электронная
36
печатная A5
495
18+
Путь в Мирноль

Бесплатный фрагмент - Путь в Мирноль

Объем:
426 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7656-6
электронная
от 36
печатная A5
от 495

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть Первая

Глава 1

Сны На Яву

Мы сидим рядом, я решаюсь рассказать ей. Её блестящие карие глаза так озадачены. Не знает она причин, не ведает, почему я так взволнован, почему меня слегка трясёт, почему я веду себя странно, не привычно.

— Любимая, — начинаю я, — отнесись к этому разговору серьёзно.

— Конечно, только не говори…

— Подожди, не забегай вперёд. Я долго откладывал, бывало и вовсе подумывал никогда не поднимать этой темы. Но из-за сложившихся обстоятельств я вынужден рассказать тебе всё с самого начала. Ты только не волнуйся и не делай преждевременных выводов, пока я не закончу.

— Хорошо, постараюсь, — молвит нежно она и поправляет волосы.

— Итак…

Этот тёплый день был спокоен и приветлив. Я как раз возвращался домой после прогулки на природе. Бродил неподалёку от удивительной реки, вдыхая пары свежей и недавно позеленевшей после холодов флоры. Звезда в небе спускает наземь свои разноцветные лучи, приятно соприкасаясь со всеми свидетелями этого дивного явления. Навстречу мне шагает Кеша. Высокий, стройный, неторопливый, но слегка зажатый. Увидев меня, он испуганно посмотрел, и мы заговорили, крепко пожав друг другу руки:

— Привет, куда путь держишь? — спросил он меня, не скрывая обеспокоенности.

— В магазин. А ты что такой зажатый? С работы идёшь? — Я дружески хлопнул его по плечу.

— Выходной. Ходил присматривать костюм и ботинки. Прицениваюсь. У меня свидание завтра.

— Что ж это ты там приценил такое? Уже вижу тебя: белый пиджачный костюм, сшитый под заказ ведущих кутюрье мира, белые острые туфли из кожи тираннозавра, синий галстук блещет золотыми вставками, инкрустированный алмазами и рубинами, серьга в ухе из золота древней цивилизации, давно затерянной в недрах водных пучин. И прилизан как школьник на выпускной. Большинству девушек это понравиться, но будь готов — отношение к тебе будет соответственное. Всё зависит от твоих целей, — насмешливо порекомендовал я пареньку, который в желаниях девушек разбирался меньше, чем тигр в абрикосах. — Конечно же я шучу! — заверил я с ещё большей насмешкой, из-за его изумлённой физиономии. — Хотя какая серьга, о чём я? Она же будет плохо сочетаться с бивнями мамонта, которые будут украшать твою шляпу из шкуры саблезубого тигра, — добавил я в ассортимент несуразицы. Решил взбодрить Кешу.

— Ты мне сегодня снился, — резко и неожиданно сменил он тему.

— Снился? Как именно? — удивился я.

— Да как-то не совсем это нормально, давай прогуляемся.

Видимо, ему было не до шуток, его серьёзный взгляд заставил меня сменить тон.

— Идём. Давай пройдёмся в магазин, по дороге расскажешь? — предложил я. Мне нужно было купить продукты, а заодно и узнать про этот сон.

— Конечно, — охотно ответил он и пристально посмотрел на меня, потом отвёл взгляд в сторону магазина. Мы потихоньку зашагали, и он продолжил: — Так вот, сходи завтра со мной, пожалуйста, я уже сказал ей, что буду с другом.

— То есть ты на своё свидание берёшь меня с собой? Она же с подругой будет, правда?

— С подругой.

— Хорошо. Тогда рассказывай как познакомился, давай по порядку.

— По порядку, — начал Кеша:

«Вчера вечером иду я с работы часов… в начале десятого. Шёл через дворы, решил не садиться на автобус. Погода, думаю, хорошая, стоит пройтись пешим ходом и монетку насущную сэкономить. Проходя мимо Митиного дома, смотрю, девушка сидит на скамейке, вся в слезах. Короткая юбка, каблуки, вся такая накрашенная, тушь растеклась по щекам. Думал напилась, так нет — как стёклышко. Ну я к ней и подошёл. Потёрся рядом немного, но таки спросил с расстояния: „Что случилось?“ На что она, отыскав меня взглядом, сразу позвала: „Подойди“, — говорит. Причём, сказав это, вроде как успокоилась и перестала плакать. Она встала, и я, с моими метр девяносто, не заметил что выше неё… поскольку был ниже. „Проводи меня домой“, — пропела она нежным голоском и взяла меня под руку. Представь, вот так, с ходу. Я не понял что происходит, удивлённый своему счастью я спросил куда ей, но она промолчала, и мы просто пошли. Позже она заговорила первая. Оказалось, что недалеко от нас её дом. Работает она в салоне красоты, в центре. Сегодня её уволили, к ней клеился сын начальника… толи директора, толи владельца. Ей не понравилось его предложение, после чего он наорал на неё и прямо вытолкал из салона. Подонок! Но её отец — важный перец в городе, так что она сказала, что салону этому вместе с его начальниками ещё вспомнится.»

— Красивая? На твой взгляд, — поинтересовался я и вспомнил…

«Была однажды у Кеши девушка, так он когда с ней гулял, сам её порой стеснялся. Пышные формы, развязный наглый характер, злоупотребление косметикой и фанатичное желание с кем-то поругаться. Такая была она. Кеша имел на неё особые, личные виды, мне не ведомые. Она выступила инициатором их отношений. Я как раз был рядом, когда это происходило. Мы с Кешей вдвоём отмечали наш выпускной у реки, мимо нас проходила эта мадам. Она решила присоединится к нам, сказала что-то громко. Я не отреагировал, отреагировал Кеша, подбежал к ней, привёл её. Она польстила ему, сказала что он красивый. Наивный Кеша легко поддался. Подняв ему самооценку, она прочувствовала его слабость. Кеша расцвёл, эти слова на время лишили его комплексов, придали ему уверенности. Я вообще на неё не реагировал, продолжал лениво сидеть на траве, потягивая хмельное пойло. Забавно было наблюдать за ними. Я отвернулся, посмотрел на лес за рекой, а когда повернулся обратно, то они уже целовались. Пошло и вульгарно.

Спустя месяц отношений, Кеша прибежал ко мне в слезах и пьяный. Она бросила его — нашла другого. Они не расстались — она кинула его. После этого я частенько объяснял ему, что сама по себе она была распутна. Распутна её природа, и только в ней причина. В мире есть много хороших и верных девушек — говорил я ему.»

— По мне, так красавица. Завтра сам увидишь, и сам оценишь, — загадочно, слегка ухмыляясь, ответил Кеша. — Если её подруга будет такая как она, считай ты везунчик. Мы с ней договорились ещё созвониться, так что планы на завтра не строй. Ты же завтра свободен?

— Конечно свободен! — резво воскликнул я.

— А теперь слушай дальше… — продолжил он свой рассказ:

«Провёл её домой, она поцеловала меня в щёку, попрощалась и дала номер телефона, попросила завтра позвонить. Войдя в свою комнату, меня накрыло от усталости, глаза слипались, и я, не раздумывая, завалился на кровать, словно напившийся после повышения, даже зубы чистить не стал, будто я должен был увидеть „это“. Во сне, сперва я исследовал космические просторы. Всё как в сказке — вокруг огоньки разных цветов и размеров, и чернейшая пустота между ними. Я летал. Будто всё это происходило наяву. Я может и понимал что сплю, но верить не хотел. Наслаждался. Это было неописуемо. Но тут меня начало притягивать к земле с бешеной скоростью, красота всё отдалялась, почему-то. Я видел свои руки и тянулся к ней. Космос сменился тёмным небом. Я чувствовал, что скоро столкнусь с поверхностью. Меня занесло в какой-то дом — мрачный, как в страшных фильмах. Он был похож на лабиринт. Десятки дверей разных форм и угрюмых оттенков. Я открывал одну дверь за другой, но за ними были ещё двери, и звук, после каждой открытой двери я слышал всё нарастающий звук. Такого жуткого, нагнетающего звука я не слышал никогда, будто пытают несколько огромных животных одновременно чудовищными способами, и всё это сопровождается зацикленным мерзким писком. Это непередаваемо. Я хотел проснуться, вырваться из этого дома, но, открывая дверь за дверью, испытывал только страх обнаружить за следующей нечто такое, что может сожрать меня. Когда страх перерос в панику, открыв очередную дверь, я увидел тебя. Ты широко улыбнулся и достал маску, форма которой сперва была незаметна, из-за её абсолютно чёрного цвета на фоне мрачного дома. Потом я разглядел её. Это было моё лицо, только полностью чёрное. „Но кто же я тогда?“ — спросил я себя. Пытаясь потрогать свою голову, я нащупал лишь пустоту, если можно так выразиться. Контуры стали отчётливы при приближении, маска летела на меня, а затем влипла в область лица, и всё помутнело. Она вросла в меня. Маска показала всё мои поступки, за которые мне было стыдно, те мои деяние, что я вспоминаю с отвращением, те дни, которые хочу навсегда забыть. Они как-бы пронеслись перед глазами, словно я всё это прошёл заново. Но это прекратилось, и звук стал утихать, зрение пришло в норму, лицо стало на место. Я мог внимательно рассматривать этот дом. Чувство паники пропало. Наступило спокойствие. Пытаясь нащупать взглядом потолок, я вглядывался в бездонную пропасть, ведущую в тёмное „никуда“. На дверях были размытые изображения, по нарастанию от двери к двери всё более пугающие своим непонятным содержанием.»

Кешу понесло, это было заметно, но я, глядя на него, очень внимательно ловил каждое его слово, даже споткнулся о бровку, так меня затягивал его рассказ, но не упал, ибо я ловок. Он продолжал:

«Когда я начал полностью ощущать себя, я снова увидел тебя. Ты, ещё шире улыбаясь, открыл мне одну из дверей. Мы вышли наружу и оказались в месте, которое явно указывало на то, что это не простой сон. Эту часть сна я рассказывать не хочу.»

Кеша улыбался, а я так и не понял почему не будет продолжения. Конечно, были догадки, что там нечто… пошлое.

— Говори! Не играй с моей фантазией, — приказал я.

— Ладно, только давай сперва зайдём во «Вкус», купишь что хотел.

Мы зашли в магазин моего детства. Когда я был ребёнком, сестра покупала мне тут сладости. Неполезные сладости. Леденцы всякие, и шоколадки. Лучше бы я вообще не знал этой шоколадной зависимости. Я тогда поправился, и девочки меня дразнили. Одна из них назвала меня «жироносцем». Приелось. И я влачил это имя несколько лет, пока не похудел. Магазин назывался просто — «Вкус». Это большой магазин, и продукты питания, отнюдь не единственные товары на прилавках. Здесь много чего есть. Услуги пирсинга и тату, товары для спорта и путешествий, строительные материалы, и даже гадалка. Ведь у каждого свой вкус и свои пристрастия, полагаю с этим связано название магазина. В этот вечер народу почти не было, наверное, из-за выходных. Народ расслабляется. Я быстро скупился. Походу пытался расспросить Кешу о девушке и их первой встрече, но он только увиливал и менял тему, расспрашивая меня о моих медитациях на природе и ментальных достижениях.

Мы вышли из магазина и направились к нашему дому. Темнело, лучики уходящей звезды становились всё мягче, и небо накрывала тёмно-синяя завеса необъятно красивого неба, покрытого звёздами разной тональности. Некоторые светила мигали, словно кто-то передавал зашифрованное послание из дальних миров, другие сверкали, привлекая взгляд. Клочки фиолетового и красно-оранжевого придавали вечеру атмосферу чего-то загадочного и фантастического. Я проникся этими цветами, проникся этими красотами.

— Эй! Всё нормально? — спросил Кеша и начал легко подёргивать меня за плечо.

— Ага, посмотри на красоту.

Мы полюбовались несколько минут и пошли дальше в сторону дома. Кеша продолжил свой эпичный сон:

«Так вот, когда я вышел из того дома, ты стоял напротив меня на достаточно большой дистанции. Оглянувшись назад, я обнаружил, что дома уже нет, он просто исчез, или его поглотил грунт тёмно-коричневого цвета. Обернувшись обратно, я увидел, что глаза твои заблестели как мощные фонари, меняя цвета… серьёзно, и показывал ты три картины, две держал в руках, а одна стояла у тебя на голове. Просто цирк какой-то. Картины были огромны, твои руки удлинились на неопределённое расстояние и распахнулись, чтобы удержать их, а та, что на голове, вообще будоражила мой разум, таких картин не было в природе, она была раз в сто больше тебя. Изображённое на картинах я отчётливо запомнил, оно плотно въелось мне в память. Но самое интересное изображение было на картине из правой руки. То, что было изображено на ней, я сегодня видел.»

Я был удивлён всему, начиная от красноречивости Кеши, заканчивая странным сном, особенно меня заинтересовало содержание картины, которое я пока не знал. Во снах обычно происходит всякое необъяснимое логикой действо, но тут всё достаточно складно описывается, быть может Кеша всё это просто выдумал… тот ещё фантазёр, в принципе как и я, но чтобы так интригующе. Или, может, он цитирует сюжет рассказа, который сейчас читает, или фильма, который смотрит. Но я приму его игру, и соглашусь с истинностью его сна.

— И что же это? — спросил я, но он не ответил. Завис. — Так ты расскажешь, что там на картине?! — поднял я голос, но Кеша не реагировал. — Ну как знаешь, я не настаиваю. Как будешь готов, с удовольствием послушаю. Хорошо?

— Извини, — включился он, — давай завтра расскажу, как раз по дороге на встречу с девушками, — слегка тревожно сказал он. Волнуется перед свиданием.

— Давай. Сейчас домой пойдёшь или в магазин за одеждой?

— Да поздно уже в магазин, завтра пойду. Я тебе позвоню пораньше… может со мной съездишь, поможешь выбрать?

— Как скажешь, только на автобусе, — молвил я, усмехнувшись, намекая, что не поеду на его «железке на колёсах». — Позвонишь там как надумаешь.

— Конечно. Тогда давай, до завтра.

Пожав друг другу руки, два давних друга направились по домам.

Мы с Кешей обитали в обычном стоквартирном доме в одиннадцать этажей, были соседями по дому. Окна моей квартиры выходили во двор. Четвёртый этаж давал мне возможность рассмотреть реку, искрящую в ночи, порой отражающую далёкие звёзды, и дремучий дикий лес за ней, который являет собой горизонт. Наклонив голову вниз, я видел парадное, возле него обычно играли дети, и шалили подростки. Рядом с берегом реки, который скрывался за густой растительностью, можно было рассмотреть проезжую часть и многочисленные магазинчики со всякой всячиной, растянувшиеся вдоль неё. Странно, конечно, но сегодня река, дорога, мерцающие огоньки придорожных магазинов и прекраснейший закат, нависший над чернеющим волшебным лесом, создавал особую вечернюю атмосферу.

Когда я подошёл к парадному и обернулся, то меня привлёк непонятный синий свет издалека. Такой свет я увидел впервые, обратив взор в сторону заката. Это странное сияние, похожее на синий шар, произросло из-за леса, выросло в размере и лопнуло, расплеснув ярко-красные брызги, их даже издалека было отчётливо видно, будто запустили фейерверк ужасов. Такого зрелищного, синего и сверкающего представления с кровавым финалом я ещё никогда не видел. Может мне просто показалось это странным, и это ничто иное как некое природное явление, или обман зрения. Складывалось ощущение, что лес изверг что-то таинственное и одновременно жуткое. Дикий лесной остров окружён рекой и является заповедной зоной, да и попасть туда, в принципе, физически невозможно из-за своеобразного течения, что не позволяет отплывать от берега реки даже на незначительное расстояние. Об этом лесе практически ничего не известно, лишь предполагают, что там обитают необыкновенные животные. Исследователи берега утверждают, что видели странных существ на том конце реки. Но что самое удивительное, так это аномальная зона вокруг леса, в радиусе которой не работает никакая электроника.

Шапку уходящей звезды всё ещё было видно, она постепенно поглощалась горизонтом. Двор был озеленён большими листьями в теплые времена. С третьего этажа, на котором обитал Кеша, не разглядеть лес и реку из-за непроглядных листьев. Лишь в морозы, когда листва прячется, открывается сказочный вид.

Войдя в свою квартиру, я обнаружил, что дома никого нет. Сестра, полагаю, гуляет допоздна, сегодня у неё первый выходной. Закрыв дверь, пройдя по коридорчику на кухню, разложив продукты по полкам и в холодильник, я отправился в свою комнату. Кухня, две комнаты, санузел — так можно кратко описать нашу квартиру. Войдя в свои владения, я отправился на балкон полюбоваться видом — ещё раз осмотреть вечерний пейзаж и, пока не ушедшую в глубь горизонта, звезду. Синий шар опять завис в небе, и снова исчез прямо у меня на глазах, но уже без сцен, его просто не стало. Перекусив, я присел на кровать и задумался о сегодняшнем дне и о дне предстоящем. Полежав какое-то время, я почувствовал, что засыпаю. Почистив зубы, я укутался в одеяло и закрыл глаза.

Я взлетел в зелёное как изумруд небо, вздымаясь над поверхностью. Внизу происходит противостояние каких-то странных обезьяноподобных существ, покрытых рисунками, похожими на татуировки. Они колошматят друг друга всякими непригодными для боя предметами, напоминающими бытовые приборы. Их становиться так много, что сражение кажется по настоящему грандиозным, особенно крики, боевые кличи и ругань, стоящая на кровавом поле смерти, придаёт действию суровый характер. И тут, в центре событий, из земли просачивается огромное создание, напоминающее скелет покрытый чёрной шерстью, с огромнейшей дубиной, похожей на вековое дерево. В левом ухе существа торчит большая серьга, которую даже я, находившись на приличном расстоянии, отчётливо разглядел. Серьга ярко блестит, имеет странный узор в форме красного черепа. Огромное существо сметает остальных, будто жнец пшеницу. У твари этой оба глаза напоминали тот синий шар, который мне довелось наблюдать над лесом уже два раза. Добив всех существ, этот свирепый монстр направил взор в мою сторону. При виде меня, его глаза лопнули, из них потекла красная жидкость, и без раздумий он бросился ко мне. Хоть я и парил в воздухе, скелет оказался таким огромным, что я не мог объять взглядом его целиком, и когда он приблизился почти вплотную, я начал приземляться, меня начало сильно тянуть вниз, гравитация изменила свою суть. Когда притяжение решило уже вжать меня в пол, меня разбудил звонок в дверь, который звучал как звук гонга, за которым следовало протяжное, в зависимости от длительности нажатия на кнопку звонка, — «кукареку». Сестра пришла. Я встал и открыл ей дверь:

— Приветик, ты спал? Извини.

Она зашла, принесла свежесть в квартиру. Я в полудрёме закрыл за ней дверь.

— Ключ забыла взять? — улыбаясь, спросил я.

— Опаздывала сильно, я же знаю, что мой братец мне откроет.

— Ладно, рассказывай чем сегодня занималась.

Я уже немного проснулся, решил отложить сон и поговорить с сестрой.

— Иди спать, спокойно ночи, — нежно и заботливо предложила она.

— Я уже проснулся, хочу с тобой посидеть на кухне, поболтать. Хочешь?

— Ты уверен?

— Жду тебя на кухне, поставлю чайник.

— Я сейчас, мне две ложки, — объяснила сестра.

Она знает, что я знаю, что ей две ложки, но всё равно каждый раз об этом напоминает.

— Хорошо, — одобрительно ответил я.

Насыпав кофе в чашки, поставив чайник кипятить воду, я сел и ушёл в раздумья, как обычно. Залил чашки с кофе водой, накрыл чашки фольгой. Не прошло и десяти минут, как она пришла.

— Короче, была сегодня в центре с девочками, ходили выбирали всякие штуки девчачьи, познакомилась с парнем.

— С парнем, значит, познакомилась? Поподробнее пожалуйста.

Она присела со мной за стол, взяла чашку.

— Когда мы присели выпить чаю и перекусить в кафе, к нам подошли два парня, хоть нас было трое. Вежливо предложили свою компанию… такие ухоженные, симпатичные, стильные. Того, кому я оставила номер телефона зовут Роланд, но не подумай, он не иногородний, говорит на нашем без акцента, даже документ мне свой показал, когда Люси, у которой есть парень, сказала, что мол: «C иногородними не знакомимся». Ну он, конечно, смуглый, блондин, ярко-жёлтые красивые глаза…

— Так, подожди, — перебил я, — жёлтые глаза? Знаю я этих ребят, такие парни обычно предпочитают иметь несколько жён, они постоянно в движении, не сидят на месте, у него может быть уже есть семья в другом городе. Зачем тебе с таким знакомиться? У них специфическое происхождение, гнущее сторону непрерывного размножения, причём не на одном месте, они очень любят путешествовать. Был у меня знакомый…

— Он не такой, я тоже общалась с желтоглазыми и с их девушками. Не все они одинаковые, зачем обобщать?

Она вроде бы начала повышать голос, но потом захихикала.

— И что же тут смешного?

— Я тебя с ним познакомлю. Может завтра?

— Как раз завтра я иду на свидание с двумя девушками и Кешей.

— Серьезно? С Кешей?

Она опять захихикала.

— Да, и он сам познакомился с девушкой, между прочим. Она возьмёт подругу.

Видно было, что она была взволнована и пыталась тщательно это скрыть. Но только не от меня.

— Почему ты волнуешься, а не радуешься? — спросил я.

— Сама не знаю… У тебя уже давно не было девушки, ты же знаешь какой ты влюбчивый, как я могу не волноваться? Я хочу, чтобы ты был счастлив, по этому я и волнуюсь за тебя. Я рада, что наконец-то ты идёшь на свидание.

— И я, — ответил и выпил залпом остывшее кофе. — Так когда ты с ним встретишься?

— Точно не знаю. Когда он позвонит, там и будет видно. Доверять с первой встречи я не стану никому, но его речь и манеры определённо раскрывают его, хоть и частично. Глаза добрые, милая улыбка… Будь уверен, я знаю что делаю.

— Не сомневаюсь. Ты всегда выбирала то, что приводило тебя к желаемым результатам.

Вдруг я вспомнил о загадочном синем шаре.

— Слушай, а ты не видела сегодня огромный синий шар над лесом?

— Нет, что ещё за шар? Над лесом? — удивилась она.

— Именно над лесом. Сегодня, наслаждаясь закатом, я два раза видел в небе синий светящийся шар. Не могу точнее его описать, не рассмотрел. Он потом исчез прямо на глазах, а первый раз даже лопнул.

Жестами рук и пальцев я пытался показать что произошло с шаром. Полагаю, это смотрелось смешно.

— Хм, не видела.

— Да ладно, может просто «таинственные» звери решили пустить салют?

Она засмеялась и спросила:

— Или это очередной социальный эксперимент? Только теперь они добрались до тебя. Чем это ты им так пригляделся?

— Я ведь особенный, ты же знаешь.

— Знаю, ты та ещё «особь», — шуточно молвила она.

Ещё какое-то время мы пообщались, посмеялись, повспоминали былые времена… После, она поцеловала меня в щёку и пожелала спокойной ночи, я ответил взаимностью.

На утро меня разбудила сестра, и я вспоминал, что снился мне редчайший бред:

Огромных размеров петух кукарекал, выпучив глаза, и пытался ускакать от женщин с вилами, пиками, вилками и ложками. Женщины уже подготовились к трапезе. Но потом выбежал индюк, ещё больших размеров чем петух, и начал их клевать. Кровавое месиво, которое он оставлял за собой, съедал петух. Но потом, я вдруг обнаружил у себя в руках нож, и что являюсь я частью состава желающих отведать петушатинки с индюшатинкой. Глаза обеих животных развернулись в мою сторону и выкатились из орбит, я показательно выбросил нож, попытался жестами объяснить, что я хороший и не желаю им зла, даже попытался кукарекать, но у меня, видимо, плохо получилось. Животные всё-таки разглядели во мне врага и кинулись за мной, издавая звуки, врезавшиеся в мой мозг, от которых я стал осознавать все их мучения и страдания. Но всё же я не хотел быть заклёван птицами-мутантами. Приметив кусты, я без раздумий нырнул в них, как профессиональный пловец в речную гладь. Оказалось, что это было гнездо какой-то птицы, напоминавшей птеродактиля. Уразумел я что попал в засаду, и на меня смотрят уже около десятка гигантских существ, включая птенцов этого самого птеродактиля, его самого, и чудовищного вида самку. Я бросился наутёк, будто осушил чайник кофе, приправленного красным перцем, притом, что в заднице у меня засело жало самой большой осы в мире. Я бежал без оглядки, и тут вдруг понял, что падаю. Внизу, куда я падал, были красивейшие растения всех цветов радуги. Они блестели, переливались и шевелились, но я всё падал и падал… Потом я достал из кармана что-то похожее на мухобойку и ударил ею себя по лицу. Что же я делаю? Задумался я. Обернувшись назад, я увидел всю эту пернатую братию позади. У них были выпученные глаза, но когда я понял, что они совсем близко, тоже их выпучил, достал мухобойку в разы побольше предыдущей и дал себе по лицу ещё сильнее. Я проснулся, а сестра лёгенько хлопала меня по щеке.

— Эй, зачем это? — спросонья спросил я у неё, а она улыбнулась и хлопнула меня ещё раз.

— Вставай соня, тебе Кеша звонит. Кофе тебя ждёт на кухне.

Она поцеловала меня и вышла из комнаты. Я протёр глаза и пошёл отвечать на звонок. Поднял трубку:

— Кеша?

— Привет, — радостно молвил он. — Ну что, ты готов? Я сейчас по делам ненадолго, потом как договаривались. Жди.

— Жду-жду, я только встал, сколько там сейчас? — спросил я про время.

— Два часа, давай просыпайся и потихоньку собирайся, я скоро за тобой заеду.

— Я не поеду на этой штуковине, как и всегда тебе говорю.

— Ну хоть сегодня сделай исключение, пожалуйста, тебе понравиться. И мотоцикл — не штуковина, а выдающееся изобретение.

— Не раз слышал, ну посмотрим, тогда жду.

— До встречи.

Кеша положил трубку. Мысль о том, что я скоро иду на встречу с девушками взбодрила меня. Сделав утренние дела, я зашёл к сестре:

— Чем занимаешься? — спросил я ненавязчиво.

— Сижу вся в раздумьях. Как и все девушки. Что одеть? С чем одеть?

Она сидела на кровати, разложив платья, кофточки, юбочки… Даже туфельки, сапожки и всякую обувь на каблуках.

— Ого, сколько у тебя всего. Но зачем обувь на кровать?

— А куда? Я должна видеть картину в целом.

Она посмотрела на меня и игриво пошевелила левой бровью.

— Странные вы девушки… картину в целом… Ты куда-то идёшь?

— На свидание, ты ведь тоже сегодня будешь с девками?

Она намеренно показывает ревность, как будто однажды я уйду от неё с красавицей и больше не вернусь.

— Буду, — ответил я и почесал несколько раз свои коротко стриженые, тёмно-русые с редкими рыжинками волосы. — Всё таки не пойму, почему тебе это так не нравиться?

— Да ладно, я просто шучу. Не девки они, а прекрасные девушки. Если они таковыми в итоге окажутся. Помню я ту Кешену «красотку», просто глаз не отвести.

— Ага, необычный тип. А как она меня обматерила однажды, за то, что я не так оценил её новую татуировку… Груди большие, их соски проколоты и извергают дым. Кто это рисовал вообще… да ещё и на спине?

— Вспомнили забыли, — быстро сказала сестра, махнув рукой. — А когда ты уходишь? Кеша за тобой заедет? Только обещай мне, что не сядешь на сиденье этой бренчащей штуки!

Она тоже была, мягко сказать, не в восторге от мотоциклов и прочих двухколёсных изобретений с мотором.

— Не сяду, обещаю. Он заедет и я заставлю поставить мотоцикл в гараж. Ухожу когда он наберёт.

— Хорошо красавчик. Тогда возьми переносной телефон, чтобы быть на связи.

— Только не его, пожалуйста. Эту пластиково металлическую дубинку ты подарила мне чтобы я руку качал, отвечая на твои непрерывные звонки? Я же буду с девушками, ну войди ты в положение, а?

— Я сказала возьми! А то запру нас обоих, и будем дома сидеть! В телефоне и электрошокер и фонарик… и вообще, ты всегда защититься сможешь, и девушек защитить, а я волноваться не буду.

— Да мне не по себе каждый раз, когда я его из штанов вытягиваю и начинаю говорить в него… как пришелец какой-то. У всех телефоны как телефоны, а у меня мини-бита.

— У меня такой же, так что бери и не слова больше!

— У тебя меньше. В сумку свою кладёшь, а я в штаны… или шорты. Вот смотри.

Я засунул телефон в бриджи, как обычно это делаю, и закрепил специальной прищепкой.

— Торчит, видишь?

— Отлично смотрится, немного выпирает, но сочти это за достоинство. Представь, что это твоя волшебная палочка выручалочка. Всегда со мной связаться можешь, я, как твоя личная чародейка, всегда приду на помощь, а шпана и шваль всякая будут знать, что могут получить по своей неразумной физиономии.

— Ладно, — ответил я, приняв тот факт, что выбора у меня нет.

Я взял телефон с собой, всё-таки подарок сестры. Она занимает высокую должность в крупной корпорации, несмотря на свой свободный образ существования. И такой особый телефонный аппарат ей просто выдали. Она настояла, чтобы сделали ещё один, специально для меня. Зная, что я такой же как у неё не взял бы, она заказала мне модель побольше.

— Супер, теперь будешь крут, ты его брал-то с собой всего раз десять, и то это было уже давно. Может сейчас всё поменялось, и ты пересмотрел свои штучки-прибаучки, типа стойких принципов, которые частично тобой управляли.

— Нет у меня никаких принципов. Просто теперь я одобряю желание моей любимой сестры носить эту штуку с собой, хотя может у меня просто поменялся вкус, и теперь мне даже нравиться твой дерзкий подарок с электрошоком. Так что спасибо.

— На здоровье!

— Ты мне лучше скажи что надеть собираешься из всего этого… одежды.

— Хэ, вот думаю…

Выслушав мнение о том, как нужно одеваться девушке и как не нужно, какие сочетания приемлемы, а какие под запретом, почему сумочка должна соответствовать цветовой гамме гардероба и почему девушки вообще носят сумочку, я понял, что получить совет сестры о своём гардеробе уже не успею, поскольку зазвонил звонок. Гонг после недлительного «кукареку», полагаю это Кеша.

Только от мысли, что я иду на свидание, меня начало неуклонно настигать чувство волнения, безусловно, от радости, но и от того, что на свидании я давно уже не был. Я думал, что если Кешена возможная пара возьмёт подругу, то от меня будут ждать определённых действий — инициативы, которую проявляют кавалеры на первом свидании, пусть даже это только знакомство. Сестра заметила тревогу внутри меня и настояла:

— Иди открывай. И не волнуйся так, всё хорошо, — она сказала это так спокойно, что действительно стало существенно легче, её поддержка всегда для меня как свет во тьме, будто она знает что говорить для восстановления моей внутренней гармонии.

Я улыбнулся ей и побежал открывать. Открыв дверь, я увидел Кешу в несколько непривычном для меня виде. Он стоял, опёршись левой рукой о стену, правая согнулась в локте, видимо поддерживала таз, ноги в развалку, будто он пришёл не к давнему другу, а к девушке, чтобы незамедлительно свиться с ней в обжигающих объятьях искусственной и одноразовой любви. Его снежно-белый костюм — белая рубашка, белый пиджак, белые штаны и белые блестящие туфли с острым носком, разбавлялся лишь тёмно-синим галстуком в золотую полоску. На нём эти его «стильные» наручные часы, которые он надевает лишь в особых случаях. Зализанные назад волосы, гладко выбрился, даже платок из кармана пиджака аккуратно выглядывает уголком. Но когда я увидел серьгу в его левом ухе, мой взгляд выразительно застопорился на ней. Это блестящая золотая серьга с блестящим синим камнем.

— Блестяще, — выдал я на автомате.

— В смысле? — лыбясь, спросил Кеша.

Видно было, что он аж возбужден своим внешним видом и не скрывает этого.

— В смысле, что это в ухе у тебя торчит? Ты собрался блеском этой цацки привлекать сорок?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 495