электронная
40
печатная A5
287
16+
Рассказы и стихи — 2019

Бесплатный фрагмент - Рассказы и стихи — 2019

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-9382-2
электронная
от 40
печатная A5
от 287

Рассказы

1. ОРДЕН

— Как настроение, амиго?

— Карамба! А сам-то как думаешь? Каким может быть настроение у человека, которого завтра поджарят на электрическом стуле?! Да, проклятые гринго меня завтра казнят!

— Я знаю.

— Не для того я эмигрировал в эту чертову страну! Не для того, чтобы тут сгинуть! Я перелез незаметно ночью через стену, которую гринго строят на нашей границе. Я приехал сюда в поисках лучшей жизни, но нашел тут только смерть! И завтра я умру. Какое же должно быть у меня нынче настроение? Ты хочешь, чтобы я плясал от радости что ли?

— Нет, от тебя этого никто не требует.

— Мне сообщили, что ты — посол иностранного государства и желаешь со мной поговорить.

— Это верно. Тюремная администрация, конечно, была удивлена, но не стала препятствовать моему визиту. Она любезно предоставила мне возможность пообщаться с тобой. Твой вопрос уже решен и тебя завтра не будет. Поэтому никто не стал выспрашивать у меня причину моего визита.

— Я ждал не тебя, а посла своей страны. Я надеялся, что он напряжет все свои дипломатические извилины и сможет добиться замены смертной казни на пожизненное заключение!

— Посол твоей страны не придет.

— Это почему же? Моей стране на меня наплевать?

— Нет, просто посол твоей страны принципиален. Ты убил человека, а твой посол считает, что не следует ходатайствовать за убийцу. Твой посол считает вынесенный приговор справедливым.

— Вот оно как! Значит, у меня совсем нет шансов?

— Шансов избежать казни у тебя действительно нет!

— Тогда зачем ты пришел ко мне? Ты ведь не собираешься меня спасать?

— Не собираюсь. Я пришел по другому поводу. Я пришел поблагодарить тебя по поручению главы моего государства.

— Поблагодарить?! За что?

— За то, что ты убил того человека. Ты убил злодея. Ты убил врага моей страны. Он был таким же эмигрантом, как и ты. Он приехал в эту страну из моей в поисках лучшей жизни и, как и ты, нашел тут свою смерть. Тут, в эмиграции, он занимался враждебным нашей стране делом. Он всячески критиковал мою страну и главу моего государства. А самое ужасное во всем этом — это то, что к тому злодею местные прислушивались и верили ему! Из-за его злодейских дел у нас возникли большие проблемы на международной арене. Нашу страну стали ненавидеть и чинить ей всевозможные препятствия. В первую очередь, экономические. Наша страна понесла крупные финансовые убытки. Мы и сами уже задумывались о том, что того злодея следует ликвидировать, но ты, слава Господу Богу, опередил нас! Ты избавил нас от возможного международного скандала! За это мы тебе и благодарны! За это тебе благодарен глава моей страны, который и направил меня к тебе, чтобы я лично выразил тебе нашу благодарность.

— Я не интересуюсь политикой, посол. А убил я того человека вовсе не по политическим мотивам. Я убил его за то, что он на мою бабу залез! Ему что, своих баб мало было, что ли? Проклятый кобель! Я застал его в постели с моей бабой и зарезал подлеца!

— Я знаю. Ты настоящий мачо! Но для нас не важна причина деяния. Важно то, что это деяние наконец-таки свершилось!

— Выходит, что я сделал для твоей страны благое дело?

— Верно мыслишь, амиго.

— В таком случае, твоя страна мне должна.

— И тут ты угадал.

— А раз так, то пусть и твоя страна для меня кое-что сделает! Спаси меня, посол! Добейся замены смертной казни на пожизненное заключение! Я не хочу умирать! У меня большая семья: жена и пятеро детей!

— Так тот злодей, которого ты убил, на твою жену залез, что ли?

— Дурак ты, посол! Он залез на мою бабу!

— На любовницу?

— А ты сам-то, только с женой живешь что ли?

— Речь не обо мне, а о тебе, амиго.

— Я в курсе. Так ты спасешь меня?

— Приговор уже вступил в силу, и изменить его уже невозможно.

— Тогда вырви меня из лап гринго! Я наслышан, что глава твоей страны на такое способен! Завтра меня повезут к месту казни. Казнь буде проходить не здесь. Пусть ваши люди убьют охранников и похитят меня!

— Это чревато большим международным скандалом. Быть может, даже войной. Глава нашей страны на такой шаг не пойдет!

— В таком случае, пусть твоя страна выплатит мне гонорар за мою работу! Отдайте деньги моей жене и детям!

— Той бабе, на которую залез убитый, тоже денег дать?

— Да пошел ты!

— Мы, конечно, признаем тебя героем, но глава нашего государства считает расточительством тратить деньги на героев.

— Даже так?!

— Именно. Героев у нас чествуют по-своему. Таковы, так сказать, наши национальные традиции.

— И как же у вас чествуют героев, если не секрет?

— В твою честь назовут улицу в городе. В том городе, откуда был родом убитый. Это в назидание потомкам. Чтобы помнили и не забывали.

— И это все?

— Нет. Еще глава моей страны велел передать тебе вот этот орден.

— Орден?!

— Да. Это наша новая награда. Она введена у нас совсем недавно в честь 80-летия одного знаменательного события.

— Что это за событие?

— Восемьдесят лет назад один замечательный человек по имени Рамон Меркадер убил ледорубом злейшего врага нашего государства. И произошло это, кстати, в твоей стране!

— Я слышал об этой истории.

— Ну, так вот. Теперь каждому, кто убьет врага нашей страны, положены определенные почести: в честь героя называется улица в родном городе убитого. Герою также вручается орден за совершенный им подвиг. Орден Рамона Меркадера. Вот он, твой орден, бери его! Надень его завтра, когда тебя повезут на казнь! Орден согреет твою душу! Ты будешь знать, что умрешь героем, амиго!

© Copyright: Иннокентий Сланевский, 2019

Свидетельство о публикации №219030900630

2. ОХОТА НА МЕРТВЕЦА

«То, что меня не убивает, делает меня сильнее»

(Фридрих Ницше)

— Я — Алан Грей, маршал Соединенных Штатов. Со мной мои помощники. У нас к Вам несколько вопросов, мэм. Если Вы позволите.

— Конечно, маршал, я к Вашим услугам. Проходите в дом.

— Я расследую дело о гибели Вашего мужа. Он, как мне известно, работал федеральным судьей.

— Верно. Но что тут расследовать? Мой муж скоропостижно скончался от сердечного приступа.

— Вы в этом уверены?

— Абсолютно.

— В таком случае расскажите нам, что Вы помните о дне гибели Вашего мужа.

— В тот день мы с мужем находились дома. Мы сидели на диване и смотрели телевизор. И вдруг мы услышали звонок в дверь. Мой муж поднялся с дивана и пошел в коридор, чтобы открыть дверь. Затем я услышала его громкий крик. Я тут же вскочила с дивана и бросилась в коридор. Я помню, как муж держался какое-то время рукой за ручку двери, быть может, несколько секунд, а потом он рухнул на пол. Я подбежала к нему, но он был уже мертв.

— И что Вы сделали потом?

— Я посмотрела в дверной глазок. Я подумала, что мой муж испугался чего-то, что увидел через дверной глазок, но я там ничего не увидела, чего можно было бы испугаться.

— Мы опросили соседей. Они тоже никого и ничего не видели, но, как и Вы, они слышали громкий крик Вашего мужа. Как Вы думаете, почему кричал Ваш муж, мэм?

— Понятия не имею, маршал.

— Как установила экспертиза, причиной смерти Вашего мужа стала остановка сердца. Но причиной остановки его сердца стало поражение электрическим током. Это тоже установила экспертиза.

— Но у нас в доме с электрикой все в порядке!

— Я не об этом, мэм. Ручка вашей двери железная снаружи и изнутри, и представляет из себя единую деталь. Когда Ваш муж взялся рукой за ручку изнутри, чтобы открыть дверь, кто-то пустил ток по ручке снаружи. Это и погубило Вашего мужа! Ваш муж был убит! Он был убит электрическим током!

— Но ведь за дверью никого не было!

— Если Вы никого не видели в дверной глазок, то это вовсе не означает, что снаружи никого не было! Пока Вы добирались до двери, убийца мог успеть уйти!

— Значит, моего мужа убили?

— Именно так. И я взял расследование этого дела под свой личный контроль. Скажите, у Вашего мужа были враги?

— Враги — не знаю. Но недоброжелатели, наверняка, есть у каждого судьи. Не думаю, что все довольны вынесенными приговорами.

— Быть может, Вашему мужу кто-то угрожал?

— Мне ничего об этом неизвестно.

— А поведение Вашего мужа в последние дни его жизни не изменилось?

— Нет.

— Он был скрытен?

— Как знать. Но о своей работе он говорить не любил. Возможно, он что-то и скрывал от меня.

— Он не выглядел в последнее время беспокойным?

— Нет, я так не думаю.

И в этот момент в доме судьи зазвонил телефон. Вдова покойного сняла трубку.

— Это Вас, маршал, — вскоре сказала вдова и передала маршалу трубку.

— Мои люди знают, что я здесь, — ответил на это Алан Грей.

Маршал слушал то, что ему говорили, не более минуты, а потом резко положил трубку и обратился к своим помощникам:

— По коням, ребята! Мы выезжаем немедленно!

— Что случилось? — поинтересовался кто-то из помощников.

— Только что в своей машине найден мертвым прокурор штата, — ответил маршал.

Маршал поблагодарил вдову покойного за ее ответы и вместе со своими помощниками поспешил покинуть дом судьи.

Когда все они прибыли на место назначения, оно уже было оцеплено полицией. Свидетели показали, что когда прокурор открыл дверцу своей машины, приподнялся и попытался выйти из нее, то его внезапно затрясло, и он рухнул замертво на водительское кресло. При этом свидетели утверждали, что в тот момент мимо открывающейся дверцы машины проходил какой-то человек. Это был мужчина среднего роста и худощавого телосложения, в плаще, шляпе и черных очках. Лица и возраста его никто не приметил. Свидетели также утверждали, что непосредственно на прокурора он не нападал, а всего лишь прошел мимо. В то же время они были уверены, что в тот момент, когда прокурора затрясло, кроме того загадочного мужчины в непосредственной близости от ныне покойного никого не было.

Тело прокурора вскоре было отправлено на экспертизу, которая установила, что причиной смерти стал мощный разряд электрического тока.

Это озадачило Алана Грея. Он велел немедленно поднять дела, которые вел покойный судья, и которым дал ход покойный прокурор. Маршал распорядился обращать в первую очередь внимание на тех осужденных, которые не признали себя виновными на суде, не желая мириться с вынесенным приговором, считая его несправедливым, и которые недавно вышли на свободу. Возможно, они надеялись отомстить, как предположил маршал.

Расследование этого дела едва не зашло в тупик, но вскоре неожиданно появилась надежда пролить свет на те загадочные убийства. Третьей жертвой стал шериф округа. Свидетели показали, что когда шериф выходил из здания полиции, какой-то человек в плаще, шляпе и черных очках подал шерифу руку, чтобы поздороваться с последним, после чего шерифа затрясло, и он рухнул на землю замертво.

— У нас появились зацепка. Это — отпечатки пальцев, — сказал маршалу один из его помощников по поводу последней, третьей смерти.

— По базе пробили? — поинтересовался маршал.

— Да.

— И кому они принадлежат?

— Некоему Тому Рейнджерсу.

— Что у нас есть на него?

— Я ничего не понимаю, маршал, но Том Рейнджерс — мертв!

— Как так?

— Месяц назад он был казнен за убийство полицейского. Казнен на электрическом стуле.

— Поднимите это дело!

Когда дело подняли, маршал велел одному из своих помощников кратко сообщить об основных обстоятельствах того дела.

— Том Рейнджерс зарезал полицейского, — сообщил помощник маршала. — Зарезал его, когда полицейский выходил из своего дома. На суде обвиняемый показал, что причиной убийства была месть. Месть за сына обвиняемого, которого убил тот полицейский.

— За что был убит сын Тома Рейнджерса? — спросил маршал.

— Обвиняемый на суде показал, что его сын был студентом. В день своей гибели он отправился в ювелирный магазин, чтобы купить обручальное кольцо своей невесте. Сын обвиняемого собирался жениться. А на выходе из магазина он увидел проходящий автобус и побежал, чтобы успеть на него. Находившийся поблизости полицейский подумал, что из магазина выбегает грабитель и выстрелил в него. Студент погиб. На суде полицейского оправдали. А отец погибшего решил отомстить за смерть своего сына. Он выследил того полицейского и зарезал его, когда полицейский выходил из своего дома. Убийцу поймали и приговорили к смертной казни. Месяц назад Том Рейнджерс был казнен на электрическом стуле.

— Значит, казненный не умер.

— Но ведь этого не может быть!

— Может. Все очень просто. У нас есть отпечатки пальцев мертвеца. Но мертвец убить не может. Это означает, что мертвец жив! Разве это не очевидно? 16 октября 1985 года в штате Индиана Уильям Вэндивер был убит только после пятого разряда тока. И это далеко не единственный случай, когда приговоренные к смерти умирали не сразу! А наш Том Рейнджерс, похоже, не умер и ухитрился притвориться мертвым и обмануть врача. Не факт, что и доктор, который констатировал смерть, был трезв. Сами понимаете, от такой работы и нервы сдать могут. Так что, мы с вами охотимся на мертвеца, парни!

Маршал велел своим помощникам допросить доктора, который констатировал смерть, но тот клялся и божился, что казненный был действительно мертв.

Затем маршал разработал хитроумный план поимки убийцы. Он заявил, что раз отец так любил своего сына, то он обязательно когда-нибудь появится у него на кладбище и велел установить за кладбищем наблюдение. Маршал также распорядился приготовить водометы. Он полагал, что убийца, казненный на электрическом стуле, остался жив и каким-то образом стал сам электрическим током. Маршал надеялся, что если Том Рейнджерс будет облит водой, то он сгорит изнутри, так как вода хорошо проводит электрический ток. Маршал надеялся на это, но в то же время не был уверен в этом на все сто. Но, как справедливо утверждают, попытка — не пытка! Так почему бы и не попробовать?

А результат не заставил себя долго ждать. Спустя несколько дней водометы настигли убийцу на кладбище. Это случилось ночью. После того как Том Рейнджерс был облит водой, он не выказывал никаких признаков жизни. Маршалу тут же позвонили, и он велел поместить труп убийцы в морозильную камеру одного из моргов, а утром собирался тот труп осмотреть. Собирался, но не успел.

Той же ночью, спустя пару часов, маршалу вновь позвонили.

— Как спится, маршал? — услышал маршал голос в телефонной трубке. — Кошмары не снятся?

— Кто это говорит? — поинтересовался маршал сонным голосом.

— Том Рейнджерс. А ты это хитро придумал! Насчет воды. В ином случае, это, быть может, и сработало бы. Но ты не знаешь природу самого явления, маршал. Сам Никола Тесла мне позавидовал бы! Да, после казни на электрическом стуле я не умер. Ты знаешь, что у доктора, который констатировал мою смерть, была обожжена рука? Он попытался было прощупать пульс на моей сонной артерии, но обжег свою руку. Больше он не стал пытаться этого сделать и признал меня трупом. Ток, который пропустили через меня, меня самого сделал током! Ток меня не убил, но он сделал меня сильнее. Ток не убить, маршал. Ни водой, ни огнем, ни чем-либо другим.

— Но ток можно отключить!

— Можно. И ты знаешь как?

— Нет.

— В этом — твоя слабость.

— Почему ты пришел на кладбище ночью?

— Чтобы не привлекать лишнего внимания. Я не сомневался, что меня однажды вычислят, но не ожидал, что меня будут тут и ночью караулить.

— Ты говоришь из морозильной камеры?

— Меня уже давно там нет.

— Как тебе удалось выбраться оттуда?

— Виной тому — глупость местного санитара. Он услышал мой голос из камеры и решил открыть дверь, чтобы убедиться, что труп не способен говорить.

— А что с тем санитаром? Ты убил его?

— Нет. Он убежал. Видел бы ты как он бежал! Любую олимпиаду выиграет!

— А тех людей ты зачем убил?

— Судью, шерифа и прокурора?

— Да.

— А зачем они оправдали убийцу моего сына? Зачем они решили убить меня?

— Будут еще трупы?

— Будут. Мой сын — не единственная невинная жертва. Так что готовься, маршал, мы с тобой еще повоюем!

© Copyright: Иннокентий Сланевский, 2019

Свидетельство о публикации №219032300782

3. УПРЕЖДАЮЩИЙ УДАР

1

Майор расхаживал по кабинету взад-вперед и курил одну сигарету за другой. Мы сидели за столом и терпеливо ожидали, когда же наш командир начнет говорить. Было очевидно, что нервы у него шалили. Наконец, майор докурил свою очередную сигарету и дрожащей рукой затушил ее об стол в своем кабинете, промахнувшись мимо стоящей на том столе пепельницы.

— Господа офицеры, — сразу после этого начал он, — все вы прекрасно знаете, что произошло восемьдесят шесть лет назад. Тогда началась большая война. Страшная война. Руководство нашей страны в то время заигрывало с Западом, заключало с ним всякие договоры, делило с ним границы, а потом ночью, на рассвете, Запад на нас напал. Наша разведка сработала великолепно: она сообщила руководству нашей страны точную дату и время нападения Запада, но наше руководство разведке не поверило, либо не захотело поверить. Итог, как вы знаете, был печален: в первые дни войны мы понесли на границе большой урон в живой силе и технике, а сама война растянулась на несколько лет и унесла миллионы жизней.

— У нас сегодня урок истории, майор? — поинтересовался кто-то из офицеров.

— Да, и очень поучительный урок! — ответил майор, а затем продолжил: — И история имеет обыкновение время от время повторяться! Но не все ее уроки хорошо учат и не все делают из них правильные выводы. Не случайно народная мудрость гласит: «Умный учится на чужих ошибках, а дурак — на своих».

— К чему Вы все это говорите, майор? — снова поинтересовался кто-то из офицеров.

— А к тому, что этой ночью снова начнется война! — выпалил в ответ он.

— Война?! — изумленным хором воскликнули все мы. — Как война?!

— Да, война, — продолжил майор, — Этой ночью начнется война, господа офицеры! И это не шутка! Но на этот раз враг придет с Юга. Наше нынешнее руководство заигрывает с Югом, также заключает с ним всякие договора, строит какие-то экономические проекты, мечтает о свободном экономическом пространстве, и что-то там еще, я толком и не знаю всего этого! Но наша разведка, как и тогда, сработала великолепно! Она сообщила нам о грядущей войне, и эта война начнется этой ночью, на рассвете!

— И этому есть доказательства? — поинтересовался я.

— Разумеется! — ответил майор. — Капитан, продолжайте!

Из-за стола поднялся человек и начал говорить. Человек тот был невысокого роста, немного смуглый. Это был человек с того самого Юга, который, как утверждал наш командир, этой ночью собирался на нас напасть. Человек был одет не по-военному. Как мы заметили, он великолепно владел нашим языком, хотя и был иностранцем. Если бы я не видел его лица, а слышал бы только его речь, то я никогда бы и не подумал, что это говорит иностранец! В его речи не было абсолютно никакого акцента! Все мы, офицеры-пограничники, на всякий пожарный случай, так сказать, изучали язык нашего Южного соседа, но о достижении такого совершенства во владении иностранным языком, какого достигнул этот иностранец во владении нашим языком, мы даже и не мечтали!

— Я — капитан нашей разведки, — начал свою речь иностранец.

— Нашей?! — не поверил кто-то из наших.

— Если бы я представлял разведку Юга, господа офицеры, то я бы говорил с вами на языке Юга.

— Продолжайте, капитан, — вставил свое слово майор.

— Майор прав, — продолжил капитан, — этой ночью действительно начнется война. Юг стянул к границе большое количество живой силы и техники. На одного вашего солдата приходится десять солдат Юга. Да и население моей страны в десять раз превышает население Вашей страны. Перспективы для вас, согласитесь, совсем не радужные. Мне удалось скопировать приказ руководства моей страны о дате и времени вторжения. Копия этого приказа у меня в кармане. Операция получила кодовое название «Красный Дракон», и начнется она этой ночью на рассвете. Я состою в штате разведки Юга, мне там доверяют, никто из моего официального начальства и не подозревает, что на самом деле я работаю на вашу страну. О том, что война однажды начнется, у нас даже дети знают. В наших школьных учебниках ряд ваших территорий изображены на картах в составе моей страны. Пропаганда утверждает, что эти территории незаконно оттяпаны вами еще в позапрошлом веке и что их следует обязательно вернуть. Вернуть, когда время придет. Когда представится шанс. У нас об этом с детства помнят и не забывают. Но никто не знает, когда именно придет это время и настанет этот шанс. А кто из вас желает ознакомиться с приказом о нападении и достаточно владеет для этого языком моей страны, — взгляните!

И капитан достал из своего внутреннего кармана какие-то бумаги и положил их перед нами на стол. Мы поднялись из-за стола, склонились над этими бумагами и стали читать. А через некоторое время мы снова все уселись за стол.

— Можно мне задать вопрос капитану, майор? — спросил тогда я.

— Задавайте, лейтенант, — дал мне свое разрешение майор.

— Капитан, а почему Вы решили работать на нашу стану? — поинтересовался я. — Неужели Вы действительно считаете, что несмотря на десятикратное превосходство Юга, у нас сохраняются неплохие шансы на победу в возможной войне?

— Я так не считаю, — ответил на это капитан. — И никто так не считает. У меня личная неприязнь и, я бы даже сказал, ненависть к моей стране. Однажды у меня была девушка, которую я очень любил. Но моя девушка вдруг увлеклась культурой и литературой вашей страны и стала изучать ваш язык. Подруга донесла на нее в соответствующие органы и мою девушку расстреляли. В моей стране считают, что интерес к чужой культуре — это не просто первый шаг к предательству, но и само предательств! За это у нас положена смертная казнь. Я не разделяю взглядов руководства моей страны и желаю отомстить за свою любимую. А заодно и вас всех спасти! Можно сказать, что интересы и цели у нас совпали. Поэтому я с вами, лейтенант.

— И как же Вы собираетесь это сделать, капитан? — снова поинтересовался я.

— Об этом Вам всем расскажет майор, — ответил капитан. — Мы уже переговорили с ним на эту тему.

Мы все тут же уставились на нашего командира.

— Господа офицеры, — сообщил нам, в свою очередь, майор, — сегодня ночью мы нанесем по Югу упреждающий удар, чтобы сорвать злодейские планы врага. Чтобы сорвать его внезапное вторжение. Удар мы нанесем с воздуха и постараемся уничтожить как можно больше живой силы и техники противника.

— А руководство нашей страны в курсе? — спросил кто-то из офицеров.

— Нет, — ответил майор. — Не думаю, что следует ставить их об этом в известность. А вдруг они не поверят или не захотят поверить в то, что война неизбежна как это было восемьдесят шесть лет назад? И тогда мы снова понесем большие потери, и война затянется на несколько лет, и погибнут миллионы!

— Но ведь в нашем распоряжении только один исправный самолет! Остальные давно заржавели! Наше руководство не верит или не хочет верить в возможную войну с Югом! Оно дружит с Югом! И на наш участок границы, поэтому, не направляет никакой новой военной техники! Тут одно старьё и хлам!

— Один исправный самолет, говорите?! Так вот на нем одном и полетим!

И командир велел нам всем немедленно готовиться к полету.

2

Наш самолет взлетел воздух. На борту были одни офицеры, в том числе капитан и я. Мы сидели друг напротив друга. И тут капитан предложил угостить нас чаем.

— У нас самый лучший чай в мире, — сказал он. — Такого чая ни у кого больше нет! Мы выращиваем его на плантациях, над которыми никогда не летают самолеты. Это самый экологически чистый чай во всем мире, уверяю вас!

Я не любил чай. Я пил только кофе, а потому я отказался от угощения. Но остальные офицеры этот чай попробовали и спустя несколько минут погрузились, как мне показалось, в глубокий сон.

— В чем дело?! — неожиданно встревожился я, почувствовав, что тут что-то не так.

— Их больше нет, лейтенант, — ответил мне капитан. — Они уже тю-тю! Ты даже не представляешь, как мне нравится это ваше выражение «тю-тю»! Они погрузились в вечный сон и больше уже никогда не проснутся!

Я, услышав такое, тут же выхватил свой пистолет и нацелил его на капитана, но капитан, в то же время, выхватил свой пистолет и нацелил его на меня. И наш дальнейший разговор продолжился уже под взаимными прицелами.

— На кого ты работаешь, черт бы тебя побрал? — спросил я.

— На свою страну, — спокойно ответил мне капитан.

— Выходит, что ты и не наш вовсе?

— Выходит.

— Ты отравил наших офицеров?

— Да, отравил.

— Но почему? И как же та история с твоей девушкой? Ты обманул нас?

— Нет. Мою девушку действительно расстреляли. И я ее действительно любил. Но ты плохо знаешь мой народ, лейтенант. Ты когда-нибудь был в моей стране?

— Нет.

— Оно и заметно! Мы отличаемся от вас. Вам расскажи какую-нибудь плаксивую историю — вы тут же и сопли распустите! Ваша слабость — сентиментальность и способность к состраданию. А у нас такого нет! Если кто-то из наших родных и близких и встает вопреки интересам нашего государства — мы тут же их уничтожаем! Каждый из нас готов пристрелить родную мать, если это пойдет во благо нашей страны! Моя девушка была признана врагом. Да, я любил ее, но я пожертвовал ею ради нашей страны.

— Ты — не человек! Ты — зверь!

— Думай, что хочешь. Это — твое право. А твой командир — дурак! Ты даже и не догадываешься, что именно нашей стране он обязан своим положением!

— Чепуха! У майора немало государственных наград! Никогда не поверю, что он работает на Юг!

— Ты в этом уверен? Он работает на Юг, но сам об этом и не подозревает! Руководство твоей страны ищет дружбы с руководством моей страны. Нам был нужен тупица, который способен поддаться на любую провокацию! Именно мы и рекомендовали его на ответственную должность на границе! И он выполнил свою задачу! Он поддался на провокацию! Он поверил в наше нападение и решил нанести по моей стране упреждающий удар!

— А разве нападения не будет?

— Будет! Но только после того, как вы нанесете по моей стране упреждающий удар! Пойми, лейтенант, что сейчас война не ведется так, как она велась раньше: «подумал-решил-напал». В настоящее время мы не можем игнорировать мнение международного сообщества! Мы не хотим, чтобы нас признали страной-агрессором! А если мы нападем первыми, то симпатии того международного сообщества будут на вашей стороне. А это — не в наших интересах, ибо другие страны в войне станут помогать вам, как невинно пострадавшим!

— А тебе не жаль своих соотечественников, которых мы летим бомбить, капитан?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 287