электронная
240
печатная A5
491
18+
ПУТЬ ИСТИНЫ. THE WAY OF TRUTH

Бесплатный фрагмент - ПУТЬ ИСТИНЫ. THE WAY OF TRUTH

Книга первая. Часть первая: внутренний путь

Объем:
302 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-9158-1
электронная
от 240
печатная A5
от 491

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Первая любовь неправильно переживается, поэтому часто превращается в психалгию (душевную боль). Но, одновременно, психалгия, это показатель чувствительности, пластичности нервной системы и высокого потенциала для дальнейшего развития. Ты можешь быть убежден, что если это истинная любовь, то она единственна и живет вечно. Ошибка связана с тем, что индивид смешивает подлинную интуицию истинной, вечной любви, которая есть свобода от эго и бытие Целостности, с обусловленной, преходящей межполовой любовью. Смешиваются два вида любви: необусловленная любовь как «состояние» Целостности со всем миром (бытие в недвойственной Истине) и обусловленная любовь, которая приходит и уходит, связана с временными, биологическими и социальными факторами. То есть, любовь также можно ранжировать в зависимости от уровня развития бытия/познания (вертикальное) и горизонтального расширения (вариантов уровней) (эгоистическая любовь, кентаврическая любовь, родительская любовь, альтруистическая любовь, божественная любовь, мистическая и тому подобное.).

Поскольку абсолютная любовь как таковая мало сознается (либо совсем нет), но интуиция ее присутствует, она вмешивается в обусловленную любовь, которая принимается за абсолютное, за то, что не возникало и не уходило. Интуиция абсолютной любви (Я есть Целое) переноситься на любовь обусловленную. Здесь можно пойти двумя путями: ранжировать саму любовь от простой привязанности или притяжения до абсолютной любви (виды любви) или признавать истинной (собственно любовью) только абсолютную любовь. Когда индивид апеллирует к обусловленной любви как истинной, наделяя её абсолютными характеристиками, он неизбежно страдает и терпит поражение. Истинное, абсолютное, не приходит и не уходит, а есть всегда, изначально. Так что Любовь в этом смысле никогда не уходила.

Как всякая обусловленность, любовь межполовая приходит и уходит, но следуя своему убеждению, индивид держится за уже мертвую любовь, не желая расставаться с блаженством и живостью которую она дает, сохраняя боль и страдая от этого. Любовь ушла, но убеждение диктует делать вид, что она живет, имитировать ее, хотя уход явно обозначился. Но если любовь ушла, то значит (если следовать ошибочному убеждению), она не была истинной и тогда рушится вера в Истину. Частное переносится на всеобщее, относительное абсолютизируется. Но чтобы не потерять свое убеждение в постоянстве и единственности Истины (не потерять себя), индивид держится за иллюзию, только чтобы соответствовать своему убеждению, которое стало для него тюрьмой. Нет никакой постоянной обусловленной любви. Нет постоянства в обусловленной любви. Мир устроен просто и в то же время очень хитро, так чтобы даже иллюзия стала путем к Истине. Смешение относительного и абсолютного характерно для развития.

Тебе может казаться, что если любовь ушла, то она не была истинной. И тогда ты можешь искать новую любовь, которая, уж точно, будет истинной. Ирония состоит в том, что так каждая любовь, которая приходит и уходит, воспринимается как «истинная», окончательная. Что-то не так в этом убеждении о единственности истинной любви, если одна «единственность» сменяется другой «единственностью». Отпустить эту «единственную» обусловленную любовь — это значит принять её смерть, принять непостоянство как суть этого существования во времени. Развитие, воистину, проходит через эти принятия смерти то одного, то другого. Если что-то умирает, значит, оно не вечно, не истинно. И хотя часть абсолютной истины содержится в любой любви…

Любовь собственно, при соответствующем настрое, открывает не только и не просто истинную возлюбленную, а Истину присущую каждому, любому человеку. Беда только в том, что мало кто знает себе цену, мало кто знает сам себя. Потенциально Истина является сутью каждого, но далеко не каждый способен это увидеть и быть этим. Если ты не в Истине, то лучше вообще не открывать рот, чтобы не портить впечатления.

Реальность изменилась, любовь приходит и уходит, как и всё в этом мире и тебе не дано удержать то, что не вечно. Нельзя удержать то, что приходит и уходит. Итак, все преходяще, как и сама физическая жизнь, проявлением или воплощением которой является любовь. Одна любовь ушла, придет другая. Это только обусловленные проявления абсолютной любви как состояния чистого бытия. Желая же удержать уже мертвое, упорствуя в своем убеждении, ты только углубляешь свою боль, свое страдание, не понимая, что с уходом этих отношений сама любовь не покидает тебя как само чистое состояние бытия. Ты сам остаешься и остается способность и возможность для любви. То, что проявилось, рано или поздно уйдет, но остаётся непреходящее Целое, Истина или Атман.

Введение

Зов Истины создает Путь.

Человек может думать не только о Большом Взрыве, но и о том, что было до него. Поэтому, на мой взгляд, человек есть (в своей истинной природе) не просто космос, а больше чем он. Чтобы объять бесконечность, бесполезно передвигаться с места, на место, но можно быть вне времени и пространства. Человек всегда есть большее того, что он может представить, вообразить, помыслить.

У каждого свой Путь, который индивид создаёт самостоятельно, если он хочет его вообще иметь. Нет одинаковых Путей даже в одной традиции, а при интегральном подходе он неизбежно индивидуален.

Основная идея состоит в ведущей роли внутреннего «Я» (Внутренний-Левый сектор, отношение Я-Я, внутреннее, субъективное, индивидуальное). Мы можем быть властными в своём внутреннем мире. Мы можем действовать с властной, «самоактивной» внутренней силой без опоры на что-либо. В отличие от секторов «мы», «они», «оно». Мы углубляемся и расширяемся в себя, чтобы охватить весь мир. Это развитие не по пятам, не по толчкам извне, а из себя самого, из ничего, через бездну к пустоте. Оно активно, самостийно. У человека есть сознание «я» (способность смотреть в корень своего сознания) и он его должен использовать во всю силу.

Индивид может развиваться по собственной активной и истинной воле, а не в приспособление к обстоятельствам, которые могут прийти, а могут и не прийти. Сектора «мы», «они», «оно», конечно, так же важны и обязаны учитываться, использоваться.

Кроме макрокосмоса, находящегося вне тебя, есть внутренний мир, внутренний эволюционирующий микрокосмос, над которым мы можем быть властны, на движение которого мы можем воздействовать относительно независимо от внешних обстоятельств. Такую возможность дают нам состояния, то есть весь спектр переживаний (низших и высших), которые индивид может испытывать (и осознавать в какой-то степени) находясь на любой стадии развития.

Эта книга есть часть первая книги первой, в которой описываются внутренние факты саморазвития, отслеживается и систематизируется живой опыт, как он приходит и представляется на сегодня, по возвышающимся уровням бытия/познания от эго к уровню психическому.

В этой первой части книги первой описываются предпосылки для активизации развития, то, почему развитие необходимо, почему оно происходит и не заканчивается с достигнутым уровнем зрелого эго и кентавра.

Это текст книги (в основном) по состоянию на 2013г. и он может исправляться, уточняться, дополняться, так как развитие не стоит на месте и его понимание (и выражение) улучшается. С переходами на более высокие уровни будет меняться и видение, которое может требовать пересмотра прежних достижений. Фактически текст может меняться (обновляться) по частным местам буквально каждый день-ночь.

Тексты писались мною с 1977 года. Я просто взял их и упорядочил более или менее. Одним из ориентиров в этом мне служит (и служил с 2005 года) интегральный подход Кена Уилбера, когда я случайно обнаружил его книгу «Никаких границ».

Такая многоступенчатая система изложения, следующая за реальностью, задумана изначально: от Начала и до Конца или достижения Цели. На самом деле Путь в своём живом исполнении, в своей экспериментально-исследовательской форме не так систематизирован и ему свойственны спады и подъёмы, кризисы и почти катастрофы. Вы можете сами отследить по всем книгам, которые, как я надеюсь, будут опубликованы, где был провал, а где был взлет. Если посчитать, то в общей сложности это будет на сегодняшний день 26 книг. Они уже существуют в черновиках от почти полной, до процентов на 70—95 готовности. От начала написания и собственно Пути на который я сам себя обрек без всякой надежды на выгоду для себя, охватывает период от 1977 до настоящего 2019 года.

Невозможно дать (прочитать, усвоить, передать) исчерпывающие инструкции по развитию. Многое остаётся за текстом. Поэтому нужно просто активизировать разум и самостоятельно принимать решения в каждом данном случае. Каждый сам создаёт свой Путь.

Каждый сам создает свой Путь, с чем-то соглашаясь, что-то перенимая от других, что-то порождая в результате переживаний и столкновений с жизненными ситуациями. Это попадание в острую жизненную ситуацию (и/или их создание) очень хорошо подталкивает на то, чтобы активизировать работу над внутренними изменениями.

Больше чем долинные продвижения, меня интересуют узловые пункты развития. Кен Уилбер называет их Поворотными Пунктами, Вехами или осевыми точками. Это скачок, перепад из одного уровня в другой. Термин «переход» я использую в широком смысле, как всякий перерыв постепенности, момент скачкообразного изменения и в узком смысле, как собственно поворотный пункт развития.

То, что я называю Переходом с большой буквы, как один из периодов развития, есть поворотный пункт номер 7 к трансперсональным областям (по классификации Уилбера). Это точка невозврата или необратимого развития, которая может восприниматься как угроза существованию вообще. Это черта, ступив за которую можно (и нужно) не скатиться назад. Хотя на самом деле это всего лишь субъективное переживание, но оно определяет поведение индивида достигшего такой черты.

Я выбираю слова естественного языка, инструментализируя его и, не перенимая, по возможности, язык философии, психологии, мистики. Все это для того, чтобы текст можно было понять любому, кто владеет русским языком. Разбиение единого языка на специализированные, не способствует интегральному видению реальности.

Писатель-мистик, вынужден (хотя бы вначале, пока он не научиться преодолевать это) отчуждать от себя часть себя, чтобы написать текст. Это отчуждение, объективация части себя, образуя внешние формы, поневоле искажается интерпретациями. Это неизбежно. На выходе получается нечто далёкое от реальности, но напоминающее о ней. Писание (объективация) отрицательно сказывается на развитии по потоку реальности. Оно может совсем остановиться. Лучше, чтобы вообще ничего не писать. Отказ от писания ускоряет и углубляет развитие. Так как суть писания — это объективация части себя, она не способствует (препятствует) продвижению, а тем более, просветлению. Тот, кто описывает процесс, вынужден, даже при эффективном сопротивлении, частично жертвовать живой полнотой бытия.

Индивид, выбирающий интегральное, всестороннее саморазвитие, по всей вероятности, должен быть толерантен ко всем традициям, направлениям работы над собой и быть в состоянии использовать любую из них для своего развития (если это приносит пользу).

Развитие является не благим пожеланием, праздным стремлением, а условием, прежде всего духовного, а затем и физического, выживания. Нужно не просто развитие, а достаточно быстрое и эффективное, чтобы оно обеспечило выживание на высоком уровне.

Судьба решается не где–то там, в далёком далеко, а здесь/тут/теперь, вот в этом и в этом действии, поступке, воздержании от него, выборе, предпочтении и т. д.

Основой любого развития является работа над физическим телом. Йога, до — ин, гантели, бокс, джиу джитсу, прогулки, бег и все что угодно другое, применяется всегда, при любых условиях. Все это я объединяю под общим названием Физической Линии действия. Что бы ни было, но эта линия присутствует всегда и является фоном любых других линий развития. Тело должно быть окультурено, развито, подготовлено, настроено к восприятию более тонких высших энергий.

Речь идёт в данной книге о естественной интегральной эволюции, а не о перепрыгивании через уровни с тем, чтобы приобрести сверхспособности. Это трайболисткое, патологическое желание эго-уровня. Хотя, мы это не отвергаем.

Мною, в большей или меньшей мере, явно или скрыто, используются идеи и опыт из различных областей. Это в первую очередь интегральный подход Кена Уилбера, психология спорта, тасаввуф (суфизм), психология актёрского искусства, военная психология. С работой Кена Уилбера я познакомился впервые в 2005 году. Это была книга «Никаких Границ». Мой путь основан на проявлении собственной интуиции, но знакомство с работами Кена многое объяснило и позволило более четко и осознанно структурировать собственный опыт.

Каждый действительный практик заново открывает (в своей форме) то, что только лишь известно, то есть существует как сведения, информация, знания и открывает нечто новое. Его задача — пройти через живой опыт. Мистик — это индивид, проводящий детальное исследование скрытых внутренних миров.

Развитие идёт не через ослабление эго и превращение человека в некоего юродивого, не понимающего значения обыденных вещей, а через его усиление. Только сильное эго может трансцендировать, придушить самоё себя.

Развитие есть столкновение лицом к лицу со смертью в том или ином варианте (выход из «фактуры»; «надо», а не «хочу»; «крутой поворот»; и т.д.). Там где ты принимаешь эту смерть, ты развиваешься, а там где отступаешь перед страхом смерти, останавливаешься и двигаешься назад. Поэтому нужно не «кончать» смертью, а начинать, то есть раз за разом переживать (в трансцендентном смысле) страх смерти, оставляя его позади.

Кстати, Кен Уилбер выделяет линию развития «страха смерти». Линия смерти сталкивает с живой реальностью, с действительными проблемами и задачами, реальным делом. Некоторые говорят о том, что перед лицом опасности человек обязательно испытывает страх и, проявляя силу, преодолевает его. Только отчасти это так. Можно быть полностью свободным от страха смерти. Но это не значит быть безрассудным. Там, где есть опасность реальной физической смерти, человек может быть готовым встретить её осознанно до последнего момента и не оказаться перед нею в неуправляемом состоянии паники. Если есть хоть частица страха, она не позволит быть в чистой осознанности. Страх и всякая привязанность искажают сознание. Там где страх принимается как один из мотивирующих факторов поведения, там он рано или поздно вносит искажения, задача не выполняется и приходит страдание смерти. Где нет страха смерти — нет и самой смерти. Тогда страх смерти не будет вообще движителем твоего действия, либо бездействия. Отсутствие даже тени страха смерти позволяет пройти «по лезвию ножа» и достичь Цели.

Нужно не только серьёзно усваивать интегральный подход, но также относиться ко всему (нет мелочей), так как у нас вопрос может буквально стоять о жизни и смерти. Если она может случиться завтра, то это не значит, что сегодня мы можем «валять дурака». «Завтра» будет тем же «сейчас», только какое — то время спустя. И быть может, наша работа не пройдёт даром и спасёт нас, пусть может не физически, но духовно.

Весь первый цикл (виток) Пути можно вкратце резюмировать следующим образом. В своём обычном состоянии человек отождествляет себя с умом, с мыслями, концепциями, чувствами, намерениями и оставляет тело где-то там, внизу (эго-уровень). Первый этап состоит в том, чтобы сместить «себя», то, что мы считаем собой, своё «я», к центру, который объединяет в одном равном охвате и ум, и тело как единое тотальное целое (кентавр). Второй этап заключается в том, чтобы разотождествиться и с этим развитым тотальным целым, включая в сферу своего «я» среду и других людей (свидетель). Все эти этапы развития от эго к кентавру и далее, к началу психического, представляют собой единый цикл, а лучше сказать, виток развития. То есть, он ощущается как некое единое, связное целое (центральная перспектива).

На эго-уровне индивид думает решить все вопросы с помощью ума. Он исходит из убеждения, что мысль материальна и можно, решив вопрос в уме, решить его на самом деле. Для него реальность ограничена ментальной сферой, поэтому он интенсивно развивает ум и приобретает знания. Сфера науки. Для того чтобы идти дальше к уровню Кентавра, а тем более к психическому (тонкому), нужно не столько знать, сколько пере-живать, непосредственно иметь в своём индивидуальном опыте новые, более высокие внутренние факты (реалии). Обратить внимание внутрь и вступить в контакт с внутренней реальностью. Даже когда ты обращаешь внимание вне себя, в сферы «мы», «они», «оно», внутреннее продолжает существовать. Выключение всего внутреннего при внешней ориентации исключает интегральность.

Путь делится на периоды, которые появляются от следования Ориентирам (1+3) — Истина, независимость, интеграция, соответствие и преодоления Поворотных Пунктов, непосредственных переходов от одного уровня развития бытия/познания к другому, более высокому.

Поскольку меня можно считать сторонником интегрального подхода Уилбера, то в дальнейшем буду свободно пользоваться соответствующей терминологией и отсылаю заинтересованного читателя к произведениям Кена, хотя суть можно понять на основе текста.

Сила подхода/практики в том, насколько он/она может преодолеть некоторый идиотизм наличной социальной реальности. Николай Бердяев отмечает ту угрозу, которую несёт общество и государство для самобытности личности, его свободы. Впрочем, хотя постконвенциональная стадия (кентавр и выше) и превосходит конвенциональную, но не исключает её вовсе.

Можно применять выборочно те или иные методы. В интернете вы найдёте бесчисленное множество способов, для освоения которых не хватит жизни. Но в этой погоне за разными привлекательными способами развития, можно упустить именно те перспективы, которые тебе нужны. Интегральный подход позволяет самостоятельно находить/открывать/порождать и использовать именно то, что тебе нужно, не упуская важных перспектив. Я просто использую Ориентиры как способ организации опыта и видения перспектив.

Нужно учиться путём испытания, эксперимента, исследования, непосредственного опыта, а не изучения книг. Собственно, это и есть мистический путь.

Нужен самостийный контакт с реальностью настоящего, в котором актуализированы твои собственные силы, способности, возможности. Нужно, как говорил один товарищ, «отстегнуться» от всех тех ограничений, которые часто носят чисто субъективный характер. Нельзя развиваться, не наступая на свои больные места. В тепличных условиях происходит просто раздувание эго, а не перерастание к чему-то большему. Реальное развитие драматично и трудно. Для этого нужна страсть к духу, воспламенение (тапас).

Язык не совпадает с реальностью. Постформальное развитие требует перестройки самого языка, чтобы он хоть в какой-то степени соответствовал реальности. Задача не в том, чтобы подчиняться готовым правилам, а в том, чтобы стелить по реальности. Это важнее. В соответствии с этой установкой и язык меняется. Существующие официальные правила обусловлены не только природой языка, но и уровнем развития человека (конвенциональное рефлексивное эго), что не подходит для более адекватного отражения более высокой реальности. Наверное, нужен новый язык с другими правилами. Опасность только в том, что тебя почти никто не поймёт. Кен Уилбер пишет в «Интегральной психологии» о том, что язык не просто служит для отображения заранее данного мира, но участвует в создании и конструировании этого мира. Поэтому вполне естественно изменение языка в соответствии с уровнем развития бытия/познания, разными состояниями и переживаниями, где меняются мораль, мировоззрение, чувства, мысли, проблемы и патологии. Другой мир — другая символическая система. Дело осложняется ещё и тем, что на высших стадиях индивид вообще выходит за рамки вербального общения и структурирования своего опыта.

Как отмечает Уилбер, одна из истин постмодернизма состоит в том, что реальность в некоторых важных моментах конструируется как интерпретация (конструктивизм). И эта интерпретация говорит нечто важное не только о предмете интерпретации, но и о самом интерпретаторе. Никогда не знаешь, как твоё слово отзовётся. Часто тебе приписывают то, что ты не говорил и не мог говорить. Конечно, это в значительной степени вина самого автора.

Будем называть подлинным «я» самость кентавра с его тотальным единством ума-и-тела. То есть, здесь индивид входит в уровень, где выражает, актуализирует самого себя и делает, желает и т. д. именно то, что есть на самом деле. Но это подлинное, индивидуальное «я», остаётся в рамках грубой сферы и, благодаря Зову Истины, страстно желает освободиться от самой себя, чтобы приблизиться к самой Истине. Индивид устремлён к тому, что выше его самого, выходит за рамки организма. Чтобы стать тем, что выше тебя самого, нужно, с одной стороны, отрицать себя, своё это подлинное, но отдельное «я», а, с другой стороны, откликаться на Зов Предельной Истины. В этом самоотрицании, индивид выражает свою сокровенную сущность, следует более глубокому Истинному Я, превосходящему сформированное предшествующими десятилетиями развития грубое эго. Эта трансценденция за пределы эго составляет смысл первого витка развития.

Внутренний Путь — это путь самостийного развития. Вместо того чтобы читать все новые и новые книги, перенимать опыты, идущие от других людей или традиций, лучше довериться собственному непосредственному испытанию, актуализировать свои силы, способности, возможности и идти поэтапно, к все более и более высокому уровню развития бытия/познания.

Мистик — это просто тот человек, который испытывает истины на самом себе. И это в какой-то степени роднит его с учёным. Эволюционный механизм заложен изначально в самом человеке. Не усвоение опыта других (хотя и это имеет место быть), а его порождение и выход за его границы. Это трудный путь, но я не вижу иного Пути для человека, в котором есть это сокровенное томление, эта страсть к познанию Истины. Когда нет этого вкуса к самостийности, то движение прекращается.

Следование не отвлечённым рассуждениям, а внутренним фактам, той реальности, с которой ты находишься в настраиваемом контакте (непосредственное) и которая изменяется в связи с развитием, восхождением по этапам, стадиям, уровням. Хотя в Цели заключается суть дела, но её не достигнуть без всецелого погружения в процесс. Продвигаясь в более высокие уровни — кентавр, психический, каузальный, недвойственный — мы просто преодолеваем негативное влияние среды и собственное сопротивление, следуя за логикой эволюции, продолжаем своё движение. Мне близка идея Достоевского о человеке как о незавершённом существе, «выделка» которого продолжается в постсовременности и вне временности.

Хотя ты можешь взаимодействовать, испытывать влияние и влиять на «внешнее», но оно независимо от тебя, объективно, обладает собственной логикой и силой. Но ты можешь в полной мере находиться в постоянном контакте, воздействовать и управлять тем, что субъективно, индивидуально/внутренне. Это то, что всегда с тобой, всегда при тебе и нужно только обратить внимание внутрь себя (не теряя осознания всего внешнего), чтобы познавать и воздействовать на себя. Если внешние обстоятельства могут быть непреодолимой силы, где ты не можешь ничего поделать, то в своём внутреннем мире ты властен при любых обстоятельствах любого характера и силы. Если захочешь, ты даже властен над тем, чтобы достойно принять смерть.

Можно иметь различные взгляды, но каково бы ни было наше представление, наша интерпретация, реалия остаётся тем же самым внутренним фактом. Сама по себе она продолжает существовать независимо от того, как мы её определяем, правильно или нет с нашей точки зрения. То есть, это надёжная опора. Пока опоры необходимы.

В ходе развития возникают потребности в более глубоком, точном и адекватном понимании возникающих вопросов. Ведь ответы практически значимы. Они тут же могут быть проверены и ошибка недопустима. «Ответы» — это то, что ты делаешь в себе и с собой.

Внутренний путь — это не просто движение внутрь себя, а движение ощущающее, чувствующее, мыслящее, активное и осознанное. И это движение даёт опыт как не только и не столько сознательное представление наших ощущений, а чуть дальше, как сознательное, систематическое отслеживание и оперирование процессом ощущения, его приходом и уходом во взаимодействии с интерсубъективным и объективным. Это движение, чтобы состояться, проходит некий барьер или преодолевает преграду, которая знаменует собой вход в другую реальность — реальность внутренних миров. Если бы не было этого барьера, то и не надо было бы проводить некоторую практику для установления контакта с этой реальностью. Когда это произошло, то открывается внутреннее зрение, где ты видишь не только то, что происходит при особых экстремальных обстоятельствах, когда внутренняя жизнь обостряется, но и то, что происходит в повседневности — обычных состояниях бодрствования, сна и глубокого сна без сновидений.

На мой взгляд, представляемый Путь развития, включающий теорию и практику (процедуры), основывающуюся на собственном опыте, вполне может быть воспроизведён (в каких-то основных чертах), если следовать предписаниям. Будет логичным и обоснованным предположить, что если ты сам в какой-то части воспроизводишь опыт мировых традиций мудрости, а в какой-то части самостоятельно порождаешь или пере-открываешь неведомый опыт, то и всякий другой сможет это сделать. Это, в то же время, не оберегает от того, что опыт других будет повторять твой собственный. Так и должно быть. Любой опыт открыт для уточнения.

Есть Начало и есть Конец пути. Не неопределенное нечто, не неопределенная цель, не «не имеющая конца» дурная бесконечность. Искатель перестает быть искателем, когда он нашел искомое и пребывает в нем. Знание (известное) ограничивает, закрывает, может вообще перекрыть возможности развития, так как оно связано с эго, является его функцией. Практика опережает теорию. Если нет средств достижения Цели и временных рамок, нет карты (пусть даже и интуитивной), то сам Путь делается весьма туманным, неопределенным и не целестремительным. Нужен предельный результат (цель-результат), а не просто туманное шатание от одного к другому. Причем имеется определенное ограничение — отсутствие всей полноты информации и самостоятельность самого процесса. Полностью отсутствуют какие-то учителя, инструкторы и сами знания весьма ограничены, недостаточны. Хотя, определенный избыток информации или мировоззренческий избыток должен существовать. Он необходим просто для атмосферы. Здесь требуется регулятор совершенно независимый и внутренний. Цель должна быть достижима не столько в течение всей жизни, но еще быстрее в течение нескольких лет и/или месяцев и зависеть от собственных усилий или собственных действий, открытости, преданности и устремленности. Для этого требуются собственные действия, а не только милость высших сил (или: «милость высших сил при помощи собственных действий»). Поскольку милость высшей силы — это не совсем моя компетенция, то я должен быть полностью сосредоточен на своей области ответственности. Быстрота достижения или постижения Цели (как и милость высших сил) должна быть «зависима» от моих усилий, от моего рвения. Весь смысл Пути в достижении пункта назначения, а не в том, чтобы бесконечно осваивать промежутки. Не неопределенное шатание, а действие целестремительное, управляемое, прогнозируемое по времени и даже месту. Только так, имея Начало, можно иметь и достигать Цель. Почти ничего не дает нам неопределенное «саморазвитие», которое не имеет повременно установленных целей-задач (и Цели как центра интеграции) и где отсутствует сам процесс как устойчивая и управляемая практика. Не остановка где-то посередине и отклонение в стороны с заходами в тупики. Но необходима такая собранная, безусловно достигающая практика. Нет даже, не неопределенная практика, которая то ли работает, то ли не работает, а такая, скажем так, технология достижения, отбрасывающая уклонения и имеющая детальное осуществление. То, когда есть такой непрерывный (не прерываемый эмоциями, мыслями, сном) процесс, вполне управляемый, имеющий независимую регуляцию и безусловно доводящий до Цели. Тогда имеет смысл прилагать сами усилия и выходить за пределы своих пределов. Не неопределённое «саморазвитие», которое шатается в разные стороны, не имея результат. Полумеры не спасают. Нужно реальное изменение.

Еще надо особо сказать о таком моменте, как непрерывность практики. Это условие ее успешности. Когда вы, скажем, медитируете, то уделяете этому какое-то время, настраиваетесь, заучивайте текст, ритуализируете это действие. Поэтому медитация превращается в особое действие в особое время. Но это только начальный момент. Настоящая медитация непрерывна. Она не опирается на тексты, особо уделяемое время, особые обстоятельства и т. д.

Подлинный мистицизм означает не уход от реальности, действительности, а максимальное погружение в нее, максимальный контакт без изъятий. Это означает не сведение реальности только к материальному аспекту, а охват всех уровней, сфер, областей реальности как она есть, не игнорирование никаких частностей и всеобщностей, пластов. Охват всего как оно есть. И физический, материальный мир, и энергетический, и психический с его волей и силами, и тонкий с душевными тонами, и причинный с истоками всего что появляется, и недвойственный.

Карта дает возможно более глобальный, глубинный, всеохватывающий план-территорию, на которой можно ориентироваться с любыми возможными вариантами и перспективами. В этом её ценность. И хотя саму карту можно по ходу корректировать и уточнять, в целом она остается неизменной. Когда мы обладаем глубинным и всеохватывающим взглядом, то не потеряемся в пути, не упустим цель, не остановимся на полпути, не позволим ввести нас в заблуждение.

Надо заметить, что эго не хочет дать простор развитию. Поэтому оно будет всячески отрезать от реализации планов, от входа в поток развития, не смотря на его эффективность. Как раз эффективность будет тоже поводом для блокировок. Успешность, прогресс на Пути, для эго есть повод для того, чтобы свернуть в сторону.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 240
печатная A5
от 491