электронная
400
печатная A5
581
16+
Психология для IT-шников. Психотерапия для менеджеров

Бесплатный фрагмент - Психология для IT-шников. Психотерапия для менеджеров

Объем:
292 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0051-1209-5
электронная
от 400
печатная A5
от 581

Изучить психологию может каждый,

но понять психологию дано не многим.

Я выражаю искреннюю надежду,

что эта книга приблизит вас к глубокому

пониманию самих себя и окружающих.

КНИГА-ТРЕНИНГ

Посвящается моим учителям: Владимиру Герасичеву, Андрею Курпатову, Сергею Лазареву.


Также, я выражаю глубокую благодарность моей семье и признательность людям, оказавшим непосредственное влияние на моё становление бизнес-тренером: Артёму Рындевичу, Сергею Гутковскому, Максиму Трифоненкову, Марине Жогальской, Андрею Метельскому, Сергею Володько.


Мой друг, я создал этот труд для тех, кто в полной мере

Познал душою смысл тягостного слова «боль».

Кто стоя пред судьбою на коленях

Молил о помощи, пощаде, или чуде,

Что свершившись — избавило бы вас от мук, даруя луч надежды.

Но не было ни помощи, ни чуда, ни спасенья, а надежда —

Померкла в сумрачной тоске.

Глава 1. Психотерапевтическая монополия

Нет никаких достоверных научных данных, которые бы указывали на то, что за последние 30 тысяч лет мозг человека претерпел какие-либо структурные изменения. Содержимое черепной коробки современного человека ничем не отличается от мозга кроманьонца. Мой мозг, как и ваш, а равно, как и мозг Альберта Эйнштейна выглядят абсолютно одинаково. С момента зарождения цивилизации, когда наши предки строили первые поселения, структура нашего с вами мозга и его расчётные мощности остались прежними. Наш мозг есть универсальный механизм по созданию карт реальности, который обрабатывает данные и выдаёт результаты в зависимости от его настроек и заложенной в него информации. Поэтому, мы являемся теми, кто мы есть исключительно благодаря культурным, научным и нравственным представлениям, сформированным тем обществом, в котором мы родились и выросли. Причём каждый из нас, наверняка, считает себя яркой, развитой и уникальной личностью, но было бы весьма наивным делом предположить, что мы сами каким-либо образом повлияли на формирование этой самой уникальности, ну, разве что чуть-чуть.

Итак, мы живём в мире информации и окружающая нас информационная среда предопределяет наше мировоззрение, культуру и поведение. Но в отличие от нашего предка кроманьонца, в социальной группе которого власть принадлежала тем, кто обладал большей физической силой и проворностью во время охоты, в нашем с вами обществе власть принадлежит тем, кто производит информацию и способен эффективно ею управлять.

Во все времена основой власти шаманов, жрецов, правителей, церкви и государства являлась монополия на информацию и право на её трактовку, и отобрать у группы избранных хотя бы малую часть этой самой монополии представлялось делом весьма опасным. С этой точки зрения диктатура пролетариата мало чем отличалась от диктата средневековой инквизиции, и вся эта монополия автоматически распространяла своё влияние не только на вопросы политики, религии и социального устройства общества, но также и на сферу психологии и душевного здоровья.

Наш мозг устроен таким образом, что он на дух не переносит всего, что ему непонятно, и любому загадочному феномену мозг всегда найдёт какое-либо рациональное объяснение. Сменам времён года, движению планет, явлениям атмосферного электричества мы — люди всегда давали самые разные и подчас нелепые толкования. Стоит ли удивляться тому, что многообразные состояния психически больных долгое время не находили соответствующего понимания и легче всего объяснялись происками тёмных сил и одержимостью бесами? Участь психически нездоровых людей в средние века была незавидной. Их содержали в железных оковах, в жутких антисанитарных условиях и в среде, которая могла только поспособствовать отягощению психического расстройства. История говорит нам о том, что впервые снять цепи с группы душевнобольных удалось лишь в далёком 1793 году во Франции врачу по имени Филипп Пинель. Это был переломный момент в истории психиатрии и первый шаг к гуманизации отношения к лицам, страдающим психическими заболеваниями.

Но всё это мы говорим о пациентах, страдавших тяжёлыми формами психозов, что является только верхушкой айсберга в континууме психических состояний. А что же выпадало на долю бедолаг с менее выраженными психическими расстройствами? Как быть с теми, кто мучился неврозами, посттравматическим синдромом, фобиями, и расстройствами настроения? А как насчёт экзистенциального кризиса и других психологических проблем, по поводу которых сегодня так часто обращаются за помощью к специалистам помогающих профессий?

Надо ли говорить о том, что на протяжении тысячелетий душевное здоровье Homo sapiens находилось в ведении всё тех же шаманов, знахарей, жрецов и священнослужителей?

Вот, к примеру, живёте вы в одна тысяча четыреста каком-то году и сформировалась у вас фобия, или, скажем, невротическая реакция на перенесённый стресс. К кому обратиться за помощью? Куда бежать? Ясное дело — к шаману, либо знахарю. И каким же образом с вами проведут сеанс психотерапии? Постучали бы в бубен, дали выпить галлюциногенный отварчик, призвали духов, окурили благовониями, прочли заговоры.

Перечисленное в начале — есть средства наведения транса, а кульминация терапии — заговор, есть ни что иное, как исцеляющее внушение или гипноз. Надо сказать, что вполне себе рабочий терапевтический арсенал. Многие малые народы до сих пор практикуют подобные психотерапевтические методы. Я пишу эти строки в начале 2020 года в Минске, и мне доподлинно известно, что в тех случаях, когда психотерапевт по каким-либо причинам не может помочь избавить ребёнка от последствий сильного испуга, мать пострадавшего малыша, скорее всего, будет искать помощи у шептухи. Это я пишу о жителях большого города, а в деревнях о психотерапевте, скорее всего, даже и не вспомнят.

Но как бы вы поступили в том случае, если бы знали, что за обращение к знахарке за решением подобной проблемы лично вас, да и знахарку, ожидает костёр инквизиции? Наверное, подзадумались бы.

Хотя, если вы не проживаете в далёкой от цивилизации местности, то у вас был, и до сих пор есть ещё один вариант: когда ваша психологическая проблема более-менее может быть истолкована с позиции вашей греховности, то всегда есть шанс обратиться за помощью к священнослужителю. К примеру, в христианстве такая психотерапевтическая практика зовётся исповедью и в некоторых случаях она действительно помогает, хотя у искушённого читателя, конечно же, остаётся сомнение в том, что подобная терапия может быть лишена определённой теологической подоплёки. Впрочем, любая психологическая концепция, равно как и физическая теория, в той или иной мере, страдает узостью своего взгляда на мир. Далеко за примером ходить не надо: о пионерах психоанализа трудно было сказать, что они были лишены предвзятости к роли сексуального влечения в формировании психических расстройств.

Но речь не об этом. Мы говорим о том, что пастор, ксёндз, батюшка, ребе, имам и лама столетиями выполняли функции врачевателей человеческих душ и по сути раздавали своим прихожанам терапевтические назначения, связанные с коррекцией мыслей и поведения с поправкой на своё собственное религиозное мировоззрение, надёжно подкреплённое монополией на информацию. И для кого-то это работало, для кого-то нет, впрочем, как и сегодня, мы лишены гарантии, что нашу ситуацию разрешит хороший психотерапевт, либо священник.

Суть в том, что монополия на распространение и интерпретацию информации веками надёжно обеспечивала духовенству право на оказание психотерапевтической помощи. Даже сегодня найдётся немало людей, которые скорее обратятся за решением своих психологических проблем к священнику, нежели к профессиональному психологу. Более того, во многих семьях до сих пор бытует мнение, что прийти на приём к психологу, либо психотерапевту — это стыдно. О психиатрах и гипнологах и вовсе говорить не приходится — это вообще страшные люди. Если человек записался к психологу — это значит у него такая проблема, которая ставит на нём некое позорное клеймо. Об этой проблеме лучше никому не говорить, запрятать её куда подальше и залить алкоголем.

Что ж, предрассудки всегда были свойственны человеческому обществу и главная задача любого предрассудка — обеспечить человеку безопасность в настоящем и оградить его мозг от познания всего нового и неизведанного. Справедливости ради стоит отметить, что исповедью, постом и молитвой действительно можно на какое-то время избавить психику от ряда проблем, к примеру, от навязчивых мыслей или нездоровых сексуальных фантазий. Но речь скорее идёт о купировании конкретных симптомов, нежели о глубокой проработке причин, породивших нездоровое влечение. И, понятное дело, что избавление от симптомов вовсе не гарантирует полного исцеления.

В наши дни мы становимся свидетелями постепенной утраты государством и церковью монополии на производство и толкование информации (речь, конечно же не идёт о главных телеканалах и СМИ), и в основе этой утраты лежат две фундаментальные причины:

— Распространение информационных технологий, помноженное на свободу слова и вероисповедания.

— Человек всё меньше нуждается в помощи священнослужителя для понимания сути мироздания и осмысления процессов, происходящих в собственной психике.

Мы живём в эпоху глобальных перемен и если раньше для распространения христианства требовались столетия и реки крови, то сегодня процесс трансформации мировых религий будет происходить в значительно более короткие сроки и со значительно меньшим, я надеюсь, количеством жертв, хотя жертвы всё-таки будут.

Я ни в коем случае не говорю о том, что религиозное мировоззрение по каким-либо критериям менее совершенно, чем взгляды психологов на устройство мира. Глупо отрицать, что наша с вами культура, мораль, нравственность и право базируются именно на морально-этических концепциях, проистекающих из религии. Но я лишь обращаю ваше внимание на то, как обстоят дела сейчас и какой вектор развития начинает преобладать в социально-нравственном представлении современного человека о самом себе, и этот тренд очевиден. Религиозное мировоззрение будет всё больше и больше сдавать свои позиции. Современный образованный человек стремиться сам разобраться в себе и понять глубинные истоки своего поведения и предназначения, и возможно, в скором времени мы станем свидетелями глубокой трансформации мировых религий и их слияния с психологическим знанием.

Современного человека больше интересуют не религиозные догматы, а инструменты познания своего внутреннего мира и практики совершенствования собственного духа и личности. Поэтому, психология — есть основа будущих религий, которые сейчас только зарождаются.

Конечно, нельзя не отметить, что все эти изменения сопровождаются появлением в мире новых информационных монополий, я говорю о так называемой Big Tech (Amazon, Google, Facebook, Alibaba). Большинство людей на планете даже не замечают, как наш повседневный потребительский выбор и политические предпочтения становятся вполне подконтрольны новым хозяевам мира. Но наша книга не о том, что уже нельзя изменить, а о том, что каждый из нас может сделать для обретения стопроцентного психического здоровья и реализации своего потенциала.

И свято место пусто не бывает. На смену священникам и шаманам пришла армия психоаналитиков, коучей, бизнес-тренеров, психологов, психотерапевтов, гипнологов и всевозможных экспертов. Надо сказать, что некоторые из них действительно знают толк в своём деле и могут значительно облегчить жизнь каждого из нас, и на этом моменте стоит сосредоточиться более внимательно. Всё дело в том, что наш с вами мозг — это своего рода биокомпьютер, работающий с большим количеством данных и разнообразным программным обеспечением, и, как у каждого компьютера или программы, в нашем мозгу случаются баги, то есть ошибки, которые приводят к торможению или сбою настроек всей системы.

Никто из нас не представляет себе ноутбука, который бы не нуждался в периодической чистке реестра, дефрагментации дискового пространства, перезагрузке и установке обновлений. Зато огромное количество людей на планете Земля самонадеянно считают, что могут прожить свою долгую жизнь спокойно и счастливо, и ни разу при этом не обратиться к специалисту хотя бы за диагностикой и корректировкой своего психоэмоционального состояния. Я же думаю, что в современном гиперинформационном мире прожить долгую жизнь без помощи психотерапевтических технологий крайне сложная задача, потому как качество этой жизни будет оставлять желать много лучшего.

Всё дело в том, что психологические травмы, комплексы, обиды, внутренние конфликты, деструктивные внушения, перенесённые стрессовые ситуации и страхи никогда не проходят сами собой и, так или иначе, накладывают свой тягостный отпечаток на функционирование психики и интеллекта. Это и есть те самые баги и программные ошибки, которые препятствуют нормальной работе нашего мозга и отравляют нам жизнь. Поэтому, избавление от иррациональных страхов и последствий травмирующих событий есть первоочередная задача каждого человека с целью поддержания собственного психического здоровья.

Но в вопросе сохранения здоровья психики есть один немаловажный момент: несмотря на то, что наши познания в области психологии и нейрофизиологии за последние 50 лет значительно продвинулись, мы всё ещё весьма далеки от комплексного понимания того, что из себя представляет мышление, психика и интеллект.

В нашем арсенале есть только концепции, то есть теории, которые с большим или меньшим успехом мы можем применить для диагностики, объяснения и корректировки тех или иных психических состояний, и ни одна из этих теорий не претендует на полное, всеобъемлющее и исчерпывающее знание о законах и принципах функционирования человеческой психики. Так развивалась физика, так развивается и психология. И эта книга — тоже теория, одна из концепций, которая когда-либо, возможно, устареет.

К примеру, в физике несколько столетий господствовала механистическая теория Ньютона. Она прекрасно справлялась с описанием законов взаимодействия и движения твёрдых тел. Концепция классической механики с тем же успехом была применена в астрономии, а также в физике жидкостей и газов. В умах многих учёных долгое время жила мысль о том, что законы классической механики универсальны и с их помощью можно описать любые физические взаимодействия и, благодаря этой уверенности, наука долгие годы не могла подобраться к тайнам электрических и магнитных явлений. Для создания новой теории, а уж тем более, для смены парадигмы мышления, от учёных требовалась незаурядная смелость и значительные усилия, которые в основном прилагались для преодоления укоренившихся в головах учёных мужей застарелых научных знаний. «Новая теория побеждает, когда вымирают представители старой науки» так выразился великий физик Макс Планк.

И уверяю вас, что те страсти, которые кипели в научной среде физиков и математиков не идут ни в какое сравнение с тем мракобесием, что происходило в мире медицины и психологии, когда речь шла о внедрении новых терапевтических методик. Человечество потратило несколько десятилетий и заплатило десятками тысяч жизней за введение в родильных отделениях больниц, кажущихся сегодня элементарными, правил асептики. Если вы не в курсе, то вплоть до конца XIX столетия у медиков было не принято мыть руки перед приёмом родов. Именно по этой причине смертность от сепсиса среди рожениц в некоторых больницах Европы достигала 50%. Доктор, который впервые предложил ввести во врачебную практику правила строгой асептики среди медперсонала был высмеян своими же коллегами и с позором уволен. Его звали — Игнац Филипп Земмельвайс. Выдающаяся, между прочим, личность.

А как вы думаете, каким громом негодования разразилась общественная и научная среда, когда нашёлся один смельчак, который заявил, что в каждом человеке есть бессознательная составляющая его личности, и что причины множества психических расстройств кроются в подавлении сексуальных желаний, скрытых в необъятных слоях нашего подсознания? Ясное дело — его подняли на смех и самого окрестили в сумасшедшие.

Слава Богу, сейчас дела обстоят не так безнадёжно, как это было 150—200 лет назад, и преодолеть барьер человеческого невежества становится значительно проще. Но за всё надо платить, поэтому, за понижением степени научной консервативности и дарованием свободы слова последовал всплеск психологических теорий, которые, зачастую, сменяли одна другую не в силу своего терапевтического успеха, а, скорее, в дань моде.

У каждого социального явления есть оборотная сторона медали, поэтому, нельзя сказать, что вот это однозначно хорошо, либо однозначно плохо. К примеру, человечество сильно обязано дедушке Фрейду за сам факт описания бессознательного, как концепта. Психоаналитический метод лечения истеричных больных в то время действительно был эффективным. Хотя его результативность была продиктована в первую очередь наличием специфической социальной и культурной среды, в которой проживали пациенты Фрейда, и в этой среде действительно частенько находилось место явлениям подавления и сублимации человеком своих сексуальных желаний.

Но за открытие бессознательного человечество заплатило весьма высокую цену! Психоанализ, как научная и терапевтическая дисциплина, устарел значительно раньше, чем от него было готово отказаться общество. Посещать психоаналитика было модно и престижно, особенно среди богатых американцев, а мода — это дело такое: пока не изживёт себя ничего ты с ней не сделаешь. Да и вообще, почему бы не поговорить, хоть и за деньги, с умным человеком? Ну кому ещё можно доверить своё самое сокровенное, как не психоаналитику? Вот и ходили годами на модные психоаналитические сеансы, терапевтическая ценность которых, зачастую, была сомнительной.

К счастью, в современном мире у людей уже нет возможности годами разбираться с психоаналитиком в толковании вероятных причин своих душевных переживаний. Человек стал по-иному ценить время, и раз уж он готов платить за сеанс, то предпочитает разрешить свою ситуацию быстро и эффективно.

Сегодня на смену психоаналитикам приходят психологи различных школ и направлений, коучи, гештальт-терапевты, бизнес-тренеры, психотерапевты и гипнологи. Все они считаются людьми помогающих профессий и во многом, безусловно, они действительно оказывают человеку профессиональную психологическую помощь, хотя, в отличие от священников, берут за это плату, а стоимость услуг консультантов, добившихся популярности в этой сфере, иногда и вовсе зашкаливает. Что ж, каждому своё. Если человек готов платить коучу немалые деньги за хороший результат, то почему бы и нет?

А теперь, я хотел бы объявить, для кого написана эта книга. Она создана для той весьма многочисленной категории людей, которые в силу самых разнообразных причин и обстоятельств не хотят и/или не могут обратиться за помощью к священнику, психологу, и прочим специалистам, либо, всё же за такой помощью обращались, но до конца не смогли разрешить свою ситуацию. Эта книга для тех, кто с жадностью ищет ответы на вопросы, скрытые в нашем бессознательном, и кто хотел бы узнать что-то новое в инструментарии самопознания, психологической самодиагностики и самокоррекции собственной личности. Эта книга для тех, кто хочет сделать себя сам.


Первые выводы:

1. Устаревшее религиозное мировоззрение плохо удовлетворяет духовные потребности изменившегося общества. Владельцев компаний, топ-менеджеров и офисных сотрудников трудно увлечь религией. Их духовные запросы лежат в области поиска источников мотивации и смыслов своей повседневной деятельности. Работников компаний куда больше интересует ответ на вопрос как быть постоянно мотивированным, энергичным, целеустремлённым и успешным в своём деле выдающимся коммуникатором, от которого все будут просто в восторге, и армия коучей, экспертов и бизнес-тренеров разных мастей и оттенков с радостью готова занять место пасторов и насытить умы страждущих.

Современные бизнес-ивенты всё больше стали напоминать религиозные мотивационные собрания. Кейсы, известные спикеры и многочисленные истории успеха призваны вдохновить людей найти свой путь в этом мире, действуя в рамках новой парадигмы саморазвития.

2. Наш мозг — это своего рода биокомпьютер, работающий с большим количеством данных и разнообразным программным обеспечением, и, как у каждого компьютера или программы, в нашем мозге случаются баги, то есть ошибки, которые приводят к торможению или сбою настроек всей системы. Эти программные ошибки препятствуют нормальной работе интеллекта и отравляют нам жизнь. Поэтому, избавление от иррациональных страхов, последствий травмирующих событий и иных, прописавшихся без нашего на то разрешения в бессознательном деструктивных элементов есть первоочередная задача каждого человека с целью поддержания собственного психического здоровья.

Глава 2. Две истории

«Мы думаем, что у нас есть мозг —

и это фундаментальная ошибка.

Это мы есть у мозга.

Вся наша жизнь — есть продукт

деятельности нашего мозга».

Андрей Курпатов

История первая

Вера, 29 лет, smm-менеджер в digital agency. Яркая, интересная молодая женщина с независимым и твёрдым характером. Больше всего на свете Вере хотелось выйти замуж. И, казалось бы, у неё всё для этого есть: стройностью, красотой и вкусом не обделена. Да и отношения с последующим предложением руки и сердца в её жизни случались уже дважды. Но, после предложений о замужестве, Вера почему-то всё портила. Отношения разваливались, а женихи исчезали сами собой.

Первого парня, с которым у Веры завязались серьёзные отношения, звали Сергей. Он работал web-дизайнером в соседнем бизнес-центре и иногда посещал кафе, где часто обедала Вера. Сергей заприметил Веру сразу, как только впервые увидел. Ему понравились её прямые волосы, стройная фигура и доброжелательная, открытая улыбка. Но подойти к Вере и познакомиться он решился не сразу, пока однажды, они случайно не оказались рядом в одной очереди в кассу в том самом кафе.

— Я давно хотел с вами познакомиться, — застенчиво сказал Сергей, когда их глаза случайно повстречались.

С этого момента Сергей и Вера стали видеться почти каждый день и вскоре у них завязался настоящий роман, пока однажды, Сергей не решился сделать следующий шаг в развитии их с Верой отношений.

Своего жилья у молодых людей не было, и каждый из них проживал вместе со своими родителями. И вот, наступил день, когда Сергей предложил Вере начать жить вместе и заявил, что готов для этого пожертвовать половиной своей зарплаты и снять однокомнатную квартиру. При этом, он намекнул, что у него весьма серьёзные планы и, что он видит в Вере свою будущую невесту и жену.

Вера восприняла эту идею с восторгом, но её радость была только для вида. На самом деле, в тот день внутри Веры будто что-то переключилось, и её поведение в отношении Сергея стало меняться.

Вместе они начали ходить на просмотры квартир, которые заранее отбирал Сергей, и ни одна из этих квартир Вере не нравилась. Даже в тех вариантах, которые многим показались бы идеальными, Вера находила изъяны.

Так прошло полтора месяца, пока Сергей не начал подозревать, что Вера просто не хочет с ним жить под одной крышей, и все недостатки, которые Вера находила в квартирах, были просто надуманными.

Обычно, мужчины не отличаются завидным терпением, и очень скоро Сергей выпалил все свои подозрения в адрес Веры напрямую. После этого они сильно повздорили и месяц не разговаривали. Потом всё же помирились, но через полгода их отношения как-то сами собою сошли на нет и пара приняла решение расстаться.


Со вторым кавалером Веры произошла похожая история. Его звали Егор, он работал начальником отдела рекламы в одном из московских медиа-агентств. Они познакомились летом в Мармарисе на пляже, во время отпуска Веры в Турции. Всё совпало: Егор также был из Москвы, также был в отпуске с компанией друзей, но без девушки. Они жили в одном отеле и равнодушно пройти мимо Веры Егор никак не мог. Они познакомились и к концу отпуска их роман уже был в самом разгаре. Надо ли говорить о том, что случилось потом?

Егор и Вера встречались чуть больше полугода, и, когда наступила весна, Егор решил сделать Вере подарок. Они условились о встрече в аэропорту, чтобы провести вместе длинные майские выходные, при этом, Егор не сказал Вере, куда они летят, потому что хотел сделать ей сюрприз.

Следующим же вечером, ровно на том пляже, где они и познакомились, Егор встал перед Верой на колено, протянул ей кольцо с бриллиантом и сделал предложение руки и сердца. Деваться было некуда и Вера ответила «да». Они провели вместе незабываемые выходные: катались на яхте, ездили на восхитительные экскурсии, ужинали в прекрасных ресторанах, но по приезду в Москву всё изменилось.

Чем больше Вера думала о браке, тем холоднее становились её чувства к Егору. В голове у Веры постоянно крутились мысли о предстоящем замужестве, совместной жизни и о том, что ей придётся укротить свой нрав и, возможно, где-то уступить, а в чём-то даже подчиниться воле мужа. Ведь Егор был совсем не паинька, а мужчина с характером и его трудно было назвать подкаблучником.

Когда же Вера начинала задумываться о том, что при рождении ребёнка она и вовсе на какое-то время окажется в полной зависимости от Егора, то эти мысли расстраивали её совершенно. Конечно, Вера справлялась со своим гневом, пыталась не думать о том, что для неё было неприятно, и загоняла свои сомнения и тревоги в глубокие слои бессознательного. Но толку от этого было мало. В голове у Веры чётко сформировались две разнонаправленные модели реальности. В одной из них — она замужем за Егором и вполне себе счастлива, но за это ей приходится расплачиваться уступками и обузданием своего нрава. А во второй — Веру больше устраивали те отношения, которые были у них с Егором до момента предложения руки и сердца, то есть, они как бы вместе, но только тогда, когда ей это удобно. И в этой второй моделе реальности у Веры было гораздо больше возможностей контролировать ситуацию и делать то, что ей хочется, хотя у этого варианта также была своя цена — отсутствие статуса замужней женщины, к которому Вера стремилась.

И чем ближе был день свадьбы, тем больше нарастало волнение Веры, и, вскоре, Вера начала отчебучивать разного рода нелепые поступки. То она позволила себе выпить лишнего за ужином во время знакомства с родителями Егора, то опоздала на концерт, то не пришла в театр, и всему этому Вера находила какие-то нелепые объяснения. На фоне общего похолодания в отношениях поведение Веры стало казаться Егору странным.

В итоге, через месяц Егор объявил о расторжении помолвки под предлогом того, что он видит, что Вере, очевидно, ещё требуется время подумать. Это стало очередным ударом для Веры, после которого она и оказалась на приёме у психолога.

Итак, мозг Веры сформировал две разные модели реальности, в которых содержались некоторые нестыковки: быть замужем за преуспевающим молодым человеком, и, наравне с этим обуздать свой непростой характер, или оставаться с этим человеком в отношениях, и при этом не быть в браке. И проблема не в том, что Вера в своих размышлениях находилась то в одной, то в другой модели реальности, а том, что она не замечала в них очевидных противоречий.

Мозг Веры выстраивал для неё вероятностные модели развития событий её жизни в зависимости от неудовлетворённости тех или иных потребностей. Хочешь замуж — вот тебе одна модель, хочешь быть в отношениях и оставаться свободной — вот тебе другая модель. Но сконструированные мозгом Веры модели реальности существовали, как бы, отдельно друг от друга, при этом, одна из моделей, планомерно вытеснялась Верой в область бессознательного, что ещё больше усложняло задачу по вскрытию и устранению созданных противоречий и выработке альтернативной жизненной стратегии.

В итоге, вытесненная в бессознательное модель реальности стала жить своей жизнью и оказывать своё тайное влияние на поведение Веры. В мозгу Веры сформировались как бы два отдельных интеллектуальных центра, руководящих её поведением. Один центр говорил — я хочу идти с Егором в театр и формировал соответствующее намерение и план действий, а второй центр вставлял палки в колёса и делал всё возможное, чтобы Вера забыла сумочку, опоздала на автобус, или свалилась на диван с внезапным приступом головной боли.

И если бы Вера в достаточной мере владела инструментами психологической самодиагностики, о которых мы будем говорить в этой книге, то она бы с лёгкостью обнаружила в своём бессознательном эти два центра интеллектуальной активности, выявила существующие противоречия и выработала альтернативную стратегию поведения, но это уже совсем другая история.

История вторая

Антон, 34 года, женат, есть дочь, работает юристом в частной юридической фирме в Новосибирске.

В детстве Антон был самым обычным ребёнком. Когда он учился в школе родители не замечали в Антоне каких-либо талантов или особенного дарования, хотя в юности Антон очень увлёкся кино, и даже пробовал писать сценарии.

Когда Антону было 16 лет он один, без компании и без девушки, частенько ходил в кинотеатры и наслаждался фильмами, смысл и сюжет которых мог оценить далеко не каждый взрослый.

Свой первый сценарий Антон написал в последнем классе школы, но он так и остался лежать в глубине ящика его письменного стола. У Антона не хватило смелости, чтобы показать свой труд кому-либо из продюсеров или просто выслать его по почте.

Нельзя было сказать, что за увлечением Антона кинематографом стоял какой-то определённый жизненный план, который бы вызрел в конкретную стратегию действий. Антону просто нравилось кино, он знал фамилии всех известных режиссёров, сценаристов и, затаив дыхание, смотрел вручение премии Оскар, которая для него была одним из важнейших событий года.

Быть может, Антон бы и связал свою судьбу с кино, но в его городе не было учебных заведений, выпускавших режиссёров или сценаристов. Для этого надо было ехать учиться в Москву, а его семья в то время вряд ли могла потянуть такие расходы.

Короче говоря, когда перед Антоном встал выбор его будущей профессии он, посоветовавшись с родителями, решил поступить в юридический институт. В то время это было модно и весьма престижно, да и работы для юристов было хоть отбавляй.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 581