электронная
22
печатная A5
240
16+
Прощай, подруга, или Семеро мужчин

Бесплатный фрагмент - Прощай, подруга, или Семеро мужчин

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-8509-4
электронная
от 22
печатная A5
от 240

Прощай, подруга, Или Семеро мужчин

Дружба — это такое многостраничное понятие. Всякая бывает. Глубокая, одноразовая, юношеская, многолетняя, штрихпунктирная, внезапная, утомившая… Хотя последняя, наверно, утрачивает статус. Это я о своем, о женском, говорю. Как бывает у мужчин, кто их знает. Бытует мнение, что все у нас с ними по-разному. Хотя раз есть слово «друг», значит, и у них бывает.

Иногда случается на время потерять общий язык с одной из подруг. И тогда можно с Машей обсудить, насколько Соня не права. Это удача, что дружба полигамна.

Какая ты страна?

— Мы сегодня играем? — звонит подруга, рассчитывающая на привычные вечерние четыре партии в бильярд.

— Похоже, что навряд ли. Мне тут Другая Подруга написала, что они договорились встретиться с нашей американской подружкой — она же в субботу нас покидает, зовут прощаться.

Тут выясняется, что именно с подругой, которая улетает в свою Америку, где проживает с американским мужем, Первая Подруга в настоящий момент прогуливается по парку. А Другая Подруга, к слову, тоже во многих случаях первая, в это же время мчится пешком по близлежащей улице на распродажу бытовой техники — внезапно срочно надо купить микроволновку для мамы. Параллельно всем этим действиям я еду на лифте вниз, слава богу, рабочий день окончен.

— Все, я сажусь за руль — давай мы вас по дороге подберем, доедем до распродажи, может, и нам бытовая техника со скидкой нужна. А потом где-нибудь посидим.

Сказано-сделано. И вот я стучу каблучками по тротуару — как я люблю этот звонкий бодрый звук! Когда идешь по асфальту мягко, каучуково, совсем другое мироощущение — какая-то ты бытовая получаешься, обычная. А на каблуках — цок-цок — сразу все нарядно.

Завидев в знакомом автомобиле знакомые лица, с радостной улыбкой маячу руками — хей-хей, мы встретились раньше на сто метров! Однако девушки, безмятежно болтая, проезжают мимо, на условленную точку «С»! И стоишь как дурак, вернее, конечно, как дура — тебя не заметили.

Так бывает: идешь-идешь, видишь мало-мальски знакомого человека, откроешь рот, чтобы сказать: «Здрасьте», а он — раз! — и отвернулся. Возможно, двумя секундами раньше усомнился, что вообще стану с ним здороваться, и решил фрустрацию-себе-дороже тут не разводить. И вправду, зачем ему расстраиваться из-за того, что его не заметили. Вот, придумал такой способ. Пройти мимо, отвести взгляд. А может, просто весь в себе. Может, вспоминает, выключил он дома газ или утюг.

— Ну, ёлки-палки, ну, куда смотрите, подружки! Как можно не заметить призывно машущую вам девушку, которая буквально бросается в глаза!

— Точно, из толпы выделяется, — охотно подтвердила Заокеанская Подруга. — Она и в институте такая была — броская, вместе со своей давней подружкой Мариной, которая тоже, кстати, сейчас в Америке живет. Такие были девушки заметные. Помню-помню, хоть и давно это было.

Не приятно ли такое услышать? Хоть и давно это было.

А тут у меня другая Марина, но тоже подруга — или другая подруга, но тоже Марина — придумала развлечение. Из последних. Про ассоциации — с какой страной, интересуется, ты себя/меня/её ассоциируешь?

Про себя я быстро ответила: «Со Швецией». Потому что в разных странах меня, посмотрев лишь на мою внешность, а не на глубокий внутренний мир, норовят принять за шведку. И вообще, прическа, как у Roxette. Но у Еще Одной Подруги другое мнение: «Ты у меня ассоциируешься с Америкой». Оказывается, не про внешность речь, а про характер. «В том смысле, что космополитичная?» — уточнила я и реактивно предложила Еще Одной Подруге вариант про нее, с моей точки зрения: «Ты, Маринка, похожа на Германию. «Почему?!» — «Ты действуешь строго по правилам, по своим, не как у остальных, плюс очень закрытая для неблизких…». Еще Одна Подруга даже согласилась: «Да. И кстати, помню, я очень прекрасно чувствовала себя во Франкфурте-на-Майне». Ну, и schön.

Однако я отвлеклась. А Первая Подруга с Иностранной Подругой тем делом застыли с открытыми ртами, пока я тут размышляю… Такой стоп-кадр, как в кино: пока герой развернулся к зрителю и что-то важное с его точки зрения рассказывает, все остальные вынуждены застыть в позе «море-качается-три!»

— Садись, кончай трепаться, — Первая Подруга по-дружески поощрила меня к размещению на заднем сиденье. — Другая Подруга ждет! Только у нас бензин кончается.

По дороге подобрали еще одну, четвертую, красавицу, и у магазина бытовой техники вышли все — будто оно нам надо. Еще Одна Красавица, она же Другая Подруга, быстро-быстро установила, что на задуманную ею микроволновку скидок нет, резко потеряла к ней интерес, и начала агитировать меня купить красный холодильник. После моего отказала подключился продавец и поуговаривал купить холодильник горчичного цвета, потом коричневого цвета, потом серебристого цвета… В общем, оставили меня с ним один на один, ушли, спохватились, выслали гонца.

— Нет, Эту Подружку нигде оставить нельзя, она тут же начинает общаться.

Это они про меня так сказали. Потому что я, действительно, охотно вступаю в коммуникации с незнакомыми людьми. У меня даже имеется теория на этот счет. По ней все люди делятся на три группы. Первые, подобно мне, в случае хорошего настроения легко идут на контакт с незнакомцами. Вторые — охотно отвечают, если с ними заговорили, адекватно реагируют. Третьи, как пуганые зайцы, прядают ушами и утекают.

Мужчина номер 1, отказался, так и запишем. И еще один, в уме

В общем, первый пункт вечерней программы выполнили, и осталось самое важное — проводить Американскую Подругу в ее Америку. То есть уместиться в каком-либо заведении, взять бутылочку брюта и поболтать на прощанье о девичьем. И да, сфотографироваться еще. Можно уже начинать. Вчетвером. Палка для селфи не при себе, а вон идет мужчина-давайте-его-попросим.

— Ой, а он не сопрет телефон? — струхнула американская участница нашего квартета.

Бритый наголо пузан с сигаретой как почувствовал её недоверие.

— Нет! — мрачно и решительно отказался нас снимать и торпедою продвинулся дальше по улице.

Ну, и фиг с тобой. У нас другие варианты есть, у нас длинные руки!

После отснятых кадров начались муки выбора. «Надо показать Американской Подруге какое-то приличное место, чтобы остались приятные воспоминания. Девочки, давайте сосредоточимся!» Что у нас тут рядом есть? Вот на параллельной улице, за углом буквально, какое-то армянское заведение — хвалят.

— Садимся, поехали!

У меня есть друг-армянин — говорят, у каждого есть друг-армянин — и я знаю, что в армянском кафе должно быть вкусно и дружелюбно. И еще чувство юмора у друга прекрасное. Но к кафе это отношения не имеет, строго говоря.

Доехать не успели. Кто-то вспомнил, что армянское заведение — это магазин, а не кафе — да, с вином, но навынос. А что, мы будем в машине проводы отмечать? Из горлышка? Развернулись, поехали в итальянское кафе «Старая Италия». Тем временем, пока на дороге, полной машин, параллельно нам шли две разделительные линии, передумали — потому что кафе такое старое, что, как выяснилось, Американская Подруга в нем уже бывала — тут ее ничем не удивишь. И тогда мы снова наметили другую культурную цель, с тематическим названием «Культура», популярное в городе заведение.

По дороге взялись обсуждать всяческие культурные аспекты жизни, в том числе языковые. Раз уж у пятидесяти процентов присутствующих лингвистическое образование. А нас, лингвистов, хлебом не корми, дай о языке поговорить. В смысле, о речи.

— Появились, пока ты в Америке, you know, всякие неологизмы в русском языке, которые мне категорически не нравятся. Многие, Наша Рулевая, обрати на нее внимание, употребляют новообразование «отзвониться».

— О! Это же вульгаризм! — констатирует стилистически подкованная Моя Институтская Подруга.

— А почему ты раньше мне об этом не сказала? — в меру возмущенным тоном обращается ко мне Подруга-за-рулем.

— Не расстраивайся, вульгаризм — это просто стилистический термин, ничего личного.

Я давно зареклась поправлять кого бы то ни было. Что я, учительница? Ну, разве иногда, если почва подготовлена. Тогда и скажешь знакомому парню: «Не «плинтуса», а «плинтусы», не «обгрызанный», а «обгрызенный». Если уж на то пошло, для какого-нибудь писателя дворянского сословия в 18-ом веке слово «парень» было вульгаризмом — ибо от сохи, деревенщина неотесанная. Смешной парень — кто такой, догадайтесь! Правильно, клоун. А наш-то парень, тоже не лыком шит! Поправляет с деланным ужасом: «И это ты мне говоришь! От которой я слышал, «вклЮчена», тогда как правильно «включенА», «включИшь», «включЁнный»?! Ай, ай! Прав ведь! Как никогда! А я до сих пор включаю всё неправильно. Ничего, будем оттачивать знания и избавляться от того, что раньше было для нас нормой.

Это, между прочим, такой грамотный психологический подход — полезно для жизни — избавляться от того, что отслужило свое и уже мешает тебе.

Ой, мамочки, неужели через сто лет слово «отзвониться» станет нормой? Впрочем, мне уже будет все равно.

Мужчины номер 2, креативные

Под внезапно начавшимся дождем Одна Подруга по-пионерски первой выскочила из машины. Если точнее, то не просто по-пионерски — бери выше! — среди своих она имеет статус «пионервожатая», в силу своих недюжинных организаторских качеств и завидного жизненного драйва. Не все такие оказались быстрые — 75 процентов нашего коллектива решили в автомобиле переждать ливень, припустивший при наличии яркого солнца сбоку на небосклоне. «Пересидим, — предложила Подруга За Рулем. — Такой быстро закончится». Тем более у Пионервожатой зонтик с собой был, а у остальных не было.

Правда, она его так и не открыла.

— Я добежала до козырька, а там двое парней, симпатичные такие, голубые: «Ой, вы правую руку намочили! Отчего же вы зонтик не открыли? А у нас его нет. И машина за углом — придется подождать, туда никак добраться, чтобы не намокнуть, вот рубашка новая».

— Почему ты решила, что они голубые? — спросила на удивление неподкованная Заокеанская Подруга.

— Ну, какой еще мужчина заведет с тобой подобный разговор с такими интонациями. Вспомни, вон, того мужлана, который нас фоткать отказался. И вообще, имея определенный опыт, их узнаешь.

— Послушайте, а как мужчин нетрадиционной ориентации тут у вас в России называют? Голубые — это же как-то неприлично.

— Геи можно? Давай так.

«Грибной» дождь, действительно, закончился через пару минут, и вот мы в кафе в цокольном этаже. Круг по залу — народу немного, но есть, судя по их манерам, завсегдатаи.

Разросся класс горожан, желающих завтракать или ужинать в кафе-ресторане. Об обеде в виде бизнес-ланча не говорю. В общем, в общепит народ идет. И не только спрятаться от дождя.

Мы приземлились на диванчики у окна. Сфотографировались. Естественно. Полистали меню, брюта нет — цель не достигнута. Пока обсуждали, что может служить альтернативой «культуре», мне позвонила Не Примкнувшая К Компании Подруга:

— Слушай, ты на работе? Сфоткай из своего офиса радугу — высоко, красиво! Не на работе уже? Жаль. Такая радуга эффектная!

Выбираемся из цоколя наверх — радуга яркая, толстая, топорщится в небо из-за соседнего каменного дома, построенного лет сто назад. Поэтому смотрится особенно эффектно.

Природное явление и архитектура не заслонили от Американской Подруги, некогда преподавательницы английского в родном городе, появление ее бывшей ученицы. В сопровождении стильно одетого молодого человека стильно одетая девочка направлялась на модное и культурное мероприятие практически туда же, откуда мы вышли. Только они выбрали не цоколь, а крышу.

Что за молодой человек с нею — не голубой ли? Да ладно! Едва мужчина креативно оделся, сразу запишем ему нетрадиционную сексуальную ориентацию? Ну…. Да. В нашем-то промышленном мегаполисе. Где не только на окраинах самая модная одежда — это спортивные штаны. Тьфу-тьфу-тьфу! Все-таки последнее заявление — это преувеличение. А то как жить?

— Она сама шьет, она сама моделирует. А заказчики у нее какие! А заказы какие! Я всегда удивлялась, как это люди готовы такие деньги платить, деньжищи, я бы сказала! — восклицала Заокеанская Подруга, любуясь на экране айфона-лопаты изображением своей знакомой Галечки в прекрасной, сверкающей — как крылья стрекозы! — блузке. Топорщащейся. Слово для продвинутых любителей родной речи. А мы такие как раз. К примеру, я.

Может, и мы на крышу? Раз там мероприятие? Нет-нет! Обратно? Хотя бы и на крышу? Никогда! Только вперед!

Мужчины номер 3, в белом «Мерседесе»

Озаренные светом стрекозиной кофточки вкупе с радугой мы проскочили мимо широкой пешеходной улицы с ее кафе и ресторанами — «Цыплята табака»? Нет, нет! «Старое место»? Может быть, но уже проехали… Проехали, потому что вспомнили о чудном ресторане с вдохновляющим называнием — то ли Козел, то ли Коза — вверх-вверх по улице. Бонус — заправка по дороге! Теперь, с бензином в баке, хоть в отдаленный район, хоть в соседний мегаполис Екатеринбург! Два часа — да, тьфу! Но в таком — альтернативном — случае Подруга Из США рискует опоздать в США. Нет уж, ладно уж, поедем в Козу/Козла. И вообще, бензина не столько, чтобы роскошествовать.

Ах, мы все такие внезапные!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 22
печатная A5
от 240