электронная
252
печатная A5
589
16+
Протекторы: Иллюзия выбора

Бесплатный фрагмент - Протекторы: Иллюзия выбора

Объем:
538 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-3898-3
электронная
от 252
печатная A5
от 589

Это произойдет сегодня.

Вдох, выдох… Казалось, это все, на что он был способен.

Еще один день, еще одна страшная беда, которая обрушится на этот и без того несчастный мир. Только на этот раз было намного сложнее не думать об этом. Не думать о том, что у него есть возможность это предотвратить.

Леонард опустил голову, прикрыв глаза. Его мысли снова приближались к опасной территории. К запретной территории.

Это произойдет сегодня.

«Это» началось уже давно. Это не давало ему спать по ночам, это сводило его с ума. Леонард знал, что так будет, но как можно было к этому подготовиться? Он думал, что время сможет сгладить страх и закалить волю, но время пролетело так быстро, что все эти годы показались минутами. Вся та, первая, часть его жизни казалось такой далекой, спрятанной от всех, что он с трудом помнил самого себя. Возможно, он не хотел помнить самого себя.

Что, если этого все же не случится?

Леонард думал об этом каждый раз, и каждый раз эта мысль, эта глупая надежда, разбивалась вдребезги. Нет смысла обманывать себя из-за нескольких секунд фальшивого облегчения. Это произойдет, и никто не сможет ничего сделать.

Никто, кроме него.

«Нет, — Леонард начал нервно отстукивать пальцами по деревянному столу, — нельзя думать об этом. Нельзя…»

— Лео…

Мужчина резко поднял голову и встретился взглядом со своей женой.

Она стояла всего в нескольких шагах от его стола и явно только что выбралась из постели. Он даже не слышал, как она вошла в кабинет. Ее длинные светлые волосы были слегка растрепаны, а глаза были сонными и смотрели на него с тревогой. При виде ее чистого, по-детски невинного после сна лица на сердце стало немного теплей, несмотря на то, что Леонард снова почувствовал себя виноватым. Она уже не впервые просыпалась среди ночи и не находила его рядом, а он знал, что Мэделин не может спать одна.

Он также знал, что сейчас ей нужен здоровый и крепкий сон.

— Что-то случилось? — спросила она, плавно двигаясь к нему с протянутой рукой.

Леонард тут же дотянулся до нее и попытался выдавить улыбку.

— Ничего не случилось, дорогая. Все хорошо.

— Тогда почему ты снова не спишь? Лео, на дворе три часа ночи…

— Действительно, — сказал он, изображая удивление. Он чувствовал тревогу жены, а это было последним, что он хотел вызвать в ней. — Я совсем забылся. Прости меня.

Ее рука нежно сжалась в его ладони, а глаза, все еще привыкая к свету, беспокойно блеснули.

— Я знаю, что тебя тревожит, — сказала она вдруг.

— Знаешь? — с улыбкой спросил Леонард, который был уверен, что это не так.

— Ты волнуешься за Дэстени.

— Дэстени? — его улыбка стала шире и намного искренней. Он часто думал о своей ученице, когда пытался отвлечься от своих проблем. Даже сейчас при звучании ее имени ему моментально стало легче. — Нет смысла волноваться за Дэстени. Она справится, я даже не сомневаюсь.

— Я говорю не о завтрашнем Экзамене, — Мэделин потерла глаза второй рукой, — а о том, что она вот-вот нас покинет.

Леонард снисходительно рассмеялся.

— Я не могу держать ее при себе всю жизнь, дорогая.

— Но ты будешь скучать по ней.

— Скучать? Я буду освобожден! Знаешь, сколько свободного времени у меня появится?

Мэделин с улыбкой поджала губы, всем видом показывая, что не верит ни единому его слову. Она уже привыкла к тому, что хоть ее муж и достаточно сентиментален, он никогда в жизни не признает этого вслух.

И конечно же, она не хотела что-то сейчас доказывать. Она хотела вернуться в теплую кровать.

— Тебе нужен сон, Лео. Завтра важный день, — она подняла его руку к своей щеке. Он снова почувствовал укол вины, так как знал, что его жена чувствует неладное, но никогда не потребует рассказать правду. — Дэстени нужна твоя полная поддержка.

Леонард послушно последовал за ней в спальню. Разговор с женой и упоминание о любимой ученице вернули его в реальность. Если это действительно была его реальность. Это была его жизнь. То, что было раньше, не могло тревожить его вечно. Как бы сложно ни было об этом вспоминать.

Это произойдет сегодня. А потом снова и снова.

Правильно ли он поступил?

Глава 1

Вот она — твоя жизнь, похожая на непрерывное течение изо дня в день, не останавливающаяся ни на секунду и не позволяющая что-либо изменить. У каждого она своя, и у каждого она особенна.

Она важна, если ты человек, повинующийся времени, либо борящийся за что-то большее, либо просто мечтающий о том, о чем никто никогда не узнает.

Она важна, если ты живешь в тайнах, зная гораздо больше, чем все остальные, и используешь эти знания для чего-то стоящего.

Она особенно важна, если ты являешься Протектором. Или у тебя есть возможность им стать. Если у тебя есть эта сила. Сила, дающая возможность носить на груди медальон, позволяющий использовать твою особенную энергию, чтобы сделать этот мир лучше, чище и светлее. Позволяющий уничтожать Охотников.

Охотники были тьмой, черной энергией и болезнью этого мира. Воплощение и источник боли, ужасных бед и полное отсутствие сострадания в человеческом образе. Почти в человеческом. Никто не знал, откуда они взялись, но Охотники не только сеяли преступления и горе, но и были способны управлять людьми.

Не всеми людьми. Теми, кто чувствует душевную боль, и теми, кто находится в отчаянии. Таких людей контролировать легче всего — они слишком слабы, чтобы этому противостоять. Как только они попадали под Контроль Охотников, они больше не владели собой. И были способны на самые жестокие, бесчеловечные и невообразимые поступки, которые могли сломать множество судеб и погрузить человечество во тьму.

Охотники были могущественны, хоть сами не гордились этим. Чувство гордости отсутствовало в них так же, как и какая-либо человечность, стремление к цели или мудрость. Они существовали лишь на эмоциях ужаса, страха, боли и отчаяния, поглощая их, питаясь ими и дожидаясь следующей атаки. Люди боялись Охотников до глубины души. Никто не мог им противостоять. Никто не мог сдержать своего ужаса.

Никто, кроме Протекторов.

У Протекторов была особенная сила, заложенная в них с самого рождения. Они были быстрее, умнее и выносливее остальных. Они редко поддавались болезням, редко сталкивались с повседневными трудностями, они были отважнее духом и сильнее телом.

Они также являлись единственной защитой человечества от Охотников и их Контроля.

Протекторы не поддавались Контролю и не боялись Охотников, видя их именно такими, какими они и были на самом деле, — жалкими существами, питающимися страданиями слабых и трусливо пытающимися ускользнуть при первом же упоминании о Протекторах. Протекторы не только имели иммунитет перед Охотниками, но и силу для того, чтобы их уничтожить. Они могли сделать это легко и быстро — с помощью медальона. Никто не знал, как и почему, но стоило Протектору направить на Охотника медальон — и он просто падал замертво, прямо к ногам Протектора.

Так что да — жизнь особенно важна, если ты являешься Протектором. Или у тебя есть возможность им стать.

У Дэстени Уолтерсон такая возможность была. Ее судьба могла решиться в любую секунду, ведь вот-вот должны были огласить результат ее Экзамена.

Экзамен (который кто-то называет Великим Экзаменом) проходит лишь один раз в жизни будущего Протектора и решает, достоин ли он этого звания.

Дэстени стояла в центре большого зала здания Подготовительного корпуса в окружении учеников и преподавателей. Десятки пар взволнованных глаз были обращены на нее, и некоторые испытывали искренние эмоции: тревогу, волнение, радость. Некоторые же пытались скрыть очевидную зависть или безразличие. Все же Экзамен всегда был одним из самых волнительных событий в Подготовке, поэтому присутствовали абсолютно все, даже самые маленькие ученики.

Дэстени стояла уверенно, но внутри нее творился самый настоящий хаос. Она пыталась встретиться с кем-нибудь взглядом, но лиц было слишком много, да ей и не хотелось никого сейчас видеть. Никого, кроме Учителя.

Леонард Волов стоял в первом ряду, важно скрестив руки на груди и ни одним мускулом не показывая, что он нервничает. Он улыбался так же, как всегда, и выглядел так, словно не сомневался в ней ни секунды. Это, конечно, поддерживало ее, но самой Дэстени с трудом удавалось выглядеть так же уверенно. Все же она ответила на улыбку Учителя, хоть тут же снова опустила взгляд.

— Дэстени Уолтерсон, — прогремел низкий голос, и она прикрыла глаза, готовясь услышать свой результат.

Воцарилась полная тишина. Голос принадлежал высокому мужчине в темном костюме с эмблемой Организации на груди. Он приехал специально для того, чтобы принять Экзамен и — в лучшем случае — вручить официальное приглашение.

Дэстени очень надеялась на «лучший случай». Ее мокрые ладони невольно сжались в кулаки.

— Ваш Экзамен завершен, — продолжил мужчина. — Ваша оценка — девять с половиной.

Зал взорвался аплодисментами уже после слова «девять». Сердце Дэстени подпрыгнуло, и чувство облегчения нахлынуло на нее с такой силой, что в глазах потемнело на несколько мгновений. Экзамен оценивался по десятибалльной шкале, и оценка «девять с половиной» была потрясающим результатом, которого добивался далеко не каждый. Насколько она знала, десятку получали единицы. А девятка с половиной была очень даже к этому близка.

Леонард тоже хлопал, всем своим видом выражая гордость. Видимо, такая высокая оценка все же удивила его, хотя в том, что Дэстени не провалит Экзамен, он нисколько не сомневался.

Представитель Организации подошел к ней и вручил черную папку со всеми, как она поняла, необходимыми документами. Он также протянул ей руку, которую Дэстени пожала с удовольствием. От переполняющих эмоций она готова была его даже обнять, но знала, что делать этого не стоит.

Все закончилось очень быстро. Никто не собирался задерживаться в зале долго, к тому же никакой церемонии или торжественных речей не последовало. Несколько преподавателей поздравили Дэстени, некоторые знакомые подарили ей полные белой зависти улыбки, а Леонард лишь жестом показал, чтобы она следовала за ним.

Дэстени не пришлось говорить дважды, и она, прижимая папку к груди, поспешила за Учителем.

— Тренировка отменяется? — спросила она его, догнав. — Вы же не планировали ничего в случае моего провала?

— Я говорил тебе много раз, Дэс, — закатил глаза тот, — что нисколько в тебе не сомневался.

Это правда, он готовил ее только к успешному Экзамену, и когда Дэстени спрашивала, что будет в случае провала, он смотрел на нее так, будто она сказала что-то невероятно глупое.

Они дошли до кабинета Учителя, и Леонард открыл дверь, жестом отправляя ее вперед.

Дэстени вошла внутрь, чувствуя, как стресс наконец окончательно покинул ее тело. Экзамен окончен, оценка объявлена, и она находится в кабинете Учителя, где всегда чувствует себя уютно. Здесь пахло книгами, которые собирал Учитель, и цветами, которые разводила Мэделин. Дэстени плюхнулась в свое привычное кресло у его стола и закинула обе ноги на подлокотник.

— Но все же, — Леонард закрыл дверь и двинулся к своему столу, по пути сбросив ее ноги с кресла, — должен признаться, что не ожидал девятки с половиной. Восьмерку — да. Может, девятку максимум.

— Другими словами, ты не ожидал, что моя оценка будет выше твоей.

— Не будем об этом, — Леонард сложил руки перед собой, сдерживая улыбку, и взглянул на нее внимательно. — Ну? Как ты себя чувствуешь?

Дэстени улыбнулась шире.

— Я чувствую, что могла бы сдать и на десятку.

— Не наглей.

— Нет, правда! — Дэстени вспомнила, что до сих пор прижимает папку к груди, и тут же открыла ее. — Надо же… Я помню, как Ирина получила такую же. Казалось, это было совсем недавно…

Леонард промолчал, наблюдая за ней с легким сожалением.

Ирина сдала Экзамен и получила приглашение в Организацию около четырех месяцев назад. Она была лучшей подругой Дэстени, и с тех пор, как Ирина уехала, они ни разу не виделись. Но не прошло еще ни одного дня, чтобы Дэстени не думала о ней. Ирина была ей не просто подругой — они были как сестры и были неразлучны.

— Я думала… Может быть, она успела бы приехать к Экзамену, — пробормотала Дэстени неуверенно.

— Ты же знаешь, что она не может, — чуть мягче сказал Леонард. — Она еще не вернулась.

Не вернулась со своего первого задания. Это было очень странно, но никто не задавал лишних вопросов. В Организации вообще запрещается обсуждать задания.

— Я знаю, — протянула Дэстени. — Влад сказал, что тоже не видел ее с тех пор, как ее назначили.

— Кстати о Владе, — Леонард выпрямился в кресле. — Ты знаешь, что он звонил мне и умолял, чтобы я не давал согласия на твое приглашение в Организацию?

Дэстени закатила глаза. Не то чтобы она была удивлена. Влад с самого начала был категорически против ее карьеры Протектора и даже не пытался это скрывать. Скорее, наоборот.

— Я полагаю, он не присутствовал на Экзамене? — спросила она.

— Я его не видел, — ответил Леонард. — Но я уверен, что он объявится, как только узнает, что ты сдала.

— Да уж, — только и сказала Дэстени.

Влад тоже сдал Экзамен с высоким результатом и уже полгода служил в Организации. В отличие от Ирины, он приезжал к Дэстени постоянно, так как по совместительству являлся также ее молодым человеком.

— Дэс, — серьезно начал Леонард, заметив перемену ее настроения, — скажи только слово.

— Не стоит, — отмахнулась Дэстени. — С Владом я уж как-нибудь разберусь. Все-таки мне теперь сражаться с Охотниками!

Леонард улыбнулся, хоть в его улыбке и появилась какая-то грусть. Дэстени чувствовала, что он переживал. Она чувствовала, что он устал и что он чем-то недоволен. Но точно не ею. Если Учитель был недоволен своей ученицей, он говорил об этом сразу и прямо. Дэстени нравилась его прямота, хоть он и не делал того же, когда был ею доволен.

Леонард был не просто ее Учителем. Он был ей и отцом, и братом, и самым близким другом. Она знала его, привыкла к каждому его жесту и могла понять его настроение, всего лишь взглянув в его ярко-голубые глаза.

И сейчас Дэстени пыталась понять, что с ним не так, но Леонард вдруг тяжело выдохнул и начал говорить:

— Как бы мне ни хотелось этого не делать, тем более с тобой, но у меня есть лекция, которую я обязан прочесть всем, кто получил приглашение в Организацию.

— Какая лекция?

— О том, как опасно быть Протектором.

— Леонард, нет… — протянула Дэстени.

— Чем быстрее я начну, тем быстрее закончу, — без особого выражения сказал тот. Он устало провел рукой по своим светлым волосам, взъерошивая их. — Так что сядь нормально и слушай.

Дэстени выпрямилась, захлопнув папку и положив ее на колени. Леонард открыл рот, потом закрыл и, чуть помедлив, сказал:

— Кажется, что только вчера я читал эту лекцию Владу.

— И он все выслушал?

— Как миленький.

— Ну, тогда и я смогу, — улыбнулась Дэстени. Она сложила руки перед собой, словно ученица начальных классов, и с удовольствием слушала ровный и приятный голос Леонарда.

Пока он не начал пересказывать ей весь начальный материал Подготовительного корпуса.

— Протекторы отличаются от обычных людей. Они отличаются и от тех, в профессию которых так же входит ответственность за мирных жителей. Потому что Протекторы не просто обладают особой силой, но и поддерживают в себе два самых важных компонента, формирующих человеческое существование на этой земле.

— Душа и Разум, — вставила Дэстени, все еще дожидаясь, пока Леонард начнет говорить что-то новое.

— Душа и Разум, — кивнул тот. — Охотники же работают по совершенно другой системе. Их Контроль способен управлять слабостью людей и сеять хаос. Подожди, — Леонард поднял руку, увидев, что она открывает рот. — Я знаю, что ты в курсе всего этого. Но ты должна выслушать меня до конца.

И Дэстени закрыла рот и больше не пыталась перебить Учителя.

— Охотники работают не только своими силами, но и через других людей — в основном, конечно, через других людей. Они находят слабые и поврежденные разумы, слабую волю и используют это в своих целях. Они очень опасны. И не только для людей, которых Протекторы пытаются защитить, но и для самих Протекторов. Как только новый Протектор вступает на службу — смыслом всей его жизни становится борьба с Охотниками. Звание Протектора — это высшая честь и бесконечный долг перед человечеством.

«Бесконечный долг», — мысленно повторила Дэстени. Все это она, конечно же, знала. Пока Леонард продолжал говорить о том, какие опасности преодолевают Протекторы каждый день, она немного отвлеклась, снова вспомнив об Ирине. Та отправилась на свое первое задание — первое — и так и не вернулась. Прошло уже так много времени… Что с ней случилось? Что произошло? Что могло пойти не так?

Дэстени знала, что Ирина жива. Она чувствовала это. Ничто никогда не заставит ее поверить, что с подругой могло случиться что-то плохое. Ирина была жива, и она вернется.

Леонард начал рассказывать о самой Организации, когда Дэстени мысленно вернулась к его речи. Она была приглашена в ту же Организацию, в которую уехал Влад, в которую приняли Ирину и большинство других выпускников этой Подготовки. Сам Леонард когда-то тоже служил именно там. Теперь же он рассказывал о том, сколько Организаций существует в мире, и, наконец, затронул тему Глав.

Главы Организаций. У каждой Организации был свой Глава, и все Протекторы, служащие в ней, подчинялись только ему. Никому в Подготовке не разрешалось знать даже имени Главы, пока они официально не начнут свою службу.

Дэстени навострила уши. При упоминании Главы Организации она невольно заволновалась, сама не зная почему.

— Можешь думать о Главе как о капитане корабля, только еще круче. На его плечах лежит огромная ответственность, и это единственный человек, которому ты обязана подчиняться безоговорочно.

— Как они становятся Главами? — спросила Дэстени.

— Главами Организаций не становятся, ими рождаются. От отца к сыну. И так далее.

— И только по наследству? — слегка подняла брови Дэстени. — И это нормально? А что, если они этого не хотят?

— Их готовят к будущей должности с самого рождения. Не важно, хотят они этого или нет, они обязаны быть готовы. Но это не должно тебя волновать, — он махнул рукой, предупреждая ее следующие вопросы. — С того момента, как ты окажешься под командованием Главы, у тебя не должно быть никаких претензий. Ни к чему. Так что ты не сможешь больше перечить старшим, как мне, например…

— Я никогда тебе не перечила, — вставила Дэстени.

— И меня не будет рядом, чтобы спросить совета, — совершенно игнорируя ее слова, продолжил Леонард. — Я не буду ловить тебя после ужина и заставлять тренироваться. Ты должна делать это сама. Ты вступаешь во взрослую жизнь. Ты берешь на себя огромную ответственность и долг.

— Учитель, я все это знаю…

— Я знаю, Дэс. Я знаю, — Леонард устало потер глаза, медленно выдохнув. Дэстени сощурилась, снова пытаясь понять, что с ним не так. Неужели он переживает? Неужели он расстроен, что она уезжает? Эта мысль заставила ее с грустью закусить губу.

Дэстени понимала, как сильно будет скучать по Учителю, хоть и старалась не думать об этом. Все ученики со временем покидали своих учителей, но Леонард не был простым учителем. Они никогда не говорили об этом вслух, никогда не обсуждали их близость. Она просто была, и она не нуждалась в каких-либо словах.

Только теперь, когда они оба осознавали, что расставание неизбежно, Дэстени чувствовала, что нужно что-то сказать.

Но с чего начать? Вся ее любовь к нему никогда не сможет уместиться в простые слова.

— Я буду приезжать, Леонард, ты же знаешь, — выпалила Дэстени вдруг, скрывая нарастающую грусть. Она постаралась сказать это беззаботно, чтобы как-то разбавить неловкость, возникшую между ними.

Леонард последовал ее примеру и широко улыбнулся.

— Дэс, я ценю твои обещания, но, к сожалению, это будет зависеть не от тебя. Посмотри на ситуацию с Ириной.

— Влад приезжает к тебе…

— Влад, — он рассмеялся, — приезжает к тебе, а не ко мне, Дэс.

— Нет, он тебя очень любит и уважает… — начала было она, но послышался короткий стук в дверь, и в кабинет ворвался сам Влад.

Они с Леонардом застыли, глядя на него. Влад всегда выглядел уверенно и собранно, неважно, когда, где и чем он занимался. И сейчас он был одет в форму Протектора — черные брюки, белоснежную рубашку, жилетку и длинный плащ с эмблемой Организации. На его шее блеснул медальон, выскользнувший из-за воротника рубашки.

— Сто лет будешь жить, Влад! — радостно воскликнул Леонард.

— Леонард, — коротко кивнул тот, но его темно-голубые глаза смотрели только на Дэстени.

— Слышал новости? — как ни в чем не бывало продолжил тот.

— Да, я только что… Дэс, — он нетерпеливо протянул ей руку, — поговорим?

Дэстени взглянула на Учителя, словно одним выражением лица пытаясь сказать: «Какая неожиданность!». Леонард лишь кивнул ей, слегка улыбнувшись. Дэстени, пообещав зайти позже, приняла руку Влада, и они вместе вышли в коридор.

Влад не тащил ее далеко. Видимо, ему не терпелось высказаться, и не успела она открыть рот, как он выпалил:

— Дэстени, — она отметила его обращение. Влад называл ее полным именем только тогда, когда очень злился, — скажи мне, что ты не собралась ехать в Организацию.

Она уставилась на него.

— Во-первых, привет, Влад, — она отошла от него на шаг. — Во-вторых, еще как собралась.

Влад застыл, глядя на нее так, будто видел впервые. Дэстени медленно вздохнула, мысленно готовясь к его взрыву. Они уже много раз ругались на эту тему, и каждый раз заканчивался тем, что Дэстени приходилось успокаивать его, чтобы он не сорвал себе горло. Или уходила от разговора. Или просто уходила, так как он становился невыносим.

В то же время Дэстени понимала причину его переживаний. Да, это было именно переживание — беспокойство за ее безопасность. Чего она не понимала, так это безграничной фанатичности этого беспокойства.

— Я сразу тебе сказал, — выдавил он сквозь стиснутые зубы, — что не хочу, чтобы ты уезжала отсюда. Я думал, что мы с тобой договорились, что ты…

— Договорились? — Дэстени подняла брови. — Договорились о чем? Чтобы я забыла о своей карьере? О своих мечтах?

— Дэстени! Каких мечтах? Организация — это совсем не то, что ты думаешь. Ты не будешь там сидеть в безопасности, болтая с друзьями и тренируясь. Там ты будешь рисковать жизнью на каждом задании! Там не будет Учителя, который всегда будет стоять за твоей спиной!

— Ты думаешь, я не знаю, что такое Организация? Я прошла всю Подготовку, Влад, и я сдала Экзамен. Я еду, — ее тон был так же строг, но она все же протянула руку к его лицу, чтобы как-то остановить их начинающийся спор.

Влад раздраженно отверг ее попытку.

— Я говорил тебе раньше и скажу сейчас: ты не едешь.

— Влад, — Дэстени еле сдержалась, чтобы не закатить глаза. Ее отвергнутая рука упала вниз, — только не говори, что приказываешь мне.

— Называй это как хочешь, но для меня главное, чтобы ты осталась тут, в безопасности, с Леонардом. Мне так будет спокойней.

— Тебе будет спокойней? А про меня ты забыл подумать?

— Я только о тебе и думаю! Ты будешь в безопасности, Дэстени. Я делаю это ради тебя!

— Нет, — резко сказала она. — Ты делаешь это только ради себя, и ты готов держать меня взаперти, только чтобы ты не беспокоился, только чтобы тебе было спокойно! К тому же — остаться здесь? И заниматься чем? Это Подготовительный корпус, Влад, а не приют для тех, у кого недостаточно храбрости для службы в Организации!

— Мы уже обсуждали это, и я обещал договориться, чтобы тебе здесь предложили должность…

— Должность кухарки? Как ты думаешь, насколько мне по душе такая перспектива?

— Мне все равно, по душе тебе или нет! — воскликнул он, уже почти не контролируя свою вспыльчивость. — Зато ты будешь жива!

— Я уже поняла, что тебе все равно! Но это не значит, что мне все равно! Мои родители были Протекторами, они…

— Твои родители мертвы, Дэстени! — крикнул Влад. — И я пытаюсь уберечь тебя от такой же участи, как ты не понимаешь?!

Дэстени хотелось крикнуть что-то в ответ, но слова будто застряли в горле. Сколько раз они ссорились на эту тему, сколько всего Влад выговаривал ей, но он никогда еще не решался упоминать ее родителей.

Он был прав, конечно. Родители Дэстени действительно погибли на службе, на задании. Ей было всего семь лет, и она только-только поступила в Подготовку. Она плохо их помнила, к сожалению, и никто не мог рассказать ей большего. Леонард сказал, что они были хорошими людьми. Это она знала. Они также были отменными Протекторами.

Дэстени просто не могла поверить, что Влад только что попытался использовать смерть ее родителей для того, чтобы доказать свою правоту. Ей захотелось развернуться и уйти прямо сейчас. Вся радость, переполняющая ее до этого, мгновенно угасла.

— Дэс, — произнес парень чуть тише, видимо, уже осознавая, что переступил черту, — прости. Мне не стоило этого говорить…

— Не стоило, — пробормотала она, больше не глядя на него и все еще собираясь уйти. Все равно будет только хуже. Она была в этом уверена.

Дэстени развернулась, но не успела сделать и шага, как Влад поймал ее за плечи и развернул к себе.

— Куда ты? — спросил он как ни в чем не бывало. — Мы еще не закончили.

— Влад…

— Прости, что упомянул твоих родителей. Но подумай сама. Ты должна понимать, почему я так переживаю.

— Возможно, я понимаю. Но ты все равно не имеешь права держать меня на привязи. Я не твоя собственность.

— Ты моя девушка, — сказал он так, будто это было одно и то же. — И я люблю тебя.

Дэстени глубоко вздохнула, посмотрев ему в глаза. Она верила ему, и он правда ее любил. Их отношения длились больше трех лет, и он ни разу даже не посмотрел в сторону других девушек. Дэстени не совсем понимала почему… Влад, наверное, был самым красивым парнем в Подготовке. Высокий, темноволосый, с голубыми глазами — он мог сразить любую девушку одним только взглядом, но он смотрел только на нее. Ирина частенько называла его «альфа-самцом», и Дэстени никак не понимала, как «альфа-самец» мог интересоваться только ею.

— Ты думал, я провалю Экзамен, да? — вдруг спросила она.

Влад не ответил. Он провел ладонями по всей длине рук Дэстени, опустив их на ее бедра.

— Влад.

— Что?

— Ты думал, что я провалю, да?

— Дэс. Я просто хочу, чтобы ты не ехала в Организацию.

— Значит, ты надеялся на то, что я провалю Экзамен…

— Да при чем тут это? Этот Экзамен сдаст каждый, раз тебе это удалось!

Дэстени стряхнула с себя его руки.

— Насколько жалкой и бесполезной ты меня считаешь? — сама того не замечая, она повысила голос. — У тебя есть хоть капелька уважения ко мне?

— Дэс! Конечно, я уважаю тебя! Ты опять все не так поняла.

— Почему ты считаешь, что я провалю первое же задание?

— Я не говорил…

— Но ты так считаешь! Что я провалю задание, что я не смогу быть настоящим Протектором!

— Я не это имел в виду!

— А что ты имел в виду?

— Я… — Влад глубоко вздохнул, словно еле держал себя в руках. — Я просто думаю, что Протекторы, настоящие Протекторы, как бы сказать… — он смотрел на нее, словно пытался предсказать ее реакцию, — должны быть мужчинами. Понимаешь?

Дэстени смотрела на него, чувствуя, как руки начинают трястись от ярости.

— Что ты сказал?

— Я уверен, Леонард тоже так считает, — быстро добавил Влад. — Сама подумай. Протекторов-мужчин больше, чем Протекторов-женщин. Это статистика, это факт. Спроси у Леонарда.

— Я не буду ничего спрашивать у Леонарда! И не смей вмешивать его. Поверь мне, он точно не разделяет твоих идиотских взглядов…

— Да? — воскликнул Влад. — Тогда почему он держит Мэделин здесь, рядышком с собой?

— Держит?.. Влад! Что ты несешь? Подожди, стоп! — она подняла руку, чтобы он не начал повторять этот бред. Она выслушала достаточно, и ей не терпелось закончить этот нелепый разговор. — Я говорю тебе в последний раз: я еду в Организацию, и никто меня не остановит.

Глаза Влада сузились. Похоже, теперь пришла его очередь наливаться краской.

— Дэстени, я твой парень…

— Парень, который не верит в меня!

— Я верю в тебя! Я беспокоюсь за тебя!

— Все, — Дэстени снова развернулась, — разговор окончен. Спасибо, что испортил мне настроение.

Она попыталась уйти. «Попыталась», потому что Влад снова схватил ее — на этот раз за предплечье — и грубо вернул на место.

Дэстени не ожидала этого, и только поэтому ее тело подчинилось его рывку.

— Я решаю, окончен разговор или нет, — сказал он совершенно другим тоном.

Дэстени прекрасно знала этот тон. За него Влад обычно потом долго извинялся. Когда-то этот тон заставлял ее нервничать, но только не сейчас.

— Влад, — напряженно произнесла она, — отпусти меня.

— Отпущу, когда мы договорим.

— Мы договорили, — Дэстени готова была вырваться сама, если он сейчас же не выпустит ее руку. Но Влад не отпустил. Дэстени напрягла руку для рывка, но в этот самый момент дверь возле них открылась. Леонард вышел в коридор и, спокойно подойдя к Владу, опустил руку ему на плечо.

— Владлен, — произнес он спокойно, но не без нотки строгости. — Отпусти ее.

Влад выпустил руку Дэстени и посмотрел на Учителя с плохо скрытым раздражением.

— Все в порядке. Мы просто разговариваем.

— Странно, мне показалось, я слышал, как Дэс сказала «разговор окончен».

Дэстени со стыдом закусила губу. Она не сомневалась, что Леонард слышал их ссору. Он слышал, как Влад кричал на нее. Он видел сейчас, как он держит ее. Ей было ужасно стыдно перед Учителем. Не только потому, что сама ситуация была глупой, но и потому, что Влад тоже был его учеником.

— Все хорошо, — снова сказал Влад. — Мы просто пытаемся друг друга понять.

— Не думай, что мне нравится вмешиваться в ваши… «разговоры», — продолжил Леонард, и Дэстени знала, что он говорит правду. С самого первого дня, когда Учитель узнал об их отношених, он первым делом попросил его не вмешивать. — Поверь мне, меньше всего я хочу стоять между вами. Я знаю тебя с детства, Влад, ты был одним из лучших моих учеников. Я люблю тебя и очень уважаю. Но если я еще хоть раз увижу, что ты делаешь ей больно…

— Я ни в коем случае…

— Я и не ожидал, что ты заметишь, — перебил его Леонард. — Но я не вправе больше ничему тебя учить.

Влад снова посмотрел на Дэстени, которая думала лишь о том, как они не смогли додуматься отойти от кабинета Леонарда подальше.

— Я сделал тебе больно? Дэс, прости меня. Ты же знаешь, я не хотел.

— Все нормально, — выдавила она, не смея смотреть на Учителя. Сказала она это, конечно, тоже только из-за его присутствия. Ничего «нормального» в их ссоре с Владом не было. Она не хотела даже кричать на него. Она просто хотела уйти.

Это Дэстени и сделала, развернувшись, наконец, без всяких задержек и зашагав вниз по коридору.

— Дэс! — крикнул Влад ей вслед, но она не обернулась и успела услышать, как Леонард сказал ему:

— Оставь ее. Пусть соберется с мыслями. Она только что сдала Экзамен. А вот мы с тобой, — он показал в сторону своего кабинета, — давай-ка поговорим.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 589