электронная
252
печатная A5
377
18+
Путь воспитания, или Тайны маленького сердца

Бесплатный фрагмент - Путь воспитания, или Тайны маленького сердца

Книга для родителей

Объем:
148 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5872-0
электронная
от 252
печатная A5
от 377

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается Ангелине, Арсению, всем детям и их родителям.

Введение

Предлагаемая книга — первая в серии книг, в которых рассматривается воспитание детей с помощью системно-векторной психологии Юрия Бурлана. В книге даются различные типологии характеров детей, типологии характеров матерей, предлагаются конкретные рекомендации родителям.

Книга будет интересна родителям, специалистам, работающим с детьми разного возраста, педагогам, психологам, открытым для нового знания.


Предлагаемый текст — философское, педагогическое, культурное осмысление периода детства в разрезе нового направления — системно-векторной психологии. Не претендуя на окончательные и исчерпывающие ответы на вопросы, что такое детство и чем оно является для человека, мы пытаемся приблизиться к этому феномену и приблизить этот феномен к нам.

Книга «Путь воспитания или тайны маленького сердца» написана на пересечении разных стилей: монографии, самонаблюдения, философского трактата и путевых заметок. Смешение стилей вовсе не говорит о смешении мыслей и понятий, ибо преобразуя человеческие рассуждения в стили, мы пытаемся интегрировать новые знания о Человеке в наши человеческие будни.

Чем было вызвано мое желание написать эту книгу? Ответ довольно-таки прост. Некоторое время назад я открыла для себя системно-векторную психологию Юрия Бурлана. Произошло это не случайно, ибо, как мы знаем, случайность есть лишь частный случай закономерности в цепочке событий. Уже давно я задавалась вопросами, которые толкали меня на поиск ответов в разных источниках человеческой сакральной мысли. А ум выстраивал различные теории. Я отчаялась понять, зачем я живу на этой земле. Послушав однажды вводные лекции по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, я поняла, что услышала простые ответы на многие мои, как мне казалось, сложные вопросы. Я поняла, что нашла свой «источник».

Вся моя жизнь связана с детством, т.е. с детьми, их воспитанием, обучением, развитием и, конечно, с изучением детства. Получив новые знания, выстроив новую систему мышления на тренингах по системно-векторной психологии, передо мной естественным образом возникла проблема: как донести полученные знания современным родителям, которые, так же как и я в свое время, идут вслепую по трудным дорогам воспитания. Как мотивировать родителей к познанию своих детей?

Чтобы что-то понять, необходимо сравнить. Чтобы что-то сравнивать, нужно уметь отличать или дифференцировать отличительные признаки, определять сходства и различия. Мы учились это делать, когда наблюдали за явлениями природы, растениями и животными. Но мы не умеем с этим справляться или справляемся плохо, когда взаимодействуем с собственными детьми.

Современная педагогика провозгласила индивидуальный подход и личностно-ориентированное обучение, т.е. обучение, которое необходимо выстраивать исходя из индивидуальных и личностных особенностей ребенка. К сожалению, на сегодняшний день ни психология, ни педагогика не могут предложить четкие и обоснованные классификации или типологии, которые дадут КАЖДОМУ родителю или педагогу «ключ» к сердцу, уму и душе ребенка и позволят нам — взрослым создать условия и среду для развития личности ребенка, для раскрытия в будущем веера возможностей наших детей.

Над этой проблемой бьются педагоги и психологи, пытаясь определить сходства и различия, предлагая психотипы и типологии, изобретая все новые методики и технологии. И надо отдать должное самоотверженности отечественных и зарубежных ученых, которые пытаются найти ответы на сложные вопросы простого детского счастья в океане жизни, пытаются сохранить и поддержать малые искры детской радости, чтобы они вспыхнули от предвкушения успеха, предчувствия познания, ощущения себя маленькой частичкой большого мира, в котором мы все являемся его частью.

Эта книга написана для тех, у кого есть дети, и у кого они обязательно будут, для тех, кто учит и воспитывает детей, у кого во дворе они гоняют мяч, кто каждый день слышит их звонкие голоса. Этак книга написана для того, чтобы все мы могли понимать наших детей, их слышать и слушать, не только смотреть на них, но и их видеть, а самое главное, чтоб мы могли создать условия «вызревания» маленького сморщенного бутона детской души в великолепное, сияющее красками соцветие души Человека.

Так что же делать? Как найти ключи к детской душе? Как раскрыть тайны маленького сердца? На помощь нам приходит системно-векторная психология, которая показывает, как взаимодействовать с детьми, имеющими определенный набор векторов, как распознать вектора в своем ребенке, как быть счастливыми родителями, чтобы наши дети выросли здоровыми и успешными.

В этой книге впервые сделана попытка осмысления нового направления в науке о человеке — системно-векторной психологии Юрия Бурлана в разрезе детской жизни и детского развития. В книге использованы и адаптированы оригинальные материалы многочисленных учеников Ю. Бурлана, опубликованные на сайте www.yburlan.ru, некоторые главы книги основаны на материалах тренинга по системно-векторной психологии Ю. Бурлана.

Как автор, выражаю благодарность Очировой Оюне за помощь и консультации по написанию книги, коллегам, с которыми происходило обсуждение идей, высказанных в книге, Фоменко Виктории за интенсивную работу над ключевиками векторов, за обсуждение многих моментов в книге. А также всем, кто принял непосредственное участие в сборе материала: Берлизовой Д., Гуриной Е., Кононовой Е., Гуриной Т., Лебедь А.

Особая благодарность Бухановой Екатерине за предоставленную возможность использовать материалы наблюдений за дочерью Ангелиной.

Автор готов принять критические замечания от всех читателей, открыт к обсуждению и дискуссиям. В связи с чем, автор не претендует на конечность и исключительность подходов, высказанных в книге, т.к. цель этой книги, скорее, состоит в том, чтобы привлечь уважаемого читателя к поискам ключиков к тайнам маленьких детских сердец.

Желаю Вам, чтобы эта книга дала Вам пищу для размышлений и собственных гипотез.

С пожеланиями успехов, Виневская А. В. annvinevskaya@hotmail.com

О чем молчит педагогика. Познакомимся. Наши дети

Современная педагогика говорит нам, что воспитание — это всегда взаимодействие с ребенком и определенное воздействие на него. Мы стремимся сформировать характер нашего ребенка, привить качества, необходимые для жизни в современном обществе. Мы воспитываем своих детей чаще всего по своему образу и подобию, исходя из собственного опыта, представлений, опыта собственных родителей. При этом каждый родитель хочет, чтобы дети росли здоровыми, счастливыми и успешными. Говоря о счастье и успехе, каждый из нас вкладывает в эти понятия свое представление. Для кого-то счастье — это «дом — полная чаша», дети, большая дружная семья, которая собирается на праздники за столом, накрытом белой скатертью, а для кого-то счастье — это крупный счет в банке, престижная машина, продвижение по карьерной лестнице.

В своей жизни мы постоянно сталкиваемся с разными людьми. И хотя мы и понимаем, что все люди разные, но очень часто мы об этом забываем, когда занимаемся воспитанием собственных детей, когда пытаемся сделать из ребенка подобие себя, вылепить из него свою мечту. А в результате, наш ребенок не способен стать тем, кем он мог бы быть, а потому страдает, упрекая своих родителей, в том, что плохо его воспитали, недосмотрели, недоглядели…

Итак, познакомимся. Это Анечка, Андрюша, Илюша, Вика. Они такие забавные и веселые. Они так не похожи друг на друга. Как их понять? Как их воспитывать? С чего начать? Как создать им условия для развития всех потенциальных возможностей?

Вслушайтесь, посмотрите на них. В своем возрасте они уже такие смышленые!

Познакомьтесь — это Аня. Ей 5 лет (Наблюдения сестры Лебедь А.).

Анечка сидела за столом и кушала, а потом горько вздохнула:

— Эх, папа, папа!

Ее бабушка спросила:

— Что случилось?

— Ну, я же соскучилась! (В этот момент ее папа был в командировке).


Поздно ночью мы возвращались домой. Сначала ехали по ровной дороге, а потом съехали с асфальта. И сонная Аня спросила:

— Папа, а почему не по дороге едешь?


Я гуляла с Аней на поляне. Мы собирали букет для бабушки. Когда мы собрали большой букет, девочка сказала:

— Вот, когда бабушка увидит этот букет, она будет горько плакать.

Я спросила:

— Почему же она будет горько плакать?

— Ну не знаю, — ответила девочка. — Вот это я сказанула!


Первый выезд на море в этом году и первая фраза молчащей Ани была:

— Ого! Какая большая речка!


Пришла из садика.

— Мама, ты представляешь, Паша меня поцеловал, а Дима теперь ревнует. Вот, и что мне с ними делать?


Когда Аня родилась, то не любила соски. Вместо соски была пустая бутылочка. С ней Аня спала и гуляла. Памперсы категорически не воспринимала, соглашалась одевать памперсы только когда собирались гулять и ей об этом говорили. Ползать начинала «гусеничкой», а потом сразу же пошла.


Познакомимся с Андрюшей, ему 4 года (Наблюдения Гуриной Е.)

Разговор с мамой.

— Чем вы занимаетесь с воспитательницей?

— Я грущу, — отвечает мальчик.


Разговор с мамой.

— Андрюша, убери за собой.

— Я не буду, я очень неливый, отвечает Андрюша.


За обедом: «Я не буду вашу пакусту!»


Ругается с братом: «Сам ты, караптуз!»


Бежит, радостный, к папе и кричит: «Чуйболл, чуйболл!»


Разговор с бабушкой:

— Вот, когда вырастешь, пойдешь работать, — говорит бабушка.

— Не хочется расти… — со вздохом — Но придется!


Смотрит в окно и считает вслух:

— Много кОтов и пЕсов.


Разговор с воспитателем.

— Один жеребенок, а много….?

— Жеребенков, — отвечает мальчик.


А это Илья, ему 6 лет. (Наблюдения Гуриной Т.).

Пришел из детского сада и хвастается папе:

— У меня в саду есть Друганоид!


Просит маму:

— Прочитай мне сказку про Дерьмовочку!


Разговаривает с бабушкой:

— Когда ты получишь зарплату, ты купишь мне пузатую колбасу?


Дети играют в группе, воспитательница говорит:

— Илюша, ты прям заводила!

А мальчик ей отвечает (оглядываясь вокруг):

— Я никого не заводил!


Воспитательница прочитала сказку и задает вопросы:

— Кто укусил Ивана?

— Щука, — отвечает мальчик.

— Нет, подумай лучше.

— Значит щук.


Разговор с бабушкой по пути домой:

— Мы купим мороженое в кошельке?


Играет магнитофон с детскими песнями. Илья требует:

— Поставьте шапку! Шапку!

После длительных разъяснений оказывается, что это песня о красной шапочке.


Познакомьтесь, это Вика, ей 6 лет. (Записано со слов Берлизовой Д.).

— Вика, представь, что мы плывем по Черному морю!

Ой, я не хочу по Черному морю, я буду грязная!


— Вика, почему ты так согнулась?

— Я старушка.

— А куда ты идешь, старушка?

— На пенсию.


— Вика, что такое булыжник?

— Тот, кто будет лыжником!

— Вика, что это такое (показываю на свитер)?

— Подшубник.


Викуля, как называется это дикое животное (показываю на картинку, на которой изображена гиена)?

— Гигиена.


Утром мы гостей встречаем, а вечером….

— Ухожаем.


Мы с Викой называли картинки, в которых присутствует звук [р]: репа, скворец, дворец. Я решила поинтересоваться у Вики, что же означает слово «дворец»:

— Вика, а ты знаешь, что такое дворец?

— Это дом, в котором живут непростые люди.

— А какие это люди?

— Бомжи.


Мы с Викой рассматривали картинки на тему «Ягоды». Но вдруг она замолчала при виде картинки с изображением смородины. Нахмурив брови, она с недоумением сказала: «Смалина?»


Я решила расширить глагольный словарь Вики, показывала ей картинки и задавала вопрос: «Что делает персонаж, который нарисован на картинке?»

Занятие происходило так:

— Как подает голос собака?

— Гав, гав.

— Значит что она делает?

— Лает.

— Как подает голос овца?

— Бе-бе.

— Значит что она делает?

— Брешет!


Диалог с Викой:

— Вот, те, что водят машину называются водители. А те, кто их останавливает?

— ГАИтели.


Ребенок спрашивает:

— Это какой цветок?

— Незабудка, — отвечаю.

— А где же тогда забывалка?


— Кем ты мечтаешь стать?

— Принцессой.

А кто же будет твоим принцем?

— Не знаю, об это надо серьезно подумать.


А вот Олег, Настя и Ксюша. Им уже по 6 лет (Записано Кононовой Е.)

Олег бегал по двору детского сада и долго не мог успокоиться. Воспитатель говорит мальчику:

— Олег, какой ты неугомонный!

— Я — гомонный, — отвечает мальчик.


Насте сказали надеть лосины. Она легла на пол, стала петь песни и кричать, что этого делать не будет. Зашел в комнату Настин папа и от удивления спросил:

— Девочка, ты кто? Я таких не знаю!

— Я — неизвестный науке зверь, — ответила девочка.


Ксюша, а ты мне кто? — спрашивает родственница девочку. — Вот, я тебе — тетя.

— А я тебе тоже тетя? — отвечает Ксюша.

— Нет. Ты мне племянница.

— Фу! Не хочу быть твоим пельменем!


Ксюша обула мамины туфли на каблуках:

— Так ходить могут только настоящие женщины! Отлично выглядеть надо всегда!


Настя, придя в гости к бабушке, стала рассказывать, как она упала, и показывать на рану, говоря:

— Это — шкряболка.

— Почему шкряболка? — спрашивает бабушка.

— Я же пошкоряболась, значит и шкряболка!


Дети говорят, бегают, играют, общаются, едят, спят, улыбаются, шалят, грустят, разговаривают, громко разговаривают, кричат, даже думают, поют, плачут, хохочут, ходят в садик, не ходят в садик, хотят дружить, ссорятся, мирятся, дружат, режут ножницами бумагу, играют во что-нибудь… Они живут в нашем мире. Они живут вместе с нами. Они живут среди нас. Наконец они вырастают. А мы? Можем ли мы сказать, что им комфортно и безопасно в нашем мире? Сможем ли мы дать им именно то, что им нужно, а не то, что нужно нам? Каких знаний не хватает нам, современным родителям, и о чем молчит педагогика? Давайте попробуем разобраться.

Попробуем разобраться…
или просто о неизвестном

Кстати, по мнению некоторых антропологов, разные типы темперамента и, соответственно, характера пришли к нам из далекого человеческого прошлого. Первобытное племя нуждалось в активных вожаках, агрессивных охотниках, доброжелательных миролюбцах, спокойных пытливых умах. Каждый из этих характеров, необходимый для выживания племени, отрабатывался и закреплялся в поколениях

Гиппенрейтер Ю.

Мир изменился. А вместе с меняющимся миром сегодня требует пересмотра многое из того, что казалось известным в 20веке. Например, уже выглядит устоявшимся понимание, что собой представляет человек, что движет его поведением, как формируются мотивы, наконец, понимание того, как сделать человека счастливым.

Философия, психология, педагогика и другие науки, изучающие бытие, сознание, мышление, окружение человека предрекали окончательную победу над темной животной непознанной сущностью и обещали раскрытие смысла человеческой жизни.

Но все накопленное человечеством знание оказалось лишь «линией горизонта» науки — все, что выглядело близким, было лишь нашим домысливанием существующего порядка во вселенной. Сознание развернуло человеческое действие, чтобы предъявить человека самому себе, очередной раз, показать ему, что существуют животные потребности — есть, пить, дышать, спать, поддерживать постоянную температуру тела. В то же время, есть нечто новое — желания, которые выходят за рамки животных потребностей и не соизмеряются с ними. Многие попытки самопредъявления человека самому себе и социуму, основанные на традиционном изучении себя и мира через разобщение и разъединение целого знания на направления науки, не оправдали возложенные на них надежды.

Таким образом, наука подошла к той черте, когда полученные знания могут только частично объяснить явления, происходящие в мире, и не могут вооружить современного человека, с его все возрастающими желаниями, теми методиками, которые позволяют успешно и счастливо жить в современном мире. Вместе с тем, эволюционно в обществе создалась ситуация, в рамках которой необходимо создание нового подхода к изучению мира и человека как части этого мира, в связи с чем, возникновение системно-векторной психологии — это естественный, закономерный, эволюционно предопределенный процесс развития современного научного знания.

Это новое знание, которое возникло на стыке 20 и 21 века, разрабатывается Ю. Бурланом и целой плеядой его учеников. В силу того, что цель данной книги попытка рассмотрения периода детства через призму новых знаний о человеке, поэтому мы поставили задачу исключительно обзорно отметить те работы, которые являются фундаментальными и, соответственно, служат основой для нового знания.

Основой системно-векторной психологии (СПВ) служит ряд работ известных отечественных и зарубежных ученых, а также современные подходы в науке, которые и обусловили появление системно-векторной психологии в современном научном поле. И хотя мы не ставим перед собой задачу абсолютного исследования всех предыдущих научных исторических периодов, тем не менее, мы совершим некоторый экскурс к гениальным ученым, работы которых стали предшественниками нового направления в психологии и науке о человеке.

Предтечей СВП (системно-векторной психологии) стала работа З. Фрейда «Характер и анальная эротика» где впервые автор делает предположение о связи между характером и особенностями поведения человека, которые начинают проявляться в детском возрасте. Как писал З. Фрейд, обращает на себя внимание ряд «особенностей, связанных с одной из функций, со средой заведующих этой функцией органов» [21]. Выявляется взаимосвязь и взаимозависимость между характером и особенностями функционирования упомянутых органов. И далее: «Люди, которых я хотел бы описать, выделяются тем, что в их характере обнаруживается, как правило, присутствие следующих трех черт: они очень аккуратны, бережливы и упрямы. Каждое из этих выражений, в сущности говоря, уже само по себе относится к целому ряду или небольшой группе черточек характера, стоящих в тесном отношении друг к другу» [21]. И еще: «Аккуратность обозначает здесь не только физическую чистоплотность, но также и добросовестность в исполнении иного рода мелких обязательств: на людей „аккуратных“ в этом смысле можно положиться; противоположные в этом отношении черты: беспорядочность, небрежность. Бережливость может доходить до размеров скупости; упрямство иногда переходит в упорство, к которому легко присоединяется наклонность к гневу и мстительность. Последние два свойства — бережливость и упрямство — связаны друг с другом теснее, чем с первым, с аккуратностью, да и во всем комплексе они представляют более постоянную составную часть; мне кажется несомненным, что все эти три свойства связаны между собой, что они каким то образом составляют одно целое» [21]. Это наблюдение, которое переросло впоследствии в великую догадку, положило начало систематизации знаний в направлении связи характера человека, его тела, его судьбы. Как понять слова Фрейда? Фактически, Фрейд предполагает, что характер человека определяется не только воспитанием, а завязан на качествах, уже заданных природой. Таким образом, З. Фрейд рассмотрел особенности характера, который он связал с особенностями анальной зоны и впоследствии поставил вопрос о необходимости изучения видов характера, связанных с другими влиятельными и значимыми зонами тела человека.


Таким образом, уже в начале 20в. исследователи психики и психического в человеке попытались сделать предположения о связях между типами характеров и наиболее восприимчивыми частями тела человека (эрогенными зонами). Все эти предположения говорят о том, что на стыке определенной совокупности знаний о различных проявлениях человеческого естества появляются новые идеи, объединяющие целые группы людей. Эти объединяющие знания не появляются ниоткуда. Генерация и появление общих идей говорит лишь о том, что мысли человека, проявленные его сознанием, результат совместной попытки прорыва к новому знанию. И эта попытка прорыва происходит в разных местах одновременно. На этих примерах мы убеждаемся, что несколько ученых работают в одном и том же направлении, замечают одну и ту же закономерность, — все это говорит о закономерности тех процессов, которые происходят в познании нового, о том, что сформирована коллективная потребность в новом знании, в новых обобщениях и понимании происходящего. Что есть нечто большее и непознанное, о чем мы можем только предполагать и о чем сделал гениальную догадку К. Юнг.

Концепция К. Юнга о коллективном бессознательном, представленном в архетипах, является базовой основой системно-векторной психологии. Юнг писал, что нами, нашими желаниями движут архетипы, которые заложены в коллективном бессознательном. Скрытые механизмы, управляющие нами непознаны, хотя именно это скрытое содержит в себе весь накопленный человечеством эволюционный опыт (и не только его). Это скрытое «нечто», представляющееся Юнгу, как коллективное бессознательное, существует вне зависимости от прихода и ухода людей (их рождения и смерти), и, вместе с тем, каждое поколение живого или отдельный человек вносят вклад в развитие этого «нечто». Системно-векторная психология, опираясь на коллективное бессознательное К. Юнга, предполагает, что это «нечто» связывает все живое и неживое, проявляясь в живом, «прорастая» в нем, создает единое целое. И вклад каждого человека, любого неживого, растительного или животного организма оставляет навсегда свой отпечаток, свой след в общем психическом [22].

Нельзя не отметить исследования С. Шпильрейн. В своих немногочисленных работах автор провела параллель либидо-мартидо, разрушение-становление, жизнь-смерть. «Для осуществления жизни требуется смерть», — отметила в работе «Деструкция как причина становления» С. Шпильрейн. Что же автор имеет в виду, даря миру эти гениальные строки? Предполагается, что наряду с желанием жить мы обладаем и желанием умереть. Эти два желания находятся в постоянном натяжении между собой, которое порождает развитие культуры и общества. В натяжении жизни и смерти, на острие между этими противоположностями выстраивается «коридор» цивилизации, в попытке сохранить равновесие между бесконечным всезахватывающим желанием быть всегда — навсегда остаться в вечности и всепоглощающим стремлением к полному покою. Концепция С. Шпильрейн о противостоянии двух сил воплотилась в идее системно-векторной психологии о единстве и противостоянии двух сил, — жизни и смерти, порождающих коллективное стремление группы к сохранению своей целостности, натяжении контрарных векторов, также ведущих в конечном итоге к сохранению целостности группы и развитию самой группы [23].

Знаковыми можно назвать работы отечественного психолога В. Ганзена. В своем исследовании «Восприятие целостных объектов» в главе «Соотношение и взаимодействие уровней отражения» автор отмечает, что тесная связь восприятия, ощущения и мышления была замечена многими исследователями человеческой души. «Ощущение рассматривается как предельный случай восприятия, а актуальное образное мышление при наличии объекта в поле восприятия также может рассматриваться как другой предельный случай. Еще Леонардо да Винчи говорил о „суждении глаза“, Клей назвал свою книгу „Думающий глаз“, Р. Грегори в книге „Глаз и мозг“ высказывает мысль о том, что восприятие и мышление не существуют независимо друг от друга» [3].

Кроме того, В. Ганзен показал в своей работе, «Системные описания в психологии», что для отображения любой наблюдаемой реальности необходимо системное описание объекта: «системный подход позволяет усматривать пробелы в знаниях о данном объекте, обнаруживать их неполноту, определять задачи научных исследований» [2,c.3]. Итогом разработок В. Ганзена можно считать положение о том, что любая реальность наблюдаемого мира отображается пространственными, временными, энергетическими и информационными характеристиками. Для описания любого объекта самой различной природы необходимы и достаточны четыре характеристики этого объекта, которые названы квартелями. Квартель — это часть единого целого-квадрата — пространство, время, информация и энергия [2, с.44]. Пространство — внутреннее, внешнее; время — прошлое, будущее; информация — дискретная, непрерывная; энергия — потенциальная, кинетическая [2].

В. Толкачев в конце 20в. опираясь на работы предшествующих ученых — психологов дал описания восьми типов характера (конечно, до этого в классической психологии уже описывались различные типологии в тесте восьми влечений Сонди, основанный на выборе портретного сходства; позже отечественный психолог Собчик Л. Н. модифицировала этот тест. Но эти описания не имеют отношения к дифференциации в системно-векторной психологии). В. Толкачев подошел к описанию типологий характера системно. Он дополнил матрицу В. Ганзена, введя в нее направления исследуемых параметров — время, пространство, информация и энергия. В своей монографии «Роскошь системного мышления» В. Толкачев определил, что существует системная связь между квартелями, эрогенными зонами человека и чертами его характера. Также было введено понятие «вектор» как совокупность психологических и физиологических качеств (характер, привычки, здоровье и др.), связанных с одним из чувствительных отверстий на теле человека [20]. Вектор — это составная часть мозаики характера человека и совокупности его проявлений в паре, группе, социуме.

В дальнейшем, Ю. Бурлан, многократно развил и дополнил начинания В. Толкачева. В новых исследованиях и обобщениях для определения системных измерений был использован системно-синергетический подход. Это позволило обобщить накопленные знания наметить пути для дальнейшего изучения природы человека и осознания им своей роли в развитии мироздания.

Можно сказать, что все пустоты были заполнены. Была выстроена стройная концепция существующих связей:

— от большого — к малому,

— от простого — к сложному в системах взаимосвязей и взаимодействий:

— организм — группа — среда;

— желание — мысль — намерение — действие;

— коллективное бессознательное — личное бессознательное — сознание, закрученное, как спираль молекулы ДНК и разрезающее пространство-время информационно-энергетическим витком в узком коридоре эволюционных преобразований.

В последнее время в науке имеется тенденция к интеграции, т.е. к исследованиям различных структур и процессов целостно. Не составляют исключение и науки о человеке, обществе, процессах, в них происходящих.


Каждый человек рождается с определенным, неизменным набором векторов. Формирование тела человека происходит в зависимости от того сочетания векторов, которое задано ему изначально. Человек, будучи био-социальным существом (находясь в постоянной зависимости от условий природной окружающей среды и давления социума), соотносится с обществом как часть и целое, частное и общее, несет в себе определенный векторальный набор. Совокупность векторов в группе образуют единую целостную структуру, необходимую для выживания всей группы.

Векторальный набор каждого человека определяет набор желаний, мысли, как инструмент для реализации добавочных желаний (бессознательное стремление к реализации), а уровень развития заданных векторов определяет способы реализации в обществе или в группе. Искусственно навязанные цели и чужие желания, не характерные для внутреннего содержания человека, выражающиеся набором векторов ведут к противоречиям и деструкции, что проявляется в негативных сценария судьбы в социуме, т.е. в среде обитания и внутренних негативных психических состояниях, конфликтности, ощущением своей ненужности, отчужденности во внутренних состояниях.

Итак, целое — группа обеспечивает своей целостностью выживание каждого в отдельности индивида, а каждый человек, реализуя себя в зависимости от природного заданного набора векторов создает условия для выживания целой группы.

Таким образом, внешнее влияние должно быть согласовано с внутренними свойствами системы. Эту позицию подтверждает и следующее положение системно-векторной психологии о том, что существует разделение на мир снаружи и мир внутри — внешнее и внутренее. Например, бессознательные желания тесно связаны с сознанием и мышлением, создающим мысли о том, как эти желания реализовать (формируют действия человека), т.е. соотношение внутреннего и внешнего, реализация себя в видовой роди внутри группы или по отношению к ней.

Кроме того, человек реализует себя «снаружи», т.е. в социуме — на ландшафте, в то же время, накапливая положительные изменения в виде удовлетворения своих желаний «внутри», т.е в психическом. Отношения с другими людьми, выстраиваются как взаимодействие либо «внутри» — как с членами референтной группы, либо «снаружи» — как с чужими, враждебными силами. Видовые роли, которые проигрывают мужчины и женщины также реализуются в зависимости от того, где эти роли проигрываются — «внутри» или «снаружи». В соответствии с положениями СВП «снаружи пещеры», т.е на ландшафте видовые роли реализуются как действия на войне.


Например,

уретральный вектор — вождь;

кожный — охотник — алиментатор, командир;

мышечный — воин;

анальный — хранитель дома, женщин и детей, очага. «Внутри пещеры» уретральный вектор реализует себя как человек, стремящийся обеспечить различные потребности членов группы, кожный — сохраняет запасы, анальный — учитель, собирающий, накапливающий, передающий знания, мышечный — строитель. Человек, находящийся в состоянии войны или мира будет реализовывать ту программу, в соответствии с которой настроен его вектор, т.е. будет взаимодействовать с людьми и с миром как бы внутри или снаружи «пещеры». Например, человек с анальным вектором в состоянии мира посвятит свою деятельность обучению детей, сбору и накоплению знаний.


Дадим основные позиции системно-векторной психологии в простом изложении. Человек никогда не жил один, даже на заре развития человечества особи выживали в стае. В стае происходило распределение ролей в соответствии с набором свойств, заложенных природой. Такое распределение соответствовало природной необходимости сохранения себя и своей стаи в целостности. В зависимости от потребностей стаи (группы) в носителях определенных качеств на постоянно меняющемся ландшафте видовые роли изменялись, адаптируясь к условиям, т.е. бессознательное «перестраивалось» таким образом, что необходимое качество проецировалось в его носителях.

Например, если в первобытной стае был необходим человек, обладающий способностью распознавать ядовитую и несъедобную пищу, то таким человеком становился тот, кто обладал самым тонким вкусом, в системно-векторной психологии так называется оральная эрогенная зона, которую формирует оральный вектор. Роль распознавателя несъедобной пищи была изначально задана природой и выполнялась потому, что вызывало в носителе вектора определенные желания. Такой человек стремился к получению удовольствия от исследования разных видов пищи, изучения разнообразия вкусов. К этому подталкивали его желания, воспроизводимые человеком в стремлении к их реализации и в действиях. Если в стае возникала необходимость в человеке, который мог вслушиваться в тишину ночи, чтобы обезопасить сон всей стаи от врагов и хищников, то природа «порождала» такие свойства человека, которые позволяли ему различать звуки, слышать такие звуки, которые другие люди ни услышать, ни определить не могут. Такие качества и свойства обеспечиваются только тонко устроенной звуковой эрогенной зоной, которую формирует звуковой вектор.

Также соотносится между собой, например, умение распознавать оттенки цветов и зрительный вектор, особое умение создавать особый климат в группе и обонятельный вектор, умение строить, воевать и мышечный вектор, умение собирать знания, учить и анальный вектор, умение управлять, экономить, сохранять найденное и кожный вектор, особое умение (понятие «умение» здесь не совсем кстати, но другого нет) вести за собой и уретральный вектор. Таким образом, происходило разделение обязанностей в группе, врожденных видовых ролей, на усложняющемся ландшафте, которые позволяли выжить всему виду.

Развитие группы, сообщества, а потом и цивилизации началось тогда, когда человек стал обеспечивать свои добавочные желания. Основные желания — есть, пить, дышать, спать, сохранять постоянную температуру тела обеспечивает инстинкт. Наши добавочные желания обеспечиваются разумом. Все мыслеформы возникают только как обеспечение добавочных желаний. Нам уже достоверно известно, что человек с трудом определяет свои истинные желания, т.к. он взаимодействует со средой, которая дает их ошибочное определение.

Каждый вектор проходит свой путь развития — от архетипичного до развитого состояния, например:

— кожный вектор — от вора и мошенника развивается в полную свою противоположность — инженера и законника;

— анальный вектор — от нерешительного, неспособного сделать хоть какой-то выбор маменькиного сыночка — до воспитателя, который отдает сердце и душу детям;

— мышечный вектор — от убийцы до строителя;

— уретральный вектор — от бросающего войско на поле битвы труса, предводителя преступной группировки — до любимого всеми полководца;

— зрительный вектор — от преследуемого собственными страхами человека — до сострадательного и плачущего сердцем;

— звуковой вектор — от погруженного в себя аутиста до гениального ученого, мыслителя, философа, виртуозно владеющего словом;

— обонятельный вектор — от серийного убийцы и маньяка, интригана, который стремится выжить, во что бы то ни стало — до гениального стратега, интуитивно чувствующего опасность;

— оральный вектор — от болтуна, оговаривающего всех и вся, лгуна — до великого оратора.

Что такое архетипичное состояние вектора? Вспомним К. Юнга и дадим ответ, что это такое состояние, которое возникало в первобытной стае. В современном мире это состояние появляется из-за неадаптированности к современному ландшафту, в результате чего свойства не развиваются до необходимого уровня, востребованного средой. В результате дезадаптации в среде у человека проявляются архетипические (первобытные) свойства, и человек проявляет себя как неразвитый, в соответствии со своими неразвитыми свойствами, которые заданы изначально.

Далее, чтобы расширить представление читателя о векторах, дадим краткое описание каждого вектора, как примерный ориентир, который проявляется в поведении, прежде всего, в детском возрасте и который можно определить через наблюдаемые поведенческие характеристики и свойства.


Из словаря системно-векторной психологии (заимствовано с сайта www.yburlan.ru):

Архетип — метафизическая задача вектора.

Архетипичное состояние вектора — такое же, как в первобытной стае, не адаптированное к реалиям современного мира, векторальные свойства не развиты до актуального уровня.

Архетипичный человек — человек неразвитый, ведущий себя в соответствии со своими неразвитыми, не сублимированными векторальными свойствами.

Вектор — совокупность врождённых свойств, желаний, способностей, определяющих мышление человека, его ценности и способ движения по жизни. Каждому вектору соответствует особо чувствительный канал вывода либо получения информации, в системно-векторном психоанализе он назван эрогенной зоной. Всего существует восемь векторов (восемь эрогенных зон): кожный, мышечный, анальный, уретральный, зрительный, звуковой, оральный, обонятельный.

Верхние вектора — векторы, определяющие общую направленность социального развития человека: звуковой, зрительный, обонятельный, оральный.

Векторальный набор — сочетание в одном человеке определенного набора векторов. В зависимости от развитости, реализации, сочетания векторов формируются устойчивые сценарии жизни или комплексы.

Видовая роль — роль вектора в первобытной стае. Видовая роль есть только у мужчин, исключение — у кожно-зрительной женщины.

Добавочные желания — желания, отличные от животных — есть, пить, дышать, спать, сохранять постоянную температуру тела.

Нижние вектора — векторы, определяющие ранжирование человека в социуме через ферромоны: кожный, мышечный, уретральный, анальный.

Иерархия — распределение внутри группы согласно присвоенному социальному статусу, который определяется ферромонами ранжирования. Заключается в праве на пищу и праве на самку. В иерархии участвуют мужчины с уретральным, кожным и мышечным вектором, не участвуют мужчины, имеющие анальный вектор и кожно-зрительную связку векторов (определение наше — А.В.).

Квартель — составляющая часть восьмимерной матрицы В. Ганзена, в которую вписываются восемь векторов, как и любая реальность наблюдаемого мира. Всего выделяют четыре квартели: квартель пространства (кожный и мышечный вектор), квартель времени (уретральный и анальный вектор), квартель информации (зрительный и звуковой вектор), квартель энергии (оральный и обонятельный вектор).

Ландшафт — вся окружающая человека реальность.

Либидо  влечение, стремление к жизни, реализации своих желаний (определение наше А.В.).

Мортидо — смерть, стремление к покою.

Невроз вектора — уход векторальных свойств в минус, обращение всех свойств вектора в обратные.

Пубертат — возраст 12—15 лет, когда «психическое» человека созревает до того, чтобы полностью взять ответственность за свою жизнь. Переломный этап, когда развитие заданных от рождения векторальных свойств заканчивается.

Развитие — период от рождения до пубертата, включая пубертат, когда векторальные свойства человека проходят развитие, в каждом векторе свое.

Реализация — применение развитых до пубертата свойств на ландшафте. Реализация заданных свойств приносит человеку наслаждение, удовольствие от жизни. Реализация — это не факт, а процесс.

Кто они? Какие они?

Итак, 8 векторов, 8 совершенно разных типов психического, которые определяются, которые можно наблюдать и устанавливать, различать и использовать (в современном человеке в среднем 3—4 вектора, которые формируют в себе сочетания, комплексы, жизненные сценарии). Какие они, эти дети?


Звуковой вектор — «Слушатель Вселенной» — главное стремление звуковика — искать смыслы, сосредотачиваясь на себе самом. Чаще всего это происходит в ночной тишине. Именно потому, что, возникает необходимость в поисках смыслов, у ребенка со звуковым вектором в возрасте 5—6 лет начинают возникать вопросы о смысле жизни, о вселенной (Зачем? — основной вопрос поиска смысла). Для того, чтобы задавать такие вопросы (а вопросы — это внутренние нехватки, потребность узнавания, изучения), необходимо подготовить психическое ребенка для сосредоточения. И это психическое как бы «готовит» ребенка в сосредоточении, в тишине, в одиночестве. Звуковой ребенок старается быть один, избегает шума, шумных детских игр, многолюдных компаний. Качества, которые характерны для звуковых детей: эгоцентричность, безэмоциональность, замкнутость и отчужденность. Чаще всего подобное поведение имеет место ближе к пубертатному периоду. «звуковые вопросы» о смысле жизни, которые появляются лет в 6, но не еще «давят» своей неразрешимостью. Эти вопросы потом временно утихают до пубертата.

Родители часто пытаются «исправить» непонятное для них поведение детей через различные воздействия — наказание, приобщение к шумным детским компаниям. Все это приводит у звукового ребенка только к еще более глубокому уходу «в себя». Такой ребенок любит рассказы, тихую музыку, вечерние беседы. Слушатели вселенной часто находятся в состоянии погруженности в себя, мысленного сосредоточения, именно поэтому тихие разговоры с ним будут способствовать научению аккуратному взаимодействию с окружением. Ведь научить определять смыслы в шуме и беспокойном сумасшедшем движении современного общества для него невозможно. Небольшая заторможенность звуковика, как результата постоянного погружения в себя не позволяет ему быстро реагировать на происходящие изменения в окружении, поэтому таких детей часто воспринимают как детей с задержкой развития, заторможенных. Крики, громкие пронзительные звуки, шум негативно действуют на звуковых детей, поэтому задача родителей обеспечить им благоприятную экологию для развития звуковых свойств. Именно эти развитые свойства выведут впоследствии на глубоко мыслящего ученого, поэта, музыканта, философа, физика, компьютерного гения.


Ключевые слова-опоры, которые встречаются в речи звуковика:

Безмолвие, безмолвствие, бряцание, гармония, гром, грохот, гудение, гудок, депрессия, дребезжание, думать, дух, духовность, журчание, затишье, звон, звук, звучание, звякание, иметь смысл, интонация, крик, лязг, молчание, напев, нытье, одиночество, окрик, отзвук, писк, плеск, покой, понимать, проникнуть в смысл, пустой звон, пустой звук, раскаты, рев, рык, скрип, слух, слышишь, слушать, смысл, спокойствие, стон, стук, тишина, тишь, тон, трезвон, треск, хруст, шелест, шорох, шуршание, шум.


Зрительный вектор — «Художник». Часто, когда отзываются о ребенке, у которого проявляется зрительный вектор, мы слышим: «Какой фантазер! Какой выдумщик!». А от ребенка, имеющего зрительный вектор мы можем услышать: «Как красиво! Как не красиво!»

Вся жизнь людей, имеющих зрительный вектор, «крутится» вокруг одного представления о действительности — все вокруг требует красоты, а значит в отношениях красота — это отзывчивость, чуткость, доброта, сопереживание и сочувствие; в реальности — это мечтательность, фантазирование; в проявлении себя — это кокетство, демонстративность, манерность; по отношению к другим людям — внушаемость, совестливость, скромность, влюбчивость.

Почему так случается? Все, что происходит в окружающем мире — «снаружи» и во внутренней жизни — «внутри» наблюдается в виде отдельных деталей, из которых затем как паззл складывается единая картинка происходящего. Для создания общей картинки необходима связь с внешним миром, поэтому эмоциональный контакт, основанный на сочувствии, отзывчивости, понимании, сопереживании, генерируемом общем стремлении к красоте, создается сначала с игрушками и сказочными персонажами, которые оживляются, а затем с растениями, животными, а впоследствии с людьми. В детстве в случае недостатка эмоционального общения как компенсация необходимой эмоциональности могут придумываться друзья, которым даются имена, события жизни, диалоги, общение с ними.

Единую картину мира невозможно представить и составить без частных деталей. Поэтому ребенок, имеющий зрительный вектор эмоционален, контактен, ему интересно происходящее — он активный его участник. Художник в душе и в действительности, он преображает окружение через использование ярких цветов, эмоциональных оттенков в отношениях, поиск впечатлений. И если эта «картинка» недостаточно красочна, как хотелось бы, ее необходимо приукрасить — фантазией, декорированием существующей реальности. Внесение в отношения эмоциональных красок — важная составляющая общения со зрительником, поэтому чтение с выражением, игра в спектаклях, сценках, инсценировка, чтение по ролям особенно хорошо удаются ребенку со зрительным вектором. Привнесение эмоций и преобразование окружения приводит к тому, что в любой ситуации идет поиск эмоционального отклика на происходящее. В то же время мы говорим о страхах и фобиях как об обратной стороне слияния с окружающим миром. Можно сказать, что это тоже включенность, эмпатия, но только со знаком «минус», приукрашивание и эмоциональная направленность через включение в противоположность.

Черное и белое, добро и зло, страхи и эмпатия, красота и обезображенность — это те противоположности, на которые делит мир человек, имеющий зрительный вектор. Искаженные представления о красоте, стремление быть замеченным как компенсация нехваток в зрительном векторе приводят к тому, что в подростковом возрасте ребенок стремится изменить свое тело — сделать татуировки, пирсинг, иметь необычный, вызывающий стиль в одежде. Общий подход к воспитанию ребенка, имеющего зрительный вектор таков, что необходимо опираться на свойства быть заметным, как бы видимым на фоне остальных за счет проявления своих эмоций. Все, что связано с проявлением эмоций сострадания, сочувствия, а в дошкольном возрасте это рассказы о животных, мультфильмы, фильмы, а потом помощь людям, помощь в ухаживании за престарелыми родственниками будет способствовать не накоплению страхов, а развитию, вынесению своих эмоций «наружу» в социальную жизнь.

Сегодня в век интернета, дети со зрительным вектором отличаются от своих сверстников 20—30-летней давности. Особенность современных зрительников в том, что это зачастую малочитающие, и, скорее, просматривающие тексты дети. Весь визуальный или короткий печатный материал, который встречается в интернете, не прочитывается — он просматривается, причем, в поле зрения могут держаться одновременно несколько контентов. Поколение «контекстов» и «контентов» нередко имеет трудности в чтении печатных текстов. Это отмечается педагогами и родителями современных детей. Думаю, что для того, чтобы держать в поле зрения множество текстов и ориентироваться в интернет-пространстве, необходимы несколько другие свойства, какие используются для чтения печатного текста. Такое «дробление» пространства на части, а затем составление единой картинки — это то, что свойственно ребенку со зрительным вектором. Вопрос в том, какую картинку мира сложит Ваш ребенок?

Легко узнаваем по речи. Далее мы приводим те слова — опоры (ключевики), которые узнаваемы в речи зрительников.


Аромат, благовидный, благообразный, благоухание, боязнь, броский, будто, букет, великолепие, верно, вероятно, взгляд, взглянуть, взирающий, видавший виды, видевший, видеть, видимо, виднеющийся, видно, видный, видящий, влюбленность, влюбчивость, внешний, внушаемость, возлюбленный, возможно, вонища, вонь, воображать, воображение, восхитительный, восхищает, восхищает глаз, впечатление, вроде, все оттенки красок, всматриваться, выглядеть, вырисовывать, глаз не оторвать, глаз не оторвешь, глаза в глаза, глядеть, грусть, гуманизм, гуманность, демонстративность, душевный порыв, душок, жеманность, живописный, жизнь, жуть, друг напротив друга, заглянуть, заметно, заметный, замечавший, замечательно, замеченный, запах, застенчивость, зловоние, знание, знать, зрение, зрительные, испуг, кажется, кажущийся, как на картинке, картинный, кокетство, коситься, красота, красиво, культура, ласкает глаз, любовная связь, любовь, любо-дорого поглядеть, мандраж, манерность, миазм, миловидный, мухи дохнут, мухи мрут, мечтательность, наблюдать, наблюдение, наверное, на-поверку, нарядный, настроение, на-усмотрение, не налюбуешься, невзрачный, нежное чувство, неотразимый, никак, нравственность, ночь — день, обворожительный, обожание, обоняние, оглянуться, осмотр, осознавать, откровенный, отлично, оторопь, оттенки, очаровательный, очевидно, паника, парфюм, парфюмерия, переживание, печаль, по всей видимости, по-видимому, понимать, посмотреть, почудилось, представить, предвидеть, предчувствовать, прекрасный, прелестный, привиделось, привлекательный, приглянуться, приметный, приметный, присмотреться, приятной внешности, просмотреть, просто загляденье, разглядеть, различать, различимый, различный, разукрашенный, рассматривать, свысока, связь, сердечная привязанность, скромность, скука, следить, смотреть, смрад, совесть, со-вкусом, созерцающий, сознавать, смотри, страх, стыдливость, тоска, тоска зеленая, тоска смертная, точка зрения, трепет, тяжелый запах, увлечение, ужас, уныние, упал взгляд, фантазия, фимиам, флирт, хандра, хорош собой, художественный, человечность, чувство, чувствование, чудо, как хорош, щуриться, экстравагантность, эмоция, эстетика, эффектный, явный, яркий


Обонятельный вектор — «Осторожный». Эти дети — маленькие ворчуны с самого раннего детства. Такого ребенка всегда можно узнать по мимике лица — всегда гримаса недовольства. Чаще всего один, и чаще всегда где-то незаметный, этот ребенок не будет таким же эмоциональным, как зрительный или таким же задумчивым, как звуковой. У него нет такой эмоциональности и выразительности, поэтому говорит всегда двусмысленно, тщательно взвешивая каждое слово, зачастую тихим голосом, как бы незаметен в группе детей. Благодаря его присутствию в группе происходит ранжирование — распределение различных положений относительно других людей. Не надо поощрять его стремление побыть одному, отправляйте его на улицу к сверстникам. Именно там он будет осознавать свою природу. Он не устанет от шума, не будет рыдать от любви и дрожать от страха. Но он сам, его существо, его природа — гарант его жизнеспособности и целостности группы, в которой он будет находиться.

Как можно узнать и определить, что ребенок имеет именно такие заданные свойства? Конечно, понаблюдав за ним… Например, эти дети безразличны к одежде, в отличие от детей со зрительным вектором, и никогда не наденут не свою одежду. Если ребенок находится в толпе или группе, то как правило, держится с краю. Если вы вступаете с ним в диалог, то невозможно добиться от него прямого ответа на поставленный вопрос. Всегда стараются держаться незаметно, исчезают так же, как и появляются — ускользая.

Не замечали? А Вы понаблюдайте!


Оральный вектор — «Говорун и балабол». Изначально такого ребенка мы воспринимаем как веселого и говорливого. «Болтун!», «Хватит говорить!», «Помолчи!» — это крик о помощи родителей, у которых ребенок с оральным вектором. Иногда создается впечатление, что этот малыш говорит постоянно — он задает вопросы, или что-то рассказывает, или просто говорит обо всем, что видит. Слова «слетают» с его губ как бабочки, он с легкостью ими жонглирует или он думает вслух словами?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 377