электронная
100
печатная A5
334
12+
Радуга

Бесплатный фрагмент - Радуга

Объем:
160 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-2903-4
электронная
от 100
печатная A5
от 334

1. Канун Рождества

Деревья и кусты давно превратились в белые скульптуры, а тяжелый мокрый снег все шел и шел. Машины не успевали чистить улицы и те становились совершенно непроходимыми. По дороге пробирался мальчик лет десяти. Тонкая куртка не спасала от холода, а ботинки промокли насквозь. Он медленно передвигал ногами, жалея, что не надел, как обычно, целлофановые пакеты поверх носков. Был канун Рождества, и город сверкал и переливался от иллюминации. Промерзший ребенок размышлял о том, что может напрасно именно сегодня он ушел из жилища своих новых приятелей, понимая, что позже оттуда бы не выбрался. Митя, так называла его мама, приехал в город из своего поселка после того как остался один. Мать работала обходчицей почти без выходных, чтобы заработать лишнюю копейку. Когда на станции произошла авария, то в этом обвинили изможденную женщину. Митю хотели отдать в детский дом, но, узнав об этом, он сначала спрятался в сарае у соседей, а потом и вовсе уехал в надежде заработать денег и нанять матери хорошего адвоката, чтобы вызволить ее из тюрьмы. В городе мальчик быстро понял, что ничего у него не получится. Собравшись в обратную дорогу, Митя на вокзале познакомился с компанией ребят, которые, узнав его историю, предложили свою помощь в добывании денег. Дети попрошайничали и освобождали карманы нетрезвых граждан. Чем еще они промышляли, мальчик узнать не успел. Очутившись в их жилье, Митя поразился смраду, который, казалось, уже впитался в бетонные стены, оклеенные тонкими бумажными обоями. Пьяные взрослые и дети лежали на грязных матрасах на полу. Отказавшись от еды грязно — зеленого цвета, он попытался прикорнуть, но, промучившись пару часов, так и не смог этого сделать. Голова от испарений страшно болела, и ребенок решил ехать обратно не мешкая. Уже пройдя несколько кварталов в неизвестном направлении, он обнаружил, что приятели очистили его карманы не только от денег, но и от документов.

Мальчик с длинными, как у кузнечика, ногами, тонкой шеей и большими голубыми глазами только внутренне сжался, как от занесенного над ним кулака. Слезы он выплакал давно, и теперь мог только закусывать губу до крови, чтобы физическая боль перекрывала душевную. Он думал не о том, как будет без денег и документов, а о том, что теперь не сможет помочь матери.

В этих раздумьях ребенок дошел до автозаправки. Сев в неосвещенном месте и прислонившись к бетонному столбу, он смотрел на мигающие цветные лампочки, пластмассового Деда Мороза и вспоминал, как мама рассказывала о необыкновенном празднике Рождестве Христовом. Он смотрел и смотрел пока все это переливающееся великолепие не начало сливаться в большую цветную радугу, по которой, как с горки, съезжали мальчики и девочки в нарядной одежде. Они с хохотом скатывались и снова поднимались, чтобы съехать вновь.

— А ты почему не катаешься вместе с нами? — спросила, оказавшаяся рядом, девочка с серо — голубыми глазами и рыжими вьющимися волосами до пояса. — Не любишь кататься с радуги?

— Не знаю. — ответил Митя.

— Почему не знаешь? — наматывая конец золотого локона на палец, переспросила та.

— Никогда не катался.

— Тебе не разрешали? — грустно спросила рыжеволосая.

— Просто никогда не видел, чтобы кто — то катался с радуги.

— Какой ты смешной. — сказала девочка. — Меня зовут Злата.

— А меня Митя. — робко ответил мальчик.

— Ну пойдем же скорее.

— Да я не могу.

— Почему? — светлые брови девочки взметнулись вверх.

— У вас тут лето, а я в грязной зимней одежде и мокрых ботинках.

— Перестань меня смешить. — засмеялась та.

— Чем я тебя смешу?

— Такого нарядного и аккуратного мальчика я еще не встречала. — произнесла девочка.

Митя огляделся и увидел, что стоит в белом матросском костюме и начищенных черных туфлях.

— Этого не может быть. — тихо произнес он и направился вместе со Златой к радуге.

Подойдя ближе, он увидел ступеньки, по которым можно было подняться. Мальчик потрогал рукой радугу: она была гладкая и упругая. Очутившись на верхней площадке, Митя немного задержался, чтобы оглядеться кругом. Ведь такое с ним случилось впервые. Смотреть вниз было немного страшно, но очень интересно. Многоступенчатые ярусы из деревьев, кустов и трав казались построенными из детского конструктора. По земле мягко ступали животные похожие на плюшевые игрушки, и только птицы были живыми и пели веселые песни.

— Ну что же ты остановился? — проговорила Злата. — Поехали.

И она потянула его за рукав куртки.

Митя даже не предполагал, что съезжать с радуги будет настолько захватывающе. Когда они подходили сбоку, то было видно, что все цвета идут по порядку. Чередовались они и наверху. Мальчик сел на синюю дорожку и его окутало соленым влажным воздухом. Казалось, еще немного и тебя окатит с ног до головы брызгами с моря. Митя никогда нигде не был, но именно так все и представлял. Когда он очутился внизу, то, с трудом переведя дыхание, сказал что хочет прокатиться еще раз.

— Ты только на другой цвет садись. — посоветовала Злата с улыбкой. — Там везде интересно.

Наверху мальчик сел на желтую дорожку. Теплая и сыпучая как песок она обогревала не только снизу, но и сверху. Пока Митя съезжал, ему стало немного жарко.

— А что на оранжевой? — спросил он девочку.

— Сам узнаешь. — хитро прищурившись, ответила она.

Только поставив ногу на оранжевую полосу, мальчик почувствовал тонкий запах апельсинов и мандаринов, который сливался с ароматом его любимых» Лимонных долек». На зеленой дорожке витал запах рождественской елки, на фиолетовой угадывался аромат фиалок, а на красной — созревших яблок. Оставалась всего одна дорожка, с которой Митя не съехал.

— А с голубой мы поедем вместе. — сказала девочка, протянув руку.

На радугу они вбежали вместе.

Отдышавшись, сели рядом и…

— Что это? — спросил Митя.

— Где? — переспросила девочка.

— Что с нами происходит?

— Летим. — пожав плечами, ответила та.

Голубая дорожка оказалась облаком, на котором дети плыли по воздуху. Они сидели по — турецки в этой мягкой пуховой перине, чтобы удерживать равновесие и держались за невидимые глазу поручни. Этот летательный аппарат мог доставить в любое место.

— Куда отправимся? — спросила Злата.

— Хотелось бы поближе все рассмотреть.

— Договорились.

Они подлетали к деревьям, и те на самом деле были из конструктора, и к мягким игрушкам, которые внимательно рассматривали детей. Потом, набрав скорость, промчались над крышами пряничных домов и очутились около железной дороги. Красочный поезд возил по кругу радостных детей, которые, по очереди дергая за веревочку, подавали гудки паровоза.

— Поезд. — сказал Митя и растерянно оглянулся на девочку. — Это же поезд! — воскликнул он, и облако взмыло вверх.

Мальчик хотел рассказать Злате и о маме, и о том что с ней случилось, но тут он услышал резкие голоса, и облако начало метаться вверх и вниз, стараясь сбросить сидящих на нем детей. Митя пытался удержаться на этом небесном мустанге, но не смог и упал.

Полет его был недолог, но крайне неприятен. Резкий свет фар ослепил, а от пронизывающего холода у него онемели руки и ноги, и, казалось, пропал голос.

— Мальчик, мальчик. — звал женский голос.

— Что ты хочешь от этого бродяжки? — спросил мужской.

— Его надо взять в машину.

— Зачем?

— Во — первых, мы чуть не наехали на него.

— Он сам улегся в самом неподходящем месте.

— Во — вторых, он мало похож на профессионального бродягу.

— А ты их много видела? — с усмешкой произнес мужской голос.

— Ну и в — третьих, сейчас канун Рождества и не оказать помощь замерзающему на улице ребенку бесчеловечно вдвойне.

После этих слов мальчика подняли и занесли в теплую машину.

Часа через два голубоглазый мальчик с тонкой шеей в одежде с чужого плеча рассказывал женщине и ее спутнику всю свою недолгую жизнь.

— Я помогу тебе. — сказала женщина, вытирая бегущие по лицу слезы.

— Вы волшебница? — спросил Митя, пытающийся держать открытыми слипающиеся глаза.

— Просто я адвокат. — с грустной улыбкой произнесла та.

— Это настоящее Рождество! — засыпая, проговорил мальчик.

Ему приснилась и радуга, и убегающая девочка с копной золотых волос, которая пообещала, что они обязательно встретятся.

2. На радуге

Прошло почти пять месяцев. Митя все это время жил у женщины, которая не дала ему замерзнуть на улице и оставила у себя до тех пор пока его мать не освободят. Дело о железнодорожной аварии оказалось очень запутанным, но благодаря настойчивости Марии (так звали спасительницу мальчика) оно медленно, но верно двигалось к завершению. Чтобы мальчик не бездельничал молодая женщина устроила его в школу за домом. По утрам высокая стройная шатенка провожала на занятия длинноного мальчугана, а затем отправлялась к себе на службу.

Первое время Мите было тяжело учиться после долгого перерыва в занятиях, и он каждый вечер просил Машу, чтобы та не заставляла его делать уроки.

— Как же ты будешь жить? –удивлялась молодая женщина. — Ведь для того, чтобы потом устроиться на работу, необходимы знания.

— Да ладно! — пытался отмахнуться парнишка. — Есть работы, где не нужно знать планеты солнечной системы и иностранный язык.

— Я бы, конечно, могла с тобой согласиться, — кивала головой Мария, — но, если уж волей случая мы живем вместе, то просто не могу безответственно относиться к твоему развитию. Все дети должны учиться.

— Зачем? — вскидывал вверх тонкие брови мальчик.

— Чтобы быть интересным для других. — пытаясь говорить убедительно, отвечала женщина.

— Я и так уже много в жизни повидал. — парировал на это Дмитрий.

— Про твое проживание в ночлежке я слышала уже не один раз. — морщилась Маша.

— Так ты даже такого не видала. — снисходительно говорил мальчик. — Утром на службу, вечером в магазин и домой.

— Куда уж мне. — улыбалась молодая женщина. — Только вот такая однообразная и скучная я не бросила тебя на дороге, а твои так называемые дружки утащили у тебя не только все деньги, но и документы.

— Это нечестно! — защищался Митя.

— Что нечестно? — немного театрально переспрашивала Мария.

— Напоминать мне об этом. — возмущался парнишка.

— Нечестно пытаться увиливать от трудностей. — глядя в глаза, резко говорила молодая женщина. — Пока ты живешь у меня, и я несу за тебе ответственность, ты будешь ходить в школу.

— Мне трудно. — плакал всякий раз мальчуган.

Мария обнимала паренька, который в тот момент становился похож на испуганного взъерошенного воробья и обещала не ругать за двойки, а по выходным дополнительно разбираться в том, что он не понял за неделю.

Каждый вечер, ложась спать, Митя вспоминал рыжеволосую девочку, которая обещала, что они встретятся, но за все это время так ни разу ему и не приснилась.

Настоящая жара навалилась на город и ночь не принесла никакого облегчения. Мальчик лежал с открытыми глазами в постели и думал о маме, к которой Мария обещала его свозить.

Горячий пропитанный запахом расплавленного асфальта воздух обволакивал мальчугана и веки стали слипаться.

— Ну, наконец-то! — воскликнула рыжеволосая девочка и, захлопав в ладоши, запрыгала на одной ножке.

— Как я рад тебя видеть. — еле слышно выдохнул Митя.

— Я жду — жду тебя. — прищурившись, проговорила она. — Почему же так долго ты не приходил?

— Мне этого очень хотелось. — ответил мальчуган. — Каждый вечер я только об этом и мечтал.

— Ну и? — нетерпеливо дернула его за рукав Злата.

— Я и сейчас не знаю, как попал сюда. — пожал тот плечами.

— Не знаешь? — удивилась девочка.

— Нет. — сокрушенно покачал головой парнишка.

— Ты не знаешь дороги в страну грез и дремоты? — уточнила рыжеволосая.

— Хоть буду знать, как это место называется. — улыбнулся мальчик. — Может и про дорогу что-то получше узнаю позже.

Девочка посмотрела на него и покачала головой.

— Все попадают сюда, когда хотят, — закусив губу, произнесла она. — а ты –нет. Не верю!

— Я, правда, не знаю! — оправдывался парнишка. — Ну, не обижайся. — взяв девочку за руку, попросил он. — Лучше расскажи мне об этом месте.

— Не подлизывайся. — надув губы, сердито проговорила та, но потом, встряхнув копной волос, начала свой рассказ. — Эта самая необыкновенная страна из всех существующих. Здесь всегда тепло, светло и радостно.

— А что тут еще есть кроме радуги? — поинтересовался мальчик.

— Да я и сама, если честно не знаю. — искренне ответила рыжеволосая. — Сначала, когда я сюда попала, то очень долго каталась на радуге, а после встречи с тобой, старалась не отходить далеко от этого места, чтобы случайно не разминуться.

— И не надоедала тебе эта радуга?

— Нет! Что ты! — всплеснула руками девчушка. — Она же каждый раз разная, и никогда не знаешь о чем цвет тебе будет напоминать.

— Ага. Так я тебе и поверил. — небрежно махнул рукой Митя.

— Думаешь, что я вру? — прищурившись и поджав губы, проговорила Злата. — Пойдем. — и она, взяв мальчика за руку, решительно направилась в нужную сторону.

Снова оказавшись у этого необыкновенного места, мальчуган с удовольствием погладил упругую плоть.

— Что же ты медлишь? — поторапливала его девочка.

— Разве мы куда-то спешим? — удивился Митя.

— Да нет. — покачала головой та. — Просто хочу, чтобы побыстрее все сам увидел и почувствовал.

— Хорошо, хорошо. — согласился парнишка. — Уже поднимаюсь.

Когда Митя взобрался на синий цвет, то почувствовал странное искусственное тепло, раскаляющее воздух, а потом он вспомнил, что такое же ощущение у него было, когда он болел, и мама лечила его синей лампой.

«Как же это давно было. — подумал мальчик. — Когда я рассказал Маше, как меня лечила мама, то она сказала, что синяя лампа это пережитки прошлого, и она даже может навредить. Что-то про какой-то иммунитет говорила. А вот что и как, я уже и не вспомню.»

Полоска желтого цвета была похожа на поле, покрытое мягкими цветами мать-и-мачехи, которое окутывало запахами пробуждающейся земли.

На другой дорожке диск заходящего солнца отражался на водной глади, окрашивая ее в оранжевые оттенки.

Зеленый пахнул бодрящим ароматом киви, который мальчик недавно попробовал, а фиолетовый заколыхался большими лесными колокольчиками.

Ароматом чуть перезревшей клубники заполнилось все вокруг, когда Митя сел на красную полоску. Хотелось протянуть руку и сорвать с воображаемой грядки несколько ягод. Но, увы! Этому не суждено было случиться. Поэтому, вздохнув с сожалением, мальчик пошел снова к радуге, чтобы скатиться в последний раз. Наверху он увидел морозное утро, когда голубой дым из печных труб, поднимается ровными столбиками вверх, расчерчивая небо.

— Убедился? — сидя на холме из конструктора, и покачивая ногой, произнесла Злата.

— Угу. — кивнул головой мальчуган. — Непонятно только все это.

— Что же в этом непонятного? — удивилась рыжеволосая. — В мире столько разных цветов и запахов, что не сосчитать. А если их еще и перемешать, то возможности радуги будут безграничны.

— Ты говоришь такие умные слова, как и моя Маша. — с уважением произнес Митя.

— Твоя Маша? — переспросила девочка.

— Да. — шмыгнув носом, ответил парнишка.

— У тебя насморк? — поморщившись, спросила Злата. — На вот. — и она протянула ему белоснежный платок с вышитым розовым зайчиком.

— Что-то нос заложило. — пожал плечами Митя и отказался от предложенного предмета гигиены. — Куда я его положу? — удивился он. — У меня же нет карманов. — и он растопырил руки, чтобы показать, что в пижаме, которая была похожа на маскировочный защитный костюм, действительно некуда положить платок.

— Как хочешь. — ответила та. — Ты мне не рассказал, кто такая Маша?

— Маша? — на минуту задумался мальчик. — Она хорошая. — медленно проговорил он.

— И все? — Злата пристально посмотрела на Митю.

— Это длинная история. — пытался отмахнуться он.

— Мы никуда не спешим. — улыбнулась девочка.

Присев рядом со Златой, мальчик подробно рассказал о себе, маме и событиях, после которых появилась в его жизни молодая красивая женщина.

— Получается, что она тебе никто. — с уверенностью подытожила рыжеволосая.

— Как это никто? — возмутился Митя. — Она мне самый близкий и родной человек после мамы!

— Да? — удивилась девочка. — А ты уверен, что и она тоже так же думает?

— Она меня спасла. — ответил мальчик.

— Это еще ничего не значит. — прищурившись, ответила рыжеволосая. — Этих взрослых не так просто понять.

Парнишка смотрел на Злату, подперев щеку кулаком, и пытался представить, что ответит ему Маша, если он спросит про это у нее. Мальчик думал и думал, а сидящая рядом девочка как-то странно расплывалась и отдалялась.

— Митя, дружок! — послышался голос Марии.

— Что-то случилось? — с трудом открывая слипающиеся глаза, проговорил мальчуган.

— Это я у тебя хотела спросить. — ответила женщина, погладив мальчика по голове. –У тебя нос не дышит?

Мальчик попытался вздохнуть, но безрезультатно.

— Эх, не надо было мне тебя мороженым кормить. — сокрушенно покачала головой Мария. — Теперь вот лечить придется.

— А тебе меня жалко? — вдруг широко открыв глаза, спросил Митя.

— Конечно. Ты же мой самый родной человечек. — ответила Маша и поцеловала паренька в макушку.

— Это хорошо. — счастливо улыбаясь, произнес мальчуган. — Потом я тебе еще кое-что расскажу. — добавил он и снова заснул, открыв рот, чтобы было чем дышать.

3. Тэдди

С утра солнце раскалилось как сковорода забытая на плите. В комнате из-за этого стояла невыносимая духота и Митя тяжело дышал ртом.

— Как ты, дружок? — ласково спросила Маша, плотнее закрывая шторы на окне, чтобы устроить хоть какую-то преграду атакующим лучам.

— Мне очень плохо. — жалобно произнес мальчик.

— Взяла сегодня отгул, и поэтому буду с тобой целый день. — присаживаясь на кровать, произнесла женщина. — Скажи, что бы тебе хотелось на завтрак и пойдем промывать нос.

— В такую жару не хочется ничего. — потерев кулаками глаза, произнес мальчик.

— Ну, ладно. Сама что-нибудь придумаю. — кивнула головой Мария. — Пошли.

После процедуры женщина предложила Мите переодеться в сухую пижаму и полежать, пока она готовит завтрак.

Чистая одежда и промывание носа принесли мальчику некоторое облегчение, и как только он лег, его сразу сморило.

Когда он открыл глаза, то оказалось, что стоит около радуги, но Златы нигде не было видно.

«Куда же она могла запропаститься? — удивился он. — Может теперь ей вздумалось побольше узнать об этой стране? Попробую ее поискать.»

Долго не раздумывая, Митя направился через лес к пряничным домикам.

Он шел, тихо что-то тихо напевая, и с любопытством разглядывал все вокруг: большие плюшевые медведи разных размеров передвигались на двух или четырех лапах. Когда мальчик приблизился к одному из них, то услышал приветствие обращенное к нему.

— Здравствуйте, юный джентльмен.

— Здравствуйте. — оторопело ответил Митя. — Вы умеете говорить?

— Что Вас в этом смущает? — пожал плечами горчичного цвета медведь в темно-зеленом клетчатом жилете, черных бриджах в серую полоску и такой же кепке.

— Просто забыл, где нахожусь. — объяснил мальчик.

— Тогда разрешите представиться. — с легким поклоном проговорил собеседник Мити. — Меня зовут Тэдди — Тэд, я подданный Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии.

— Ой, как длинно. — покачал головой парнишка.

— Можно и покороче. — согласился медведь. — Я родился в Англии.

— Теперь понятно! — воскликнул мальчик. –Про эту страну нам рассказывали в школе на уроке английского языка. Только это мой самый нелюбимый урок, и поэтому я ничего больше не помню. –легкомысленно добавил он.

— Как ты можешь так беспечно об этом говорить? — удивился медведь.

— Так это мне совершенно не нужно в жизни. — уверенно ответил Митя. — Я родился и почти всю жизнь жил в поселке, из которого никто из жителей ни разу не выезжал за границу. Не всем удается мир посмотреть. — спокойно добавил он.

— Нельзя предугадать то, что случится с тобой в будущем. — внимательно посмотрел на мальчика Тэдди — Тэд.

— Согласен. — вздохнул мальчуган. — Если бы мне раньше рассказали о том, что со мной приключиться, то я обязательно бы сказал, что это чьи-то байки, и все это похоже на рождественскую сказку.

И мальчик вкратце рассказал о том, что с ним произошло.

— В жизни часто случаются чудеса. — произнес добродушный медведь. — Только не все их умеют разглядеть.

— Но на уроках английского языка мне совершенно неинтересно. — пожал плечами он. — И чудес там никаких нет.

— Мне обидно слышать такие слова. — отвернулся медведь.

— Ну, Тэдди — Тэд, — взял его за мохнатую лапу мальчик, — я не хотел тебя обидеть. Скажи, а почему у тебя такое странное имя?

— Все просто, мой друг. — приглашая присесть на скамейку, ответил тот. — Дело все в том, что обычно плюшевых мишек называют Тэдди. Чтобы было какое-то различие между нами, дают второе имя: Джон, Пол или еще как-нибудь. Меня назвали Тэдом.

— А почему всех называют Тэдди? — удивился мальчик.

Тэдди-Тэд рассказал ему об удивительном рождении плюшевого мишки сразу в двух странах: в Германии и Америке.

— А когда появилось имя? — нетерпеливо спросил его Митя.

— В то же самое время, — начал Тедди-Тед, — президент Соединенных Штатов Америки поехал на охоту, и там его сопровождающие, решив проявить чрезмерное рвение, привязали к дереву медведя, якобы случайно оказавшегося рядом. Когда Теодор Рузвельт увидел несчастное животное, то вскричал: «Пощадите медведя.«Вся эта история тут же попала на первые страницы газет с картинкой прелестного медвежонка под названием мишка Теодора. Увидев это, мастер, который шил и продавал игрушечных медведей в Америке, написал президенту письмо с просьбой о том, чтобы называть свои творения Тэдди. Вот с этих самых пор и появилось это имя. А игрушки начали продавать во многих странах. В одна тысяча девятьсот восемьдесят четвертом году в Англии был открыт Музей Медведей, а двадцать седьмого октября в некоторых странах отмечают День Плюшевого Мишки.

— Как интересно. — задумчиво произнес парнишка.

— Я рад этому. — произнес Тедди-Тэд.

— Хотелось бы мне побывать в этом музее. — вздохнув, проговорил мальчик.

— Ты же не любишь уроки английского? — усмехнулся медведь.

— Признаю, что был не прав. — ответил Митя. –Постараюсь исправиться.

— Не обещай пока ничего. — попросил Тедди-Тед. — Это трудная для тебя задача. Чтобы ее решить, необходимо разделить на мелкие части.

— Это как? — не понял мальчик.

— Когда перед тобой ставят тарелку с супом, — попытался объяснить медведь, — ты же не пытаешься выпить его весь через край?

— Честно? — вдруг покраснел парнишка.

— Неужели пробовал? — улыбнулся Тедди-Тед.

— Угу. — кивнул головой тот. — Чуть не облился весь.

— Ну и как ты считаешь: ложкой есть сподручнее?

— Конечно. — согласился Митя. — Понял! — воскликнул он. –Буду учить маленькими порциями.

— Вот и молодец. — произнес Тедди-Тед. — А куда ты направлялся?

— Я ищу своего друга. — объяснил мальчик. — Это рыжеволосая девочка по имени Злата. Ты не встречал ее?

— Мне кажется, что я видел ее. — почесал нос медведь. — Но вот когда? Не могу вспомнить.

— Жаль. — вздохнул мальчуган. — А я думал, что ты мне поможешь.

Вдруг наступило какое-то затишье: перестали петь птицы, и голубое небо стало постепенно серым, а потом черные тучи заволокли его.

Митя и Тедди-Тед попытались спрятаться под деревом, но большой мишка никак не мог там устроиться: то голова оказывалась наружу, то лапы. В конце концов он сел так, что мальчик оказался между ним и стволом. Пушистая плюшевая шерсть попадала в глаза, нос и рот, и мальчугану пришлось сильно зажмуриться, чтобы не задохнуться от этого.

Сколько времени просидел мальчик в таком состоянии — неизвестно, но, когда он открыл глаза, то увидел, что находится в комнате, а Маша ему что-то говорит.

— Митя! — потрясла его за плечо женщина. — Ты спишь, что ли?

— Что случилось? — потерев кулаками глаза, спросил парнишка.

— Я тебя уже пятый раз спрашиваю, — проговорила Мария, — ты завтракать будешь на кухне или тебе сюда принести?

— Я не слышал. — удивился Митя.

— А головой кивал, — пожала плечами женщина, — и поддакивал.

— Так я, наверное, не с тобой разговаривал. — пожал плечами мальчик.

— Разве здесь есть еще кто-то кроме меня? — удивилась Маша.

— Если я тебе расскажу, то ты не будешь надо мной смеяться? — ответил вопросом на вопрос Митя.

— Нет, конечно. — пожала плечами женщина и, присев рядом на стул, приготовилась внимательно слушать.

Мальчик подробно рассказал о том необычном месте, куда он попадал, чудесной радуге, рыжеволосой девочке Злате и плюшевом медведе Тедди-Теде.

— Ты поможешь мне подучить то, что я запустил в английском языке? — обратился он к Маше.

— Непременно. — кивнула головой та. — Я и раньше знала, что во сне с людьми могут происходить нечто удивительное, но не думала, что сама увижу подтверждение этому.

— А про кого ты еще слышала? — поинтересовался Митя.

— Точно известно про Дмитрия Ивановича Менделеева, которому приснилась таблица химических элементов. — сказала женщина. — Кто еще? Я сразу и не вспомню, но, если тебе это необходимо, то обещаю поискать и другую информацию.

После этого они отправились на кухню есть фруктовый салат из красивых голубых креманок и пить свежевыжатый апельсиновый сок. Там удобно расположившись, они обсуждали то необыкновенное место, в которое Митя попадал вновь и вновь.

4. Софи

С приходом ночи снова на город навалилась вязкая липкая духота, которая сдавила Мите грудь и тот, пытаясь от этого освободиться, начал натужно кашлять.

— Совсем худо? — подошла к нему Мария и потрогала его холодный лоб, покрытый испариной.

Под глазами у мальчугана были иссиня-черные синяки и он, с трудом открыв глаза и посмотрев на женщину, кивнул головой.

— Как же мне тебе помочь? — задумалась Маша. — Завтра схожу куплю хоть вентилятор. Может пока холодные компрессы помогут?

Обессиленный от жары и болезни Митя только слабо вздохнул и начал проваливаться в дремоту.

— Куда же ты исчез? — погладив его по голове мягкой лапой, спросил Тедди-Тед.

— А что случилось? — с удовольствием вдохнув полной грудью и сладко потянувшись, посмотрел на него мальчик.

— Мне кажется, что я видел твою рыжеволосую подругу. — объяснил он.

— Где? — оживился мальчуган.

— Пойдем. — указал нужное направление плюшевый друг.

Когда они вышли из перелеска, то Митя увидел целый игрушечный город с домиками из необыкновенного конструктора.

— Из чего сделаны эти дома? — обратился мальчик к своему провожатому.

— Из чудесного материала. — ответил тот.

— Что же в нем необыкновенного? — удивился парнишка.

— Потому что, если ты голоден, то можешь отломить кусочек. — объяснил плюшевый друг.

Митя недоверчиво подошел к одному дому и начал ковырять в стене пальцем. Вскоре затея увенчалась успехом, и он смог это продегустировать.

— Очень вкусно. — причмокивая, сказал он. — Похоже на миндальное печенье.

— Видимо так и есть. — кивнул головой Тедди-Тед.

— Ты в этом не уверен? — удивился мальчик.

— Я же не строил этот дом. — сказал плюшевый друг. — Да к тому же игрушки никогда не едят. Если я что-то и попробую пожевать, то не смогу тебе объяснить на что это похоже.

— А кто живет тут? — оглядываясь кругом, спросил парнишка.

— Постоянно живут жители нашей страны. — объяснил медведь. — Хотя занимать пустые жилища могут и гости.

— Разве есть свободные дома? — удивился Митя.

— Можно найти пару-тройку. — кивнул головой Тедди-Тед. — А ты хочешь пожить тут? — обратился он к мальчику.

— Тедди! — воскликнул мальчик. — Как тут не прекрасно, но я не хочу здесь жить. — огорченно добавил он.

— Прости. — обнял парнишку плюшевый друг. — Я просто неправильно сказал. Конечно, ты здесь в гостях! Если захочешь, то можем зайти ко мне.

— Я бы с удовольствием зашел к тебе в гости, — обратился к своему другу Митя, — но мы же искали Злату.

— Да, да. — закивал головой медведь. — Да вон же она. — указал он на кого-то, уже скрывшегося за углом дома.

Не раздумывая, мальчуган сразу же побежал в ту сторону.

Митя кричал и размахивал руками, пытаясь догнать девочку, у которой длинные рыжие волосы блестели и переливались на солнце.

— Злата! Злата! — звал он ее.

— Меня зовут Софи. — ответила фарфоровая кукла, когда мальчик все-таки догнал ее и развернул к себе.

— Ты же не девочка. — огорченно произнес парнишка.

— Я этого и не говорила. –пожала плечами та.

— Конечно. — дрожащим голосом ответил Митя. — Это я так думал. Сзади ты очень похожа на мою подругу.

— Не расстраивайся. — хлопая такими же как у Златы серо-голубыми глазами произнесла кукла.

— И кто придумал делать игрушки так похожие на людей? — пробурчал себе под нос парнишка.

— Тебе правда интересно? — посмотрела на него Софи.

— Наверное. — неуверенно ответил мальчуган.

— Пойдем. — взяв крепко за руку Митю, произнесла новая знакомая.

Когда они расположились в беседке обвитой диким искусственным плющом, то кукла сразу же начала свой рассказ.

— Человек очень давно использовал фигурки из сучьев и корней, а позже из обожженной глины. Таким древним игрушкам поклонялись, приносили жертвы, просили о заступничестве и пытались приносить с их помощью вред врагам. Где-то в средние века появились куклы, которые изготавливались для театральных представлений. Вот они уже были очень похожи на людей. И только в девятнадцатом веке сначала во Франции, а потом в Германии и Дании начали использовать обожженный «бисквитный»неглазированный фарфор, похожий на человеческую кожу. Игрушечные красавицы приобрели черты настоящих маленьких девочек. У них были: нежное румяное лицо, роскошные локоны и лучистые глаза с пушистыми ресницами. Наряды маленьких фарфоровых принцесс поражали своим богатством и изумительной отделкой. Позже такие куклы появились и в России. Детали для их изготовления производились на небольшом частном заводе в Санкт-Петербурге, принадлежавшем семье Бенуа. Такие игрушки были очень дорогие, и поэтому часто были просто украшением дома. Многие мастера, вкладывая любовь и всю душу, делают эти куклы так похожими на людей и детей.

— Теперь понятно почему я подумал, что ты настоящая. — усмехнулся мальчик.

— Я и есть настоящая! — обиделась Софи и отвернулась.

— Прости. — попытался исправить сложившуюся ситуацию Митя. — Я не хотел тебя обидеть. Конечно, ты настоящая. Хочешь я и с тобой буду дружить?

— А ты не обманываешь? — обернулась кукла.

— Нет, конечно. — уверенно ответил парнишка. — Маша говорит, что это мое самое главное достоинство.

— Какое? — хлопая глазами, спросила фарфоровая красавица.

— То, что я не умею обманывать. — улыбнулся мальчуган. — Она говорит, что у меня все на лице написано. Вот сейчас, что у меня сейчас на лице?

— Да ничего. — пожала плечами Софи, не понимая вопроса. — А кто и зачем должен был у тебя написать?

— Это так говорят, когда видно, что человек искренне говорит или врет. — попытался объяснить Митя.

— Это, наверное, у людей такое происходит. — проговорила кукла. — Наши лица не могут передать всего того, что на самом деле происходит у нас в душе.

— Жаль. — произнес парнишка.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 334