электронная
360
печатная A5
582
18+
Райская птичка

Бесплатный фрагмент - Райская птичка

Книга третья


Объем:
356 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-9990-8
электронная
от 360
печатная A5
от 582

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— 1-

Самолёт приземлился в аэропорту Каракаса.

Лучано подошёл к Мигелю и всмотрелся в его лицо. Продюсер понимал, что друг находится под воздействием лекарств, которые ему дал русский доктор, но Лучано смущало другое: почему Мигель спит так долго. Певец был в забытьи семь часов до взлёта, потом ― всю дорогу от Москвы до Амстердама. Затем вновь провёл семь часов в самолёте, пока тот заправлялся и проходил техобслуживание в Голландии. Мигель даже ни разу не проснулся, пока лайнер одиннадцать часов летел над Атлантическим океаном до Венесуэлы. Итого, вся дорога заняла более суток.

Лучано потряс друга за плечо.

― Эй, приятель, просыпайся, мы уже прилетели.

Мигель не отреагировал, продолжая спать.

― Ты слышишь меня? Мы прилетели, ― повторил Лучано.

Мигель застонал, но глаза не открыл.

― Давай-давай, просыпайся, ― более настойчиво позвал Лучано.

Мигель с трудом приоткрыл глаза, но тут же опустил словно свинцом налитые веки.

― Э, нет, вставай, ― потребовал Лучано, видя, что друг хочет снова заснуть.

― Отстань. Что привязался? ― недовольно произнёс Мигель, ощутив вернувшуюся головную боль и подташнивание.

― Как это что?! ― воскликнул Лучано. ― Мы прилетели! Сейчас трап подадут. Пора выходить.

Мигель с трудом открыл глаза и посмотрел в иллюминатор.

― Где мы? ― уставшим голосом спросил он.

― Мы дома, дружище! ― радостно сообщил Лучано и плюхнулся в соседнее кресло. ― Твоя мечта сбылась!

― Какая ещё мечта? ― не понял Мигель.

Он сбросил с онемевшего тела тёплый плед и привёл своё кресло в вертикальное положение.

― Ты что, всё забыл? ― не унимался продюсер. ― Ты же, как только сбежал от этой неприятной сеньоры Анны, приказал отвезти тебя в аэропорт, только бы быстрее приблизить своё возвращение на родину. Вот я и говорю, что твоя мечта сбылась! ― вновь воскликнул Лучано, при этом хлопнув Мигеля по колену.

― Сбежал от сеньоры Анны?! ― как эхо повторил Мигель.

― Да что с тобой происходит?! У тебя после русских таблеток память отшибло?

Мигель закрыл глаза и попытался вспомнить последние события своей жизни: вечер, проведённый на террасе с Анной, потом ― как забрался к ней в спальню, волшебную ночь у озера и… И всё! Больше он ничего не помнил.

― Где Анна? ― растеряно спросил он, не понимая, как оказался в самолёте.

― Надеюсь, у себя дома, ― хмыкнул продюсер.

Проигнорировав сарказм друга, Мигель огляделся и быстро встал.

― Как я здесь оказался?! ― воскликнул он.

В салоне все притихли и с любопытством посмотрели на певца.

Лучано подскочил следом за Мигелем.

― Послушай, дружище, я ничего не понимаю, ― возбуждённо заговорил он, ― ты же сам позвонил мне рано утром и приказал срочно забрать тебя из её дома и отвезти в аэропорт. Ты в самом деле ничего не помнишь?

Мигель уставился на продюсера, но вдруг его память выдала ещё один эпизод: Анна шла по тёмному холлу, потом попыталась заглянуть в его стыдливо опущенные глаза, но он подхватил сумку и ушёл.

― Какой ужас, ― сдавленным голосом произнёс Мигель и ринулся к выходу. Люди, уже успевшие встать со своих мест, прижались к креслам, боясь быть снесёнными.

― Ты куда? ― крикнул Лучано.

Мигель остановился.

― Каким рейсом я могу улететь обратно? ― возбуждённо спросил он.

Лучано, никогда не видевший Мигеля в таком состоянии, на пару секунд растерялся, но справившись с замешательством, отчеканил:

― Никаким!

― Это ещё почему? ― с вызовом бросил Мигель.

― Потому что у тебя нет визы, ― более спокойно ответил продюсер, радуясь тому, что теперь Мигель никуда не денется.

― Разве старая уже не действует?

― Она закончилась в тот момент, когда мы пересекали океан, ― ответил Лучано и, не дожидаясь следующего вопроса, сел в кресло.

Стоя в проходе, Мигель почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он ничего не мог понять. Абсолютно ничего! Вот только что он был по-настоящему счастлив, а теперь стоит в этом самолёте, да ещё так далеко от женщины, подарившей ему несказанное блаженство!

«Анна», ― заныла его душа, и перед мысленным взором встали её глаза, наполненные непониманием.

― Что я наделал, ― прошептал Мигель, пребывая в полной растерянности.

Слёзы навернулись на его глаза, и сквозь них он увидел любопытные взгляды людей. Мигель опустил голову, вернулся к креслу и обессиленно сел на своё место. Он отвернулся к окну и стал смотреть на бескрайние земли, простиравшиеся за взлётным полем. Впервые в жизни Мигель не был рад возвращению домой.

― Дружище, ― осторожно позвал Лучано, ― что с тобой случилось?

Мигель не ответил.

― Поделись со мной. Может быть, я смогу помочь, ― участливо сказал продюсер, ― ты же знаешь, для меня нет ничего невозможного.

Мигель опустил голову. Он знал о могуществе Лучано, но в этом вопросе друг ничем не мог помочь. Хотя…

Мигель смахнул предательские слёзы, развернулся к продюсеру и с надеждой в голосе спросил:

― Сколько тебе понадобится времени, чтобы сделать новую визу? Мне нужно срочно вернуться в Москву!

Лучано покоробили последние слова. Он понимал, что между Мигелем и Анной случилась интрижка, но отдавать друга этой женщине Лучано не собирался. Ему не нравилась Анна, и он был готов вступить с ней в борьбу, но, естественно, негласно, чтобы не оттолкнуть от себя того, кто несёт ему «золотые яйца».

― Давай не будем горячиться, ― сдержанно произнёс он, ― сейчас ты вернёшься домой, там тебя ждут твои чудесные детки Эрнесто и Соли, ― Лучано нарочно не упомянул о Мартине, зная по опыту, что имена жён во время любовной агонии мужей лучше не произносить. ― Ты пообщаешься с ними, а потом сам решишь, нужно тебе возвращаться в Россию или оставить всё как есть.

Напоминание о детях немного остудило пыл Мигеля. Он смутился, понимая, что не вправе смешивать любовь к Анне с любовью к Эрнесто и Соледад.

Лучано заметил этот неуверенный взгляд и остался доволен собой. Он попал в самое слабое место друга и теперь держал ситуацию под контролем.

― Но мне нужно срочно поговорить с ней, ― безжизненным голосом произнёс Мигель.

― Так в чём же дело? ― беззаботно отозвался продюсер. ― Позвони ей и объясни, что теперь ты дома, и по тебе здесь соскучились.

Простое решение было найдено, и Мигель оживился.

«Как же я сам не догадался, ― с досадой подумал он, ― надо было уже давно позвонить!»

Набрав заветный номер, Мигель стал с напряжением ждать ответа от Анны, но, к его разочарованию, услышал: «Абонент отключен или находится вне зоны обслуживания».

― Прошу, включи телефон! ― простонал Мигель. ― Мне необходимо тебе всё объяснить.

Он стал раз за разом набирать номер, но автомат твердил одно и то же.

Наблюдая за другом, Лучано заметил, как тот нервничает.

«Вот змея, ― подумал он об Анне, ― что сделала с моим Мигелем! Никогда он не был таким. Этот парень сам сводил всех с ума, а сейчас его будто подменили. Ничего-ничего, я найду противоядие от твоего любовного зелья!»

― Не отвечает? ― участливо спросил он, с притворным пониманием глядя на расстроенного Мигеля.

― Телефон отключен, ― еле слышно ответил тот. ― Что же мне делать? Как связаться с ней?

― Не переживай, позвонишь позже. Не будет же она вечно держать телефон отключенным.

― Ты прав, ― оживился Мигель, ― а пока я напишу sms-ку.

Лучано внутренне поморщился, но виду не подал.

― Хорошая идея, дружище, ― сказал он, а сам встал и ушёл в хвост самолёта.

Лучано позвонил малышке Соледад, которая крепко держала сердце отца в своих маленьких детских ручках.

― Здравствуй, моя девочка! ― изобразил радость он, услышав звонкий голосок дочери Мигеля. ― Это я, дядя Лучано. Надеюсь, ты ещё не забыла меня? Да, родная, мы прилетели. Да, и папа тоже. Мы сейчас находимся в самолёте, и он хочет быстрее услышать твой голосок. Ты можешь ему позвонить? Он очень обрадуется твоему звонку. Это будет настоящий сюрприз для него. Вот и умница, ― продолжал ворковать Лучано. ― Да-да, не откладывай, позвони прямо сейчас. Только у меня к тебе маленькая просьба. Не говори папе, что это я тебя попросил об этом. Пусть он думает, что ты сама догадалась. Представляешь, как он обрадуется? Вот и славно. Целую тебя. До встречи!

В это время Мигель набирал текст для Анны.

«Родная моя, прости, что ушёл, не сказав ни слова. Я и сам не могу понять, почему так поступил. Анна, любимая, позвони мне, как только прочтёшь это послание. Я с ума схожу от нашей разлуки. Постараюсь прилететь к тебе, как только получу новую визу. Не сомневайся в моих чувствах! Я люблю, люблю, люблю тебя!!! Твой Мигель».

Когда послание было отправлено, он стал напряжённо шептать:

― Получи моё сообщение. Получи его быстрее.

Вдруг телефон зазвенел, и сердце Мигеля взлетело ввысь.

― Анна! ― крикнул он в трубку.

― Папочка, это я, Соли.

Сердце Мигеля оборвалось вниз. Он не мог понять, рад ли звонку дочери, потому что ждал звонка от Анны.

― Ты уже прилетел? ― звенел голос ребёнка.

― Да, любовь моя, я уже здесь, ― пытаясь унять учащённое дыхание, ответил Мигель.

― Когда ты приедешь домой? ― спросила девочка.

― Думаю, через час я уже увижу твою милую мордашку, ― как можно веселее ответил Мигель, чувствуя при этом, что в данной ситуации ему с трудом даётся актёрское мастерство.

― Ура! ― закричала Соледад и похвасталась брату: ― Папа через час будет дома!

Мигель услышал слегка басистый голос сына:

― Дай я поговорю с ним.

― У тебя есть свой телефон, ― заупрямилась малышка.

― Тебе что, жалко? ― обиженно произнёс мальчик, и Мигель, слушая вечный спор между своими детьми, почувствовал, как тепло окутывает его страдающее сердце.

― Соли, не жадничай, ― с укором произнёс он, ― разреши мне поздороваться с Эрнесто.

Девочка недовольно засопела, но всё же отдала трубку брату.

― Привет, пап! ― весело сказал сын. ― С возвращением!

― Здравствуй, Эрнесто! Рад тебя слышать.

― Я тоже рад, что ты вернулся, ― по-взрослому ответил мальчик и, немного помолчав, продолжил: ― И не только я, мы все очень рады. А мама так вообще с самого утра светится, ― понизив голос до шёпота, мальчик поделился: ― Она готовит праздничный стол.

― Это был секрет! ― запищала Соледад, услышав, что брат выдал тайну.

― Подумаешь, секрет, ― огрызнулся Эрнесто и, отвернувшись от сестрёнки, сказал отцу: ― В общем мы тебя ждём. Приезжай поскорее.

Рука Мигеля безвольно упала на колено, и он с чувством безнадёжности простонал:

― Мартина…

Мигель не знал, что именно скажет супруге, но был уверен: он не сможет скрывать от неё правду.

― Трап подали, ― осторожно предупредил Лучано, видя, что друга ломает от душевной боли.

Певец поднял к нему свой страдающий взгляд.

― Что же мне теперь делать? ― будто не замечая Лучано, произнёс он. Мигель не знал, как новые взаимоотношения с женой отразятся на детях.

Лучано попытался найти те слова, которые помогли бы другу принять единственно правильное решение.

― Вот увидишь, как только ты обнимешь детей, всё образуется.

Мигелю показалось, что Лучано специально бьёт по самому слабому месту.

― Откуда тебе знать? ― грубовато произнёс он и, чтобы не остаться в долгу, добавил: ― Ведь у тебя нет детей.

Лучано стойко выдержал ответный удар.

― Я слишком долго наблюдаю, как вы любите друг друга.

― Наблюдает он, ― недовольно пробурчал Мигель и отвернулся к иллюминатору. Он не хотел никуда идти, потому что дома его ждала Мартина.

― Ты собираешься выходить из этого самолёта или нет? ― повысил голос Лучано, видя, что друг не спешит возвращаться к семье. ― Мы остались здесь одни.

Мигель нехотя поднялся, но, почувствовав резкую боль во всём теле, покачнулся.

― Что с тобой? ― Лучано подхватил товарища и помог ему удержаться на ногах.

― Не знаю, ― простонал Мигель, ― всё тело болит.

― Это потому, что ты долго лежал без движения, ― объяснил Лучано, ― вот сейчас разомнёшься и почувствуешь себя лучше.

Мигель медленно пошёл к выходу, придерживаясь за кресла, а Лучано бросил взгляд на телефон, оставленный другом на столике. Продюсер взял мобильник и, покрутив вещицу в руке, стал обдумывать коварную мысль.

«Нет, Мигель, я не позволю тебе разрушить свою семью и заодно нашу общую карьеру. Я лично прослежу за тем, чтобы ты больше не позвонил этой ведьме и не отправил ей ни одного сообщения».

Спрятав телефон в нагрудный карман пиджака, Лучано подхватил дорожную сумку Мигеля и пошёл к выходу.

У трапа их ждал автомобиль. Лучано отдал дорожную сумку Мигеля своему водителю, и тот, приняв её за сумку хозяина, убрал в багажное отделение.

За всю дорогу друзья не проронили ни слова. Мигель смотрел на знакомые уличные пейзажи родного города, но его мысли были далеко.

«Анна! Что она делает сейчас? ― бередила его сознание навязчивая мысль, а нехорошее предчувствие тревожило душу. ― Что же я наделал? Почему так нелепо покинул тебя? Что со мной произошло?»

Мигель задавал вопросы, но память предательски молчала.

«Как я оказался в самолёте? И почему Лучано говорит, что я сам потребовал уехать от тебя? Что за бред! Как я мог просить об этом? Я бы никогда по собственной воле не отказался от своей половинки».

Вспомнив сказочную ночь любви, Мигель застонал от боли.

Лучано посмотрел на друга, но тот сидел с закрытыми глазами, прислонившись лбом к оконному стеклу.

«Страдает, ― подумал продюсер. ― Ничего-ничего, скоро всё забудется, и жизнь войдёт в привычное русло: семья, гастроли и малые шалости с другими женщинами. Всякая любовь когда-нибудь проходит, а такая страстная натура, как Мигель, тем более не будет страдать долго. Вот только бы Мартина ничего не заподозрила».

От жены Мигеля зависело пятьдесят процентов успеха певца. Красавица так безупречно поддерживала имидж мужа, что комар носа не мог подточить. Семья выглядела идеальной. Мартина, зная, какое невероятное количество поклонниц вьётся вокруг её мужа, держалась стойко, не показывая виду, что это её хоть сколько-нибудь волнует. При этом она тщательно следила за Мигелем, чтобы тот не свернул «налево». В России сценарий поведения Мартины повторился. Она не отходила от Мигеля ни на шаг. Через фильтр её внимания прошли все женщины, окружавшие мужа, но, хвала Богу, злосчастной Анны среди них не было, иначе скандала было бы не миновать.

Машина подъехала к шикарному особняку Мигеля, и охранник, узнав хозяина, открыл высокие кованые ворота. Автомобиль покатил по гравийной дорожке, огибавшей большую круглую лужайку.

Увидев приближающуюся машину, дети выскочили из дома. Они так долго не виделись с отцом, что, визжа, бросились к нему в объятия.

Мигель прижал к себе своих детей и стал их целовать, чувствуя при этом, что комок, подкативший к горлу, душит всё сильнее. Мигелю хотелось плакать, но он не мог понять причину: то ли от встречи с детьми, то ли от разлуки с Анной.

На просторное крыльцо вышла улыбающаяся Мартина и поспешила к мужу. Женщина, как всегда, была безупречно одета, а её длинные светлые волосы были собраны сзади красивой заколкой.

Наблюдая за воссоединившейся семьёй, Лучано остался доволен тем, что Мигель привлёк к себе жену, но, к сожалению, поцеловал её только в щёку.

«Мартина справится с мужем, она сильная, ― подумал Лучано, доставая фотоаппарат. Он прицелился объективом и зафиксировал счастливый момент встречи певца с семьёй. Продюсер намеренно сделал снимок, чтобы выложить его в интернет. Он начал воплощать свои коварные планы против ненавистной ему Анны. ― Пусть она увидит, как счастлив Мигель, вернувшись к семье».

― Хватит, дети! ― строго сказала Мартина, пытаясь оторвать их от отца. ― Папа устал с дороги, его надо накормить и дать ему возможность отдохнуть, а потом он с вами поиграет.

― Ничего, Мартина, я успею отдохнуть, ― сказал Мигель, но, перехватив её пытливый взгляд, смутился.

Он взял детей за руки и повёл их в дом. Здесь всё было без изменений и, как всегда, чисто. Мартина была отличной хозяйкой.

Мигель сел на диван, и дети тут же облепили его.

― Папа, а ты привёз нам подарки? ― задала самый волнующий вопрос малышка Соледад.

― Конечно, моя принцесса, ― ответил Мигель, ― я привёз вам три чемодана с подарками. Это и дядя Лучано подтвердит. Мы с ним ходили по московским магазинам и выбирали для вас всё самое лучшее.

― Подтверждаю, ― отозвался продюсер.

― Ура! ― закричала девочка. ― Я всегда знала, что ты самый лучший папа на свете!

― Ах ты, маленькая хитруля, ― улыбнулся Мигель, ― а если бы я не привёз подарки, был бы самым лучшим папой на свете?

Девочка обняла отца так сильно, как только могла, и прошептала ему на ухо:

― Ты мой самый лучший папа на всём свете. Ни у кого такого нет.

Мигель нежно привлёк дочь к себе и так же тихо ответил:

― А ты моя самая любимая принцесса. Таких, как ты, тоже больше нет.

Девочка прильнула к широкой груди отца, ощущая полное счастье, а Мигель, гладя её по светлым волосам, ещё обнял и сына, чувствуя, что в детях ― его спасение. Он закрыл глаза и растворился в этом удивительном облаке нежности.

Мартина засмотрелась на мужа. Ей нравилось время, когда Мигель возвращался домой. Он обладал удивительной способностью оживлять своим присутствием всё вокруг.

Мигель нежился в детских объятиях до тех пор, пока не стали заносить багаж. Эрнесто и Соледад тут же соскочили с дивана и заполнили дом радостными криками. Мартине так и не удалось призвать детей к порядку, пока прислуга не унесла багаж наверх. Сорванцы убежали следом.

Женщина проводила детей взглядом и посмотрела на Мигеля. Муж продолжал сидеть, не проявляя к ней интереса.

Она подошла и, присев рядом, положила свою голову ему на плечо. Мигель, повинуясь желанию Мартины, привычно обнял её.

«Что с ним происходит? ― подумала она. ― Он совсем не соскучился по мне? Перед домом даже не поцеловал, а сейчас обнял, как подушку».

В душе Мартины нарастала тревога. Она заметила, что муж изменился, и это началось ещё в России.

«Неужели всё же другая женщина? ― как молния пронзила мысль. ― Но ведь я никого не обнаружила!»

Мартина отстранилась и внимательно посмотрела мужу в лицо.

― Как закончился проект? ― поинтересовалась она.

― Нормально, ― ответил Мигель.

Мартина решила зайти с другой стороны.

― Тебя что-то тревожит?

Мигель не знал, куда деваться от её пристального взгляда.

― А где Лучано? ― спросил он, оглядев комнату.

Мартине не понравилось, что Мигель ушёл от ответа.

― Я видела, как он уходил, ― взяв себя в руки, ответила она. ― Наверное, не захотел нам мешать, ведь мы так давно не виделись, дорогой.

Мартина специально сделала акцент на последней фразе, чтобы увидеть реакцию мужа, но Мигель снова отвёл взгляд. У него не хватало сил справиться с эмоциями, но он понимал, что с каждой минутой выдаёт себя всё больше.

Женщина чуть не задохнулась от ярости, но, сделав над собой усилие, решила отступить.

― Хочешь принять ванну с дороги? ― улыбнувшись, спросила она.

Мигель был благодарен жене за её мудрый подход к непростой ситуации.

― С удовольствием, ― тепло отозвался он.

― Тогда встретимся за ужином?

Провожая мужа долгим взглядом, Мартина почувствовала, как на душе заскребли кошки.

«Может быть, я смогу растопить лёд сегодня ночью?» ― подумала она. Мартина была из тех женщин, которые никогда не сдаются.

Мигель вошёл в ванную, разделся и погрузился в тёплую воду. Он заметил, что с душой и телом творилось что-то странное. Это напоминало то состояние, когда он в России, оставшись без Анны, потерял жизненные силы и попал в больницу.

«Почему я ничего не помню? ― вновь заныла его душа. Кто вырвал меня из твоих объятий? Что же там произошло?»

Ответов не было, и только Анна, одетая в красивое длинное платье, стояла перед мысленным взором и с непониманием смотрела на него.

Мигелю хотелось плакать от безысходности.

Мартина вошла тихо и сразу заметила, что мыслями муж находится очень далеко.

― Ты ещё здесь, дорогой? А у меня уже всё готово, и мы ждём тебя к столу.

Мигель ничего не ответил.

Присев на край ванны, Мартина долгим, испытующим взглядом посмотрела на мужа.

― Где твоя душа? ― спросила она.

― Что? ― не понял Мигель.

― Ты привёз домой только тело, но где ты оставил свою душу? ― вновь спросила Мартина.

Вместо того, чтобы развеять опасения супруги, Мигель просто закрыл глаза.

«Так значит, я права! Это другая женщина!»

На этот раз гнев победил Мартину. Она вскочила и, не зная, как выплеснуть свою боль, размахнулась и с силой ударила кулаком по воде. Брызги полетели во все стороны. Задохнувшись от обиды, женщина прокричала:

― Постыдился бы меня и своих детей! В чём мы виноваты? ― не ожидая ответа, она выскочила за дверь.

Мигель не пошевелился, лишь плотнее сжал губы, по которым стекала вода.

Чувство вины стало загонять его в угол. Раньше это чувство было незнакомо Мигелю, не считая тех редких моментов, когда он позволял себе малые шалости с другими женщинами, но это не в счёт. Мигель всегда оставался честен с собой и с мимолётными увлечениями. А тут Анна, без которой он больше не мог существовать. Но семья-то и в самом деле ни в чём не виновата.

Ощущая нестерпимую боль во всём теле, Мигель кое-как встал, накинул на себя полотенце и направился в гардеробную.

Он не спустился к ужину, потому что не знал, как присоединиться к семье после разоблачения в измене. Он понимал, что причиняет жене боль, но не имел понятия, что с этим делать. Только одно он знал наверняка: жить, как прежде, им уже не удастся.

― Анна, что ты сделала со мной? ― прошептал он, но, вспомнив её растерянный взгляд, добавил: ― И что я сделал с тобой?

Мигель обессиленно упал на кровать. Глядя в потолок, он попытался вспомнить тот момент, когда принял решение уйти, но мысли путались, уводя от рокового утра. Зато он вспомнил, как они с Анной смотрели друг на друга в большое гостиничное зеркало, при этом видя поразительное сходство; как она играла с собакой на своей любимой полянке, а затем плавала с Рексом в озере; как, сидя в бане спиной к солнечному свету, в венке из полевых цветов, увлечённо рисовала; как они танцевали свой первый и последний вальс, и Анна, осторожно, по-девичьи, касалась своим взглядом его глаз; как она таяла под его горячими руками, когда он, сгорая от страсти, ласкал её на веранде; и как он кружил её у озера, купая в лунном свете…

― Это невыносимо, ― простонал Мигель и резко сел.

Вспоминать счастливые моменты, находясь на грани отчаяния, было слишком больно.

― Где ты и почему не отвечаешь? ― вслух произнёс он, желая только одного: оказаться с ней рядом.

Мигель подошёл к окну и, распахнув створки, впустил в комнату горячий воздух. Тяжело дыша, он услышал учащённые удары своего разбитого сердца.

«Ан-на, Ан-на, Ан-на», ― с болью выбивало оно.

― Надо срочно ей дозвониться! ― прошептал Мигель, предчувствуя беду.

Оглядевшись, он поискал свой мобильный телефон. Вдруг он вспомнил, что забыл его в самолёте.

― Только не это! ― воскликнул Мигель, но поскольку знал номер Анны наизусть, схватил городской телефон и стал набирать заученные цифры.

В ожидании ответа его сердце выпрыгивало из груди, но, услышав всё тот же безразличный голос автоответчика, Мигель застонал:

― Анна, прошу, включи телефон! Мне нужно тебе всё объяснить!

Мигель не находил себе места.

― Почему я не взял твой городской номер? О чём я думал? И думал ли я вообще о чём-нибудь?

«Нужно позвонить Михаилу Леонидовичу, ― пришла следующая мысль. ― Уж он точно знает, как связаться с Анной», ― но, к сожалению, номер российского продюсера был записан у Мигеля в телефонной записной книжке.

― Что же это такое! ― отчаянно произнёс он. ― Я в какой-то западне!

Воспалённый рассудок Мигеля быстро принимал решения одно за другим.

«Так! Надо позвонить на свой мобильник. Если мне повезёт, то тот, кто окажется рядом, обязательно ответит».

Набрав свой номер, он услышал длинные гудки, но трубку никто не брал.

― Ну же! Хоть кто-нибудь, ответьте! ― страдал Мигель, но связи не было.

Тут ему пришла другая мысль.

― Надо позвонить Лучано!

Мигель знал, что у друга есть все номера участников проекта.

― Дружище, ты звонишь не вовремя, ― услышал он весёлый голос продюсера, ― чего тебе неймётся? Разве тебе плохо под крылышком своей жены? А вот мне так хорошо, что отрываться не хочется, ― Мигель услышал, как Лучано громко чмокнул, и его жена тут же звонко рассмеялась. ― Не отвлекай меня, давай отложим все дела на потом. Ну, ты понимаешь… ― заговорщицки произнёс мужчина, явно увлечённый своим занятием.

Мигель с трудом выдержал этот монолог. Он понимал, что друг соскучился по жене и момент для разговоров был неподходящий, но ждать он не мог.

― Извини, что мешаю, но мне срочно нужна твоя помощь.

На том конце послышалось недовольное сопение.

― Неужели нельзя подождать до завтра? ― пробурчал Лучано, не желая загружать себя делами.

― Если бы я мог подождать, то сделал бы это, ― сдерживая раздражение, произнёс Мигель. ― К сожалению, только ты сейчас можешь мне помочь, потому что я потерял свой мобильный.

Услышав о телефоне, Лучано смягчился.

― Ну что там у тебя, говори.

― Мне нужны номера всех участников проекта, ― быстро заговорил Мигель и добавил: ― И ещё мне нужно, чтобы ты с утра занялся моей визой. Сделай её в течение двух дней. Мне необходимо срочно вернуться в Россию. Срочно!

― Да ты с ума сошёл?! ― воскликнул Лучано. ― У тебя на следующей неделе пресс-конференция! Твой график уже расписан по минутам! Неужели ты думаешь, что вот так можешь всё бросить и уехать? ― заводился продюсер, расстроенный тем, что Мигель даже в кругу семьи не пришёл в себя. ― Забудь об отъезде, дружище! Время глупостей прошло. Ты меня понял?

Стиснув зубы, Мигель молча сносил словесные удары Лучано, но ради того, чтобы получить желаемое, как можно спокойнее ответил:

― Понял. А теперь диктуй номера.

Лучано показалось, что Мигель слишком быстро сдался, но он не стал копаться в своих сомнениях.

― Кто именно тебе нужен?― спросил он, достав блокнот.

― Для начала телефон Михаила Леонидовича и Юлии.

Продюсер сквозь зубы продиктовал требуемые телефоны.

― Спасибо! ― возбуждённо произнёс Мигель. ― Но если у меня не получится связаться с Анной через них, я позвоню тебе ещё раз.

― Что за навязчивая идея, ― злобно прошипел Лучано и отключил мобильник. Прислуге было велено не соединять его с Мигелем по городским линиям три дня.

«Побесишься и успокоишься», ― хмыкнул Лучано и пошёл в спальню.

Тем временем Мигель набрал номер русского продюсера и с замиранием сердца стал ждать ответа.

― Алло, ― ответил тот.

― Здравствуйте, Михаил Леонидович, ― дружелюбно произнёс Мигель по-английски. ― Это Мигель Мартинес. Вы ещё не забыли меня?

― О-о-о, наша звезда! ― протянул мужчина, изобразив радость. ― Как же можно вас забыть? Баннеры с вашим изображением всё ещё висят у нас в стране, а со всех радиостанций льётся ваш волшебный голос, ― сделав небольшую паузу, мужчина лениво добавил: ― Чем обязан?

Мигель, превозмогая волнение, сказал:

― У меня к вам небольшая просьба. Не могли бы вы сообщить номер городского телефона госпожи Колесниковой? Мне нужно с ней связаться. К сожалению, её мобильный отключен, а дело не терпит отлагательства.

Услышав имя Анны, Михаил Леонидович почувствовал досаду. Он до сих пор был возмущён поведением этой парочки. Ему донесли, что на прощание Анна и Мигель уединились в её загородном доме и провели вместе весь день, но самое главное ― всю ночь!

― Городской телефон? ― изобразил удивление мужчина. ― У меня нет её городского телефона. Она никому его не давала. Единственная связь с ней ― её мобильный.

Порошин был рад, что ему не пришлось обманывать своего заморского «друга». Анна и в самом деле охраняла свою личную жизнь ото всех, хотя однажды всё же приглашала продюсера к себе в загородный дом.

― Нельзя ли с ней связаться как-то иначе? ― раздосадованно спросил Мигель.

― К сожалению, ничем не могу помочь, ― ответил Михаил Леонидович, искусно маскируя свою радость по этому поводу.

― А её электронный адрес? ― не терял надежды Мигель. ― Могли бы вы мне его продиктовать?

― Электронный адрес? ― переспросил мужчина, обдумывая, как бы потактичнее отказать. ― Да-да, он где-то был записан… К сожалению, я не дома. Вчера с семьёй улетел на Бали. Понимаете, они и так долго ждали, пока я освобожусь от работы…

― Понимаю, ― перебил Мигель, изнемогая от нетерпения. ― Вы могли бы зайти в интернет и посмотреть e-mail? У вас же сохранилась переписка?

Порошин понял, что ему не отвертеться.

― Конечно, я непременно посмотрю и перешлю вам sms-сообщением, ― пообещал он.

― А почему не сейчас? ― спросил Мигель, не в силах скрыть своего разочарования. ― Мне надо срочно.

― Что у вас случилось? ― заинтересовался Михаил Леонидович.

― Всё в порядке, просто мне нужно ей кое-что сообщить.

― Понятно, ― безразлично произнёс Порошин. ― К сожалению, продиктовать её адрес прямо сейчас я не могу, потому что нахожусь на пляже. Я вышлю его чуть позже, когда вернусь в номер.

После разговора с Мигелем Михаил Леонидович отключил телефон.

― Что, голубок, она и тебя обвела вокруг пальца? ― усмехнулся продюсер. ― Наша тихоня оказалась не такой уж и безобидной дамочкой. Похоже, ей доставляет удовольствие с невинным видом морочить мужчинам головы. Ну, ничего, я уберегу тебя от неё. Считай это моим тебе прощальным подарком.

Ожидая заветного послания, Мигель нервно ходил по комнате. Вдруг он вспомнил, что не сможет получить сообщение по той простой причине, что потерял свой мобильный телефон.

― О Боже! ― воскликнул он и стал судорожно набирать номер Михаила Леонидовича, чтобы предупредить его об этом, но равнодушный голос сообщил, что данный номер либо отключен, либо находится вне зоны обслуживания. ― Что за ерунда?! Я же только что с ним разговаривал! ― в бешенстве произнёс Мигель, но попытки оказались тщетными.

― Что происходит? ― недоумевал Мигель, чувствуя нарастающую тревогу. ― Неужели все силы ада решили помешать мне?

Он нервно схватил с тумбочки листок с номером телефона Юлии и позвонил переводчице. Через долгие гудки он услышал вялый голос девушки:

― Слушаю, ― по-русски сказала она.

― Юля, здравствуйте! Это Мигель, ― начал он на английском. ― Извините, что беспокою вас, но мне срочно нужна ваша помощь.

― А-а… Господин Мигель, ― безразлично протянула Юля, сразу перейдя на английский, ― слушаю вас.

― Юленька, у меня к вам огромная просьба. Понимаете, дело важное, а я больше не знаю, к кому обратиться. Мне срочно нужно связаться с госпожой Колесниковой, но её мобильный отключен, а городского номера я не знаю. И её электронного адреса у меня нет. Скажите, может быть, у вас есть эти данные? Ведь вы с ней много общались и были достаточно близки.

Наступило долгое молчание.

«Быстрее же ответь мне», ― мысленно торопил девушку Мигель, но она заговорила таким поникшим голосом, что ему стало не по себе.

― Я бы рада вам помочь, но её городского телефона у меня нет, а по электронной почте мы не переписывались. Она мне дала только свой мобильный. А по поводу близости… Анна Александровна делала мне поблажки только потому, что у меня болела мама…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 582