электронная
115
печатная A5
779
16+
Радиомолчание

Бесплатный фрагмент - Радиомолчание

Объем:
788 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-4020-7
электронная
от 115
печатная A5
от 779

Глава 1. Ящик

1.

///Белый камень, это он, как на картинках! Я нашла его на крыше!////

Бум! Бам! Смерть — в трех миллиметрах. Три миллиметра нержавеющей стали — но что они будут значить тогда, когда тварь за дверью догадается дернуть за ручку?

///Это т0т, с не6а, тоt самый! Теперь у нас тоже бYдет еда!…,,//:,,,,//..:..////

Удары — один за другим, все вокруг трясется и гремит. Искры, зигзаги в глазах. Тьма — как будто шкаф полон нефти. Тот, что внутри, не видит даже своих рук — а они мечутся по двери. Хоть что-нибудь найти, во что бы вцепиться. Вцепиться и держать.

Ничего подходящего.

///Он тепJlый и немного щиIIлет ладонь… на, подер} | {и!/::-////

Бух! Бах! — еще и еще! Плохо дело, плохо. Изнутри ручки нет — зато есть снаружи. Из темноты несется бодрая детская трескотня, вперемешку с треском помех.

///Он щиплется!.,…/_/,,»,,. уже немного б0льн0! Посмоtри мне руку! ///

А-а-а-Б-А-А-А-Х!!!!1 Этот удар так силен, что дверь выгнулась вовнутрь, и весь мир накренился.

Но пока шкаф качался, тот, что внутри, уперся куда-то руками и подтолкнул. Пусть падает, но дверцей вниз… р-р-раз… толчок… не выбраться, но и внутрь ничего не попадет… два… еще толчок… И удача! Гудящий гроб начинает заваливаться — медленно, грузно.

И дверь приоткрывается под своим весом. Всего на миг.

Там, снаружи, в густой темноте, мелькает зеленое. Не то же самое, что звезды и зигзаги в глазах. Цвет — настоящий, острый, а ведь до конца чернолуния еще часы!

Его увидели. Бормочущий голосок слился с помехами, и забился вместе с ними — «та-та-та, та-та-та, та-та-та!» И тут дверь шкафа рванула в сторону, и в проем влетели две руки, а за ними — голова: ощеренная, страшная, похожая на негатив фотоснимка. Пленник вдарил по ней, уперся кулаками — но тварь, хоть и была втрое мельче него, оказалась при том сильнее. Холодные клешни сомкнулись у него на запястьях, маленькая голова отчаянно вырывалась, так и норовила впиться зубами в пальцы. Пленник сопротивлялся как мог, но…

Hо закон тяготения, по счастью, никуда пока не делся. Схватка казалась вечной, хоть и длилась какие-то мгновения, а шкаф тем временем падал. Пленник заметил это и вложил последние силы в последний толчок. Почти без толку: тварь завертела головой и лишь чуть-чуть подалась назад. И как выяснилось через миг, на свою голову.

Круша паркет, шкаф рухнул на пол.

Тот, кто внутри, пришел в себя не сразу. Первое, что он понял — кулаки его всё ещё упираются в ту голову. Но она уже не мечется. И хватки на запястьях тоже нет.

Уф. Кажется, пронесло.

Он стряхнул с себя обмякшие пятипалые клешни. Свечение в глазах твари исчезло. Зеленый, ха. Привиделось, что ли? Слишком много кофе было в это чернолуние, и слишком много адреналина. А сна — слишком мало. Зеленый, да-да, прямо посреди чернолуния, когда от всех цветов остаются лишь тени… Как бы то ни было, теперь в шкафу уже ничего не светилось, но ясно и так: шкаф упал и проломил этой кукле череп. Жестоко. В подтверждение тому — жуткая химическая вонь от ее маслянистой крови. Детский голосок исчез. Только звон в ушах, да статика — вездесущий гул, похожий то на шум волн, то на трепет ткани на ветру, а больше всего — на монотонный гомон толпы, если слушать ее откуда-то издалека. Источник гула совсем рядом — на груди, в левом кармане. Радиоприемник, или транзистор, как его тут называют: без него в этом городе никуда. Снаружи время от времени что-то шуршит, постукивает — видимо, мертвое тело дергается. В остальном же все тихо.

Что это, черт его дери, было? Откуда это чучело выскочило?

Спокойно, Рой Меллер, спокойно. Хватит с тебя на сегодня адреналина, кофеина… И что за привычка — болтать с самим собой? Тем не менее, сейчас это помогло.

Он зажег фонарь у себя на нагрудном кармане, и глянул на часы. И десяти минут не прошло, как они с напарником разминулись. Интересно, где сейчас рыцарь? В лучшем случае, баррикадирует вход в их временное прибежище, все согласно инструкциям. Ну а в худшем… В худшем случае он и его чудо-доспех повернули в другое здание и теперь возводят баррикаду там. В этом районе все дома на одно лицо, да еще и прижаты друг к другу плотнее, чем слои в луковице. И если напарники разминулись… Впрочем, сейчас Рою только и остается, что ждать. Без помощи извне отсюда теперь не выбраться.

Луч фонарика упал на лицо, стиснутое меж полом и стенкой шкафа. Как Рой и ждал, зрелище отвратное. Но — никаких признаков жизни. Из перекошенного рта льет слюна вперемешку с черной кровью, и растекается по полу шестиугольной сетью, согласно швам паркета. Димекрилом воняет так, что Меллер скорей умрет, чем вдохнет полной грудью.

Никаких признаков жизни, ха. Можно подумать, раньше они были. Нелюдь — так называют тварей вроде этой. Едоки. В целом, лицо перед ним — вполне человеческое, могло бы принадлежать подростку. Но теперь даже напившийся до чертиков новоэдемский фермер не спутает это с лицом живого человека. Цвет: серый, неживой. Один глаз скрыт локоном волос, локон блестит в свете фонаря. Ближе к другому глазу серость сгущается в почти угольную черноту. Рой навел свет и рассмотрел склеру — матовую и темно-серую, словно выключенный ЖК-монитор. Обычное дело для нелюди в линк-ауте. На вид — едок как едок. Разве что кожа: остальные едоки будто обтянуты серой пленкой, а у этого кожа какая-то другая. Может, именно поэтому верилось: эта кукла и вправду была когда-то настоящей девочкой.

Была когда-то прежде. Девочке не повезло: она больна болезнью Черной Луны. Добавить сюда еще и тяжелую ЧМТ от упавшего ей на голову шкафа — и смотреть на это мало кому захочется.

Раз так — Рой убрал свет с мертвого лица и достал мульти-инструмент. Потом пошарил по полу в поисках «Яда», своего дробовика, очередной каприз которого едва не стоил его хозяину… нет, не жизни. БЧЛ, болезнь Черной Луны, строго говоря — не смерть. Кое-что похуже. Один укус или царапина, или залетевшая не туда капля черной крови — и ты сам вскоре станешь чем-то вроде этой куклы.

Нашел. Но когда попробовал оттянуть затвор, его рукоять застряла на полпути и больше не двигалась. Гильза намертво засела где-то внутри дробовика. Что ж, придется вернуться к ремонту позже, в более подходящих условиях. Рой ткнул «Яд» в кобуру.

Тем временем статика в транзисторе начала исподволь меняться: появился тихий галоп, а из далекого хора, что заполнял радиоэфир, выпал один голос — тоненький, будто детский. Выпал и поплыл, всё ближе и ближе к Меллеру и к его шкафу. Только голос, без содержания: какие-то слова, слоги, все громче и громче…

Рой сразу смекнул, к чему это. Уже? Он прикрыл фонарик рукой.

Да. Когда зрение чуть привыкло к темноте, стало ясно: мертвый глаз перед ним светится. Тусклым зеленоватым светом. Свет этот прибывал — медленно, ступенчато, будто кто-то щелкал выключателями, зажигая лампочки под верхним веком девочки. А Рой все ждал, что будет дальше. Он еще не видел ничего похожего.

И тут выкатились зрачки, штук десять сразу. Ярко-зеленые дырки, заключенные в одну радужку.

Транзистор замолк. Меллер дернулся назад. Кошмарный глаз крутанулся. Зрачки уставились прямо на него.

Несколько секунд ничего больше не происходило, лишь «щелк… щелк… щелк…» — прибывал зеленый свет. Все это время Рой не дышал.

Зрачки? У едока в глазу?

И тут началось. Щелк! — и хлынула статика из транзистора, смешанная с громким галопом. Глаз вздрогнул, и паучьи зрачки плавно закатились, будто их и не было. Мертвая девочка зажмурилась — так плотно, что вокруг глаз у нее появились морщины — шмыгнула и еле слышно засипела. Пахнуло димекрилом.

////..,9,:,,//-,, -…::.,,,эн,,.,//..там миsтер… приIIIел….,ффф,/,.:..из интернета…..:.:тсст:,//,,…за дверью ст0ит…./,,:,…////

Уголки ее рта дернулись и медленно поползли вверх, обнажая зубы. Лыба.

Но теперь преимущество было у Меллера. Он изогнулся, упер ногу в мертвое лицо, нажал — и выдавил прочь.

Загудел шкаф, опустившись на пол. В стенке были отверстия, Рой мог выглянуть и увидеть, как тонкое тело — то самое, что всего минуту назад было раздавлено и совершенно мертво — снова приходит в движение. Сначала — легкие судороги, потом — сильнее… и тело выгнулось в дугу, встав на затылок и пятки. Сквозь него будто прогоняли электрический ток. Девочка грохнулась на пол и начала извиваться — как жук, перевернутый на спину. Ладони и пятки замолотили по полу, потом этот грохот затих. Ну где этот чертов рыцарь? Сколько можно копаться? — подумал Рой, глядя как угольно-черная тень встает посреди темноты. Зеленый лишь еле-еле пробивался сквозь щели в закрытых веках, и в нем, как в лазерном луче оптического телеграфа, играла поднятая пыль.

Видимо, рыцарь все-таки повернул куда-то не туда. Еще бы, в такой-то темени, да в незнакомом районе…

Девочка, шатаясь, пошлепала к шкафу.

///.,.fshizZZz.,,/!/,.ш… shhhф,//,,,,^^,..:,,,ф… ам,..,,:,..мам, ты 4то, его впуsтишь?..,,,,….,,,,,.может,.//акх/.. не надо?…,:////

Удары: первый, второй, сначала — слабые, но каждый новый все сильнее… Буф… Буф-ф… Хищная лыба, парящая в темноте.

///ОII за дверью ст0ит, не ушел!..,///.. У} {0ди!..,/хк//… УхоDи!../к////

Бум! Бум! Шкаф гудит, как колокол. Внутри безопасно — но надолго ли? Не иначе как Злой Город мстит за то, что они с Энди были там, где не следовало. Что за тварь он послал за ними? Как от нее теперь отвязаться?

Рой, может, и придумал бы чего — но его лихорадочные раздумья были прерваны прежде, чем обрели какую-то форму.

В пыльной темноте возникли два столба чистейшего света. Бьющие от входа, они прокатились по комнате и уперлись в едока.

— Эй, ты! — прогремел металлический голос.

В проеме двери застыл огромный силуэт. Широко расставленные глаза его горели жгучим ледяным светом.

— Ко мне! — повторился зов. Великан с хрустом ступил на захламленный пол. Прищурившись, Рой увидел у него в руке молот, с виду неприподъемный.

Тварь отлипла от шкафа и повернулась к Энди — тощая тень на фоне пронзительного света.

///Он гов0рил, что дасt за камень кучу денег! Он говорил, по телевиз0ру!/ -/-ззит//ззат::»////

— Ко мне, зло! — рявкнул рыцарь, и с последним словом хлопнул аггро-патрон — «пах»!

Как оказалось, силы девчонки восстановились достаточно. Она растопырила длинные черные ногти, оттолкнулась ногами от шкафа и молнией метнулась к рыцарю, пролетев под самым потолком.

///Не хо4у отDавать ему!../!ан!/-«дфф///.. Все говорят, они добрые, а они..

П-пШ-ш-ш-ш-ш-ф-ф-фfffфФФFФФ!!!////

Голос в динамике прервался резким шипением. Волосы Роя встали торчком от наэлектризовавшегося воздуха, перед глазами заплясали искры. Раздался мясной шлепок: исполинский молот смёл зомби. Тело отлетело куда-то и глухо врезалось в стену. Оттуда послышались шорох и стук — даже такого удара было мало.

Вслед за шорохом отправился и Энди — неспешно, с молотом наготове, похрустывая подошвами по полу: хруп, хруп, хруп… Буф-ф-ф! — еще один глухой удар, от которого вся комната содрогнулась, и задребезжали стекла, и снова загудел железный шкаф.

А потом все стихло. Лишь хруст стекла, лишь тихий лязг доспеха. Хруп, хруп, хруп — рыцарь подошел к шкафу. Сквозь отверстия Рой отлично видел его сапоги, укрепленные толстыми металлическими полосами — как раз перед своим лицом. А сверху бил стерильно-белый свет.

— Коллега Меллер, — наконец раздался голос, — не вы ли это там?

Энди всегда старался говорить низко, назидающе. Вдобавок к тому, войс-фильтр порядочно искажал голос, насыщая его характерным металлом. Шутить с таким парнем точно не стоит. Хотя…

— Нет, это Джон Арескетт, — пробормотал Рой.

— Юмор — хороший признак, — был ответ. — И все же я обязан спросить: есть ли еще смысл вас выпускать? Вы понимаете, о чем я.

Рой фыркнул. Энди Хаммер во всей своей красе. Мистер Логос, мистер «все-согласно-протоколу».

— Разумеется, — ответил Меллер.

— Всегда рад это слышать. Но в таком случае — надеюсь, вам отсюда была видна настоящая чисто сделанная работа. В то время как у вас…

— Но эта кукла — не обычный едок, сами же видели.

— Необычно мелкий и едва живой, так сказать? Да, эту необычность я сразу заметил. Ваша правда.

— А зрачки?

— Зрачки? — переспросил рыцарь, словно предлагая напарнику самому подумать над своими словами. Первый и самый верный признак болезни Черной Луны — зарастание роговицы глаз. Рой и сам эти зрачки видел секунд пять, не больше, и уже и сам был готов списать это на усталость и статику.

— Энди, а вы заметили…

— Мистер Меллер, не нужно оправданий. Радуйтесь, что я нашел вас так быстро. В этом здании не менее пяти десятков этажей…

Действительно, повезло, подумал Меллер. Хоть однажды разминулись бы — не нашли б друг друга до самого эфира.

— …то есть, до крыши еще сорок этажей, не меньше, — заключил рыцарь. — Если не сбавите темпа, доберетесь туда за три минуты. Впрочем, если этот ящик кажется вам самым безопасным местом во всем Сайлнс-сити — не возьму на себя смелости вытаскивать вас насильно…

Но ни шутки, ни поучения не помешали Энди Хаммеру сделать самое главное — вызволить коллегу из ловушки. Рой услышал отчетливый лязг стальных перчаток по железной стенке саркофага. Миг — и шкаф снова стоит, а с ним — и Меллер. Осталось толкнуть дверь и выйти вон.

Темная комната, полная хлама. За окнами — глухая ночь. Рыцарь возвышался прямо напротив, пластины и полосы его брони тускло, свинцово блестели. Но даже сейчас, в темноте, Меллер видел янтарный знак на рыцарском плече, похожий на пламя свечки, на проросшее зерно, изогнутый побег которого был первой буквой надписи — «Final Corp», Последняя Корпорация. К поясу рыцаря был прикреплен молот, а за спиной — огромный прямоугольный чемодан, который Энди называл Инвентарем.

— Ваш обидчик, — кивнул рыцарь в сторону черного пятна в полстены.

Рой смотреть не стал. Он и так знал, что Энди имеет в виду, когда говорит о «чисто сделанной работе».

Само помещение, похоже, было небольшой столовой: столики, кресла. Была даже барная стойка, над ней тускло светился большой экран, на котором угадывались очертания «Синего Колеса». Под стойкой нашелся еще один зомби — сидел, обхватив колени и слегка раскачиваясь, и лыбился в пространство. Таких мертвецов в городе называют «полыми».

— Присматриваете чего-нибудь на память? — услышал Рой. — Предлагаю не мешкать, поскольку качество оптической связи снизится, когда начнет светать. Нам еще предстоит долгий путь наверх.

— Да, — Меллер подобрал сумку, зажег фонарь и двинулся к выходу из зала. В коридоре было чуть светлее, из-за тусклого световода, что тянулся вдоль потолка. Рой неслышно дошел до двери на лестницу. Толкнул ее, вышел на площадку. Посветил фонарем вверх, в темный лестничный пролет, чтоб хотя бы примерно оценить, сколько этажей остается пройти… и буквально в десяти метрах луч уперся в потолок.

Рой удивленно хмыкнул. Либо он был так напуган той девчонкой, что сорок этажей пролетел так, словно их было пять, либо…

Спустя два этажа лестница и вправду заканчивалась широкой площадкой с одной-единственной дверью, на которой висел замок. Рой достал из кармашка мультитул, выдвинул отмычку.

— У меня нехорошие предчувствия, — сказал он подошедшему рыцарю.

2

И они, похоже, оправдывались.

Главный принцип оптического телеграфа, связи с помощью луча лазера, прост: ты можешь поговорить с тем, кого можешь увидеть. Отсюда были видны лишь черные пустые окна. На небе — ни звезд, ни облаков, и оттого казалось, что оно висит лишь в паре сантиметров над головой. Вокруг, как стена с тысячью окон — жилые высотки. А спереди черным зеркалом возвышался тот самый небоскреб, куда они с Энди нацеливались изначально.

Рой так и застыл. Он будто снова очутился в ящике.

— Эй, Энди, — произнес он. — Похоже, мы на самом низком здании в округе.

Рыцарь постоял некоторое время, поглядел, и молча пошел куда-то вглубь крыши, вдоль навеса, что был над выходом. Меллер двинулся следом. По пути он вспомнил, что ориентироваться по карте было поручено ему — но это он первым забежал в так маняще раскрытую дверь. Он сжал зубы от досады. Оправдать его могло лишь то, что там, в узких каньонах меж зданий, была непроглядная темень. Там не горело фонарей, и даже окна, как назло, были темны все до единого. К тому же эта девчонка… и в итоге они с Энди остались без связи черт-те-знает где в бесконечном Сайлнс-сити. Пожалуй, даже хуже, чем черт-те-знает где.

Обогнув навес и отыскав рыцаря с той стороны, Рой едва подавил желание начать оправдываться.

— Как думаете выбираться? — спросил он вместо этого.

— Наиболее очевидный путь — перебраться в тот небоскреб, что закрыл нам обзор, — отвечал рыцарь. — Наиболее очевидный путь… он же, полагаю, и единственный.

Пробежаться до соседнего здания? — подумал Меллер. Ну уж нет. Только не сейчас, посреди чернолуния. Нелюдь мигом покажет, как обманчива тишина Злого Города.

— Я не рыцарь, меня и сожрать могут, — напомнил Рой.

— Можете предложить лучший вариант?

Меллер пожал плечами и поднял взгляд на верхушку злосчастного небоскреба. Идеальное место для эвакуации — оттуда они могли бы поболтать с любым в этом городе. Вот только как туда попасть? Рой включил фонарь и обнаружил, что от их крыши к небоскребу тянутся провода. Может, они и выдержат человека с оптографом за спиной, благо что ростом Меллер не вышел — но от одной лишь мысли об этом у него закружилась голова.

— Может, и по улице дойти… — пробормотал он. — Пойду осмотрюсь. Может, все не так плохо.

Впрочем, он понимал, что поводов для оптимизма у них нет. Он не забыл те обстоятельства, при которых они с Энди добирались сюда: непроглядную тьму, оголтелую гонку по незнакомому району, грохот шагов, размноженный стенами, мечущийся блик фонаря и мириады белесых светляков со всех сторон… Так что не удивительно, если зомби обступили этот дом, как муравьи — кубик сахара.

Но перед тем, как идти куда-то, Рой решил проверить, как чувствует себя дробовик. Сев рядом с навесом, он достал свое оружие. Энди, заметив это, повернул к нему голову.

— Что с вашим оружием?

— Сейчас посмотрим, — ответил Меллер, доставая мультитул.

— Коллега, вы слывете талантливым механиком, — заметил рыцарь. — Так почему же вы не приведете в порядок собственное оружие? Тогда оно бы вам жизнь спасало, не я.

— Когда надо, «Яд» стреляет.

— Не всегда, как мы могли заметить. Настоятельно рекомендовал бы вам экипироваться чем-нибудь более надежным, — Энди положил ладонь на свой молот. Именовалась эта громадина «Белл», была изготовлена в Сайлнс-лэб, и, несомненно, являла собой пример абсолютной надежности. В задней части молота Рой не раз замечал что-то вроде сопла реактивного двигателя, хотя ни разу не видел, чтобы рыцарь пользовался этой фичей. Что до меллеровского «Яда» — он тоже был превосходным оружием: компактен, точен, с уймой полезных мелочей вроде лазерного целеуказателя, фонаря и гасителя отдачи. Но чем дальше — тем больше с этой пушкой было проблем. Рой подумывал уже, что недалек тот день, когда ему действительно придется взять себе что-то другое.

Однако теперь рукоять затвора, как ни странно, двигалась без проблем. Гильза вылетела и с пластиковым стуком поскакала вглубь крыши. Раз так, Меллер убрал инструмент, встал и направился вслед за гильзой.

Внизу стрекотали сверчки, в луче фонаря при каждом выдохе серебрился пар. В проводах, антеннах, волосах потрескивала статика чернолуния, и свистела в ушах, как старый телевизор. Дробовик Рой держал наготове. Вряд ли кто-то из нелюди пробрался наверх: в искусстве баррикады Энди Хаммер не знал себе равных. Но в этом городе осторожность никогда не бывает излишней.

Сперва Рой пошел туда, где от батареи трансформаторов к небоскребу отходили провода. Он попробовал их рукой: не такие уж и тонкие, как казалось на первый взгляд, да к тому же укреплены ламиной, судя по микроскопическим линиям, что тускло светились поверх оплетки. Хоть сейчас пристегивай карабин и лезь на небоскреб. Ну, тоже вариант — если не найдется ничего лучше.

От гудящих и лучащихся жаром трансформаторов Меллер повернул к краю крыши. Там возвышалась старая антенна, вся увитая проводами. Рой смекнул: если он хочет выглянуть вниз и осмотреться, не выдав при этом себя — лучше места он не найдет. У самой антенны он выключил фонарик, присел, раздвинул руками провода и просунул между ними голову, ощущая на скулах холодный конденсат.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 115
печатная A5
от 779