электронная
36
печатная A5
279
18+
…Прощай, моя Россия! В своей стране я эмигрант…

Бесплатный фрагмент - …Прощай, моя Россия! В своей стране я эмигрант…

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-2553-3
электронная
от 36
печатная A5
от 279

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вместо предисловия

Дорогие читатели, сочувствующие и просто любопытствующие. Представляю Вашему вниманию свой новый сборник стихов «… Прощай, моя Россия! В своей стране я эмигрант…». Наверное, к высокой поэзии мои скромные строки не имеют никакого отношения. Скорее это наблюдения из жизни, представленные Вам, в стихотворном виде.

Конечно, автора можно укорить, что многие произведения излишне политизированы и представлены, особо наше советское прошлое, в неприглядном виде. Видимо уже не человек занимается политикой, а политика занимается человеком. Оглядываясь вокруг, становится: неуютно, горько и холодно. От чего ушли к тому и пришли. Невыносимо грустно смотреть на нашу Великую и прекрасную Родину. Руководители страны, прикрывшись внешней угрозой, оболваниванием людей через СМИ, загнали Россию в какую-то непролазную чащобу времён загнивающего СССР, впитавшего в себя как губка всё самое порочное из нашего прошлого. Интересно, а кто ни будь, задавался себе вопросом, почему на западе так развита русофобия? Не потому ли, что со времен Октябрьской революции 1917 года развит махровый геноцид русского народа? Заслуги других национальностей, которые населяют нашу страну, никто не умаляет.

Обратимся к фактам. После 17-го года прошлого века начали яростно уничтожать русскую деревню, крестьян загоняли в колхозы. Крестьянство как класс, имеющий хоть что-то, новой власти не был нужен. А ведь если в России не будет деревни, её просто не будет существовать. Что у нас происходит сегодня? За 2018 год перестало существовать более 200 деревень раскиданных по Волге и это только вдоль одной реки! По факту существует 20—30 крупных агрохолдингов на всю страну (читай совхозы), которые по указке сверху дают продукцию, причем абсолютно не заботятся о полях, дорогах, агротехника не выполняется по полному циклу. Выражаясь грубо — изнасиловали землю, вместо навоза внесли химию и укатили на другие поля. А до аборигенов дела нет. По существующим законам невозможно развитие фермерства, малого предпринимательства. Только сунешься и государственная машина в виде законов, налогов начинает перемалывать человека подминать под себя. И не дай Бог тебе что нибудь лишнее ляпнуть супротив власти! Немедленно включается госаппарат и человека начинают банкротить, навешивать на него кредиты, подводить порой и под уголовную статью. Вы только посмотрите на породы коней на кубок президента РФ. Это же ПОЗОРИЩЕ!!!! Мы чьё крестьянство поддерживаем? Чью страну кормим?

Создано бесчисленное количество кланов, которые грызутся между собой. Что, впрочем, тоже не ново. Принцип давно известен — Разделяй и Властвуй! Возьмём еще один пример: реформа МВД. Весьма неуютно себя чувствовать, когда слышишь от второго лица в государстве, что какая разница как назвать милиция или полиция? Главное реформы двигать! А ведь по образованию он правовед, более того имеет ученую степень по юриспруденции. Так что МВД теперь охраняет власть имущих, богатых, а не простой люд. В итоге стоит посмотреть новый закон, не заглядывая даже во внутренние приказы, и ужасаешься (при этом не обязательно иметь соответствующее образование). Человек, пришедший на службу в полицию, у которого ещё чернила не высохли на только что полученном удостоверении, уже виноват! И власть начинает ломать и подстраивать под свои нужды человека.

Не вдруг свинцовым стало небо

И солнца круг заволокло.

Немой вопрос, что костью в нёбо:

«Куда Россию занесло?»

С имперской спесью, горделиво,

Состряпав из костей плацдарм.

За батраком глядит глумливо

Его Сиятельство Жандарм!

Он, обречённый царской властью

Хранить боярское добро,

Всё бегает по нашим спальням

И тащит грязное бельё.

Его всевидящее око,

Непревзойдённый острый нюх

Всегда на страже у оконца,

А вдруг господ прихватит флюс?

Стоит на страже он закона,

Статей УК — воз батогов!

В России вновь одна свобода —

Лобзанье княжеских сапог!

Он за чины и званья воет,

Умом блистает в нужниках!

Ты от него ничто не скроешь,

Ведь он сиятельный Жандарм!

Однажды он, придя со службы,

Отмоет грязь с лица и рук,

На кухне хряпнув стопку водки,

Заснёт от тяжких сердца мук.

Ему б забыться… с дамой полусвета,

На крайний случай, … со своей женой,

Но совесть в нёбо, что ракета,

Что твой треклятый геморрой!

Ведь раньше был он из народа,

Народа охранял покой.

Теперь Жандарм, и песня спета.

Хранитель нефти и господ!

В запале пьяного угара

Готов спалить он китель свой!

Но что потом? Батрачить снова?

Пусть гложет совесть, что твой геморрой!

И зыркнув в небо острым взором,

Принюхавшись к чужой стряпне,

Чуть опроставшись на просторах,

Его Сиятельство везде!

«Под лавочку» борьбы с терроризмом установился тотальный контроль, начиная с камер наружного наблюдения, заканчивая мобильными телефонами и пр.. И штампуются законы, законы, законы…. При этом они порой противоречат друг-другу, наблюдается множество правовых коллизий. Например- принимаются законодательные инициативы о запрещении тоталитарных сект, регулярно расширяется их список, а вот само понятие секта не закреплено и не прописано в Уголовном кодексе РФ. Но если что, то и ты попал, как кур в ощип! Ура! Да Здравствует новый 37-ой!

А что продолжает творить ныне действующая власть в отношении казачества (субэтнос русского народа)? Создано Реестровое Казачество, что само по себе вызывает много вопросов, когда откроешь энциклопедию, Союз Казаков России и даже их объединили, а на деле всё тот же принцип — Разделяй и Властвуй! При этом не принят закон о реабилитации казачества, когда за само понятие казак расстреливали, и так далее, далее, далее…

Вот и живёшь, как эмигрант в собственной стране, не понимая вообще, что происходит. Образование, культура… Слишком много вопросов, а в ответ лишь новый закон, а то и парочку. Странные игры в демократию. Складывается впечатление, что 37-ой, приняв чудовищные формы, предстал нам во всей своей красе. И уже давно не удивляет, что власть борется с собственным народом, уничтожая русский язык, собственную культуру, удивляет другое, и то не надолго, с каким усердием это делается.

Страна, в которой родился, учился и живёшь стала чужой. Буквально на каждом шагу ощущаешь себя эмигрантом.

Парадный строй у трибун

Довольны лица вождей,

Играет марш медью труб,

Марш-свет постылых идей!

Он заменил людям свет,

Он указал стаду путь.

Яснее явного нет —

Покорным должен быть люд!

А честь и совесть Страны,

В лагерях Калымы!

И стадо снова поёт,

Как стал свободным народ!

Наверно я эмигрант,

Хотя родился я здесь.

Противны речи господ,

Их триколорная спесь!

А пароходы ушли,

Оставив нам силуэт.

Взяв половину души….

Страны у нас больше нет!

Одной рукой славя Бога,

В другой зажав кочергу.

Покорным свет и дорога,

А остальных в Колыму!

Благословлённый прикладом,

Шёл колченогий обоз.

Кто был вчера командармом,

Сегодня в лагере вошь.

А честь и совесть Страны

В крови, в руках Колымы!

И стадо снова поёт,

Как стал свободным народ!

Наверно я эмигрант,

Хоть и родился я здесь.

Противны речи вождей,

Их элитарная спесь!

Их песнь под флагом свободы

Напоминает кумач,

Приготовляя обозы,

На Колыму, … прямо в пасть!

Где честь и совесть Страны?

В руках, в крови Колымы!

Вой жалкий лагерных сук!

Почуяв кровь, не уйдут!

Покрылась струпьями осень,

На полях недород.

Самодовольный указ —

Продразвёрстка, террор!

Парадный строй у трибун,

Довольны лица вождей.

У избирательных урн

Конвой не видит людей.

А честь и совесть Страны

В лагерях Колымы!

И стадо снова поёт,

Как стал свободным народ!

Грязь на окнах

На заплёванной кем-то скамейке,

То ли я, то ли ветер читали стихи.

Как в заезженном, старом ремейке

С грязью в окнах мы стали на ты.

И с толпою зевак, в пустырях, да в окопах

Со Смертью я жил не впопад.

Камнем жил, не тужил в площадях

По аорте… матом крыл снегопад.

Грязь на окнах

И время раненным зверем,

Било на отмах

Ржавым ружьём.

Было время — тяжёлое древо,

То не бремя, крадущийся страх,

Крах…

 Крах современности, культуры.

  Само собой всё превратилось в прах.

   Читал стихи. Они летели с ветром,

     Они слились с толпой ликующих зевак.

И длинной формулой познали древо жизни,

 Стяжательство как тост фальшивой тризны.

Я видел Смерть. Она пыталась застрелиться.

 Писал стихи и пробовал напиться.

И Демон с Ангелом уже не чудо.

Вот Человек!…

 ЧУДОВИЩЕ!!!…

  Во Мгле…

Алмазом заиграет мудро —

Я Бог!!!

  Я Гений!!!

   Я…. Нигде….

А грязь на окнах, как блаженство

Мои стихи пронзает свет.

И грязной тряпкой смоет действо

В стихах просроченный сюжет.

И на скамье, читая вирши

Не ветру, вдаль, куда-то в пустоту.

Я видел смерть.

Она пыталась застрелиться,

Её оставил жить, коль самому невмоготу.

Остановил её немым вопросом

Коль ты уйдёшь, так где же страх?

А мир ликует мусором и сбродом

Стихи смешали с кровью в площадях.

А правда лезет, ждёт поэтов,

Застряло костью в нёбе королей!

И я латаю кровью небо.

Жду ветра в стенах, опозоренных церквей…

20.01.2018

Скорбный Февраль

Захворал, застонал Скорбный Февраль

Стало чистого снега и льда немного жаль.

Ведь застыла давно за холодным стеклом грязь,

Да слепая, чёрной ночью клейковины жизни вязь.

И свободной, как птица, душе обозначили клеть,

Да только плечи лобзала бессердечная плеть.

Доносилась с ветром молва, привносили:

«Стало время нынче другое, как осилить?»

Аритмией причитал, захандрил метроном.

Гулливером забирался на престол… гном.

Обложили, Суки!  Обложили…

Обозвав дурачьём, народ, дурачьём веселили.

Чистый лёд пестовал белым снегом Скорбный Февраль…

Хорошо, бело, да тревожная нега. Жаль…

Оголтелая стая птиц на калины куст,

И стихами капли крови на снегу… хруст…

Флажковали Суки!

Обложили!

Приручить бы к Властной силе одиночек,

Выли!

Говорят нынче время другое и не те времена,

Да только время бездушно,

Что вчера… идут минуты, года.

Аритмия прошлой жизни не в зачёт… счёт.

Как ломали, так ломают чистый лёд… гнёт…

Как без вольной грамоты вольной волею жить и дышать?

Капли крови на снегу собирать, …ждать и считать.

Обложили Суки! … Обложили…

Матом крыли и статьями грозили…

Стало чистого снега и льда немного жаль…

Вот и кончился мой сказ про болезный Февраль…

17.02.2018

Гонец

Что же сказать Вам, Ваше Величество?

Сам себя чёрной вести назначил гонцом.

Государства корабль — призрак величия

Под торговым флагом с имперским гербом.

Он качается гордо на рейде,

Он прощается наспех  с портОм.

Терпкий воздух пропитан портвейном,

Чайка чёрная машет крылом.

Знать портовой шлюхой куражится,

Кровь с брусчатки смывая вином.

Я не знаю, быть может,… но, просится-

А тебе ли быть королём?

Вошь окопная перенасытилась,

Днище тиной давно обросло.

Свет Полярной Звезды не предвидится,

Коль оброк поступает с живых мертвецов.

Что добавить Вам, Ваше Величество?

Ты готов управлять кораблём!

День упущен, а ночь обезличила.

По имперским масштабам с имперским гербом!

По докладу заряжены пушки,

Паруса ветер снова хотят обнимать

И на вёслах рабские души

Будут с болью под плети приказания ждать.

На нок-реях петли болтаются,

Под креплёное выдадут хлеб.

Пусть команда всласть покуражится,

Когда в петлю залезет поэт.

Ты оставил иллюзию выбора —

Трюмной жизни и затхлой воды,

Иль на рею командного шабаша,

Или вдоволь наешься забортной судьбы…

Что сказать Вам, Ваше Величество?

Государства корабль не Ноев Ковчег

Тварей в нём хоть большое количество,

Но средь них жил, и живёт человек.

Парус поднят — призрак величия

Под торговым флагом с имперским гербом.

И двухглавый орёл с безразличием

В лапах молот держит с серпОм.

Терпкий воздух пропитан портвейном,

Чайка чёрная машет крылом.

Пасть, открыв, ждут  жестокие рифы.

Рифы — рифмы поэтов вгрызаются в борт…

01.02.-02.02.2018

Ничего не закончилось

Нет! Ничего не закончилось-

Это начало конца.

В новый век влетаем по- старому,

В светлый путь по закону слепца.

Часто слышу, как люд с придыханием:

«Только не 37-ой!

Что бы завтра проснуться с одним лишь желанием-

День не начался Войной!»

А я Вам скажу: «По закону природы,

По закону гнилости душ-

37-ой уже на свободе

И война марширует под звуки тысячи труб!

Так смело товарищи в ногу!

Швондеры правят Бал!

Парадов расчеты и все понемногу…

Доносы строчат, и соседей не жаль!

Малюйте доносы! Строчите плакаты!

Поэтов с позором к столбу!

Но настанет тот день и придёт час расплаты-

Заметаются дети, как бесы в раю…

Будут пеплом питаться, главу посыпать:

«Шариков снова в строю…

Только что теперь делать? Куда нам податься?

И где разыскать нам родню?»

Нет! Ничего не закончилось!

Это начало конца.

Часовые на вышках состарились,

Но как прежде не дрогнет рука!

Только если мы не опомнимся,

Только если на всё свысока…

В новый век по-старому вломимся,

В светлый путь по закону слепца!

16.04.2018

Ветер Северный закружит

Тучи пО небу скитались

Мысли пО ветру качались.

Вышел в поле, вижу тропы.

Тропы в лес и в чащ ведут.

Не затейливые строфы

Пылью, снегом заметут.

Я всё дальше. Мох затейник

Греет тот трухлявый пень.

Взглядом кинул на брусничник-

Белых рос и красный плен.

Ноги, тропы будто сами,

Впереди источник сил,

А на небе оригами —

Солнца луч и тучных мим.

Надо спрятаться под елью

Волосатых острых лап.

Можно спать хоть всю неделю,

Пока дождь  всё стук да крап.

Вот оно упокоение

Под шатром российских ель-

Копошится муравейник,

Дождь холодный — нам елей.

Ветер северный закружит,

Тучи морщатся и кружат,

И сквозь сон тропа ведёт…

Всё ж куда-то приведет.

Да не уж-то это быль?

Северная явь, не пыль!

Речка СОдонга, ну здравствуй!

Значит я здесь не напрасно.

Обмелела, оскудела,

Всё ж года и берега-

В ивах, травах, нрав в узде ты

Потеряла, чуть дыша.

Да не уж-то здесь, когда-то

Предки наши, казачата

Всё резвились, что щурата?

Бремя, время… дьяволята…

Глянь на брег былой реки

Буйной СОдонги реки!

Да не уж-то здесь со Дона

Наши предки казаки-

Всё мечтал и стирали

Шаровары и порты?

Туман и дым клубились у реки,

Скабрезные шутки

Вкруг наваристой ухи.

Тютюн Донской и мать — казачка

Качала зыбку тихой качкой,

Молилась Господу — не знать России злой судьбы…

На донку шли Сановитые Сомы.

Так прочь истому!

Дальше, дальше.

Вперёд к изъезженному  тракту,

К Артемьевской и поэтической тропе!

Да всё берёзы и вороны,

Да всё истерзанные стоны…

Артемьевская Церковь.

А стену мёрзнут и скорбят.

И я спросил у той берёзы

Чьи корни с куполом роднят:

«Зачем же ты ветвями в небо?

Что делаешь у царских врат?»

И шелест тихий мне ответил:

«Я грею стены, люд отпрял.

Ведь православья нынче много,

А православных на раз — два.

Корнями греюсь, грею стены,

И кроной Господу молюсь,

Коль православным только дело,

Чтоб злато…

Да я на люд  и не гневаюсь,

Мне б только,…

Мене бы…

Ох, …сломаюсь…

Меня не будет…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 279