электронная
162
печатная A5
322
18+
Рассказы, миниатюры. Поэтические миниатюры

Бесплатный фрагмент - Рассказы, миниатюры. Поэтические миниатюры

Объем:
170 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-2982-9
электронная
от 162
печатная A5
от 322

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Уважаемый читатель, перед Вами маленький сборник коротких рассказов и миниатюр.

Автору будет приятно, если в данной книге Вы найдете для себя что-то интересное и увлекательное, что поможет скрасить Ваш досуг.

Part I: Рассказы и миниатюры

Личный ад

Любовь не вечна.

Чувства пропадают, и на твое место приходят другие.

Нас всегда заменяют другими…

А.В.

Андрей открыл глаза. Он лежал на деревянной скамейке в парке. Щурясь от утреннего солнца, он сел и зевнул. Протерев глаза и взъерошив волосы, Андрей огляделся. За последние дни ничего не поменялось. Тот же парк, та же скамейка. Ранняя весна, будь она не ладна, и голуби.

— Опять? Ненавижу! — Андрей вскочил и пнул ногой по воздуху. — Чертова весна, чертовы голуби.

Голуби не собирались улетать. Они лишь отбежали подальше, чтобы через минуту вновь оказаться возле его ног. Андрей потянулся, начал растирать руки. Середина апреля — далеко не лучшее время для ночлега на свежем воздухе. Впрочем, это не страшно. Он совсем не чувствовал холода во сне и не видел снов. Холодно становилось после каждого пробуждения. Всегда на одном и том же месте, в одно и то же время. Андрей пробовал считать дни, но вскоре сбился. По подсчетам давно должно наступить лето. Но для него стояла вечная весна. И по ощущениям — апрель. Снег только сошел, и на деревьях еще не успели распуститься листья.

Поговорить не с кем. Здесь нет людей, настоящих людей. Только он и весна. За последние дни Андрей перестал любить весну. Хотя раньше он считал весну любимым временем года. Теперь же он видел вокруг одну лишь грязь и мусор после зимы. Его раздражала эта сырость и эта, с недавнего времени, бесконечная весна.

— Когда же все это закончится? — Андрей с досады сплюнул под ноги. — Опять одно и то же, все повторяется.

Несколько секунд он подождал в слабой надежде. Но нет. В спину толкнул ожидаемый порыв ветра. Четко, как по расписанию. И Андрей шагнул вперед, шагнул снова и снова. Он шел бесцельно по парковой тропинке, даже не стараясь обойти лужи. Туфли сразу промокли, но какой смысл обращать внимание на такие мелочи, если завтра ноги снова будут сухими и начнется новый старый день. На ходу зачерпнул мутной воды и умыл лицо. Это действие его собственное, не по сценарию. Он давно понял, что здесь все идет по сценарию. Можно следовать ему, а можно противиться. Но одно оставалось неизменно — после того, как Андрей засыпал, он всегда просыпался в парке на скамейке, и все начиналось сначала.

В первые дни он в полном замешательстве возвращался к себе домой. Шел пешком через весь город, так как ни автобусы, ни такси не останавливались. Воспользоваться карманным телефоном тоже не удавалось. Казалось, что сети нет во всем городе. Да, с людьми тоже происходила странность. Они совсем его не замечали. Остановки оказывались пустыми, когда Андрей подходил к ним. При этом он был абсолютно уверен, что за минуту до этого там находилось много людей.

На второй день Андрей попробовал окликнуть человека, но безрезультатно. Тогда он решил остановить кого-нибудь. Удивительным образом никого не удавалось специально догнать в спину или схватить за руку. Буквально в двадцати метрах от него идут пешеходы, но догнать их не удавалось. Словно невидимое кольцо отталкивало все живое вокруг. Наконец, он увидел группу молодых людей. Они шли по тротуару и что-то увлеченно обсуждали. Андрей прыгнул из-за дерева прямо на них, пока это было возможно. Тела людей слегка одернулись, как от порыва ветра, и они благополучно прошли мимо, не обратив на Андрея ни малейшего внимания. Ужас и паника ледяной водой окатили с ног до головы, сковали горло, воткнули кол в сердце. Что с ним не так? Что не так с другими? Он бежал, кричал, но никто его не слышал. Тогда Андрей попробовал остановить машину. Он выбежал на дорогу и встал, широко расставив ноги и руки. Приближавшееся авто даже не затормозило. Андрей успел заметить равнодушный холодный взгляд водителя сквозь него. Резкая короткая боль, и он вновь очнулся в парке на скамейке.

После еще нескольких подобных попыток Андрей сдался. Он понял, что ему бессмысленно что-либо делать. Он проживал каждый раз один и тот же день. Андрей решил не возвращаться больше домой. Все равно бессмысленно. Теперь он ходил по городу и делал, что хотел. Никто вокруг не слышал и не видел его. Он попробовал кидаться камнями в окна домов, машин, магазинов, в людей. Но быстро понял, что это тоже бесполезно. Камни распадались разноцветными искрами и пропадали бесследно в тот момент, когда должны были настигнуть цели. Войти внутрь зданий, залезть в чужую машину тоже нельзя…

И развести огонь. Спички не загорались, зажигалка не работала. Но однажды, подобрав горящую спичку за прикурившим сигарету человеком, он резко одернулся от ожога.

— Это сон! Да-да! Это просто крепкий сон! — Андрей ходил кругами по парку. — Я чувствую боль, я чувствую жар и холод. Нужно проснуться! Нужно срочно проснуться! Но как?

Когда-то давно он читал про сон. Во сне человек не может сознательно навредить сам себе. За последние дни его несколько раз сбивала машина, он тонул, его било током, но всегда просыпался в одном и том же месте, в парке. Но причиной этих смертей являлись несчастные случаи, случайность. Он не старался погибнуть специально. Значит, нужно попытаться умереть осознанно и насильно вырваться из этого кошмара.

Покончить с собой оказалось гораздо сложнее. Андрей никак не мог решиться. Как только он представлял процесс самоубийства, ему становилось плохо. Почему он не просыпается? Ну не может сон длиться так долго. Не может! Или он впал в летаргический сон? Андрей с детства боялся летаргических снов. Один раз, услышав историю про такой сон длинною с человеческую жизнь, он несколько ночей боялся заснуть. И что же? Теперь он сам впал в летаргию?

Прошло еще несколько дней. Андрей решил изучить парк: не мог свыкнуться с чувством, что его ежедневные пробуждения в парке не случайны. Он исходил парк вдоль и поперек. Почему именно в парке, а не дома? Дома было бы удобней. Там хотя бы тепло. Он увидел ее, девушку, кормящую голубей. Страшная боль пронзила голову. Перед глазами вспыхнуло ослепительным светом. Андрей закричал от боли и упал в грязь.

Когда он немного пришел в себя, она еще сидела на скамейке и продолжала бросать голубям крошки. Идея свести счеты с жизнью перестала его пугать и превратилась в нестерпимое желание быстрее все закончить и, наконец, очнуться от кошмара.

Андрей выбежал из парка к шоссе. Люди как-то сразу разошлись. Он был уверен, что часть из них растворились в воздухе. За время, проведенное здесь, он к этому привык.

— Черт, даже закурить не у кого спросить! — Андрей не курил, но сейчас перед смертью ему нестерпимо захотелось вдохнуть табачный дым.

Сердце бешено колотилось. Воздуха не хватало, и Андрей дышал, будто пробежал стометровку. Из-за поворота показался самосвал и начал набирать скорость. Лучшего момента не найти.

— К черту, к черту все.. уффф… уффф… Была не была! — он лег на дорогу как раз под правое колесо самосвала.

Тело била дрожь. Здесь машины не видят в нем ни человека, ни препятствие. Никто точно не объедет, не остановится. Для мира его больше нет. А машину он выбрал специально, чтоб наверняка, чтоб без шансов.

— Десять, девять, восемь, — Андрей начал обратный отсчет. Его трясло так, что тело подпрыгивало на асфальте. — Семь, шесть, пять, четыре.

Андрей закричал. Инстинкты пытались подать тело в сторону, умоляли встать, убежать, но он пересиливал себя. Смерть для него — единственный выход из бесконечного сна. И хоть Андрей и не понял толком, спит он или нет, но нереальность происходящего он понимал абсолютно точно.

— Три, два, один, просни-и-и-сь!

Андрей не успел даже почувствовать боли. Вот он лежал на асфальте, отсчитывал приближение смерти, и вот он снова лежит на деревянной скамейке в парке. Самоубийство не помогло. Все снова повторяется.

Он шел по заброшенной парковой дорожке. По лицу стекали капли воды, смешенные с его слезами. Этот мир — не реальность и не сон, нечто намного страшнее. Он вспомнил абсолютно все.

******

В тот день Андрей возвращался домой с ночной смены. Чтобы сократить путь до остановки, он всегда ходил через парк. Заодно искренне любовался утренним пейзажем и наслаждался прогулкой после ночной смены за компьютером. Проходя не спеша по парку своим обычным маршрутом, Андрей увидел девушку, сидевшую на парковой скамейке. Она бросала голубям крошки из пакета. В этот момент что-то перевернулось внутри, и весь мир для него изменился. Позже для себя он решил, что это была судьба, начертанная кем-то свыше. Иначе и нельзя назвать. И крайне принципиальный в общении с противоположным полом, Андрей решил попробовать познакомиться с девушкой. Но чем ближе он подходил, тем лучше видел, что девушка плачет. Весь задор Андрея сразу улетучился, но отступать поздно.

— По легенде Ной выпускал голубя в надежде, что тот найдет сушу и принесет весть об окончании потопа. — Андрей сам не знал, зачем он это сказал, но больше ничего не ум не пришло. Он сел с другого края.

Девушка вытерла мокрую щеку ладошкой:

— Это вы к чему?

— Это я к тому, что если мы срочно не выпустим голубей, то еще долго не сможем найти сушу среди огромного океана ваших слез. Ну, или, конечно, если вы сами не перестанете плакать. Смотрите сколько кругом воды. — Андрей жестом указал на огромные лужи после первого весеннего дождя. — Меня, кстати, Андрей зовут.

Девушка продолжала молча с непониманием смотреть на него большими голубыми глазами еще мокрыми от недавних слез. Он смотрел на девушку также серьезно, словно она виновата в том, что вокруг одни лужи. Вдруг она улыбнулась, и у Андрея отлегло.

— Света, — сказала она.

— Что случилось, Свет?

— Ничего.

— Послушайте. Конечно, не мое дело, но слезы не льются без причины. Это или из-за чего-то очень хорошего или очень плохого. Впрочем, если не хотите, не говорите. Наверное, я должен рассмешить вас, чтобы вы не плакали?

Девушка вытерла ладошкой другую щеку.

— Просто мое сердце разбито на тысячи осколков. Поэтому я сижу здесь, плачу и… кормлю голубей.

— Может, не все так плохо как кажется на первый взгляд.

— Да, намного хуже. Еще день назад было все хорошо, а сегодня все кончено. Меня предали и просто заменили. Знаете, я верила, что любовь — это навсегда, но, оказывается, она вовсе не вечна.

— Вот тут я не соглашусь. А как же чувства?

— Чувства? Чувства пропадают, и на твое место приходит другие. Нас всегда заменяют другими!

Андрей прекрасно понимал Свету. Не так давно он расстался с девушкой. Вернее его тоже бросили. Ей хотелось жить богато, и она предполагала, что карьера Андрея пойдет вверх. Ведь фирма его хоть и малоизвестная, но финансовая. А ей всегда казалось, что зарплата и карьера в таких компаниях соответствуют громкому названию. Но случилось как раз наоборот. И она, устав ждать с моря погоды, быстро нашла себе замену покруче, побогаче и поамбициознее. Андрея просто заменили.

— А может, не было любви, Свет?

Она задумалась.

— Может быть, и не было.

Они долго сидели и общались. Легко и непринужденно. Света оказалась интересным собеседником, и Андрей был рад, что осмелился заговорить с ней. Они договорились встретиться через день и обменялись телефонами. С этого дня началась история их знакомства.

Они начали встречаться. Через месяц они жили вместе в его квартире, через три — были полноценной семьей с маленькими заботами и радостями. Андрей был счастлив. Ему нравилась семейная жизнь. Ты не одинок. Дома всегда есть тот, кто тебя любит и ждет, есть за кем поухаживать, проявить заботу. Света казалась тоже счастливой или делала вид. Он чувствовал, что нашел то самое, что на всю жизнь до самой смерти. Так он думал.

Лето, отпуск пролетели незаметно, и наступила осень. Та самая пора, когда настоящие холода еще не наступили, но и солнце не греет так, как в середине августа, а небо чаще заволакивает дождливыми облаками. Андрея захватили серые дни и рутина — дом, работа, сон, снова работа и так по кругу. На работе появились серьезные проблемы, в семье тоже не все так гладко, как в самом начале. Андрей часто мысленно возвращался в день знакомства со Светой. У них все только начиналось, и было так хорошо.

Что то происходило. Что конкретно, Андрей понять не мог. За себя он был абсолютно уверен. Он по-прежнему любил Свету так, что был готов свернуть горы. Но Света стала меняться. А тут еще шуточки знакомых, мол, изменяет она ему, видели ее где-то с кем-то непонятно с кем.

Сначала Андрей не придавал значения. Если друзья так шутят, значит, они завидуют. Но со временем он сам начал всерьез замечать странности в поведении Светы. Он чувствовал, что они стали отдаляться друг от друга. И эти одинаковые букеты цветов практически каждый день от благодарных клиентов.

Постепенно чувство переросло в ревность.

Свете стало поступать много сообщений непонятно от кого. Андрей не имел привычки лазить в ее телефоне, но его это раздражало. Она уверяла, что пишут коллеги по работе или подруги. Появились звонки на телефон. Тогда девушка брала трубку, уходила в другую комнату и с кем-то весело разговаривала, часто вполголоса. Но не присутствовать же при каждом звонке ее подружек и слушать о чем они шепчутся. Также это могли быть ее клиенты. Ведь Светлана — практикующий психолог в центре по реабилитации.

— Опять с любовником болтала? — в шутку, но с серьезным видом спрашивал Андрей, когда Света, закончив очередной сеанс разговора, заходила на кухню допивать кофе.

— Ага. Сначала с одним, потом с другим, — весело отвечала она.

Такой разговор всегда завершался взаимными шуточками и смешками. Выяснялось, что подружке или клиентам требовался профессиональный совет психолога.

С каждым днем у Андрея возникало все больше и больше вопросов. Ответов он никак не мог найти. Так могло бы продолжаться еще долго, если бы не случай. Кризис в стране совпал с кризисом в личной жизни.

Однажды, придя на работу, его отправили обратно домой на целых 3 дня. На страну обрушился кризис, и начальство приняло решение отправить часть сотрудников в отпуск на три дня за свой счет.

— Так что иди, отдыхай, работничек, — с раздражением сказала ему начальник отдела, подписывая заявление на отпуск.

Андрей шел домой подавленным. С одной стороны он искренне радовался осенней свежести и солнцу и тому, что внезапно отпустили с работы. С другой — одолевали мрачные мысли о том, что Света его обманывает, обводит вокруг пальца и играет им, как малолеткой.

Настроение от раздумий совсем испортилось, захотелось убежать куда-нибудь далеко и спрятаться. На душе стало гадко. То самое чувство, когда ты не управляешь ситуацией. Тобой пользуются и посмеиваются в сторонке. Чувство, когда тебе изменяют.

Он зашел в квартиру. Светы нет. В это время она на работе.

Андрей разделся, прошел на кухню. Достал из шкафчика початую бутылку дешевой водки. А что еще он мог сделать в такой ситуации? Конечно, он решил поступить, как обычный среднестатистический человек. Заглушить боль, приложившись к бутылке. Впрочем, непьющему и некурящему Андрею хватило трех рюмок. Он встал и поплелся к дивану, голова кружилась. В голове вертелась только одна мысль, один вопрос.

— Что же делать? — с этими словами Андрей и отключился.

Проспал он часа четыре. А открыв глаза, почувствовал себя полностью отдохнувшим и даже в приподнятом настроении. Андрей понял, что у него есть выход и он знает, что нужно делать. Чудесным образом ответ пришел сам и был настолько прост, что Андрей даже ударил себя по лбу. Обстоятельства сложились как нельзя удачно. Грех этим не воспользоваться.

Жутко хотелось пить. Он посмотрел на часы. Стрелки показывали половину четвертого. Андрей резко встал, кинулся на кухню к чайнику и стал жадно глотать прохладную воду прямо из носика, накинул куртку и вылетел из квартиры.

Солнце палило нещадно, несмотря на то, что на дворе давно осень. Запал у Андрея улетучился практически сразу, как только он дошел до остановки.

Куда и к кому ехать он так и не придумал. То первое озарение ему пришло под воздействием алкоголя и сна. Теперь оно казалось ему глупым. «Потратить два дня на поиск доказательств измены? Что за глупость! Может еще камеры видеонаблюдения поставить в квартире и нанять детектива? Да это паранойя! Тьфу, дожили. Какие только мысли не приходят в больной мозг!

Нет. Нужно самому собрать больше информации и сделать выводы. И поставить, наконец, точку. Но с чего начать?»

В спину кто то толкнул. Андрей вернулся в реальный мир. Мысль оборвалась. Он стоял на остановке полчаса и до сих пор не решил, что делать и куда ехать.

Да что тут думать! Для начала нужно ехать к ней на работу. И далее смотреть по обстоятельствам.

Путь до ее работы занял около полутора часов езды по городу в час пик. Тот, кто каждый день добирается на работу утром и возвращается домой тем же маршрутом изо дня в день по пробкам, знает, как тяжело стоять в невыносимой тесноте и духоте переполненной газели, в неудобной позе и терпеть рядом стоящего соседа. Хорошо еще, если приличного и воспитанного соседа, и не дай Бог — грубияна и провокатора. Андрей умел держать себя в руках, но в этот раз и день не задался и на душе гадко, да еще эта жара и пробка. Один из пассажиров в очередной раз больно толкнул его локтем в бок и не извинился. Андрей почувствовал, как вскипает. Машина подскочила на неровной дороге, и он с удовольствием в отместку наступил на ногу негодяю, вложив в этот поступок все, что успело накопиться на душе. Под ногой хрустнуло. Пассажир громко взвизгнул и нецензурно выругался. Андрей сделал вид, что не заметил, и с азартом ждал развитие событий, адреналин ударил в голову. Стало даже интересно, что произойдет дальше. Но, развитие событий не последовало, незнакомый пассажир тихо завыл и стал заваливаться на бок. Упасть ему не дали тесно стоящие рядом люди. Андрей начал пробираться к выходу, и на его место тут же встал другой человек, невольно отделяя его от негодяя. Вслед слышалась визгливая ругань, смешанная со стоном. Но он уже выходил из маршрутки.

Андрей удивился нахлынувшей легкости. Голова прояснились. Наверное, ему это и требовалось — выпустить накопившийся пар.

Он достал карманный телефон и набрал ее номер.

— Да? — послышался в трубке голос Светы.

— Свет, привет. Меня отправляют в срочную командировку. Тут такое творится. Начальник кричит, оригиналы документов затерялись. В общем, мое мнение никого не интересует. Нужно ехать. — Андрей сделал жалобный голос.

Если честно, врать он не умел и никогда раньше не врал.

— Как жалко, Андрей, — как-то наигранно сказала Света. — Но если нужно, то езжай, конечно. Ты домой заедешь?

— Да, я заезжал, переоделся. Меня самолетом направляют. Да это всего на один день. Я туда и обратно. Завтра вечером буду дома. Ты и соскучиться не успеешь.

— Хорошо. Ты позвони, как на месте будешь.

— Ладно, — нараспев сказал Андрей, — извини, что вот так внезапно.

Он положил трубку. Дело сделано. Естественно, Андрей никуда не летел. Он решился понаблюдать за Светой. Если за эти три дня ничто не подтвердит его подозрений, то он во всем сознается Свете и попросит прощение. Где он будет ночевать три дня, Андрей не подумал. На крайний случай снимет номер в гостинице. Одна как раз недалеко от дома.

Рабочий день у Светы заканчивался через час. Андрей зашел в кафе, стоявшее напротив центра, где работала Света, сделал заказ и начал наблюдать. Окна выходили на вход в здание, и никто не мог пройти незамеченным. Все напоминало дешевый шпионский боевик. Но что ему оставалось делать?

Через час из здания начал выходить народ. Люди спешили домой после трудового дня. Андрей увидел среди толпы Свету. Сердце подпрыгнуло и тут же замерло.

Она вышла не одна. Рядом шел какой–то мужик и нагло ее обнимал, лез целоваться. И Света, по всей видимости, была совсем не против такого поведения, а даже наоборот. Она заигрывала с ним и смеялась. Им обоим было весело. Андрей побелел. Чашка горячего кофе лопнула в его руке, но Андрей ничего не почувствовал. В висках били молоты. Подбежал официант с беспокойством посмотрел на разбитую чашку и на Андрея. Андрей не глядя вытащил из кошелька несколько купюр, положил на стол.

— Сдачи не нужно. — Тихо сказал Андрей и выбежал на улицу.

Он видел как Света села в дорогой черный внедорожник. Машина начала отъезжать.

Рядом с кафе стояла машина такси.

— Шеф, свободен? — Андрей заглянул в окно такси.

— Не, друг. У меня заказ. Жду вот.

— Я заплачу, поехали. Срочно надо. — Андрей показал кошелек, показывая, что деньги не проблема.

— Нет, не могу. Говорю же, заказ, — сказал таксист, но видно, что он умаялся ждать, а тут живые деньги.

— Да лан тебе! Выручи, друг! Я двойную таксу оплачу. — Андрей сделал умоляющий вид и сложил руки в молельном жесте. — Вопрос жизни и смерти.

— Эх, ну так бы и сказал. Садись, — снисходительно, сказал таксист и кивнул головой на переднее сиденье, не скрывая радости по поводу такого щедрого клиента.

— Вот спасибо! — Андрей запрыгнул на сиденье. — Поехали вон за тем черным внедорожником на светофоре, пока он не затерялся.

— Э, брат, нет. Я на такое не подписываюсь, — таксист остановил машину, — выходи.

— Шеф, ты чего? Там моя девушка, понимаешь? Я не знаю с кем она. Если они сейчас уедут… Ты пойми, я люблю ее.

— Да черт с тобой. Поехали.

Таксист нажал на педаль газа.

— Изменяет?

— Пока не знаю, но похоже, что да, — сказал Андрей. — Только что видел, как они… целовались. Что мне еще думать?

— Ох уж эти мажоры, папинкины сынки, тьфу, — выругался таксист. — Сочувствую, парень. Ничего, догоним. Помогу тебе так и быть.

— Почему мажоры? — не понял Андрей.

— А кто, по-твоему, на таких машинах разъезжает? Эта машинка стоит как двушка в центре. Откуда такие деньги у него? А?

Андрей промолчал.

— А, может, вор или бандит, — продолжил таксист, ты тогда осторожней. Что делать то будешь, когда приедем?

— Морду набью, — зло сказал Андрей.

— Это ты зря. Если он бандит, то беду только накличешь.

— Ну и пусть. Мне все равно.

Они ехали в тот район, где живут они со Светой. Андрей понял, что она тащит любовника в квартиру.

— Приехали, кажись! — буркнул таксист. — Знаешь это место?

— Это мой дом, — ответил Андрей. Теперь он весь покраснел, в машине стало не хватать воздуха.

Он открыл дверь, намереваясь выйти.

— Стой. Обожди. Они сейчас пока поднимутся, пока то, да се. Сейчас ты только помешаешь. Пусть разойдутся, как следует, — ухмыльнулся таксист. — Да ты не кипятись. Ты же и так все понял. Поймаешь с поличным так сказать. Сиди пока.

Андрей остался в машине. Расстегнул пуговицу на рубашке, закатал рукава. Спохватившись, полез за деньгами в бумажник.

— Да брось! Сказал же, помогу, — таксист сплюнул в окно. — Что мы не люди?

— Спасибо. Но все равно, вот за помощь. Все-таки от заказа оторвал. Проблемы будут. — Андрей положил деньги в карман под автомагнитолой.

Таксист махнул рукой. Вынул пачку сигарет, предложил Андрею. Андрей не курил. Но сейчас был особый случай. Словно из груди вынули сердце и раздавили грязным сапогом.

Они сидели молча. Водила молчал. Да и что в таких случаях скажешь?

— Пора, — Андрей сделал последнюю затяжку и выкинул сигарету в окно.

— Давай. Только ты будь осторожней. Узнал я его, когда из машины он выходил, — таксист сделал паузу, выпустив клуб дыма. — Шишка он местная. Сынок олигарха. Папаша ему выделил долю. Теперь владеет фирмами, фондами всякими. Кстати, тот центр реабилитационный, откуда мы ехали, тоже его. От такого чего угодно можно ожидать.

— Пуганные, — сплюнул Андрей.

— Ну как знаешь. Мое дело предупредить, — водила завел двигатель. — Ну, бывай.

Такси уехало, а Андрей побежал домой, чувствуя, как с каждой секундой злость внутри него становится сильнее. Он взлетел на девятый этаж пешком по лестнице и совсем не задохнулся. Потянул за ручку двери. Та оказалась не запертой.

— Даже дверь не заперли, — Андрей до крови закусил нижнюю губу.

Из квартиры доносились недвусмысленные звуки и смех. Он прошел по коридору. Дверь в спальню открыта. Перед Андреем предстала вполне ожидаемая картина. Света и ее любовник целовались на диване. Андрея они не слышали.

Ярость ударила в голову. Андрей молниеносно подбежал, резко дернул мужчину за руку, размахнулся и ударил. Мужчина отлетел в сторону, но быстро встал.

— Эй, ты кто такой? — заорал он и набросился на Андрея.

Андрей ударил еще раз. И еще. Он бил точно и сильно.

— Андрей хватит, это не то…

— Заткнись! Что не то? Не то, что я подумал?

— Андрей, — Света повисла на его шее, не давая ударить любовника-мажора. — Это недоразумение. Мы вместе работаем.

— Да уж знаю, что вы вместе. — Андрей оттолкнул Свету на диван.

В следующий миг он сам получил удар в лицо и упал на колено. Любовник Светы тем временем побежал к выходу.

— Ну, погоди. Я сейчас вернусь. Тогда поговорим, — мужчина выбежал из квартиры, не закрыв дверь.

— Андрей, прости, прости, — верещала Света. — Тебе больно?

— Отойди от меня. Хватит! — он сплюнул кровь на пол.

Света села, вжавшись в диван. Ей стало страшно. Она никогда не видела тихого и спокойного Андрея таким.

— Прости, — прошептала она.

— Это все что ты можешь сказать? — Андрей встал, пальцами пытаясь остановить кровь из разбитого носа. — К чему тогда были те голуби в день нашего знакомства? Та чертова весна!

В комнате повисла минутная тишина.

— Мы выпустили тех голубей, — Света заплакала.

— Но теперь уже мое сердце разбито. Оно вырвано из груди и растоптано. Чувства, любовь. Похоже, все это, действительно, не вечно. Теперь и на мое место пришел другой. На этот раз ты меня заменила. — Андрей смахнул кровь с пальцев. — А теперь я тебя снова, как тогда спрашиваю. А была ли любовь, Свет?

Света не успела ничего сказать. Из прихожей раздался голос. Андрей обернулся.

— Ну, ты где? Выходи, теперь поговорим, я вернулся, — Светкин любовник стоял в коридоре с пистолетом в руках. Дверь в квартиру они закрыть не успели. — Что, теперь не такой смелый? Я всегда получаю, что хочу. Слышишь? Всегда!

Он навел пистолет в сторону Андрея. Но ему было все равно. Для него жизнь рухнула два часа назад в том кафе.

— Привык, что все достается тебе на халяву, мажор? Бизнес, деньги, женщины. Папинкин сынок. — Андрей снова сплюнул на пол. Весь пол в комнате был в крови. — Женщину мою решил увести? Своих больше не хватает?

— Саша, зачем? — Света вскрикнула.

— Заткнись, — прорычал мужчина. — Это мужской разговор.

— У любовника есть имя, неужели? — усмехнулся Андрей. Он почему-то нисколько не боялся наставленного на него оружия. — Светка, ну ты и дура. Нравится спать с плохими мальчиками?

— Смелый, да? Ты знаешь кто я такой? Да я сейчас завалю тебя!

— Да ради бога. Говорю же, ты урод и папинкин сынок. Без него ты никто.

Сопротивляться пистолету бесполезно. Это в книжках и кино главный герой в мгновение ока способен выбить оружие из рук противника ногой с разворота. Прав был таксист. Мажор оказался психопатом и бандитом. От него можно чего угодно ожидать. И вряд ли он, Андрей, обычный клерк сегодня останется невредимым. Он не чувствовал страх. Для него все потеряло смысл.

— Скорее уже стреляй. Сил нет терпеть. Или бросай пистолет и проваливай из моего дома, — медленно, но уверенно Андрей подался вперед.

— Сам напросился, — мажор снял пистолет с предохранителя.

Андрей видел, как указательный палец начал спускать курок, но сделать ничего не мог.

— Саша, нет! — громко крикнула Света и вышла вперед, закрыв собой Андрея.

Он попытался оттолкнуть ее, но слишком поздно. Прогремел выстрел и девушка опрокинулась назад. Андрей поймал ее. Из груди обильно потекла кровь.

— Света, зачем, дуреха, — голос Андрея сорвался на сип.

Ее взгляд стремительно угасал, а жизнь покидала смертельно раненное тело.

— Была, — успела тихо прошептать Света прежде, чем ее глаза закрылись навсегда.

— Я… я не хотел. Она сама, — залепетал мажор. Он совсем потерял рассудок и наводил пистолет то на Андрея, то на безжизненное тело девушки. — Ты же видел? Видел? Она сама выскочила.

— Мразь, тварь, скотина, — взвыл Андрей и бросился на убийцу.

Они покатились по полу. Андрей пытался выбить пистолет, успел несколько раз ударить.

Мажор перехватил пистолет. Андрей услышал выстрел, почувствовал мгновенную слабость, и в глазах потемнело.

******

— Была, значит? Вот как! — он шагал по глубоким весенним лужам. В ногах хлюпало.

Его никто не видел. Город-фальшивка, город-муляж. Вечная весна и тот самый день. Неужели город создан специально для него одного? Андрей такой щедрости не просил, но его мнение никто и не спрашивал.

Он, словно одинокий призрак, обреченный бродить по царству вечной весны, вышел на знакомый ему маршрут. По этой дороге он возвращался с работы и в тот самый день.

Там совсем близко Света. Она сейчас плачет и кормит голубей крошками, словно осколками разбитого сердца.

Андрей зашлепал по лужам к ней. Никто в этом парке, в этом мире не замечал его, но заплаканная девушка посмотрела на идущего по лужам человека, и Андрей увидел изумление в ее глазах. А зрелище, действительно, выглядело смешным. Он понял — она его видит!

Он плюхнулся на деревянную скамейку рядом с ней, снял ботинок и вылил воду. Света ошарашенно за ним наблюдала и даже перестала плакать.

— Русские лужи… Никогда не знаешь куда попадешь, — весело сказал Андрей, выжимая промокший носок.

Света промолчала. Он заметил, что она еле сдерживает смех.

— Тебе смешно? — продолжил Андрей. — Говорят, Ной голубей выпускал, чтобы те нашли ему сушу. Давай тоже выпустим? Хватит уже кормить их.

Андрей кинул ботинок в голубей. Ботинок отскочил от клочка асфальта и погрузился в глубокую лужу. Света не выдержала и хохотнула.

— Так-то лучше, — сказал Андрей.

Он устроился на скамейке поудобнее, запрокинул ногу на ногу. Солнце ударило в глаза, заставило зажмуриться.

Андрей посмотрел на чистое голубое небо, глубоко вдохнул прохладный воздух. Выдохнул. Ему стало хорошо. Да, ему никогда не выбраться из этого нереального мира, не уйти от проклятой и такой любимой им весны. Некуда выбираться. Выхода в родной мир для него больше нет. Остается принять этот факт и смириться. К тому же здесь он не одинок. Совсем не одинок. У него есть Света. Теперь они втроем. Он, она и весна. Не об этом ли он когда-то мечтал. Весь этот новый иллюзорный мир теперь их личный рай и личный ад.

Переход

Глава первая. Мирное шествие

— Смерть бессмертным! Смерть бессмертным! — скандировала толпа, размахивая транспарантами и маленькими плакатами с перечеркнутыми изображениями первых бессмертных.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 162
печатная A5
от 322