печатная A5
352
16+
Пустой океан

Бесплатный фрагмент - Пустой океан


Объем:
82 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4485-4589-4

Часть первая «Новый взгляд»

Теплый ветер. Узкая тенистая улица. В ее начале силуэт ребенка, медленно движущийся в направлении ее завершения. Это был мальчик, его одежда проста: короткие брюки, бежевая рубашка и коричневые легкие ботинки. К нему из-за поворота вышла загадочная девочка, одетая так, как будто сошла со сказочных книг. На ней было: зеленое платье, расширяющееся к низу до колена с черными полосками; шляпа с синими ушами, как у ослика; полосатые колготки; такие же зеленые, как платья — ботинки с черными шнурками. Она дала ему листик и так же внезапно, как и появилась, скрылась за поворотом. Дубовый лист, на котором жилки складывались в слова.

Из листика: «Добро пожаловать на борт. Где пришвартован корабль, ты знаешь.»

Мальчика звали Ил. Он часто гулял по этим узким мощеным улочкам, пытаясь заблудиться, что бы его начали искать. Городок был маленький и заблудиться в нем было невозможно. Корабль нашелся быстро. Через пару пересекающихся улиц была пристань, у которой стоял деревянный трех палубный корабль. Сделан был из темного дерева, не похож на другие корабли. Трап был приставлен к верхней палубе, из-за этого подъем казался очень крутым. Каждая палуба держалась относительно другой на небольшом расстоянии — около полутора метров. Они были открытыми, соединялись благодаря нелепым перегородкам между ними и винтовыми лестницами. Мачты располагались на верхней палубе, но они были спилены почти у основания и выглядели как пеньки.

Мальчик подошел к кораблю и увидел там снова странную девочку. Она протянула руку и забрала листик, уступив дорогу на борт. Ее взгляд был очаровательно глубокий, но ничего не выражающий. Как только Ил поднялся, ему прошептали: «Прячь руки». Ил сразу не понял смысла. Оглядевшись, он увидел, что все на корабле прячут руки. Ему это не понравилось. Ил захотел сойти с корабля. Но! В одно мгновение вокруг образовался океан. Он был не такой, к какому привыкли все. Нет волн, вода тихая и прозрачная.

— Почему я должен прятать руки? — спросил Ил.

— Если на твоих руках окажутся веселые человечки, тебя скинут за борт. — ответил ему обитатель корабля.

— Почему?

— Такое правило.

Большинство детей обитало на нижней палубе. На второй было человек пять. На самой верхней почти никого не было. По ней гуляли один-два ребенка. На корабле были одни дети.

Ил спрятал руки, чтобы не привлекать к себе внимания. Он решил с кем-нибудь поговорить, но от него все расходились. Это было необычно, ничего не узнать. Ил подошел к краю корабля, стал смотреть в воду. В воде отражалось все кроме него и других детей. К нему приблизился мальчик, у которого был задорный взгляд. Его руки были надежно спрятаны в рукавах, а ноги босыми.

— Хорошая погода. — сказал он.

— Как уйти с корабля? — сразу задал вопрос Ил.

— Можешь прыгнуть за борт. — засмеялся мальчишка, не отрывая взгляда от своего собеседника.

— Я не хочу за борт, я хочу домой! — Возразил наш герой.

— А где твой дом? — Подмигнул собеседник.

— Я не знаю.

— Не знаешь, так не знай! — сказал мальчишка и побежал к спуску на другую палубу.

— Стой! — закричал Ил, но его уже никто не слышал.

Вокруг стояла тишина. Солнце зависло над горизонтом и как будто не собиралось опускаться. Ил чувствовал потерянность, безнадежность, беспомощность. Ему не хотелось: плакать, есть, спать. Им овладела какая-то внутренняя давящая пустота. Вопросы, его интересующие, рассыпались о невозможность их задать. Ил плавно сел на палубу, пряча руки в рукава, все так же не понимая смысла происходящего, стал смотреть на неподвижный горизонт.

Часть вторая «Нельзя помочь»

Внезапные крики отвлекли Ила от созерцания горизонта. Все мальчишки сбегались на верхнюю палубу. Они кричали: «Выкинуть за борт! Выкинуть! Прочь!». Тут Ил и увидел, как выталкивают одного из мальчишек за борт. У него были свободные руки. Он упирался, пытался раскрыть руки других детей, и тоже что-то кричал. Наш герой решил подойти ближе, чтобы услышать крик, того чьи руки были свободны.

Эти слова, как нож по забвению, слова, которые заставляют биться сердце быстрее и громче. Появляется ощущение, что время снова имеет значение. Тот отчаянный мальчик кричал: «Вы глупцы, что не цените рук свободу! Вы глупцы, что боитесь взять в руки весла! Вы глупцы, что боитесь смеяться! Вы глупцы, что закрыли глаза! Я сожгу здесь все дотла, дам вам свободу от корабля и теней собственных мыслей. Очнитесь! Я могу всем помочь!». Ил страстно пытается прорваться к гонимому, но его останавливает мальчишка, уже знакомый — с задорным взглядом. В это время ребенка со свободными руками сдвинули до кармы корабля. Секунда, и в его руке огонь на спичке размером в кисть. Плюс секунда и мальчик, что кричал высокие слова, падает за борт. Еще не успев соприкоснуться с водой, огонь, что горит на спичке, тухнет, а мальчик выдает слова «быть сильным» и пропадает в океане как в облаке: не брызг, не волн, простое исчезновение.

Ил от бессилия падает на колени, остальные дети расходятся, спускаются на другие палубы. Мальчик, который держал Ила, стоял и смотрел на него.

— Почему вы так жестоки? — спросил Ил.

— Есть правило. — подмигнул собеседник — И что ты тут решил устроить?

— Просто хотел помочь. — опустил глаза Ил.

— Кому? Ты слышал только то, что хотел. Обманывая себя, ты никому не поможешь. Он мог нас всех уничтожить, он собирался поджечь корабль, веселые человечки на его руках затуманили ему голову. У тебя их нет, а ты ведешь себя так, как будто они у тебя есть. Будь осторожен в своих мыслях! — расщедрился на слова обитатель корабля.

— Я просто хочу домой. Как тебя зовут? — воодушевился Ил.

— Тебе это не нужно, никому это не нужно, скоро ты станешь частью этого корабля. — грустно улыбнулся мальчик и пошел на другую палубу.

— Что за веселые человечки? — пошел следом наш герой.

— Если хочешь узнать, освободи руки, правда тогда тебя выкинут за борт. — усмехнулся все тот же собеседник и прибавил шугу.

— А если их вообще нет?! — возмутился Ил.

— Есть, просто поверь, ты скоро сам все увидишь. — и этот ребенок растворился в темноте второй палубы.

Ил вернулся на верхнюю палубу, где все также висело неподвижное солнце, расстилалось синевато-алое небо без облаков, и мысли о том, как же поверить в то, о чем никто не знает, медленно стали растворяться все в том же далеком горизонте.

Часть третья «Смеха ради»

Гуляя по двум верхним палубам, Ил заметил, что чем ниже палуба тем она темнее, и дети прячутся в темных углах, чтобы их никто не видел. Этому мальчику, что недавно на этом корабле, пришла мысль о том, а вдруг дети в темных углах развязывают руки и играют с веселыми человечками. Испугавшись своих мыслей, Ил вернулся на верхнюю палубу. Там он подошел к борту и перекинулся через него на половину своего тела и стал всматриваться в воду, чтобы увидеть хоть что-нибудь живое, но ничего не давало об этом знать.

На верхней палубе ходил еще один мальчик, но к нашему новобранцу он не приближался. Ил какое-то время наблюдал за ним и понял, что он даже не смотрит в его сторону. Тогда, отвернувшись к корме, Ил освободил свои руки из рукавов. О, какое это приятное ощущение расправить пальцы и почувствовать руками прохладу бесконечно уходящего дня.

Внезапно Ил заметил, как на фальшборте рисуются, в прямом смысле этого слова, простые из палок и кругов человечки. Они двигаются как живые, только на плоской поверхности. Их цвет более темный оттенок того, на чем они рисуются. Очень быстро, осознав их существование, Ил начал рассеяно прятать руки, и вот почувствовал, что-то проползающее по своей руке. Это ощущение было приятное, успокаивающее и в тоже время щекотящее, как будто перышко танцует на руке. Мальчик посмотрел на свои ладони, в следствии чего взгляд его приковали необычных форм человечки.

Они были разные. У одного: длинное тело — простая длинная палочка, маленькая голова, короткие ноги и руки разной длинны, где одна рука длинней другой в два раза. У другого: такая же, но чуть больше голова, только в отличии от первого, она не круглая, а овальная; ноги его длиннее и согнуты, в так называемых, коленях; а количество рук больше чем обычно — их три: с левой стороны располагается одна рука, а с правой две и на каждой по три пальца. Третья фигура, она же последняя, выглядит очень правильной, если бы ее рисовал пятилетний ребенок. Все рисунки нарисованы не идеально ровно, они с искажениями, а еще у них нет лиц. Причина по которой очень сложно оторвать от них взгляд это то, что они движутся, можно даже сказать, что они танцуют, но как-то не в такт.

Мысли, рожденные паникой, в голове Ила не могли отвлечь от собственных ладоней. Это было ощущение, чего-то другого, необычного, отличающегося от всего. Ощущение, что все меняется, не стоит на месте и этим притягивало взгляд все сильнее. Резкая боль.

Ил лежал на полу, голова раскалывалась, мысли, и так потерявшие свой авторитет, путались, глаза были крепко закрыты. Боль стала плавно отступать и наш герой смог наконец открыть глаза. На него смотрел другой ребенок, хоть он и сидел рядом, было понятно, что рост его ниже. У него были большие изумрудные глаза, волосы лохматые, светлые и короткие. Ил узнал его, это был тот самый мальчик, что гулял по верхней палубе. Боль еще до конца не отступила, но двигаться уже было легко, плавно переведя взгляд на руки того, чьи глаза были цвета изумруда, он увидел, хорошо закутанные в рукава рубашки, кулаки.

— Зачем ты меня ударил? — спросил неуверенно Ил.

— Ты все понимаешь, не говори лишнего. — прошептал новый собеседник.

— И что теперь, меня выкинут за борт? — отчаянно задал еще один вопрос тот, кого ударили.

— Мне незачем это. Прячь руки, и веди себя как хочешь, но если ты начнешь опять делать глупости и привлекать к себе внимание, тебе уже никто не поможет. — помолчав короткое мгновение, обитатель корабля добавил — Жаль.

— Почему? — язвительно усмехнулся Ил.

— Ты слабее всех. Теперь ты знаешь больше чем многие, но тебя это не спасет, тебя выкинут за борт до того как зайдет солнце. — спокойно и тихо прозвучал ответ.

— Тут Ил начал тихо, но очень искренне смеяться, с его глаз покатились слезы.

— Что с тобой? Держи себя в руках, глупец! — лохматый мальчик перешел с шепота на голос. Его голос был бархатист и звонок.

— Неужели ты не видишь?! Солнце не зайдет никогда, оно висит здесь бесконечно. Ничего не меняется! — удивился гость корабля.

— Ты не туда смотришь, поэтому для тебя ничего не меняется, закат это прекрасно, он наступает тогда, когда приходит его время, но не стоит торопиться, всему свое время. — невысокий мальчик перешел на шепот. — Разберись в себя, иначе ты не справишься с тем грузом, что у тебя в руках. — он встал и пошел к другому концу палубы.

— Я все равно ничего не понимаю. — тихо прошептал Ил.

Опять знакомое ощущение отчаяния и безнадежности, как будто этот корабль пропитан им насквозь. Наш герой посмотрел на горизонт, а там все так же висело солнце. На другом конце палубы неподвижно стоял обидчик в лучах этого проклятого солнца и смотрел в бесконечную даль. Невозможно было злиться на него, эта, физически нанесенная, боль передавала чувства того прекрасного, что могло произойти в этом очень далеком от реальности месте.

Ил не стал смотреть снова на руки и быстро спрятал их в рукава. Сначала легкое покалывание в руках стало по нарастающей переходить в беспощадный зуд, ладони стали чесаться так, что хотелось окунуть руки с ледяную воду или вовсе отрезать, но они были спрятаны в рукава рубашки. Пытаясь почесать руки через рубашку, легче не становилось. Ладони не чувствовали, что к ним прикасаются. Возможно ли привыкнуть к такому ужасу? Привыкать и не пришлось, так как зуд стал сменяться щекоткой, не просто в ладонях, а по всему телу. Очень хотелось смеяться, он стал валяться по палубе и тихо хихикать. Мышцы стали свинцовыми, лицо покраснело, стал выступать пот и начала болеть голова. Кислорода становились все меньше в его легких. Ил не выдержал, освободил руки и закричал на ладони: «Что вам от меня нужно?!».

Ответ последовал быстро, но сначала на одном из человечков с овальной головой, стал рисоваться рот, выходящий за приделы овала. «Прятаться» — скрипящим голосом заговорил рисунок. Ил от неожиданности стукнул в ладоши, что бы прихлопнуть человечка. И начал очень быстро в панике тереть свои ладошки друг о друга, с такой большой силой, что они стали пылать от притока крови к рукам. Когда мальчик остановился, он увидел, что эти ненавистные ему человечки перебрались на наружную часть кисти.

— Дружок, ты нас не сотрешь, только себя покалечишь. — стал причитать все тот же рисунок, помахивая рукой.

— Если я не спрячу руки, нас выбросят за борт! — возмутился Ил.

— Это тебя выбросят за борт, а мы останемся на корабле, он наш и это наше правило. — появился рот у рисунка с длинным телом.

— Зачем все это?! — каждое слово было произнесено четко и с давлением в голосе.

— Смеха ради. — засмеялись три нарисованных рта.

— Откуда вы вообще взялись? — тихо, понуро спросил Ил.

— Это стоило спросить тебе у приглашающей. — съязвил третий персонаж на руке с маленьким ртом, который помещался в круг головы.

— Я не мог ничего спросить, я ничего не знал. — все так же тихо прозвучал голос Ила.

— Ничего не знал, а на корабль все равно пошел. — заметил это человечек с тремя руками, разводя их, и продолжил. — Твоя глупость не знает границ.

— Я вам покажу границы! — с этими словами руки стали упаковываться в рукава рубашки.

Часть четвертая «Палубой ниже»

Бесконечность событий бесконечного дня стали кружить голову. Ничего не менялось в тоже время что-то происходило. Все те же разбитые вопросы стали звучать громче, благодаря скрипящим голосам из рукавов. Они задавали интересующие вопросы, провоцируя утихающие мысли на их бегущий поток. «Как вернуться; как понять, что происходит; от куда все взялось; кто эта девочка и все дети на корабле?..» Вопросов было много, так много, что хотелось биться головой. Они не заканчивались.

Ил прекрасно понимал, что необходимо начать делать хоть что-нибудь, иначе ему долго не продержаться. От страха неизбежности тело было ватным, губы бледные, глаза напряжены.

— Хорошая погода. — раздался голос позади. Ил дернулся и резко повернулся.

— Что? — только и смог выдавить из себя обладатель нежеланного трофея.

— Говорю, что хорошая погода. Что с тобой? Ты какой-то бледный. — произнес мальчик с задорными глазами.

— Опять ты! Со мной все в порядке, просто укачало. — выпалил Ил.

— Укачало? — удивился собеседник. — С каких пор стало укачивает на ровной глади океана?

— А с каких пор это, не знаю что, вы стали называть океаном? — огрызнулся Ил.

— Да ты не в духе, у тебя точно все нормально?

— Я в порядке, на сколько это возможно в этой дыре. Что тебе надо? Вы же тут не любители поболтать. — попытался побыстрее избавиться от собеседника наш герой.

— Просто вычисляю изрисованных. — улыбка так и сверкала.

— Зачем тебе это?

— Когда на корабле никого не останется, нечего будет бояться. — после этих слов, вычисляющий двинулся на другой конец палубы. — Я за тобой слежу, ты все-таки странный.

— Одиночества не боишься?! — вслед кричал Ил.

— Здесь и так все одиноки. — слышались отголоски ответа от уходящего.

Мальчик, который только что был с Илом, подошел к ребенку с изумрудными глазами и они о чем-то разговаривали. Ил решил подойти ближе, послушать, не выдали ли его. Пока он подходил, ребята уже разошлись. Проходя мимо, веселый мальчик показал двумя пальцами сначала на свои темно-карие глаза, потом перевел пальцы на светлые глаза нашего героя — это был очень картинный жест «я за тобой слежу». Внутри все подпрыгнуло и перехватило дыхание.

— Я ему ничего не сказал. — прозвучал, голос позади.

— Это не важно, еще нужно доказать, что я изрисованный. Как тебя зовут? Меня Ил.

— Иметь здесь знакомства плохая традиция.

— Почему?

— Что ты будешь делать, когда твоего знакомого будут выкидывать за этот борт? Если ты не знаешь его, отпустить всегда проще.

— А если я не позволю это сделать!

— У тебя не получится.

— А я попробую!

— Дам тебе совет, походи по нижним палубам и посмотри на горизонт, ты не один кто жаждешь заката. Когда поймешь его смысл, тогда и ждать не станешь. — лохматый мальчик сел медленно на пол и направил свой взгляд в даль.

Последовав совету, Ил спустился на вторую палубу, она была темнее, на ней было много разных бессмысленных перегородок. За некоторыми из них скрывались дети. Их было немного, около пяти. Разглядеть, как они выглядят, было невозможно, так как они скрывались в тенях угловых перегородок. Нашего героя это интересовало мало, так как эту картину он уже видел. Он подошел к борту, что раньше не приходило ему в голову, и посмотрел на горизонт. Увиденное им поразило, ноги подкосились, веселые человечки запели песню из мыслей, которые принадлежали обладателю этих живых рисунков. Голова уже в какой раз стала раскалываться. То, что было за бортом в бесконечной дали на линии горизонта, отличалось от того, что было на верхней палубе. Солнце опустилось и замерло ниже линии горизонта на одну третью часть, составляющую светило. Небо было раскрашено в более яркие алые цвета, а синева была более глубокой и давящей. Было желание подняться на верхнюю палубу и посмотреть, вдруг все-таки у это дня есть конец, и закат является оправданным собственным названием.

Подняться не удалось, так как новый приступ смеха от щекоток немыслимых человечков, заставил прятаться за свободной перегородкой. Освободив руки и приложив их к лицу, Ил стал глубоко дышать и тихо шептать «Хватит. Хватит. Хватит».

— Что заладил, мы просто хотим тебя повеселить. — заскрипел голос из темноты.

— Не хочу я так веселиться. — шептал мальчик.

— А как хочешь? — растянуто спросил все тот же голос.

— Бегать по улицам собственного городка. — выдал Ил.

— Ну так, что мешает? Побежали!

— Я не знаю куда?

— Так узнай! А мы пока щекотать тебя будем. — надменно прозвучал ответ.

— Это же ваш корабль! Только вы знаете как с него сойти. — возразил мальчик.

— Так перешагни борт и вперед в небытие. — засмеялись голоса.

— Не представляю, как это сделать, может покажете? — решил схитрить наш герой. Но все оказалось не так как хотелось.

— Это несложно. — засмеялись очень мерзко голоса.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.