электронная
360
печатная A5
515
18+
Просто будь рядом

Бесплатный фрагмент - Просто будь рядом

love story


5
Объем:
236 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-5591-0
электронная
от 360
печатная A5
от 515

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Ну что, мои дорогие, я имею честь предоставить вам свое творение. Вымученное, выстраданное, но свое. Живое. Эту книгу можно считать первой нормальной повестью, которую я написала.

Здесь вы не найдете рассуждения Коэльо, драмы Достоевского, изящность Ахматовой. Я не претендую на роль безукоризненной писательницы. И все же я рекомендую вам не просто пролистать книгу, а прочитать. Ведь всякий труд должен быть оценен по достоинству.

Вы поймете, почему я пишу это предисловие. Вы поймете, почему я написала эту книгу, как только приступите к прочтению. В этой повести сочетаются юмор и серьезность, позитив и негатив, любовь и холодность. Здесь есть моя героиня и мои мысли.

Мне пришла в голову мысль написать большую повесть совсем недавно. Хотелось создать своих героев-музыкантов, у которых существует прототип в реальной жизни Я решила описать жизнь девушки-продюсера, ведь у музыки женское лицо. Я хотела описать ее путь от простой группы к популярному квартету. Ведь всего этого она добилась сама. И мы все сможем, если только захотим.

Моя героиня влюбляется в солиста известной группы… Вот здесь есть небольшая загвоздка. Мою повесть можно отнести в разряд fan fiction. Я пишу, используя имя группы Tokio Hotel. Это помогает вдохновиться, когда знаешь, что любимые музыканты имеют в твоем воображении свои характеры, свои образы, свое поведение. Кто-то любит вампиров, кто-то — машины, кто-то — футбол. Мы все разные. Если вам что-то не по душе, смотрите на это сквозь пальцы.

Я не стремлюсь написать что-то из ряда вон выходящее: блестящую повесть, отличную драму. Я просто пишу, как чувствую. Немного выдумки — и уже можно гулять по улицам Берлина, играть на сцене, влюбиться и жить только одним человеком. Фантазируйте! Ведь в нас все еще живут дети.

Моя героиня — не отражение меня. Мы разные люди. Не спорю, мне бы хотелось оказаться на ее месте роскошной, веселой и смешной блондинки, но я не стремлюсь к этому. Я не смешиваю жизнь с повестью.

Иногда читать какое-то произведение нас заставляет лишь только ожидание того, что будет в финале. Конец повести — это своеобразная точка. Если вы наберетесь мужества дойти до нее, я буду очень благодарна.

Вы отметите себе, чего хорошего, а чего плохого в моей повести. Я буду ждать вашей критики. Любой отзыв мне будет безумно приятен. Каждое слово я не забуду. Потому что повесть — мое детище. Говорите, что думаете, не размышляйте над тем, обижусь я или нет. Смело говорите, что нравится, что не нравится.

Каждый из нас может стать писателем, достаточно лишь взять бумагу и ручку, кому-то — ноутбук, и только придумать идею. Каждый сможет выразиться, проявить себя, сделать что-то такое, чем бы можно было гордиться и за что переживать. Нужно лишь только верить. Верить в себя и в дело. Все получится, нужно сделать лишь только первый шаг.

Глава 1

— Алло, это Кристен Шварц, я продюсер группы Cinema, звоню Вам насчет фотосессии… Да. Почему? Конечно, сможем. Приеду обязательно, точно. Все отлично, до вечера.

Я бросила серебристую трубку на кресло и в изнеможении посмотрела на себя в зеркало. Меня жутко вымотали эти бесконечные тусовки, звонки, беседы… Но жаловаться на это — сущий пустяк, потому что общение с людьми — это моя работа. Я поправила свои длинные белокурые волосы, накрасила розовые губы прозрачным блеском и подмигнула самой себе ярко-голубым глазом.

— Любимая, ты кофе будешь? — прозвучал из коридора сладостный голос. Голос моего мужа, Эдварда. Мы познакомились с ним при очень необычных обстоятельствах, можно сказать, даже трагичных.

6 лет тому назад

Этот дождь я не забуду никогда. Холодные струи воды хлестали меня, смывая дешевую косметику и путая немытые волосы. Моя серая одежда насквозь промокла, но я не обращала на это внимание. Внизу неприятно визжали сирены, синели яркие огни машин, а по скользкой лестнице неуклюже карабкался толстый негр-полицейский, крича в рупор: «Девушка, немедленно сойдите с карниза! Нет, нет, вниз шагать я не позволю! Эд, сними эту ненормальную, живо!». Я только вздыхала, глядя на эту ненужную суету и уже готова была спрыгнуть вниз, отпустить себя от этой жесткой реальности, как вдруг… Чьи-то теплые руки обхватили мою талию, нос уловил четкий запах бергамота и кедра, приятный баритон прошептал мне в ухо: «Не надо, прошу тебя…» Я обернулась и внимательно посмотрела в эти светло-карие глаза.

— Но я никому не нужна, мне нужно умереть!

— Ты мне нужна, — обхватив мои плечи, сказал Эдвард…

— Нет, спасибо, милый, я уже бегу в редакцию Bravo, у ребят фотосессия назначена на 9 часов. Буду поздно, не волнуйся за меня.

Я подхватила белую маленькую сумку, быстро застегнула свои любимые шпильки, и, набросив на плечи черный пиджак, вышла из комнаты. Навстречу мне бросился мой пятилетний сынишка, кареглазый блондин, Энтони.

— Мамочка, ты уже уходишь? Очень жаль, а то я хотел с тобой хоккей посмотреть сегодня … — мальчик грустно опустил голову и пошаркал ножкой.

— Энтони, извини, дорогой, но мне нужно работать. Сегодня не получится, запиши лучше матч на диск, и мы потом посмотрим, ладно? Ох, совсем забыла, вот, держи, я купила тебе подарочек, как ты и просил, — виновато проговорила я, сев на корточки и смотря мальчику в глаза.

— Хорошо, мама, пока. — Энтони медленно поплелся в свою комнату, сжимая в руках новую машинку, которую он просил у меня неделю назад.

Чувствуя себя полной бездарью, я закрыла входную дверь и поспешила к своей Audi Cabrio. Как жаль, что сын вообще очень редко видит меня дома. Наверное, когда я приду однажды домой, он спросит: «Тетя, ты кто?». Улыбнувшись своему тупому чувству юмора, я затормозила прямо у ворот редакции немецкого Bravo.

— Привет, мальчики, давно тут меня ждете? — поприветствовала я своих подопечных.

— Нет, Кристен, ты что, всего лишь полчаса… — ухмыльнувшись, ответил барабанщик. Его зовут Джон, и он перекрасился в рыжий цвет.

— Что?! Не может быть! — воскликнула я, плюхнувшись в полосатое кресло.

— Джон шутит так неудачно, ты не опоздала, — утешил меня басист Майкл, скинув со лба черную прядку. Он разговаривал со своим лучшим другом, ритм-гитаристом в моей группе, с Ричардом, у которого были темно-русые волосы. А блондин, солист Джейсон, высокомерно стоял в сторонке от ребят, приветливо мне улыбаясь.

Я испепеляюще посмотрела на ребят, обведя строгим взглядом каждого из этой поп-рок группы, и расхохоталась. С кем же еще можно так расслабиться, как не с этими детьми? Ребята начали со мной работать всего 3 месяца назад, но я уже так с ними подружилась. Мне уже не сложно находить общий язык с четверкой начинающих звезд, они все прекрасно сами понимают и могут сделать то, что я их попрошу, без всяких выкрутасов. Эти мальчики действительно талантливые, они сами написали свою первую песню, я занималась только аранжировкой и продвижением этого сингла. Еще мы сняли клип, они предлагали мне свои идеи, а я их воплощала в жизнь. Я очень рада, что мне посчастливилось работать с такими хорошими исполнителями. Надеюсь, что вместе мы сможем достичь большего успеха.

Ко мне подошел фотограф, и мы проводили ребят в студию. Я немного понаблюдала за тем, как мои подопечные старательно позируют, и вышла в коридор. Присев на красивое красное кресло из кожи, я достала телефон и принялась читать почту. К сожалению, мне все время присылают одни спамы, никаких интересных писем от друзей или предложений по работе не было.

Я переставила свои ноги и принялась рассматривать маникюр. Вдруг из соседней комнаты вышел брюнет с длинными волосами в черных джинсах-дудочках и в такого же цвета плаще. Он посмотрел на мое лицо и немного задержал взгляд. Эти пронзительно карие глаза, красиво подведенные, показались мне знакомыми. Я привстала и протянула парню руку.

— Мы раньше не встречались?

Он посмотрел мне в глаза и ответил, легко пожав мою ладонь:

— Кристен? Это ты? Ох, я не верю своим глазам! Как же ты изменилась… Я Билл, ты меня разве не помнишь?

Нет… Билл… Я помню…

6 лет назад

Ворвавшаяся в комнату свежесть всколыхнула белую занавеску из тюли. Я поежилась и накрыла твою спину одеялом. Руки вцепились в тонкую ключицу, твои губы совсем близко…

Я хочу умереть в твоих руках…

— Ты любишь меня? — спрашиваешь ты.

— Конечно! — жарко отвечаю я.- Поцелуй еще раз…

— О, привет. Мы так давно не виделись. Я рада, — сказала я не своим голосом, выдавливая каждое слово.

— Я тоже очень рад. Я в Берлине на месяц, остановился в Ritz Hotel. Приходи в гости! Ну, а я побежал, дела, — ответил Билл и, чуть приобняв меня, с чуть слышным стуком каблуков вылетел из редакции.

Я осталась стоять около этого дивана, смущенно потирая левую кисть. Ну, надо же, столько лет прошло, а он меня узнал… Судьба играет с нами всегда, когда захочет, не приди я сегодня с мальчиками в редакцию, он бы и не узнал, что я живу здесь. Надеюсь, мы еще встретимся… Тут мои любимые подопечные вышли из фотостудии и начали наперебой делиться ощущениями. Я послушно кивала головой, смеялась, что-то говорила… Но думала лишь о сыне и о Билле, почему-то мужу место в моих мыслях на этот раз не досталось.

— Кристен, завтра мы покажем тебе фотографии, и еще с нами будут делать интервью на радио! Классно?

— Да, да, я рада за вас, хорошие мои. Ну что, идем в клуб?

— Конечно, первая фотосессия — это здорово! Когда-нибудь мы заявимся на after-party.

— После концерта… — мечтательно протянул Майкл.

— Если будете слушаться продюсера! — весело закончила я, взяв клатч и выйдя из редакции Bravo. Администратор на ресепшен смотрела нам вслед и улыбалась.

***

— Мамочка, я уже соскучился, когда же ты приедешь?

— Сыночек, сейчас буду, ложись спать. Уже 2 часа ночи, почему ты не спишь? — ответила я своему дорогому мальчику, одновременно держа руль.

— Я тебя жду, мама. Приезжай.

Почему-то на глаза навернулись слезы, тушь растеклась по щекам, оставляя черные дорожки. Я выбрала карьеру, деньги, бизнес. Но меня всегда будет ждать мой маленький сын. Эдвард спит, но Энтони не может уснуть без меня.

Внезапно воздух прорезал визг тормозов, послышался звук разбитого стекла…

… — Руки были заняты, я не могла повернуть руль!

— И на тормоз вы тоже нажать не смогли? На таких-то шпильках вряд ли ты вообще водить машину можешь, курица! — стихийно стерла границы в общении молоденькая полицейская, недовольно покачивая головой.

Я врезалась в серебристый BMW 650i, разбив бампер владельцу и оцарапав свою машину впереди. Водителя я не разглядела, им сейчас занимались медики в машине скорой помощи. Меня тошнило и знобило, какой-то полицейский заботливо накинул на мои плечи пахнущую дешевым табаком куртку и сунул в руки пластмассовую кружку с жутким растворимым кофе, который я терпеть не могу. Но выбирать не приходилось, поэтому я стала давиться этой бурдой.

— Алло, зайчик, не волнуйся, сейчас я подъеду. Через полчасика, солнце. Да. Целую…

— Оплатите штраф, пожалуйста.

Я махнула рукой, достала пару банкнот, развернулась и села в свою побитую машину. Работница полиции подошла и начала снова что-то мне говорить. Я не слушала эту ненормальную и резко нажала по газам.

***

Боже, я опять проспала! Сегодня же у нас интервью, мальчиков нужно проконтролировать в первый раз. Я с вздохом натянула голубые джинсы, розовую футболку, накрасилась и пулей вылетела из дома. Если продюсер не явится вовремя на встречу, жди беды…

Я очень люблю свою работу, и проект, которым я занимаюсь, важен для меня. Год назад, сразу после окончания университета, меня посетила идеальная, прекрасная, неописуемая идея — создать музыкальную группу и продвинуть ее до должного уровня, чтобы зарабатывать какие-то деньги на продажах альбомов и синглов, билетов с концертов. Мама сказала, что это мне вполне по плечу, раз защитила свой диплом на «отлично». Воспрянув духом, я разместила объявления о наборе группы в газетах, и уже спустя неделю мне стали звонить разные подростки, горделиво заявляя, что они могут в музыке все. Когда я просила их подойти на собеседование, они либо не приходили, либо появлялись с большим опозданием, на инструменты смотрели с некоторой опаской, взяв пару фальшивых аккордов, быстро лепетали нечто вроде «Спасибо, но мне это не подходит» и уходили. Певцы часто отказывались петь, а некоторые, хоть и подходили к микрофонной стойке вполне уверенно, просто не имели ни слуха, ни голоса. Спустя месяц вот таких провальных встреч с глупыми подростками, страстно жаждущими славы и денег, я совсем отчаялась, полагая, что мне ничего не светит на этом поприще. К счастью, вся семья и подруга были на моей стороне и всегда поддерживали меня, иногда порой просто толкая меня в спину и говоря: «Если ты будешь киснуть, на волне удачи может оказаться уже другой. Это шоу-бизнес, ты должна иметь стальные когти и железные нервы».

Мне ничего другого не оставалось делать, как встать и продолжить поиски хороших музыкантов, через 3 дня после того, как я вышла из депрессии, мне позвонили четверо ребят, весело сообщив, что у них есть своя группа, инструменты и даже репетиционная база. Осталось только недоумевать, почему все так хорошо сложилось: естественно созданная группа, харизматичные мальчики, владение инструментами и достойный вокал достались мне разом. С ребятами мы быстро нашли общий язык, стали почти друзьями, ведь нас объединяет общая цель: достичь определенных успехов в музыке. Сейчас мы часто играем чужие песни, которые все время усложняются. Также мальчики занимаются с учителями музыки, им все же необходимо научиться чему-то большему. Я устраивала ребятам 2 выступления в небольших клубах, и вот сегодня мальчиков будет фотографировать газета «Каверисты», которая специализируется на представлении молодых музыкантов, которые еще пока не умеют писать собственную музыку, а лишь пародирует чужую.

Поцарапанная машина дожидалась меня около подъезда, я быстро села за руль и включила радио. Уф, если опоздаю, ребята будут обижены, тем более меня не только они ждут. Я поправила непослушную челку и встала на светофоре. Классная все-таки сегодня погода: солнце светит очень ярко, тепло, а на небе ни облачка. Обожаю Германию в такие денечки!

Поглядывая на себя в левое зеркало, я вдруг поймала на себе чей-то внимательный взгляд. Стараясь его не замечать, сделала звук погромче, на радио включили мою любимую песню, и я все же торжествующе посмотрела на незнакомца, кинула взгляд на его машину… Нет, это же тот водитель, которого я сбила вчера!

— Простите, я Вас вчера задела своей машиной, извините! — начала оправдываться я, водитель повернулся…

— Ничего, Кристен, я в порядке. Всего лишь пару ссадин на виске, не расстраивайся.

— Билл! Ох, я не хотела!

Он подмигнул мне и нажал на газ.

Загорелся зеленый, машины уверенно двинулись с места, я тоже нажала на педаль газа и поехала в заштатную фотостудию.

Ребята восторженно показали мне фотографии, явно хвастаясь друг перед другом. Я похвалила их за хорошую работу и за фотогеничность, сама не всегда хорошо получаюсь на фотографиях. Интервью прошло удачно, ребята все говорили, как надо, мы пару раз сфотографировались и разъехались по своим делам. Я поспешила домой, ведь моя семья уже давно ждет меня. По дороге позвонила моя лучшая подруга всей жизни — Джульетта, она опять вышла замуж, уже в 4 раз, и поэтому она радостно делилась со мной своими новостями. Я слушала ее и, забыв о том, что подружка меня не видит, кивала головой. Она уверена, что с этим мужчиной ей наконец-то посчастливится прожить всю жизнь, в чем я лично сомневалась, но не стала разубеждать Джули.

— Дорогая, выпей с нами чаю. Представляешь, сегодня Энтони написал текст песни и спел мне ее. Кристен, у нашего мальчика талант, ты должна послушать, как он поет! — восторженно рассказывал мне Эдвард, наливая мне любимый каркаде и поправляя свои темно-русые волосы.

— Вполне уверена в этом, ведь у Энтони такой талантливый папа, — польстила я мужу.

— Что ты, не стоит, милая. А завтра у меня выставка, ты помнишь?

— Конечно, мы придем с мальчиками.

Мой муж — фотохудожник, и он видит этот мир немного иначе, чем другие. Я очень люблю его работы, и горжусь Эдвардом. Я продала свою квартиру в Магдебурге, чтобы он смог заниматься любимым делом профессионально. Правда, он пока не очень хорошо зарабатывает, и мы по-прежнему живем в съемной квартирке, но это не имеет значения.

— Мамуля, ты вчера приехала совсем уставшая и заплаканная! Что-то случилось? — в столовую вбежал Энтони.

Эдвард перевел взгляд с сына на меня и вопросительно повел бровью.

— Что такое, Кристен?

— Проблемы на работе, — отвела я взгляд, поставила пустую чашку в раковину и ушла в свою комнату.

Я не могу признаться в своей слабости даже Эду, потому что я не привыкла это делать. Да, я очень скучаю по семье, в особенности по сыну, но это мои проблемы, больше не чьи. Эдвард тут мне ничем не поможет, я должна подстраиваться под свою работу, и тут он бессилен. Я легла на диван, включила ноутбук и принялась искать секретаря на job.de. В мою комнату робко постучали, и в дверях показался Эдвард с обеспокоенным выражением лица.

— Крис, ты уже весь день сама не своя, вряд ли это работа…

— Эд, дорогой, это мои проблемы, я сожалею, но ты тут ничем не поможешь.

— Скажи, что с тобой случилось? Я не уйду отсюда, пока все не выясню.

— А я тебе ничего и не скажу.

— Отлично. — Эдвард вскочил с дивана и хлопнул дверью.

Я протяженно вздохнула и закрыла ноутбук. Как же сложно с этим большим ребенком… Рассказать о том, что чувствую, я не смогу никому. Эх, проблема не только во мне, но и в нем. Я люблю Эдварда, но не могу довериться ему до конца вот уже 5 лет.

Пойду, прогуляюсь с Энтони, он так хочет пойти в спорт-кафе на улице напротив.

— Солнышко, пошли, погуляем?

— Хорошо, мама, идем! — радостно воскликнул сын, напялив кепку.

Мы вышли из подъезда и сели в машину, через 15 минут Энтони уже сидел за столиком и радостно осматривал спортивные вещички, украшавшие уютный зал кафе. Мы заказали 2 чая и десерты, ребенок был счастлив общению с мамой.

Потом я отвела Энтони домой, избегая общения с Эдвардом. Я решила съездить в Ritz Hotel, попросить у Билла прощения за то, что я нечаянно врезалась в его машину. Сегодня я не успела сделать это как следует, мне кажется, что нужно по-человечески извиниться. Подкрасив губы и поправив прическу, я снова села за руль.

Я вошла в роскошный отель, оглядев дорогой холл, за бежевой стойкой с золотой табличкой «Администратор» сидела чуть пухленькая брюнетка с проколотым носом и нежно щебетала с Биллом. Собрав в кулак всю силу воли, я подошла к ним. Администраторша недовольно посмотрела на меня, а он улыбнулся.

— Кристен, привет. Ты ко мне?

— Да, привет. Я насчет вчерашней аварии… — начала было я.

— Выброси это из головы, я тебя умоляю. Пошли, поднимемся ко мне в номер. Шарлотта, я зайду к тебе вечером, — подмигнув администраторше, Билл двинулся наверх, слегка покачивая бедрами, уж чего, а такого я за ним уж точно не замечала. Да уж, он немного изменился. Наконец-то мы у двери с номером 483, Билл изящным движением кисти открыл номер карточкой и открыл мне дверь.

Я зашла в комнату и поняла: мы здесь с ним были несколько лет назад, поэтому номер показался знакомым. Те же тюлевые занавески, тот же коричневый махровый плед, тот же телевизор. Билл сел в черное кресло, бросил карточку на журнальный столик и улыбнулся.

— Извини меня, пожалуйста. Тогда у меня было ужасное настроение, слезы застилали глаза…

— Кристен, еще раз попытаешься извиниться, я тебя выставлю за дверь. Садись, что стоишь, как не родная! Рассказывай, что с тобой случилось за эти годы?

Я села на кровать напротив него, положила сумочку, привычно одернула футболку и ответила:

— Да ничего особенного.

Билл кивнул, прошел к бару и налил в фужеры красное вино.

— Ох, я за рулем, не дай бог привяжутся…

— Ну ты что, мы не виделись уже сколько лет!

— А ты все такой же, — улыбнулась я. — Секс, наркотики и рок-н-ролл?

— Нет, конечно, только алкоголь, ты не отвлекайся, рассказывай.

— Я вышла замуж, родила мальчика, его зовут Энтони. Теперь я работаю музыкальным продюсером.

— Как? Молодец! Тяжело работать?

— Совсем нет. А ты как?

— Все тот же солист Tokio Hotel, завоевываю сердца девчонок своей ослепительной внешностью и божественным голосом, ну ты же меня знаешь! — Билл заулыбался еще шире.

— О, да… — протянула я. Кажется, алкоголь делает свое дело, я совершенно не хочу уходить, так бы говорила и говорила с ним. Время летит, а добрые отношения между нами остаются. Мы продолжили нашу беседу, но вдруг ее прервал звонок на мобильный Билла. Он извинился, достал телефон и ответил.

— Нет, Шарлотта, извини, не приду. Почему? Потому что я занят. Нет, не нужно закатывать мне скандал. Да. Да. Пока.

— Уже вечер? — спохватилась я. — Ох, мне нужно идти, ребенок ждет.

— Кристен, я тебя не отпущу, ты только посмотри на себя, ты же на ногах не стоишь. По-моему, алкоголь на тебя все еще очень сильно влияет. Извини, я забыл про это.

— Билл… Я тебе это припомню, — с такими словами я позвонила Энтони и сказала ему, что не буду сегодня ночевать дома. Малыш немного расстроился, но смирился с этой ситуацией, как взрослый. Что скажет Эдвард, мне неинтересно, буду из принципа на него обижаться.

— Кристен, а ты помнишь… Нам было так хорошо вместе, — вдруг перешел к другой теме Билл, отодвигая фужер и пристально смотря мне в глаза. Я вздохнула и ответила:

— Что было, то прошло. Согласна, это было незабываемо…

— А помнишь, как мы были здесь, я еще тогда ремень потерял?

6 лет назад

— Ну что ты там копаешься, давай расстегну?

— Нет, я сам!

— Как обычно, — протянула я, снимая с тебя футболку.

— Вот, готово!

— Дай сюда, я этот несчастный ремень закину куда подальше.

— Спасибо, любимая, — с иронией сказал ты…

— Я забросила его под кровать. Помнишь, нам пришлось еще с утра пораньше выехать, а ты забыл ремень…

— Эх, теперь-то его уже не найти, — пожал плечами юноша, откинув назад угольно-черные волосы.

Я подошла к кровати, нагнулась и увидела блестящий череп на пыльном черном кожаном ремне. Вот это номер: спустя 6 лет найти потерянную вещь, здесь что, под кроватями вообще не убирают?

— Смотри! — восторженно воскликнула я, держа в руках пояс.

Билл недоверчиво посмотрел на меня и взял из моих рук пропажу.

— Спасибо.

— Не за что. Наверное, сейчас я уже пойду, сниму себе номер.

— Ох, не думаю, что тебе это удастся. Шарлотта думает, что я сейчас с тобой весело провожу вечер в постели… Она сейчас явно очень злая! — со смешком ответил он, убрав фужеры со столика обратно на полочку.

— Мне все равно, не с тобой же мне ночевать.

Он круто развернулся и очутился всего лишь в паре сантиметров от меня. Его футболка, волосы пахли кофе, имбирем и пачулей, как и 6 лет назад. Билл немигающе смотрел мне в глаза, положил руку мне на правое плечо и прошептал:

— А может, и со мной.

Я сняла руку с плеча и отвернулась.

— Нет, наше время уже прошло, даже не думай об этом. Думать надо было раньше.

Он недовольно посмотрел на меня и вдруг резко повалил меня на кровать. Его руки гладили мои волосы, а от запаха его парфюма я сходила с ума… Но всему есть свой предел, и я выскользнула из его рук, поправляя прическу.

— Каулитц, еще одна попытка уложить меня в постель — и я прекращу с тобой все общение!

— Кристен, почему ты на меня так кричишь? Разве ты этого не хочешь?

— Повторяю для особо одаренных — время прошло, этого не вернуть!

— Останься же, прошу тебя…

Я подошла к парню и отвесила ему тяжелую пощечину. Схватив сумочку, я вылетела из номера, хлопнув дверью. Вот сволочь, у него все еще на уме секс, алкоголь и музыка! Я никогда не думала, что этот придурок способен на такое! Хватит с меня прошлых ошибок!

— Девушка, можно мне номер? — почти агрессивно спросила я у администраторши.

Она оценивающе посмотрела на меня и сказала:

— Если у вас не вышло заняться сексом с моим парнем, ничем помочь не могу.

Я онемела.

— Все занято, извините.

— Как занято?!

— Посмотрите сами. — Шарлотта сунула мне под нос ноутбук, где все было расписано. — Извините, но номеров свободных нет, — уже почти ласково проговорила она.

— Спасибо.

Я отошла от стойки и вынула телефон. Черт, уже полночь, а я все еще не способна вести автомобиль в таком состоянии. Ох, зря я к тебе приехала! Ничего, я переночую в машине, включу кондиционер, укроюсь пледом. Я вылетела из холла, цокая шпильками. Администраторша довольно ухмылялась, глядя мне вслед.

Надеюсь, Энтони не успел по мне соскучиться. Сегодня выставка у Эдварда… надо бы с ним помириться… и выкинуть из головы Каулитца! Ненавижу!

Моя покалеченная машинка наконец-то добралась до дома, я поднялась к себе и не застала своих любимых мужчин дома. На моем письменном столе, аккуратно прибранном Эдвардом, а не мной, сиротливо лежал желтенький листочек. Я подошла к нему и прочитала записку: «Крис, мы поехали к бабушке. Приедем через неделю. Эдвард и Энтони». Как к бабушке?! Неужели все так плохо у нас в семье? Ох, Эд, от тебя такого я уж точно не ожидала. Ладно, мы с тобой поссорились, но сын тут при чем?

Тяжело вздыхая, я пошла в зал, открыла банку колы, разморозила пиццу и позавтракала. Целых 2 часа я тупо пялилась в телевизор, пытаясь найти что-то интересное на американском музыкальном канале. Ничего интересного, как обычно, пара черных реперов выделывается на фоне пальм и машин рядом с красотками в бикини. Скоро я начну думать, что и мои ребятам придется делать также, чтобы завоевать США.

Нет, бездельничать в одиночестве — это не мое занятие, надо позвонить Эдварду и потребовать объяснений. Тем более, у него сегодня выставка, а я даже не знаю, где и во сколько.

— Алло, Эд? Слушай, почему вы с Энтони так неожиданно решили поехать в гости к моей маме? — немного взволнованно спросила я.

— Кристен, пока ты не решишь свои проблемы с твоим любовником, можешь даже не звонить мне — холодно ответил муж.

— Какой любовник, черт возьми?! У меня проблемы не с ним, а…

— Мне без разницы. Я думаю, что ты мне изменяешь. — У меня нет слов, чтобы описать все, что я думаю по этому поводу!

— Вот и отлично.

— Дай трубку Энтони, идиот!

В телефоне послышался треск, шорох, и грустный голосок моего сына мне ответил:

— Да, мамочка. Ты не сердишься, что мы у бабушки?

— Солнышко, что папочка сказал, когда вы поехали к бабушке?

— Он сказал, что тебе сейчас пока лучше побыть одной. Но, мама, мне плохо без тебя, — жалостливо протянул Энтони, хлюпая носом.

— Извини, дружочек, раз папа так сказал, значит, так надо, неделя быстро пройдет, милый. — В душе будто царапались кошки, а в глазах горел дьявольский огонь.- Дай трубку папе.

— Если ты так решил, так тому и быть, всегда знала, что у тебя свои тараканы в голове! Но сегодня у тебя важный день, мне придется забыть о нашей ссоре. Мне прийти на выставку с группой?

— Если хочешь, то приходи, — милостиво разрешил Эдвард. — Раскрутка мне не помешает.

— Хорошо.

— Сегодня в 6 вечера жду вас в картинной галерее «Art».

— Пока, — я швырнула трубку в дальний угол дивана и сжала кулаки так, что на ладонях остались красные отпечатки ногтей. Этот идиот не сможет разлучить меня с сыном и уйти от меня просто так. Но надо отдать ему должное, он не стал закатывать истерик, а уехал, оставив записку. Я бы не смогла себя так повести, потому что более импульсивная, а Эдвард никогда не повышал на меня голос, всегда говорил холодно и отчужденно, когда мы ссорились. Но сейчас дело зашло слишком далеко, он уже подозревает меня в измене. Эх, а ведь он был бы близок к истине, если бы у меня не хватило ума прекратить эти грязные домогательства. Иногда я думаю, что вообще лучше было мне не встречаться ни с Эдвардом, ни с Биллом, эти мужчины — ошибки природы.

Я пробездельничала еще пару часов и заставила себя немножко поработать. Я достала свой ноутбук и принялась переслушивать наши незаконченные демо-записи.

— Алло, Джаред, привет. Привези мальчиков сегодня в 6 к «Art», хорошо? Не забудь про охрану. Да, я приеду вовремя. Пока, спасибо тебе. —

Я заверила нашего шофера, что все пройдет удачно, и положила трубку. Иногда я не хочу разговаривать ни с кем, отключить телефон, выбросить ноутбук и зажить спокойно. Звонки, сообщения, ссоры, знакомства — надоело. Но я не могу впадать в депрессию, отчаяние, я же продюсер, приходится работать. Вздохнув, я пошла собираться на выставку. Надела любимые каблуки, серебристое платье, привела волосы и макияж в порядок, взяла фотоаппарат и вышла из дома.

Надо бы уже починить машину, а то надоело ездить на раздолбанной Audi, еще будут усмехаться, что глупая блондинка не умеет парковаться и что врезалась в ближайшее дерево. И точно, водители улюлюкали мне вслед, я пыталась не обращать на это внимание, но все равно было немного обидно. Я включила радио на всю мощь и старалась наслаждаться музыкой. Внезапно на радиоволнах включили песню Tokio Hotel. Ох, только не это! Мне нравятся их песни, но голос Билла я сейчас вообще слышать не хочу.

Я притормозила около дверей картинной галереи и вышла из машины. Ба, да тут все серьезно: красная дорожка, фотографы, правда, фанатов очень мало, звезд тоже, но это поправимо. Через несколько лет Эдвард будет знаменит на весь мир, я уверена в этом. Я щелкнула брелком и пошла по дорожке, не забывая улыбаться и махать ручкой. Так, где мои ребята? Я уже было начала волноваться, но потом увидела своих подопечных, выстроившихся перед фотографами, и расслабленно улыбнулась. Они все делают так, как надо делать, как подобает настоящим звездам. Как же мне повезло с этим проектом! Я подошла к ним и тронула солиста Джейсона за плечо. Мальчик с наивными голубыми глазами и крашенными белыми волосами повернулся ко мне и проговорил:

— Кристен, наконец-то мы тебя дождались. Посмотри, кого я сюда привел! Фотохудожник Эдвард Ричардс — это же твой муж? Так вот, появление этих гостей явно поднимет интерес к этой бездарной выставке.

— Бездарной?! Джей, еще одно негативное слово в адрес моего…

Я опешила, ко мне шли, улыбаясь и успевая давать автографы, Tokio Hotel с охраной. Мама дорогая, здесь-то что они забыли, я думала, что у таких звезд нет ни минуты свободной! Вот это кадр, это так поможет в пиаре Эдварду… Где же этот ревнивец? Стоять и смотреть, как они улыбаются всем девочкам и трогательно обнимают их при фотографировании, я не могу, завидно. Моих ребяток мало кто замечает, только фотографы. Ну, покажись мне на глаза Билл, когда я буду злая, от тебя не останется и мокрого места! Я от всей души поблагодарила Джейсена и побежала в картинную галерею, на ходу спотыкаясь и нелепо улыбаясь фотографам и коллегам. Вот это новость — прибытие такой известной группы. Надо обрадовать Эдварда… помириться… увидеть сына…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 515