электронная
270
печатная A5
359
18+
Протеже

Бесплатный фрагмент - Протеже

Невесёлая комедия

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2634-3
электронная
от 270
печатная A5
от 359

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Действующие лица

ГОРЮНОВ Фёдор Николаевич, 62 года, коммерческий директор. Высохший желчный мужчина, носит усы.

СОЛОМИН Василий, 27 лет, сотрудник. Обладатель детского лица и толстых губ, которые он имеет обыкновение выпячивать по причине недовольства.

СОЛОМЕНЦЕВ Александр, 28 лет, сотрудник. Молодой человек с несколько брутальной внешностью.

ГОРЮНОВА Мила, 24 года, секретарь-делопроизводитель. Дочь Горюнова от первого брака. Обладательница модельной фигуры и кукольного личика.

ГОРЮНОВА Мария Андреевна, 44 года, вторая (бывшая) жена Горюнова. Ухоженная нервная дама.

РОСТОВСКИЙ Олег Петрович, 45 лет, генеральный директор. Плотный вальяжный мужчина.

МАРКУШИН Павел Борисович, 58 лет, заведующий складом. Друг Горюнова, полный жизнерадостный мужчина.

Действие происходит в офисе торговой компании.

Действие первое

Офис фирмы «Утюгом по чайнику», день. Левую, бо́льшую часть сцены занимает демонстрационный зал — стеллажи с продаваемой продукцией: чайниками, утюгами, тостерами, стиральными машинами, соковыжималками, кофеварками и т. п. Высокий закрытый шкаф. С левой стороны — стол с компьютером. Посередине — широкий диван для посетителей, перед ним — журнальный столик. На стене — большие часы (идущие).

Правая, меньшая часть сцены — кабинет Горюнова: стол с компьютером, телефоном, лотками для бумаг; кресло для посетителей. Кабинет отделён от зала перегородкой с дверью, открывающейся в сторону зала.

Противоположные края дивана в зале занимают Соломин и Соломенцев, оба в костюмах с галстуками. Соломенцев сидит в расслабленной позе, развлекается со смартфоном. Соломин сидит напряжённо, сцепив руки в замок, оглядывается по сторонам.

Соломин (Соломенцеву). Слышь, друже, ты тоже по объявлению?

Соломенцев (не отрываясь от смартфона). Нет, я так.

Соломин. Как это — так?

Соломенцев. Не по объявлению.

Соломин. Просто пришёл с улицы, что ли?

Соломенцев. Ну да. В здание ведь иначе не попадёшь, кроме как с улицы.

Соломин. И думаешь, тебя возьмут?

Соломенцев. Не думаю, а знаю.

Соломин. А на какую вакансию?

Соломенцев (недовольно вздыхая). Там видно будет.

Соломин. Предупреждаю сразу, я хочу на менеджера по продажам.

Соломенцев (пожимая плечами). Флаг в руки.

Соломин. А ты чего кончал?

Соломенцев. Оргазма достигал, вот и кончал.

Соломин несколько секунд смотрит на Соломенцева, раскрыв рот. Потом до него доходит. Он громко смеётся.

Соломин. Прикольно! Не, серьёзно, где учился?

Соломенцев. Какая тебе разница?

Соломин. Слышь, ты чего такой… неприветливый?

Соломенцев (впервые с начала сцены отрывается от смартфона, насмешливо смотрит на Соломина). Слышь, ты чего такой непонятливый? Не видишь, что я не настроен на трёп?

Из-за левой кулисы выходит мрачный Горюнов. Не глядя на Соломина и Соломенцева, он пересекает зал. Соломин провожает его взглядом. Горюнов проходит в кабинет, закрывает за собой дверь, садится, что-то делает на компьютере, пристально смотрит в монитор.

Соломин. Сначала я пойду на собеседование. Я первым здесь появился.

Соломенцев. (пожимая плечами). Иди. Вообще-то кого первым вызовут, тот и пойдёт.

Соломин поднимается с дивана, демонстративно встаёт у двери в кабинет.

Из-за правой кулисы выходит Ростовский. При виде его Горюнов судорожно орудует «мышкой», неуклюже вскакивает из-за стола.

Горюнов (подобострастно). Да, Олег Петрович?

Ростовский. Сидите, сидите, чего вы вскочили? Фёдор Николаевич, сегодня должен подъехать протеже господина Власова.

Горюнов. Да-да, я в курсе. Как его фамилия?

Ростовский. С-с-с… Соломин, кажется. Или Соломов? А может, Соломенцев. У меня записано, я вам сейчас перезвоню по внутреннему, скажу. Если не забуду, конечно.

Горюнов. Да не надо, я запомню — или Соломин, или Соломов. Там, в зале, уже дожидаются двое каких-то ребят, наверное, один из них он и есть.

Ростовский. Так вызывайте обоих на собеседование, чего ждать-то? Сначала того, кто от Власова, потом другого. Как вы понимаете, власовского человечка придётся взять на работу в любом случае. Ну, а другого — на ваше усмотрение.

Горюнов. Я понял.

Ростовский уходит за правую кулису.

Горюнов (тихо). Провалились бы и этот Власов, и его протеже в придачу!

Горюнов выходит из-за стола, открывает дверь в зал, ударив ею Соломина. Тот отпрыгивает.

Соломин. Блин!

Горюнов (передразнивает). «Блин!» Молодой человек, вас где учили подслушивать у дверей?

Соломин. Я не подслушивал, я тут изучал продукцию (Показывает на стеллажи.).

Горюнов (ехидно). Ну, и как вам наша продукция?

Соломин (оглядывая зал). Хорошая.

Горюнов. Ладно… (Смотрит то на Соломина, то на Соломенцева.) Кто из вас этот, как его… Соломин?

Соломин. Я, я, Соломин!

Горюнов. Вы Соломин? Гм, приношу свои извинения за резкость и за удар дверью. Проходите

Горюнов пропускает Соломина в свой кабинет. Соломин проходит, садится без приглашения в кресло у стола Горюнова. Горюнов неодобрительно качает головой, садится за стол. На протяжении разговора Горюнова и Соломина в кабинете Соломенцев в зале занимается смартфоном.

Горюнов. Я — Фёдор Николаевич, коммерческий директор.

Соломин. Василий.

Горюнов. Очень приятно. Вы чего кончали?

Соломин смеётся, вспомнив ответ Соломенцева на аналогичный вопрос. Горюнов недоумённо смотрит на неё.

Горюнов. Что, весёлые воспоминания о студенческих годах?

Соломин. Да не, это я так… «Плешку» я кончал.

Горюнов. Ага, финансист, значит. Это хорошо. Стало быть, умеете деньги считать.

Соломин. Я ещё много чего умею.

Горюнов. Не сомневаюсь. Вы будете менеджером по продажам. Для начала вам следует ознакомиться с продукцией, которой вы будете торговать, почитать инструкции…

Соломин. А зачем? Что, я не знаю, как пользоваться утюгом?

Горюнов. Видите ли, мы продаём не только утюги, но и более сложные бытовые приборы. Вот спросит вас покупатель: сколько режимов работы у такой-то стиральной машины? И вы должны будете ответить сразу, не задумываясь.

Соломин. Значит, придётся учить наизусть все инструкции?

Горюнов. Ну, зачем наизусть… Но основные параметры надо знать. Так… (Барабанит пальцами по столу.) Пойдёмте.

Горюнов и Соломин встают, выходят из кабинета в зал. Горюнов подходит к шкафу, открывает его. Шкаф забит инструкциями.

Горюнов (Соломину). Вот, берите, изучайте пока. Я сейчас дам команду, чтобы вас оформили на должность и распечатали анкету для заполнения. У вас с собой документы — паспорт, трудовая, диплом?

Соломин достаёт из-за пазухи документы, отдаёт Горюнову. Горюнов принимает их и обращает внимание на Соломенцева.

Горюнов (Соломенцеву). Молодой человек, вы тоже на собеседование?

Соломенцев. Да.

Горюнов. Обождите пару минут…

Горюнов уходит через кабинет за правую кулису. Соломин достаёт из шкафа стопку инструкций, садится на диван, просматривает их.

Соломин (ворчит). И чего тут изучать? Кнопку нажал, включил — выключил…

Соломенцев. А, ну если так, то да.

Соломин (продолжая листать инструкции). Ещё время на это тратить. Мне за изучение матчасти не платят!

Соломенцев. Вот именно! Главное — не перетрудиться.

Из-за левой кулисы выходит Горюнов.

Горюнов (Соломенцеву). Пойдёмте.

Горюнов и Соломенцев заходят в кабинет. Соломин в зале с недовольным видом изучает инструкции. Горюнов садится на своё место, жестом предлагает сесть Соломенцеву.

Соломенцев. Спасибо (Садится.).

Горюнов. Вы знаете, чем будете заниматься?

Соломенцев (насмешливо). Извините, я не представился. Александр.

Горюнов (смущённо). Кхм… Да, виноват… Фёдор Николаевич, коммерческий директор… Так вот, пойдёте на склад. Работы очень много, наш кладовщик в одиночку не справляется.

Соломенцев (удивлённо). На склад?

Горюнов. А разве вы претендуете на какую-то менее пыльную должность?

Соломенцев. Вообще-то…

Звонит телефон. Горюнов снимает трубку.

Горюнов. Да?

Голос Ростовского (по телефону). Фёдор Николаевич, мне только что звонил господин Власов. Он попросил, чтобы мы направили его протеже на самую тяжёлую работу, то бишь на склад.

Горюнов (удивлённо). Что?

Голос Ростовского. Понимаю ваше удивление, сам в шоке. Но мы не можем игнорировать просьбу нашего главного акционера, не так ли?

Горюнов (с явным облегчением). Конечно-конечно!

Голос Ростовского. Он мотивировал это своим пожеланием, чтобы молодой человек начал с самых низов. Понюхал, так сказать, рабочий пот. В общем, Фёдор Николаевич, их родственные отношения нас совершенно не касаются. И, кстати, господин Власов высказал отдельную просьбу, чтобы мы ни в коем случае не ссылались на него в разговоре с новым сотрудником. Наше дело — взять под козырёк и выполнить. Вы меня поняли?

Горюнов. Отлично понял, Олег Петрович!

Голос Ростовского. Выполняйте.

Горюнов кладёт трубку. Облегчённо вздыхает, улыбается.

Горюнов (бормочет). Слава богу…

Соломенцев (участливо). Что-нибудь случилось?

Горюнов. Да нет, просто небольшая накладка, но с положительным результатом… Подождите минутку.

Горюнов встаёт из-за стола, выходит в зал, закрывает за собой дверь.

Горюнов (Соломину). Василий, к сожалению, произошла ошибка. Мы вынуждены поручить вам работу на складе.

Соломин (обиженным тоном). Как на складе? Я же менеджер!

Горюнов. Менеджер, менеджер… Но в настоящий момент у нас наблюдается дефицит рабочей силы именно в плане логистики…

Соломин. Я не хочу на склад!

Горюнов. Василий, ну что поделаешь! Поработаете пока там, а потом видно будет. Пойдёмте, я познакомлю вас с нашим кладовщиком.

Горюнов уходит за левую кулису. Соломин бросает инструкции на диван, с недовольным видом следует за Горюновым.

В кабинете Соломенцев встаёт с кресла, разгуливает по кабинету. Заходит за стол Горюнова, смотрит в монитор. Из-за правой кулисы выходит Мила с кипой бумаг в руках.

Мила. Молодой человек, что вы здесь делаете?

Соломенцев. Здравствуйте, барышня!

Мила. Какая я вам барышня?

Соломенцев. Вам не нравится такое обращение?

Мила. Что я, эта, как её, Морозова, что ли?

Соломенцев. Положим, Морозова была боярыней, а не барышней и даже не боярышней.

Мила. А есть разница?

Соломенцев. Да бог с ней, с Морозовой, тем более что она давно умерла. Могу я узнать ваше имя?

Мила. А вы вообще кто такой?

Соломенцев. Не исключено, что ваш будущий коллега. Меня зовут Александр.

Мила. Ой… А я — Мила. Вы — тот самый?..

Соломенцев. Тот самый кто? Да вы бумаги-то положите на стол, что вы их держите.

Мила кладёт бумаги на стол Горюнова. Из-за правой кулисы выходит Горюнов.

Горюнов. Мила, ты чего хотела?

Мила. Маркушин распечатал данные за прошлый месяц… Ну, он сказал, ты знаешь.

Горюнов. Спасибо, иди.

Мила, заинтересованно оглядываясь на Соломенцева, уходит за правую кулису. Горюнов садится за стол.

Горюнов (Соломенцеву). Так, придётся нам с вами немножко переиграть. Вы чего… э-э-э… какой вуз заканчивали?

Соломенцев. Энергетический. Вот, кстати, мои документы. (Достаёт из-за пазухи пачку документов.)

Горюнов (принимает документы, кладёт их на стол). Понятно, понятно. У нас была вакансия складского работника, но теперь она занята. И если вы согласны поработать менеджером по продажам, то…

Соломенцев. Разумеется, согласен.

Горюнов. Хорошо.

Из-за правой кулисы выходит Маркушин, он в рабочем комбинезоне.

Маркушин. Здорово, Николаич!

Горюнов. Здравствуй, Паша. (Здоровается с Маркушиным за руку.)

Маркушин. А это кто у тебя? Здорово, юноша! (Здоровается за руку с Соломенцевым.)

Горюнов. Это наш новый менеджер по продажам. (Соломенцеву.) Александр, вы не могли бы подождать в зале? Это буквально на пару минут.

Соломенцев. Без проблем.

Соломенцев встаёт, выходит в зал, закрывает за собой дверь, садится на диван. До своей следующей реплики он то сидит на диване, занимаясь смартфоном, то бродит по залу, то изучает брошенные Соломиным инструкции.

В кабинете Маркушин, оглянувшись, достаёт из кармана пальто плоскую бутылку водки.

Маркушин. По двадцать капель, а?

Горюнов. Давай, только быстрее. Тем более что повод есть.

Маркушин. Сейчас расскажешь.

Горюнов достаёт из ящика стола две стопки, ставит на стол. Маркушин разливает водку. Они чокаются, выпивают, занюхивают рукавами.

Горюнов. Бутылку-то пока спрячь!

Маркушин убирает бутылку в карман.

Маркушин (показывает на бумаги). Ну что, неплохо потрудились, а? На домик на Канарах хватит!

Горюнов. Тише ты! (Оглядывается на дверь в зал.)

Маркушин. Да он не услышит. Кстати, откуда взялся сей молодой человек?

Горюнов. Да так, с улицы. У нас ведь чуть было всё не накрылось медным тазом! Власов велел устроить на работу своего то ли родственника, то ли крестника, прикинь? А потом ещё раз позвонил и говорит: дайте, мол, ему самую тяжёлую работу, на складе, чтобы понял, почём фунт лиха!

Маркушин. Ничего себе подарочек! И как прикажешь мне от него скрывать наши… э-э-э… дела?

Горюнов. Не надо скрывать. Поставь его на выдачу товара — отгрузил-погрузил, сдал-принял, расписался в накладной… Он же сопляк, губошлёп, и ещё, похоже, небольшого ума. У меня аж от сердца отлегло, когда Ростовский мне рассказал о просьбе Власова.

Маркушин. У тебя от сердца отлегло, а мне головной боли прибавилось. Ладно, давай ещё накатим!

Маркушин достаёт из кармана бутылку, разливает по стопкам, ставит бутылку на стол. Они с Горюновым чокаются, выпивают. Из-за правой кулисы выходит Горюнова, видит эту картину.

Горюнова (насмешливо). Со свиданьицем!

Горюнов давится, кашляет. Маркушин торопливо хватает бутылку, чтобы спрятать её, но роняет её на пол. Бутылка разбивается.

Горюнова (всплеснув руками). Уже на работе пьёт! Достукался!

Горюнов (вытирая рот). Да мы так, по двадцать капель…

Маркушин. На радостях! Здравствуй, Машенька! (Встаёт, берёт у Горюнова со стола пару листов бумаги, с их помощью убирает осколки.)

Горюнова. Здравствуйте-здравствуйте! И что же за радость такая, позвольте спросить?

Горюнов. Одну удачную сделку заключили.

Горюнова (Маркушину). Что ты делаешь? Порежешься!

Маркушин (убирая осколки). Ничего, я уже…

Маркушин торопливо заканчивает уборку, выкидывает осколки в мусорное ведро и уходит за правую кулису. Мрачный Горюнов убирает бумаги в ящик стола.

Горюнова. Может, всё-таки предложишь мне сесть?

Горюнов. Да-да, конечно, садись, пожалуйста!

Горюнова садится.

Горюнова. Стало быть, ничему ты не научился за годы совместной жизни. Раньше хоть на работе не пил. Интересно, а кто тебе теперь мешает употреблять дома? Живёшь-то один.

Горюнов. Маша, да это исключительный случай!

Горюнова. Знаю я твои исключительные случаи! Каждый день такой случай!

Горюнов. Ну ладно, ладно тебе.

Горюнова. А если начальство узнает? Выгонят тебя на улицу, куда пойдёшь? Кому ты такой в твоём возрасте нужен?

Горюнов (начинает злиться). Так, можешь мне сказать, зачем пришла? У меня работа…

Горюнова. Вижу я, какая у тебя работа!

Горюнов, подавляя ярость, играет желваками, шевелит усами.

Горюнова. И нечего усами шевелить, как таракан! Пока тебя ещё не уволили за пьянку, устроил бы Максима к себе на работу!

Горюнов. Типун тебе на язык! Подожди, он же работает…

Горюнова. Ты хоть знаешь, где?

Горюнов молчит, вопросительно глядя на Горюнову.

Горюнова. Отец называется! Максим устроился в какую-то шарашкину контору к каким-то подозрительным друзьям. Институт бросил, ничего не знает, ничего не умеет. Здесь он хотя бы будет под твоим присмотром.

Горюнов. Понимаешь… У меня и так Мила здесь работает, если ещё и Максим… Ростовский скажет — развёл семейственность!

Горюнова (раздражённо). Ах, вот как! Значит, ради доченьки от первого брака мы готовы расшибиться в лепёшку, а единственный сын должен прозябать в «рогах и копытах»!

Горюнов. Маша, ну куда я его возьму? У нас и вакансий-то нет.

Горюнова. Врёшь! Не далее, как вчера я видела в Интернете, что вы ищете менеджера по продажам и складского работника.

Горюнов. Они уже заняты, только сегодня взяли людей.

Горюнова. И кого же, интересно?

Горюнов. Один из них — то ли родственник, то ли крестник самого Власова. Сама понимаешь, ему мы никак не могли отказать.

Горюнова. А второй кто?

Горюнов. Второй пришёл по объявлению…

Из-за правой кулисы выходит Соломин с анкетой в руках.

Соломин. Вот, заполнил. (Отдаёт анкету Горюнову.)

Горюнов. Спасибо, я посмотрю. Идите, Василий, входите в курс дела.

Соломин явно не торопится уходить. Звонит телефон. Горюнов снимает трубку.

Горюнов. Да, Олег Петрович! Сейчас подойду. (Кладёт трубку, Горюновой.) Маша, давай поговорим как-нибудь потом, мне сейчас некогда.

Горюнов встаёт и быстро уходит за правую кулису.

Горюнова (в сторону). Ну, родственника самого Власова никак не могли взять на склад. Значит, этот сопляк пришёл по объявлению. (Соломину.) Молодой человек, можно вас на минуточку?

Соломин. А чего?

Горюнова. Нужно поговорить. У меня к вам одно предложение…

Горюнова и Соломин уходят за правую кулису. Из-за левой кулисы выходит Мила. При виде Соломенцева она улыбается. Тот тоже улыбается. Мила проходит через зал, виляя бёдрами. Заглядывает в кабинет Горюнова.

Мила. Не знаете, где Фёдор Николаевич?

Соломенцев. Понятия не имею. Сказал — выйдите на минутку, а прошло уже добрых четверть часа.

Мила подходит к дивану, садится рядом с Соломенцевым, кладёт ногу на ногу.

Мила. Вас уже приняли?

Соломенцев. Ещё нет, но обязательно примут.

Мила. Я в этом уверена, учитывая ваши… особые данные.

Соломенцев. Да никаких особенных данных нет.

Мила. Ой, не скромничайте!

Соломенцев. А вы давно здесь работаете?

Мила. Два года уже. Скажу вам по секрету, я ведь дочь Горюнова.

Соломенцев. А Горюнов — это кто?

Мила. Коммерческий директор, Фёдор Николаевич.

Соломенцев. А, понятно. Вам не позавидуешь.

Мила. Почему?

Соломенцев. Ну как же. Надзор и дома, и на работе.

Мила. Ой, да он с нами давно уже не живёт! Моя мать развелась, когда мне было пять лет.

Соломенцев. Переживали, наверно?

Мила. Ха! Было б отчего переживать. Такого папашку врагу не пожелаешь.

Соломенцев. Что-то вы слишком откровенны с едва знакомым человеком.

Мила (кокетливо). У меня есть ощущение, что мы с вами недолго будем едва знакомыми.

Соломенцев. Мне нравится такое ощущение! Ну, и что же вы ещё можете интересного рассказать о моём новом руководителе?

Мила (резко). Ах, вот оно что! Вас интересуют только сведения о вашем будущем начальстве. Вы, наверное, надеетесь сделать здесь карьеру. Что ж, в вашем положении это будет несложно. Горюнов старый, не сегодня-завтра Ростовский погонит его на пенсию…

Соломенцев. Я вас чем-то обидел?

Мила. Вот ещё! (Отворачивается.)

Соломенцев. Мила, не обижайтесь. Вы даже не представляете, насколько меня не волнует карьера в данной конкретной конторе. А что вы имели в виду, когда говорили о каком-то таком моём особом положении?

Мила. Сами знаете! Ладно, пойду искать папашку (Встаёт с дивана.)

Соломенцев. Мила, а что вы делаете сегодня вечером?

Мила. Ещё не знаю. У вас есть предложения?

Соломенцев. Я хотел бы пригласить в одно симпатичное заведение тут, неподалёку.

Мила. Самое приличное, что есть поблизости — «Жак Пикар».

Соломенцев. Вот туда мы с вами и пойдём.

Мила. Он жутко дорогой!

Соломенцев. Да что вы говорите! Всё, тогда ограничимся «Макдональдсом»! (Смеётся.)

Мила. Да ну вас! (Смеётся.) Ладно, круто! Значит, встречаемся в начале седьмого у входа.

Соломенцев. Идёт!

Мила проходит через кабинет Горюнова за правую кулису. Соломенцев встаёт с дивана, уходит за левую кулису. Из-за правой кулисы выходит Горюнов. Он садится за свой стол, нагибается, открывает ящик стола, роется там. Из-за правой кулисы появляются Горюнова и Соломин, заканчивая начатый разговор. Горюнова они не замечают.

Горюнова. …аванс вы получите прямо сейчас.

Соломин. Сколько?

Горюнова. Ну… четверть оговоренной суммы. У меня с собой больше просто нет.

Соломин. А когда остальное?

Горюнова. Не позднее завтрашнего вечера.

Горюнов (появляясь из-за стола). Вы о чём это?

Горюнова и Соломин смотрят на Горюнова.

Горюнова. Ой!.. А ты здесь?

Соломин. Фёдор Николаевич, я больше не хочу здесь работать.

Горюнов. Почему?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 359