электронная
180
печатная A5
376
16+
Проживая несколько жизней

Бесплатный фрагмент - Проживая несколько жизней

Выдуманная правда

Объем:
160 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-3122-8
электронная
от 180
печатная A5
от 376

Посвящается

Вова Никатин

Рувен Забуров

Тетерев Михаил Михайлович


Разные периоды жизни, которые мы проходим, по-разному испытывают нас. Наша жизнь, как спуск по горной реке, полна опасностей и неожиданностей. Она то заносит нас на отрезки с быстрым течением и множеством поворотов с невидимыми камнями, то изгибы обрезают спокойный однотонный ритм потока. И нам решать, плыть ли по течению спокойствия и безмятежности в направлении, не повинующемся нам, либо, вопреки трудностям, держать свой путь и маршрут заданной цели. И лишь сильные способны противостоять тому, куда несет его сила природы.

Пролог

Когда ты уже ни во что не веришь и все вокруг кажется «заезженной пластинкой», стоит только хорошо оглядеться по сторонам. И ты во всем сможешь рассмотреть ЭТО. Все то самое, что ты давно хотел, все, к чему ты так долго шел и не находил правильный способ для воплощения, все это находится прямо перед тобой. Господь каждый раз посылает нам новые возможности, новые знакомства с людьми. Новый путь, чтобы изменить себя к лучшему. Изменить мир вокруг себя.

Все это прослеживается в знаках, на которые нужно суметь обратить внимание!!!!! «Случайности», — скажешь ты, когда в очередной раз столкнешься с чем-то подобным. А ты присмотрись. Прочитай это послание «между строк». Разгляди в этом то, о чем ты так долго мечтал. Ведь Господь создал нас такими по образу и подобию своему. Ведь любая мечта может воплотиться в жизнь, лишь стоит нам этого захотеть. Все, что ОН хочет сделать для улучшения мира и людей в частности, посылается нам в виде наших фантазий и мечт. Наших снов. Наших уроков из жизни, которые воспитывают в нас наш характер. На все воля Божья. Тебе даны дороги, по которым можно прожить свое время, но путь, по которому пойдешь, выбираешь ТЫ САМ!!!!


Он проснулся как обычно. За окном было еще темно, солнце не встало, и поэтому на улице было тихо. Лишь вдалеке слышалась машина, которая мыла асфальт на дороге. Очередное утро не предвещало ничего неожиданного. Все давным-давно шло как будто по шаблону. День ото дня. Открыв глаза после недолгого сигнала будильника на телефоне, он уставился на темный потолок, пытаясь вспомнить свой сон. Темный потолок переливался узорами бегающих теней какого-то готического оттенка. В голове крутились картинки увиденного.

Выключив будильник и сразу сев на кровать, просыпаться совсем не хотелось. Но старая закалка молодых лет заставляла подняться и начать новый день.


Ему было 30 лет, но выглядел он намного моложе. Во времена, когда приводил себя в порядок, брился и укладывал волосы. Но не в последнее время. Не в последние несколько лет. Сны воспоминаний не давали ему спокойно спать. Вот и сегодня один из них вырвал его сознание из царства Морфея. Это были очередные воспоминая из детских лет, сливавшиеся в красочную картину. Все это далеко за пределом его быта. Того места, где он сейчас находился.

Посидев немного на краю кровати и окончательно проснувшись, он побрел по темной квартире в ванную комнату. Включив холодную воду и немного слив ее, он несколько раз наполнил ладони ледяной водой и умылся. После чего посмотрел на на себя в зеркало, висевшее перед ним на стене. Парня звали Ян. Единственное, что добавляло ему лишние годы, — это борода и нестриженые волосы на голове. Он уже давно не следил за собой в виду своего депрессивного состояния, которое длилось уже несколько лет. Он даже не помнил, когда ЭТО его затянуло, но точно знал ПОЧЕМУ. Приведя себя в порядок, умывшись и уложив волосы гелем во «взъерошенный стиль», Ян еще раз посмотрел на себя в зеркало. Голый торс, отлитый мышцами, показывал его хорошую физическую форму. По крайней мере, в прошлом.

С утра он молился, обращаясь к Господу и прося ни больше ни меньше самое главное — здоровья родным и близким и снисхождения и прощения ко всем людям… Мира и добра всему миру. Тфилин — вот что было его связующим звеном с Господом. Так он считал. И так утверждали святые писания древнейшей веры на планете — Иудаизм. Да, он был еврей. Чистой крови. С именной фамилией, о которой не знал до последнего времени. Уверовал он буквально недавно и совсем не знал, как обращаться ко Всевышнему. Не мог даже иногда подобрать слова. Он не стал каким-то религиозным или типа того. Нет. Просто в последнее время он чувствовал себя одиноким. И ему некому было больше открыться. А это придавало ему сил. Давало надежду и веру в лучшее. Теперь с Господом он просыпался и старался жить с ним в сердце весь последующий день. Тем самым он отвлекался и от своего существования. Никчемного… Невнятного… Погасшего…

Завтрак был его когда-то любимой трапезой. Когда-то он с наслаждением готовил себе еду, вкушая каждую порцию, наслаждался приятным ароматом свежеприготовленного омлета и кофе. Но сегодня уже было не то. В каждом новом дне он все дальше терялся в себе и не знал, что ему делать дальше. Кофе и несколько кусков печенья, и те были не в радость. Просто выпивалось и съедалось без эмоций.

Одевался он всегда со вкусом. Фирменные лейблы всегда украшали его вещи, и он действительно классно выглядел. Но перестал это ценить. Просто это было уже своего рода привычкой. Зарядившись энергетикой от утренней молитвы, он по привычке сделал неспешные движения тай чи. И очередным глотком допил свой кофе.

Оглядев взглядом свои медали, висевшие на стене, накинул на себя кроссовки и кофту с капюшоном, вышел из квартиры. Дом находился в сером районе города, на улицах которого было реально неспокойно. По району всегда перемещались нетрезвые, сомнительной внешности персонажи. Он вышел из подъезда, давно знакомого ему, и на спуске по лестнице так и не решил, куда пойдет. А идти надо было. Надо было найти работу. С прошлой его уволили несколько дней назад. Ян работал в ресторане на кухне. Ведь он был поваром по профессии. Выйдя на улицу, он даже не имел никакого представления, куда ему идти и зачем.

И вот он бродил от места к месту и нигде не мог найти достойную работу. Ведь знания в поварстве он имел еще какие. Но никто не хотел его брать без документов. Без паспорта и прописки. И в розыске полиции. У него произошел конфликт на прошлой его работе с хозяином ресторана. Там Ян и пригрозил ему, сказав что не стоит обращаться с работниками как с рабами и разговаривать с ними как хозяин их жизни. Ведь он был воспитан именно так: «Уважай себя и другие будут уважать тебя».

Все воспоминания постоянно крутились у него в голове. И Ян как-то все чаще задавался вопросом: «ЧТО СО МНОЙ ПРОИЗОШЛО? Как я сюда попал?»

Идя по улице и глубоко задумавшись, он оказался в центре Тель-Авива. Медленно брел по одной из главных улиц.

Начало начал

Ян родился в небольшом городке на Дальнем Востоке России. На распаде Советского Союза. Во времена передела власти и раздела территорий под денежный подой. Типа кому больше и пожирнее корова достанется. Времена криминальных группировок, рэкета, насилия на улицах, когда устранением финансовых или территориальных разногласий был мордобой или простой (по тем временам) выстрел в живот из пистолета в подъезде собственного дома. Люди недоверчиво контактировали, ведь повсюду гуляли денежные махинации и обман. Криминалом решались дела в любом социальном слое государства. От политики и журналистики до простого криминального бандитского мира. Людей кидали и обманывали. Настоящие друзья были на вес золота.

И в это непростое жестокое время родился наш парень. Родился в нелегких условия нищеты и безысходности. Родители жили в вагончике вместо квартиры. Постоянно отключенные вода и свет были обыденными бытовыми условиями. На редкость удавалось есть мясо и фрукты. Сладости подавались к столу только в праздники. И во всей этой несправедливости рос очень спокойный, воспитанный мальчишка. С детства он хорошо учился и приобщился к спорту и не видел себя вне этой жизни. В принципе, хорошая успеваемость в школе и любовь от его мамы дома и суровые правила вне его сделали свой коктейль. Поэтому воспитание он получил как от родителей, так и на улице. Раскрывать рот с грязными ругательствами не позволялось. За каждое слово на улице надо держать ответ. Родители — это Святое. И никто не имеет права поливать их грязью. Если же ты за «наезды» и ругательства не отвечал, тебя быстро «крестили в местное чмо», и выбраться оттуда уже было ОЧЕНЬ нелегко. Порядочность, сообразительность, реакция и трудолюбие — закономерности, ставшие его характерными чертами. Сила духа преобладала над физической. Но так стало лишь со временем… Начиналось все совсем не так.

                           ***

Он не знал чем себя занять, бессмысленно бредя по улице Тель-Авива. Большие солнечные очки плотно сидели на глазах… Они закрывали ему пол-лица, и этим самым Ян чувствовал какую-то защищенность. Щит, отделявший его от этого подлого, лживого, жестокого мира. Мира, где нет любви, нет правил.

Он шел и думал о том моменте, когда приехал в Еврейск. И какими мечтами была полна его голова. Но ничего не получилось. Ничего, черт побери, не выгорело. Все пошло как под откос.

Он шел, пока не стемнело, и повернул в один из проемов между домами. Захотел отлить. Неясно, что подтолкнуло его двинуться именно в этот переулок и взять направление в темноту. Ему показалось, что именно там ничто не помешает ему подумать о жизни.

Там-то он наткнулся на один из этих клубов. Неброское заведение с охранником на входе. Клуб напоминал место для танцев, но проходило там совсем другое. Он слышал шум внутри. Охранник принял его за местного бойца и пропустил вовнутрь. И уже на входе он почувствовал знакомый запах. Запах крови, азарта и адреналина. Поначалу могло показаться, что публика просто громко обсуждала очередной фильм, идущий по большому экрану. Но протиснувшись сквозь толпу, Ян увидел клетку… В которой проходил бой… Где бойцы дрались разнообразно, используя все части своего тела… Это была кровавая бойня.

Один из бойцов явно вел в поединке. Он, можно сказать, практически избивал второго парня с длинными волосами. Весь пол был заляпан пятнами крови. Прослеживались совсем старые и затертые пятна. Видимо, бои проходили здесь регулярно…

После очередного удара в голову рукой длинноволосый рухнул на пол… Судья начал отсчет. Парень даже не шевелился, и судья не стал утруждать себя лишними словами. А на счете ПЯТЬ рефери встал с колена, подошел ко второму бойцу и поднял ему руку. Надо отметить, что парень выглядел внушительно… Хорошо развитая мускулатура указывала на то, что тренировался он регулярно. И при всем этом любил тяжелые снаряды типа штанги… Лысый череп, злобный оскал, свернутый на бок нос и шрам через весь глаз… От брови до щеки. Парень напоминал молодого пирата…

Как впоследствии выяснилось, здесь проходил НАКОПИТЕЛЬНЫЙ ТУРНИР. Его суть была в том, что боец за вечер мог провести любое количество боев. С каждым новым боем и победой в нем боец получал очередную 1000$. Это были условия клуба. Точнее, прихоть хозяина по имени Самородок. Очень богатый и удачливый сукин сын. Но сейчас не о нем… Короче, боец сражался, пока хотел… И вот ШРАМ стоял и ожидал очередного желающего.

Яныч посмотрел на него, посмотрел на свои ладони, повернул их костяшками вверх и сжал кулаки… Ну а что он терял? Денег не было, а жрать ой как хотелось. В последний раз он, конечно, дрался несколько лет назад. На последнем для себя турнире по боксу, после которого его тренер переехал в другую страну. Но, как говорится, навыки и мастерство не пропьешь… Может, он перестал заниматься, где-то покуривая, а где-то и выпивая… Однако то, что хранится в душе, никуда не исчезнет.

И вот он подошел к калитке, что вела вовнутрь клетки… Ведущий вечера уточнил, как его имя (или прозвище — кто как хотел). Секундант попросил раздеться до пояса и снять обувь, украшения и часы… Кроме первого, у Яна не оказалось. Судья тщательно обыскал его, убедившись, что при нем нет запрещенных предметов, и впустил его в клетку… Шрам злобно смотрел на него… Объявив обоих бойцов, судья дал команду к началу боя.

Шрам злобно направился к Янычу. В свою очередь, Ян расслабленно поднял руки, подождал секунду, пока тот не подойдет к нему на расстояние удара. Шрам со всей силы провел правый прямой удар рукой. Яныч парировал от него, уклонившись в сторону, и с выпадом, развернув корпус подобно раскручивающемуся болту, выкинул левым боковым. Удар пришелся точно в челюсть. Шрам, закатив глаза, просто рухнул, как подкошенный, на пол… Зал затих… Все были в шоке… Никто не ожидал такого исхода боя. Сам Ян этого не ожидал. Но с тем самым в нем проснулся голод, голод до побед. Это было отдаленное чувство, и он сам еще не понимал, что это.

Неожиданно люди начали покидать заведение. Было непонятно, что происходит. К Яну подошел судья и резко потянул его за руку, подавая ему футболку: «Пошли, нам пора». Они вышли из клетки, и судья потянул его вглубь зала. Подойдя к стене, он сказал Яну: «Отодвинь этот стол и стулья». Они стояли вплотную к стене и закрывали потайную дверь, про которую мало кто знал. Сильным толчком они открыли ее и устремились вовнутрь, закрыв ее за собой. В темноте щелкнула зажигалка, и появился небольшой отблеск света. Меня зовут Вур.

— По совместительству я тренирую в Зале смешанных боев в Рамат Гане, городе неподалеку. Ты отличный боец, это видно сразу. Может, немного заблудившийся в этой жизни, судя по твоему взгляду, но я могу тебе помочь подняться…, — все это говорил спокойным, размеренным басом, не переставая продвигаться по коридору. Ян семенил за ним, постоянно оглядываясь назад…

— Что это было, почему все начали быстро уходить? — перебил его Ян.

— Полиция. Это незаконные бои, проводившиеся под занавесом Частного Клуба. Сейчас мы выйдем и поедем ко мне. По дороге я расскажу тебе все поподробнее.

Они вышли с другой стороны здания в маленький переулок. Посмотрев за угол, они увидели несколько полицейских машин и полицейских, задерживающих людей. Их выводили из клуба. Вур указал в противоположную сторону и сказал:

— Иди обычно, не привлекая лишнего внимания. И они двинулись. Невзрачная машина клацнула затворами дверей, и они сели в старенький Ауди. Повернув замок зажигания и заведя ее, они медленно покатились и скрылись за первым же поворотом.

В машине Яна начало потряхивать. Поднявшийся адреналин сделал свое дело. Ему не хватало кислорода. Он начал глубоко вдыхать и выдыхать, приводя учащенный пульс в норму. В голове стали прокручиваться ранее произошедшие моменты. Клетка… Бой… Закатившиеся глаза Шрама провалившегося в глубокий нокаут… Вур первый заговорил.

— Откуда ты такой нарисовался, парнишка? Ну ты и натворил делов… Его лицо расплылось в ехидной улыбке. Долго я не видел такого быстрого и четкого нокаута… Ты что, боксер что ли?

Ян молчал. Только украдкойпоглядывая то на Вура, то на дорогу.

— А куда мы едем? — спросил Ян.

— Мы едем в Бат Ям. Там я живу, — спокойно ответил Вур Ян почему-то вспомнил Никатина. Где-то они были схожи внешне с Вуром. Но больше они были схожи повадками. Такое же спокойствие и невозмутимость…

Машина спокойно заехала в тихий двор и припарковалась возле небольшого дома. Вур повернулся к парню и спросил:

— Хочешь зайти? На самом деле, уже поздно, и я не спросил тебя, где ты живешь… Я почувствовал, что тебе будет лучше переночевать у меня. А завтра мы поговорим и все порешаем… Я хочу, чтобы ты тренировался у меня и выступал в смешанных боях. У тебя невероятный потенциал. В тебе что-то есть. Я еще и сам не понимаю ЧТО, но ты меня завоевал. Мое сердце… Давай ты отдохнешь… Сможешь помыться, хорошо поесть и выспаться. Я вижу, тебе это необходимо. А завтра мы поговорим… Будет день — будет пища… — и он сказал это точь-в-точь как Никатин!!!

Они оба поднялись несколько этажей. Ян недоверчиво плелся за этим молодым судьей… Клацнул ключ в замке, и они оба оказались в маленькой, но уютной квартире. Все выглядело по-холостяцки, педантично и правильно расставлено. Везде висели картины бойцов уходящего века. Мухамед Али, Майк Тайсон, великая семья Грейси. Остальных парень не знал по именам. Вур побрел на кухню, сказав Яну располагаться на диване, и включил чайник. Похлопотав несколько минут на кухне, он вынес кружки с чаем и бутерброды и сел напротив парня…

— Ну, рассказывай. Откуда ты взялся?

Парень не знал, что ответить, и молча смотрел на него.

— Как я уже сказал, меня зовут Вур. Вур Заба. Я тренер по смешанным боевым искусствам, когда-то возглавлял боксерский клуб. Но клуб распался из-за финансирования, и я нашел себя в MMA. По совместительству я судья в том клубе, куда ты, не знаю каким путем, забрел. Мне бы хотелось, чтоб ты выступал со мной. Вижу, ты профессиональный боксер, это заметно по твоим движениям и тому нокаутирующему боковому удару. Где ты тренировался?

— Я уже несколько лет не тренировался, — ответил Ян. — Когда-то боксировал в сборной Амурской области в России. Боксом я увлекаюсь очень много лет. Но в моей жизни произошли непредвиденные моменты, которые перевернули мою жизнь. С того момента я не тренировался и не выступал…

— Ну, и ты после этого никогда не тренировался? Я не верю. Ты в хорошей форме. Может, где-то не поставлен удар, дышишь ты трудновато, но физподготовка и техника у тебя поставлена.

— Да, — ответил Ян, — а у тебя глаз-алмаз. Я тренируюсь всегда и постоянно. Работаю над собой и стараюсь держать себя в форме… Ведь спорт — это жизнь. А бокс — смысл жизни. Однажды ставший бойцом остается им навсегда.

— Это точно, золотые слова. Много смысла и значения в них кроется, — ответил Вур. — Я и сам когда-то боксировал. Приехавший из далекого Таджикистана на Землю обетованную в далекие 90-е, я был молодым пацаном. Слонялся по улицам, учился в школе, не находил себе применения. Пока не встретил в своей жизни великого тренера Фиму, который тренировал сборную Еврейска по боксу. Оттуда и начался мой спортивный путь. Впоследствии, будучи чемпионом по боксу, я переквалифицировался в бойца смешанного стиля, освоившись в сфере кикбоксинга и дзюдо. У него был дар к быстрому усваиванию боевых искусств. Но однажды случилось непоправимое. На одном из больших турниров за границей я получил серьезную травму: порвал важную связку в ноге, — он, вообще, не любил обсуждать это с кем-либо. Но из-за этого он впоследствии стал тренировать, покончив с карьерой бойца!!!


Новый день не заставил себя ждать. Утро наступило быстро, хотя Ян и не спал много. Он все лежал и думал: «Откуда все ЭТО? Что мне с этим делать? Вроде как-то ПООБДУМАННЕЕ надо обратиться к предложению этого человека». Но с другой стороны, это ЯВНО «манна небесная», и сердце подсказывало, что надо принять предложение Вура.

Так он лежал на диване в салоне и смотрел в потолок, окунувшись в свои раздумья. Вдруг дверной замок щелкнул, и входная дверь отворилась. На пороге стоял Вур и переводил дыхание. Он был запыхавшийся, с лица его скользили капельки пота. Всем своим внешним видом и энергетикой в глазах было видно, что Вур из типа людей, которые начинают день с утреней пробежки. Эндорфин так и скользил в его взляде!

— Но когда ты успел выйти? — спросил Ян. — Я вроде бы и не спал толком.

— Я просыпаюсь рано, сплю мало, и когда я выходил, ты вроде был в отключке. Наверное, задремал. А я собрался — и на пробежку. Всегда так начинаю день. Ты давай вставай, умывайся и садись завтракать. Заодно и поговорим. Ты гренки любишь?

Ян стоял перед открытой струей холодной воды пытался собраться с мыслями. DÉJÀ VU!!! Ему однозначно нужны ЭТИ изменения в его НИКЧЕМНОЙ жизни!

Завтрак был насыщенным и плотным. Как сказал Вур, «завтрак — это важнейшая трапеза всего дня, она должна быть легкой, но питательной, заряжающей энергией на целый день». Гренки, овощной салат, свежевыжатый апельсиновый сок и ароматный кофе явно дали толчок организму и мозгу. Недавно спящий, но уже отчетливо работающий после стакана выжатых витаминов, Ян уплетал завтрак с наслаждением и превеликим удовольствием. Вур поглядывал на него с небольшой ухмылкой старшего брата.

— Ты явно проголодался, — сказал он.

— Я давно не завтракал так вкусно, — ответил на это Ян, не прекращая жевать отменные гренки из свежеподжаренного хлеба.

— Как долго ты боксируешь? — вдруг резко сменив тему, спросил Вур, наливая в чашку парня еще немного кофе.

— Ну, боксирую я как бы с 15 лет. Начал довольно поздно для этого вида спорта. Если идти на результат, — прервавшись от еды, ответил Ян. — В тех местах, откуда я родом, мне просто необходимо было это.

— Я так понимаю, родился ты не в Еврейске, вырос? — Вур прищурился, как будто пытаясь понять ситуацию. — Откуда ты?

— Я родился на Дальнем Востоке России. Месте непростом. На самой границе с Китаем. Так сказать, в закромах государства. Место непростое, порой жесткое на воспитание характера. Жесткими требовалось быть не только словам, но и делам. Живя и воспитываясь на ТАКИХ улицах города, надо уметь постоять за себя. Быть напористым и стремительным. Когда тебе не всегда помогают слова, за которые требуется отвечать по всей строгости понятий улиц, необходимо уметь драться.

— Ты рос на улице без родителей? — отпив из кружки и внимательно вникая, спросил Вур.

— Нет. У меня замечательная мама, — опустив глаза, ответил Ян, — я расскажу тебе небольшую историю.

История о Яне

Мальчиком Ян рос хоть и энергичным, спортивным, но неуверенным в себе. Постоять за себя не умел, да и боялся встревать в драки. Всех разборок он избегал и нередко спасался бегством. Своего биологического отца он не знал, но его еще совсем маленьким усыновил человек, ставший матери вторым мужем, а Яну — отцом. И батяня несильно интересовался делами мальчика и со временем все чаще стал пропадать со своей верной «подругой», бутылкой водки. Поэтому матери в основном приходилось заступаться за него, разбираясь с дворовой «кодлой». За это шпана еще больше не любила его, надсмеивалась и била Яна. Но до поры до времени… Так, обо всем по порядку.

Его родители поначалу тяжело работали на заводе… Изворачивались, находили дополнительные источники доходов, осваивали новые сферы. Богатством не выделяясь, скорее, больше на грани с нищетой, они были отличными родителями. Всегда старались дать своим детям все необходимое, баловали их и любили. Отец все больше и больше пристращался к алкоголю и все меньше интересовался воспитанием детей. Но не мама. Выживали как умели. Ян и его младший брат Леон с самого младенчества уже прочувствовали на себе «прелести жизни», пожив в нереальных обстановках маленьких вагончиков, отключенные периодами свет, вода. Да, родителям Яна было ох как нелегко. Морозы, недоедания, недосыпания. Но при всем этом они воспитали хороших сыновей, любящих своих предков. А это главное…

Со временем родители все увереннее «вставали на ноги», даже со временем открыв свой бизнес… Но история не об этом…

Итак, Ян, маленький мальчик, который увлекался спортом в лице легкой атлетики, рос, накапливая в себе обиду и злость на окружающих. Не то что бы он был злопамятный, просто это было нечестно, думал он. Он физически хорош, шустрый, резвый. Почему он никак не может решиться на этот шаг? Шаг к победе над собой и над другими. Ведь он отличный атлет… Как же ему преодолеть себя и возвыситься над этим жестоким миром? В небольшом городе, где жил Ян, умение постоять за себя было важно. Порой очень важно…

Впервые он подрался в 14 лет у себя на районе с местным хулиганом, который не представлял из себя ничего. Но Ян его почему-то боялся. В тот день он искал своего пропавшего кота, и, найдя его мертвым, просто озверел. Очевидцы видели, что над этим постарался соседский парень. Скинул животное с нереальной высоты. Шансов у бедняги не было. Так же, как и у этого засранца. Увидев его с приятелем на улице, Ян ринулся к ним. С ходу он ударил его, повалил на землю, и уже лежа на нем, провел пару точных ударов по лицу. После, встав, резко переключился на его друга. Он бил его везде, по всему, до чего доставал. Лицо, ребра, снова лицо, живот… Парень упал весь в крови и начал ползком пятиться от озверевшего парнишки… Все происходило считанные минуты, и эта пара живодеров была повержена. Двоих, сам… Ян был поражен сам с себя! Так он пробудил в себе бойца, не давая более себя в обиду. Ему даже не было важно — победа или проигрыш. Он стал закалять себя процессом.

Начал с обидчиков на районе и в школе. Преобладая в скорости и резкости, был спонтанен и неожидан.

Как-то в 6 классе поверг парня, которому не было равных в начальных классах и почти во всей школе. Будучи 14 лет, тот парень был на порядок выше и здоровей других. И, как многие, доставал Яна, постоянно задирая его. Окончательная разборка произошла вдали от школы на старом пустыре. Оба готовы, и тут малой Ян молнией оказался возле Гордея (так его звали). Несколько молниеносных ударов, и Гордей уже на земле, на нем Ян, и ураганом обрушил удары по нему. Так было завоевано уважение всех одноклассников и не только.

Постепенно его уверенность в себе росла. Он все больше проявлял себя в уличных потасовках и спортивной жизни, как школы, так и собственной. Побеждал в разных городских марафонах, школьных баскетбольных и футбольных чемпионатах. Он заработал себе имя и уважение в своем родном городе!!!

— Короче, слушай, — начал Вур после небольшого перерыва. — Я тренер по смешанным единоборствам. Скоро в этой стране будет проходить турнир. Большой турнир. С солидным призовым фондом. В этом турнире будут участвовать лучшие бойцы разных направлений боевых искусств. Турнир называется «Кровавый Спорт». Мы собирались выступать, я — с одним из лучших воспитанников моего клуба. Он самбист, очень хорош в борьбе!!! Но и в ударной технике преуспел. Так вот хотели выступать… Пока неделю назад он не получил травму. Работает охранником в ночном клубе, он влез в потасовку. Пытался разнять пьяных клиентов, которые устроили разборку прямо в клубе. Дрались между собой, и охранник, этот парень, оказался между ними, останавливая балаган. Один из хулиганов порезал его ножом. Воткнул ему прямо в бок. Рана не смертельная, но она вывела его из строя. Надолго. По крайней мере, выступать он не сможет. У нас были большие надежды и стремления к победе. Мы много и усердно тренировались… И вот… Я уже не знал, что делать с заявкой на участие. И все же тянул резину со снятием участника. Все еще надеясь на что-то. Я не хотел упустить этот шанс… И вот вчера появился ты!!! Ты молнией снес этого Шрама. А ведь он один из главных претендентов на победу в «Кровавом Спорте». Готовясь к турниру, он выступает в подпольных боях, дабы поднимать боевой опыт. Ну как поднимать? Поддерживать форму.

Ян сидел над остывшей уже чашкой кофе и внимательно слушал. Слушал и не верил своим ушам. Это было прозрение. Некий лучик света в его сложившейся жизненной ситуации. Это было снисхождение, послание Господне об исправлении, о возвращении собственной самооценки и самореализации. Возможностью снова жить по-настоящему. Победа над собой и своими ошибками. Ведь это то, что он умел и не сделал!!! Победа над собственным страхом. Путь к непокоренным вершинам и недостигнутым мечтам. Ему не хватало всего этого. Он скучал по этим куражам, по тренировкам и стремлению стать лучше. Стать значительным. Ото дня в день. Для себя, для своей семьи, для той, которую потерял! А быть может, он ЕЕ себе придумал?

В своей прошлой жизни, своей беспечной жизни, которую он прожигал «в объятиях» беспечности и слабости. Когда он выступал в ложной роли вседозволенности и безнаказанности. Цветной и яркий обман зрения. Имея талант, мог достичь многого, но упустил. И вот, оказавшись в берлоге собственного сознания, Господь дает ему еще один шанс!

— Расскажи мне поподробнее об этом турнире, Вур — склонившисьнад пустой тарелкой, попросил Ян. — Это ведь не просто бойцы типа вчерашнего вечера? Да и смешанные единоборства я не встречал в Еврейске. Как-то в основном классика: бокс, каратэ.

— Это турнир, который решил организовать один богатый спортивный деятель, в прошлом увлекавшийся поддержкой и финансированием боксерского клуба при федерации Еврейска. Зовут его Реша Алес. Я работал с ним. Точнее, в том клубе, в его клубе. Подонок редкостный, но как организатор и промоушен — ас экстра-класса. Будучи хозяином боксерского клуба, он меня подставил, и мне пришлось покинуть здание.

— Как Элвис, — пошутил вдруг Ян.

— Ага, типа того, — подхватил Вур, расплывшись в доброй улыбке. — Только вот ребят жалко. Разбрелись кто куда. Многие привыкли и притерлись ко мне и тренировались исключительно у меня. Я как бы приобщил их к спорту и боксу в частности. Вытащил многих из разного жизненного дерьма. Наркотики, драки на улице, азартные игры… Каждый по-разному прожигал свою жизнь. А со мной многие остепенились. После того, как я ушел из клуба, они просто перестали приходить. Так клуб и распался. В прошлом году его закрыли, а Реша решил заняться менеджерской и организаторской деятельностью. Помимо своего основного бизнеса, конечно. У него своя фирма и процент на алмазной бирже. Крутят же люди миллионами. Точнее, миллиардами. Короче, после этой истории я открыл свой маленький спортзал на районе и тренирую местную детвору. А в большой спорт он мне кислород перекрыл.

Вур рассказывал все это, и Ян наблюдал, как его лицо все хмурело и хмурело. Явно все это ему было очень важно, и он переживал за своих подопечных ребят и клуб, который закрылся.

— А в чем подстава-то была? — не удержавшись, спросил Ян. — Если ты такой талантливый и результативный тренер.

— Понимаешь, — начал Вур, — есть в большом спорте, да и не только там, понятие как «продвижение своих протеже». Реша имел результативного тренера, недавно приехавшего в Еврейск из бывшего Союза. Тренер он и хороший, но сильно давил на пацанов. Заставлял их выкладываться больше, чем они могут. Кричал на них, не учитывая, что не все из них боксируют на соревнованиях. И стеснял меня в моей работе. Никак не хотел работать в команде. Так все и продолжалось, пока Реша не поставил меня перед фактом, что он станет главным тренером, и я должен работать «под ним». И это после того, как я отдал этому клубу 12 лет своей жизни. Так сказать, по крупинкам его собирал.

На глазах у Вура наворачивались слезы сами собой. Понятно было, что эта тема ему больна!!! И что он очень переживал за все это.

— Ладно, а что с этим турниром? — намеренно перевел тему разговора Ян, чтобы отвести его подальше от воспоминаний. — Ты думаешь, мне реально его выиграть? Или ты просто хочешь закрыть пробел в своем составе?.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 376