электронная
324
печатная A5
363
16+
Путь Выбора

Бесплатный фрагмент - Путь Выбора

Объем:
236 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-3224-1
электронная
от 324
печатная A5
от 363

Благодарности

На написание этой книги ушло в четыре раза больше времени, чем я ожидала. Я начала ее еще в 2013 году. Не найдя вдохновения, я отложила ее в долгий ящик. В прошлом году найдя файл на старой флешке, решила дописать. Тогда, я даже представить не могла, что решусь на публикацию.

Хочу сказать Спасибо многим людям. В первую очередь, я хотела бы выразить огромную благодарность Смычковой Ирине. Без тебя дорогая, Путь Выбора так и остался бы черновиком. Мы начали писать с тобой в школьной библиотеке на переменах, и посмотри на нас сейчас! Спасибо тебе за твою поддержку. Ты была со мной от начала и до конца. Именно ты, была тем человеком, который подталкивал меня на написание очередной главы. Без тебя, эта книга никогда бы не увидела свет. Спасибо за помощь в публикации и за веру в меня.

У меня не хватит слов, что бы выразить тебе свою благодарность. Я желаю тебе, не только удачного выхода второй части твоей трилогии, но и больших успехов в дальнейшем.

Огромное спасибо моей маме. Спасибо за твою веру в меня, и за то, каким человеком ты меня воспитала. Твоя поддержка и понимание, придавали мне сил писать дальше. Без тебя, у меня бы ничего не получилось. Ты всегда давала мне самое лучшее, и исполняла мои самые заветные мечты. Ты — моя волшебница! И самый дорогой для меня человек!

Спасибо моему дорогому другу Ольги Пыжлаковой, за твои честные комментарии и замечания. Мне это было нужно.

Так же, хочу выразить свою большую благодарность, моей дорогой Светлане Федосеевой. Наша дружба с тобой проверенна годами, спасибо, что выслушивала мои идеи и читала их.

Большое спасибо моей семье! Вы у меня самые лучшие!

Спасибо всем кто верил в меня.

Пролог

Ребенок в свертке плакал. Девушка набросила на голову капюшон, как можно ниже, шагала по деревенским улицам. Воздух пах помоями, гнилью и грязью. Под ногами хлюпали лужи, которые еще не успели высохнуть после вчерашнего ливня. На небе раскинулось звёздное небо. Сегодня на удивление было тепло. Она шагала так быстро, как только могла.

Ребёнок плакал, нарушая тишину почти спящей деревни.

Девушка бережно прижимала ребенка и тихо напевала ему мелодию. Где-то впереди послышался лай сторожевых псов.

Поднявшись по ветхим ступеням, девушка постучала в двери. Ей тут же открыли. Ее ждали. Молодая девушка, с глазами цвета васильков, закрыла за ней дверь и жестом пригласила девушку пройти.

— Вы уверенны? — ее тихий голос нарушил тишину в доме.

Визитерша еще раз бережно обняла сверток с ребенком, и поцеловала уснувшего малыша в лоб. Ее сердце разрывалось от боли. Она бы все отдала за то, что бы ее ребенок рос при ней.

— Да. — девушка с невероятно зелеными глазами протягивает ребенка хозяйки дома и направляется к выходу.

У двери она последний раз оборачивается на свое дитя, и ее губы трогает грустная улыбка. По щеке стекает одинокая слеза.

— Я воспитаю ее хорошим человеком. — на глазах хозяйки дома появляются слезы и она с любовью оглядывает ребенка.

— Она не человек. — тихо отзывается зеленоглазая девушка и коротко кивнув открывает дверь.

В дом врывается холодный ветер, и девушка плотнее кутает малыша.

Когда дверь за ночной гостьей закрывается, дом наполняет детский плач. Сердце молодой мамы разрывают противоречивые чувства. Как мать могла отдать своего ребенка? Как можно отдать самое дорогое, что у тебя есть? И в то же время, она была рада тому, что ребенок оказался у нее.

Она любила этого ребенка уже тогда, когда он даже еще не родился. И она сделает все, что бы теперь уже ее ребенок, вырос самым счастливым.

В доме молодая мама хлопотала над ребёнком и напевала мелодичную колыбельную. А за окном глотая слезы, девушка с глазами весенней травы пыталась заглушить боль от своего предательства.

Глава 1. Хранитель

Ангел.

Все представляют под этим словом неземного красивого человека, у которого есть белые крылья, нимб над головой. Они обладают неограниченной силой, обладает древними знаниями. Они знают все. Он являются проводниками душ. Хранителями. Войнами. В разных религиях, их представляют как «посланниками» и «вестниками». А об их крыльях, и вовсе слагаю легенды.

Не стоит безоговорочно доверят книгам и интернету. Спешу вас огорчить. Крыльями обладают не все ангелы. Такой привилегией удостоились только Архангелы и Высшие ангелы. У таких, как я, их нет.

Силой, конечно, не обделили никого. Ограниченной конечно, но все же есть такое дело. У каждого своя. Моя, заключается в нитях. С помощью них я могу управлять предметами, людьми. Конечно, одно из правил Эдема гласит как: «Используй силу во благо». И поверьте, еще никто не отважился нарушить его. Ибо за то идет ужасное наказание. Изгнание с Эдема.

Моя история, хотя нет, не так, наша история началась в день рождения моего подопечного.

На дворе стоят 1996 год. Я тогда была еще совсем молодым ангелом, по меркам Эдема. В тот день, когда меня вызвали в зал Раздумья, я едва успела пройти обучение.

Большая белая комната, ни стен, ни окон. Один свет. Он ослеплял и заставлял щуриться. В этой комнате только я и старейшина. Одеяние молочного цвета скрывало его фигуру. И только морщины на лице и вековая мудрость в глазах, говорили о том, что он прожил слишком длинную и сложную жизнь. Хотя, никто не знал, как появились Старейшины.

— Она будет твоей подопечной. Ты должна ее защищать, оберегать и если понадобиться, отдать за нее жизнь.

Жизнь? Тогда эта фраза вызвала у меня улыбку. Как можно отдать то, чего у тебя нет? Мы находимся на той грани, где существует только душа.

А вот там уже можно и по разбираться. Душа, может переродиться и снова обрести телесную оболочку. При этом оставляя воспоминания и знания предыдущей жизни. Вот идет например человек по улице, видит дом, который прежде никогда не видел. Но его память протестует, посылает импульсы, как будто говоря «Ты здесь уже был». Такое чувство люди называют «Дежавю». Или например, человек никогда не умел готовить. Прочитывает простой рецепт, берется за него и, у него получается произведение искусства! Таких примеров можно привести множества.

С Ангелами не все так просто. Получается так, ты и не жив и не мертв. Нет, ангела тоже можно убить. Убив ангела, ты обрекаешь его душу на полнейшее забвение. Она больше не переродиться, она просто исчезнет. Со всех материй и пространств.

— С этого момента, ты ее ангел-хранитель. Лучший друг. Соратник, и товарищ. — голос старейшины выводит меня из раздумья. Страх тугим узлом стягивается в животе, и я выдавливаю слабую улыбку.

Хранитель? Ну, какой из меня хранитель? По меркам ангела, я совсем не подхожу на эту должность. Мне бы еще поучиться, набраться мудрости, знаний, терпения.

А хранитель… да еще и избранной! Большая ответственность, на мои маленькие плечи.

— Элизабет? — голос старейшины звучит требовательно и властно. Сжимаю руки в кулаки и улыбаюсь.

— Да, я вас поняла. — в голове не укладывалась эта новость. Она сбивала с толку. Обескураживала. — Но почему я? Я думала, для избранной был выбран особенный хранитель. Например, Алестер. Он же мудрее и опытней меня.

Как бы мне не хотелось признавать, но это крылатая пиявка справится лучше меня. Он лучший из лучших. Всегда впереди всех. Все знает. Следует по своей книжечке правил, которая всегда при нем. Вот он, идеальная кандидатура для этой роли. Но не я.

— В твоих словах есть правда. Но ты можешь дать ей куда больше чем опытный ангел. Ты можешь стать для нее другом, быть ее надежной опорой, защитником. Оберегать ее. Быть с ней и в радости и в горе. И не забывай, демоны не дремлют. Они появятся, и тогда ты будешь должна защитить ее, любой ценой.

По спине пробегают мурашки, и мне отчаянно хочется закричать о том, что я вовсе не готова! Но я молчу.

— Я постараюсь. — тихо отзываюсь я, после долгой паузы.

— Я рассчитываю на тебя Элизабет. — старейшина одобрительно хлопает меня по плечу и улыбается. В уголках его глаз собираются старческие морщинки.

После того дня я не видела старейшин. С Эдема я отправилась на землю за Еленой.

Она росла чудесным ребенком. Отлично училось в младших классах, посещала художественную школу и вокал.

Концерты, выставки. Бурная жизнь. Вся в учебе и в делах.

Послушная дочь. Примерный ученик. Хороший друг и талантливая личность.

Я посещала все её концерты. Все её выставки. Всегда держалась тенью рядом.

Ну, кто из ангелов мог похвастаться такими подопечными? Родители ей гордились, ей гордилась я. Наша связь была сравнима со связью матери и ребенка.

Я чувствовала, когда ей было плохо. Чувствовала, когда она плакала. Меня охватывало теплое чувство, когда она смеялась и улыбалась от счастья. Видела ее сны, и слышала ее мысли. На ее пути встречались боль и разочарование, но я старалась оберегать ее как могла. Ее улыбка придавала мне сил и уверенности. Ее достижения делали меня сильней и помогали быть лучше. Лучше для нее.

Вместе с ней росла и я.

На четырнадцатом году жизни Елена потеряла близкого для нее человека.

Ее слезы, и та дыра в груди от потери разрывали ее из нутрии. Разрывали меня. И я не знала, как помочь. Она должна была пережить это, справиться сама. И эта несправедливость убивала меня. Я должна была что-то сделать, но по правилам мы должны быть рядом, и в такие ситуации не вмешиваться. От этого должен был закалиться ее характер, который поможет ей в будущем. Смерь бабушки, убивала ее. А Елена убивала меня.

После этого все изменилось. Изменилась Елена.

Она запустила учебу. Бросила все секции, в которые ходила не один год.

Ее светлый характер потускнел. Он убил в ней всю детскую наивность. Маленькая девочка что жила в ней, умерла.

Она уже не была примерной ученицей. Спорила частенько с родителями. Сбегала с уроков. Начала курить и пробовать алкоголь.

Она закрылась. Спрятала все чувства за стеной, которую сама воздвигла. Ночами она часто смотрела на фотографию бабушки и плакала.

Она была ее другом. Даже больше чем другом. У них была особая связь. Елена могла доверить ей все секреты своей жизни. Бабушка давала советы, или же наоборот ругала ее за плохие проступки. Ругала по-доброму. Бабушка Хлоя всегда была рядом. Она учила Елену добру.

А потом ее не стало. Как и не стало прежней Елены. Боль Елены поглотила ее.

В свой семнадцатый день рождения Елена с друзьями отправилась в клуб.

Я была против этого похода, были против ее родители. Поспорив в очередной раз с ними, она надела самую короткую юбку, что нашла в своем гардеробе.

Короткий красный топ, ярко-красные губы. Темные волосы Елены небольшими волнами лежали на ее хрупких плечах.

Довольно улыбнувшись своему отражению, она вылезла через окно, и сбежала из дома.

Мне ничего не оставалось, как следовать за ней бесшумной тенью.

Если бы я знала, что в ту ночь произойдет. Я бы не за что на свете, не допустила бы ее похода в клуб.

Музыка. Шум. Танцующие люди.

Запах вспотевших тел смешивался с запахом алкоголя и табака.

Елена затерялась в толпе.

Поправив свои светлые волосы, завязанные в небрежный пучок, я отправилась на ее поиски. Пару раз меня толкали локтями, или налетали пьяные подростки. Вся эта атмосфера жутко раздражала. Но Елене тут нравилось. Я чувствовала это.

Она покачивала бедрами в такт музыки и весело смеялась. Ее окружали ее друзья.

Выпивка, купленная по фальшивым документам, затуманивала ее разум. Меня тошнило от этого. Прислонившись к барной стойки, я заказала себе стакан содовой и следила за Еленой. Она была счастлива. Адреналин от танцев, запретного алкоголя и нарушением правил родителей, бурлил в ней.

— Угостить вас чем-нибудь милая дама? — меня обдало перегаром.

Мужчина чуть старше меня в черной кожаной куртке, облокотился о стойку рядом со мной. Его шатало от выпитого алкоголя. В ушах виднелись туннели. Коротко остриженные волосы были взъерошены.

— Спасибо. Меня уже угостили. — я демонстрирую ему свой стакан с содовой давая понять, что разговор окончен.

Он молча пожимает плечами и растворяется в толпе танцующих людей.

Я осматриваю зал, и понимаю, что упустила Елену. Ее тут нет.

Прислушавшись к своим ощущениям, и немного расслабляюсь. Она в порядке. Может она просто ушла в туалет с подругой? Остальные ребята с компании девушки сидели за столиком и попивали шампанское.

Резкая боль в груди заставляет меня остановиться. Я буквально задохнулась от боли. Это чувство было мне знакомо. Чувство, перемешенное с болью, страхом и злостью.

Елена была в опасности. Оглядываюсь по сторонам, но не нахожу ее.

Пробираюсь через толпу и направляюсь на улицу. Проклиная всем чем можно мужчину который меня отвлек, я быстрым шагом пробиралась сквозь поток веселящихся людей.

Свежий холодный ветер ударяет в лицо, освежая. Елены тут нет.

Паника. Меня охватывает паника. Сердце бешено колотиться об ребра. Я должна ее найти.

Из переулка на другой стороне дороги послышался звук бьющегося стекла. Не раздумывая, я рванула туда, на ходу расстегивая кожаную укороченную короткую куртку.

Переулок освещает одинокий слабо горящий фонарь. И то тот держался на проводах, так и наравясь вот-вот рухнуть на голову кому-нибудь. Мусорные баки перевернуты, разбросанный мусор, битое стекло… и больше не чего.

Елены тут не было. Паника захлестнула меня с головой, и я снова попыталась прислушаться к нашей с ней связи.

Тишина.

Но ведь так не должно быть! Такое бывает только в двух случаях. Когда связь блокируют высшие ангелы, и когда подопечный умирает. О последнем варианте я старалась даже не думать.

— Потеряла что-то Элизабет? — мужской голос за спиной.

Резко оборачиваюсь и цепенею от ужаса.

Демоны.

Один из них мне хорошо знаком. Другого, я тоже узнаю. Именно он, подходил ко мне несколько минут назад в баре. Из-за него я упустила Елену. Они все спланировали.

Елена была у них.

Темные волосы девушки спутались. На щеке красовался свежий синяк. Одежда грязная, а в больших карих глазах застыл ужас. Она ждала от меня помощи. Она хотела, что бы ее спасли.

— Елена! — я рванула к ней.

Удар в спину вывел меня из равновесия, и я упала на колени. Порвав об асфальт на коленке джинсы, я разодрала ее до крови. На секунду я растерялась. Но только на секунду.

Встав на ноги, я делаю шаг к демону. Нужно действовать аккуратно.

Аббадон. Демон страха и ужаса. Посланник тьмы. И мой самый страшный враг. А я уж надеялась больше никогда его не увидеть.

— Давно не виделись, Элизабет. — демон вплотную подходит ко мне.

Меня окутывает запах серы вперемешку с запахом страха. Так пахнут высшие демоны.

— А ты все такая же. Красивая. Чистая. Невинная. — он растягивает слова словно змей и проводит большим пальцем мне по щеке. Я отшатываюсь от отвращения.

Повернувшись ко мне спиной, демон направляется к Елене.

— Не смей! — невидимые нити срываются с моих пальцев, прежде чем я успеваю об этом подумать.

Обвязав Аббадона за ногу, они словно змеи фиксируются на ней. Взмах руки, и демон лежит на земле.

Смех. Скрипучий и не приятный. Будто ножом водят по стеклу. Медленно поднявшись, Аббадон снова направляется ко мне. Страх Елены передается мне.

— Лиз, твои фокусы всегда меня веселили. Удивительно, как тебе доверили такое сокровище. — его зеленные глаза сверкали в полумраке. — Наше предложение все еще в силе. Почему бы тебе не присоединиться в наши ряды? Они заставляют тебя работать, а мы можем дать тебе свободу. Мы можем дать тебе не ограниченную силу. Твоя душа важна для нас. Поэтому присоединяйся к нам. Свобода. Власть. Сила, и вечное веселье. — демон раскрывает ладонь демонстрируя огонь. Позер.

— За много столетий ты так и не понял, что я никогда не перейду на вашу сторону. Говоришь, вы можете дать мне свободу. Что вы все вольны делать что хотите. А сам выполняешь сейчас чей-то приказ? Стал ручным псом? Ты смешон. Отпусти девушку, и разойдемся с миром. — прогоняю страх что передается мне от подопечной и беру себя в руки.

Они не запугают меня. Я не допущу, что бы с Еленой что-то случилось.

— Я выполняю только свои приказы, милая Элизабет. Мы здесь, что бы убить избранную, и изменить пророчество. — его тонкие губы расплываются в кривой улыбке.

— Убить? И что же, силу ее даже заполучить не хотите? Использовать ее для чего-то ужасного? Что, просто убить?

Аббадон смеется. Его смех режет уши. Второй демон все так же держал Елену. По ее щекам стекали слезы, а в карих глазах читалась мольба.

— Лиз, если она освоит силу и узнает о пророчестве, то мир демонов исчезнет. Нам не нужно это. Поэтому, мы просто избавимся от нее. Представляешь, что скажут твои дружки, когда узнают о ее смерти? Тебя ждет изгнание. А может… даже смерть. — его глаза горят безумным огнем. — Поэтому, я предлагаю тебе еще раз, присоединяйся.

— Нет. — невидимые нити сорвались с рук сметая демона державшего Елену. — Беги! — кричу теперь уже свободной Елене, пока Аббадон находится в замешательстве.

Девушка рванула к дороге, но демон оказался быстрее. Схватив ее за горло, он швырнул ее в стену. Ударившись головой, Елена потеряла сознание.

— Элизабет, не стоит играть со мной в такие игры. — Аббадон двигался так быстро, что я не успевала следить за его движениями.

Удар в живот. Я пошатнулась. Устояв на ногах, я заношу руку для удара, но демон ловко перехватывает ее. Удар локтем по лицу, и я теряю ориентацию. Во рту появляется металлический привкус крови.

Сплевываю кровь на асфальт и выпускаю нити, мне удается сбить демона с ног. Не теряя время, я прижимаю его к земле и, размахиваясь, бью по лицу. Из носа Аббадона течет черная кровь. Схватив за горло, противник отталкивает меня, и я, прокатившись по земле, отлетаю к стене.

Руки саднят от порезов, которые я получила от рассыпанного битого стекла на земле. Спина болит от удара об стену. Чертов демон! Сплевываю кровь на землю и поднимаюсь на ноги. Демон размеренным шагом приближается к своему сообщнику. Рядом с ними появляется еще один. Дамиан. Старый знакомый.

Он с победной улыбкой поднимает девушку за горло, и коротко кивает Аббадону.

— Прости Элизабет. Хотя нет, не так. Добро пожаловать в ад милая.

Прежде чем я понимаю, что он хочет сделать раздается крик подопечной.

На землю падает пару багровых капель. Аббадон улыбается. В его руке, сердце Елены. Он убил ее. Они убили Елену.

Глаза окутывает пелена слез. Кинув сердце девушки к моим ногам, он слизывает кровь со своей руки.

Он ее убил.

Дамиан небрежно кидает тело девушки на землю и подходит к приятелю.

Опустившись на колени, я все еще смотрю на эту ужасную картину. Безжизненное тело Елены лежало на холодной земле. Нет! Нет! Такого не может быть! Я не уберегла ее. Я не уберегла Елену.

Закрыв лицо руками, я стараюсь подавить слезы и тот гнев, что полыхал у меня в груди. Впервые после смерти я почувствовала, что такое гнев. Перед глазами как сказочный калейдоскоп пролетает вся жизнь Елены.

Ее первые шаги. Первые слова. Первый друг. Первая двойка. Первый поцелуй. Посиделки с мамой по субботам перед телевизором. Починка машины с отцом. Выбор платья на выпускной бал. Долгие ночные разговоры с подругой по телефону.

Вся жизнь.

Жизнь, которую отняли.

— Неловко вышло, не правда ли? — Аббадон притворно складывает руки на груди, и пытается изобразить раскаянье.

— Катись к черту! — схватив с земли большой осколок стекла, я втыкаю его ему в грудь.

Демон смеется.

— Милая, я уже давно с ним. — с этими словами все трое растворяются в ночи.

Упав на колени перед безжизненным телом Елены, я осторожно ложу ее голову к себе на колени. Дыра в груди кровоточит.

Я не уберегла ее. Я подвела всех.

Елена больше нет.

Она никогда не станет чьей-то женой, матерью. Она никогда больше не пойдет на свидание. Никогда больше не ощутит на своей коже лучи солнца, и капли весеннего дождя. Больше не будет посиделок с мамой по субботам, за просмотром новых фильмов. Она больше не подаст разводной ключ отцу в гараже. Елена больше никогда не наберет номер Стейси, и они не проговорят до самого рассвета по телефону.

Я гладила ее по волосам и плакала. Слезы скатывались по щекам, падая на голову девушки.

Моя бедная Елена. Прости меня.

Мое сердце тоже не билось. Казалось, что его тоже вырвали. Моя жизнь закончилась, вместе с жизнью Елены.

«Ты оказала мне услугу, и взамен я отплачу тебе тем же» — всплывает у меня в голове.

Несколько лет назад я спасла демона. Его звали Раймонд. Он попал в беду, и я прикрыла его.

Ангелы моего ранга не могут возвращать людей к жизни, а вот демоны могут. Такой, как Раймонд, сможет это сделать. И плевать, что всему есть своя цена! Цену Раймонда я уже знала. У демонов, всегда одна цена. Но другого выхода, у меня не было. Мне надо было вызвать собрата Аббадона.

Гнев дал мне силы подняться на ноги. В тот роковой день, он дал мне монету древнего мира. Раймонд уверял меня, что когда он мне понадобится, я могу подкинуть монету в воздух, и произнести его имя. Тогда он появиться.

— Явись, сукин ты сын! — подкидываю монету в воздух, и она пару раз переворачивается навесу.

Раскрываю руку, и древняя вещь опускается мне на ладонь. Холод пробегает по спине, и я чувствую колебания воздуха позади.

— Хочешь забрать должок Элизабет? — его голос спокоен.

— Вы убили мою подопечную! И я хочу, что бы ты ее вернул к жизни. — кричу я схватив его за ворот кожаной куртки.

— Лично я, не причастен к ее убийству.

— Это сделали твои люди! — боль сжигает меня изнутри.

— Это сделали фанатики. — он убирает мои руки и небрежно поправляет ворот куртки. — За все надо платить Лиз, мою цену ты знаешь. — он не улыбался.

Его лицо не выражает ни одной эмоции. Собран. Решителен. Он знает, что у меня нет выхода. Его серые глаза смотрят спокойно.

— Знаю. — шиплю сквозь зубы.

— И ты отдашь все, чем ты так дорожишь, взамен на ее жизни? Ты откажешься от крыльев и примкнешь к нам? Оставишь Эдем? Разве все это стоит жизни человеческой дочери? — на его губах появляется намек на улыбку.

— Стоит. Вы демоны просто играете людьми, они для вас игрушки. Ну, вы не знаете какие они на самом деле. Ты хоть раз видел, как плачет ребенок, который на своих глазах потерял мать? Ты хоть раз видел, как улыбается ребенок, которому осталось жить считанные дни? Видел, как они радуются стоя у алтаря, как горят их глаза и сердца от любви к друг другу? А как сияет женщина, которая ждет ребенка? — я плачу. Слезы стекают по щекам, оставляя за собой мокрые дорожки. — Видел как люди, которые воспитывали своих детей, любили, души в них ни чаяли, потом в старости стали им не нужны? Ты видел, сколько боли в их глазах? Сколько отчаянья? Ты видел, как обливается кровью их сердца? Ты видел все это?! — я кричу. Пропуская через себя боль и отчаянья, я кричу. — Нет, ты этого не видел. Вы только развлекаетесь с ними, убиваете, мучаете. А вы ведь даже не задумываетесь, что дома их ждут, переживают и волнуются! Вам это не важно, вам важно лишь веселье… Вы не знаете цену человеческой жизни. — я замолкаю. Вытираю слезы тыльной стороной руки, и решительно вздергиваю подбородок. — Я прошу тебя, верни ее к жизни, взамен я отдам свою душу. Взамен я поду с небес.

— Элизабет, у тебя настолько светлая душа, что портить ее большое преступление. Но уговор есть уговор. Я верну ее к жизни.

Глава 2. Демон

Прошли сутки с тех пор как я забрала долг у Раймонда. Сутки как Елена вернулась к жизни. Сутки как я стала демоном. Сутки как я пала.

Все эти сутки Елена не приходила в себя, а просто спала. Если бы не ее ровное дыхание, и подрагивающие ресницы, я бы решила, что она мертва. Ее бледная кожа и глубокие синяки под глазами, были свидетелями того, что девушке пришлось не сладко. Я отвезла ее к себе в квартиру. Хранители всегда видят сны своих подопечных, но сны Елены я больше не видела. Как и не слышала больше ее мыслей. Я ее больше не чувствовала. Наша связь, исчезла.

Подойдя к зеркалу, я осмотрела себя. Волосы остались такие же светлые, природный блеск не потеряли. Те же черты лица, та же ямочка на правой щеке при улыбке. Та же фигура. Все вроде бы осталось так же. Но вот глаза, из голубых они стали серыми, с металлических отблеском. А на левой руке на запястье появилась татуировка в виде перевернутой звезды в кругу. Я чувствовала, как по моим венам растекается огонь. Чувствовала, что придет время, и он захватит мой разум. Мое сердце затопит тьма, и я окончательно стану одной из них.

Я падший ангел, я демон.

Прикоснувшись к татуировке, я почувствовала под кожей шевеление. Тьма. Она приняла меня. Когда-нибудь наступит момент, когда она завладеет мной. И где тогда будет гарантия о том, что я не наврежу Елене? Что если я встану на сторону Аббадона и буду жаждать смерти девушки? Даже мысль о том, что я могу ей навредить, приводила меня в ужас и бросала в холодный пот.

На кровати зашевелилась Елена. Сев на кресло, стоявшее напротив кровати, я замерла в ожидание. Что ж, я заключила с демонами священный союз. И буду бороться с тьмой до последнего. Я буду сопротивляться столько, сколько смогу. А там… там уже посмотрим. Но в одном я была уверенна, я никому не позволю причинить ей вред. Даже самой себе.

— С Добрым утром. — все семнадцать лет я мечтала об этом моменте, я мечтала поговорить с ней.

Раньше это было строго под запретом. А сейчас… сейчас все по-другому. Я могу больше не прятаться в тени. Могу поговорить с ней. Все рассказать.

— Доброе. — сев девушка осмотрела комнату. — Где я? Я умерла?

— Нет, — улыбнувшись, встаю с кресла и подхожу к окну. За окном глубокий полдень. Прячу глаза, потому что не хочу, что бы она увидела в них глубокое отчаянье. — Ты не умерла.

— Ты Элизабет, верно? Ты защищала меня там, в переулке. Кто были те парни? И о чем они говорили? Что там вообще происходило? Мне казалось, я умерла…

Я знала, что этот день, когда-нибудь, наступит. И мне придется все рассказать Елене, кто она и что ей предназначено. Но я думала, этот момент предстоит еще не скоро, и у меня будет время подготовиться. Но время суровый учитель, поблажек никогда не делает. Время пришло.

— Слишком много вопросов за раз. Я отвечу на них, только не сразу. Разговор будет долгий, поэтому… хочешь чаю?

Ставлю поднос с чаем на столик возле кровати, и протягиваю кружку Елене. Та сделав не большой глоток с вниманием осмотрела меня. Мне казалось, что она видит, что я демон. Неужели я так плохо выгляжу? Рогов с хвостом вроде не обнаружила… Под ее взглядом становится неудобно, и я нервно ерзаю на кресле.

— Мне кажется, я тебя раньше встречала.

Елена, темные длинной до пояса волосы рассыпались по ее хрупким плечам. Большие карие глаза смотрят на меня с тревогой, пухленькие губы и не большой носик. Маленький шрам над правой бровью. Она получила его когда, упала в детстве с велосипеда. Но даже он не портил ее внешность. Не высокий рост. Маленькая и хрупкая. Я очень любила ее и гордилась ею, но смотря теперь на нее, перед глазами всплывает картина ее убийства. Вырванное сердце у моих ног.

Если бы я присматривала за ней лучше, этого бы не случилось. У нее все еще была бы ее нормальная жизнь. А сейчас ее жизнь может рухнуть.

— Почему ты защищала меня?

— Ты видела меня много раз, во снах, и чувствовала рядом с собой. Потому что я — твой ангел — хранитель. — опускаю тему про мое падение и переход на другую сторону на потом, не зачем сильно нагружать ее. — Я с самого рождения была рядом. Оберегала и хранила тебя. — осторожно начинаю я.

— Ангел-хранитель? Шутишь? Они хорошо тебя приложили.- Елена осматривает меня с ног до головы на предмет повреждений. — А как же нимб и крылья? — она не громка смеется. Ее настроением заражаюсь я и тоже улыбаюсь. Да, звучит как бред.

— У людей примитивное представление об ангелах. У нас нет крыльев, они есть только у Высших ангелов и у Архангелов. Мы не обладаем большой силой, и ходим в современной одежде. А еще мы не живем на небесах. Мы живем рядом с вами и присматриваем за вами. — вдаваться в правила Эдема и полной жизни ангелов я пока не стала.

Будем выдавать информацию по крохам. Ей нужно привыкнуть к этой мысли.

— Скажи мне, что я все еще сплю.

— К сожалению не спишь.

— Кто были те парни? Почему они называли меня избранной?

— Демоны. Есть пророчество, что демоны попытаются уничтожить мир людей, устроить своего рода Апокалипсис, но появится избранная и…

— Уничтожит мир демонов? — продолжила за меня Елена. — Они говорили это в переулке. Вы входите в какой-то клуб по ролевым играм? Или вы религиозные фанатики?

— Все это правда. И к сожалению жестокая реальность. Тебе же снились сны. Помнишь? О демонах и ангелах. Ты чувствовала с самого рождения присутствие потусторонних сил. Разве не так? В глубине души ты знаешь, что все это правда. И ты видела магию, там в переулке.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 324
печатная A5
от 363