электронная
180
печатная A5
342
18+
Провал операции «Тинка»

Бесплатный фрагмент - Провал операции «Тинка»

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-3656-8
электронная
от 180
печатная A5
от 342

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Третья мировая… дружба. Место происшествия — «Прибой»

Привет, привет, мои чудестно-расчудесные читатели. Опять ВАМ, довелось со мной встретиться. Это тем более приятно, что встреча предсказуемо-ожидаема.

Почему?

Да потому, что иначе ВЫ не взяли бы эту книгу в руки!

Именно по прочтении этого произведения, ВЫ узнаете, почему в славный своими традициями город Таганрог, больше не присылают разведчатых шпионов…

Совсем не потому, что в маленьком курортном городке, нечего шпионить. Секретов у нас в Таганроге — «хоть отбавляй».

А вот разведать их у западных спецслужб — «кишка тонка».

НЕ верите?.. А зря!

Данные о толщине кишок, предоставил мясник-забойщик, с двадцати пяти летним стажем, забивший за свою жизнь гору-кучу скотского скота — дядя Вася.

Кроме того, вы узнаете, как спецагентами суперразведки, одной супердержавы, была наголову разбита банда малолетних скинхедов, и почему агент Чип пропал безвести (а точнее дезертировал), в России.

Много, ещё предстоит ВАМ узнать, о, мои любознательные читатели…

Так что, советую особо впечатлительным людям, запастись валидолом, а смешливым — следить за состоянием мочевого пузыря.

Начали…

Кафе «ПРИБОЙ», ещё с советских времён, так сказать традиционно-исстари, пользовалось заслуженным авторитетом у местных и отдыхающих любителей пива и свежей, сушено-копчено-вяленой рыбки….

Раньше, в старые добрые Советские времена, оно представляло собой пивнушку с большими окнами-витражами, очередь за пивом в которую, выстраивалась аж до каменной, глухой, двухметровой, стены городского парка.

…Тогда, любители свежего разливного пива, не могли насладиться вкусными, напичканными химией чипсами или хрустящими солёными сухариками. «Несчастные» советские люди, не приобщённые к благам западной цивилизации, вынуждены были «давиться» свеже-вкусной, солёной, вяленной и копченой рыбой, без всякого намёка на химию. Таранька, селявка, жерех и лещ — вот тот небольшой список рыбы, которую тогда, в те далёкие времена, щедро поставляло Азовское море. О прекрасно-вкусной рыбке — осетре:

О котором, помнят только старожилы…

Который, в изобилии водился в пресноводных водах Азовского моря.

Который, давал паюсную икру и осетрину…

Которого, хищнически загубили браконьеры…

…Я предпочту вообще не говорить.

Ну, вот и не сказал…

Со временем, пивной павильон снесли. Это сделали городские власти, «в свете борьбы с алкоголизмом», столь милого сердцу простого советского человека. Осталось только небольшое монументально-кирпичное здание, со звучным названием из морской тематики, «ПРИБОЙ».

Уже позже, в лихие девяностые, когда от супердержавы СССР осталась Россия с разбито-расколотыми странами, бывшими республиками. Это место взяла в аренду семья иммигрантов из Армении. Точнее из Нагорного Карабаха…

Не сиделось им на месте, в своём Карабахе, который в результате межэтнического и территориального противоречия, превратился в Кара-бабах! Почему-то армянской семье, не понравилось, что их хотят убить (физически уничтожить). Да и сами они не хотели никого уничтожать. Так, настроенные пацифистки, и уехали они в Россию, к родственникам, издавна живущим в городе Таганрог…

Именно они, привезли с собой кавказскую традицию запивать вином собственного приготовления, шашлык из баранины, который готовился здесь же. На месте старой, опрометчиво-недальновидно поломанной пивнушки, прямо рядом с миниатюрным кафетерием «ПРИБОЙ», выросла большая, прямоугольная, брезентовая палатка на сорок человеко-мест. Внутри была барная стойка, временно сколоченная из досок и обтянутая дешёвым дерматином.

Она перегораживала четверть помещения, стоя по центру и оставляя с левой и правой стороны от себя два прохода, метра по полтора.

В сторону выхода-входа в летнее кафе находились, по четыре пластмассовых столика с каждой стороны от прохода. Перед самым выходом из кафе находилось два, вкопанных в землю, высоких столика со стоячими местами. У длинной барной стойки стояло четыре высоких стула на крутящихся ножках. Недалеко от палатки-кафе находились кабинки биотуалета, для клиентов заведения, которые по общепринятой, общечеловеческой привычке, очень любили опорожняться от напитков и еды, чтобы вновь, вернувшись к гостеприимному хозяину кафе, отдать честь вкусно-сочному шашлыку, приправленному зеленью…

Да, чуть не забыл, за биокабинками туалета, немного не доходя до каменной стены парка, рос кустарник. Как будто специально созданный для того, чтобы Джеральд Маккентти мог спрятать тело Кощея…

Стоп! Давайте — ка, по — порядку!..

Хозяином кафе-шашлычной был мой «старый» друг Рустик, которому я обещал написать «забойную» рекламу о его заведении…

Шашлык у Рустика был «лютший в мире, ара!».

…Написать рекламу о летнем кафе-шашлычной, необходимо было в радужных тонах, с юморком, да так, чтобы даже вегетарианцы, прочитав это, забыли о своих вегетарианских принципах и стройными колоннами, как на парад, пошли в заведение Рустика лопать шашлыки и запивать это вкусно-сочное мясное безобразие самодельным вином или, на худой конец, разливным пивом. Это было не простым делом, учитывая не особо презентабельный вид заведения. Оно представляло из себя прямоугольную пивную палатку-шатёр с хорошо утрамбованным ногами посетителей земляным полом. В наличии были две длинные «прочные» брезентовые стены, закрывающие шатёр со стороны тенистой аллеи с одной стороны и каменной стены парка с другой. С торцевой стороны у палатки не было «стенки» и этот проём служил входом в кафе-шашлычную. Сразу на входе, с левой и правой стороны, были вкопаны в землю два длинных, высоких столика. Это были стоячие места, в основном для тех, кто не заказывал шашлык, а просто заходил на минутку-другую, чтобы в жаркий день выпить кружечку пива или бокал самодельного вина, которое родня Рустика, готовило испокон века. В самой палатке стояло восемь пластиковых столиков в два ряда, оставляя широкий проход в середине. Каждый столик — на четыре персоны, о чём «говорили» удобные пластиковые кресла, стоявшие у стола. За ними барная стойка, почти перекрывающая помещение. Только с боков её оставались проходы для выноса шашлыка и обслуживания клиентов. За барной стойкой находилась пара разделочных столиков для заготовки шашлыка. Иногда, когда кафе бывало полным, (а такое случалось в курортный период), Рустик ставил дополнительный столик, прямо за барной стойкой, для нас, как для друзей детства и мы в любое время могли рассчитывать на лучший шашлык и бокал-другой хорошего вина. Между прочим, по очень даже демократичной цене.

Метрах в десяти от шашлычной, не доходя немного до каменной, «глухой» стены парка, стоял блок из четырёх кабинок биотуалета. Для того, чтобы войти в двери кабинки нужно было их обойти, при этом скрывшись из поля зрения посетителей кафе…

…Как оказалось эта уединённость места, и была выбрана местом коварного преступления. И если бы не чёткие действия спецагента американской спецслужбы мистера Джерри Маккентти, который посетил наш патриархальный городок с суперсекретной шпионской миссией…

Но обо всём по-порядку…

…Итак, здесь стояли четыре кабинки биотуалета. Задние стенки их выходили к брезентовой стене палатки. С третьей стороны — длинная, самодельная «барная стойка», за которой находилась сторона, для «обслуживающего персонала». Она почти полностью перегораживала от стенки до стенки помещение, оставляя с каждой стороны проход, метра в полтора каждый. Барная стойка. Боевой пост Рустика.

Мангал для шашлыка стоял в паре метров от края палатки. Метрах в трёх, от края брезентовой палатки-кафе. Рядом, лежали чурки акации, для растопки мангала. Стены напротив тоже не было. Всё пространство служило входом в шашлычную. Здесь постоянно было холодное «живое пиво» и ближе к вечеру — самый прекрасный шашлык в мире…

Ну, в Таганроге — точно! Можно попить чудесного (отвечаю, ара!), самодельного вина, секрет производства которого, свято хранили в семье Рустика. И никаких крепких напитков!

Водки, виски и всякие другие текилы здесь не подавали.

Как понеслось-поехало

Эти двое отдыхающих, видимо идущих с пляжа, зашли в летнее кафе «Прибой». Они сидели у барной стойки, на высоких табуретах. Ах, да, согласно рекламе, это обычные табуреты из «ценных» сортов дерева, сделанных в ручную…

Отдыхающие, заказали себе по баночке холодного пива и упаковку с солёными орешками. Пили прямо у барной стойки.

— Да, что не говори, лучше жить на северном Кавказе в Таганроге, чем на южном Урале в Салехарде! — Провозгласил первый из них, более молодой отдыхающий.

Второй, более старший, попытался охладить оптимизм своего товарища.

— Море «зацветает» уже. Ещё пару недель и купаться невозможно будет. Вся вода позеленеет. — Проговорил он, отхлёбывая из прохладной баночки пива.

— Не знаю, у меня потница на ногах была, так прошла. — Сказал первый. И в качестве доказательства вытянул загорелую волосатую ногу. Нога была нормальной.

— Мне один знакомый, который ещё раньше здесь отдыхал, говорил, что эта тина, которая по поверхности зацветает, лучше, чем грязевые ванны на Красном море. — Согласился более старший отдыхающий…

Конечно, я, услышав про» Красное море» сразу представил себе землю обетованную — Израиль. В голове моей сразу зародилась шутливая фантазия и я, подойдя поближе к отдыхающим, с невинно-равнодушным видом спросил:

— Как, ВЫ разве не слышали о громком, всемирно известном шпионском скандале случившимся в нашем городе?

— Я ничего такого не слышал, — Заинтересовавшись на слове «шпионских», ответил старший, захрустев солёным орешком, который он достал из упаковки.

— Да как, же так, люди добрые, ведь у нас шпиончатые шпионы были, чтобы молекулярный состав нашей водоросли добыть. Тогда ещё чуть третья мировая война не началась! — Удивлённо, как об общеизвестном с пелёнок факте, говорил я.

— А я, кажется, что — то такое слышал. — Сказал молодой, глядя на меня своими честными глазами…

Посмотрев в них, я едва не поверил в искренность говорившего. Но потом вдруг вспомнил, что я сам, только что придумал историю, которую готов был рассказать и следовательно никто её ещё не знает. Чутко уловив заинтересованное настроение курортников, я, открыв бутылочку минералки начал бессовестно врать, стараясь «навешать как можно больше лапши на уши»…

— В 1900 году от рождества Христова, в аккурат перед распадом суперимперии, под название СССР, в городе Таганроге, был дружеский слёт врачей — логопедов. Посетил её и ведущий логопед Израиля, в прошлом товарищ, а теперь диссидент Самуил Яковлевич Бродский. Он хорошо говорил по-русски и ещё на пяти других языках. — Говорил я доверчивым слушателям-отдыхающим.

Убедившись, что всецело завладел вниманием курортников и Рустика, я продолжил:

— И всё было прекрасно в его жизни. Только букву «Р» он не выговаривал ни на одном языке мира. Но это не мешало ему быть «светилом» в своей отрасли. А так же являться законспирированным спецагентом-разведчиком одной разведки. Ему была поставлена чёткая задача — принести образцы уникальной Таганрогской водоросли, которая, случайно, благодаря одному иммигранту из СССР попала на исследовательский стол израильских учённых. Они, в результате опытов установили, что в составе водоросли находятся компоненты, не имеющие аналогов в мире. — Заговорщицки вещал я, в открывающиеся от удивления рты моих курортников-слушателей.

— Это лекарство от всех болезней? — Заинтригованно спросил меня мой друг детства Рустик, который был привычен к моим байкам.

— Нет — ответил я, отвергая столь «мелочный» результат. — Это просто эликсир вечной жизни и молодости…

Тут отдыхающие и Рустик рассмеялись…

В мангале догорали дрова. Солнце уже почти ушло за горизонт. В кафе, стали заходить люди. Некоторые, убедившись, что крепких спиртных напитков нет, тотчас уходили…

Водку, виски и всякие другие текилы, здесь не подавали…

Шпионские страсти-мордасти

На самом деле, вся эта история про тину, растущую на поверхности Таганрогского залива и про экологических шпионов, у нас рассказывают совсем не так. И я, с ВАШЕГО разрешения, просто не могу не рассказать ВАМ об этом. Да, кстати, те из ВАС кто не даёт мне разрешения на эту правдивую историю, могут не читать…

…В самом центре разведывательного центра в ЦРУ, в её штаб-квартире в «Ленгли» происходило секретное совещание, на котором кроме Главного Генерала одного шпиончатого ведомства, а также молчаливого работника аппарата президента США, никого постороннего не было. Во избежание утечки информации, всё мероприятие проводилось за звуконепроницаемыми дверьми, на десятом этаже подземного уровня.

Всё происходящее курировалось молчаливо-незаметным чиновником госдепартамента, и было под «ЛИЧНЫМ» контролем президента.

Генерал отвечал за успешное выполнение задания. Разработанный специалистами военного ведомства план, уже лежал в кожаной папке, принесенной им. На ней стоял гриф, «Совершенно секретно».

Профессор — триумфатор сегодняшнего заседания, сидел возле электронной панели, на которой он написал уже несколько формул и цифр. Цифры были немаленькие и неприятно отсвечивали шестью нолями. Однако, то изобретение, которое сделала лаборатория, под руководством Профессора, обещало окупить всё с лихвой. Было открыто излучение, не имеющее аналогов в мире. В лаборатории, его назвали «Сигмарным излучением». До конца понять, что это такое, не мог никто из заседавших, кроме самого Профессора. Все просто верили в науку. Да и как не верить, если аналитики предсказали, что в идеале, новый вид излучения может привести к «мировому господству».

Такие радужные перспективы радовали молчаливого сотрудника госдепартамента. А цифры с «шестью нолями» — огорчали.

Но он, молчал.

…Все права на трансляцию этого секретного совещания, купил один из ведущих телеканалов США, «Би-БИ, Си-Си». Съёмочная группа, состоявшая из трёх человек, уже расставила софиты в суперсекретной комнате и, установив в помещении четыре камеры для съемки, приготовилась к работе. По команде руководителя телепроекта Фрэнка, члены чрезвычайного заседания начали свою работу…

— …Таким образом, господа, водоросль, которая произрастает только в одном месте мира, а именно в акватории Таганрогского залива, как установлено нашими учёнными, единственная на планете, поглощает «Сигмарное излучение», полученное пол года назад в нашей лаборатории. — Закончил свой ознакомительный, секретный доклад профессор, одной очень военно-секретной лаборатории.

— Это очень интересно, профессор. — Обратился к нему сидящий за столом Главный Шпиончатый Высокопоставленный Генерал. — Но, какое практическое применение? Так ли нам нужна эта водоросль?..

— Так, стоп, — воскликнул оператор-постановщик, оператор-режисёр и руководитель съёмочной группы в одном лице, популярный в Штатах шоумен — Фрэнк Инштейн. Он, подойдя к столу переговоров, пояснил генералу:

— Провокационных вопросов прошу не задавать. И так понятно, что если водоросль единственная в мире, то должна быть у нас! Наш телезритель должен верить, что он живёт в самой лучшей, передовой, стране мира. И главное — простые американцы хотят знать всю правду! И им всё рано, как я её добуду!..

Потом он обратился к докладчику и сказал:

— Очень понятный доклад, профессор, но «Сигмарное излучение» цензура не пропустит. У нас специальный пункт в контракте есть, по этому поводу… Лучше скажите, что водоросль эта нефть жрёт! Вот это сенсация! Заселим плантации вокруг нефтяных вышек в океане и проблема утечки нефти решена!

Профессор, сжимая в кармане не толстую, не облагаемую налогами, пачку американских долларов, которую получил перед съёмкой от ведущего телепроекта, всё же решил уточнить:

— Видите ли, эта мелкая водоросль, как называют её местные — «тинка», больше нигде в мире не растёт. Её пытались вырастить в космосе, но эксперименты не увенчались успехом! Не выживает она ни в какой среде, кроме акватории Таганрогского залива. Правительство в серьёз рассматривало вариант заключения договора с Россией о поставках Таганрогской воды в конце августа — начале сентября! Именно тогда концентрация водоросли в воде составляют предельную норму.

— И как поставки? — Поинтересовался оператор — постановщик.

— Их оставили, как крайнюю меру. — Ответил профессор и добавил:

— Мне говорили, что мы тут собрались для единогласного решения проблемы доставки водоросли, более простым способом.

Тут посчитал нужным влезть в разговор Генерал:

— Доклад на эту тему у меня, но гриф на ней — сами смотрите какой. — И он показал на папку, лежащую перед ним. На ней был гриф «Совершенно секретно».

Руководитель «ШОУ ФРАНКЕНШТЕЙНА», Фрэнк Инштейн, понял, что надо было больше «мани» положить в конверт, предназначенный для генерала, примирительно сказал:

— Насколько я знаю, наш эфир назначен вечером послезавтра. Значит, после самого удобного эфирного времени, секретность потеряет свой смысл! У нас это в контракте записано, есть специальный пункт…

— Да. — Подтвердил генерал. — За двое суток, мы планируем осуществить доставку «тинки» на территорию США. С помощью двух секретных спецагентов экстракласса. Один из них — признанный специалист по России. Свободно владеет русским языком.

Молчаливый сотрудник госдепартамента, которого очень любили приглашать на подобные мероприятия из-за его молчаливости, согласно кивнул головой.

— Ну, что же, — сказал руководитель телепроекта, оператор, сценарист, режиссер и ведущий, в одном лице, — я очень надеюсь, что мы сможем обсудить все детали дела, с непосредственными участниками — разведчиками в тылу врага! Мы прославим наших суперагентов! Их будут узнавать в лицо, на улицах и в магазинах!..

— Извините, — не выдержал Генерал, — но для наших секретных агентов это не возможно. Они живут только потому, что о них никто не знает! Сохранение секретности такой информации это один из пунктов договора!

— Конечно, их лица мы показывать не собираемся и вместо имён у нас разрешены только их клички. — Согласился ведущий и, не прерываясь спросил у сотрудника, безостановочно снимавшего процесс заседания:

— Ну как материал?

— С трёх камер нормально, есть с чем поработать. — Ответил тот, уставившись в компьютер.

— Как, нас до сих пор снимают? — Удивился профессор. — Я думал, при команде «Стоп» всё прекращается.

— Даже когда вы это меня спрашиваете, вас с двух положений непрерывно снимают камеры — «утешил» его популярный ведущий. — Давайте с агентами познакомимся, у них время дорого, а с вами потом решим. — Закончил он…

У молчаливого работника госдепартамента, мелодично звякнул колокольчик. На его айфон пришло сообщение: — «Поздравляю с успешным началом операции».

Чиновник госдепартамента знал, от кого пришло это сообщение.

Чип и Дейл спешат на помощь

И вот, дорогие мои читатели, перед нашим мысленным взором предстаёт следующая картина…

…Разъехались в стороны супер непроницаемые двери и в лучах славы, под гимн страны, словно на подиум для показа мод, прошли два скромных, не известных широким массам — суперагента.

Один из них — Джеральд Маккентти, крепкого телосложения, невысокого роста, с рыжей шевелюрой и светлыми бровями альбиноса имел оперативную кличку «ЧИП». Это служило напоминанием об одной успешной операции, по хищению микрочипа у одной нехорошей, непослушной страны…

Именно тогда, на его теле появились первые шрамы, от пулевых отверстий…

Другой агент, наизусть знающий русский язык, читавший Толстого и Достоевского в оригинале, интеллектуал и интеллигент — Томас Торн. Оперативный псевдоним — «ДЕЙЛ».

Это обстоятельство было предметом неустанных насмешек у коллег, которые называли их тандем не иначе, как «Чип и Дейл спешат на помощь». По мотивам популярного в Америке мультсериала про спасателей-бурундучков…

Миленькие такие зверушечки…

…И так, едва они дошли до середины просторной комнаты, где проходило заседание, как раздался оптимистично-начальственный голос ведущего:

— Стоп! — Выкрикнул Фрэнк.

Генерал, помня о том, что съёмка ведётся беспрерывно, остался неподвижно сидеть в выгодном ракурсе телекамеры, демонстрируя своё мужественное лицо, испещренное глубокими морщинами из-за забот о нуждах государства. Он очень надеялся, что именно этот ракурс и выберут для показа программы по телевизору. В отличие от агентов и представителя госдепартамента, его лицо разрешили не скрывать.

…И так — «Стоп!» — Выкрикнув, подскочил к ним ведущий шоу Фрэнк. — Прошу вас заново войти в помещение! Но только с «огнём» в глазах, побольше экспансии! Не бойтесь камер и софитов, ведите себя, как обычно. Как будто нас здесь нет! — Быстро проинструктировал ведущий снова ушел к съёмочной группе.

Агенты Томас и Джеральд, настоящие прототипы мультяшных героев сериала про кота Тома и мышку Джерри, остолбенело, уставились на кинокамеры. Так, как им не заплатили ни копейки, ни цента я имею в виду, то они и не знали о съёмке на сверхсекретном совещании, куда их вызвали доложить о готовности к разведывательной операции.

— Вы уверены, что всё нормально, сэр? — спросил Томас Торн у генерала, который, кроме напарника Джеральда Маккентти, был единственным его знакомым на совещании.

Рыжий напарник «Чип», сразу почувствовал, что что-то здесь не так и, тихо-злобно проговорил, обращаясь к агенту «Дейлу»:

— Какое к чертям «всё нормально», ты что Томас, не видишь, что нас снимают!?

Чип уже автоматически подсчитывал, сколько народу придётся убить, чтобы сохранить своё инкогнито. Получалось, совсем немного. Гораздо меньше, чем при ликвидации наркокартеля в Колумбии. Единственный минус — то, что небыло в его руках привычной тяжести автомата. Но это было не столь важно. Ведь он мог «положить» всех и просто «голыми» руками. Только времени займёт больше…

Немногим больше…

— Всё нормально, агент Дейл, секретность соблюдается. — Успокаивающе сказал генерал и, поднявшись на встречу им, крепко пожал руки, стараясь при этом выгодно смотреться в одной из телекамер. Он надеялся, что этот момент войдёт в программу шоу…

Джеральда Маккентти эти слова почему — то не успокоили. Он нутром чувствовал, что что-то здесь не так…

…В этот день, отдыхающие уже шли с пляжа. Они уносили на своей коже загар летнего солнышка, где нежная водоросль — «тинка» разрослась так, что хоть «жопой жри».

Тьфу — ты! Опять мой плебейский язык!..

Я хотел сказать, что очень много её было, на поверхности Таганрогского залива…

Как говорят в простонародье, — «хоть жопой жри!»

Супер агенты в Таганроге

И вот, бравые агенты сели на борт реактивного истребителя и через несколько часов уже были в Турции. От туда они чартерным рейсом, под видом туристов, по путёвке, купленной в турагентстве «Меридиан», и прилетели в славный город Таганрог.

Американцы у нас не отдыхают. У них там свои Майямы, да Багамы. А эти вообще, прилетали на один день.

Наверно думали, что за один день назагораются…

…Мы в это время уже подходили к кафе к Рустику, намереваясь откушать шашлычка и запить всё это самодельным вином. Жена Михася — Лариса, сидевшая дома с первенцем-мальчиком, любезно отпустила его на весь день.

Вот какие жёны бывают у нас в Таганроге!..

Но редко.

Но бывают…

Отпустила на весь день, а вечером, её должна была «отпустить на весь вечер» её сестра, согласившаяся посидеть с ребёнком. Отрядное место сбора — летнее кафе-шашлычная нашего с детства знакомого друга, Рустика.

Миша — основатель и бессменный руководитель туристического агентства «Меридиан». Я его непосредственный подчинённый. Правая и левая рука. Лариса, наша с Мишаней подруга детства и его обожаемая жена.

…Том и Джерри, они же агенты Чип и Дейл распаковали свои немногочисленные вещи в гостинице, в которую их любезно доставило такси нанятое турагентством «Меридиан». Рыжий Чип, «нутром почувствовав, что что-то тут не так» — достал из кейса небольшую коробочку и быстро прошёл с ней по небольшому двухкомнатному номеру. Он внимательно следил, за показаниями датчика…

— Прослушки нет. — Доложил он интеллектуально развитому напарнику Томасу Торну.

Чип подошёл к оконной шторе и, одёрнув её, констатировал:

— Второй этаж, спуститься — плёвое дело.

Тому-Дейлу претила пароноидальная мания Джерри-Чипа и его старание всегда и во всём решать дела с позиции силы. Сам он предпочитал другие методы…

— Послушай Джерри, не надо рассматривать эту увеселительную поездку, как задание. Просто завтра, перед эвакуацией, искупаемся в тёплых водах Таганрогского залива. Главное не мыться, не смывать с себя органические остатки. Там, за кордоном, нас уже ждут и как только мы, на своей коже привезём свежие водоросли, то нас отскоблят, и вечером мы уже будем на шоу! Чего проще, дружище! Это тебе не документы из сейфа тащить, не с наркокартелем воевать. Никакого криминала. Мы просто приехали отдохнуть.

— Не знаю, дружище Томми, нутром чувствую, что что-то тут не так. — Угрюмо промолвил агент Чип. — Не бывает таких простых заданий. Уж очень просто всё. Чувствую, что кровушки прольётся не мало! — И он, пристально посмотрев на агента Дейла, пророчески добавил:

— Как год назад в Сомали. Тогда тоже всё простенько начиналось! А сколько трупешников осталось?..

Говоря так, он подошёл к крану в ванной комнате и, желая умыться, открыл вентиль. Вместо воды из крана раздалось злобное шипение. Воды не было. Джеральд понял, что их задача ещё более упрощается. Они с коллегой не смогли бы помыться, даже если бы захотели…

Беспечный Томас Торн, не обратил на отсутствие воды внимания, но бдительный Джеральд Маккентти сразу понял, что их «вычислили». Воду наверняка отключили перед их захватом. Через секунду — другую выключат свет, и ребята из русского спецназа начнут штурм, попытаются захватить хоть кого-то живьём. Он схватил кусок туалетного мыла в крепкий кулак и, закрыв глаза, чтобы не ослепнуть от разрыва светошумовой гранаты, приготовился дорого продать свою жизнь. В его небольшом, но очень храбром тельце, испуганно затрепетало сердечко…

Но… вместо разрыва гранаты послышался вежливый стук в дверь.

Ничего не подозревающий, о происходящем с агентом Чипом припадке паранойи, Томас спокойно открыл дверь. На пороге стоял, улыбаясь, молодой парень из обслуживающего персонала.

— Мистер ничего не желает? — Спросил он на хорошем английском языке.

Джерри было стыдно, за свою трусость и он, с подозрением выглядывая из ванной комнаты, выкрикнул парнишке: — Пусть в отеле воду в кране дадут! Судя по цене номера, в этой трущобе могут позволить себе останавливаться только арабские шейхи! А удобств нет!

— Я не по этой части, но смею вас уверить, что если сделаете заказ, то вода в номере обязательно появится. — Вежливо ответил сотрудник гостиницы.

— Какой заказ? — Не понял Том — Дейл.

— Девочек в номер пригласите… — Пояснил парнишка-сутенёр, не понимающим простых вещей американцам.

— Что, проституция?! — Удивлённо воскликнул Томас Торн. — Никаких проституток не надо! Лучше займитесь водой…

Джеральд, воспитанный в лучших традициях пуританской Америки возмущённо скрылся в ванной комнате, чтобы положить на место кусок мыла, который намеревался использовать в качестве кастета…

— Зря вы так, мистер. — Сделал последнюю попытку уговорить работящий сутенёр, целомудренных туристов. — У нас есть одна блондиночка!.. — И добавил по-русски: — Очень даже иностранцам и всяким неграм нравится…

Томас прекрасно понял сказанное, но не подал виду. Тогда ещё он пытался соблюдать конспирацию. Вместо этого он подошел к мини бару в номере и с удивлением обнаружил в нём свой любимый сорт шотландского виски. Томас открыл бутылку и, плеснув немного в стакан, выпил благородный, дорогой напиток…

Вкус его был настолько мерзок, что его едва не вырвало. Ничего общего с теми висками, которые он пил в Штатах. Агент Дейл догадался, что благородный напиток, очевидно, протух при транспортировке из родной Америки…

…В это время Том не знал ещё, что для производства таких элитных напитков в курортном Таганроге, необходима только тара. Содержимое же бутылок, продавалась в десять раз ниже, чем в Штатах. И ещё он не знал, что за выполнение этого задания, будет награждён самым главным шпионским орденом…

Джерри тоже, но посмертно…

Суперагент Чип, бывший алкоголик, не пил ничего крепче колы. «Природного кайфа» у него и без того хватало. И ещё, он был закоренелым вегетарианцем. Не ел мяса. Джеральду Маккентти было жаль животных, которых убивали ради насыщения и удовольствия паскудные людишки.

Людей ему жалко не было. Мало хорошего агент Чип видел от людей.

Об этом наглядно свидетельствовали, многочисленные шрамы от пулевых и ножевых ранений на крепко-тренированном теле, спецагента спецслужбы Джеральда Маккентти. Жену свою, он не любил так, что ненавидел. Детей у них небыло. У Джеральда, на тайных вкладах, лежали деньги, о которых супруга ничего не знала. Не маленькая сумма. Он не доверял супруге больше, чем ненавидел…

…В это самое время, мы с другом детства, Мишаней, ничего не подозревая о грядущих событиях, уже налили себе по пол стакана вина в шашлычной Рустика. Мы собирались провести этот спокойный, тёпло-курортный вечер вчетвером.

Я — автор и действующее лицо рассказа, друживший с Мишаней ещё со времён сопливого детства. На мне, можно вообще не «заморачиваться», так, как я скорее просто пересказываю вам события, участником которых не являлся…

Миша — мой личный друг с детства, а заодно являющийся главой туристической фирмы «Меридиан» и моим непосредственным начальником.

Его жена Лариса, спасшая нам жизнь по ходу этого повествования и заодно являющаяся мамой их с Мишкой ребёнка. Она должна вот-вот появиться в нашем рассказе.

И конечно, Рустика. Именно с его «подачи» и за его счёт, была организована эта вечеринка в его кафе-шашлычной. Меньше, чем через неделю, он уедет в Краснодарский край. Там, он будет помогать готовить вино своему отцу, который держит виноградник. Это бизнес семьи Рустика. И ещё, кафе «Прибой», через которое, в течение сезона он продаёт вино, букет которого приятен и не имеет аналогов в мире…

Шашлык, здесь — лучший в мире, в городе Таганроге.

В кафе у нашего, хорошего для нас товарища времён былой юности, Рустика, уже почти всё было готово к прощальному вечеру. Мы с Мишаней, налили по половине бокала.

В мангале весело потрескивали догорающие дрова акации…

Вечерело и с уходом за горизонт солнца, с моря подул ласково-свежий, тёплый, морской ветерок. В ярко освещённой палатке-шашлычной, шел привычный круговорот людей.

Ничто не предвещало беспокойного вечера.

Супер секретная операция супер агентов в Таганроге

И так, любознательные, милые, мирные туристы-отдыхающие Том и Джерри вышли на прилегающий к гостинице пляж, который я с друзьями покинул ещё утром, перед жарой. Их задача была разведать местность и, искупавшись в заливе, постараться визуально определить количество мелкой водоросли «тинки», которую можно за раз унести на коже.

Но как только они разделись, то сразу стали предметом всеобщего внимания. Джеральд Маккентти «нутром почувствовал, что что-то тут не так». Его аналитический ум, профессионального шпиона быстро перебирал варианты нездорового интереса к ним, со стороны других отдыхающих. Ещё секунда и он всё понял! Предчувствие не подвело в этот раз опытного разведчика…

— Послушай, Томас. — Воскликнул он с видом человека, решившего теорему Ферма. — Ты чернокожий!

— Спасибо, Джерри, что ты через пять лет нашей совместной работы, наконец, осознал этот факт. — Насмешливо ответил Томас Торн.

Как, мой глубокоуважаемый читатель, разве я не сказал ВАМ об этом? Да, да, Дейл-Томас был американским негром! Почему? Может потому, что и отец и дед его были афроамериканцами…

А вот прадед Тома был эфиопом. И если бы не ужасы работорговли, так и торчали бы они в своей Африке…

— Я имею в виду, дружище, — объяснил Джерри, — что ты единственный черножопый, в пределах видимости. Все остальные — беложопые. — Интеллигентно — корректно, констатировал он факт. — По — этому, вокруг нас и собираются люди! Сам посмотри, у них чёрных нет!

Афроамериканец Томас оглянулся вокруг и увидел вокруг себя, только загоревшие европеоидные тела и телеса…

Масла в огонь ненароком подлило малое дитя, наивно спросив у своей мамы:

— А что, разве негры загорают? Ведь они и так загорелые.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 342