Волгу», выдадим «Волгу»! Вруны!!!

Вслед возмутился Вертолеткин, военный:

— Вечная война ведется! Везде выстрелы. Ваххабиты вылезли, взрывают вокзалы… Вандалы! Висельники! Волкодавы!

— Верно! — вышла вперед Валентина Вазелинова, волобуевская врачиха. — Всеобщая вакханалия вокруг, ворье, взяточники! Важные вопросы в воздухе висят. Вазелин выкрали. Валокордин выпили.

Веско выступил ветеринар Воронокобылин:

— Вдуматься, вся Великороссия — всамделишный виварий! Вскоре вымрем все. Верно выражаюсь?

— Верно! Верно! — воркуют волобуевцы. — В верхах всё выскочки, выкормыши Вашингтона восседают, валяют ваньку. Валюту вывозят вагонами влево, вправо. Вот видите, воротилам — виллы, «Вольво», «Версаче», вахлакам волобуевцам — вагончики, валенки, ватники, водку вонючую, всякую всячину втридорога… Вилы возьмем, власти волосы вырвем!

Вдруг вразумительный возглас:

— Выберем Виктора Войтенко! Верный выход! Виктор Войтенко в верхах — величина!

— Верно! Верно! — вразумились волобуевцы. — Вверим Войтенко власть — Войтенко внесет весомый вклад в возрождение Великороссии!


* * *

Выборы. Возбужденная ватага волобуевцев валом валит выбирать Виктора Войтенко. Волобуевцы верят: выгонят всех ваххабитов, воздастся ворам, взяточникам, возместят вклады, восстановят выпитый валокордин, возродится Волобуево, возродится Великороссия! Вернутся великие времена! Вот выберем Войтенко!

Ноябрь 2003 г.

Глупая Геля

Губернский город Г.

Гостиная городского головы Геннадия Гордеевича Грызозубова. Гамбсовские гарнитуры. Грандиозный гобелен «Голгофа». Грызозубов — грузный господин. Густобород, густобров. Глянцевая голова-глобус. «Голова» громко грызет груши. Глыкает графинами газировку.

Грустно.

Голос горничной градоначальника Глафиры:

— Геннадий Гордеич, гости.

— Где?

Глядит — городская гулящая Геля. Голая! Газельи глаза горят. Груди горками.

Грызозубов глубокомысленно:

— Гм…

— Где гостеприимство, Гордеич? — гаркнула громкоголосая Геля. — Гони грусть! Гуляем! Гляди, гляди… Грудки… гладенькие! Губки… горяченькие! Гарантирую гиперсексуальность!

— Грешно, грешно, Геля…

— Галиматью городишь, Гордеич. Готовь горячительное, говяжью грудинку, грибочки-груздочки… Говорят, горазд Грызозубов гульнуть?

Гарцует Геля голышом, гипнотизирует «голову» глубокими глазищами.

Геннадий Гордеевич — гранитная глыба.

Геля горестно:

— Гена!..

Глухой голос горничной Глафиры:

— Гуляй, глупенькая, гуляй… Гена — голубой!

1999 г.

Депутат ДУрЫгин

Дорогие друзья! Дамы, джентльмены! Дописался донельзя. Доказательство длительного думанья — данная драма. Доброго досуга!


1.

Дума. Дебаты. Депутат Дурыгин, дородный дядя:

— Доигрались! Доконали державу! Дерьмократы долбанные! День-деньской демагогией дрищем! Доколе? Довыпускали дубовенькие декреты! Деньги деревенеют. Доллар давит! Дети дряхлые, деды дохнут. Дороговизна. Демонстрации…

Другие депутаты:

— Достаточно! Дай другим! Дремал, дремал — дорвался?!

Дерюгин дерзко:

— Дудки! Далее…

Депутаты:

— Доста-ал! Душевнобольной!

Дурыгин досадует дальше:

— Деревня дряхлеет. Дивизии деморализованы. Дезертирство! Духовность душим. Денатураты дуем — допились!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 238