печатная A5
1047
18+
Психологическая и лингвистическая экспертиза в анализе текста

Бесплатный фрагмент - Психологическая и лингвистическая экспертиза в анализе текста

Международная Академия исследования лжи. Монография

Объем:
244 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4485-0767-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Научный редактор:

доктор филологических наук, профессор И. А. Стернин


Рецензент:

Доктор филологических наук, профессор кафедры связей с общественностью Воронежского государственного университета М. Е. Новичихина.

В монографии на основе эргономического (междисциплинарного) подхода из научных областей юриспруденции, психологии и лингвистики впервые чётко обозначены границы профессиональной компетенции экспертов — психолога и лингвиста. Дифференцированы задачи и функции, объекты и предметы психологической и лингвистической экспертизы в анализе текста при исследовании материалов уголовных и гражданских дел.

Предложена эффективная совокупность психологических и лингвистических методов исследования текста для повышения качества проведения экспертиз. Особое внимание уделено проблеме профессионального взаимодействия экспертов с другими участниками гражданского и уголовного судопроизводства для реконструкции целостной картины правонарушения, происшествия и преступления. Рассматриваются возможности указанных видов экспертиз применительно к современной юридической практике. Приводятся примеры заключений экспертов — психолога и лингвиста, анализируются типичные ошибки в них и способы их преодоления.

Монография адресована экспертам — психологам, лингвистам, филологам, а также аспирантам и студентам, обучающимся по специальностям «Психология», «Прикладная и фундаментальная лингвистика», «Филология», «Юриспруденция», заинтересованным в приобретении новых знаний из области экспертологии.


Челпанов Вадим Борисович

Введение

Рассмотрение гражданских дел и расследование преступлений требует от судьи, адвоката и следователя ориентации в отдельных видах судебных экспертиз, которые могут быть частными — лингвистическими, психологическими или комплексными — психолого-лингвистическими и психолингвистическими. Такие виды экспертиз проводятся по гражданским и уголовным делам, непосредственно связанным с речевой деятельностью.

К этой категории можно отнести следующие преступления: мошенничество, угрозы, шантаж, коррупция, доведение до самоубийства, заказное убийство, вымогательство, провокацию взятки, психическое насилие над личностью, клевету, оскорбление, унижение человеческого достоинства, разглашение семейной тайны (в частности, тайны усыновления), государственной тайны, распространение недостоверных сведений, порочащих деловую репутацию физического или юридического лица, нарушение авторских прав, пропаганду идеологии нацизма (фашизма), экстремистской деятельности, призывы к насильственному изменению государственного устройства и территориальной целостности нашей страны, подстрекательство к преступной деятельности.

Поэтому эффективность расследования и справедливость судебного разбирательства определяется уровнем компетентности дознавателей, следователей, судей и экспертов соответствующих специальностей — психолога и лингвиста, а также качеством проведения судебной лингвистической экспертизы (СЛЭ), судебной психологической экспертизы (СПЭ) или комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизы (КСПЛЭ) и психолингвистической экспертизы (ПЛЭ) в анализе текста.

Научной областью знаний, объединяющей профессиональную деятельность психолога и лингвиста, является психолингвистика. Взаимодействие лингвиста и следователя, имеющего высшее юридическое образование, также основано на знаниях из области лингвокриминалистики (юрислингвистики).

Именно здесь обнаруживаются общие предметы профессионального взаимодействия лингвиста и юриста, в частности, валидность показаний на основе специального знания особенностей языка, речи и мышления преступников. Данная предметная область также объединяет лингвистов и юристов с психологами.

Можно выделить несколько основных проблем исследования деятельности экспертов:

— дифференциация методов, предметов и объектов СПЭ, СЛЭ, КСПЛЭ, ПЛЭ в анализе текстов, имеющихся в материалах уголовных дел (протоколов);

— установление границ профессиональной компетенции экспертов психолога и лингвиста;

— изучение возможностей указанных видов экспертиз при исследовании материалов гражданских и уголовных дел, включая аудио- и видеозаписи.

Анализируя степень научной разработанности названных проблем, следует отметить то, что в течение довольно длительного периода времени 1970 — 1995 гг. XX века в нашей стране не издавалось достаточное количество учебной, методической и научной литературы по проблемам судебной экспертизы. Судебные эксперты психологи и лингвисты работали преимущественно как штатные специалисты в лабораториях судебной экспертизы Министерства юстиции, находившихся в крупных городах и областных центрах (Москва, Санкт-Петербург, Курск и др.). Так называемых «негосударственных экспертов» и «негосударственных экспертных учреждений» вообще не существовало. В этот период, как и сейчас, судебные психологические и лингвистические экспертизы назначались профильным структурным научным подразделениям НИИ, научным работникам соответствующих кафедр вузов. Примером может послужить попытка возбуждения уголовного дела в отношении Жириновского В. В. по статье «экстремизм», в рамках которого была назначена судебная лингвистическая экспертиза, выполнение которой было поручено Государственному Институту Русского Языка им. А. С. Пушкина, а также военно-терминоло-гическая экспертиза, порученная профильному НИИ Министерства обороны РФ. Эксперты этих уважаемых государственных учреждений пришли к выводу о том, что в определённых устных публичных высказываниях и политических трудах В. В. Жириновского не содержатся признаки экстремизма.

После принятия Федерального Закона от 31 мая 2001 года №73 ФЗ «О государственной судебной экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон) произошли благоприятные изменения, поскольку в нём говорится о лицах, не работающих в судебно-экспертных учреждениях. Абзацем 1 статьи 41 Федерального закона предусмотрено, что в соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

Изучение лингвистического и психологического аспектов экспертизы в анализе текста предполагает дифференциацию не только объектов и предметов, но и методов исследования.

Согласно Приказу Министерства юстиции РФ от 14 мая 2003 года №114 «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста РФ, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста РФ», предметом психологической экспертизы является исследование психологии и психофизиологии человека. Предметом лингвистической экспертизы определено исследование продуктов речевой деятельности.

Психологические и лингвистические методы используются для определения достоверности — недостоверности информации, сообщаемой участниками следственных действий. Впервые такое понятие как психологические признаки достоверности в судебно-психологическую экспертизу было введено Ситковской О. Д. (2001).

Известны следующие методики экспертного исследования достоверности сообщаемой информации: 1) профайлинг — составление психологического профиля личности — анализ соответствия психологического портрета подэкспертного профилю лица, совершившего расследуемое преступление и определение его причастности по косвенным поведенческим признакам; 2) кодирование специфического аффекта (SPAFF); 3) оценка валидности утверждений (ОВУ); 4) контент-анализ установленных критериев (КАУК); 5) интент-анализ — один из психологических методов анализа речи и документов, предполагающий экс­пертное оценивание характера намерений говорящего и степени «раз­мытости и неясности их понимания»; 6) методика лингвистического коннотативного и номинативного анализа устной или письменной речи путём изучения мета-программ и содержания речевых сообщений; 7) методика проведения опросной беседы судебной оценки (FAINT); 8) концептуальный анализ; 9) метод шкалирования; 10) метод семантического дифференциала (Osgood, 1957).

Приведённый перечень экспертных методик не является исчерпывающим. Несмотря на их изобилие, ни одна из них, применяемая по отдельности, не в состоянии обеспечить эффективное решение комплексных проблем экспертного исследования. Более того, нами в процессе работы были обнаружены давно разработанные, но по каким-то причинам забытые методики, которые мы решили реабилитировать в своей экспертной практике и научной деятельности: 1) психолингвистический анализ письменной речи с использованием вычисления психолингвистических коэффициентов Трейгера, опредмеченности действия и определения индекса прегнантности Эртеля; 2) методика психологической диагностики почерка (письменной речи) по реперной букве «р» Г. Аминева (1990); 3) метод оценки достоверности сообщаемой информации по почерку Степанова А. А. (2003); 4) технология допроса с помощью нейролингвистического программирования, которая была впервые описана И. И. Аминовым (2006).

Объектами исследования выступают следующие виды судебных экспертиз в анализе текста материалов уголовных и гражданских дел: психологическая, лингвистическая, комплексная психолого-лингвистическая и психолингвистическая экспертиза. Психолингвистическая экспертиза позволяет экспериментальным путём выяснить, как именно понимают конкретное выражение (утверждение) в тексте носители языка, принадлежащие к определённой этнической, социальной, гендерной, возрастной и профессиональной группе.

Предметами исследования являются:

— понятийный аппарат судебной психологической, лингвистической, комплексной психолингвистической и психолого-лингвистической экспертизы;

— предметы, объекты, цели, задачи и методы психологической, лингвистической, комплексной психолингвистической и психолого-лингвистической экспертизы в анализе текстов по материалам гражданских и уголовных дел;

— ошибки при проведении СПЭ, СЛЭ, КСПЛЭ, ПЛЭ в анализе текстов по материалам гражданских и уголовных дел;

— границы профессиональной компетенции экспертов психолога и лингвиста при производстве СПЭ, СЛЭ, КСПЛЭ, ПЛЭ в анализе текстов по материалам гражданских и уголовных дел.

Цель исследования состоит в дифференциации задач и разработке эффективной совокупности методов проведения ПЛЭ, СЛЭ, КСПЛЭ, ПЛЭ и оптимизации на основе этого процесса производства указанных видов экспертизы для восстановления — реконструкции целостной картины преступлений и гражданских правонарушений, связанных с речевой деятельностью.

Достижение данной цели предусматривает решение следующих задач:

1. Рассмотреть передовые научные достижения юриспруденции, криминалистики, лингвистики и психологии как важнейшие компоненты основных положений современной судебной экспертологии.

2. Провести анализ методов количественной и качественной оценки продуктов речевой деятельности и коммуникации участников следственных действий, зафиксированных документально на бумажных и электронных носителях с помощью аудио- и видеозаписей при проведении СПЭ, СЛЭ, КСПЛЭ, ПЛЭ материалов уголовных дел.

3. Исследовать возможности применения СПЭ, СЛЭ, КСПЛЭ, ПЛЭ на примере материалов гражданских и уголовных дел, включая транскрибированные — переведённые в печатный формат тексты речевых сообщений, содержащиеся на электронных носителях в виде аудио- и видеозаписей.

Гипотеза исследования заключается в том, что предложенные нами методы психологической и лингвистической экспертизы в анализе текста должны быть дифференцированы. Дифференциация использованных методов должна учитываться при назначении определённого вида экспертизы. Знание их эффективной совокупности усиливает доказательную базу при рассмотрении гражданских и расследовании уголовных дел различной степени сложности.

Теоретико-методологическая основа исследования базируется на научных разработках психолингвистики Леонтьева А. А. (1967, 1969, 1997), нейролингвистики и нейропсихологии, основоположником которых является Лурия А. Р., патопсихологии Зейгарник Б. В., на основе которой другими учёными — Антоняном Ю. М. и Гульдан В. В. была создана криминальная пато-психология (1991), а затем Балабановой Л. М. (1998) — судебная патопсихология, где также рассматривались вопросы определения нормы и отклонений. Развитие предложенных ими научных идей находит отражение в работах современных отечественных учёных: Белянина В. П., Глухова В. П., Седова К. Ф., Ахутиной Т. В. (Московская научная школа нейролингвистики А. Р. Лурии), Черниговской Т. В. (Ленинградская научная школа нейролингвистики).

Используемая нами технология психолого-лингвистического анализа показаний участников следственных действий была предложена немецким психологом Удо Ундойчем в середине 60-х годов. В нашей стране благодаря отечественным учёным, в частности, профессору И. А. Стернину (1999) произошло интенсивное развитие психолингвистики и лингвокриминалистики.

Для изучения экспертной деятельности психолога использованы труды следующих отечественных и зарубежных учёных: Алмазова Б. Н., Абрамовой Г. С., Блейхера В. М., Васильева В. Л., Еникеева М. И., Енгалычева В. Ф., Коченова М. М., Конышевой Л. П., Мамайчук И. И., Нагаева В. В., Нурковой В. В., Пирожкова В. Ф., Ситковской О. Д., Экмана П., Фризена У., Фрая О., Ундойча У.и др.

Для изучения экспертной деятельности лингвиста использованы работы отечественных и зарубежных учёных: Баранова А. Н., Белянина В. П., Бринева К. И., Вахтель Н. М., Вежбицкой А., Галяшиной Е. И., Голева Н. Д., Грачевой М. А., Масловой А. Ю., Наумова В. В., Панченко Н. Н., Пеленицына А. Б., Россинской Е. Р., Руднева В. П., Стернина И. А., Серкина В. П., Слобина Д., Грина Дж., Морриса Д. и др.

Эмпирическую базу исследования составили материалы проведённых нами экспертных исследований по конкретным гражданским и уголовным делам за период 2012–2016 гг.

Прикладное значение исследования заключается в авторской разработке эффективной совокупности лингвистических, психолингвистических и психологических методов, представляющих собой универсальную методику проведения различных видов экспертиз: СЛЭ, СПЭ, КСПЛЭ, ПЛЭ в анализе текста.

Монография состоит из введения, четырёх глав, десяти параграфов, в которых решаются исследовательские задачи, заключения и списка литературы, а также приложений, дополняющих основной текст диссертации.

Основные положения, изложенные в монографии, обсуждались в 2015 — 2016 г. на двух межрегиональных научных конференциях, проходивших в Воронежском государственном университете, а также на двух научно-практических конференциях в Международной Академии Исследования Лжи (г. Москва).

По теме исследования были опубликованы следующие работы:

1. Челпанов В. Б. Лингвистический анализ текста в структуре комплексной психолого-лингвистической экспертизы / Значение как феномен актуального языкового сознания носителя языка. Материалы межрегиональной научной конференции 23 — 24 октября 2015 г./ Научный ред. И. А. Стернин. — Воронеж: ВГУ, изд-во «Истоки», 2015. — 74 с. — С. 60 — 61.

2.Челпанов В. Б. Возможности судебной комплексной психолого-лингвистической экспертизы в уголовном судопроизводстве/ Язык и национальное сознание. Вып. 22 / Научный ред. И. А. Стернин. — Воронеж: ВГУ, изд-во «Истоки», 2016. — 170 с. — С. 121 — 129.

3.Челпанов В. Б. Лингвистический и психологический аспекты экспертизы текста: проблема дифференциации / Сопоставительные исследования 2016. Продолжающееся научное издание / Научный ред. М. А. Стернина. — Воронеж: ВГУ, изд-во «Истоки», 2016. –296 с. — С. 216 –220.

ГЛАВА I. СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА
В АНАЛИЗЕ ТЕКСТА

§1. Цели и задачи психологической экспертизы в анализе текста

Преступления против прав и свобод личности напрямую связаны с речевой деятельностью преступников (правонарушителей) и совершаются путём непосредственного межличностного контакта (общения) с жертвой или опосредованным воздействием на неё телефонными сообщениями или через средства массовой коммуникации, включая социальные сети интернета, позволяющие преступнику закамуфлировать (замаскировать) своё настоящее имя под никнеймом (никнейм происходит от английского слова nickname и переводится как «кличка» или «прозвище»), а также вести переписку с разных электронных адресов, используя для этого взломанные или фиктивные почтовые сервисы (сервера) и адреса электронной почты других пользователей, чтобы труднее было идентифицировать автора и отправителя по индивидуальным особенностям устной и письменной речи.

Согласно Приказу Министерства юстиции РФ от 14 мая 2003 года №114 «Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста РФ, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста РФ», предметом психологической экспертизы является исследование психологии и психофизиологии человека. В компетенцию психолога входит изучение психологии общения, индивидуальных особенностей коммуникантов, их социальных ролей, позиций и коммуникативной ситуации.

Проведенный Ситковской О. Д. анализ ряда зарубежных работ (Деттенборна Х., Грассбергера Р., Экмана П., Пиза А. и др.), связанных с исследованием восприятия, закономерностей запоминания (забывания) очевидцами событий, а также собственный обобщенный экспертный опыт привёл её к выводу от том, что к компетенции эксперта-психолога также относится исследование психологических признаков достоверности показаний [Россинская Е. Р. с соавт., С. 110 — 122].

Правомочность проведения судебно-психологической экспертизы на предмет решения вопросов о психологических признаках достоверности (недостоверности) показаний подтверждается «Программой подготовки экспертов по экспертной специальности 20.1 «Исследование психологии и психофизиологии человека»: Тема 12. «Новые направления судебно-психологических исследований… Психология манипуляции и лжи… Психология обмана» [Профессиональная подготовка…, С. 658–673].

Общение фигурантов уголовных дел с представителями следственных органов рассматривается нами как вынужденная коммуникация, требующая особого разбирательства и внимания экспертов в связи с тем, что многие преступники, некоторые свидетели и потерпевшие скрывают значимую по делу информацию (правду). Первые дают ложные ответы на вопросы, чтобы ввести следствие в заблуждение и избежать наказания, вторые и третьи лгут с целью усугубления вины преступников и признания гражданскими истцами. Признаки лжи подробно описаны в книгах и статьях по психологии [3, 46, 64, 91, 92], юридической литературе [16, 31 — 33, 69,74, 79], работах Пола Экмана [116 — 118], учебниках и работах по лингвистике и психолингвистике [9, 24, 30, 75, 76], монографиях по судебной психологической экспертизе [35, 52, 53] и др.

Проблема психологического анализа текста

Проблема необходимости не только лингвистического, но и психологического исследования текста относительно наличия признаков экстремизма, авторства и решения других смежных вопросов поставлена давно.

Однако до недавнего времени не было определено, какой именно анализ текста может проводить психолог, что общего между изучением составляющих психики человека и изучением текста, какие проявления психического можно выявить в тексте. Для ответов на эти вопросы необходимо дать определение понятию «текст».

И. Р. Гальперин определяет текст как письменное сообщение, объективированное в виде письменного документа, состоящее из ряда высказываний, объединённых разными типами лексической, грамматической и логической связи, имеющее определённый моральный характер, прагматическую установку и соответственно литературно обработанное [22].

Согласно справочникам, текст — это выраженное в письменной форме сочинение или высказывание автора, а также официальные документы, акты и др. Текст — это продукт речетворческого процесса, словесно выраженный результат мыслительной деятельности человека. Тексты (а не более дробные элементы речи — предложения, слова, фонемы) интересны для психологического исследования по двум причинам.

Во-первых, текст даёт полноценные развернутые и не ограниченные возможности разворачивания часто очень сложно структурируемого замысла автора семантики. Во-вторых, на современном этапе развития психологии нарастает тенденция комплексных, системных исследований, в которых речь и речевые функции рассматриваются в условиях реальной жизни, в структуре общения и взаимодействия людей. Основную роль в этой структуре играют целостные коммуникативные ситуации и целые речевые массивы, отражающиеся и регулирующие эти ситуации, т.е. тексты моно-, диа-, полилогов.

Поэтому психолингвистические исследования процесса построения грам-матически оформленных предложений уступили место изучению сравнительно больших речевых отрезков, текстов, включенных в жизненную ситуацию, служащих коммуникативным целям.

Психологический и психолингвистический подходы исследования текста ориентированы на выявление таких характеристик, которые можно назвать внутритекстовыми, поскольку они описывают способы внутренней организации структуры текста как показателя мыслительных, эмоциональных процессов автора. Связность, цельность и завершённость выступают как основные признаки текстовых единиц. Выделяются грамматические, лексические и интонационные средства, обеспечивающие основной текстообра-зующий признак — связность. Через текст, через речевую продукцию мы можем понять человека, его позицию, мысль, настроение, установки, воспитание и иные идентификационные признаки.

Поэтому задача психологического исследования текста заключается в том, чтобы найти идентификационные характеристики человека на основе его текстовой продукции, обнаружить признаки психологических свойств, действующих мотивов, установок, убеждений, стереотипов.

Переработанная человеком информация об окружающем мире, выраженная в речевой форме, содержит в себе характеристики психики человека. В психологии существуют подходы, направленные на специальное инициирование речевой активности человека с целью установления индивидуализирующих характеристик. Так, психоанализ по характеру речевых проявлений (течение ассоциаций, оговорки) уже давно производит психологическую операцию выделения болезненных структур подсознания.

Содержательная сторона речи рассматривается в процедуре контент-анализа, достаточно широко применяемой сейчас в социальной психологии. Через анализ текстов можно делать гипотетические выводы о структуре мышления человека, особенностях отражения мира в его сознании.

Таким образом, в содержательной стороне текста, относящейся к объективной действительности, могут быть выделены стороны, несущие более или менее дифференцированную информацию о личностных особенностях говорящего (или пишущего), его жизненном опыте, умонастроении, особенностях мыслительных процессов, а также давать информацию об использованных психолингвистических приёмах манипуляции восприятием читающего.

Например, авторы экстремистских материалов часто используют сознательное нарушение основных логических законов, приёмы замалчивания части информации, искажения и подтасовок, ложных логических связок и речевых клише.

Таким образом, психологический аспект судебно-экспертного исследования заключается в психологической диагностике психической реальности преступников и других участников уголовного, административного и гражданского процессов, включая их индивидуальные поведенческие особенности, психические состояния, психологические (в том числе и речевые) феномены, проявляющиеся в конкретной юридически значимой ситуации, которые могут быть, по нашему мнению, выражены графически (проективно) в виде собственноручно изображённых схем с пояснениями к ним (например, схемы ДТП), написанных текстов заявлений, объяснений, явок с повинной, дополнений, свидетельских и признательных показаний (чистосердечное признание) и др. документов.

Подберезкина Л. З., Федоренко Е. Ю. пишут о том, что предметом судебно-психологической экспертизы являются продукты психической деятельности человека либо группы лиц, которые могут иметь вербальный или невербальный характер.

По мнению авторов, объектами психологической экспертизы могут быть живые лица или отчужденные материалы, содержащие индивидуальные характеристики личности. Ненаблюдаемые психические феномены человека можно реконструировать с помощью изучения его речевого поведения.

Для этого исследуются установки и цели говорящего, смысловая направленность речевого материала, отношение к описываемому объекту, характеристики идентификации автора речевого материала, мыслительных процессов, отражённых во внутренней согласованности или рассогласованности материала, его структуре и логике; а также прогнозируется реакция слушающего, читающего в зависимости от его индивидуальных характеристик и отнесенности к определённым социальным группам, а также по признакам национальности (Судебно-психологическая экспертиза, 2012).

Эксперт-психолог, анализируя текст, исследует письменную речь как высшую психическую функцию, которая проявляется в виде сложного психомоторного акта письма, требующего реципрокной координации движений глаз и мелкой моторики пальцев рук (следящие движения), развертывающихся на плоскости — на листе бумаги, по которым эксперт-психолог устанавливает нарушения письменной речи, мышления, интеллекта, а также психологические особенности индивида, включая отклонения от социальной, психической и юридической нормы, а также индивидуальные характеристики: возраст, пол, образование, уровень развития интеллекта (возрастная норма или отклонения от неё). Поэтому такая экспертиза в анализе текста называется психологической.

При психологическом исследовании письменного (собственноручного) текста подэкспертного лица, эксперт-психолог может востребовать свободные образцы письменной речи для сравнительного анализа с экспериментальными образцами письменной речи человека, которые эксперт-психолог получает при непосредственном общении с ним. При этом авторский стиль должен быть сохранён. Для этого эксперт-психолог после приведённого фрагмента авторского текста в своём заключении делает специальное примечание в скобках: (авторский стиль сохранён — примечание или прим. эксперта).

Основным отличием работы эксперта-психолога от работы других экспертов является большая необходимость в проведении диагностической экспертизы живых лиц. Поэтому эксперт-психолог часто обращается в следственные органы, назначившие экспертизу, с запросами на обеспечение явки подэкспертных на психологическое исследование. Как правило, следователи обеспечивают их явку по требованию эксперта-психолога. Такая возможность предусмотрена и указывается в Постановлении о назначении такого рода экспертизы.

Юристы (следователи, дознаватели, судьи, адвокаты, представители) испытывает потребности в привлечении к производству экспертных исследований психологов следующих специальностей:

— педагога-психолога, знания которого востребованы при психолого-педагогическом анализе текстов, написанных школьниками, и криминальной ситуации, создавшейся при участии несовершеннолетних в образовательном учреждении или за его пределами;

— специального психолога, знающего дефектологию и психолого-педаго-гические особенности лиц с повреждённым, дефицитарным или искажённым развитием личности (различные формы и степени умственной отсталости, задержки психического развития и др.), социально-педагогической запущенностью и т. п. для решения юридических задач в области определения степени и меры наказания;

— социального психолога для проведения социально-психологического исследования обстоятельств правонарушения, межличностных отношений, распределения ролей, социальных статусов участников преступной группы по материалам гражданского или уголовного дела;

— клинического психолога — при необходимости изучения клинико-психологического статуса подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего или преступника, страдающего различными соматическими и нервно-психическими расстройствами (заболеваниями) на основе речевого материала для оценки вклада симптома или синдрома в расследуемое деяние,

— юридического психолога, обладающего познаниями в области судебной и криминальной психологии, а также психологии следственных действий.

Однако такие специалисты в нашей стране пока встречаются редко.

Следует особо отметить то, что педагог-психолог и специальный психолог ежедневно в своей профессиональной деятельности имеют дело с детскими текстами и рисунками, выполняемыми школьниками на уроках и во время психологического тестирования по запросам судебных инстанций, органов опеки и попечительства, учителей и родителей.

Важно подчеркнуть, что всё зависит от соответствующей специализации эксперта-психолога. Поэтому всем участникам судопроизводства по уголовным и гражданским делам необходимо изучить паспорт специальности психолога, назначенного экспертом для адекватной постановки перед ним юридически значимых вопросов в соответствии с содержанием этого паспорта, особенно при наличии учёной степени или звания. Также нужно поинтересоваться, когда и где, по какой именно специальности, психолог был аттестован или повышал свою квалификацию.

Привлечение высококвалифицированного психолога как специалиста или эксперта позволяет следователю восстановить целостную картину преступления на основе установления конкретных социальных ролей и статусов фигурантов уголовных дел.

§2. Методы производства психологической экспертизы в анализе текста

Программа самостоятельной подготовки экспертов по судебной психологической экспертизе Министерства юстиции РФ предусматривает системное использование надёжных, положительно зарекомендовавших себя в экспертной практике методов и знаний, заимствованных из общей психологии, клинической психологии, экспериментальной психологии, патопсихологии, психофизиологии, психологии развития, психологии речи, педагогической психологии и многих других областей психологии и смежных знаний, а также специально разработанных методов для решения экспертных задач и выяснения обстоятельств дела.

В качестве основных методов психологического исследования речевого материала используются следующие.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.