электронная
180
печатная A5
437
18+
Расправа в огороде — 2

Бесплатный фрагмент - Расправа в огороде — 2


Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-0632-6
электронная
от 180
печатная A5
от 437

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Расправа в огороде —2

Алекс Динго

Глава первая

На синем небе расплывались и просто бурлили небольшие, томные облака. Они походили на рой диких пчёл, которые неслись на пасеку. Они чудно жужжали и зеркально отражались на поверхности спокойной реки Сухоны. На левом берегу красовался чудный, старинный, провинциальный городок Тотьма. Город купцов и мореходов жил да поживал. Возвышались его дивные храмы. Успенская церковь, словно утыкалась своим шпилем в небо. Она походила на высокий маяк, на который ориентировались моряки и путешественники. Церковь Рождества Христова поражала своей красотой и величием. Входоиерусалимская церковь стояла особняком для всех паломников, горожан и гостей города. Она привлекала внимание. Спасо-Суморин монастырь, таясь в густой зелени, показывал свои чудные купола. Они грандиозно возвышались и смотрели далеко. Бескрайние дали пестрили зелёными лугами, быстрыми речными водами, тёмным лесом, золотыми дорогами и тропками и различными городскими постройками.

Тихие улочки небольшого городка утопали в молодой зелени. На клумбах красовались чудные, разноцветные цветы. Кое — где мелькали фигурки. Они то появлялись, то исчезали. Кто — то запустил в небо воздушные шарики. Их цвета пестрили разнообразием. Они, набрав высоту, живо разлетелись в разные стороны. Затем показался фейерверк. Но он быстро закончился. Улочку пронзил рёв мотора старенького, но резвого мотоцикла. Им управлял молодой парнишка Фёдор. На нём пульсировала белая майка, на которой что — то рисовали солидолом и сажей. Лицо гонщика имело чудный вид, — на щеках веснушки, глаза большие светлые, нос пятаком, подбородок двойной. Мотоцикл живо разогнался до ста километров в час. Несовершеннолетний потенциальный самоубийца умело крутил гайки в гараже. За ним то и дело гонялись местные блюстители закона. А ему нравились погони. Он с большим удовольствием просматривал дома блокбастеры. А затем воображал себя тем самым героем, который способен покорить весь мир. Как — то вечером за ним шла нешуточная охота. Федя был на своём железном коне. Он выжал из мотора всё, что имелось. УАЗ патрульный не отставал. Затем Федя решил схитрить и лихо срезать свой путь. Его мотоцикл пробил забор, промчался по грядкам и вновь поломал забор. Дриблинг удался на славу. Федя оторвался от преследователей. Но он нашёл себе новых врагов. Дед Кузьма быстро прознал, кто ему забор поломал и грядки избороздил. Он, крепко схватив сорванца за ухо, вёл так через всю улицу. А потом герой чинил весь день забор.

Солнечный свет дремал за томными тучками. Он появился лишь на пару секунд за весь день. Ветерок чуть поддувал. Вырисовывался полный штиль. На окраине городка в зелёной гуще возвышался чудный, каркасный, двухэтажный домик. Его треугольная, низка, пологая крыша имела покрытие из зеленоватой черепицы. Второй этаж выделялся за счёт большого балкона. Оттуда открывался прекрасный вид на реку Песья Деньга. Ещё представали виду красивые окрестности города и безмятежные дали. Высокие и широкие окна забирали много дневного света. Стены сияли блеском от светло — зеленоватого сайдинга. На открытой веранде стоял столик и раскладные стулья. Входная дверь из тёмного металла ловила томные блики. На просторной террасе имелась беседка, небольшой сарай, колодец. За домом располагался большой сад и огород. Там имелся глубокий пруд, в котором водились караси и окуни. На грядках росли самые разные овощи. Чуть клонились небольшие подсолнухи. В высокой теплице, которая состояла из плотной плёнки, произрастали огурцы, помидоры и красные перцы. В саду имелись разнообразные деревья, кустарники и растения. Тут и сливовое дерево, и груша, и черноплодная рябина, и чернослив, и черешня, и боярышник, и малина с шиповником. Всё дополнялось многочисленными яблонями. А по краям произрастали терновые и смородиновые кусты. Прямо райский сад, в котором имелась своя беседка для отдыха. Тут имелся гамак для медитаций, столик, скамейки и самодельные фонари, в которые вставлялись свечки.

Повеял чудный, майский ветерок. Аромат пыльцы дурманил. В траве стрекотали кузнечики. На ветках кустов оживились пернатые. Казалось, они решили перекусить. Возле пруда резвились лягушки. Они иногда забавно квакали. А затем прыгали и лихо ныряли в прозрачную воду. Там повсюду красовались чудные кувшинки и камыши. На небольших, деревянных мостках стоял шезлонг. Рядом имелось десятилитровое, пластиковое ведро для разных хозяйских нужд. Ещё стояли крепкие, но короткие бамбуковые удочки с рыбацкими снастями.

Повсюду имелись каменные дорожки и тропинки. В самом дальнем углу всей территории скрывалась небольшая баня. Имелся и сторож чудных пенатов. Он сейчас лежал в славной доброй будке, которая имела правильные формы. Треугольная крыша только чуть косилась. Пёс — бульдог по прозвищу Кулик чудно дремал, лёжа на бамбуковой зеленоватой подушке, которую ему подарили в честь дня рождения. Ему недавно исполнилось четыре года. Он имел мощное тело, широко поставленные лапы, квадратную вытянутую морду, крепкую челюсть, широкую, точно улыбающуюся пасть. Его белая, гладкая шерсть всегда блестела на солнце. Глаза тёмные с оттенком слюды. Кулик слыл весёлым и вежливым малым. Он редко проявлял агрессивность. Даже на кошек особо не кидался. Хотя местного ёжика замучил основательно. Ещё часто прыгал за лягушками в пруд. Словно пытался им подражать. В нём погибал отличный артист. Кулик славился своими долгими снами.

Чудный участок с домом принадлежал семье Мазуриковых. Главная чета Альберт и Алексия отбыли пару недель назад на курорт Краснодарского края. И теперь в доме хозяйничал сын Дмитрий. Он имел довольно сносную внешность, — лицо овальное, волосы тёмные короткие, глаза большие, но узкие цвета сажи, нос тонкий прямой с горбинкой, губы полные багряные. Дмитрий носил тоненькие усики. Он подрожал известному мафиози. Ещё обладал яркими жестами. Высокомерия не занимал. Считал себя золотой элитой. Тело имело суховатый, жилистый вид. Хотя парень часто бывал в спортзале. Он принимал небольшую дозу анаболиков для увеличения мышечной массы. И имелись первые плоды. На руках явно увеличились бицепсы в размерах. Ещё слегка округлился торс. Парень работал в рекламном агентстве на должности руководителя проектов. Но, по сути, перекладывал листочки с одного угла стола на другой. И сдувал пылинки со своего атласного пиджака. Работа ему досталась по блату. И платили за неё неплохие деньги для провинции. Он получал пятьдесят тысяч рублей каждый месяц. Он денег не считал. Ездил на дорогой иномарке Феррари цвета мульти. Часто отдыхал в ночных клубах областной столицы. Он уже около года общался и встречался с местной девушкой Таисией Бурёнковой. Она имела ноги от ушей. Лицо жеманное суховатое гламурное, — волосы средней длинны тёмные, глаза узкие карие, нос тонкий острый, губы тонкие. Она обладала очень стройным телом. Работала тоже в рекламном агентстве. Находилась в должности пресс — атташе. Именно она устроила своего любимого на прибыльное рабочее место. Сама же делала карьеру через постель. Таисия тайно встречалась с директором предприятия Трофимом Адекватовым. Тот имел круглые формы. Лицо пухлое, — кожа, как у мулата, глаза узкие светлые, нос, словно картофелина, рот большой и широкий. Он играл в гольф. Ездил на дорогом спорткаре. Жил на вилле за городом. Был женат. Но всё тянулось к разводу. У него имелась пяти годовалая дочка Тоня. Он с первого дня знакомства положил глаз на Таисию. Они нечасто, но занимались сексом в городской гостинице. Дмитрий тоже время даром не терял. Он общался с одной девушкой. Её имя Таня Чекалина. Молодые люди давно знали друг друга. Ещё с начальной школы. Затем голубки списались по интернету. Таня работала официанткой в местном кафе «Звёздочка». Она имела довольно приятную внешность. Волосы средней длинны и тёмные чуть кудрявые, глаза большие выразительные, нос маленький как пуговка, щёки круглые, рот небольшой, губы полные цвета яркого зарева. Дмитрий не часто, но заглядывал повидать сексапильную малышку. Он обожал стягивать с неё атласные трусики, когда усаживал на умывальник в туалете. А та просила надеть наручники. Крошка знала толк в поцелуях. Её язык был проколот несколько раз. Она носила специальные серьги для орального секса. Таня ездила на работу за десять километров на дедушкином запорожце. И водила автомобиль очень лихо. Она постоянно создавала аварийные ситуации. Крошка выжимала всё, что можно из мотора старенького запорожца. Тот часто дымился. Но никогда не подводил. Был прочным, как настоящий мощный танк.

Повеял небольшой ветерок. Появились яркие лучики солнечного света. Но на миг. Они погрязли в томной, небесной дымке. Дмитрий, открыв стеклянную дверь, вышел на просторный балкон. Его жеманное лицо освежил встречный ветерок. На нём сиял бордовый спальный халат. Лицо имело свежий вид. Он только что принял душ и побрился. В руках держал стакан. В нём булькал дорогой виски. Дмитрий, взирая куда — то вдаль, сделал небольшой глоток.

— Как хорошо в деревне летом. У меня сегодня выходной день. Всё просто супер. Родители ещё не скоро приедут… Блин. А не замутить ли мне уикенд с Таней. Таисия уехала в Вологду. Блин… А это неплохая идея. Если Таня согласиться… Можно, зажечь прямо у меня… Надо скататься до неё… Или позвонить… Нет. Я заеду к ней. Всё равно надо по делам скататься… Да. Классно придумано… Заеду к ней в кафе. Там и сделаю ей это предложение. Она, думаю, не откажется. Хотя, я уже неделю ей не звонил…, — произнёс он.

Дмитрий, глядя вдаль, вновь выпил виски. Его стакан опустел. Он слегка облизал языком свои губы. Глаза сияли. Вид походил на чудного пернатого, который восседал на проводе. Он ждал своих собратьев, чтобы рассказать чудную новость.

— Так. Ладно. Хочу ещё выпить. Блин. Завтра на работу. Таисия приедет. А сегодня можно, развлечься. Полный атас. Хаахаааа… Как тут клёво. Надо дать покушать Кулику. Что — то его не видно. Где — то бегает или дрыхнет сволочь… Хрен с ним. Он себе еды найдёт и так. Сколько у него всего закопано по огороду. Всяких припасов… Поеду. Что надену? Джинсы и кардиган. Сегодня ветрено, кажется. И не так жарко… Пойду…, — размышлял хозяин дорогого пентхауса.

Дмитрий поставил стакан на круглый столик, который стоял на балконе. Сам тут же двинулся в зал. Он прошёлся босиком по гладкому паркету. Затем скинул с себя халат. Теперь он стоял абсолютно голым перед большим зеркалом. Мачо решил немного полюбоваться на свои довольно небольшие причиндалы. Волос не наблюдалось. Он их гладко выбривал. Дмитрий, слегка подёргав рукой за своё хозяйство, улыбнулся. Затем тут же нахмурил брови. Ему не нравилось свое сухожильное тело.

— Блин… Я слабак… Все мои тренировки фигня… Надо больше есть анаболиков… Блин… Где бицепсы? Где они? Ничего нет… Что за нафиг? Ладно…, — произнёс он.

Хозяин виллы сильно напряг руку. И тут же взялся за короткие трусы цвета угля. Он быстро надел их на себя. Затем схватил в руки джинсы. Дмитрий, присмотревшись в зеркало, вышел из просторной комнаты. Он тут же двинулся по крутой лестнице. И тихо засвистел странную песенку себе под нос. Он, наполнив собачью миску гречневой кашей, вышел во двор.

— Эй… Кулик. Ты где бездельник? Вот тебе еда. Тут оставляю возле веранды. Жри… Ладно… Я погнал, — сказал он.

Дмитрий, бегло осмотревшись, слегка пожал плечами. Пёс не появился. Кулик просто лежал в будке и дремал. Он чуть пошевелил ушами. Он слышал хозяина. И даже чуял запах каши. Она не вдохновляла пса. Кулик живо решил не подниматься с нагретой, мягкой, милой подушки. Он чутко засопел. Дмитрий, махнув рукой, живо вышел за забор. Он тут же уселся в свой навороченный, дорогой автомобиль — супер кар. Мотор тихо загудел. Ярко засияли фары. Дмитрий резко выкрутил руль. Феррари живо помчалась по гладкой дороге.


На томном небе всё также кружили небесные пчёлы, которых нарисовала сама стихия. Они неслись в одном направлении. Ветерок слегка поддувал. Кругом всё зеленело и цвело. Веяло ароматом душистых трав.

Феррари остановилась на небольшой площадке. Фары погасли. Мотор затих. Дмитрий, открыв дверку, вышел из салона своего крутого болида. Он бегло глянул на невысокое здание кафе «Звёздочка». Стены, отделанные золотым сайдингом, сияли лёгким блеском. Над входом висела яркая вывеска, которую украшали небольшие лампочки. Дмитрий неторопливо двинулся по каменной дорожке. Он вошёл в кафе. В зале имелось много дневного озарения. Играла лёгкая, тихая, классическая мелодия. Кругом стояли круглые, небольшие столики. Пол имел паркетное, светлое покрытие. Над потоком висели софиты. За барной стойкой стоял стройный, молодой человек Денис. Его белое лицо в целом имело приятные черты, — глаза большие тёмные, нос прямой чуть витой, щёки немного проваленные, губы полные цвета белой мармеладки. В дальнем углу находился синтезатор и большие динамики, которые больше напоминали шифоньеры. Возле окна сидела упитанная посетительница Клара Дубина. Она держала в руках белую чашечку, из которой тянулся парок. Дмитрий, бегло осмотревшись, присел за дальний столик. Он взял в руки книжку — меню.

Из томного коридорчика вышла приятная девушка — официантка Таня Чеканина. Она выглядела гламурно. Волосы имели плотную укладку. Лицо выглядело свежо. Сексапильная малышка, имея рост всего один метр пятьдесят восемь сантиметров, живо подошла к столику, за которым восседал Дмитрий. Тот мило улыбнулся. Таня, согнув руку в локте, прижала к своей короткой тёмной юбке.

— Привет. Что будете заказывать? — чудным голосом сказала Таня.

— Так. Мне, пожалуйста, кофе и немного жаркого секса.

— Хихиииии… Молодой человек вот не надо здесь…

— Таня я к тебе пришёл… Когда мы сможем с тобой увидеться.

— Я работаю сейчас…

— Плевать… Я хочу тебя… Прямо сейчас… Ты обалденная…

— Ты с ума сошёл… Нас увидят…

— И что? Смотри в зале никого. И не будет. Все на работе…

— Давай в туалетной комнате. Через пять минут. Я подойду, — сказала Таня.

— Да… Крошка… Как скажешь. Обожаю тебя, — ответил он.

Таня, развернувшись, тихонько зашагала по паркету. На её ногах сверкали белые кроссовки. Бармен бегло глянул на лицо девушки. Он чуть помотал головой. Дмитрий, сидя за столиком, свёл брови. «Что он так на неё пялиться… Вот же кобель мутный… Я ему врежу, если он будет к ней приставать… Вот ублюдок…», — подумал он. Дмитрий поднялся на ноги. Он живо зашагал по площадке зала. Затем ловко нырнул в коридор. И тут же вошёл в туалетную комнату. Он, глянув в зеркало на своё взбалмошное отражение, быстро руками причесался. Дверка открылась и закрылась на защёлку. В уборную прошла Таня. Дмитрий тут же обнял свою ненаглядную любовницу. Он страстно поцеловал её в губы. Таня отвечала взаимностью. Она хотела секса. Уже в шестнадцать лет она испытала себя со знакомым Пашей. Но ей тогда не понравилось. Любовники вновь нежно поцеловались в губы. Они обнялись.

— Да… Крошка. Я хочу тебя прямо здесь и сейчас, — произнёс Дмитрий.

— ААААА… ААА… Да…

— Иди ко мне…

Дмитрий ловко усадил девушку на кварцевый умывальник. Он крепко держал её за стройные ноги. Таня прижалась спиной к зеркалу. Лицо покраснело. Глаза прищурились. Любовники нежно поцеловались в губы. Таня умело крутила языком во рту парня, пока тот стягивал с неё трусики цвета платины. Он быстро скинул с себя штаны. Дмитрий показал свой возбуждённый «рычаг любви». Он тут же вошёл в девушку. Она вздрогнула, широко раздвинув ноги. Дмитрий крепко схватил любовницу за волосы. И потянул вниз и на себя. Таня тихонько двигала бёдрами, помогая воздыхателю. А тот усилил темп. Его сухожильные икры напряглись. Таня руками сжала умывальник. Она вновь заметно вздрогнула.

— ААААА… ААА, — застонала девушка.

— Да… Милая… Иди ко мне…, — произнёс он.

— ААААА… ААА…

Таня, изогнувшись, чуть запрокинула голову. Её лицо покрылось влажным блеском. Глаза щурились. Дмитрий руками быстро облюбовал небольшую грудь красотки. Он жаждал большего. Любовники поцеловались в губы. Дмитрий ослабил хватку. Он двигался быстро, словно куда — то спешил.

— ААААА… ААА, — застонала Таня, сидя на умывальнике.

— Да… Ещё немного… Да…

— ААААА…

Под матовым потолком в уборной томно сияла круглая лампа. В небольшое оконце проникал лёгкий ветерок. Каменная плитка на стенах цвета янтаря отдавала небольшим блеском. Дмитрий вплотную прижал к себе девушку. Он нежно поцеловал её в шею. Его напрягал жар. Она вздрогнула. По коже побежал приятный холодок. Сейчас её вид походил на жрицу из индейского племени Апаче. Дмитрий умело вошёл в роль самого вождя по прозвищу Зоркий глаз. Его движения что — то означали. Таня выдохнула. Дмитрий нежно поцеловал девушку в губы. А та вновь показала своё умение крутить языком. Любовник прихватил Таню за ягодицы. А затем прижал к себе. Воздыхатели резко замерли. Словно позировали известному мастеру — скульптору.

— АААААА… ААА…, — страстно застонала она.

— Да… Крошка… Ты просто божественна, — произнёс он.

— ААААА…

Любовники нежно поцеловались в засос. Их поцелуй длился очень долго. Дмитрий просто получал удовольствие. В коридоре послышались шаги, которые рождались каблуками женских туфель. В двери живо постучала посетительница кафе Оля Мыркина. Дмитрий, улыбнувшись, вновь поцеловал свою ненаглядную красотку. Таня, соскочив с умывальника, живо натянула на себя трусики. Дмитрий быстро скрылся в кабинке. Он, натянув штаны, как ни в чём не бывало, уселся на закрытый, белый, кварцевый унитаз. Он глубоко вздохнул и выдохнул. На лице появилась широкая улыбка.

Глава вторая

На утреннем, бледно — синем небе плавно тянулись белые облака. Солнце таилось, точно в небесных глубинах. Как будто кануло на глубину моря. Вдали надувались красивые воздушные массы. Точно раскинулся парк аттракционов, который на сто процентов состоял из сладкой ваты. И даже его управляющий был соткан из той самой пены. Ветерок чудно поддувал. Он был весел.

На тумбочке заиграла звонкая мелодия будильника. Дмитрий, лёжа на кровати, пробудился. Он держал в руках гламурные, узорчатые трусики Тани. Лицо пестрило багряным цветом. Дмитрий, приподнявшись, быстро осмотрелся. На полу стоял поднос, на котором лежали фрукты. Рядом валялась бутылка из-под шампанского.

— Блин… Таня уже уехала… Время уже… Блин. У меня голова трещит…, — произнёс хозяин виллы.

Дмитрий еле поднялся с кровати. Он бегло облюбовал свои оголённые, вялые причиндалы. Затем взялся за халат. Дмитрий выпил остаток шампанского из бутылки. Лицо слегка нахмурилось. Он свёл брови.

— Блин. Голова раскалывается. Вчера был жаркий вечерок. Таня просто супер крошка… Она невероятная крошка… Но я люблю Таисию. Я не могу жить без Таисии. Таисия мне нужна всегда. А Тяня так, развлечься немного…, — произнёс он.

Хозяин дома, завязав халат, вышел на балкон. Его порочное лицо тут же облюбовал приятный ветерок. Дмитрий глубоко задышал. Он, навалившись на перила, устремил свой взор куда — то далеко. «Вот это был вечер… Вот мы отожгли с Таней. Она просто секси. Как она это делает? Она просто невероятная… Моя голова… Блин… Мне надо выпить. Свежий воздух мне не помогает… Да… Только мы всё выпили вчера. Таня пьёт много… Очень много…», — размышлял он. Дмитрий прищурился.

Ветерок чудно поддувал. На обочине дороги остановилась иномарка — такси. Из салона вышла девушка Таисия Бурёнкова. Выглядела гламурно. Она, оправив волосы рукой, быстро зашагала по дорожке. На ней мило смотрелась короткая юбка и лёгкая блузка цвета огня. На ногах чуть кривились лакированные туфли на большом каблуке. Девушка держала в руках маленькую сумочку из тёмной кожи. Она натужила своё лицо. Она заметно нервничала. Таисия двигалась в сторону виллы.

Дмитрий, увидев любимую девушку, оживился. Он тут же протрезвел. Глаза округлились.

— Таисия… Она идёт сюда… Уже приехала… И идёт сюда… Блин… Надо спрятать трусики Тани… Всё спрятать, пока не поздно…, — подумал он.

Дмитрий живо нырнул с балкона в зал. Он тут же схватил в руки женские штучки и всё уложил в коробку. Он быстро пошёл вниз по лестнице. Сердце забилось ощутимо быстрее. Он заметно волновался. Но умело скрывал свои чувства. Лицо имело довольный вид. Чем — то он походил на пингвина, который получил большую рыбинку совершенно даром. Дмитрий вышел на веранду. Он тут же облюбовал взглядом девушку. Таисия стояла на террасе. Она слегка дёргала левой ногой. Руки скрестила. Она имела вид дикой пумы, от которой можно ожидать чего угодно.

— Таисия… Ты пришла… Ты мне не звонила…, — сказал Дмитрий.

— Да… Я не звонила…

Дмитрий, спустившись по небольшой лесенке с веранды, решил обнять свою девушку. Но она посторонилась. Её глаза округлились. Она прямо посмотрела на лицо Дмитрия. А тот немного юлил.

— Таисия… Я рад тебя видеть… Ты…, — сказал Дмитрий.

— Хватит…

Таисия, глядя на бойфренда, тут же достала из сумочки фотографии, на которых красовался Дмитрий в объятиях любовницы Тани. Дмитрий недоумевал. Он заметно растерялся. Таисия бросила вверх все фотографии. А те закружили и тут же грузно попадали на лужайку, как осенние листья, сорвавшиеся с ветвей дерева.

— Ты мне изменял сука… С какой — то дурой крашеной из кафе… Да?…Я теперь и знать тебя не хочу… Понял меня… И ещё… У тебя теперь проблемы с работой, — лихо сказала Таисия.

Сексапильная крошка, махнув рукой, наградила сильной подщёчной своего экс — бойфренда. Тот заметно пошатнулся. Лицо онемело от боли. Дмитрий схватился за правую щеку.

— Таисия… Таисия… Не уходи… Таисия…, — негодуя, произнёс он.

Повеял небольшой ветерок. Таисия, развернувшись, живо вышла за высокий, каменный забор. Она ударила ногой по колесу Феррари. Ещё плюнула. Она уселась в такси. Автомобиль цвета яичных желтков, взревев мотором, живо поехал по свободной дороге.

Дмитрий, склонившись, поднял с лужайки несколько фотографий. Он недоумевал. Его вид походил на вяленую воблу, которая висела на верёвке не первый год.

— Как? Как это оказалось у Таисии… Кто знал? Нет… Таисия… Нет… Таисия. Нет… Она ушла… Это всё…, — произнёс он.

Повеял небольшой ветерок. Дмитрий схватился руками за голову. Он разорвал несколько фотографий. На снимках он, в чём мама родила, прижимал к стенке оголённую Таню. «Как же так… Нет… Я не верю. Таисия ушла… Она ушла… Она ушла… Нет… Суки… АААА… ААА…», — размышлял он.

— ААААА… ААА, — громко закричал Дмитрий.

Хозяин виллы смутился. Он тихонько зашагал по площадке. Мысли путались. «Что она сказала? Она сказала, что у меня нет работы. Теперь нет работы… Как? Нет работы… Не может быть… Причём тут это. Почему у меня нет работы… Мне нужна эта работа… Нет. Таисия… Это всё Таня. Она это сделал. Дрянь такая… Вот стерва… Зачем. А кто ещё?. Больше никто не знал, что мы вместе… Я прикончу её… Нет. Таисия… Ты ушла… И больше не придёт. Но как же так… Таисия… Я же люблю тебя… И только тебя… Как же так… Этого не может быть…», — размышлял он. Дмитрий живо зашёл в гостиную. Он взял с небольшой барной стойки бутылку водки. И тут же уселся на кожаный диван. Голова гудела. Он быстро выпил сразу много прозрачной выпивки прямо из горла. Влага потекла по подбородку, а затем за шиворот и по шее. Он лихо замахал рукой. Заиграла мелодия на телефоне. Дмитрий взялся за оранжевый смартфон. «Блин мне звонит Трофим Адекватов. Директор. И что ему надо?…У меня сегодня выходной день…», — задумался он.

— Алло, — сказал Дмитрий.

— Алло… Алло…

— Алло… Трофим Аркадьевич…

— Дмитрий привет. Я звоню, чтобы огорчить тебя. У нас сокращается штат. И закрывается твоя должность… Поэтому ты уволен. И без выходного пособия. Зайди за документами, — спокойно сказал Трофим.

— Но как же так?

— Извини. Ничего не могу поделать… Все вопросы к моему заместителю. А я сегодня улетаю в Париж, — добавил Трофим.

— Что? Погоди… Как я уволен?…Вот сука… Он трубку положил… Сука. Сука. Сука ты. ААААА…, — громко закричал Дмитрий.

Хозяин виллы глубоко задышал. Он быстро выпил водки из горла бутылки. Его лицо просто пестрило багряным цветом. Он нервно зафыркал. Мысли путались. Голова чуть закружилась. Сердце забилось в груди, как шальное. Адреналин был на приливе. Глаза покраснели. Дмитрий, не выдержав, бросил свой дорогой телефон об стену. Тот развалился на несколько частей. Покатились небольшие болтики.

— АААААА… Сука, — громко закричал он.

Дмитрий, поднявшись на ноги, живо выпил большое количество водки. Влага текла изо рта по подбородку и прямо на пол. Он пил и не мог остановиться. Затем заметно пошатнулся. Дмитрий повалился на пол. Он выглядел невероятно потерянным. Его лицо походило на мордочку облезлого кота, которому приметно досталось от собрата. Пустая бутылка покатилась по гладкому паркету.

Глава третья

Над городом сгустились томные сумерки. Вдали ещё зрел яркий, красивый, багряный закат. Ветерок чуть поддувал. Дороги и переулки ярко озаряли лампы на телеграфных столбах. Местный, пьяный житель Василий Колянкин затянул матерную частушку. А затем коряво запел весёлую песенку. Он мучил баян. И, казалось, совершенно не умел на нём играть.

На трассе в полумраке ярко засияли фары. Замаячила литая фигура. Мчался крутой автомобиль на скорости сто пятьдесят километров в час. Мотор работал, как часы. В салоне Феррари громко играла ритмичная мелодия. За рулём восседал Дмитрий Мазуриков. Он вёл автомобиль одной рукой. Он тут же выпивал виски прямо из горла бутылки. В зеркале заднего вида отражались пьяные, красные глаза. Он ухмыльнулся. Дмитрий прибавил газа. Педаль уткнулась в пол. Феррари, взревев, понеслась по дороге, как призрачная ракета. Стрелка спидометра показывала сто шестьдесят километров в час.

— АААААА… Суки… Нет… Вернись ко мне Таисия. Нет… Суки. У меня теперь нет работы… Хрень… Таисия ушла к этому ублюдку… АААА… Сука… АААА… ААА. Она не берёт трубку… Я сам виноват… Нет. Как же так… Таисия вернись ко мне, — громко закричал он.

Дмитрий вновь быстро выпил виски из горла бутылки. Он крепко вцепился за руль. Затем бегло глянул в зеркало заднего вида. На горизонте показался служебный автомобиль ДПС. Зазвучала сирена. Яркие мигалки озарили полумрак. Зашипела рация.

— Водитель автомобиля номер 555 АХА остановитесь. Водитель автомобиля номер 555 АХА остановитесь…, — произнёс сержант Влас Кузин.

Феррари поехала ещё быстрее. Дмитрий, бросив бутылку, прижался к рулю. Впереди уже сияли огни ночного города.

— АААА… ААА… Пошли вы на хрен козлы… Хрен я вам остановлюсь. Сначала догоните меня… У меня крутая тачку… А у вас телега с болтами. АААА… ААА, — закричал Дмитрий.

Крутой болид живо разогнался до ста восьмидесяти километров в час. Дмитрий просто ошалел. Лицо пестрило багряным цветом. Глаза округлились. Алкоголь мутил разум. Он выпил много, но держался уверенно. Даже стёкла заметно запотели. Феррари чуть оторвалась от преследователей. Серебристый седан Лада Гранта разогналась до ста семидесяти километров в час. Мотор работал ровно. Водитель Филип имел не малый опыт погонь. Его медное лицо напряглось. Глаза светлые, синие прищурились.

Темнота томила. Миновал километр. Автомобили, держа высокие скорости, въехали в город. Феррари резко снизила скорость. Дмитрий, сидя за рулём, растерялся. Он выкрутил руль больше, чем надо. Автомобиль развернуло на сто пятьдесят градусов. Он завалился на бок. А затем кувырнулся на пологом склоне. Его быстро потащило в низину. Дмитрий весь зажался. Сработала подушка безопасности. Она прижала к кожаному седлу любителя быстрой езды. Он несколько раз находился вверх тормашками. Ему сильно ободрало нос и щеку. На волосах тоже появилась кровь.

— АААААА… ААА…, — громко закричал гонщик.

Служебный автомобиль, озарив яркими фарами путь, остановился на краю дороги. Блюстители закона вышли из салона «гранты». Они живо осмотрели низину. Там лежала иномарка Феррари цвета мульти вверх тормашками. Её кузов заметно помяло. Тянулся дымок из-под капота. Водитель находился в салоне. Его крепко прижала к кожаному сидению. Лицо затекло кровью. Ему дышалось тяжело. Дмитрий задёргал руками. Он был цел и невредим.

— ААААА… ААА… Суки… Бля… Как меня так угораздило. АААА… ААА… Надо выбираться. Надо убежать отсюда… А то права отберут Всяко их тут ещё нет… Блин… Мне не выбраться… АААА… ААА… Я себе лицо порезал… АААА… ААА…, — размышлял он.

Повеял небольшой ветерок. В полумраке засияли яркие фонари. Сотрудники ДПС, спустившись в канаву, озарили светом окровавленное лицо гонщика.

— Живой… Гонщик…, — сказал лейтенант Влас.

— Живой… Вон дёргается, — добавил Филипп.

Дмитрий, находясь вверх тормашками, бегло глянул на лица незнакомцев. Он смутился. Его брови напряглись.

— ААААА… Бля…, — произнёс он.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 437