электронная
18
печатная A5
473
16+
Птицы Леонардо

Бесплатный фрагмент - Птицы Леонардо

Объем:
402 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8964-9
электронная
от 18
печатная A5
от 473

Есть многое о чем сказать нельзя

А промолчать как будто неуместно,

На помощь нам тогда приходит песня —

Давайте петь как старые друзья.

Мы на плечах тяжёлый груз несём

К последнему и вечному причалу

Чтоб возвратиться к верному началу

Давайте для начала строить дом.

И в доме том широкий ставить стол

Для всех родных и близких и знакомых.

Под щебет птиц и трепет насекомых

Весёлый пир чтоб в этом доме шёл.

Среди друзей — не усидеть врагу.

Среди родных — не водится чужого

Слова судьбы уложатся в строку.

И там найдётся дружеское Слово…

***

Идут часы с завидным постоянством

Чего бы нам пророки ни вещали:

Со временем становишься пространством

И обрастаешь разными вещами…

Ты — человек! — осадок Божьей мысли,

Всё, что осталось на земле от Бога…

Живи, блаженствуй, мучайся и мысли;

Встань Эверестом,

стань к нему дорогой.

***

Теперь я живу не мечтами

Пусть каждая строчка — с трудом…

И ангелы злыми ночами

Всё реже стучатся в мой дом.

Когда-то я бредил высоким

Я пробовал небо на вкус.

Теперь — интересней дорога,

Вдали — можжевеловый куст.

И в небе я вижу не лики,

Не маковки белых церквей —

Простые осенние блики

Душе моей стали милей…

Мне стали дороже улики

Единственной жизни моей.

***

Чужая душа потёмки.

Любой человек непрост…

Скрипят на ветру шестерёнки

Ржавых подержанных звезд.

И этой глубокой ночью

Я думаю — неспроста

В душе у меня кровоточит

Какая-то пустота.

У мира свои законы

Бездушные, как металл.

Но русские плачут иконы

За всех кто плакать устал.

***

…А вдалеке — кресты на храме

Как блёсны желтые блестят.

Дрожит октябрь в оконной раме.

Окно — в пупырышках дождя…

И отфильтрованным озоном

Дыша с седьмого этажа

Во мне самом, как зверь бездомный,

дрожит простывшая душа…

***

Дождь мой, гость мой запоздалый,

Разливает небеса…

Из хрустального бокала

Если хочешь — выпей сам!

Разве можно рассказать

Вкус пролившегося неба?!

Это вздорно и нелепо.

В небе плавает гроза!

В небе плавает гроза —

Это вздорно и нелепо!

Вкус пролившегося неба

Разве можно рассказать?!

Если хочешь — выпей сам

Из хрустального бокала…

Разливает небеса

Дождь мой, гость мой запоздалый.

***

Я прошу у тебя прощенья

Словно милости и пощады.

Я плохая мишень для мщенья.

Моё сердце — невиновато.

Потому что равны для Бога

И слова и дела любые

Я тебе часто делал больно

Потому что тебя любил я!

Так прости же меня, родная,

За безумства мои пустые,

Ничего про меня не зная,

И забудь, словно Русь… святые.

***

Твоих глаз васильковый приступ

В эту ночь от меня так близок

Ты приставлена словно пристав

К одинокой душе моей…

Забери меня в звёздный прикуп

И страстей моих черный список

Разорви но останься чистой

Словно жемчуг семи морей!

И приснится мне на рассвете

Твоих губ обнажённый берег

Твоих рук роковые сети —

Мира лучшая западня.

Будут громко смеяться дети

И подбрасывать в пламя вереск

И подумаю на рассвете:

Без тебя не прожить и дня.

***

В твоих глазах, как небо серое,

Есть лучик солнца чуть заметный

И я в него сегодня верую, —

Твой ненаглядный и заветный…

В твоих руках — весенних веточках —

Душа дрожит как будто зайчик.

Но я пускаю пальцы в ленточки

Твоих волос и сплю, как мальчик.

Пусть после долгого забвения

Любовью бредит звездный вечер:

Ты лучшее Стихотворение

Ко мне шагнувшее навстречу!

И мы от счастья стали пьяными,

И замирает воздух в лёгких,

Что кажутся такими странными

Судьбе вчерашние упрёки…

Ты небом мне была обещана,

Тебя одну искал прилежно,

Моя Единственная Женщина, —

Твой самый ласковый и нежный…

***

Ангел мой с глазами серыми,

ты не видишь вещих снов,

меришь всё земною мерою

и не любишь громких слов.

Словно ты из мира горнего

Вниз на цыпочках сошла

И хлебнув земного горя

потеряла два крыла…

Распускается на улицах

Нелюбимая сирень.

Ангел мой, не надо хмуриться,

Встретим вместе новый день!

И когда луной отравлены

Звёзды выцветут в окне

Два крыла твоих расправленных

Я увижу на стене.

Ангел мой с глазами серыми,

Дай мне руку в этот час —

Станем близкими и первыми

В мире, созданном для нас.

***

Когда душа неравнодушна

К тому, кто мается во тьме,

Во тьме глубокой и недужной,

Подобной северной зиме,

Я вспоминаю — есть икона,

она в душе рождает свет,

Хотя несложный и спокойный

Изображён на ней сюжет:

В тени извилистого дуба

Босые Ангелы сидят,

Печалью сомкнуты их губы,

Печалью тронут каждый взгляд.

Но вижу там — для жизни нашей! —

есть дом и светлая гора,

А на столе — простая чаша.

Но чаша полная добра…

Спасенья верная основа

В своей загадочной красе

Нам светит «Троица» Рублева,

А не Рублевское шоссе.

***

Есть Имя у тебя, и ты ему верна.

Твои поля, где росы не примяты

Храни, моя печальная страна

храни, как память о своих утратах.

Не идол ты, не мертвый идеал

Но всё в тебе — преданье и легенда!

Я здесь родился, рос и возмужал

Я твой по духу,

не по документам…

Я твой счастливый пасынок судьбы

И часть меня останется с тобою.

Есть родина, а значит есть гробы,

рабы и робы, рыбы и герои.

Есть родина, есть место на земле

А над землёю купол вечно-синий

И если даже росы на золе —

Я и во зле люблю тебя Россия.

***

Есть в городе моём красивый храм.

Он колокольню вскинул к небесам!

А рядом с ним — спокойная река,

В которой проплывают облака.

Зелёный парк есть в городе моём.

Там хорошо гулять воскресным днём.

Есть в городе кафе и магазины,

По улицам проносятся машины.

Есть школы здесь, и есть библиотеки.

Базары, остановки и аптеки.

Всё это есть во многих городах,

Что наяву увижу и в мечтах.

Но город мой, он — самый, самый, самый!

Здесь мой очаг, согретый сердцем мамы.

***

Я забываю о тебе

Как сон вчерашний

Как случай в краденой судьбе

Пустяшной.

Я забываю обо всём

И это значит

Душа в затмении своём

не плачет

И ни о чём уже не лжёт

Пустое сердце

Оплачен выставленный счет

Закрыта дверца.

***

Дай мне сделать что-нибудь хорошее

В этот поздний и случайный час

Я пришёл к тебе с печальной ношею —

Серебром невыплаканных глаз.

Много было в жизни бестолкового,

Режет взгляд осколками мечта…

Ты меня уже не встретишь нового,

Между мной и будущим — черта.

Но сегодня я хочу по-прежнему

Всю тебя как в первый раз вобрать

В эти руки, в поцелуи нежные

И желать, желать тебе добра…

Дай мне сделать что-нибудь хорошее.

На слова сегодня я не скуп:

Ни обиды, ни заботы прошлого

Не сорвутся с одичалых губ.

Лишь одной тебе сегодня радуюсь

Жаль, но жизнь нельзя начать с нуля.

Я куда-то падаю, всё падаю

И не держит скользкая земля.

Не молчи убийственно и холодно

Не гони с порога в поздний час.

Догорает золотая молодость,

Словно осень осеняет нас.

Дай мне сделать что-нибудь хорошее…

Думал я, что эта жизнь игра:

С праздною улыбкою прохожего

Я скитался в поисках добра.

Много было в жизни одиночества.

Много было мелочной любви…

Как же мне с тобой проснуться хочется

Поправляя волосы твои.

***

Полюби меня, пожалей меня

Обними и усни на груди

На восходе дня, на закате дня

Поцелуем своим награди.

Где ты светлая, где ты грешная

Бестолковая юность моя

Будь со мною ты самою нежною

Кто украл тебя у меня?..

— Здравствуй, девушка, здравствуй, милая!

Погуляем под звездным зонтом?

Бог тебя наделил нежной силою:

Забывать с тобой о былом…

Полюби меня, пожалей меня

Красотою своей испытай

Пригласи меня за границу дня.

И растай…

***

Она ответила молчаньем

Она ушла, закрыла дверь!..

А я души в тебе не чаял.

А я страдал как дикий зверь.

Зачем мне это наважденье?

Всё для тебя нелепый сон…

Но я как ангел в помраченье

В одну тебя всю жизнь влюблён.

Иди, ищи себе другого!

Другую жизнь, другой любви.

От одиночества пустого

Пускай в объятия свои.

А я устал терять надежду

И счастья спутанную нить.

Меня давно зовёт Надежда.

Все хочет чаем напоить.

***

Был мужем, любовником, другом

Стучался в открытую дверь.

Просился в свободные руки

Как маленький брошенный зверь.

Но всё что осталось мне ныне

Луны бесполезной нытьё.

Тоска о потерянном сыне

И горькое Имя Твоё.

И всё-таки буду я счастлив

И я не останусь в былом.

Судьбы деревянные ясли

Наполнили скрипом мой дом…

***

Люблю тебя моя Россия

Люблю мучительно и сложно

Такой родной, такой красивой

И словно счастье — НЕВОЗМОЖНОЙ!

***

Осень мокрые крылья расправила.

Закружил над землёй листопад.

Есть у жизни суровое правило:

Не оглядываться назад.

Но теплее давай оденемся

Вдруг проснётся в душе тепло

Если снова случайно встретимся

Там, где было всё и — прошло…

***

В русских лицах — как будто в оправе —

Затаился загадочный свет

Словно в зеркале ангел оставил

Своего отражения след…

Сквозь печали, тоску и невзгоды

Он мерцает над русской землёй

Этот свет неизвестной природы,

Но знакомый и близкий такой.

И пока не призвали к ответу

Небеса за блужданье во мгле

Я, доверившись этому свету,

буду жить на родимой земле.

***

Я научился жизни доверять:

Её часов размеренному ходу

И светлому и грешному народу,

Его земле, которой не отнять.

Я доверяю вкрадчивой судьбе

И ветреному небу над землёю…

Но стоит мне увидеться с тобою —

И я не верю самому себе.

***

Я тебя любил, я тебя жалел.

Ничего, ничего не вернуть сейчас.

Остаётся памяти цепкий плен

где счастливые тени живут за нас…

«Я тебя люблю» — я скажу другой.

И подумаю, может быть, о тебе.

Только ты не надейся, что я — другой,

что в моей судьбе без тебя — пробел.

Пусть меня и манил посреди ночей

Электрический твой, а не звездный свет

Ты не вынесешь снова любви моей.

И за это тебе оправданья нет.

***

Обмелела река. Словно жизнь. Обмелела.

Отражаются в мутной воде облака.

Помню, как целовалась она неумело

Возле этой реки… Разве это река?!

Разве это любовь? Ничего не случилось.

Ты пускаешь другого в объятья свои.

Ты легко и так быстро всему научилась

Научилась всему, кроме верной любви.

***

Снова выпал снег последний

в суматошный март —

промотавшийся наследник,

ветреный бастард.

Я смотрю, глазам не верю:

Чудо, может быть,

Пробивается под дверью

в мой привычный быт?..

Самозванец неуместный

и незваный гость.

Словно слишком много теста

замесил Господь…

Словно стало в небе тесно,

Стало там теплей.

Словно ищет, ищет место,

Места на земле.

***

Осень начинается некстати

С перечня бессмысленных имён:

Жизнь моя участвует в обряде

Пересотворения времён…

И в тени несбывшегося счастья,

Никуда сегодня не спеша,

Забывает беды и ненастья,

Перевоплощается душа…

Как умеет, вертится планета,

Зло лицом меняется с добром,

И луна — потертая монета —

Точно жребий встала на ребро.

В этом свете — чище и прозрачней

Сонное отечество моё…

Выжимает ветер, словно прачка,

На верёвках мокрое бельё.

***

Ещё земля теплом согрета,

Но всюду рыжая листва

Лежит, как рваные билеты

В страну любви и волшебства.

И я не верю в эту осень

В её неясный мрачный свет —

Как будто ангел крылья бросил

В скупое пламя темных лет…

Но продолжается дорога,

Никто не тянет за язык.

Сидит на дереве сорока,

А в клюве — осени ярлык.

***

Не печалься обо мне.

Нам обоим повезло:

В неразгаданной стране

Мы искали корни слов…

Узловатые слова

Мы любили больше всех;

Заявляли о правах,

А в итоге — стыд да смех.

Были,

          мыслили,

                        плели

беззаконных слов петлю,

Но не ведали земли,

Где стояли на краю…

Я себя не узнаю —

Словно умер и воскрес.

За печатями семью,

Под пятой семи небес…

2

Были, вымыслы, слова…

Были.

       Мыслили.

                    Бросали.

Били,

         битыми бывали —

За дела, не за права.

И болела голова,

И белела неба проседь,

Обрывала листья осень

И во всем была права.

Потому что есть резон

Бросить всё, начать сначала,

В мир ворваться одичало,

Потому что жизнь — не сон…

Пусть следит за нами Бог —

Узник узкого пространства, —

Мы свое создали братство

Всех, чей замысел высок.

***

Неясен путь под небосводом

И негде небо заступить.

Но я предчувствую свободу —

Дерзать, надеяться, любить.

Не ястребиная охота

Не яхты белых облаков —

Меня влечет сама свобода,

А значит, наломаю дров

А значит, время подоспело

Сорваться с верных якорей

Рвануться яростно и смело

На встречу самых светлых дней!

***

Нас больше любят за порывы,

За не прилизанную боль.

Но мы бываем молчаливы

Когда встречаемся с судьбой…

Но и в молчании работа

Идет подспудно — не спеши:

На то и творчества свобода

Чтоб лучшее росло в глуши.

***

Деревья, встав на цыпочки,

Рисуют небо серое.

Пропахло утро выпечкой,

Бензином, газом, серою.

Иду один по городу

В тридцатый день рождения —

Дохнуло поздним холодом

На жизнь мою весеннюю.

Дохнуло свежей выпечкой

Бензином, газом, серою.

Деревья, встав на цыпочки,

Рисуют небо серое.

***

Утро светом цинка

Напоило нас —

И твоя улыбка

Превратилась в фарс.

Паутины лучик

В пасмурном луче.

Паучок-попутчик

На твоем плече.

Что-то происходит

С миром и тобой:

Незаметно вроде

Стала ты другой.

А душа, как птица,

Рвется в небеса,

Чтобы напроситься

На твои глаза.

***

В сырости, в слякоти русских провинций

прячут свою беспризорную грусть

тихие звезды — слепые провидцы,

жизнь затвердившие наизусть.

Влажные речи ночных насекомых,

Мокрой листвы нескончаемый бред…

Всё так немыслимо, всё так знакомо —

Словно живу здесь тысячу лет…

***

Пожелай мне не много, но только с добром.

Вот уже и октябрь за промокшим окном.

И пора оглянуться прошедшему вслед,

И пора улыбнуться тому, чего нет…

Эта жизнь заблудилась на мертвом пути…

Где же мне для тебя Ариадну найти

И спасительной нити распутать клубок,

Под каблук не попав, как опавший листок.

Я живу осторожно — как будто во сне.

И стремительный мир улыбается мне.

А холодный октябрь за промокшим окном

Оставляет меня с беспощадным добром…

Танец

…Останется: два-три-четыре слова

в сопровожденье медленного танца,

её глаза…

и как я был неловок…

и как тревожно было прикасаться

к упругому — насквозь живому — телу,

захваченному зеркалами зала…

Всё замерло — и лишь она летела.

Но никуда она не улетала.

***

Над чёрным серебром реки

сквозь ветра чуткие порывы

твои движения легки,

а губы странно молчаливы…

О чём ты думаешь, ответь,

И что в глазах твоих таится?

Сверкает звёзд сухая сеть,

И ни одной не видно птицы…

Но верю я, что всё пройдёт:

Тоска, растерянность, усталость.

Как эта ночь тебе идёт!..

И все слова — такая малость.

***

Какая-то недобрая весна…

Как рыба, оглушённая веслом,

Плывёт над пустырями тишина,

Плывёт над позабывшимся селом.

А я сижу на сломанном крыльце

И обо всём мучительно сужу:

О вечности в сапфировом венце,

О мире, где себя не нахожу.

Смотрю в окна мерцающий зрачок

И отраженье тёмное ловлю,

А сверху кто-то — на звезды крючок —

Упрямо душу требует мою.

***

Над головой померкла даль,

и эта ночь в тебе продлится!

Какая ранняя печаль

легла на призрачные лица…

Мы не воюем на войне,

не зарабатываем денег —

мы просто не нужны стране,

что нас метёт как жесткий веник.

Высоких здесь не ценят слов;

здесь люди чувствуют украдкой,

что мы опасны для основ

их делового распорядка.

Не могут, не хотят понять,

что жизнь — пронзительная тайна,

которой надо доверять,

хотя она дана случайно…

Что можно жить, дудя в дуду,

и не просить за это хлеба,

что можно гаснуть на лету,

в самом себе встречая небо.

***

В провинции, где многого не видели,

Где нищета с бедою пополам,

Мы все немного бедные Овидии,

Не нужные ни людям, ни богам.

И что с того? Коль слово наше лепо

И горло веселит родная речь, —

Нам есть зачем коптить вот это небо,

Нам есть за что в сырую землю лечь.

Пусть годы злы, беспамятны и дики

Как варвары, штурмующие Понт, —

Но вслушайтесь в стремительные крики…

В них добрая поэзия живет!

***

Вьется по ветру дымок.

У окна уснула кошка.

Рассыпается снежок,

Как вареная картошка.

Может быть,

Приснившись кошке,

Я шагаю по дорожке:

Вензеля собачьих лап

Опечатали ухаб.

Стог сугроба золотится.

Небо тонет в тишине.

Или это только снится

Зачарованному мне?!

***

Музыка… В небе темно и ненастно.

Ясень сухой погремушкой трещит.

Осень умеет казаться несчастной —

Быль ворошит.

Музыка, музыка мчит отовсюду!

Темным и медным своим языком

Вечер бросает в душевную смуту

Хлестким дождем.

Музыка, музыка, музыка вьется,

Черною птицей над миром несется.

Ветер, срывая дыхание с губ,

Резок и груб.

Музыка, музыка, странная музыка…

Нашим глазам светит лентою узкою

Мокрое солнце. Прямо у ног

Кружит листок.

***

Лезут ввысь многоэтажки,

Небо окнами дробя.

Ветер мокрые рубашки

Примеряет на себя.

Осень близится к исходу.

У всего своя пора.

Мысли рвутся на свободу,

Точно листья со двора.

***

Как много ветреных созвучий

В небесной музыке сошлось!

И вот уже поспели тучи,

Собравшись в огненную гроздь.

Мелькнула молния, как птица,

И заплясал над миром дождь.

И все в ответ к нему стремится:

Шум улиц, листопада дрожь…

***

В России длится вечер синий.

Пустыней улица легла.

Краснеют ягоды калины,

Едва горя из-за угла…

А небеса еще пустынней.

И если выйти за черту

Жилых строений — вечер синий

Все длится, длится в пустоту.

Все тихо здесь. Все обветшало.

Лишь между небом и землей

Кружат вороны, как попало,

Да ветер стелется степной.

Пылит над далями родными,

Как часовой, обходит пост.

В России длится вечер синий.

Все замерло… до первых звезд.

***

Степей степенный монолог

Листала пыльная дорога…

О, если есть на свете бог,

Живет Он здесь, в краю убогом.

Где как ступени в небеса,

Все длятся степи, степи длятся!

Легко идти, закрыв глаза,

И вдруг на небе затеряться.

И что Нью-Йорк или Москва

На этом длящемся просторе,

Где вся вселенская тоска

Как будто капля в синем море?!

***

Я сам собою недоволен,

Тупая правда режет слух:

Как много в мире колоколен,

Как мало ангелов вокруг!

Лишь голубей пугливых стаи

Здесь крыльями простор метут…

Быть может, где-нибудь в Китае

Сегодня ангелы живут.

***

Две лошади по площадям

И улицам — мотаются.

Две девушки на лошадях

По городу катаются!

И то ли цирк у нас гостит,

А толи — наваждение.

У лошадей весёлый вид,

А девушки — весенние!

Куда сегодня ни бегу —

Сбежать не получается:

Две амазонки — не солгу! —

Повсюду мне встречаются.

Сигналят встречные авто

Стремительным наездницам,

И не поймёт, видать, никто

Что это за безделица?!

Прически ветер шевелит,

И солнце в них врывается.

У лошадей — победный вид,

А девушки — красавицы!

Когда б водились у меня

Не песенки, а рублики

Купил бы я себе коня

И навязался в спутники.

Две лошади по площадям

И улицам гарцуют —

Две девушки на лошадях

Над веком торжествуют.

***

Бежала Ночь по звездным кочкам.

Светил небес далекий Свет.

Куда спешить короткой ночке?!

Но вот — её в помине нет!

Она спешила встретить чудо,

И пропадала в серебре:

Звучал сверчок, дробя минуту

На сотни точек и тире.

А я стоял как пригвождённый

И был к текущему глухим —

Как будто заново рожденный —

Смешным и маленьким таким!

Но прорвало плотину мрака

И солнце хлынуло рекой,

А он замолк и молча плакал —

Смешной и маленький такой!

***

Ещё одна рассеянная осень

В провинции затерянной в России.

И вот уже не думаешь о прозе —

Глазами тонешь в поднебесной сини.

А может быть, давно пора смириться,

Что эта даль душе твоей не впору,

Что на зимовку улетают птицы

В другие страны, за моря и горы.

И с одиноким эхом препираться

Скупые отмечая именины

В холодном доме в роли самозванца,

Обросшего трёхдневною щетиной…

Но словно птица вдалеке пропела!..

И выйдешь в ночь, встречая неизбежность

Родимой речи пьяных децибелов…

Вот берега знакомая небрежность,

Где осень гонит медленные волны,

Где колкий мрак и ветер нелюдимый

Стучаться в сердце, а душе — просторно!

Вся жизнь как будто проплывает мимо.

И думаешь: «Россия бесконечна…».

И смотришь в небеса неторопливо:

Несутся кони по дороге Млечной

Невидимы, но дьявольски красивы!

***

Машин гудящие стада

Лихой пасёт регулировщик.

А мы как будто никуда

Ведём весёлый разговорчик.

И ловко щелкает язык,

Играя ветреным словечком.

Идут в неведомый тупик

Два бестолковых человечка.

Кафе, аптеки и дома —

Всё улиц бедных антреприза.

В руках болтается роман

Про жизнь какого-то Улисса.

А глаз оптический прицел

Теряет цель и замирает,

Когда на солнечном лице

Улыбка бабочкой порхает.

***

Режет глаз алмазная дорога.

Вороны мелькают на снегу.

Я бегу куда-нибудь далеко

И остановиться не могу.

Ты не думай обо мне плохого.

Никому я не желаю зла.

Только сердцу не хватает слова

Из созвучий света и тепла.

Я живу, а жизнь необычайна!

Жизнь полна, как небо — синевой.

Мне охота превратится в чайку

И зависнуть над морской волной.

Но петляет зимняя дорога.

Вороны мелькают на снегу.

Я бегу куда-нибудь далёко-

Далеко, куда-нибудь бегу.

Не от праздных слов и кривотолков.

Просто знаю — времени в обрез!

Я бегу от мира в самоволку…

Валит снег с ристалища небес.

***

Словно песня, грянул день,

Разыграл по нотам!

А вставать мне было лень —

Страшно неохота.

После ноченьки хмельной.

Голова в тумане.

Муравей, как смелый Ной,

Плавает в стакане!

Знаю быть или не быть,

Потому что буду

Я с Тобою говорить

Каждую минуту!

Жажду утолю Тобой.

Сердце отогрею.

Назову Тебя Судьбой.

И Тебе поверю.

***

Пот и слезы и кровь —

все житейская проза.

Человек,

если думать

об этом

серьезно,

так невинен во зле

и в любви одинок…

Он пройдет до конца

сто ненужных дорог

и вернется к началу,

теряя следы…

(Жизнь всегда хороша

лишь до первой беды).

Но ночами мне часто

нечаянно снится,

что однажды я стану

евангельской птицей,

чтобы мирно летать

между небом и твердью…

пролетая над Жизнью,

пролетая над Смертью.

***

Глаголы против шерсти гладя,

Ты говоришь о пустяках:

О мимолетном листопаде,

О нескончаемых дождях.

И не имея в сердце веры,

Больших сторонишься вещей,

но как столикие химеры

они живут в душе твоей.

…А в небесах пасутся овцы.

И ветер, пасынок высот,

Проворно медные червонцы

Ворует с вязов у ворот.

И по тебе чернильной ночью

Скупое время чертит стих,

И звезды словно многоточья,

В глазах проносятся твоих.

***

В этом замке не для дожей,

А скорее — для дождей,

Я хочу услышать, боже,

Голоса моих друзей.

Чтобы в радости забыться

Среди дружеских сердец

Окропи святой водицей

Мой пустующий дворец!

Но молчат сырые стены.

С потолка бежит вода.

Да немые гобелены

Косо смотрят иногда.

На душе темно и сиро.

Стынет ужин на плите.

И глядит на звезды мира

Сэр в дырявом решете.

***

Сумерки тихо бродили по дому,

в эти минуты совсем по-другому

видится все обнаженным глазам:

сумрачный мир превращается в храм,

в дом первозданный, в обитель богов,

в ясли детей и в страну дураков.

***

Навести меня, Ангел Господень,

И яви ослепительный свет!

Покажи мне мучительный полдень

Где на солнце и пятнышка нет.

Посреди вековечной печали

Разгони суесловия дым,

Чтобы мир, как у Слова в начале,

Был от чистого сердца любим.

Если Господу чем неугоден —

Пропаду в нелюдимую ночь.

Навести меня, Ангел Господень,

Даже если не в силах помочь.

Принеси благодатные вести,

Что тебе небеса, высота?!

Мы с тобою помаемся вместе

На земле — по заветам Христа.

***

Холодает. Не иначе

осень. И с ее подачи

в сердце тот же холодок.

Стаю лодок бережок

бережет как бы наследство

живописного соседства.

2

Осень — миру. Мир — живущим!

Всем кто теплится не в гуще

мировой, а просто так —

то философ, то простак,

не от мира кто родился

или с ним не примирился.

3

Впрочем, осень. И — прекрасно!

Значит, жили не напрасно

в лето жаркое в краях,

где не хаживал Аякс;

только братья Диоскуры

там водили шуры-муры.

4

В эту осень, осень эту

я иду бродить по свету:

манускрипты желтых листьев

чуть извилисто как истин

обтекаемая голь

вдаль летят дороги вдоль.

5

Застучат дожди косые

по оставленной России.

Ухожу я в край иной

за мигающей звездой…

чтобы видеть в свете этом,

где-нибудь под Назаретом,

как любуясь далью звезд

улыбается Христос!

***

На месте камень обрастает мхом,

а местный пруд безжизненно мельчает.

Но человек, поскольку счастья чает,

всегда душой куда-нибудь влеком.

Восславим тех, кому не по пути

ни с речкой откровенно обмельчавшей,

ни с тем ручьем, что в радости начавшись

уже успел травою зарасти!

Не серых дней промозглостью живем!

Нет, до сих пор душа еще в работе.

И потому свернуть на повороте

и отдохнуть себе мы не даем.

Идти вперед, не значит уходить

из пункта «А» в неведомые дали,

но это означает — надо жить

пускай на месте, но по вертикали.

***

Весна пришла как школьница,

Пришла и говорит:

И хочется и колется

И мама не велит…

А всюду веет свежестью,

И, голову кружа,

Какой-то дикой нежностью

Охвачена душа!

И хочется шампанского

За нищие рубли,

Чтоб заливаться ласково

На празднике земли.

***

Какие белые поля!..

Здесь солнце рассыпает рожь.

Звенит морозная земля

Страны, в которой ты живешь!

Хватаешь снег весёлым ртом,

И с ветерком — по телу дрожь!

Уходит прочь за дальний дом

Страна, в которой ты живёшь.

И время силишься объять,

Но понимаешь — не солжёшь,

Что не придётся умирать

В стране, в которой ты живёшь.

На небесах погаснет свет

И вдруг подступит к сердцу ложь:

«А может быть давно уж нет

Страны, которой ты живешь?»

Под звонким ливнем знойных лет,

Под бледным саваном порош

Пускай хранит Нездешний Свет

Страну, которой ты живешь.

***

90-е

В постылом доме стало душно.

Витает супа постный дух.

С каким-то явным равнодушьем

В нем кружится с десяток мух.

А мы сидим полусвятые,

Клюём носами тишину,

Как два орла, едва живые,

Ещё такие молодые,

Уже у гибели в плену.

***

Мелькали юности стрижи

По небу голубому.

И ночи были хороши

И не сиделось дома!

Мы пропадали по ночам,

Терялись до рассвета.

Светила молодость глазам

Как быстрая комета.

Пусть этих дней не возвратить

Не пережить сначала,

Я буду молодость любить

За то, что обещала…

За то, что вовремя прошла,

За то, что не сбывалась

Зато к прекрасному звала

И в друге отзывалась.

***

На горизонте вдалеке

Вдоль по волнам широким

Плывет кораблик по реке,

Как странник одинокий.

Заходит солнце. Ночь близка.

На палубе — фонарик.

В каюте — мрак. Скрипит доска.

Бежит-дрожит кораблик.

Мелькает стройный силуэт

На горизонте плавно.

Он также через сотни лет

Здесь будет плавать славно!

Он будет стар и утомлён

Дорогой одинокой,

Но также будет он влюблён

В простор реки широкой.

Он сменит несколько имён,

Команду, капитана,

он будет плавать в штиль времён

И в бури-ураганы.

Но вот однажды острый риф

Пронзит его насквозь…

О нём останется лишь миф,

А от него — лишь гвоздь.

***

Мир встречает чудо

На пороге сна:

Снег кружит повсюду,

В мире — тишина.

Скоро в это утро

Встанет человек,

Понимая смутно,

Что на крышах — снег!

Он умоет руки,

Освежит лицо,

Он оденет брюки,

Скушает яйцо.

Выпьет чашку чая,

Съест конфет пяток,

Новый день встречая

Спрячется в пальто.

Из подъезда выйдет

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 18
печатная A5
от 473