печатная A5
623
16+
Рангила. Где‑то рядом

Бесплатный фрагмент - Рангила. Где‑то рядом

Фэнтезийный роман. Книга вторая

Объем:
402 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-8838-3

Всегда ли нам известно, для чего жизнь посылает нам испытания?

Всегда ли мы верно можем объяснить то, что с нами происходит?

Всегда ли события нашей жизни — случайность, а не часть чего-то большего?

Ответ здесь — в моей истории.

Валентина Когут

г. Екатеринбург, 2014—2015гг.

Глава 1

«Вернуться! Ему нужно вернуться! Он должен ВЕРНУТЬСЯ!!!

Зоркие и всемудрые глаза с отчаяньем взирали с высоты Мироздания на самое лучшее своё творение.

Людей.

Уникальные и удивительные создания, сотворённые по Его образу и подобию. В них Ему искусно удалось сочетать разум, силу и выносливость, присущие телу. И душу с её добротой, мудростью и любовью.

И как же Его детища измучены и опустошены. Нет рассудительности в умах, огня в сердцах и благородства в душах. А всё потому, что вот уже долгое время они остаются одни в этом огромном мире. Без опоры и без поддержки.

Но скоро всё закончится. Пришло то время, которого Он ждал тысячи лет. Пришёл тот миг, который вдохнёт в Его восхитительные творения новую жизнь.

Вернёт людям счастье и свет.

Вернёт им надежду и радость.

Вернёт им Его».


Март 2014 г.

Мерный шум автобусного двигателя приятно убаюкивал. Дорожные ухабы и выбоины размеренно укачивали, время от времени погружая Дмитрия в мягкую дремоту. В салоне было тихо и тепло, отчего ещё больше клонило в сон.

— Эй, турист! Приехали. Вот твоя остановка, — неожиданно раздался голос водителя.

Дмитрий вздрогнул, неохотно отгоняя сон.

— Спасибо! — сказал он, подхватывая свой рюкзак и направляясь к выходу из автобуса.

Остатки сна прошли сразу, как только он оказался на улице и морозный воздух коснулся его кожи.

Здесь определённо было холоднее…

Дмитрий не спеша окинул взглядом остановку. Вернее, место, где его высадили. Водитель был прав — он действительно приехал. Или, лучше сказать, приплыл. А может, и докатился, усмехнулся Дмитрий, рассматривая густой и заснеженный лес, в котором он стоял по колено в сугробе. Как вообще в эту глушь транспорт ходит?

Вынимая карту, на которой обозначалось, куда идти дальше, Дмитрий между делом поздравил себя с тем, что предусмотрительно запасся тёплой одеждой, которая казалась излишней в Москве, откуда он уехал несколько дней назад. Весна там уже вступила в свои права.

«А здесь нет», — подумал он, зябко поёживаясь от пронизывающего ветра.

Дмитрий не смог сдержать весёлой усмешки, вспомнив удивление водителя автобуса, после того как он сказал, где ему нужно выйти.

— Ну, ты даёшь. Там же в округе нет ничего, кроме глухого леса, снега по уши и постоянно воющего, пронизывающего ветра.

— Да, я в курсе.

— И ближайшая деревня не понять, в скольких километрах оттуда.

— Мне говорили об этом.

— В это время года в тех местах никого нет. То ли дело летом. Тогда под каждым кустом и камнем стоят палатки, и народу, как на каком-нибудь рок-концерте.

— Я ценю уединение, — уклончиво отвечал Дмитрий.

— А, понятно. Решил отдохнуть от общества? Тоже хорошее дело. Только можно было бы выбрать местечко и получше. Хоть бы в той же деревне. Правда, в это время года там тоже не фонтан.

Дмитрий в ответ на эту тираду только неопределённо повёл бровями и слегка пожал плечами.

— Ну, как знаешь, — усмехнувшись, протянул водитель.

Автобус тронулся в путь, в котором он провёл без малого четыре часа.

Четыре часа на автобусе, чтобы добраться из Иркутска до первозданных мест самого красивого и уникального озера мира — Байкал. Хотя до конечного пункта ему ещё не меньше трёх километров топтать по заснеженному лесу.

Ещё раз взглянув на карту, Дмитрий сверил маршрут. Да, всё верно — до конечной точки его путешествия предстояло пройти ещё три километра сквозь густой сосновый лес и по колени в снегу.

Хорошо, что не по уши, как пугал водитель.

— Но попотеть, похоже, придётся, — вздохнул он, глядя на белый снежный покров, который с виду был обманчиво гладким, тогда так как земля под ним, напротив, была крайне неровной.

Надев большой рюкзак, он двинулся тропить по глубокому снегу в нужном направлении, время от времени сверяясь с GPS-навигатором. По его расчётам, путь должен был занять у него чуть больше часа. Главное, сейчас не сбиться с пути и не заблудиться.

— А ты это можешь, приятель, — с горечью сказал он вслух, вспомнив все события за недавние прошедшие полгода.

С того дня как Объект покинула их, на него обрушился шквал каких-то неприятностей. Всё пошло из рук вон плохо. Казалось, все несуразицы и неудачи собрались вокруг него и решали между собой, чья из них очередь выступать на этот раз.

Он мог запросто упасть на ровном месте. Если что-то откуда-то падало, то в девяти из десяти раз обязательно падало на него. Если воры испытывали острую нужду в средствах, то чистили непременно его карманы. Причём его бдительность они, похоже, украли первой. Дорожно-транспортное происшествие? Пожалуйста. Его машина всегда услужливо вставала у кого-нибудь на пути. За эти шесть месяцев он пять раз попадал в серьёзные автомобильные происшествия. Три раза серьёзно подворачивал ногу. Но это казалось пустяками по сравнению с тем, что дважды он чуть не провалил опасные задания, ситуацию на которых просто чудом спасали его парни. А после этого ещё и прикрывали перед Шарадиным.

Но последний инцидент не мог остаться незамеченным, когда в одном из поселений, где они проводили операцию, он ни с того ни с сего нажал на курок и выстрелил в проходящего мимо человека.

Вот так просто взял и нажал на курок. Ни со злости, ни от раздражения. А просто так. Благо пуля пролетела мимо. Но сути это в любом случае не меняло. С ним что-то было не так, и он не мог ничего с этим поделать.

Друзья и знакомые советовали сходить в церковь или к бабушкам-шептуньям снять сглаз, а может, проклятье, но он крайне скептически относился к подобного рода вещам, поэтому все советы игнорировал. Этому должно быть какое-то разумное и нормальное объяснение, без участия какой-либо мистики. Ему просто нужно время и безопасное место, чтобы во всём разобраться.

Именно поэтому он здесь. На безлюдном и диком побережье Байкала, где нет машин, воров и людей. Шарадин лично написал за него заявление на длительный отпуск, чтобы как можно скорее отстранить его от участия во всех дальнейших операциях и тем самым исключить все возможные риски по срыву и провалу ответственных заданий. Дмитрию осталось только подписать.

Вспоминая всё это, Дмитрий думал о том, что он нисколько не удивится, если при наличии карты и проложенного маршрута в GPS, он всё же умудрится заблудиться в прибайкальских лесах. А ведь совсем недавно он мог найти дорогу в кромешной тьме, ориентируясь лишь по луне и звёздам.

Нога как-то неловко провалилась в снег, и он плашмя рухнул лицом вниз.

Что и требовалось доказать!

Он в очередной раз убедился в том, что поступил правильно, приняв решение убраться подальше из города. Здесь если и падаешь, то в пушистый и мягкий снег.

Отряхнувшись, Дмитрий двинулся дальше, прокладывая дорогу между соснами, при этом строго следя за указателем на экране навигатора. Очень не хотелось бы заночевать под каким-нибудь деревом и превратиться в сосульку. Несмотря на то что на календаре был март, здесь, в Прибайкалье зима и не думала сдавать свои позиции, укрывая земли Восточной Сибири обильными снегами, продолжая сковывать их крепкими морозами и льдом.

— Давай, шевелись, — торопил он себя.

День уже клонился к вечеру, начинало смеркаться, а цели он ещё не достиг. Хотя темноты он не особо боялся, так как фонарик, который он прикрепил к голове, отлично освещал путь, оставляя при этом руки свободными. Но всё же с фонариком или без, а дикий лес есть дикий лес. Мало ли кто ждёт тебя под соседним кустом.

Словно в подтверждение его слов неподалёку треснула ветка, и послышался хруст проломившегося наста.

— Чёрт! Только этого мне сейчас и не хватало, — с досадой сказал Дмитрий, быстро сообразив, что если кто-то смог проломить наст, то это точно не заяц.

Продолжая идти и стараясь не делать резких движений, он на всякий случай вытащил нож и проверил, легко ли будет дотянуться до пистолета, если ситуация начнёт выходить из-под контроля. С пистолетом он решил не расставаться ещё во время сбора вещей в Москве, несмотря на то что отдыхать ему предстояло в безлюдных местах. Он предусмотрительно подумал о том, что нехватку людей в этих краях сполна могут компенсировать дикие животные, которые, похоже, прямо сейчас тихо крались за ним по пятам.

Он уже различал чёрную тень, скользившую между деревьями. Ох, как же он не хотел ввязываться в схватку с местной живностью. Особенно с его везеньем в последнее время. Но ещё больше он не хотел погибать в этих неприветливых местах в чьих-то мохнатых лапах, поэтому, если придётся стрелять, колебаться он не будет.

— Давай, выходи уже. Покажись во всей красе, чтобы я мог нормально прицелиться, — тихо говорил Дмитрий сам с собой.

Чёрная тень медленно и неуклонно приближалась. Обнадёживало то, что в это время года медведи ещё спят, а значит, самое страшное ему точно не грозит. Приедь он сюда немного позже, когда они голодные бродят в поисках еды после спячки, ему, пожалуй, пистолет мог бы и не помочь. А вообще, судя по размерам, его преследователь был больше похож на волка.

Дмитрия всё это уже начинало утомлять. Ему ещё топтать и топтать по горам и долам до нужного места, а в эти догонялки можно играть всю ночь. Поэтому, недолго думая, он решил закончить эти «танцы с волками».

— Ну, всё, — выдохнул он, сбрасывая рюкзак. — Иди сюда, пока я стою тут! Выходи, давай! Нечего там прятаться! Познакомимся.

Из-за ветвей послышалось низкое угрожающее рычание. Дмитрий вздохнул — всё-таки волк. А он надеялся, что это окажется кто-нибудь менее свирепый и более пугливый. Радовало то, что волк, похоже, был один, а не со стаей. Это значительно упрощало задачу, так как со стаей пришлось бы повозиться.

Ну что за гадство вообще такое?! Он уже мог бы быть на подходе к заветной цели своего сегодняшнего путешествия. Так нет же. Нужно было обязательно нарваться на местную зверюгу. Хотя в свете последних событий это было очень даже ожидаемо. Но он не собирается уступать злому року, который завис над ним, и всеми силами пытается сжить со свету.

«Нет уж, дудки. Сейчас это животное узнает, что не надо в одиночку ходить по тёмному лесу», — мрачно усмехнувшись, подумал Дмитрий.

Переложив нож и пистолет поудобнее, он выкрикнул в лесную чащу:

— Предупреждаю, в кошки-мышки играть мы не будем. Так что выходи сразу, пока у тебя лапы не отмёрзли там стоять. Решим все наши вопросы. И, к слову, поужинать мной тебе не удастся.

В ответ снова раздалось низкое рычание. На этот раз оно было громче. И страшнее. Дмитрий почувствовал, что становится не по себе. Но убегать от опасности не его стиль, да и некуда тут бежать. Тем более от волка всё равно бегством не спастись. Поэтому он стоял и смотрел прямо в глаза тому, что пряталось и рычало под сосной.

Животное явно ждало удобного момента, чтобы наброситься. И сгущающиеся сумерки в этой ситуации были ему только на руку.

— Нет, так не пойдёт, — сказал Дмитрий. — Ты покажешь мне свою морду, сволочь.

Он сделал резкий прыжок в сторону, пытаясь спровоцировать зверя на схватку. Тот не заставил себя долго ждать, и через мгновение перед Дмитрием предстало огромного размера животное.

Только это был вовсе не волк.

— Собака?! — не веря своим глазам, сказал Дмитрий. — Ты всего лишь собака?!

«Всего лишь собака» угрожающе надвигалась на него. В каждом её движении сквозило недвусмысленное намерение напасть.

Увидев ситуацию в новом свете, Дмитрий пытался решить, что ему теперь делать с этим чудом. Тот факт, что зверь оказался псом, заметно изменил его план быстро и жёстко разделаться с ним. Намерения же самого пса остались прежними — он точно жаждал крови Дмитрия.

— Чёрт бы тебя побрал, — досадливо скрипнул он зубами.

Но всё же был слегка удивлён, рассмотрев, наконец, пса и определив его породу. И это нисколько не облегчало его ситуацию. Американская акита! Наравне со своими размерами акиты славились силой и свирепостью. Также они запросто могли тихонько подойти и снять с человека штаны. И, судя по всему, этот американо-акитский гадёныш собирался провернуть с ним именно такой трюк. А вместе со штанами он, похоже, собирался спустить с него шкуру, думал Дмитрий, наблюдая за тем, как огромная псина изготовилась для прыжка.

Всё это нехорошо. Очень нехорошо.

— А оскал у тебя что надо! — сказал Дмитрий животному, стараясь скрыть за бравадой свои волнения. — Только у меня нижнее бельё совсем не в твоём вкусе. Может, решим дело полюбовно и разойдёмся красиво? Хочешь колбасы? У меня там, в рюкзаке, осталось немного. Я, так уж и быть, поделюсь с тобой.

Огромный пёс по-прежнему надвигался.

Дмитрий не смог не отметить красоту и мощь зверя, даже в надвигающихся сумерках. Шерсть была чёрного окраса, и только носочки на лапах и грудка была чисто белыми. Огромный, с тупоугольной мордой и торчащими ушами он производил неизгладимое впечатление.

Вот только жаль, что дело не удастся решить миром. Несмотря на все свои манёвры, Дмитрий почему-то понимал, что пёс не за дружбой пришёл. Он либо хотел есть, либо что-то охранял. Дмитрий больше склонялся ко второму, так как акиты были известны своими сторожевыми качествами. Собаки этой породы отличные охранники, при этом мало лают и только по делу. Если акита подала голос, то хозяину точно нужно обратить на это внимание.

— Я не опасен, — как можно громче сказал Дмитрий, на тот случай, если хозяин псины поблизости. — Я просто иду мимо по своим делам.

Из леса тишина, а вот чёрный «бугай» подходил всё ближе. В темноте блеснула бляшка ошейника.

— Я смотрю, ты всё-таки не беспризорный, — сказал Дмитрий, отступая назад и присматривая место для схватки поудобнее.

План был уже готов. Одно резкое движение, прыжок пса, шаг в сторону, молниеносный и чёткий захват, хруст шейных позвонков животного. После этого он сможет идти дальше.

Всё просто. Да вот только был один момент — ему очень не хотелось убивать такого великолепного зверя.

— Как же заставить тебя свалить отсюда? Может, выстрелить в воздух? — рассуждал Дмитрий вслух.

Нет, это тоже не вариант. Ему крайне не хотелось начинать своё пребывание в этом тихом и мирном месте со стрельбы. Ладно, будет, как будет. Уже понятно, что от схватки ему не уйти, так как пёс резко двинулся на него. Судя по направлению его движения и повороту головы, он целился прямо ему в горло.

«Вот скотина, знает же, куда метить», — зло подумал Дмитрий, сгруппировавшись всем телом.

Огромная чёрная масса с разбега набросилась на него, а дальше всё шло по плану. Отработанное движение рук — и голова пса была у него в тисках, не имея никакой возможности пошевелиться. Оставалось одно единственное движение, чтобы довести дело до конца. Пёс содрогался всем телом, пытаясь вырваться, рычал и царапался, оскалив свирепую пасть.

— А ты здоровый кобель, — прокряхтел Дмитрий под тяжестью туши. Он уже определил, что животное мужского пола.

Они оба повалились в снег, при этом Дмитрий не размыкал смертельной хватки. У животного не было шанса. Дмитрий уже сжимал пальцы, чтобы закончить начатое.

— Ты понимаешь, что я тебя убью? — тихо спросил он, смотря прямо в умные, но злобные глаза животного.

Пёс вдруг застыл, и по коже Дмитрия прошёл озноб. У собаки было странное выражение глаз — словно он именно этого хотел и ждал. И он точно знал, к кому сунулся в поисках смерти. У Дмитрия были все возможности для того, чтобы его убить. И пёс это знал.

— Ах ты паскуда! — рявкнул Бартон, глядя ему прямо в глаза. — Хочешь решить свои психологические проблемы с моей помощью?!

Пёс опять начал вырываться.

— Нет уж, слушай меня внимательно, — начал Дмитрий, чеканя каждое слово. — Я тебя не убью. Даже не надейся. Я тебя сейчас отпущу, и ты, как нормальный мужик, встанешь и будешь жить дальше с теми проблемами, которые ты заработал на свою лохматую голову. И только попробуй укусить меня за зад. Я сразу прострелю тебе какую-нибудь лапу. Ты меня понял? — угрожающе произнёс Дмитрий.

Псу такой расклад явно пришёлся не по душе, так как он попытался его укусить за нос. Дмитрий сменил захват так, чтобы его не убить, но при этом иметь возможность надавить на болевые точки. Пёс жалобно заскулил от боли.

— Я не шучу, приятель.

Дмитрий навис над ним, подавляя размером, массой и авторитетом.

— Я сейчас разомкну руки, а ты спокойно встанешь и дашь мне уйти.

На всякий случай, для подстраховки, он решил отшвырнуть зверя подальше, чтобы в случае нового нападения успеть перегруппироваться. Изловчившись, он перехватил его за загривок и за спину, после чего привёл свой план в исполнение. Пёс улетел прямиком в молодой густой сосняк, что дало Дмитрию возможность спокойно встать на ноги.

Псина пулей выбралась из зарослей, но к его удивлению больше не нападала. Широко расставив лапы, тяжело дыша, он яростно сверлил Дмитрия своими тёмными глазами.

— Я очень надеюсь, что мы с тобой договорились, — сказал Дмитрий тем самым своим тоном, в котором как раз не допускалась даже попытка договориться.

Аките совершенно точно не понравился такой исход дела, но в то же время он однозначно почувствовал авторитет и решимость человека, который явно не был настроен на какие бы то ни было компромиссы.

Животное медленно отступило назад.

«Слава Богу», — подумал про себя, Дмитрий.

Они продолжали сверлить друг друга взглядами, пока пёс не скрылся в густой чаще леса.

— Пронесло, — сказал Дмитрий, переводя дух и в очередной раз стряхивая снег.

Надев рюкзак и сверившись с навигатором, он продолжил свой маршрут по заснеженному лесу, не переставая думать о странном выражении глаз пса, который явно хотел свести счёты с жизнью. Интересно, смог бы он при повторном нападении так же держать себя в руках и не свернуть шею этому поганцу?

— Хорошо, что ума хватило не лезть на рожон и дальше, — бубнил он про себя, так и не найдя ответа.

В лесу из-за деревьев уже совсем стало темно. Прикинув по карте своё местоположение, он решил, что цель должна быть уже близко. И он не ошибся. Через несколько минут он увидел в темноте маленький огонёк, проблёскивавший сквозь ветви деревьев. Дмитрий облегчённо вздохнул. Теперь уж он точно доберётся до тихого и небольшого домика, где он сможет побыть в одиночестве и разобраться со своей жизнью.

По предварительной договорённости, свет на крыльце дома для него оставили включённым, чтобы он смог ориентироваться в темноте. И вот он на месте. Маршрут навигатора прямиком вывел его на небольшую поляну, на одном конце которой красовался двухэтажный дом, живописно вписывавшийся в местный ландшафт, окружённый раскидистыми соснами.

Дом был аккуратным, вместительным, сложенным из кругляка. Свет от уличного фонаря отбрасывал причудливые тени на снег, создавая поистине сказочную атмосферу. В окнах было темно, а значит, кроме него здесь никого не было, как он и договаривался.

После своего вынужденного изгнания в отпуск Дмитрий сразу решил, куда бы ему хотелось податься. После недолгого изучения информации в интернете он связался с местной туристической фирмой, которая предоставляла дома для отдыха на берегу Байкала, в том числе и немного в стороне от самых популярных мест, где всегда было довольно оживлённо. В каждом таком доме могло размещаться до десяти человек за счёт компактных комнат на первом и втором этажах. Дмитрий сразу для себя решил, что расположится на первом этаже, так как не хотел скакать по лестницам туда-сюда. А при его теперешней везучести это ещё было и делом безопасности, так как существенно снижало риск сломать себе что-нибудь, падая с этих самых лестниц.

При всей своей вместимости дом не казался огромным. Со стороны он выглядел очень аккуратным и по-домашнему уютным. Дмитрий от души надеялся, что внутри так же мило, как и снаружи.

Ему вспомнилось, как удивился менеджер турфирмы, которому он позвонил с вопросом, есть ли у них свободные дома в это время года недалеко от побережья Байкала, чтобы снять один из них на какое-то время. Слова менеджера почти в точности совпали со словами водителя автобуса, на котором он сюда приехал.

— Я вас правильно понял? Вы хотите поселиться именно в это время года? — озадаченно спросил он. — И в районе курортных баз на Малом море Байкала?!!

— Да. И мне хотелось бы, чтобы дом был немного в стороне от курортных баз. Судя по информации на вашем сайте, у вас такие имеются.

— Д-да-да, имеются. Но почему вас интересует отдельный дом? В это время года к вашим услугам любой дом на каждой из курортных баз.

— Народу многовато. Всё время шумят, мешают отдыхать, — ответил Дмитрий.

— Ну да, конечно… — справившись, наконец, с удивлением и взяв себя в руки, произнёс менеджер. — В таком случае мы можем предложить дом, который вам определённо подойдёт, — продолжил он голосом, в котором всё ещё угадывалось замешательство. — Несмотря на то что люди, как правило, заезжают туда с конца мая, он, конечно же, полностью приспособлен для зимнего пребывания в нём.

— Мне нужно заехать в него к концу этой недели, — уточнил Дмитрий, исключая любые сомнения относительно своих намерений.

— Э-э… Хорошо. Я вас понял, — в голосе менеджера опять можно было различить нотки озадаченности.

— И ещё один момент. Я хотел бы проживать в нём один, несмотря на то что дом рассчитан на десять человек.

— Я думаю, это легко будет устроить. Сомневаюсь, что кто-то захочет составить вам компанию в это время года, когда заметены все дороги и в озере невозможно искупаться, — в трубке послышался едва сдерживаемый смешок.

Дмитрий понял, что у менеджера наступила нервная реакция на весь этот немного сумасшедший разговор. Он со стопроцентной уверенностью мог бы сказать, что его сочли не совсем вменяемым. «Ну и чёрт с ним», — подумал он, подходя к аккуратному крыльцу. Однако нужно отдать менеджерам турфирмы должное — они всё подготовили к его приезду. Включили свет, прочистили небольшую дорожку от крыльца, заготовили поленницу дров, даже предоставили в его личное пользование снегоход, чтобы он мог без проблем добираться до ближайшей деревни. Всё было именно так, как он и просил. И даже лучше. Потому что он не просил этого ощущения сказочности и умиротворения. Но получил. И это был приятный бонус для его издёрганного неурядицами мозга.

Привычно оглядевшись по сторонам, и убедившись, что всё чисто и никто за ним не следит, Дмитрий открыл входную дверь ключом, который неизменно во всех русских домах лежит либо под половиком, либо на верхней балке под потолком.

Его ключ лежал на балке под потолком.

Дмитрий улыбнулся этой неизменной традиции, которая ещё сохранилась в российских глубинках. Помнится, в деревне его бабушки дверь закрывали палкой. Причём палку не просовывали в какие-нибудь скобы, а просто ставили рядом с прикрытой дверью. Это означало, что дома никого нет. Любой гость или сосед, увидев палку возле двери, понимал, что хозяев нет дома, и уходил. И даже в голову не приходило открыть незапертую дверь и войти.

«Как всё-таки изменился мир», — подумал Дмитрий, входя в дом и включая свет. Бросив первый беглый взгляд внутрь дома, он ещё раз убедился, что поступил правильно, вырвавшись из бетонных лап мегаполиса и перебравшись сюда. При щелчке включателя дом осветился мягким светом, демонстрируя гостю своё убранство. Он был оформлен по последнему слову техники. Здесь был и холодильник, и микроволновка, электрический чайник и пылесос, плазменный телевизор и камин. Но при этом всё это не выделялось на фоне общего интерьера, который скрывал их за различными декоративными шишками, веточками и корешками, искусно обрамляющие стены, потолки, окна и двери. Дмитрий ещё раз поймал себя на мысли, что попал в сказку и не к кому-нибудь, а к самому Деду Морозу.

— Ещё бы сюда Снегурочку, и было бы идеально, — усмехнулся он, разглядывая приветливую атмосферу дома.

С тех пор как он расстался с Ириной, он так и не завёл серьёзные отношения с кем-либо. Он по-прежнему жил один, в одиночестве просыпался по утрам и в одиночестве проводил вечера дома. К счастью, его парни не давали ему скучать, поэтому особой депрессии по этому поводу не испытывал. Только родители и брат с невесткой периодически жужжали ему на ухо о том, что пора остепениться и обзавестись семьёй.

— Ага, прям щас, всё бросил, — отмахнулся он от этой мысли, раздеваясь и проходя в дом, ступая по мягкому и тёплому ковру.

Дом явно отапливали недавно, так как он ещё не совсем успел остыть. Для любителей туризма в доме предусматривалось как печное отопление дровами, так и электрическое — для тех, кто вообще не знает, что такое печь, дрова и что с ними делать. Дмитрий для себя решил, что будет совмещать и то и другое. Он пока не готов отказаться от удовольствия подышать запахом свежесрубленных дров, смолы и звука мерного потрескивания поленьев в огне.

«Вот это блаженство», — подумал он, окидывая взглядом своё новое жилище. В большой просторной комнате было несколько мягких диванов и кресел. Журнальные столики стояли возле каждого из них. Дмитрий сразу облюбовал диван, стоящий ближе всех к камину, накрытый красивой накидкой из мягкого искусственного меха, на котором он планировал баловать свои кости и который уже манил его в свои объятья.

И он обязательно в них окунётся, как только осмотрится, разложит вещи и приготовит что-нибудь на ужин.

— Эй, народ! У нас гости! — пропищал тоненький голосок, раздавшись откуда-то из-за сосновых ветвей.

— Где? Где? — затараторили маленькие эфирные лесные карапузы, мгновенно появившись невесть откуда.

— Да вон там. В большой деревянной коробке, — сказал Леснявка, который первый заприметил гостя в их лесу.

Со всех сторон начался писк:

— Ух ты!

— Вот это да!

— Что он здесь делает?

— Как же он здесь оказался?

— Может, заблудился?

— Какой красивый!

— Большой и разноцветный!

— Я его боюсь.

— Мы его раньше не видели.

— Я хочу с ним играть.

Вперёд пробрался самый главный Леснявка.

— Тише, тише! Что за кутерьму вы тут устроили?

— У нас гость! — ответили ему хором.

— Гость? В это время? — Радо Дум озадаченно свёл маленькие брови на лбу.

Конечно, зимой здесь иногда появляются люди, но всего на несколько часов, а потом обратно уходят. А вот этот, кажется, никуда не собирается. Леснявка внимательно разглядывал разноцветного человека сквозь деревянные стены, которые им были не помеха. И человек был новенький. Они знали всех, кто обычно приходит сюда зимой. Но этого никогда здесь раньше не было.

Но почему тогда от него веет чем-то знакомым?

— Давайте его напугаем, — выдал один карапуз.

— Да, да, да! — оживлённо поддержали лесные сородичи.

— Нет, — тихо сказал Радо Дум.

Леснявки недоумённо уставились на него.

— Но почему?!

Старший и сам не знал почему. Но точно знал, что к разноцветному человеку лучше пока не стоит подходить поближе. Что-то пугало в нём и настораживало. Вместе с тем притягивало и манило. Он был чужим и до боли знакомым. И именно эти хаотичные чувства заставили главного Леснявку прекратить веселье вокруг него. Сперва он должен разобраться, почему он его знает и не знает.

— Порезвиться всегда успеется, — уклончиво ответил он.

Послышался писклявый гул возмущения:

— Как же так?!

— Я не смогу с ним поиграть?!

— Но я хочу пошуметь в трубу!

Радо Дум замахал руками.

— Прекратить шум. Найдите себе другой объект для игр. Марш отсюда, — приказал он.

Леснявки решили не особо заморачиваться и понеслись дальше по лесу, играя и кувыркаясь.

Старший лесной Антал облегчённо вздохнул. Разноцветный человек вызывал у него неясное беспокойство, поэтому нужно пока держать своих от него подальше, пока он не разберётся, что к чему.

Леснявка развернулся и помчался в родные лесные просторы, кинув последний взгляд на разноцветного человека, который в этот момент что-то уронил себе на ногу.

Глава 2

Налив в кружку горячий чай, Валентина привычно начала свой рабочий день, попутно включив настольную лампу и компьютер. Так начиналось её каждое рабочее утро в контактном центре Сбербанка. На календаре был март, и поэтому на её столе красовался букетик, собранный из маленьких белых и красных цветов. И хоть на улице шёл снег, в её душе с приходом марта всегда начинали цвести белые и красные цветы, маленькими звёздочками украшая её жизнь, а она, в свою очередь, украшала ими свой стол.

Устроившись поудобнее на своём стуле, она открыла отчёт о проделанной работе за предыдущие две смены. Они работали в таком режиме уже около месяца, с тех пор как Сбербанк организовал в контактном центре новое направление по консультированию клиентов.

Олимпиада 2014.

К этому событию руководство Сбербанка подошло крайне серьёзно. Была создана отдельная группа людей, состоящая из лучших специалистов контактного центра, которые каждую секунду ожидали звонка от гостей города Сочи, чтобы своевременно оказать им помощь.

— Давай посмотрим, что у вас было вчера, — сказала она, пробегая глазами отчёт о событиях вчерашнего дня.

У французского гостя банкомат захватил карту.

— Ох, и не повезло тебе, — сочувственно покачала она головой.

Но, пробежав дальше глазами по строчкам отчёта, она узнала, что её напарница Ольга, оперативно связавшись с коллегами в Сочи, смогла ему помочь, и через полчаса гостю вернули его карту.

— Вот именно поэтому выбрали нас для этого проекта, — с гордостью пробормотала она. — Опыт и профессионализм делают своё дело.

К ней подошла коллега из соседнего сектора.

— Валюш, привет! Ты чего там бормочешь себе под нос?

— Да вот, сижу и горжусь компетентностью своих коллег, — улыбнулась она.

— Ясно. Слушай, у меня к тебе вопрос. Ты не хочешь на выходных поехать с нами на природу?

— Нет, — ответила Валентина, даже не дослушав до конца.

— Но почему нет?! Ты уже полгода не выбиралась за пределы города. Валя, что случилось? Раньше тебя оттуда за уши невозможно было вытащить. Ты постоянно организовывала для нас походы. А сейчас сидишь и мхом обрастаешь.

— Мне кажется, мох мне очень идёт, — ответила она, пытаясь шутливо отмахнуться от этой темы.

— Нет, уж в этот раз ты не уйдёшь от ответа. Считай меня парламентёром, которого отправили к тебе узнать, что случилось. Уже все в контактном центре заметили, что ты шарахаешься от природы, как чёрт от ладана. Давай выкладывай.

— Ничего не случилось. Просто всему своё время. Было время, когда походы в лес меня очень увлекали. Сейчас время других увлечений. Всё проходит и всё меняется. Это называется развитие!

— Ты же понимаешь, что никто в это не верит, — не сдавалась девушка.

— Но ты же понимаешь, что мне до этого нет никакого дела, — ответила Валентина, выразительно подняв бровь.

— Ты прямолинейна, как всегда, — вздохнула коллега. — Но, может, всё-таки передумаешь?

— Нет.

— Температура будет всего минус десять градусов.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.