электронная
72
печатная A5
284
16+
Рассказы

Бесплатный фрагмент - Рассказы

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-0699-8
электронная
от 72
печатная A5
от 284

КАК Я ПОБЫВАЛ В РОЛИ СОБАКИ…
ГЛАВА ПЕРВАЯ

Захотелось поделиться одним маленьким эпизодом из своей сумбурной, беспокойной молодости. А вдруг кому-то пригодится, кто-то сделает выводы, говорят же — умный учится на чужих ошибках..

Личная жизнь у меня не ладилась. Семейные отношения никак не хотели складываться. Это потом, спустя годы я понял, что для того, чтобы жить в семье, нужен характер. А у меня его-то и не было. Я бы не сказал о себе бесхребетный рохля, но.. замнем для ясности..

Первое время еще всё было прекрасно — у меня была хорошая прибыльная работа.. а потом кризис в стране, всё пошло наперекосяк, выяснилось, что наше семейное благополучие держалось исключительно на хорошей материальной базе.

В общем, как у Маяковского? — семейная лодка разбилась о быт. Когда после двух с половиной лет супружеской жизни моя «благоверная» выпалила:

— Ты пустышка… бездарь и неудачник… И чего ради я тебя терплю, не пойму! — я понял, что треснул горшок, и его не склеить. Иссякло мое терпение, я тоже не железный.

У нее, конечно, эти обидные фразы вырвались под настроение. Я прекрасно понимал, что ей тоже не сладко, безденежье, нужда наступает на пятки, что она потом будет каяться, пытаться загладить свои резковатые слова… Она еще долго бушевала, наговорила массу обидных слов..

Словом, я принял твердое решение смазать от нее пятки. С одной стороны действительно, последние пару месяцев сижу у нее на шее, только обуза. Сам себя ненавижу, постоянное чувство вины. А с другой стороны, я уже об этом знал, эта напряженная атмосфера опасна для здоровья, да и перспектив я не видел…

Мой одноклассник работал прорабом на стройке, он пробил мне ставку сторожа на объкте, я отгородил уголок в вагончике-бытовке, стал там и жить заодно, а зарплата, понятно, чисто символическая, но все-таки..

Как-то иду, дело к вечеру, прохладненько, коротаю время до дежурства, иду медленно, но все равно нагоняю двух женщин, которые идут впереди еще медленнее..

До них остается метра три, слышны их голоса, одна, пышненькая брюнетка говорит другой, своей спутнице, худенькой стройной блондинке:

— Нет, что ты, Лена, без собаки в твоем положении никак.. На что у меня — вон какая семья, двое детей, муж, свекровка.. и то у нас собака и кошка. Правда, мы в своем доме живем, собака во дворе, но все же.. А тебе сам Бог велел..

..В общем, обычная бабская болтовня, интереса она не могла у меня вызвать, я стал раздумывать — обогнать, или отстать..

— Тем более — ты одна. Ирочка твоя когда еще вернется, неизвестно. Отучится, выскочит замуж, вообще будет наведываться раз в пол-года..

Не особо вникая в детали, в глубине подсознания я решил, что у субтильной блондинки Елены дочь где-то учится, а сама она, Лена, хочешь — овдовела, хочешь — брошенная, короче, с недавнего времени одна..

Они, пожалуй, немного старше меня, ближе к сорока, чем к тридцати..

— Ну, видишь ли, Рита.. мне никогда не приходилось держать собаку, да и желания такого никода не было… надо ведь какие-то навыки иметь, опыт.. да и брезгливая я очень.

— Будем учиться на ходу, придут и навыки, и опыт.. — не отставала та.. — Без четвероногого друга никак.

У меня еще мелькнула мысль — интересно, почему друг должен быть именно четвероногим?.. Жаль, что я двуногий.

Если честно, я не знаю, что меня дернуло вмешаться в их разговор, но факт остается фактом — я им и говорю, так, вежливо, культурненько:

— Извините, девушки, я случайно подслушал ваш разговор, я так понял, что вам нужна собака..

Они обе разворачиваются ко мне, лица недовольные.

— А подслушивать, между прочим, некрасиво, — голос у брюнетки не сказать, что злой, но и не очень любезный.

— Да я понимаю, — я стараюсь, чтобы голос мой звучал равнодушно, без интонаций.. — Но согласитесь, и ходить по улице, заткнув уши, как-то странновато выглядит.

— А у вас что, собака есть? — у Лены голос по крайней мере не такой неприятный.

— Ну, во всяком случае, мне кажется, я бы мог помочь вам.

— Так вы продать хотите, или как? — в глазах Леночки явный интерес.

— Или как, — говорю я. — Отдам в хорошие руки.

— Ну.. Если бесплатно, значит какой-то изъян, — разочарованно протянула она. — А это мальчик, или девочка?

— Мальчик, — быстро ответил я. — Несомненно мальчик..

Наконец они рассмеялись:

— А что еще бывает мальчик под сомнением? — это темненькая, Рита.

— Такое впечатление, будто сами себя убеждаете, — это светленькая, Лена.

— Да нет, я просто хотел сказать — точно мальчик, мужичок..

— Кобелек, — уточняет брюнетка. Она шустрее, энергичнее, более раскованная, как бы не сказать, озорная. Держится непринужденнее, увереннее.

— Ну, я бы не стал выражаться так вульгарно.. Но если вам так удобнее, хорошо, кобелек..

Елена смотрит на меня уже с интересом:

— А сколько ему лет?

— Тридцать два, — выскакивает у меня. — Вернее.. я не могу точно сказать.. но довольно молодой, крепкий кобелек..

— Ну, хорошо, мы вам верим, — говорит брюнетка, но видно, что не верит. — А теперь так же точно скажите, какие у него недостатки.

— Недостатки?.. — я тяну время..

— Да, да, недостатки, — говорит та с напором. — Или он идеальный?

— Да нет.. я бы не сказал.. Недостатки у него, конечно, есть.. но они, как бы сказать, незначительные..

— Что-то вы темните, молодой человек, — продолжает напор шустренькая, — По-моему, вы пытаетесь всучить кота в мешке..

— Ну почему же.. вы можете его потрогать, убедиться.. Ну, он немного с ленцой.. зато очень скромный, доброжелательный..

— Это уже опять пошли достоинства, вы о недостатках говорите..

— Так он бойцовский, или сторожевой, пёсик-то? — интерес у Лены нарастает.

— Скорее сторожевой, — неуверенно говорю я. — Очень неагрессивный, спокойный..

— А собака дрессированная? — Лена, кажется на крючке.

— Коне-ечно!.. Очень послушная, легко поддается дрессировке, много чего умеет.

— А теперь скажите, что он умеет, — говорит Рита. — Я, возможно, себе заберу.

— Нет, вам он не подойдет. Предназначен только для одинокой дамы.

— Ой, темните вы.. Ну ладно, так что он умеет?

— Ну-у.. умеет он много. Всего не перечислить..

— Ну хотя бы десяток перечислите.

— Например, может полы протереть, посуду помыть, картошку почистить…

— Еще?

— Может сходить в магазин, выносить мусор, постирать негабаритные вещи. А, да, краник заменить, плиту починить… А главное преимущество — не требует котлет, не надо за ним убирать.. Шерсть не летает, разной гадостью дышать не требуется.

— Еще?

— Поразвлекать анекдотами, поддержать интересную беседу, рассказать веселые истории из своей жизни… грустные тоже.. Хотя, пожалуй, грустных больше..

— Может напиться, буянить, устраивать семейные разборки.. — в тон мне продолжает Рита.

— Ни-ни! Однозначно, нет. Трезвенник.

— Таких кобельков, пардон, мужичков, хоть в хорошие, хоть в распрекрасные руки не отдают!

— Ну-у.. как сказать.. В нашей жизни очень многое бывает такого, чего не может быть..

— Так вы подсватываетесь к нашей Леночке? — наконец ставит вопрос ребром напористая Рита. — Вам жить негде? Вы бомж? Или ловелас?

— Так. Постойте, разговор наш пошел по другому руслу. Мы о чем говорили? Я, по-моему, предложил добрую, спокойную, умную собаку. А вы на личности переходите.

— Так.. Лена, тебе решать. Будешь брать добрую, умную собаку, которая и полы протрет, и картошку почистит, и анекдот расскажет?

— Ой, Рита, боюсь я этого кобелька, — Леночка в нерешительности. Потом обращается ко мне: — Так вам негде ночевать?

— Ну почему же, у меня как минимум три точки, где смогу найти приют. Могу объявиться через месяц, или через неделю.. как вам удобнее.. И вообще, если вам этот разговор неприятен, можете его прекратить в любой момент. Особенно, если вам не очень и нужна собака..

— Да нет, не в этом дело, вы нам показались интриганом, мы вас боимся. — сдается Рита. — Разговор ведете вокруг да около.. Вы прямо скажите — хотите предложить себя в качестве собаки?

— А что, вам кажется, что я не смогу справиться с ролью собаки? Правда, облаивать прохожих, обнюхивать бродячих собак и сомнительные предметы я не стану.. так же не буду обмачивать кусты на обочине, гоняться за котами..

Тут Леночка не выдерживает и хохочет:

— А фамилия ваша случайно не Шариков?

— Нет, вы знаете, не Шариков. Надеюсь, что с данным господином у меня ничего общего.

— А прямо предложить себя в качестве жениха — не вариант? — не отстает Рита.

— До жениха я немного не дотягиваю. В лучшем случае — собака.

— Давайте, я предложу компромиссный вариант. Обменяйтесь телефонами, повстречайтесь, пройдите как положено, конфетно-букетный период, потом сыграем свадьбу.. ну и мир и согласие в доме..

— Нет. Однозначно нет. Только собака. Других вариантов, к сожалению, у меня нет..

— Ну вы действительно странный какой-то.. Леночке нашей замуж надо идти, семью создавать…

— Не мои проблемы. Я ей никак не могу запретить, или помешать создавать семью. Собака ведь не помеха? В крайнем случае — изгоняют ее…

— Или усыпляют у ветеринара.. — вставляет Рита.

— Да нет, никакой ветеринар не возьмет на себя ответственность такую. С виду-то я человек.

— Нет, ну рассуждаете вы вполне логично, поведение адекватное, но… В общем, думай, Лена, думай…

— Вы это всё серьезно? — удивляется та. — Мужчина в роли собаки..

— Нет, Боже упаси, я не настаиваю, не напрашиваюсь. Дело добровольное: да — да, нет-нет..

— Вы большой оригинал, молодой человек, — Рита, кажется, растеряна, — Ну как вы себе представляете технически — приводит Лена вас в дом… кстати, вы обходитесь без ошейника?

— Вполне. Еще не было случая, чтобы я кидался на кого-нибудь. Я очень послушный, добродушный, забыл прибавить, миролюбивый.. Хорошо отзываюсь на голос…

— В общем, беру, — говорит Лена. — Правда, не очень ясно представляю, как это будет выглядеть..

— Ой, Ленка.. Ты такая отчаянная.. на тебя не похоже.. — озорное поведение Риты меняется на глазах.. — Смотри еще, не влюбись.. Правда, я в это всё не очень верю.. Да, а спать где вы будете? — обращается она ко мне.

— Как где? — удивляюсь я. — Где собаки спят? На коврике у дверей. Я же собака сторожевая..

— Ну, это всё шутки были.. А если серьезно.. Расскажите-ка немного о себе. Да не очень завирайтесь, — опять строго говорит Рита. — Недавно с заключения освободились?

— Нет. Тьфу-тьфу, слава Богу пока с родной юстицией никаких дел не имел. Ударился было в бизнес, прогорел, наделал долгов.. Понятно — из дому выгнали, работаю на строительном объекте сторожем, живу в вагончике-бытовке..

— Ну и как вы себе свое будущее представляете? Так всю жизнь и будете собакой?

— Если уж совсем честно, не знаю, — откровенно признался я. — Пока никаких планов нет. Возможно, немного приду в себя, со временем стану работать.. Но хотел бы, чтобы со мной обращались как с собакой.

— А как с собакой обращаются, — у Риты вышло немного наивно.

— Риточка, этот вопрос у вас как-то механически вырвался. У меня никогда не было собаки, а у вас она есть. Вы же лучше меня знаете, как с собакой обращаются — ухаживают, хорошо кормят, выпускают погулять..

— А вы гульливый? Немного ловелас? Не сексоголик?

— Нет. Вот это нет. К прекрасному полу совершенно равнодушен.

— Импотент что ли? Или, может.. того..?

— Да нет, вполне нормальный. И ориентация здоровая. Просто, наверное, недотепа. Неустроенный, неблагополучный. Но сразу договариваемся так, что выгнать меня можно в любой момент, только предупредить заранее.. ну то есть — не на ночь.

— Ну и ну.. Не пьет, не курит, к бабам равнодушен.. странно очень.. Хочет служить собакой.. А паспорт-то у вас есть, надеюсь? Ну-ка покажите..

— А как же, вот.. пожалуйста.. Да нет, я вполне добропорядочный, нормальный гражданин. — стал я объяснять. — Просто такая темная полоса пошла..

— В общем, жена из дому выгнала.. — сделала вывод Рита. — А ведь хороших кобельков не выгоняют.. А с женой помиритесь — бросите нашу Леночку, и слиняете?

— Трудно сказать.. — я вполне искренен. — Но Бог даст, эта темная страница моей жизни закрыта навсегда.

— И еще, — грозно проговорила Рита, — Считаю своим долгом сообщить, что в квартире у Леночки ничего ценного нет. Так что, если у вас такая мыслишка — поживиться чем-то.. Сейчас ведь много брачных аферистов, и фантазия у них бога-атая..

— Нет, нет, такой глупой мыслишки нет. И до сих пор, как-то не возникала, Бог миловал..

— Ну, ладно, Леночка, если что — звони. Быстренько на него намордник накинем.. А интересно, где тут подвох.. Ну, я помчалась, чао-чао..

ОБЕСПЕЧЕННАЯ ДАМА Рассказ

У меня в памяти всплыли слова где-то когда-то прочитанные: «Хотел заключить небольшую сделку с совестью, а вышло — продал душу дьяволу… Причем задешево. Оказывается — лукавый никогда дорого не платит. И не довольствуется малым….

В жизни мне все давалось легко. В школе училась хорошо, всегда прилежная, аккуратная. Друзей было много, в компаниях чаще оказывалась в центре внимания, видимо, обладала задатками лидера.

Правда, росла в семье не сказать, что благополучной. Папа работал в солидном учреждении, занимал высокую должность. Но человеком был мягким, деликатным, из породы старых русских интеллигентов, достигал успехов в жизни не упорством и настойчивостью, умением прогнуться где надо, а умом, образованностью, сдержанным, ровным характером.

Очень любил маму, многое ей прощал.

Она — волевая энергичная женщина, как говорится, с большими запросами, постоянно изводила его: ну кто сейчас живет на зарплату, пусть и большую?!

Сама работала товароведом на какой-то базе, деньги у нее водились хорошие, мы не бедствовали, но она постоянно была недовольна.

Любила дорогие красивые вещи, много внимания уделяла своей внешности, большая любительница застолий, пикников, веселых компаний…

Меня она не очень жаловала, у нас не было особой привязанности, я рано научилась шантажировать ее любовниками, которые почему-то долго не задерживались. Впрочем, папа обо всем догадывался. Его она считала бесхребетным рохлей, который сгубил ее молодость.

Для неё он в самом деле был чересчур мягкотелым. Когда я подросла, поняла, что они с мамой не пара. Ей нужен был мужчина с характером, который мог бы держать в руках крепко. Хотя… Мне кажется, она ни с каким не ужилась бы. Это была избалованная мужским вниманием, капризная вздорная баба.

И вот наконец допекла она его, и он стал попивать. Начались скандалы, истерики, жуткие семейные сцены. Я поняла, что она его угробит. Я уже знала о возрастных изменениях — что некоторые женщины в определенные периоды делаются мегерами, а у части мужчин — седина в бороду…. Правда, папа был не из той породы. Убедила его, что с его зарплатой можно жить в царской роскоши, что он еще не старый, что надо ему пожить одному, и что потом он может заниматься вопросами развода — примирения, новой семьёй — разменом, и прочими текущими проблемами.

Сама всё ему устроила — сняла квартиру, перевезла, пообещала навещать, заботиться о его судьбе.

А вскоре у меня появился новый папа. Молодой, озорной. Свободный художник, как он сам себя называл… В общем — жизнерадостный кретин.

Меньше, чем через неделю он стал проявлять к моей скромной персоне знаки внимания, которые явно выходили за рамки отеческих. Вежливо, но твердо сказала ему, что я — девушка вполне взрослая и ласкать меня не требуется.

Этот дебил, видимо, был уверен в своей неотразимости, нагловато — удивленно проронил:

— О, да мы с характером!…

Я смотреть не могла на его лоснящуюся самодовольную физиономию, а мама будто с ума сошла — не могла на него надышаться.

Впрочем, мне было не до них, еле дотянула до выпускного бала, и упорхнула из родного гнезда с твердыми намерениями добиться успеха в жизни и кое-какими планами на этот счет.

В институт поступила легко, немного помог папа, хотя это было не в его характере, но ради родного дитя что только не сделаешь! Жила больше у него, а маме сказала, что живу в общежитии, что так удобней ходить на занятия. Но в нашей просторной квартире появлялась регулярно, чтобы устраивать разгонку маман и ее развеселым друзьям — богемного вида потрепанным личностям.

Вокруг нее и ее муженька роились какие-то непризнанные таланты и несостоявшиеся знаменитости: бездарные поэты, художники, которых не оценила серая толпа, артисты, которым гордость не позволяла искать связей и протекции….

То, что у мамы дурь скоро пройдет, или ее индюк даст тягу, словом — этот так называемый брак недолговечен, было ясно, как божий день, но этот жизнерадостный кретин мог успеть ее охмурить на какую-нибудь аферу.

А тем временем меня закружила студенческая жизнь. Папиной зарплаты нам на двоих вполне хватало. Мне довольно скоро удалось вернуть ему душевное равновесие. Правда, пришлось немного повозиться — сводила к психологу, познакомила со славной, скромной женщиной… Мне даже стало немного обидно: уж очень быстро он позабыл свою великую любовь — о маме если и говорил, то без особого выражения. Ну, что делать — все мужики сво… Но его финансовые дела были в моих руках: я прекрасно понимала, что с его непрактичным и не очень волевым характером, деньги его быстро испортят.

Когда заканчивала третий курс, в моей жизни появился Павел. Знакомство было случайным, я особо значения и не придала, хотя, как оказалось — для меня это событие было случайным и незначительным, но не для него…

Любила ли я его? А кого я вообще любила? Единственный человек, к которому я испытывала тёплые чувства — был папа. Мне было жалко его до слез, хотя в общем-то понимала, что мама не виновата, что ей досталась неудачная генетика, и воспитание не получила нормальное.

Так вот много позже я поняла, что никогда не любила, я из той породы, которые позволяют себя любить. Рано поняла, что в жизни главное — не попасть в зависимость.

А Павел был от меня без ума — это было заметно за километр невооруженным взглядом. Но во- первых — он уже был не мальчик, чтобы терять голову, а во-вторых — не тот характер. Его нежные чувства проявлялись весьма своеобразно, как-то сдержанно что ли, с достоинством, не сюсюкал, не рассыпался в телячьих нежностях, и в то же время я чувствовала кожей его страсть, его обожание…. И нравился он мне больше всех.

Но и меня можно понять: недавно исполнилось двадцать, моими кумирами были веселые бесшабашные мальчики на папиных внедорожниках и при деньгах

А Павел мне казался в свои двадцать семь пожилым человеком. Вернее — меня не покидало чувство двойственности. По духу он казался куда моложе меня и моего окружения. С ним никогда не приходилось скучать. Меня поражала его начитанность, осведомленность во всех вопросах, его оптимизм, остроумие… А с другой стороны — элитная молодежь из хороших семей, веселые, беззаботные друзья, тусовки, поездки на природу, насыщенная, красивая жизнь… А Павел со своей потрепанной «девяткой» и бортовым «уазиком» выглядел, конечно, бледновато.

Периодически наш «вялотекущий роман» переходил в более острую стадию, принимал более бурные формы.

А раз он даже подбил меня на месяц совместной жизни. Я тогда окончила институт, несколько месяцев проработала в очень солидной фирме, куда попала по протекции папы одного моего бой-френда.

А Павел тогда бегал окрыленный: недавно приобрел свою мечту — дачный участок в хорошем месте, со своим крохотным родничком, и строил там коттедж.

Сказать по правде, он был мечта — мужчина. Внимательный, деликатный, мастер на все руки, трудоголик. Очень напоминал папу, но тверже характером, более энергичный, предприимчивый.

Возможно, я его идеализирую, но тогда, на даче…

Те дни, наверное, можно назвать лучшими в моей жизни, хотя и не было ни ночных клубов, ни презентаций, ни сумасшедших гонок по ночным улицам…

От радости он летал по участку, часто повторял, что счастлив, что рядом любимая, строит дом, дерево посадил, да не одно, а дюжину. Теперь сына родить — и долг перед человечеством выполнен!

— Нет, сыновей у нас будет семеро, как в сказке, а дочерей — сколько получится…

Мы много смеялись, пели, дурачились, Он работал много, умело. Взял пару работников в помощники, дом рос на глазах. Я пыталась помогать — он не давал: берег меня. На мне была кухня, сервировка стола. Заходили в гости и помочь соседи, друзья — такие же, как и он, славные, скромные… Ездили на рыбалку, жарили шашлыки, Пил он мало, и только хорошие сухие вина. Говорил — выкопает большой бассейн, даже, пожалуй, лучше — пруд, благо — вода своя.

В общем, это был волшебный сон.

А потом… Сон кончился.

На мой очередной звонок ответили, что я победила на конкурсе, что меня приняли на работу, о которой недавно ещё и мечтать не смела.

Впереди открывались просто головокружительные перспективы.

Я, конечно, понимала, что приняли меня не из-за моих выдающихся способностей менеджера. Сработали полезные знакомства, связи, звоночки… Не последнюю роль сыграли и мои большие, с поволокой голубые глаза, шикарные локоны, стройная гибкая фигура, моя свежесть, обаяние… Ну и, главное — мой взрывной темперамент, который успели оценить Николай Александрович, генеральный, и Игорь Борисович, его зам.

Я поступила может быть подло, но зато честно. Не стала обманывать Павла, продолжать с ним отношения.

Не знаю, чего здесь было больше — сознания того, что я ему не пара, что мне до него не дотянуться, что обманувши раз… да что там раз — много раз, я уже не остановлюсь… А обманывать такого человека — смертный грех, и добром это не кончится…. Или честолюбивых мыслей: я — птица высокого полета, и кастрюли — сковородки не для меня?…

Для него расставание было тяжелым.

Долго еще пытался наладить отношения, тем более, что видел, что я одна. Но я решила, что для нас обоих будет лучше, если ничего не объясняя, оборву сразу.

Уж очень старомодные у него были взгляды на жизнь.

Ни сном, ни духом не ведал о моем свободном образе жизни. Он оставался в святой уверенности, что я скромная девушка, у которой не было ни одного серьёзного романа.

Вот такой он создал для себя образ, и мне ничего не оставалось, как поддерживать имидж. И еще — он верил в настоящую, большую любовь, в искренние, бескорыстные отношения между людьми. В общем — романтик. Из той породы людей, которые никогда не стареют.

У меня всё получилось наилучшим образом, я высоко забралась. Стала обеспеченным человеком, у меня есть всё, о чем может мечтать женщина.

Время от времени я наводила справки о нем, несколько раз даже помогала, хотя он никогда не догадается, кто его благодетель. А в общем-то дела у него идут нормально, да иначе и быть не может — очень он аккуратный, разумный.

Недавно с большой компанией друзей я оказалась в тех краях, недалеко от заветной дачи.

Не знаю, что со мной вдруг случилось — предложила зайти в гости к старому другу.

Конечно, здесь все было неузнаваемо. Он, видимо, выкупил у соседей участки, создал целое имение. Оказывается, это ощущение возникло не только у меня, будто мы попали в райский сад. От великолепия цветов и ягод, от благоухания диковинных деревьев возникало чувство нереальности…. Хотя, вроде и мы — люди небедные, тоже имеем садики-теремки, но дружно ахали и охали.

Но на него это похоже — ведь всё, что делал, он делал основательно, профессионально.

Среди моих спутников оказалось несколько больших любителей сада-огорода, стали договариваться обмениваться саженцами — семенами, записали адреса, телефоны…

У него всё получилось, как мечтал. И долг перед человечеством выполнил. Красивый дом — особняк, роскошный сад… Из большого пруда его сыновья выловили несколько рыбин по случаю гостей.

Правда, мечта о семи сыновьях не сбылась. Сыновей оказалось трое. Все крепенькие, степенные, в папу. А двое дочерей — в маму.

А жена у него, конечно, хороша. Меня поразило то, что мы с ней оказались схожи, как сестры — близняшки. Только она чуть полнее. И лицо улыбчивое. Лицо человека, довольного жизнью,

Я несколько раз ловила на себе её пристальный взгляд.

А он мне толком и в глаза не глянул. Совершенно равнодушное лицо чужого, незнакомого человека. А на жену, между прочим, смотрел взглядом влюбленного мальчишки.

Я пыталась понять — он играет в отчуждение, равнодушие, не может простить… или в самом деле обо всем забыл? Неужели бывают такие бездушные роботы? Неужели не вспыхнет в душе искра? … Но нет. Он вел себя со мной так же, как и со всеми гостями — очень приветливо, радушно, но не более. Между нами стояла глухая стена.

И будто для того, чтобы уверить меня в этом, она обратилась к нему таким тоном, что у меня со стороны сердца появилась тупая ноющая боль:

— Павлуша, зови гостей в дом, у меня всё готово……..

Вот и вся любовь.

Два фуфырика. Рассказ. Гл. 5

— Юрий Борисович, я не буду раздеваться, — заявила она, когда стали ложиться.

— Вот черт, не подумали, надо было шубу купить вам, — сказал я со смехом.

— Зачем?! — она была изумлена вполне искренне.

— Ну как же? Вы бы легли спать в шубе…

Она прямо так, в колготках, блузке, кофточке и легла, и вообще чувствовалась скованность во всем ее поведении. Мне стало смешно, когда представил, как она долгое время будет ко мне ластиться, добиваться моего расположения к своей женской персоне. У меня ведь был ба-а-альшой опыт по приручению таких фифочек.

Некоторое время лежали молча. Потом она не выдержала:

— Юрий Борисович, а что вы завтра будете делать?

— Что будет завтра, сие одному Богу известно, давайте пока спать, дитя моё, — пробормотал я сонно.- Могу только предположить, пройдемся по учреждениям соцкультбыта. Надо побывать в ресторане, театре, каком-нибудь вернисаже, выставке..

И тут прозвучал зуммер ее телефона.

— Ой, это Надька.. беспокоятся, наверное.. Алё.. да, да.. Нет, нет.. Всё нормально.. Говорю всё нормально, значит нормально.. да.. с Юрой.. Мы хорошо поели в кафе, он мне конфет купил.. да.. А завтра пообещал, что в театр пойдем, и на вернисаж.. Кого, меня дёшево купил? Ничего не дешево купил.. Говорю, всё нормально.. Юрий Борисович, — прошептала она, — требует, чтобы я вам трубку отдала.

Я забрал у нее трубку:

— Да, слушаю вас..

— Юра, вы где, у вас всё нормально? Вы где находитесь?

— Мы у меня в номере, в гостинице «Авангард» на третьем этаже, думаю, что нормально.

— Так вы привезете сегодня ее? Мы беспокоимся, поздно уже. Сколько лет она никуда не отлучалась. Не обижаете вы ее?

— Да нет, что вы! Она вроде вполне довольна. А что ее туда-сюда катать, здесь останемся, наверное. Завтра приедем.

— Ну ладно, хорошо, не обижайте ее. Она же у нас девочка..

— Как девочка, какая девочка, кто девочка..? — я посмотрел на Катю. Та закрыла личико руками. Только миленький носик торчит.

— Алё, это Надя, да? Вы мне толком объясните, о ком речь идет, кто девочка…

Но там уже бросили трубку.

Я смотрел на нее молча, но выразительно-вопросительно.

Она приоткрыла ладошку, глянула на меня и снова закрылась.

— Ну что, так и будем в жмурки играть? Я жду от вас объяснений, Екатерина Олеговна, — голос у меня вышел, наверное, чересчур суровый.

Она отвернулась, легла на левый бочок.

— Катечка, разъясните, пожалуйста, о ком речь идет, — я постарался голос сделать по-мягче. — Какая девочка, кто девочка?

— Ну здесь, по-моему, кроме меня девочки нет, о ком еще может речь идти? — голос ее звучал глухо.

— Дык.. постойте, сколько вам лет? Вроде говорили тридцать.. Опять соврали?

— А когда это я врала? Вы что же, не видели тридцатилетних девушек? — она укрылась с головой.

— Про такую ситуацию знаете, как говорят? К чему этот водевиль с переодеванием, и попугаем в главной роли? Вы решили устроить небольшой концерт? Почему нельзя было сразу прямо обо всём сказать?

— Ой, ну мне же стыдно!.. — жалобно пропищала она.

— И что теперь будем делать?

— Ничего не будем делать. Завтра же я поеду домой. И начну пьянствовать.

— Ну хорошо. На том и порешим. Куплю вам два мешка фуфыриков… хотя, нет. Не могу позволить, чтобы моя подружка пила разную дрянь. Я вам дам, скажем, тысяч пять, чтобы было на что пить, причем, приличные напитки.

— Не надо мне ваших денег.

— А на что пить собрались?

— Найду. Вот стану с вашей легкой руки дешевой шлюшкой, и буду пьянствовать.. Стану вести разгульный образ жизни.

— Катечка, а не возможен ли такой вариант. Если вы твердо решили стать шлюшкой, не станете ли вы моей персональной шлюшкой?

— Нет!!..

— Но почему?!?..

— Потому что вы сказали, что раньше, чем через год не соблаговолите меня посетить…

— Гм.. Тоже верно.. А вам уже невтерпеж. Жили себе жили, горя не знали… а тут такое наваждение. Я вас взорвал изнутри, разбудил в вас темные силы.. Как же тут быть? А может быть, вместо пьянки я вам предложу более приятное времяпровождение? Интересное времяпровождение?

— Какое, например?

— Ну, скажем, путешествия на круизных теплоходах, походы в горы, поездки в тайгу, в места, которые кишат зверьем — медведи, рыси, росомахи… Сплав по рекам в Сибири. Рыбалка, охота…

— А вы что же, олигарх что ли, миллиардер?

— Нет. К сожалению я не миллиардер. Я рядовой миллионер.

— Тогда не получится у нас ничего. Вот были бы вы обычным трудягой со скромной зарплатой.. А так получается, что вы меня покупаете.. А продаваться я не согласная.

— Ну почему же не согласная, все продаются, и ничего. Будет у вас богатый папик.

— Не надо мне папика, мне нужен милый друг.

— А я в роли милого друга не подхожу.

— Да. Потому что вы богатый.

— Ну давайте специально ради вас разорюсь. Будем вместе на фуфырики промышлять.

— Нет, ну это что-то новенькое.. Нет. Такое не годится вовсе.

— А может мы так сделаем.. Год вы пьянствуете, безобразничаете, ведете разгульный образ жизни дешевой шлюшки, а через год мы снова соединяемся, и вы делаетесь моей персональной шлюшкой?

— Не пойдет. Через год разгульной жизни от меня останутся рожки да ножки, я вам задарма не буду нужна. Если еще буду жива..

— Да.. Опять тупик.. Ну давайте спать, утром обязательно какая-нибудь дельная мысля шлепнет в голову.

Помолчали. Она вздыхала и ворочалась. Потом заговорила:

— Юрий Борисович, можно я позвоню своей подружке?

— Можно, конечно.. только почему не завтра, какая разница..

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 284