электронная
Бесплатно
печатная A5
360
16+
Пушистый избранник

Бесплатный фрагмент - Пушистый избранник

Если не кот, то кто?


5
Объем:
228 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-1502-2
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 360

Скачать бесплатно:

От автора

Знаете, что меня всегда возмущало в «Войне и мире»? Трагедия, которая случилась с Наташей Ростовой.

Как же так, расстраивалась я ещё в школе, как же так получилось, что такая удивительная девушка превратилась в машину по производству детей, растеряла всю свою индивидуальность? Тоненькая, грациозная, страстная, живая, образованная, «замечательно хорошенькая» Наташа, восхищавшая своим упорством и твёрдым характером, совсем опустилась. «Не заботилась ни о своих манерах, ни о деликатности речей, ни о том, чтобы показываться мужу в самых выгодных позах, ни о своём туалете». Особенно меня подкосило определение Наташи как «сильной, красивой и плодовитой самки».

Сейчас мне за тридцать (наверное, примерно столько же было Наташе на момент окончания романа), у меня самой есть муж и ребёнок, но я по-прежнему считаю, что «стать самкой» — худшее, что может произойти с женщиной после замужества.

«Пушистый избранник» — не только о политике, выборах и депутатах. Всё вышеперечисленное — всего лишь фон для главной героини, которая переживает не лучший период своей жизни.

«Война и мир» — великий и вечный роман. Но что станет с отяжелевшей Наташей Ростовой в наше время, в век феминизации и зацикленности на карьере?

А что, если даже добродушного, любящего Пьера такая супруга — «бросившая все свои очарованья» — уже не устроит?

ПРОЛОГ

— Хорошая встряска, вот что нужно избирателям! Полный разрыв шаблонов, шок, понимаешь? Чтобы даже самый ленивый, самый далёкий от политики лежебока в день выборов встал по будильнику в пять утра. А в шесть, с паспортом наготове, уже занимал очередь к своему участку, словно там продают новенькие модели смартфонов! Ясно? Жду твоих предложений — как добиться такого эффекта. Давай, Андрюха, удиви меня!

Андрей Лисенко, к своим тридцати пяти уже заработавший репутацию виртуоза политтехнологий, кивнул. Нет, не кивнул — медленно, очень медленно и очень осторожно наклонил голову. Казалось, если собеседник прибавит еще хоть пол-децибела — всё, конец, голова разлетится на сотни, тысячи мелких осколков.

Проклятье, и зачем он только пробовал вчера этот адский коктейль? Что же там было намешано? Вермут вроде бы… Долька апельсина… Возможно, сухой джин, звенела в нём лёгкая можжевеловая нотка… И абсент, конечно. Абсент. Тяжёлая артиллерия. Вот откуда помутнение рассудка. Называлось это безобразие «Нокаут».

Смутно припоминались уговоры развесёлого бармена в лаунж-зоне апарт-отеля: «французы возвращают моду на изумрудный напиток», «„Зелёная ведьма“ вдохновляла великих», «этой зимой в Альпах все будут на полыни»… Да, именно тогда Андрей и решил начать загодя готовиться к Рождеству в Куршевеле, о чем сейчас горько сожалел — настолько же горько, насколько горьким был вчерашний абсент.

Клиент, чуть старше самого Андрея, в ожидании ответа теребил молнию своей серой флисовой кофты. Простодушная улыбка, смешливые глаза, растрепанные светлые волосы. На соседнем стуле валяется потрёпанная кепка-бейсболка. Парень совсем не соответствует классическому образу политика. Типичный блогер, больше похож на сисадмина, чем на будущего депутата.

Впрочем, именно благодаря своим смелым постам под ником «Дементьич» Евграф Миловидный и сумел прославиться в интернете, а затем, спустя несколько протестных митингов и сенсационных антикоррупционных расследований, создать оппозиционную партию «Не простим!», которая намеревалась разбавить удивительное единодушие трёх основных фракций в Законодательном собрании Санкт-Петербурга.

Андрей бы и вовсе за него не взялся, если бы не папина просьба.

С трудом сдерживая тошноту, политтехнолог в поисках вдохновения уставился в документы, лежащие на бескрайнем стеклянном столе. Боже, как хорошо, что в офисе столько света. Будь здесь чуть меньше простора, точно началась бы клаустрофобия. Всё же современные бизнес-центры отлично спланированы. И откуда только у скромной партии, собиравшей средства через Кикстартер, взялись ресурсы на аренду целого этажа элитного делового здания, получившего от застройщика гордое имя «Император» и оборудованного подземной парковкой, серьезной охраной и двумя ресторанами?

Впрочем, работа политтехнолога заключалась не в том, чтобы задавать такие вопросы. Скорее, она заключалась в том, чтобы такие вопросы не задавать.

— Евграф Деметр… Дементьевич, — коварное имя никак не выговаривалось. Язык лежал во рту противной вялой рыбиной. Андрей откашлялся, шурша бесполезными листочками. Не похоже было, чтобы план избирательной кампании, разработанный Андреем вчера утром на борту самолета Москва-Петербург, произвёл на клиента хоть какое-то впечатление. Чёрт возьми, да ведь это всего лишь выборы в непритязательный провинциальный парламент! А не борьба за первое кресло страны. Обойдёмся и без разрыва шаблонов. — Евграф Дементьевич, позвольте мне еще раз объяснить вам преимущества разработанной мной стратегии. На мой взгляд, такие лозунги, как «Сохраним демократию для потомков» и «У нас свободный город» ярко отражают позицию вашей молодой, энергичной партии — борьба с системой, с произволом чиновником. Если правильно оформить плакаты, скажем, элегантный тёмно-синий курсив на белом фоне…

— Слушай, Андрюх, ты меня разочаровываешь, — прервал политтехнолога заскучавший собеседник, застегивая наконец молнию кофты с громким вжиком, пронзившим пульсирующий мозг Андрея насквозь, и резко поднимаясь с чёрного дизайнерского стула. — Знаешь, как мне тебя рекомендовали?

Андрей вяло пожал плечами. Сшитый на заказ пиджак из мягчайшей миланской ткани сдавливал тело, словно стальной обруч — дубовую бочку с абсентом.

— Огненный Лис! — воскликнул клиент на весь конференц-зал, вызвав в рыжей голове Андрея ядерный микровзрыв. Безусловно, такой напор — большой плюс для лидера партии, впервые принимающей участие в выборах; но как же он напрягает мучающегося от пост-абсентного синдрома человека.

Блогер принялся расхаживать взад-вперед по пустой комнате, дирижируя сам себе правой рукой.

— Обратись к Огненному Лису, вот что мне говорили. «Он продвинет тебя в городской парламент, ты даже вторую чашку кофе не успеешь выпить». А что мы имеем? Скучнейший план избирательной кампании со времен Советского союза. Да я успею цистерну эспрессо прикончить, пока буду ждать, что за меня хоть кто-то проголосует с такой-то агитацией. — Евграф остановился рядом с Андреем. — Скажи, дружище, откровенно: сам бы ты изобразил галочку напротив фамилии человека, вооружившегося лозунгом «У нас свободный город»? Тебя как избирателя завёл бы «элегантный тёмно-синий курсив на белом фоне»?

Ну, эту подачу отразить несложно. Даже на фоне пост-абстентного синдрома.

— Вы знаете, Евграф Дементьевич, я уже много лет на выборы не хожу, — снисходительно улыбнулся Андрей. — С тех самых пор, как из юристов перекла… переклафи… — проклятый язык! — перешёл в политические консультанты.

— Что ж, значит, твоя задача — придумать нечто такое, чтобы четвёртого декабря, ровно через три месяца, даже тебе самому нестерпимо захотелось пораньше встать и бегом побежать на участок. Я уже начинаю думать, что Огненным Лисом тебя назвали исключительно из-за цвета твоей шевелюры, а не в честь того суперсамолёта-невидимки из фильма. Никаких фигур высшего пилотажа на политическом небосклоне я сегодня не увидел. Пока что мне хочется сделать вот такое лицо. — Евграф ткнул пальцем в висевший на стене календарь, с которого недовольно косился знаменитый Grumpy Cat, «Сердитый кот». Подпись к сентябрю гласила: «Практикуй спонтанные проявления мрачности».

Андрей глубоко вздохнул. Чёрт, иногда блестящая репутация работает против тебя. Покорив вершину, трудно на ней удержаться.

Политтехнолог мысленно призвал на помощь Мане, Дега и Тулуз-Лотрека, которым удалось войти в историю искусства, накачавшись абсентом до отказа, поскрёб заросший рыжей щетиной подбородок и включил режим «брейнсторм».

— Я вас услышал, Евграф Дементьич. Давайте рассуждать нестандартно.

Андрей бросил листы с бездарной презентацией в свой портфель из тончайшей «кашемировой» кожи (эксклюзив от небольшой немецкой фирмы) и приглашающим жестом указал клиенту на стул. Для успешных переговоров необходимо, чтобы глаза собеседников находились на одном уровне, а встать сейчас политтехнолог попросту не мог — внезапно началась мелкая дрожь в коленях. Хм-м, на экстремальной трассе Ла Солир в таком состоянии делать нечего. Сложновато будет сочетать абсент с горными лыжами.

Клиент опустился на стул. Серо-голубые глаза больше не казались смешливыми. Теперь они прожигали похлеще давешнего зелёного коктейля.

— У тебя минута, Андрей. Засеки на своих пафосных часах. И попрошу больше не упоминать свободу, демократию, борьбу с чиновниками и прочее фуфло.

— Да-да, — заторопился Андрей, невольно поправляя громадный стальной хронометр на запястье. «Сердитая кошка» с календаря посматривала на него с издёвкой. — Итак, что привлечет избирателей на участки? Как заставить людей проголосовать за новую, малоизвестную партию? Что одинаково понравится студентам и пенсионерам, матерям-одиночкам и успешным бизнесменам?

— Минута на исходе, — безразличным голосом напомнил клиент (почти уже бывший).

Андрей с ненавистью взглянул на календарь. Наглый котяра словно насмехался над его провалом. Если бы не этот брезгливый, высокомерный вид, с которым Grumpy Cat пялился на него всё это время, ему бы наверняка пришло в голову что-нибудь оригинальное.

Ненавижу кошек, не к месту подумал Андрей. Шерсть эта вечно лезет в нос, дышать от неё тяжело, лицо опухает. Да еще орут, скребутся, портят тапки… Ненавижу. И за что вообще люди любят кошек? Это что-то необъяснимое. И не просто любят — боготворят, словно древние египтяне. Ради того, чтобы покормить своего «бедного котика», хозяин готов хоть в пять утра встать…

Секундочку. Секунду. Готов в пять утра встать? В пять утра! Встать! Вот оно!

— Так почему бы нам не призвать на выборы, — необыкновенно четким и ясным голосом продолжил Андрей, — почему бы нам не призвать на выборы целую армию избирателей? Армию доселе не востребованных, увлеченных, преданных, искренних и готовых на любые жертвы избирателей?

Охваченный эйфорией, Андрей вскочил со стула. Никакой больше дрожи в коленях, никакой больше тошноты, никакого похмелья. По венам бежал чистый адреналин.

— И имя этой армии — кошатники!

Блогер вскинул голову и прищурился.

— Продолжай.

Никто сейчас не смог бы заставить Андрея замолчать.

— Что будут делать остальные партии? Подкупать избирателей дешёвой полукопчёной колбасой и просроченными конфетами. Дарить им ситцевое постельное бельишко в цветочек и обещать прибавку к пенсии в триста рублей. А нужно воззвать к их сердцам, а не желудкам! Людям нужны позитивные эмоции, а не фронтовая тушёнка в консервных банках! Покажите им сытую, бордовую физиономию обычного кандидата в депутаты — и они презрительно усмехнутся. Покажите им бедненького котика — и они простоят целый день в очереди, чтобы за него проголосовать!

— Андрей, я правильно понял, что ты предлагаешь выставить от нашей партии… котика? Вот такого домашнего пушистого кота? — Евграф наклонил голову в сторону настенного календаря.

— Совершенно верно, Евграф Дементьич! Вот такого домашнего пушистого кота! — подхватил Андрей, подбегая к календарю. Но тут же поправился, непроизвольно отшатнувшись: — Ну, не совсем такого, подобрее и поприветливее, конечно. Нужна милая мордашка, а не это, с позволения сказать, лицо, — покосился он на Grumpy cat, одарившего политтехнолога в ответ пренебрежительным взглядом.

Евграф задумался. Тонкие пальцы блогера дёргали «язычок» молнии вверх-вниз, то расстегивая, то застёгивая серую кофту.

— Вообще-то я думал, что сам стану лицом избирательной кампании… — протянул Евграф, колеблясь.

— Так и вы тоже будете на плакатах, Евграф Дементьич! — успокоил Андрей. — Да ведь ваша фамилия прямо в кассу ляжет. «Евграф Миловидный и милота», — начертал он рукой в воздухе. — Вот вам и ай-стоппер! Вот вам и шоквертайзинг, о котором вы говорили! Люди помчатся голосовать за вашу партию!

— Хорошо, предположим, мы возьмем кота в качестве приманки для избирателей. Но как сделать так, чтобы они отнеслись к нему всерьез? Чтобы люди и вправду помчались голосовать?

Но Андрей был в ударе. «Огненный Лис» вошёл в мёртвую петлю.

— А вот это — самое интересное. Мы выставим кота не просто в качестве приманки. Кот станет полноценным кандидатом в депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга. И народ будет знать, что после выборов котик окажется не дома под диваном, или где он там любит спать, а в Белом зале Мариинского дворца!

— Не думаю, что это законно — выдвигать животное в качестве кандидата в депутаты, — усомнился Евграф.

— Да у нас некоторые кандидаты ничуть не лучше животных, — философски отреагировал Андрей. И, заметив недоуменно вскинутую бровь клиента, сменил тему: — В любом случае, я как юрист беру этот вопрос на себя. Не дожидаясь происков конкурентов, мы сами на себя подадим в суд и подтвердим законность выдвижения кота для участия в выборах. Я пороюсь в соответствующих правовых актах, а пока что нам нужно заняться поиском достойного кандидата.

Андрея полностью захватила новая идея. Чёрт побери, эти богемные ребята, французские импрессионисты, не зря считали «зелёный огонь абсента» стимулятором творческих процессов. Похоже, ведьминский напиток и в самом деле пробуждает спящее подсознание.

Политтехнолог уселся обратно за стол, достал линованный блокнот, золотую ручку со своими инициалами и стал набрасывать план дерзкого завоевания Петербурга голосующего.

— О'кей, ясно, что кот должен быть совершеннолетним, чтобы принять участие в выборах. Все эти домыслы о том, что кошачий возраст нужно умножить на пять, чтобы сравнить с человеческим, судью точно не убедят. Значит, первое условие: коту должно быть не менее двадцати одного года.

— Кошки столько не живут, — отметил Евграф.

— Ничего, найдём кота-долгожителя. Объявим конкурс среди кошатников города — шикарное начало избирательной компании, идеальный тизер! Второе условие: у животного должны быть какие-то документы, чтобы представить их в суде.

— Усы, лапы и хвост? — насмешливо уточнил Евграф.

— О нет, насколько я знаю, у породистых животных есть самые настоящие паспорта, с печатями, гербом и тому подобным. Отсюда второе условие: к участию в конкурсе допускаются коты с подтвержденной родословной…

— А знаешь, дружище, — сказал клиент, наблюдая за стремительным скольжением золотой ручки по синим линованным листам, — мне нравится твоя идея. Свежо, ярко и наверняка сработает.

И… «Огненный Лис» успешно вышел из пике. Андрей поднял голову.

— Спасибо, Евграф Дементьич. Я тоже так думаю. Будем работать?

Евграф протянул ухоженную руку.

— Будем. Если дело выгорит — гонорар увеличу вдвое. Я впечатлён.

Андрей протянул ему визитку с секретным номером телефона, известным только его папе и еще паре-тройке важных людей.

— Звоните в любое время.

Элегантный темно-синий курсив на белом фоне гласил: «Андрей Лисенко. Trouble-shooter».

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава первая

Кот Ваучер сидел в кухонной раковине и требовательно мяукал. Всю свою многотрудную, долгую жизнь он посвятил бескомпромиссной борьбе за право домашнего кота спать, дремать, валяться, вылизываться и сидеть именно в кухонной раковине, а не где-нибудь еще. И это право он отстоял — несмотря на все уловки хозяев, покупавших ему корзинки, подстилки, коврики и особые мягкие домики. Ничто не могло сравниться с прохладной круглой мойкой, из которой так удобно было наблюдать за процессом приготовления любимой рыбной каши.

Однако сегодня Наташа к плите не торопилась, и Ваучер вот уже битый час пытался привлечь её внимание к собственной скромной и голодной персоне. Истошное мяуканье из раковины не помогало. Ваучер нехотя выкарабкался из мойки и тяжело спрыгнул на пол. Пора пойти разобраться, в чём дело.

***

Между тем, у Наташи Безушковой забот хватало и без рыбной каши. Во-первых, срочного ответа ждали две форумчанки. В последнее время Наташа немного увлеклась психологией, и почти сразу выяснилось, что у неё врождённый дар решать чужие проблемы. Благодаря неожиданно раскрывшемуся таланту решилась и главная проблема самой Наташи: наконец-то ей удалось получить заветные «пять звёзд» и высший статус «эксперт» на форуме Мамашки.ру.

Первая страдалица-форумчанка, обратившаяся за советом, постоянно ссорилась с мужем из-за своей «неизбывной любви к ребёнку». Муж отказывался понимать, что по-настоящему нужно мальчику, и требовал заменить важнейшие уроки эстетического воспитания (включающие театральные занятия и лепку из глины) на банальный футбол с пацанами во дворе. Наташа от души посочувствовала форумчанке, порекомендовала ей отвести мужа на те самые уроки эстетического воспитания, чтобы тот проникся прекрасным, и кинула ей ссылку на популярную тему форума мамашек под названием «Семья: как сохранить», основателем которой являлась.

Вторую форумчанку пришлось отправить на другую, более драматичную тему, а именно — «Развод: как пережить». Здесь под мудрым Наташиным руководством обсуждались прелести беззаботной жизни матерей-одиночек. Именно прелести — поскольку Наташа всегда стремилась к позитивной психологии. «Развод — начало новой, насыщенной и непредсказуемой жизни, возможность вырваться из опротивевшего болота мужских носков и грязной посуды», — набрала Наташа на своем серебристом ноутбуке, смахнув с клавиатуры крошки от свердловской слойки. Сильно получилось. Образно. Да, эти слова вполне соответствуют уровню пятизвёздочного эксперта такого солидного и уважаемого форума, как Мамашки.ру.

Наташа вознаградила себя оставшейся половинкой слойки (до ужина еще не меньше часа!), вытерла руки о футболку, отложила самоучитель по прикладной психологии под названием «Прочь от стресса, или Экзистенциальный анализ вашей непривлекательной личности» на диван (сегодня быстро управилась, обычно на консультации форумчанок уходит целый день!) и, игнорируя орущего на кухне кота, позволила себе в десятый раз за день зайти на страничку Антонины в социальной сети.

Антониной Блиновой, своей главной соперницей по рейтингам на форуме Мамашки.ру, Наташа восхищалась. Вот идеал женщины: мать четверых детей, рукодельница, флагман слинго-движения в России. Антонина шила авторские «кенгурушки» на дому, попутно успевая заниматься детьми, мужем и проводить мастер-классы для неопытных слинго-мам.

На одном из таких мастер-классов Наташе посчастливилось-таки побывать, несмотря на то, что её пятилетняя Наденька давно уже вышла из возраста целевой аудитории «кенгурушек». Антонина позвала Наташу поснимать обучение молодых слинго-мам на камеру.

Тот день стал событием для всех приглашённых. Маленькая двушка Антонины на первом этаже хрущёвки превратилась в священный храм материнства. Молодые женщины учились обматывать себя и младенца длинным полотнищем так, чтобы стать с ребёнком единым целым.

Да, было тесно. Да, было душно. Да, дети вопили как резаные. Но как же хорошо вернуться к истокам, забыть о навязчивой цивилизации с её технической революцией, с её навороченными колясками, пластмассовыми ходунками, автоматическими люльками и прочими никому не нужными изобретениями, лишь отдаляющими мать и ребёнка друг от друга!

Полная Антонина, одетая в жёлтые лосины и оранжевую футболку, похожая на громадное потное солнце, величественно, словно слинго-пророк, вещала о корнях, предках, отработанных веками традициях материнства. Её искренность официально подтверждалась старорусскими именами дочерей. Вокруг собравшихся слинго-мам с криками носились восьмилетняя Любава, шестилетняя Забава и трёхлетняя Купава. В углу, с пятимесячной Степанидой на руках, тихо сидел невзрачный муж с жидкой бородёнкой.

После слинго-урока мамашки пили ромашковый чай, смеялись над мужем Антонины, всю семейную жизнь мечтавшем о сыне, и конечно, в финале никто не смог отказаться от приобретения удобных авторских «кенгурушек». Даже Наташа прикупила одну, изумительную, в индийском стиле. Теперь ей казалось, что это был знак свыше, так сказать, маршрутная карта её будущего…

Ага, не зря зашла сейчас на страничку Антонины в соцети! Обновился статус («Я счастлива!»), появились два свеженьких фотоальбома («Слинг из занавески!», «Слинго-шарф!»), а также заметка «Слингов много не бывает». Не успела Наташа полайкать фотки и углубиться в чтение познавательной статейки, как рядом материализовался растрёпанный кот. Ваучер немного потёрся о её ноги, оставляя на тёмных тренировочных штанах клочья серебристо-голубоватой шерсти, затем сделал пару мелких шажков в сторону кухни, развернулся, уселся на полу, не мигая уставился на хозяйку светло-зелёными глазами и мрачно произнёс «мяу».

— Ваучер, что ты хочешь? Не видишь, я занята!

Кот не пожелал признать факта чрезмерной занятости Наташи и проскрипел еще более неодобрительное «мяу».

— Вообще-то мне еще голову нужно вымыть! Да и тебя расчесать не помешало бы, — сморщив нос, добавила хозяйка, взглянув на питомца.

На самом деле, Наташа уже третий день собиралась вымыть голову, и всё никак не могла собраться. Вопрос назрел уже давно, в пятницу — даже муж, придя с работы, сделал ей довольно неприятное замечание по поводу сальных волос. Очень не похоже на него, ведь Петя обычно такой весёлый, мягкий, совсем как плюшевая игрушка. Про себя Наташа называла его «мой эмпатически-интуитивный экстравертик». И вдруг безобидный, ватный плюшевый медвежонок рыкнул: «хоть бы в порядок себя привела, вечно ты в обносках по дому бродишь», «ногти все обгрызены, волосы жирные, что случилось с той девушкой, на которой я женился?!». Вот тебе и экстравертик-эмпат. Как с цепи сорвался.

Разумеется, в знак протеста Наташа все выходные проходила в самой отвратительной футболке, сгрызла ногти до мяса и принципиально убрала шампунь под раковину. Но сегодня, в чудесный сентябрьский понедельник, захотелось начать новую жизнь. Тем более, что Наташа, полистав «Экзистенциальный анализ вашей непривлекательной личности» и профессионально оценив текущую семейную ситуацию, поняла, как утихомирить мужа.

Начать надо было бы с душа. Однако настырный котяра, возжелавший покушать рыбной кашки, отступать не собирался. Пока Наташа пребывала в размышлениях, Ваучер подошёл поближе к дивану и демонстративно стянул лапой «Непривлекательную личность» на пол. Книжка с глухим стуком упала на ковёр и раскрылась на бессмертных словах о том, что «подлинно личностное раскрывается в человеке только тогда, когда он освобождается от связи с социальной средой; а потому — расширьте ваши горизонты!».

— Боже, Ваучер, ну и напор! Ладно, пойдем поварим тебе кашки.

Наташа с трудом вылезла из кресла-мешка в гостиной, которое она использовала как кабинет и столовую одновременно, и, не озаботившись стряхиванием крошек с футболки и шерсти со штанов, направилась на кухню. Кот с победоносным мявом, задрав пушистый хвост трубой, бросился вперёд и занял наблюдательный пост в раковине.

— Так, что мы сегодня приготовим? — бормотала Наташа, изучая содержимое большого стального холодильника. — Есть минтай, можно с перловкой сварить… Хотя нет, это долго. А-а, вот и консервированный лосось, смешаем с овсянкой… Ой, нет, лучше хек с гречкой! И двойную работу делать не придётся, — обрадовалась Наташа, разворачивая рыбу. — Петя с Надей на ужин тоже гречу получат, с сосисками! Согласен?

Ваучер мяукнул из раковины с неопределённой интонацией, подразумевая, что гречей он ещё готов поделиться, но вот вкусным хеком — ни за что.

Наташа поставила на одну конфорку кастрюльку с гречкой, на другую — ковшик с кусками рыбы, залитыми водой; замороженные сосиски сунула в микроволновку и включила телевизор. «Ворониных» она никогда не пропускала. Костя Воронин — прямо копия её Пети! А Вера так похожа на неё саму, тоже длинные тёмные волосы, карие глаза, широкая улыбка, посвятила себя семье; вот только Вера, пожалуй, постройнее, хоть и не хочется это признавать.

Сегодняшняя серия «Ворониных» сразу заставила Наташу забыть обо всём на свете, в том числе о пищащей микроволновке, подмяукивающем коте, пенящейся гречке и убегающим из ковшика рыбном бульоне. Вера решила завести четвёртого ребёнка! И именно тогда, когда сама Наташа задумалась о втором!

Да, именно второй ребёнок нужен семье Безушковых. Именно второй ребёнок расширит их горизонты. Петя успокоится, будет таким же милым и счастливым, как раньше, когда Наденька была совсем маленькой. Надя, оказавшись в роли старшей сестры, станет более ответственной и начнёт слушаться родителей. А главное — самой Наташе не придется выходить на работу. В последнее время Петя слишком часто намекал на то, что пора бы ей вернуться в офис. И эта перспектива пугала до чёртиков.

Мысль о втором ребёнке пришла Наташе в голову на мастер-классе у Антонины. Слинго-мамы были такими самодостаточными, целиком погруженными во все эти сладкие трудности: какую диету соблюдать во время кормления грудью, каким гелем мазать дёсны малышу и как его закутать для прогулки на балконе… Рядом с этими увлечёнными женщинами Наташа почувствовала себя скучной, отставшей от жизни. Она тупо стояла там с ручной камерой, а все остальные веселились от души.

Правильно заметила мама Кости Воронина, Галина Ивановна: «Дети — это же счастье! А чем больше детей — тем лучше!» Или как там у Толстого? «Она дорожила обществом тех людей, к которым она, растрёпанная, в халате, могла выйти большими шагами из детской с радостным лицом и показать пелёнку с жёлтым вместо зелёного пятна, и выслушать утешения о том, что теперь ребёнку гораздо лучше»

Сегодня Наташа собиралась сообщить Пете о своих планах — это определённо освободит её от предстоящей связи с офисной средой. Хм-м, Вера, конечно, основательно подготовилась: тут и клубника со сливками, и страстная ночь, и романтическая поездка в Суздаль. У Наташи же вместо клубники — подгоревшая (ну не уследила, с такими-то событиями по телевизору!) гречка, остывшие сосиски, гадкий запах разваренного хека и порхающая по всей квартире серая шерсть. Да, и ставшие с пятницы еще более жирными волосы.

Ладно, идея-то грандиозная, она перекроет всю эту бытовую мелочь. Наташа смешала хека с гречей, навалила получившуюся неаппетитную (коричневую с белыми вкраплениями рыбы) массу в синюю потёртую миску и поставила на пол возле холодильника. Ваучер, выбравшись из своей раковины, с диким рёвом кинулся к миске.

В дверном замке повернулся ключ.

— Мама! Мы пришли!

Ребёнка возил в садик и обратно исключительно Петя. Ему же всё равно нужно было на работу. А мама могла поспать подольше.

Наташа бросила последний взгляд на телевизор. Вера Воронина ободряюще улыбнулась с экрана, словно благословляя предстоящий судьбоносный разговор с мужем.

***

Муж сидел на корточках в прихожей, в синей куртке и ботинках, и стаскивал с Нади розовые уличные туфли.

— Мама! — радостно закричала Надя, пытаясь удержаться на одной ножке, в то время как вторую папа ловко заталкивал в маленький тапочек. Следующим отработанным движением он освободил ребёнка от куртки.

Наташа тем временем впервые за день посмотрелась в зеркало. На фоне подбежавшей её обнять дочки — румяной, с озорными веснушками, яркими после лета, и тоненькими косичками — мама выглядела не очень: тёмная слежавшаяся пакля на голове, бледное отёчное лицо, второй подбородок (пятнадцать лишних килограммов, набранные во время беременности, упрямо цеплялись за щёки, живот и бёдра), серая застиранная футболка, вся в крошках (незаметно отряхнем, вот так! и надо наконец себя заставить носить дома бюстгальтер), и обвисшие на коленках треники в кошачьей шерсти. Ничего, это всё не важно, главное — второй ребёнок, которого они вскоре заведут!

Надя поскакала в свою комнату, а Петя, снимая ветровку, облил супругу холодным, словно жидкий азот, взглядом и нахмурился.

— Вижу, голову ты так и не удосужилась помыть.

И это вместо «привет, любимая, прости за все мои пятничные грубости»!

Не заводиться, на провокации не поддаваться! — дала себе установку Наташа и максимально спокойно ответила:

— Я как раз собиралась в душ, хотя тебя это и не касается.

— Ладно, но, надеюсь, хотя бы мой собственный ужин меня касается? — поинтересовался Петя, вешая ветровку и расшнуровывая коричневые полуспортивные ботинки. Под ними обнаружились забавные жёлтые носки с мультяшными расколотыми сердечками. — Пахнет только мерзкой рыбной кашей. Ты ещё что-то приготовила? Или опять придётся самому бутерброды с колбасой делать?

— Отчего же, — с достоинством парировала Наташа. — Я сделала горячий ужин, гречу с сосисками.

— Накрывай, пойду переоденусь.

Петя хлопнул дверью спальни, а Наташа, стиснув зубы, заставила себя не взорваться. Терпеть, не заводиться. У экстравертов бывают такие кратковременные перепады настроения. Или это характерно для сангвиников? Погодите, нет, для холериков, а не для сангвиников. В голове просто каша, абсолютная рыбная каша, из-за этих Петиных припадков!

Что случилось с тем добрым, неунывающим парнишкой, за которого она выходила замуж семь лет назад? Где обаятельный шутник, который при первом их знакомстве (на незабываемой стажировке в рекламной фирме «Ctrl+Alt+Delete») рассмеялся: «Наташа? Вас и правда зовут Наташа? Значит, я ваша судьба — ведь я Пьер, и почти что Безухов! Позвольте, не теряя времени, предложить вам руку и сердце! Мы же не можем ослушаться самого Льва Николаича, верно?»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 360

Скачать бесплатно: