электронная
360
печатная A5
438
18+
Путь на Голгофу

Бесплатный фрагмент - Путь на Голгофу


Объем:
122 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-2961-4
электронная
от 360
печатная A5
от 438

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

В стихах ищу я утешение, Про свою боль Вам рассказать.
А слава или же забвение,
Как я могу предугадать?

Нить

Нить между прошлым и будущим,

Тонкая, словно шелк.

Что-то в пути забудется,

Что-то — как в сердце кол.

Мечты в ожидании, что сбудутся.

Закат сменяет восход.

Душа на мгновенье взбунтуется,

И взор устремит в небосвод.

Лишь память узлом на ниточке,

Срывает к обрыву шаг.

И план по спасению несбыточен,

Ведь часто ты сам себе враг.

Дыхание расходом топлива,

На выдохе СО2.

И тут не поможешь воплями,

Не надо ждать волшебства.

В закрытый глаз, как ни пробуй ты,

Не проникнет звезд красота.

Ведь у пчел, шестигранные соты,

Есть шедевр, а не простота.

Грусть

То ли осень ушла не прощаясь,

То ли борется снег с дождем.

Только грустно мне снова, каюсь,

Осень в сердце томится моем.

Дни текут беспощадной рекою,

Приближая к моменту икс.

Свое сердце рукою прикрою,

Чтоб сдержать всех эмоций микс.

Лист под снегом сольется с землею,

Все, что нажил, отдаст просто так.

Счастья миг догорает золою,

Впереди только зимний мрак.

Холода заморозят желания,

Мир уснет беспробудным сном.

Только знаю, что след угасания,

По весне разгорится огнем.

Лист. (Памяти С. Есенина)

Оголилась к зиме природа,

Улетели давно грачи.

В Константиново осень снова,

По полям льют опять дожди.

Лист последний, качаясь на ветке,

Говорит ветру: «Нет, погоди!

Я хочу приземлиться на речке,

и тебя я прошу, помоги!

Пусть несут меня серые воды,

В неизвестную, светлую даль,

Где встречать буду я восходы,

А река смоет нежно печаль.»

Только ветер не слышит, зараза!

Гнет деревья упорно к земле.

С неба капли дождя — алмазы,

Рассыпает подобно метле.

Оголилась к зиме природа,

Скоро осень уйдет навсегда,

Но хозяином эпизода,

Будет лист, все ж к реке улетя.

Нас обманули?

Когда нам дали эту жизнь, нас обманули?

Без спроса в суету нас обмакнули.

Без права выбора, с судьбой наедине.

Грех, покаяние, и снова ты в седле.

Когда нам дали эту жизнь, нас не спросили.

Нас по возможностям, талантам, разделили.

Беда твоя усилится вдвойне,

Когда с собою каждый день, как на войне.

Когда нам дали эту жизнь, нам не сказали.

И смысл нас и дел не показали.

В пути мы слепы, лишь свечой во мгле.

До самой смерти в этой кабале.

Когда нам дали эту жизнь, предупредили.

И наш последний день определили.

Живешь одним лишь днем или мечтаешь,

По сути в ежедневности сгораешь.

Когда нам дали эту жизнь, нас отбирали?

Чтобы, не ведая любви мы умирали.

Чтоб в миг последний, лежа на одре,

Жизнь уподобили бы мы лихой игре.

Когда нам дали эту жизнь, нас обманули?

Не пеняй на Небеса

Познал я горечь поражений

И вкус победы на губах.

И много радостных мгновений,

И слезы боли на глазах.

Знал дружбу твердую, как камень.

Предательство, удар под дых.

И долго сохраняет память,

Потерю близких и родных.

Порой кидался без оглядки,

В пучину горестных страстей.

Решал душевные загадки,

Терял, приобретал друзей.

Был много раз я на вершине,

Срывался птицею в полет.

Не мерил всех одним аршином.

Не обвинял, когда не прет.

Все в  жизни этой, как качели,

Но знаю я наверняка,

Мы получаем, что хотели,

В том неповинны Небеса.

Крест

Вдох… кислород по клеткам.

Мысли — импульс в груди.

Руки, подобно веткам,

Небу кричат — ПОМОГИ!

В пропасть идут минуты,

День догорает золой.

Словно без парашюта,

Падение вниз головой.

Скованно слово цепями,

Бьет сердце последний набат.

Иисус, одаренный волхвами,

Будет вскоре людьми распят.

Найти себя

Упакую годы в чемодан,

Сяду перед дверью на дорожку.

Ежедневный суетный капкан,

Не поставит снова мне подножку.

Я пойду туда, за горизонт.

Где мечты мои тихонько тлеют.

Мне в пути не нужен будет зонт,

Пусть лучи надежды меня греют.

Я умоюсь утренним дождем,

Не забуду лет моих поклажу.

Мы всегда чего-то всюду ждем.

Дней своих, оправдывая кражу.

Шаг вперед, но в воздухе нога.

Страх сковал последнюю попытку.

Ты перед судьбой своей слуга,

Веришь в неизбежность, словно пытку.

Вдох… и пауза…

Отброшу кандалы.

Без оглядки кинусь в неизвестность.

Удивятся ангелы мои,

Смелость мою ждали они вечность.

Что же там? Не знаю, но иду.

Верю сам в себя, а как иначе?

Бога или черта я найду?

Мне б себя найти, вот в чем задача.

Покаяние

Дотянусь до неба пальцем,

Прикоснусь к звезде с востока.

Был по жизни я скитальцем,

Не искал в себе порока.

На чужбине — словно дома.

Дома — гость диковинный.

И судьба, как будто в коме,

Кандалами скованна.

Ожидание хуже смерти,

Длится век молчание.

Расплясались злые черти,

Вестники отчаяния.

На кресте с пробитой раной,

Боль невыносимая.

И с душою в клочья рваной

Цель недостижимая.

Нет спасения, нет надежды,

Это воздаяние.

Все грехи, что были прежде,

Были наказанием.

В глубине, с молитвой, в сердце,

Шепот на прощание.

Может Он откроет дверцу,

За это покаяние.

Демоны внутри

Хуже смерти демоны внутри,

На кусочки душу раздирают.

На плечах мешком висят грехи,

И к земле под тяжестью сгибают.

На колени. Дальше не пройти.

Голову поднять уже не в силах.

Сатана завлек в свои силки.

Током боль пронзает мои жилы.

Из последних сил смотрю я ввысь,

Чтоб сказать последнее «Прости».

Только губы узелком сплелись.

Сердце взято в жесткие тиски.

Нет прощения, знаю, не простит.

В списках в рай меня уж не найти.

Жизнь дана нам только лишь в кредит.

И от наказания не уйти.

Ступень к Небу

Берег боли, убитой мечты,

Берег жизни, где нет любви,

Пристань мыслей, где нет суеты,

Где давно сожжены все мосты.

Ты приплыл, но вокруг пустота,

Где пугает во всем простота.

Вроде дышишь, но сердце кровит.

Боль сегодня тебя победит.

Закрываешь от боли глаза,

И слеза по щеке, как смола.

Шрам оставив, уйдет этот день.

Может, к Небу такая ступень?

Что с собой мы туда унесем?

Хороните ненужные грезы,

Что ввергают в пучину тоски,

Иссушите ненужные слезы,

Разрываясь в душе на куски.

Посмотрите на мир без оглядки,

Позабыв свою боль и печаль,

В зеркалах отражаются маски,

Не найдя на пути свой причал.

Голод страстной любви утолите,

Прыгнув с самой высокой скалы.

Говорите, живите, дышите,

Так, чтоб жить без любви не смогли.

Миг рождения — искорка Бога.

Мы пришли, будет день — мы уйдем.

Жизнь сплошная крутая дорога,

Что с собой мы туда унесем?

Подарите себя мирозданию,

Ваши помыслы, ваши сердца,

Может, в этом найдете призвание.

Может, в этом задумка Творца.

Хороните ненужные грезы,

Что ввергают в пучину тоски,

Иссушите ненужные слезы,

Разрываясь в душе на куски.

Путь на Голгофу

Взвалю на плечи крест и в путь пойду.

К своей Голгофе, где меня казнят.

Всю боль в комок у горла соберу,

Хоть мной мои грехи руководят.

Не раз в моей дороге дрогнет шаг.

И в кровь собью в пути я пальцы ног.

С сарказмом улыбнется старый враг.

И мою душу заберет в залог.

Под улюлюканье и рев толпы,

Вперед иду, себя я не предам.

И хоть порой дела мои глупы.

Свой крест в чужие руки не отдам.

Пройду сквозь боль до самого конца.

И смирно лягу, превратившись в крест.

Я верю во Всевышнего Отца!

И путь мой увенчает благовест!

Губами к Небу

Прикоснись губами к Небу,

Разожми в душе комок.

Даже если это небыль,

Подойдет к ключу замок.

Призма расщепляет белый,

Свет летящий, лишь фотон.

Будь с судьбой своей ты смелым.

Слушай сердца камертон.

Отпусти, что улетает,

Что твое, придет опять.

Только сердце твое знает,

Принимать или отдать.

Время тает по секундам,

Завтра день не повторишь.

Будь врагом ты своим страхам.

Лишь тогда ты ввысь взлетишь.

Холодно

Душа в снегах, и холодно, и зябко.

Мне б выбраться, накрыло с головой.

Последний поцелуй тягучей каплей,

Сорвался в пропасть черною стрелой.

Закрыл глаза, взял паузу у жизни,

Секунду быть в безмолвии с собой.

Ведь нету излечения болезни,

Что в мире называется — Любовь.

Быть нелюбимым, умирать от страсти,

Отвергнутым, хоть дышишь для любви,

И сердце разрывается на части,

Зови любовь, шепчи, вопи, кричи!

Но глух Господь, ты в жизни лишь игрушка,

И быть любимым для тебя лишь сон.

Как в чае растворяется ватрушка.

Останешься ты отблеском окон.

Осколок

Я осколок пустой планеты.

Я осколок своей судьбы.

Сторона у ненужной монеты.

Крик от боли в глухой тиши.

Я кусок после рваной раны.

Я осколок своей мечты.

Хаос в сердце, в душе ураганы.

Вся земля под ногами в крови.

Как осколок любимой вазы,

Я осколок твоей любви.

Так не бросишь в корзину сразу,

Хоть разбилась с чужой руки.

Тянет прошлое, за мгновение.

Память клеит мозаику из снов.

Посылает осколок в забвение,

Чернотою ненужных слов.

Глухой пилигрим

В бушующем море,

На веслах один.

Плыву без разбора,

Глухой пилигрим.

Бьет молния в сердце,

Слеза на щеке.

Откроется ль дверца

На том бережке?

Спиной к своей цели,

Гребу наугад.

И вкус карамели

Чуть-чуть горьковат.

Доплыть ли сумею,

И хватит ли сил?

Молился Морфею,

Чтоб в сон погрузил.

Потерянный в море,

Не сломлен судьбой.

Я с Богом не в ссоре.

Но жив лишь борьбой.

Верь в себя

Каждый божий день неповторим,

Кушаем, молчим иль говорим.

Солнце светит или море туч,

Сердце греет лишь надежды луч.

Всякие сомнения — беда.

Страх, волнение — это ерунда.

Ведь куда от «Я» ты не беги,

Будут все равно одни враги.

Даже если ты сейчас упал,

Хоть на Бога в чем-то уповал,

Продолжай ты верить и молись,

И дерись, дерись, дерись, дерись!

Верь в себя, не бойся ничего.

Жизнь не черно-белое кино.

Много красок, дружбы и любви.

Радуйся надежде и живи.

Любви покорные стязания

Любви покорные стязания,

Души и сердца, мыслей пляс.

И время, как смола отчаяния,

С тяжелой ношей, как баркас.

Живем, как будто наказание,

Нас мир свободою манит.

Но страх ответит назиданием,

Ведь глубоко он в нас сидит.

В пылу отчаянных желаний,

Любовь свою мы зачеркнем.

Не терпит сердце ожиданий.

Отрезав, больше не вернет.

Потом, влача существование,

Мы тянем прошлые грехи.

И умираем от отчаяния,

Рисуя черные штрихи.

По тропинкам

По тропинкам доселе не топтанным,

Где не пуганный ходит зверь,

Там, где мир был почти неведомым,

Открываю со страхом дверь.

По канату иду, да над пропастью,

Упадешь, если дрогнет шаг.

Только бой со своей совестью,

Проиграть мне нельзя никак.

Весь избитый судьбой, израненный,

Получал счастье лишь на миг.

Каждый шанс был всегда особенный,

Как достичь его, я не постиг.

Все давалось с трудом немыслимым,

Отбиралось, чуть был не прав.

Так, не стал для нее я единственным,

Свое сердце навеки отдав.

Гранит

Вдох любви — анестезия.

Боль утрат, густой туман.

Вместо точек запятые.

Волчий крик, души капкан.

Ожидание удара,

Яма незабытия.

Воткнут в спину нож обмана.

Неизбежность бытия.

Перезрелый вкус малины,

Память темная молчит.

Облик в дыме от полыни,

На душе смолой горчит.

Черных дыр, тягучесть лавы,

Неизвестностью манит.

Все, на что имеешь право,

Только лишь в конце гранит.

Меч

Я тот, кого невзгоды не убили.

Я тот, кто на коленях не стоял.

В ком стержень не согнули, не сломили,

Хотя не раз меня встречал провал.

Меня хотели сжечь непониманием,

Чтоб я от одиночества страдал,

Чтоб не был избалован я вниманием,

Чтобы любви я вовсе не видал.

Меня боялись слабые у власти,

И тихо ненавидели враги.

Мне козни строили, одни напасти,

Но уничтожить так и не смогли.

Я благодарен тем, кто делал больно.

Кто раны мне смертельные вскрывал,

Ведь если не они, то невозможно,

Чтоб я себя, как меч в огне, сковал.

Всем жертвам всех геноцидов

Одна боль на двоих,

Нет чужих и своих.

Холодеют от ужаса жилы.

Беспощадной рукой,

Нас везли на убой.

Нет у многих даже могилы.

Убивали, сжигали, нас только за то,

Что иные мы были по вере.

Бог не слышал молитв,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 438