электронная
320
печатная A5
398
12+
Путешествие по Бурятии

Бесплатный фрагмент - Путешествие по Бурятии

Пеший переход и водный сплав по рекам Тумелик и Иркут в июле 1983 года

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-6659-6
электронная
от 320
печатная A5
от 398

Глава 1. Дорога в горы

Здравствуйте, мои друзья, путешественники реальные и виртуальные!

Под влиянием мыслей о теплом лете в голове замелькали воспоминания о путешествиях и событиях, сравнительно давних.

Вспомнились Средняя Азия, Алтай, Саяны. И как-то случайно (?) попали под руку записи о нашем летнем комбинированном пеше-водном путешествии по Бурятии.

Захотелось мне вот так сразу, свой походный дневничок в книгу и втиснуть…

Первые дни похода

17 июля 1983, среда.

Вчера мы были ещё в Полтаве, а сейчас подъезжаем электричкой до Байкала. Позади остались перелет через 5 часовых поясов из Харькова в Иркутск, бессонная ночь в салоне самолета, который осуществлял три посадки, перепады температур от плюс 9 до 30 градусов. За окнами вагона — дождевая пелена, которая совсем закрыла горные панорамы, только чуть-чуть угадываются контуры седого Байкала. Участники похода шутят: стоило лететь в такую даль, чтобы мёрзнуть летом.

Но философствовать по этому поводу пришлось недолго. В Слюдянке — городке, расположенном на берегу седого Байкала, — мы не смогли попасть на рейсовый автобус. В Кирен добирались служебным, который перед этим пришлось разгрузить. Заодно и нагрелись быстро, вынося из машины мешки с минеральными удобрениями. А в благодарность за услугу водитель доставил нас до поселка Монды, начального пункта активной части нашего маршрута.

Посёлок Монды

Дорогой местный учитель-бурят, как заправский гид, знакомил нас с известной Тункинской долиной. Благоприятные климатические условия долины позволяют здесь широко развивать животноводство. С большой любовью он рассказывал о родном крае.

В Монды приехали затемно. И приветливая заведующая клубом Светлана, не жалея личного времени, устроила нас на ночлег в теплом и уютном помещении.

18 июля, четверг

Утром очередные повара Павел Федосцев и Николай Козлитин (время бежит — последнего уже нет с нами, земля пухом, друг) сварили вкусный суп. Как завхоз, предлагаю Николаю подумать о постоянной, на всё путешествие, должности шеф-повара. Николай промолчал…

Первые километры

Хотя дома добросовестно готовили и подгоняли снаряжение к походу, экономили на каждой сотне граммов, но все же уже через полчаса пешего перехода рюкзаки нам кажутся невероятно тяжелыми, пот заливает глаза, сердце неистово бьется, так и рвется из груди. Каждая сотня метров вверх дается с трудом. Отдыхаем через каждые пятнадцать минут.

Вперед рвется Николай.

— Коля, не спеши, если рюкзак легкий, будем подгружать, — охлаждает его пыл наш руководитель Надежда Журбенко.

— Не могу я медленно, все равно буду бежать и с большим весом, — парирует тот, но группу поджидает.

Лагерь расположили на опушке, впереди — зона кустарников и лугов, далее — перевал. Какие-то странники оставили нам подарок — два настила из жердей. Мы с благодарностью ими воспользовались. Весь день сеял занудливый дождь, вокруг мокро и сыро. Настилы мы немножко подремонтировали, накрыли мелкими сухими ветками и разместили на них палатки.

После ужина Алексей Семенов взял в руки гитару:

Кто сказал, что умный в горы не пойдёт?

Ты пошел, ты не поверил слухам…

— звучала у подножия перевала песня Владимира Высоцкого, а завтра этот перевал нам предстояло преодолевать. Каждый думал ночью, как в такую погоду мы будем осуществлять этот переход. И природа словно услышала наши мысли. Ночью открылись звезды.

Глава 2. Перевал

19 июля, пятница

Автор текста среди валунов речки Хулгайки

Настроение с утра сегодня приподнятое, оптимистичное. Причина — чудная солнечная погода, установившаяся после холодов и дождей, преследуемых нас в последние дни. Свежий ветерок подгоняет наши неторопливые в начале путешествия утренние сборы.

От вчерашней усталости следов не осталось. И все же расслабляться не стоит. Впереди — сложный переход. Набираем довольно быстро высоту. Тропа серпантином вьётся вдоль ручья Хулгайка, периодически пересекая его русло. В сложных местах наводим переправы со страховкой или же обходимся лишь самостраховкой.

Солнце начинает пригревать немилосердно, жажда сушит рот, зреет желание наклониться к ручью и неустанно, до полного насыщения пить, пить, пить. Но вода в ручье очень холодная — всего 4—6 градусов. Здравый смысл заставляет воздерживаться.

На снежной доске в долине ручья

Во время очередного привала устраиваем снежные ванны. Недавно в горах выпал снег, на отдельных площадках и высоких склонах растаять ещё не успел. Развлекаемся «неподетски».

Но идти надо дальше. Впереди — перевал. Словно сказочный исполин на пути разбросал огромные валуны, перепеленав их водными потоками в глубоких ущельях.

Солнце — к зениту, нам всё сложнее. На одном из последних привалов перед желанным рубежом вроде бы невзначай заходит разговор о том, кому и зачем ЭТО надо?

Как-то было дело, в одном из лыжных путешествий во время вынужденного безделья в ожидании «лётной» погоды записал я в своем походном дневнике такие размышления:

— В сегодняшней стремительно усложняющейся жизни, чтобы не запутаться, приходится все раскладывать по полочкам. Даже формы общения горожан с природой. Если ты отправился с ружьем, — это просто охота; если с киноаппаратом, — «вторая охота»; если с корзинкой, — «третья охота». Ну а если с рюкзаком? Но на рюкзак классификации нет. И не потому, что не решен спор за очередное место, скажем, между рюкзаком и автомашиной, а потому, что разные люди ищут в походах разное. Один — спокойный отдых на свежем воздухе, другие хорошую спортивную встряску, третьи хотят лучше узнать родную землю.

— А для четвертых главную «добычу» составляют первопрохождения и связанные с ними походные переживания — радость и тревога, бодрость и напряжение, восторг и страх. Такая «охота» затягивает людей столь же безвозвратно, как и любая другая, она зовет на все более сложные маршруты. Потому что, чем сложнее маршрут, тем выше напряжение и ярче эмоции. (Е. Юшманов. «Четвёртая охота»)

Большинство в нашей команде относит себя к «четвёртым». Поэтому и запланировали это непростое путешествие с «пешкой», горным перевалом, неизвестной рекой Тумелик. А ведь можно эталонную «четверку» пройти, начав сплав по реке Иркут немного выше посёлка Монды. И в таком варианте получили бы справки об успешном завершении похода такой же категории сложности, но без лазаний по крутым склонам, без томительного ожидания неизвестных препятствий.

Группа зарегистрировалась на более сложный, необычный маршрут…

После не длительной дискуссии о разновидностях и притяжении туризма, которая придала нам сил и окрылила, направились на штурм перевала с ещё большей решимостью.

Хорошо отложился в памяти последний подъём. Засыпанный на половину снегом склон, крутизна которого — 35 … 40 градусов, в распадках журчат ручьи, глаза слепит искрящийся снег… Взлет преодолеваем на одном дыхании.

Стань фотограф в серединку!…

На перевале

Половина третьего…. На высоту 2700 метров первым поднимается Игорь Тонконогов. Через пару минут подтягиваются остальные. Группа — на перевале! Вынимаем из жестяной баночки в первальном туре (невысокая пирамида, составленная из камней) записку туристской группы, которая побывала на этом безымянном перевале ранее.

А побывали здесь неделей раньше белорусские туристы из Гродно, они которые шли на речку Урик (я был на этой реке в 1982 году в водном путешествии 5-й к. сл.).

Наш начальник Журбенко Надя от имени группы пишет записку, прячем последнюю в ту же коробку. Фотографируем панораму окружающих нас гор, сами позируем друг перед дружкой на незабываемую память. Обедали возле самого тура. Ожидал нас крутой и опасный спуск, прямо в долину желанной речки Тумелик.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 320
печатная A5
от 398