электронная
400
печатная A5
668
18+
Райская птичка

Бесплатный фрагмент - Райская птичка

Книга первая


Объем:
416 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-0058-5
электронная
от 400
печатная A5
от 668

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Душа — ваш верный компас в жизни.        Научитесь слушать её — победите. Не научитесь — проиграете.

Предыстория

1

Он и она, держась за руки, стояли под тенистой аркой двух раскидистых деревьев. Мужчина и женщина любовались пейзажем, глядя вдаль на прозрачно-голубое озеро, в котором безмятежно плавала пара белоснежных лебедей. По берегам озера росли божественные создания ― лотосы. Эти волшебные цветы нежнейших окрасок источали мягкий свет, отчего берега переливались всеми цветами радуги, создавая кольцо из лёгкой дымки.

Два влюблённых сердца прощались друг с другом и с этим местом, где они были так счастливы. Им отчаянно хотелось остановить время, чтобы остаться здесь навсегда, но, к сожалению, сделать это было невозможно…

Мужчина привлёк любимую к себе и вдохнул аромат разнотравья, который запутался в её шелковистых волосах.

― Как тяжело с тобой расставаться, ― прошептал он, стараясь надышаться её чарующей чистотой.

Женщина подалась к нему, ещё не веря, что им осталось быть вместе так мало времени.

― Я боюсь обознаться и пройти мимо, ― прошептала она, ― скажи, как я узнаю тебя?

― Я укажу тебе дорогу, ― ласково сказал мужчина, ― просто иди на звук моего голоса. Ты не сможешь не услышать его, потому что я буду петь только для тебя.

― Твой прекрасный голос… Память о нём я навсегда сохраню в своём сердце.

Мужчина ласково провёл своей рукой по длинным волосам любимой и с тревогой посмотрел в её глаза.

― А как я узнаю тебя? ― взволнованно спросил он.

Женщина грустным взглядом обвела живописный пейзаж и тихо ответила:

― Я тоже ничего не хочу менять. Поэтому в том мире, куда мы идём, я вновь создам для тебя сад, похожий на этот, чтобы ты, наслаждаясь его красотой, мог петь для меня свои волшебные песни. Ты только почувствуй то место, когда окажешься в нём. Я буду ждать тебя там.

Как только она произнесла последние слова, со всех сторон подул ветер, образуя потоки неспокойных вихрей. Воздух в небе сгустился, превращаясь в светящееся облако, и из него прозвучал голос:

― Я слышал, вы уже определились. Это хорошо.

Мужчина крепче обнял любимую, понимая, что час разлуки настал. Женщина задрожала, ища в его объятиях защиту.

― Не переживайте, ― услышали они раскатистые звуки знакомого голоса, ― в земном мире вы будете не одни. Я, как всегда, дам вам помощников.

От этих слов влюблённым стало легче, и они с доверием посмотрели на изменчивое облако.

― Вы уже знаете свою задачу, ― продолжил голос, ― она не нова для вас. Пришло время в последний раз проверить вашу любовь через испытания. Если справитесь и на этот раз, то вернётесь сюда, и вас уже никто и никогда не потревожит. А если нет…

Мужчина и женщина затаили дыхание, ожидая заключительных слов.

― А если нет, ― строго повторил собеседник, и звуки его голоса рассеялись средь неземной красоты, ― то останетесь в том мире навсегда и, перевоплощаясь из жизни в жизнь, будете вечно блуждать по свету как большинство людей: искать, мучиться, страдать, но не находить!

От мощи сказанных слов деревья зашумели, будто на них налетел порывистый ветер.

Услышав приговор, молодая женщина покачнулась.

― Прошу тебя, не отчаивайся, ― прошептал мужчина, привлекая любимую к себе. ― Мы справимся, обещаю. Ведь у нас будут помощники.

― Да, помощники у вас будут, ― подтвердил говоривший, изменяя неясные очертания своей формы, ― но запомните: они не смогут принимать за вас решения. Их задача состоит только в том, чтобы в трудные для вас моменты подсказывать, как лучше поступить, но выбор всегда будет зависеть только от вас!

Наступило мучительное молчание. В этой долгой тишине влюблённые слышали лишь неспокойные удары своих страдающих сердец.

― Не хочу, чтобы вы уходили напуганными, ― продолжил собеседник, чувствуя отчаяние пары, ― поэтому в помощь вам дам подсказки. Для вас уже определили места рождения. Вы родитесь в разных концах света, и это не случайно, потому что встретиться ― это будет первая задача. Поверьте, она не самая лёгкая, ведь на поиски друг друга может уйти много времени, а время на Земле быстротечно.

― И как нам встретиться? ― спросил мужчина, ощущая нарастающее волнение.

― А это как раз и будет твоей задачей, ― ответил собеседник, в очередной раз изменив свою форму. ― Как я слышал, ты и в том мире хочешь петь. Что ж, похвально. Только запомни: ты должен будешь петь так, чтобы твоя возлюбленная услышала тебя. А поскольку она будет жить очень далеко, тебе придётся искать её повсюду, призывая своим голосом.

Мужчина с тревогой посмотрел на любимую, стараясь представить то далёкое место, в котором ей предстоит воплотиться.

― Перед тобой стоит не менее сложная задача, ― обратился собеседник к женщине, ― поскольку в том множестве голосов, что будет окружать тебя, расслышать его голос будет слишком сложно. А сложно потому, что непреодолимая стена будет разделять ваши миры. Стена настолько высокая и крепкая, что всего лишь слабые звуки его мира будут долетать до тебя. Если сумеешь уловить их, узнаешь, где он живёт, а если нет, то все его усилия окажутся напрасными.

Молодая женщина прижалась к любимому и прошептала:

― Я расслышу, не сомневайся. Ты только не переставай петь, и я обязательно найду к тебе дорогу. Верь мне!

Конечно, он верил. Никто и никогда не сможет помешать им искать друг друга, даже если на это уйдёт вся жизнь.

― Твоя решимость похвальна, ― сказал собеседник мужчине. ― Тогда слушай вторую задачу: если она сумеет проложить к тебе дорогу, постарайся узнать её.

― Разве это будет сложно?!

― Вижу, ты ещё не понимаешь той трудности, которая встанет перед тобой. Так же, как и твоей любимой будет нелегко распознать твой голос среди бурлящего потока голосов, так и тебе среди миллионов лиц будет не просто узнать её лицо.

― Среди миллионов лиц? ― повторил мужчина, стараясь представить это множество.

― Да. Миллионы лиц, подобно неспокойному морю, будут представать перед твоим взором, а ты за долгие годы выработаешь привычку смотреть на людей, но не видеть их…

― Я увижу и узнаю её! ― с вызовом бросил мужчина.

― Мне нравится твой настрой, но теперь самая сложная и важная задача: если вы всё же встретитесь и узнаете друг друга, не позвольте никому разлучить вас.

― Нам бы только встретиться, и мы уже никогда не расстанемся, ― ответил мужчина.

Наступила пауза, и в этом долгом молчании ощущалась напряжённость. Женщина затрепетала, чувствуя опасность положения, и плохое предчувствие её не подвело.

― В тот мир, куда вы сейчас уйдёте, ― с грустью сказал собеседник, ― с вами отправятся не только помощники, но и разлучники. Они уже распределили свои грязные роли и с нетерпением ждут вас, чтобы начать свою нечестную игру. И начнут они с тебя, ― обратился к женщине говоривший, ― потому что именно ты будешь слабым звеном вашей пары.

― Нет! ― взмолилась она. ― Прошу вас, не усложняйте мою задачу. Я боюсь не справиться и потерять его навсегда!

Её просьба осталась без ответа.

Женщина упала на грудь любимого и заплакала.

― Прости меня, если я подведу тебя, ― сквозь катившиеся слёзы сказала она.

― Не переживай, мы справимся, обещаю, ― стал успокаивать её мужчина. ― Если у тебя не хватит сил, то у меня их хватит на двоих.

Ах, как важны ей были его слова! Они вселяли в неё надежду.

― Всё, что я вам сказал, вы не будете помнить обычной памятью, ― услышали они на прощание. ― Душа ― ваш верный компас в жизни. Научитесь слушать её ― победите. Не научитесь ― проиграете. И ещё: как только покинете это место, испытания начнутся сразу. Но не бойтесь, держитесь крепче и действуйте смелее. Постарайтесь уйти в тот мир в один миг, иначе задержка даже в несколько секунд разъединит вас во времени…

2

Покинув свою прекрасную обитель, мужчина и женщина вошли в длинный, тёмный тоннель. Крепко держась за руки, они начали свой путь, но, не пройдя и половины, услышали мерзкие голоса.

― Ты только посмотри, как отважно они идут на испытания, ― гнусаво, с издёвкой произнёс некто и омерзительно захихикал.

― Идите, идите! Мы вас отсюда проводим, а там встретим, ― ещё более противно захихикал второй.

Женщина приостановилась и с опаской огляделась, но темнота скрывала говоривших.

― Не обращай на них внимания, ― прошептал мужчина, почувствовав её страх, ― это те, кто будут мешать нам, ― и он быстрее повёл любимую к свету.

― Какие смелые, ― не скрывая веселья, издевательски засмеялось существо.

― Смелые, пока не столкнулись с трудностями, ― прогундосил второй. ― Ну, ничего-ничего, мы вам устроим! Это будет весело! ― и он раскатисто расхохотался.

― Ха-ха-ха, ― подхватил другой.

От угроз женщина испытала ужас.

― Не бойся, ― тяжело дыша, произнёс мужчина, чувствуя, как холодеет рука любимой.

― Как трогательно он успокаивает её, а сам и не подозревает, что будет дрожать от страха, когда придёт время, ― опять прогнусавил мерзкий голос и, подлетев к мужчине, противник со злостью заорал: ― Эй, ты! Я тебе устрою! Ты надолго меня запомнишь!

― Прочь! ― с силой отмахнулся тот, желая дать отпор невидимому врагу, но рука только разрезала воздух.

― Ой, как страшно! ― засмеялся разлучник, всё больше забавляясь игрой. ― Никогда не было так страшно! ― и он вновь покатился со смеху.

Влюблённые спешили к свету и, приближаясь, попали в воронку, которая, подхватив их, понесла вперёд. Сопротивляться этой силе было невозможно.

Он и она летели по тёмному тоннелю, и, несмотря на высокую скорость, женщина почувствовала, что кто-то толкает её вперёд, пытаясь разъединить с любимым. Она сразу догадалась, чьих это рук дело, и постаралась освободиться от напора врага.

― Держись крепче! ― с отчаянием закричал мужчина.

Их руки были предельно напряжены, а безжалостный противник продолжал атаковать женщину. На её глаза навернулись слёзы, а на лице отразился ужас. Она почувствовала, что её рука вот-вот выскользнет из руки любимого…

― Прошу, не отпускай меня! ― закричала она, но в этот момент чьи-то острые зубы безжалостно впились в её нежное запястье.

― А-а-а-а!!! ― взвыла она и обречённо разжала руку.

Разлучники навалились на женщину и с ещё большей скоростью потянули её к свету.

Год, два, три… Десять, двадцать, тридцать, уже пятьдесят лет разделяли влюблённых по земному летоисчислению. Когда потеря стала неизбежной, крик женщины пронзил всё пространство. Мужчина попытался её догнать, но безуспешно…

― Н-е-е-е-т!!! ― закричал он, ощутив отчаяние от бессилия, но в этот самый миг почувствовал чьё-то нежное объятие.

Подхватив мужчину, ангел с максимальной скоростью понёс его к свету…

3

1965 год, март
Алма-Ата, роддом №2

Пять тридцать утра

― Тужься! Тужься сильнее, я уже вижу головку, ― громко говорила акушерка, готовая принять ребёнка. ― Ещё немного. Давай-давай! Вот умница!

В этот момент раздался пронзительный крик младенца.

― Ну, мамочка, поздравляю, у тебя девочка, ― радостно сообщила акушерка.

― Спасибо, ― еле слышно ответила молодая женщина, переводя дух.

Новорожденная кричала на весь родзал.

― Какая крикунья, ― ласково сказала акушерка, обрабатывая пуповину, ― испугалась что ли чего, или кто обидел?

Когда она обмыла малышку и положила её на столик для пеленания, то увидела на правой руке ребёнка ранки, из которых сочилась кровь.

― А это ещё что такое? ― удивилась она, разглядывая ручку девочки.

― Что случилось? ― встревоженно спросила молодая мама. ― Что-то не так?

― Какой-то странный след, ― ответила акушерка, ― будто укус животного, даже следы от клыков остались.

Мать привстала на локтях.

― Принесите её, я хочу посмотреть.

Акушерка подхватила плачущее дитя и поднесла к маме. Та взяла маленькую ручку своей дочурки и внимательно посмотрела на кровавые следы с обеих сторон запястья.

― Ничего не понимаю, откуда это взялось? ― в недоумении произнесла она и перевела растерянный взгляд на рядом стоящую женщину. ― Вы не могли нечаянно поранить её?

― Бог с тобой, милая! ― воскликнула акушерка. ― У меня и приборов-то таких нет. И потом, ты слишком быстро родила, так что мне никакие инструменты и не понадобились.

― Извините, ― произнесла молодая мама, понимая, что акушерка ни при чём. Следы и в самом деле выглядели как настоящий укус животного.

Женщины в недоумении посмотрели друг на друга.

― Ладно, ― со вздохом произнесла акушерка, ― сейчас обработаю ранки и будем надеяться, что всё обойдётся.

Перевязав ручку девочки, она запеленала малышку и отнесла её к маме. Молодая женщина с нежностью приняла своё новорождённое дитя. Младенец, припав к её груди, замолчал.

― Имя уже придумала? ― спросила акушерка в наступившей тишине.

― Да, назову её Анной, ― ответила женщина, с любовью глядя на дочурку.

Отчёт тёмных сил

Разлучники возвращались домой в хорошем расположении духа. Они несли в преисподнюю прекрасную новость: им удалось навсегда разлучить две половинки одного целого! Бой был выигран, не успев начаться!

Пролетая над извергающимися вулканами, разлучники веселились. Красный свет от раскалённой лавы отражался на их обезьяньих мордах, искажая и без того уродливые черты.

Хорошо дома! радовался первый, спускаясь всё ниже. Обожаю стоны грешников!

 Эти сладостные звуки вселяют в меня надежду. Жду не дождусь, когда вся Земля превратится в огненный шар! сказал второй.

Оказавшись у скалистых гор, они влетели в тёмную пещеру и опустились на влажный каменный пол. Прохлада тут же освежила их лохматые тела.

Вернулись? раздался суровый голос из глубины пещеры.

Да, наш господин, робко ответил один из разлучников.

Что скажете?

Разлучники в нерешительности потоптались на месте.

 У нас хорошая новость, наш господин, прогнусавил один, осторожно приближаясь к огромному трону. Женщина родится лет на пятьдесят раньше своего возлюбленного. Вряд ли он когда-нибудь узнает в ней свою половинку, разлучник робко захихикал, ожидая похвалы хозяина.

А, может, для большего драматизма пусть он родится в её семье как внук? предложил второй, желая продемонстрировать свою коварную изобретательность.

Бездельники! заревел голос, прерывая глупые фантазии своих подчинённых. Какие пятьдесят лет?! Как вы могли упустить из виду их помощников?

Огромная тень легла на пол и стала приближаться к разлучникам. Те беспомощно попятились назад.

Наш господин… дрожащим голосом пробормотал гнусавый, но мы выполнили ваше задание…

Прочь! оглашая пространство, заревел грозный голос. Возвращайтесь обратно, и горе вам, если они встретятся!!!

Скалы задрожали, едва не обрушившись, и две растрёпанные фигуры вынесло за пределы пещеры.

1965 год, июль

Венесуэла
Поместье «Лас мантаньяс дель соль»*

Семь часов вечера. *Солнечные горы

― Что ж, папочка, поздравляю! У вас опять родился мальчик, ― сказал доктор, выходя в коридор.

― Как себя чувствует моя жена? ― пытаясь придать своему голосу силу, спросил мужчина, но бледность его лица выдавала волнение.

― Она, как всегда, молодец, ― ответил доктор, закрывая за собой дверь спальни, ― если бы все так рожали, я был бы счастлив.

― Я могу к ней зайти? ― спросил хозяин поместья.

― Не спешите, позвольте ей передохнуть. Ваш сын родился слишком быстро, будто куда-то спешил, и, если учесть, что он настоящий богатырь, то вашей супруге всё же нужно дать время для отдыха.

― С ней точно всё в порядке? ― не унимался молодой отец.

― Я же сказал, что она у вас молодец. Не каждая женщина выдержит такой напор ребёнка, ― ответил доктор.

Взгляд молодого отца наполнился теплом.

― Она у меня и в самом деле молодец, ― нежно произнёс он и, чтобы отблагодарить семейного доктора, предложил: ― Позвольте угостить вас вином. Оно сделано из урожая шестьдесят третьего года.

Мужчины прошли в просторную гостиную со старинной мебелью. Предвечернюю тишину большого дома тревожили лишь далёкие голоса птиц. Стая пролетала над мандариновым садом раскинувшегося на холмах поместья.

Присев в кресло, доктор с благодарностью принял из рук хозяина бокал вина рубинового цвета и, сделав глоток, довольным голосом произнёс:

― Всё же вы волшебник! О вашем вине ходят легенды. Вы никогда не думали о том, чтобы начать своё производство? Полагаю, у вас не будет отбоя от клиентов.

― Вино — это моё хобби, ― ответил хозяин дома, ― я посвятил его только своей семье.

― Но как у вас получается этот удивительный букет? ― допытывался доктор.

Молодой мужчина улыбнулся.

― Это вкус любви, а ему, как известно, нет равных.

― Хм, ― прищурился пожилой мужчина. ― Говорят, с годами любовь проходит, но ваша, как это вино, становится лишь крепче.

Хозяин дома ничего не ответил. Он боялся сглазить то счастье, что уже семь лет живёт в его доме.

― У вас родился третий ребёнок, ― продолжил беседу доктор, ― но вы волновались, как в первый раз. Почему?

― Мне кажется, к этому невозможно привыкнуть.

― Третий сын — это прекрасный показатель вашей мужественности.

Счастливый отец тепло улыбнулся и ответил:

― Да, но моя жена ждала дочку. Уж очень давно она мечтает о косичках и бантиках.

― Вы молоды, и у вас ещё всё впереди, ― доброжелательно сказал доктор. ― Как на этот раз назовёте мальчика?

― Мы с женой решили: если родится девочка, то назовём её Мартиной, а если мальчик ― Мигелем.

― Значит, выпьем за Мигеля! ― поднимая бокал, торжественно произнёс доктор.

― Не совсем так, ― ответил молодой отец, ― я не хочу обижать жену, поэтому назову мальчика Мигель Мартинес.

― О-о, двойное имя! ― восторженно протянул доктор. ― Это к удаче, я точно знаю.

Отчёт светлых сил

На мягкую солнечную лужайку тяжело опустился ангел. Трели птиц провозгласили его победоносное возвращение.

Эй, кто-нибудь! Залечите кровавые мозоли на его крыльях! раздался голос с небес.

К ангелу потянулись животные, неся в своих лапках лечебные бальзамы.

Какое время их разделяет? спросил голос.

Четыре месяца, устало ответил ангел.

 Что ж, неплохо. Они хотя бы родятся в один год, ответил всё тот же голос. Но расслабляться нельзя. Разлучники уже знают об этом.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

― Аня, пора домой! ― крикнула из окна Надежда, увидев пробегавшую дочь.

Раскрасневшаяся девочка двенадцати лет резко изменила маршрут и быстро забежала в подъезд пятиэтажного дома. Призыв матери был как нельзя кстати. Аня не знала, где спрятаться от своего преследователя, поэтому скрылась за дверями родной квартиры.

Сейчас в жизни Ани произошло удивительное событие: ей впервые объяснились в любви и, о Боже, поцеловали! Соседский мальчишка на год постарше уже давно заглядывался на неё, а сегодня, хоть и неуклюже, но всё же раскрыл ей свои чувства. В довершение всего он прижал Аню к стволу дерева и поцеловал её в щёку. Она, не готовая к таким взрослым отношениям, оттолкнула смельчака и убежала.

― Что-то ты сегодня припозднилась, ― недовольно сказал отец, бросив нарочито суровый взгляд на дочь. ― Нехорошо девочкам так поздно гулять. И уроки, наверное, ещё не сделала.

― Сейчас сделаю, папа, ― поспешно ответила Аня, ощущая, как горит место поцелуя, и, чтобы не выдать себя, проскочила в свою комнату и закрыла за собой дверь.

То чувство, которое сейчас испытывала девочка, было совершенно новым, очень волнующим и одновременно пугающим. Сердце так и выпрыгивало из груди.

Дверь в комнату открылась, и на пороге появилась мама.

― Что у тебя случилось? ― спросила Надежда, внимательно посмотрев на встревоженную дочь.

― Ничего, ― быстро уверила её Аня, но в это самое время о стекло ударился камешек.

Надежда подошла к окну и вгляделась в темноту. Тень подростка мелькнула и быстро исчезла. Женщина улыбнулась. Она всё поняла.

― Думаю, это Игорь тебя вызывает, ― сказала она, посмотрев на дочь.

Аня смутилась.

― Он дурак, ― пробурчала она.

Чтобы не выдать волнения, девочка подошла к письменному столу и стала выкладывать из портфеля учебники.

Надежда улыбалась, не сводя пытливого взгляда со смущённой дочери.

― Вовсе нет, ― мягко возразила она. ― Просто он в тебя влюблён.

Щёки Ани вспыхнули ярче.

― Откуда ты знаешь?

― Мне его мама сказала.

― Я же говорю: дурак! ― в сердцах повторила девочка, не предполагая, что Игорь уже разболтал эту тайну.

Надежда не стала спорить. Она понимала, как непросто признаваться в первых чувствах. Задёрнув шторы, она вышла из комнаты, оставив дочь наедине со своими девичьими переживаниями.

Аня с облегчением опустилась на стул.

Эта симпатичная кареглазая девочка с длинными тёмными косами нравилась многим мальчишкам, но не все решались выражать ей свои симпатии. Только, пожалуй, такие смелые, как Игорь. Аня была заводилой в дворовой компании, но её задумчивый взгляд, казалось, хранил какую-то тайну, охлаждая пыл тех, кто был безнадёжно в неё влюблён.

«Надо делать уроки, ― решила она, борясь с новыми ощущениями, ― а то завтра получу двойку, и меня не выпустят на улицу».

Аргумент в пользу последнего оказал нужное воздействие, и девочка открыла дневник. Мало-помалу уроки захватили её, и она забыла о влажных губах Игоря на своей щеке.

Водя пальцем по хребтам мира в учебнике географии, Аня заучивала названия и местонахождение гор.

― Уральские горы ― в России, Карпатские ― в Украине, Тянь-Шанские ― в Казахстане, горы Фудзияма ― в Японии, Анды ― в Южной Америке…

Аня вгляделась в горный хребет Анд, проходивший через весь континент Южной Америки, и невольно задержала на нём взгляд. Эта невероятно длинная горная цепь с многочисленными вершинами протянулась через территории семи государств: Колумбии, Эквадора, Перу, Боливии, Чили и Аргентины, но брала своё начало в Венесуэле.

― Венесуэла… ― пропела девочка.

Вдруг душа встрепенулась, будто услышала о чём-то родном, и Аня почувствовала в груди приятное тепло.

― Венесуэла… ― зачарованно повторила она, желая продлить это ощущение.

«Надо же, ― подумала девочка, ― сколько разных чувств я испытываю сегодня», и она невольно вгляделась в очертания далёкой страны, от которой получила отклик, по силе воздействия превышающий переживания, связанные с Игорем.

«Может быть, там живёт Он?» ― с тоской по необыкновенной любви подумала Аня.

Несмотря на свой юный возраст, она была слишком мечтательна. В её голове постоянно рисовались образы далёких стран и прекрасных заморских принцев. Эти мысленные картинки не давали девочке покоя, и только поэтому она игнорировала ухаживания местных мальчишек. Ребята хоть и были хорошие, но душа Ани неустанно тянулась в неведомые дали.

Сложив учебники в портфель, она легла в постель и, глядя в темноту, пыталась представить лицо того, о ком тосковала её душа.

― Но это не Игорь, ― прошептала она и закрыла глаза.

Глава вторая

Мигель придирчиво посмотрел на своё отражение в зеркале. Модная причёска, одежда, соответствующая последним веяниям изменчивой «дамы», и блеск глаз, говоривший только об одном, о влюблённости.

Он невольно вспомнил Аманду, её сочные губы, всепоглощающий взгляд больших чёрных глаз, страстный шёпот… Приятная волна прокатилась по телу Мигеля.

― Аманда… ― прошептал он, предвкушая волнующее свидание.

Мигель выходил из детского возраста, и его уже тянуло к более серьёзным отношениям, а тут эта девчонка на три года старше, позволяющая многое из того, что не позволяли сверстницы.

Взяв со столика флакон с туалетной водой, Мигель брызнул на шею ароматную жидкость и вышел из комнаты.

― Мам, я пошёл, ― сказал он, заглянув в гостиную.

― Не задерживайся допоздна, ― попросила сеньора София, с любовью посмотрев на взрослеющего сына.

― А Мигель влюбился! А Мигель влюбился! ― стал дразнить старшего брата Льюис.

― Замолкни, а то получишь! ― пригрозил кулаком Мигель.

Мальчишка не испугался и стал строить рожицы.

― В самом деле, перестань, ― мягко сказала сеньора София самому младшему из шести детей отпрыску. ― В любви нет ничего постыдного.

― Конечно, нет, ― усмехнулся Хорхе, самый старший из сыновей де ла Круз. ― Если не брать в расчёт, что он влюбляется каждый месяц в новую девчонку.

― Да ну вас, ― махнул рукой Мигель и вышел из дома.

Ему надоело, что его влюбчивость обсуждается в семье безо всякого стеснения.

Да, он влюблялся часто, но никто не знал, что причиной непостоянства был поиск чего-то особенного, рождённого только для него.

С малых лет Мигель выделялся из числа сверстников своей внешностью, а чистый, певучий голос прибавлял шансы на успех. Так оно и случилось: талант мальчика не остался незамеченным продюсерами шоу-бизнеса, и Мигель в свои двенадцать лет уже был кумиром подростков в Венесуэле. Он совмещал учёбу с концертами, и такая жизнь ему нравилась.

Желание петь пришло в эту жизнь вместе с Мигелем, и его судьба, в отличие от братьев и сестёр, определилась рано. Когда маленького Мигеля спрашивали, кем он хочет стать, тот, не задумываясь, отвечал: «Певцом!» Такое знание своей судьбы и удивляло родителей, и восхищало.

Но не только петь хотелось Мигелю. Ещё он мечтал о путешествиях в далёкие страны. Его всё время куда-то тянуло, и он с радостью собирался в дорогу, чтобы открыть для себя ещё один город или ещё одну страну. Пока он не знал, почему его всё время влечёт в заморские страны, но в своих фантазиях он рисовал приключения и, конечно же, даму сердца. Ту, взглянув на которую, он сразу поймёт: это Она! Но пока Мигель быстро загорался и так же быстро остывал.

Глава третья

― Поторопись, а то опоздаем, ― сказала девушка подруге.

― Не опоздаем, ― ответила Аня, завязывая перед зеркалом банты на своих косах, ― у нас ещё уйма времени.

В этот яркий весенний день девушки были одеты в праздничные школьные формы, которые напоминали о важном событии ― дне окончания школы.

― Волнуешься? ― спросила Аня, взглянув на подругу в зеркало.

― Радуюсь, ― ответила та, ― наконец-то со школой покончено.

Марине не нравилось учиться. Она мечтала вырваться на свободу и погрузиться во взрослую жизнь.

― А я волнуюсь, ― призналась Аня, ― и ещё на душе какая-то пустота. Даже не верится, что школьные годы закончились.

― Ненормальная, ― пробурчала Марина, ― неужели тебе не надоели учителя, уроки и экзамены? Нет, я даже думать не хочу об этих мучениях. Я хочу свободы!

― Смешная ты, а как же институт? Там повторится всё сначала.

― Я не буду поступать в этом году, ― заявила Марина. ― Дам себе передышку.

― Сумасшедшая! Если не поступишь в этом году, всё забудешь.

― Ерунда, ― отмахнулась Марина. ― Поговорю с родителями, и они устроят меня в любой институт. И вообще, хватит портить мне настроение. Сегодня выступает ансамбль из соседнего техникума, а у них такой солист! Я чуть не лишилась чувств, когда впервые увидела его.

― Тебя так очаровал его голос? ― поинтересовалась Аня.

― Причём тут голос? ― фыркнула Марина. ― У него такие голубые глаза! Они заворожили меня с первого взгляда! А какая у него фигура! Мммм… ― мечтательно протянула девушка. ― Да иди ты быстрее, а то из-за тебя мы пропустим вступительную часть. Он должен петь песню «Школьный вальс».

Аня улыбнулась. Марина уже давно присматривала для себя кандидатуру в женихи, и солист, о котором шла речь, похоже, попал в этот список.

Марина была некрасивой девушкой, но имела существенное преимущество перед более интересными сверстницами. Её родители считались весьма состоятельными людьми, и парень, который войдёт в семью Марины в качестве её мужа, автоматически получит любые привилегии: институт по выбору, высокооплачиваемую работу, автомобиль последней марки и т. д. Любой каприз единственной дочери выполнялся сразу, и Марина без зазрения совести пользовалась родительской любовью. Несмотря на такие прекрасные условия, женихи не выстраивались в очередь за девушкой, и ей приходилось добиваться парней напором своего сильного характера.

Когда подруги зашли на территорию школы, гул собравшихся и белизна праздничных передников и бантов ошеломили их. Всюду сновали старшеклассники, а учителя безнадёжно пытались построить их в колонны. Ребята, почувствовав приближающуюся свободу, вели себя своевольно.

― Смотри, это он! ― воскликнула Марина.

― Кто? ― не поняла Аня, посмотрев в бурлящую толпу.

― Солист, о котором я говорила, ― схватив подругу за руку, Марина потащила её в самую гущу. ― Я хочу ему представиться, ― на ходу крикнула она.

Как только подруги оказались недалеко от симпатичного блондина с удивительно голубыми глазами, Марина растолкала всех, вышла вперёд, оставив Аню позади себя, и протянула парню руку.

― Меня зовут Марианна, ― сказала она, приукрасив своё имя. ― Можно с вами познакомиться?

Парень посмотрел на протянутую руку с некоторым неудовольствием. Девушка была слишком смела, а ему нравились скромницы.

― Роман, ― нехотя ответил он, пожимая руку незнакомки и, посмотрев на Аню, спросил: ― Это ваша подруга?

― Я приходила в техникум слушать ваше выступление, ― проигнорировала вопрос Марина. ― Вы пели на дискотеке. Вы помните меня?

Рома пожал плечом. Обилие красивых девушек, восхищавшихся им, не позволяло запоминать ещё и дурнушек.

― Ромыч, пошли! ― крикнул какой-то парень. ― Пора начинать!

Солист вновь взглянул на Аню. Симпатичная девушка с задумчивыми глазами заинтересовала его сразу. В ней была не только природная красота, но, похоже, и скромность. По крайней мере, на это намекали её длинные, не свойственные этому времени, косы.

― Сегодня я буду петь для тебя, ― сказал Роман Ане и, не дожидаясь её ответа, пошёл к сооружённой сцене.

Марина развернулась к подруге и посмотрела на неё так, что той захотелось провалиться сквозь землю.

― Я здесь ни при чём, ― поспешно уверила Аня, но вид Марины предупреждал, что она не позволит отбивать у себя парней.

В это время зазвучала музыка. Шум утих, и все устремили взоры на сцену.


Когда уйдём со школьного двора, ― запел в микрофон Рома.

Под звуки нестареющего вальса, ― и его чистый голос эхом разнёсся по округе.


Услышав голос солиста, Аня закрыла глаза, и перед её мысленным взором побежали неясные картинки чего-то знакомого, но давно-давно забытого.

С самого детства мир музыки был дорог Ане. Она любила слушать песни, и родители, зная пристрастие дочери, часто дарили ей пластинки разных исполнителей. Аня уединялась в своей комнате, включала проигрыватель, ложилась на кровать и предавалась мечтам… Это было самым увлекательным занятием, о котором никто не догадывался. Свои грёзы Аня держала в секрете ото всех.

― Ты чего? ― толкнув её в бок, спросила Марина, когда песня закончилась.

Аня очнулась и открыла глаза.

― Только не говори, что влюбилась в него! ― с нотками угрозы выпалила Марина.

― О чём ты? Просто он мне напомнил кого-то…

― Кого именно? ― быстро спросила Марина, желая убедиться, что сердце подруги занято другим.

― Не знаю, ― тихо ответила Аня, потеряв нить воспоминаний.

Глава четвёртая

1

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 668