электронная
270
печатная A5
711
16+
Пророчество Сингамара

Бесплатный фрагмент - Пророчество Сингамара

Объем:
538 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-2391-1
электронная
от 270
печатная A5
от 711

Пролог

Когда-то давно не было понятия «Демоны». Это были совершенно обычные создания, коими полон мир. Альки. Они жили в Альконаре, в мире со множеством других рас. Но они были отравлены влиянием некой Заразы. Их разум был осквернен тягой к власти. Они обрели жестокость, жажду крови. Они шли смертоносным потоком по миру, отвоевывая один кусок земли за другим. Отравляли Альконар тьмой. Уничтожали его в пламени Бездны. Травили земли ядом Заразы. И, отравленные, они стали зваться Демонами.

Прошло много времени, прежде чем жители Альконара сплотились, дабы дать им отпор. Десятки лет эльфы и орки бились с демонами. Пока демонов не изгнали в мир, где зародилась Темная Империя.

Уходя, один из демонов по имени Сингамар оставил пророчество:

«Спустя пятьсот лет после нашего ухода мир увидит новых существ. В этот день мир изменится навсегда. Он содрогнется от ужаса, когда узрит деяния этих созданий. Даже в смерти не будет покоя. И тогда мы придем на руины погибающего мира и поглотим его, а за ним и все остальные».

Портал закрыли, а артефакт, позволяющий его открыть, разбили на части и разбросали по самым потаенным уголкам мира.

Так мир жил в относительном покое. Тревожимый лишь распрями между Кланом и Скрытыми. А земли, отравленные демонами, пришлось бросить, ибо были они непригодны к жизни.

Зародился маленький континент, вечно прозябающий в войнах за земли и ресурсы. И длилось это, как и предсказал Сингамар, ровно пятьсот лет. Пока однажды…

Часть 1: Нарушители спокойствия. Глава 1

— Растеун, отряд готов продвигаться!

Молодой предводитель Клана обернулся к подбежавшему орку, сухо глянул ему в глаза, затем только приветственно склонил голову.

— Что сообщают разведчики?

— Двое разведчиков сообщили, что внутри пещеры ощущается некое движение, а ближе к входу были найдены крупные яйца каких-то тварей.

— Каков размер яиц?

— Из такого вылупится нечто размером со взрослого вепря!

Растеун удивленно вскинул брови и задумался.

— Каким будет твой приказ?

Орк терпеливо ждал, когда его предводитель соберется с мыслями, впрочем, длилось это крайне недолго:

— Выбора нет, нужно входить.

— Слушай, Растеун, а зачем вождь послал нас сюда?

— Не знаю, Ретас, говорят, там пропадают орки, скорее всего, бедняг убивают твари, вылупившиеся из этих самых яиц.

— Но стоит ли нам входить внутрь? Мы не знаем, сколько их и что они из себя представляют.

­– Не важно, — отрезал Растеун, — как я уже сказал, у нас нет выбора, нам приказано идти! У нас есть четырнадцать бравых ребят, я думаю, этого хватит, чтобы зачистить чертову пещеру! Выходим!

— Есть, — ответил Ретас, вытянувшись по армейской науке, затем обернулся к лагерю. — Собрать лагерь! Готовимся ко входу в пещеру!

Лагерь был спешно свернут, все убранство погрузили на львов, несколько орков уже спустились вглубь пещеры и прикрывали остальных.

Оказавшись в узком темном гроте, орки потеряли добрую половину своей уверенности, ведь у них больше не было возможности для боевых маневров. Что там, даже размахнуться толком не было возможности.

Окружение было весьма угнетающим. Свет факелов вырывал из темноты обрывки темных скал и свисающие с потолка сталагмиты. Тени метались по стенам, создавая жуткие силуэты. Еще и любой звук начинал эхом бродить по всем уголкам.

Так или иначе, без победы они домой не вернутся, поэтому Растеун приказал двигаться вглубь.

Примерно через день пути вдали действительно послышалось некое движение, но понять, что было его источником, в кромешной тьме никак не удавалось.

Решив, что пора подготовиться к бою, Растеун остановил отряд:

— Разобьем лагерь, всем подготовить оружие! — Послышался лязг вынимаемого оружия. — Метатели остаются в лагере, и готовятся прикрывать отряд, — Растеун деловито расхаживал перед воинами, заведя руки за спину. — Остальным построиться и следовать за мной!

Как только все были готовы, Растеун немедля двинул орков на звук, исходящий из глубокого мрака пещеры. Факелы пришлось погасить, чтобы не быть замеченными раньше времени.

Приходилось передвигаться практически на ощупь. Звуки по мере приближения становились все громче и отчетливей, уже можно было различить отдельные прикосновения чьих-то когтистых лап, скребущих камень.

Подойдя довольно близко к тварям, населявшим пещеру, Растеун обнажил свои топоры. За его спиной раздался шелест металла: остальные тоже были готовы к атаке. Сделав еще несколько шагов вперед, Растеун все же решился приказать своим воинам зажечь факелы. В кромешной тьме появился маленький оазис света, в котором сразу же замелькали пушистые тонкие лапки. Пауки!

Пауки, шныряющие по пещере, не обратили внимания на свет, видимо, они были слепы. Растеун попытался осторожно подойти поближе, когда одно из существ выбежало ему на дорогу. Огромный паук, достающий своей головой до пояса орку. Он полз, перебирая лапами, мимо затаившего дыхание орка. Паук почти вновь исчез за границей света, когда его лапа наткнулась на ступню орка.

На мгновенье паук замер, а затем резко развернулся, перебирая всеми восемью лапами, и зашипел, угрожающе выставив вперед передние лапы и щелкая жвалами, способными перекусить руку, как топор щепку.

В ответ послышался рев десятка глоток. Поудобнее перехватив топоры, Растеун запрыгнул на спину животного, что пыталось броситься в атаку, и всадил оба топора ему в голову. Раздался жуткий визг, паук начал метаться от боли. Орк еле успел соскочить на пол. Не отпуская топоров, он обернулся в темноту, откуда начало раздаваться злобное шипение. Проглянули блики от черных глаз.

Позади загремели топоры, ударяемые о щиты. Пауки неуверенно остановились на границе света. Оглушенные, они потеряли последний ориентир.

— Воины! — заорал Растеун. — В атаку!

Издавая оглушающий рев, орки ринулись на пауков, пещера наполнилась визгом погибающих тварей. Растеун сам оказался в гуще битвы, размахивая своими топорами, словно ветряная мельница. Он ощущал под топорами треск хитиновой скорлупы, слышал хруст разрубаемых конечностей. Со всех сторон доносились такие же звуки.

Внезапно наступила полная тишина, разбавляемая лишь звуком конвульсивно царапающих пол когтей.

— Похоже, больше здесь не пропадет ни один орк, по крайней мере, трезвый, — рассмеялся Растеун, поворачиваясь к отряду, но внезапно осекся.

Откуда-то из глубины послышался шорох, затем по полу вновь заскрежетали когти. В круг света вошла паучья туша, втрое больше тех, что уже лежали мертвые на полу. Мгновенье спустя все поняли, что это не паук. Вместо паучьей головы из спины вырастало тело, напоминающее орочье. Растеун узнал эту тварь — это был дриер. Дикие создания, не обладающие и намеком на разум, стремятся съесть все, что движется.

Воин обтер рукояти топоров о низ туники и встал наизготовку. В ответ на это дриер вынул из-за спины длинный шест, с валунами на концах. Оружие выглядело огромным даже в руках такого гиганта. Орки злостно зарычали, предвкушая битву с действительно достойным противником. Они мелкими шажками стали подбираться к дриеру.

Из-за спины паукообразной твари выплыли еще две фигуры, точные копии первого. Орки взволнованно остановились. Не имея времени на размышления, Растеун отправил одного из воинов в лагерь, за стрелками. Схватываться с одним дриером было рискованно, а уж с тремя — самоубийство.

Тем временем троица неспешно поползла на орков, раскачивая своим оружием. Орки выставили щиты. Приходилось медленно отступать. Они ведь не спешат быть просто убитыми.

Когда один из дриеров подошел вплотную и начал отводить оружие для удара, в его плече возник дротик. Это подоспели гномы, держа дротики наготове. Отшатнувшись, дриер яростно заревел и всем телом врезался в отряд орков, забыв об оружии. В его груди оказались еще два дротика, когда он наконец замер и осел на пол. Тут же на смену ему вышли двое его сородичей. Одного сразу же истыкали дротиками в очередном залпе. Другой бежал прямо на Ретаса. Орк отбросил щит и схватился за топор обеими руками. В последний миг перед тем, как дриер попросту сбил бы его с ног, Ретас сделал шаг в сторону и со всей силы рубанул топором в живот гиганта. Тварь согнулась от удара и перекувыркнулась на спину, придавив под собой пару орков.

Не убирая оружия, Растеун метнулся туда. Один орк был мертв, раздавленный огромной массой дриера, второй отделался переломом ноги. Раненого перенесли в лагерь, где ему наложили шину. Затем воины вернулись на место и обнаружили, что убит был еще один орк, он умер от паучьего яда. Обоих убитых засыпали лежащими повсюду камнями и валунами. Лагерь свернули и двинулись дальше, в глубину пещеры.

После сна, когда снаружи пещеры должно было наступить утро, орки ощутили слабое дуновение свежего воздуха, так отчетливо прорезавшееся сквозь затхлость и гниль пещеры. Похоже, что невдалеке находится некая расщелина, ведущая наружу.

Наспех позавтракав и собрав лагерь, орки двинулись в том направлении. Еще день пути для изнуренных орков казался полнейшим адом. Отсутствие еды, сырость и затхлый воздух стали причиной ужасной головной боли, а пробегающий сквозняком свежий воздух сводил с ума, дразня носы. На привале орков ожидал скудный обед из сухих растений в кромешной темноте, без костров, дабы не сжигать и без того недостающий кислород. А после снова пришлось идти по темной пещере, не зная, кончится ли она когда-нибудь и не станет ли это путешествие последним. Спустя еще несколько часов блуждания под землей орки, наконец, наткнулись на завал, над которым виднелась брешь, пропускавшая свет.

Один из гномов-метателей подозвал Растеуна и указал пальцем на стену рядом с завалом. На первый взгляд стена была идеально ровная и гладко отполированная, но, приглядевшись получше, Растеун увидел надпись, выбитую на древнем языке демонов. Слава богам, читать и говорить на нем умел почти любой представитель Клана.

«Спустя пятьсот лет после нашего ухода мир увидит новых существ. В этот день мир изменится навсегда. Он содрогнется от ужаса, когда узрит деяния этих созданий. Даже в смерти не будет покоя. И тогда мы придем на руины погибающего мира и поглотим его, а за ним и все остальные», — гласила надпись, а снизу была дата: — «День Великого Грома. Сингамар»

По спине Растеуна пробежал пот. Это было пророчество, о котором твердят старейшие в совете вождей. Пророчество о приходе новых существ и возвращении демонов. Пророчество Сингамара. А ведь сейчас пятисотый год после Великого Грома.

— Что это Растеун? — отвлек орка стоящий рядом гном. — Это оно?

— По-видимому, да. Но почему здесь? Зачем было оставлять ее под землей? Ее же здесь никто и не нашел бы. Повезло еще, что мы пошли в эту пещеру и нашли ее.

— Возможно, за ответами нам придется выбраться наружу, — пожал плечами гном. — Судя по всему, эта пещера — переход под горами. Мы будем первыми, кто узнает секрет пророчества.

— Скорее всего, так и есть, — задумчиво кивнул ему вождь. — Воины, разобрать завал!

Завал был разобран в течение часа. В глаза орков бил свет Вкипасе, лучи которого протискивались сквозь листву деревьев. Воздух почти обжигал носы орков свежестью и прохладой. Перед взором орков лежал бескрайний лес. Всюду, куда ни посмотри, гигантские деревья подпирали кронами небо. Но ни единого намека на что-либо, что могло бы объяснить пророчество. Лишь зеленые поляны и вековой лес.

— М-да, и что дальше? — спросил Растеун и тут же сам ответил себе. — Нужно разведать эти леса.

— Что прикажешь? — подоспел Ретас.

— Нужно идти на север, вдоль гор. Скорее всего, Скрытые не знают про это место, и это сыграет нам на руку.

Не став слишком спешить, Растеун позволил разбить лагерь и позавтракать, чтобы восстановить силы и хоть немного привыкнуть к этому месту после полутора дней, проведенных под землей.

Два последующих дня пейзаж нисколько не менялся: по одну сторону находились горные хребты, а по другую непроглядный лес. Пища быстро заканчивалась, поэтому приходилось охотиться прямо на бегу. Слава богам, лес просто кишел непугаными животными, которые мирно паслись стадами, позволяя оркам без труда убивать столько, сколько потребуется. К вечеру второго дня пути на поверхности, впереди, сквозь деревья, стали мелькать очертания гор, и было принято решение идти теперь на запад.

Растеун старался найти какой-либо водоем покрупнее. Место прекрасно подходило для постройки укрепления, а то и возведения нового города для его клана Львиной Лапы.

Прошло еще шесть дней пути по бескрайнему лесу, когда орки увидели то, что заставило их остолбенеть. Далеко впереди лес был вырублен и на огромном свободном пространстве был построен город. Довольно крупный город. Но только чей? Скрытых? Не похоже: деревянные стены выложены необычно для эльфов. Создавалось впечатление, что весь город выложен крупными бревенчатыми свалами. Крупное деревянное строение с высокими стенами, окруженное огромными полями и маленькими деревушками по три-четыре домика.

Растеун приказал разбить лагерь. Сам он отправился в свою палатку и не выходил оттуда долгое время. В конечном итоге он решил ночью провести разведку, чтобы потом привести сюда войско Клана. Орк вышел из своей палатки и подозвал к себе Стайра и Окона:

— Сегодня мы проникнем в город, разведаем, что у них там понастроено и затем отправим гонцов в Троган и Ортки.

— Есть! — вытянулись орки. — Кто должен сообщить это гномам?

— Я сам. Вы свободны, займитесь пока приготовлениями.

Орки незамедлительно отправились по палаткам собирать инструменты в путь. Растеун прошелся по лагерю, порой останавливаясь, чтобы оценить доспехи того или иного воина. Его могут избрать военным вождем, после выполнения задания в пещере, поэтому все должно быть идеально. Наконец он добрался до последних двух палаток, в которых отдыхали гномы и отдал им те же распоряжения, что и Стайру с Оконом.

Теперь было необходимо лишь дождаться заката. Растеун не стал медлить и отправил наездников в ближайшие города Клана. Через несколько дней прибудет подмога, и город можно будет взять в осаду. А пока Растеун решил позволить отряду хорошенько выспаться перед трудной ночью.

В конце дня, когда Вкипасе практически скрылось за небесной линией, Растеуна разбудил Стайр. Растеун не стал надевать доспехи, надел только ремни с оружием и вышел из палатки. Там его уже ожидали оба орка и гномы. За спинами гномов торчало по паре дротиков, а на поясах висели узкие ножи. Орки тоже не стали сильно утяжеляться: у Стайра был короткий меч, а у Окона легкий топорик, так же оба взяли с собой кузнечные молоты для срыва замков. Кроме того, весь отряд имел с собой по мотку веревки с крючьями.

— Итак, — начал Растеун, указывая на южную сторону города, — идем вон к тем полям, по ним пробираемся к стенам города. Оказавшись внутри города, делимся по парам. Одна пара проберется в кузницу, другая — в казармы, третья — стрельбище, четвертая — стоила. После того, как все осмотрите, немедленно покинуть город. Встретимся в лагере, соберем информацию в одну кучу. Всем ясно?

— Так точно, — в один голос гаркнули солдаты.

— Выходим прямо сейчас. И постарайтесь не наделать шума. Нам не нужно внимание, пока не прибудет подкрепление.

Отряд немедленно двинулся в сторону города, прячась в тени деревьев. Вкипасе к этому моменту полностью скрылось за небесной линией, и на небо медленно наползала ночь. Выбравшись за территорию леса, отряд оказался на огромном свободном пространстве полей, от которых в столь позднее время года остались только срезанные стебли, едва доходившие до колен орка. Пришлось лечь на землю и передвигаться к городу ползком.

Вскоре взору отряда предстали огромные бревенчатые врата. На стенах и в башнях были обнаружены стражники, по паре на пролет стены.

Эти существа не были ни орками, ни эльфами, ниже на голову любого эльфа, они были крепче любого из них, но тощие по сравнению с телосложением орка. Находясь снизу было трудно сказать о них что-либо еще, по крайней мере, пока воины Клана не окажутся по ту сторону стен.

Растеун махнул рукой в сторону стены, находящейся чуть правее ворот, на ней сейчас не было стражи, поэтому было необходимо как можно скорее забраться на нее, пока был шанс.

По взмаху руки Растеуна все разом закинули крючья на стены и полезли наверх. Оказавшись на стене, орки наспех распределились, кто и куда пойдет.

— А может по-тихому перерезать им глотки, пока спят, да занять это место? — подал голос Стаир.

— Белены объелся?! — гневным шепотом отдернул его Растеун. — Весь город вырезать?! На это одной ночи не хватит!

— Тоже верно…

— Отставить разговоры! Выходим!

С Растеуном отправился гном по имени Тинорт. Гном был мастером по стрельбе и метанию, ходили истории, что он мог кружкой сбить ворона в небе. Кроме того, он был неплохим шаманом, да и вообще — смышленый парень.

Им двоим предстояло отправиться к казармам и обследовать там все, что возможно. Казармы были отчетливо видны со стены. Небольшая Н-образная крепость в несколько верхов, выстроенная все из тех же бревен. Добраться до них можно было двумя способами: спрятавшись за амбарами, выстроенными неподалеку от дороги, что было бы безопаснее, либо по самой дороге, что было бы значительно быстрее. Несомненно, орк и гном выбрали быстрый путь, проходящий по центральной городской улице.

Стараясь не нарваться на ночной патруль, Растеун и Тинорт без происшествий добрались до казарм и, бегло осмотрев здание, подошли ко входу. На страже находился лишь один солдат, и Растеун отдал приказ убить его. Гном незаметно пробрался под самыми стенами здания, передвигаясь в тени веранды, за спину воина и легким движением перерезал ему горло. Маленькому гному пришлось вытянуться, что есть мочи, чтобы достать до шеи этого стражника. Затем Тинорт мягко уложил тело на пол. Растеун подошел поближе, пока Тинорт снимал с воина шлем. Оба клановца отпрянули от воина, словно тот внезапно ожил.

Лицо этого существа было больше похоже на лица Скрытых, немного округлее и короче, чем у эльфов, с маленькими округлыми ушами. Но цвет кожи был в точности, как у Скрытых, только без болезненно-зеленоватого оттенка.

Закончив осматривать труп, воины вошли внутрь. Там оказалось довольно мрачно, даже не беря во внимание позднее время суток. Серые от старости бревна, плотно подогнанные друг к другу непостижимым способом, большие деревянные двери, соломенные подстилки на деревянных лежаках. Создавалось ощущение пустоты, единственное, что еще показывало жизнь в этом месте, это воины, спящие на этих самых лежаках.

Растеун мимолетно оглядел здание, не став проходить далеко вглубь, запомнил расположение каждого уголка и зарисовал у себя в памяти детали доспехов этих воинов.

— Тинорт, уходим отсюда. Я увидел достаточно.

Будущий вождь вывел их из казарм, к воротам которых уже подходили воины патруля. Еще мгновение, и они увидели бы труп, но из-за спины Растеуна с тихим шипением блеснула молния и воины, мгновенно пораженные, опали на землю. Растеун резко обернулся и увидел, что Тинорт складывает в свою сумку некую фигурку, напоминающую малюсенький жезл. Его руки все еще немного светились, а вокруг пальцев пробегали маленькие молнии, не вредя хозяину.

Сзади послышался треск, словно от огня. Взмолившись всем богам, что он ошибается, Растеун оглянулся на звук. Боги не услышали его молитв. Искрой от молнии подожгло рассохшуюся соломенную крышу у веранды, что заменяла крыльцо.

Выругавшись, Растеун и Тинорт разом сорвались с мест и побежали на стены. Похоже, уйти из этого города без проблем не удастся. Взобравшись на стену, воины устремили свой взор на панику, которую они создали.

Веранда мгновенно занялась огнем, словно факел, кто-то из патрулирующих неподалеку стражников с криком побежал в казармы. Бедняга несколько раз споткнулся, пока пробежал всего несколько метров, и ввалился в казармы, не обратив внимания на разрастающееся пламя и лежащие трупы.

Спустя всего несколько мгновений из ворот казарм, прямо сквозь языки огня, длинной змейкой потянулись воины. В их поведении не было паники, они двигались слаженно и мужественно. Воины подобной закалки будут серьезными противниками в бою. Непонятно откуда в руках у них появились ведра. Воины чеканно добегали до колодца, что так же был выложен квадратом из странно переплетенных бревен, набирали из него воды и бежали назад, к зданию.

Глаза Растеуна и Тинорта округлились, когда здание из сухой древесины, не успев прогореть и на четверть, было полностью потушено, а воины, разделившись на группы, уже вовсю патрулировали город.

Откуда-то слева на стене послышался шорох. Это взобрался на стену Стайр, затем еще трое воинов Клана. Под стенами уже стояли лучники и натягивали тетивы. Из их группы раздался звук рожка. Словно муравьи, со всех улиц города к ним потянулись воины.

— Растеун, уходим! — вскричал Стайр. — Нужно уходить!

— Нельзя, нужно дождаться остальных, — Растеун упорно осматривал стены и улицы, ожидая, что там появятся остальные воины Клана, но никого не было.

— Больше никто не придет! — не унимался Стайр. — Они все мертвы!

— Как это мертвы?! — глаза Растеуна наливались злостью.

— Не время! Уходим!

Схватив Растеуна за плечо, Стайр почти силком потащил его к краю стены. Мгновенно похватав веревки, воины спустились в поля. Из-за стен слышался гул приближающихся ног. Клановцы рассчитывали скрыться в полях, но трава была срезана слишком низко, чтобы можно было стать полностью невидимым. Вскочив на ноги, отряд сломя голову побежал в сторону лагеря. Створки огромных городских врат заскрипели, и сотня воинов, передвигаясь быстрым маршем, пробежали сквозь них.

Понимая, что они не успевают до лагеря, Растеун заревел, что есть силы, чтобы предупредить Ретаса и раненого, оставшихся в лагере. Что оказалось верным решением. К моменту прибытия клановцев в лагерь оба орка были готовы в путь. Раненого орка посадили на оставшегося льва и отправили скакать далеко вперед, к пещере.

Рокот шагов преследователей усиливался. Растеун взял курс на спину ускакавшего орка. До пещеры наперерез было около четырех дней. Оставалась последняя надежда на то, что легкие преследователей окажутся слабее орочьих.

Спустя примерно пять часов непрерывного бега преследователи стали отставать, их тяжелые доспехи сделали свое дело. Только вот и орки сильно вымотались, как и гномы, с трудом поспевающие за орками на своих коротеньких ножках. Когда гул за спинами клановцев совсем стих, Растеун взял немного в сторону и решил залечь под корнями деревьев, в надежде на то, что в темноте их никто не найдет.

— И кто там собирался вырезать весь город за ночь? — Иронично поинтересовался Растеун, подняв волну гогота среди орков.

Долго отдыхать не пришлось. Примерно полторы сотни воинов вскоре появились из-за деревьев. Шли они пешком, переводя дыхание, всматриваясь вдаль и по сторонам, выискивая орков.

Орки и гномы затаили дыхание, когда войско преследователей проходило мимо. Никто не мог ожидать, что их обнаружат, но раздался лай десятка глоток. В сторону орков бежала свора странного цвета волков, рыжих и с висячими ушами, а за ними с криком неслись солдаты. Не дожидаясь приказа, гномы метнули навстречу воинам дротики, но те лишь громко звякнули, отскочив от сплошной стены из щитов. Орки сплотились впереди, прикрывая отступление Растеуна.

— Чего ты ждешь?!! — вопил рядом Тинорт. — Убегай!!!

Гном что-то рисовал руками вокруг одного из своих крошечных жезлов. Его магическое орудие засветилось красным и из этого света стали вырываться полупрозрачные тигры. Три огромные кошки, одна за другой, значительно крупнее настоящих тигров. Животные мгновенно ринулись в бой.

Растеун вытащил топоры и с рыком двинулся на врага, но гном преградил ему путь.

— Ты что, совсем разума лишился?! Тупой кабан! Здесь ты умрешь! А там? — Тинорт указал на восток. — Там твое будущее! Беги!!!

Орки уже врезались в щиты врага, даже не сломив строя полностью облаченных в железо воинов. Тинорт повернулся к врагам и вновь принялся вырывать из маленького жезла тигров. С каждым новым животным его кожа становилась все бледнее. Теперь стало видно, что гномы очень похожи на этих созданий из пророчества, только ростом еле доставали тем до пояса. Около двух десятков порождений магии стали косить строй врага, как траву, когда Тинорт упал на землю без сил. В глубине войск врага стали виднелись вспышки мертвенно-голубого цвета. Тигры погибали. Только Растеун этого уже не видел. Неся на спине тельце обессиленного гнома, он бежал далеко на восток, к пещере.

Глава 2

Сон воинов прервал слабо доносящийся с улицы крик. Не успев ни о чем подумать, люди похватали свои доспехи, наспех нагромоздили их на себя и опрометью побежали на улицу. В воротах произошло секундное замешательство — вход в казармы был объят огнем. Но времени на раздумья не было, и первые воины шагнули прямо через огонь на улицу, где их ожидал Снатог, их командир.

Снатог прохаживался с угрюмым видом вдоль выстраивающейся линии.

— Внимание! — Начал надрывать глотку Снатог, когда все, кто был в казармах, стояли перед ним в шеренге. — В городе орудует поджигатель! Сейчас же все идем тушить пожар! Сегеста, отправляйся на стрельбище, пусть прочешут весь город! Остальные, марш за ведрами и к колодцу!

Все дружно разбежались кто к колодцам, а кто линией к горящему зданию. Спустя около получаса здание было потушено. Отряды лучников прочесали весь город. Солдаты уже выстроились на приказарменной площади.

Снатог вовсю отдавал приказания. Несмотря на свой молодой возраст, этот воин был прирожденным лидером и никогда не отступал от намеченной цели. Только был немного глуповат и самолюбив. Но это не мешало ему быть хорошим солдатом.

Всадники с собаками в очередной раз патрулировали улицы. Лучников Снатог отправил на стены, осматривать окрестности Старгона. Как раз от них и пришел сигнал. У южной стены раздался звук рога, а через пару мгновений еще один, от всадников. Снатог моментально среагировал:

— Отряды Сольеда и Кригора, отправиться на помощь всадникам! Остальные за мной, на юг!

Двинувшись к южным стенам со своим войском, Снатог добрался до места скопления лучников. Те сообщили, что неизвестные воины скрылись с той стороны стены. Молодой командир приказал открыть ворота и отдал приказ войску на преследование противника. Сотня ратников и гоплитов, а также несколько десятков лучников отправились сквозь ворота вслед за отрядом поджигателей. С ними отправили свору собак.

После того, как все указания были выполнены, а ворота закрыты, Снатога нашел один из войска всадников. Воин нес доклад от Сольеда.

— Командир, есть три тела, двое мертвы, третий серьезно ранен и теряет силы, — воин осекся. — У них несколько странный вид…

— Что значит странный?

— Они крупные. Крупнее любого из нас, килограмм сто пятьдесят, не меньше. Их черты грубые, челюсти широкие, глаза маленькие. И цвет кожи…

— Что с ним?

— Он темно-серый, как камень… У другого немного коричневатый, как глина, — воин был явно потрясен увиденным и немного путался в словах. Снатог не стал мучить его и махнул рукой.

— Ладно, айда покажешь мне его.

Пройдя через две улицы, люди свернули направо. Всадник предложил Снатогу пересесть на коня, но тот отказался и легким бегом поспевал за солдатом. Почти сразу за поворотом люди наткнулись на тела.

Это были двое мужчин, еще издали Снатог заметил, что их тела очень могучи, а плечи непропорционально широки. Но все эти странности меркли по сравнению с их цветом кожи. Темно-серый с оттенком, действительно напоминавшим сырую глину. Нижняя челюсть сильно выдавалась вперед. Даже когда губы были сомкнуты, нижние клыки слегка вылезали на верхнюю губу.

Тело одного из существ было разрублено вдоль поясницы, второй лежал без головы, а третий потерял правую руку и сейчас дико рычал, все еще пытаясь кинуться на людей. Он что-то выкрикивал на непонятном, рваном языке. Снатог подошел к нему, присел на корточки и сурово глянул в маленькие, дико бегающие глаза желтоватого цвета. Существо попыталось наброситься на Снатога, ухватившись одной рукой за нагрудник, но было тут же отброшено и прижато к земле парой спешившихся всадников.

Снатог кивнул им, затем вновь наклонился над лицом лежащего существа:

— Кто ты такой, тварь? — голос Снатога был холодным, как металл.

— Какая тебе разница?.. — Оказалось, серокожий отлично знает их язык. — Зачем тебе это?.. Ты… Все равно умрешь… Все вы… Все умрете… Клан придет сюда… И вас… Не станет…

Существо начало захлебываться потекшей изо рта черной кровью и замерло, уставившись опустевшим взглядом высоко в небо.

— Нечистый! — выругался Снатог. — М-да, — говорил он в пустоту, — жаль, с нами нет нашего друга, принца из Хота. Он бы долго продержал его живым. По крайней мере, можно было бы вытрясти из этой твари все, что он может рассказать.

Затем командир повернулся к приведшему его сюда всаднику:

— Передай постовым, пусть сообщат мне, когда вернется войско, преследующее этих тварей, — он мотнул головой в сторону лежащих трупов. — Я буду в доме стражи, в своей комнате.

Наутро никто не разбудил Снатога, что показалось ему странным. Но было необходимо идти с отчетом к правителю, и он, надев свои доспехи, отправился через площадь к дворцу.

Стражники без лишних формальностей пропустили Снатога. Это была одна из немногих привилегий командира стражи. В этот момент Хедриг только сел завтракать, его окружала стая чиновников — вся знать города.

К Хедригу подошел слуга и сообщил о приходе Снатога. Повелительным кивком Хедриг отослал слугу от себя. Снатог подошел к столу, за которым сидел правитель и встал на одно колено, склонив голову:

— Приветствую тебя, Хедриг Старгонский!

— И я приветствую тебя, Снатог, присядь со мной и расскажи, что за вести ты принес. Весь город на ушах.

Снатог сел на стул, по правую сторону от Хедрига. Слуги незамедлительно наполнили его тарелку копченой медвежатиной и поставили перед ним кружку дорогого пива. Не притрагиваясь к еде, Снатог повернулся лицом к правителю:

— Этой ночью в городе произошла диверсия странных существ, которых никто не видел до этого случая. Трое из них были убиты, остальные бежали, но за ними отправили погоню.

Снатог хлебнул холодного пива, видя, что Хедриг ждет продолжения. Но продолжения не было. Видимо не вытерпев, правитель спросил:

— И что? Что удалось узнать об этих существах?

— Только то, что они разумны и по строению схожи с нами, но их телосложение гораздо более крупное, по сравнению даже с самыми крепкими воинами нашей армии.

— Это все?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 270
печатная A5
от 711