электронная
252
печатная A5
437
16+
Проникновение

Бесплатный фрагмент - Проникновение

Объем:
202 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2669-0
электронная
от 252
печатная A5
от 437

Глава 1

Тот, кому доводилось покупать квартиру, знает, как тяжело сделать этот судьбоносный выбор. Конечно, гораздо тяжелее найти средства для покупки собственного жилья, многие решаются на ипотеку, но мне, к счастью, перспектива попасть в эту кабалу не грозила. Мои родители вдруг изъявили желание разменять нашу трехкомнатную квартиру на две однокомнатные.

— Мы так хотим, чтобы ты устроила свою личную жизнь, если у тебя будет своя жилплощадь, это упростит задачу, — обосновала мама их совместное с отцом решение.

— Что ты такое говоришь? Как будто вы — причина того, что я в свои двадцать пять еще не вышла замуж, — я не понимала их логики.

Жилье не может решить проблемы в моей личной жизни. Вернее, не могу сказать, что у меня вообще есть проблемы с ее обустройством. Ну и что, что я не замужем? Мне только двадцать пять, я молода, еще все впереди. А то, что у меня появится возможность приглашать домой молодых людей, так разве это залог семейного счастья? Не буду же я водить всех подряд, пока кто-нибудь не клюнет и не сделает мне предложение, скорей всего, как это повелось в наше время, «по залету».

Нет, этот вариант явно не для меня. Я выйду замуж только по любви, и мой мужчина сделает мне предложение по зову сердца, не собираюсь его подталкивать и ускорять ход событий. Для меня важно знать, что я любима по-настоящему, желанна, роль завоевательницы не по мне.

Надо сказать, что сейчас у меня нет молодого человека, но я не могу, как моя подруга Оксана, едва расставшись с одним парнем, искать другого. Она не умеет находиться одна, всегда нужен кто-то, не то чтобы любой, но рядом должен быть мужчина, иначе у нее начинается депрессия. А в этом состоянии девушки становятся малопривлекательными, и выйти из него крайне сложно.

Я вполне могу пребывать в состоянии одиночества довольно продолжительное время, мне не нужна заглушка для душевных ран, не хочу использовать людей, ведь это тоже может их ранить. Наверное, в силу своего характера, немного легкомысленного, на мой взгляд, Оксана и не встречалась с одним парнем дольше пары месяцев. Искала-то она не любовь, а залечивала боль расставания новым знакомством. Разлуку она всегда переживала тяжело первые несколько часов, потом, устав страдать, шла на «охоту» в кафе, бар, ночной клуб — куда угодно, где обитали представители мужского пола. Но несмотря ни на что, на различие в наших взглядах она моя лучшая подруга, не раз выручала в сложных ситуациях.

Я тоже не могу похвастаться наличием продолжительных отношений. После Кирилла, моей первой любви, ни один мужчина не запал мне в душу и сердце. А Кира бросил меня, ушел к какой-то Олесе. Прежде я всегда называла его так, потому что меня саму зовут Кира, получалось довольно забавно, Кира встречается с Кирой. Тогда-то Оксана и поддержала меня! Уж что-что, а посочувствовать и помочь в трудную минуту она умеет. На меня было больно и одновременно страшно смотреть, но ей удалось вернуть мне человеческий облик и залечить душевные раны.

— Ты уже не маленькая девочка, пора тебе начинать вести самостоятельную жизнь, оторваться от родителей, — сказал папа свое мужское слово заботливого родителя. — Мы не говорим, что являемся для тебя обузой или помехой, просто так будет лучше, и это правильно.

Наверное, они долго обсуждали этот вопрос друг с другом, прежде чем заговорить со мной об этом. Мои родители — люди степенные, рассудительные, не любят принимать спонтанные решения, им обязательно нужно время на раздумья даже в самом казалось бы незначительном вопросе. Размен квартиры к таковым не относится, представляю, сколько они взвешивали все «за» и «против», прежде, чем принять решение. Поэтому я не стала больше спорить. Не отношусь к числу маменькиных и папенькиных дочек, просто никогда не задумывалась, что если мы разъедемся, то это поможет мне с обустройством личной жизни. Конечно, мне приходили в голову мысли о том, чтобы начать жить отдельно, но я думала, что это произойдет как раз, когда я выйду замуж и перееду к мужу.

Родители меня никогда не напрягали, не посягали на мое личное пространство, не задавали неуместных вопросов, поэтому этот разговор стал для меня неожиданностью, но в итоге их идея мне понравилась. Еще бы! Кто бы на моем месте отказался? Я стала жить мыслью, что скоро обрету полную свободу и самостоятельность, займусь обустройством своего нового жилища. В моей голове появлялись все новые и новые идеи, я искала по Интернету оригинальные дизайнерские решения для однокомнатных квартир.

Ответственность по поискам агентства недвижимости и подходящих вариантов легла на меня, и я взялась за это с воодушевлением и оптимизмом. Но недолго неслась на волне позитива. Агентство я нашла, но выбрать две однокомнатные квартиры оказалось не так-то просто, как предполагала изначально.

Покупатель на нашу трешку нашелся довольно быстро, но мы не могли съехать, пока не найдем жилье для себя. Тот согласился подождать. Через какое-то время я нашла вариант для родителей, они посмотрели и остались довольны моим выбором. Недалеко от центра, все, что нужно, есть в пешей доступности: магазины, аптеки, поликлиники. Их порадовало наличие небольшого парка с аллеями, где можно прогуляться перед сном. Сама квартира тоже довольно милая, уютная, с хорошим ремонтом.

Вся загвоздка заключалась во втором жилье. У меня не было каких-либо завышенных требований, но все варианты, которые попадались, оставляли желать лучшего. Единственная, которая мне понравилась, так это та, что выбрала для родителей.

У меня совсем было опустились руки, я обегала десятки мест, и все безрезультатно. Но тут позвонили из агентства:

— Кажется, мы нашли для вас подходящий вариант. Вы сможете сегодня вечером его посмотреть?

— Конечно, — я обрадовалась появившейся надежде, что эти круги ада с поисками жилья, наконец, закончатся.

— Сейчас сброшу вам в смс адрес квартиры, встретимся там в 19:00. Вас устроит? — уточнил Александр, мой агент.

— Да, вполне, — подтвердила я, кивая головой, как будто он мог меня видеть.

Голос риелтора меня обнадежил, во мне даже вдруг появилась уверенность, что это будет именно то, что мне нужно. Я ее еще не видела, но мысленно уже была согласна на заключение сделки, интуиция мне подсказывала, что я иду смотреть свое будущее жилье, а она меня редко когда подводила. Разве что в истории с Кирой, но там она была просто в отключке, так что это не в счет.

Когда пришла по указанному в смс адресу, Александр был уже на месте, но хозяев еще не было.

— Добрый вечер, — сказала я ему с порога и сразу заметила, что в помещении сделан хороший ремонт.

Это бросалось в глаза, и, если везде отделка аналогичная, то это точно, я нашла ее, свою заветную квартиру.

— Добрый вечер, — повторил за мной агент и протянул руку в знак приветствия.

Я пожала тощую кисть, суховатую на ощупь, Александр улыбнулся. Иногда мне кажется, что он запал на меня, временами ловлю на себе его пристальный взгляд от которого бросает в дрожь, потому что он совершенно не в моем вкусе. Худой, длинный, его слишком много в высоту и слишком мало в объеме, кажется, того и гляди он хрустнет пополам и рухнет на землю. Может, все эти бесконечные варианты, совершенно неприемлемые — это лишь повод встретиться со мной? Ерунда какая-то, он тоже заинтересован завершить дело и получить свой гонорар!

— Хозяева звонили, сказали, что немного задерживаются, будут через пять-десять минут, — он снова улыбнулся.

Нижняя челюсть у него выступала немного вперед. Не знаю почему, но меня всегда отталкивали люди с таким прикусом. Когда он улыбался, его подбородок немного опускался и от этого лицо становилось еще более вытянутым, добавляя все новые и новые сантиметры в длину.

Хорошо, что хозяев не было, я могла внимательно все рассмотреть, не боясь показаться слишком дотошной занудой. Присутствие Александра меня ничуть не смущало, даже если он подумает обо мне что-нибудь нелестное, то вряд ли скажет об этом вслух или покажет выражением своего не слишком эмоционального лица. А думать обо мне он может все что угодно, в конце концов, я ведь тоже о нем не слишком высокого мнения.

Я стала во все глаза смотреть по сторонам. Полы в прихожей отделаны плиткой, я стала рассматривать довольно вместительный шкаф-купе, раздвинула дверцы, он оказался совершенно пуст, и можно было беспрепятственно оценить, насколько конструкция оказалась продуманной, все просто и функционально, как я люблю. Встроенный шкаф хозяева вряд ли заберут с собой. Кроме домофона, в прихожей больше ничего не было.

Справа был совмещенный санузел, весь в кафеле, приятной бежевой расцветки. Мне чисто внешне уже хозяйским взглядом удалось осмотреть сантехнику, прикасаться к ней не хотелось, пока все не вычищу. Вроде все в порядке. Я открыла кран, чтобы проверить, как уходит вода, не забиты ли трубы, и, так как вода ни в раковине, ни в ванной не задерживалась, двинулась дальше.

Прямо от входа была кухня, совсем маленькая, но мне, в принципе, большая и не нужна. Между прихожей и кухней двери не было, только открытая арка. На полу, как и в прихожей, была плитка. На фисташковом фоне выделялся оранжевый гарнитур с фартуком из кафеля, усеянным апельсинами. То, что надо, утро у меня будет бодрым каждый день! Если, конечно, гарнитур останется здесь. Тут была мойка, плита и небольшая рабочая поверхность, но мне одной много и не надо. Рядом с этой поверхностью в углу стоял большой холодильник. Уж этот предмет мне точно не светит.

Холодильник и стиральную машину мне в любом случае придется покупать, наши останутся у родителей. Хорошо хоть телевизора у нас два, поделим, и больше никакую технику пока покупать не придется. Сначала возьму холодильник, он нужнее, потом уж буду искать стиральную машину. А пока придется стирать все на руках. Вещи-то ладно, но как быть с постельным бельем, даже не представляю. И как раньше женщины со всем этим справлялись без помощи техники?

С другой стороны от холодильника было окно с балконом. Везде пластик, порог и подоконник — все сделано аккуратно. Я вышла на балкон, он тоже весь в пластике, застеклен, на полу ламинат. Больше тут смотреть было нечего, так как он был абсолютно пуст, ни шкафов, ни полочек. Но это все дело наживное. Пока мне все нравилось.

Я молча ходила по квартире, разговаривая сама с собой в голове, Александр тоже безмолвствовал, просто шел за мною следом. Выйдя с балкона, миновала кухню и повернула направо. Там была спальная комната, гостиная — все в одном лице. Помещение ни большое, ни маленькое, пожалуй, в нем как раз поместится все содержимое моей теперешней комнаты: шкаф, диван, прикроватная тумбочка. Здесь тоже было совершенно пусто, обои пастельных тонов с ненавязчивым рисунком желтого цвета, не слишком яркого и кричащего. Это больше спальня, чем гостиная, действует успокаивающе. На полу, как и на балконе ламинат, пластиковое окно пропускало достаточно света. Вот, собственно говоря, и все, я еще раз огляделась по сторонам. Моя экскурсия, в которой я была сама себе гид, длилась около десяти минут. Александр продолжал хранить молчание.

— А это что такое? — спросила я, обратив внимание на дверь, что располагалась возле той, через которую вошла в комнату.

— Это кладовка, — ответил мой агент.

Правильнее было бы сказать «тайный агент», за его немногословие он вполне заслужил такое прозвище. Здесь даже кладовка имеется?! Я открыла дверь и заглянула внутрь. Во всю стену напротив двери было множество полок. Пусть она небольшая, где-то метр на два, но все равно это был настоящий сюрприз. Как здорово! Мне все здесь понравилось, более чем.

— Меня все устраивает, — повернулась я лицом к Александру. — Мы в бюджет укладываемся? Доплаты не потребуется?

— Не волнуйтесь, запланированную сумму цена не превышает, — успокоил он меня.

Тут мы услышали, как хлопнула входная дверь: пришли хозяева, как я подумала, муж с женой.

— Здравствуйте, — поприветствовали они нас.

Голоса их звучали тихо, будто приглушенно, они говорили в тон друг другу. Оба были одеты во все черное, ни одного светлого пятна в их облике я не уловила. Дальше говорила в основном женщина, мужчина все время стоял с опущенной головой, не поднимая глаз. Их внешний вид был настолько мрачен, что меня аж передернуло, и по телу прошелся холодок.

Мы с Александром поздоровались в ответ.

— Вы уже посмотрели квартиру, — спросила женщина.

— Как к вам можно обращаться? — поинтересовалась я.

— Меня зовут Ирина Дмитриевна Шведова, а мужа Егор Алексеевич, — ответила хозяйка за двоих.

— Да, посмотрели, и нас все устраивает. Ирина Дмитриевна, позвольте спросить, почему вы ее продаете, она в отличном состоянии, и относительно недорого просите за нее? — мне хотелось убедиться, что нет никакого подвоха.

Если доводы хозяйки о причине продажи жилья покажутся мне убедительными, то я безо всяких колебаний в дальнейшем куплю эту квартиру.

— Вообще-то, она принадлежит не нам, а нашей дочери, Александр, вы ведь в курсе, вы видели свидетельство, — было заметно, что она не хотела отвечать на мой вопрос. — У нее недавно умер муж, наш зять, и мы все решили, что будет лучше, если она с дочкой будет жить вместе с нами. Девочка маленькая, ей всего три годика, поэтому мы с мужем ходим и показываем квартиру, им и так тяжело пришлось.

— Примите мои соболезнования, — теперь-то я поняла причину их, как мне показалось, мрачного вида.

— И мои тоже, — кивнул Александр.

— Спасибо, — Ирина Дмитриевна достала белый носовой платок и промокнула глаза.

Вот оно, появилось белое пятно на черном фоне, свет скрывался внутри, незаметный при беглом знакомстве.

— Простите меня за назойливость, не сочтите бестактной, — начала я с череды извинений. — Но отчего он умер? Это не убийство? Ничего криминального?

— Конечно, нет, — мой вопрос ее все-таки оскорбил, так как она вся встрепенулась и округлила глаза. — Он умер от болезни Крейтцфельдта-Якоба.

Она убрала платок обратно в свою сумочку. Егор Алексеевич не подавал признаков жизни, он стоял как и прежде неподвижно, словно ничто происходящее вокруг его не касалось. Он весь был как одинокий темный столб на безлюдной дороге. Не хотела бы я встретиться с ним на улице поздним вечером.

— Никогда не слышала о такой болезни, а что это такое? — продолжала я задавать вопросы.

— Послушайте, — женщина начинала выходить из себя, она явно не собиралась больше отвечать на мои вопросы. — Еще даже сорок дней не прошло после смерти Андрея, вы понимаете, что у нас произошло горе? Вы будете покупать или нет? К чему все эти расспросы? Какое это имеет значение для вас?

Перспектива поселиться там, где совсем недавно умер человек, была, мягко говоря, не слишком радужной, но мне квартира так понравилась, да и я не суеверная, ни в каких призраков не верю, поэтому все же решила согласиться.

— Да, мне все подходит, — ответила я утвердительно. — Простите меня за излишнее любопытство.

— Хорошо, — Ирина Дмитриевна отмякла.

— Когда вы будете готовы съехать окончательно? — Александр решил уладить все организационные вопросы.

— Когда угодно, хоть завтра, — женщина пожала плечами. — Мы все вещи уже вывезли, все, что здесь находится: шкаф-купе, кухонный гарнитур, холодильник, люстры — все оставляем.

Это была просто отличная новость, на которую я и не надеялась, значит, мне нужно будет купить только стиральную машину, все остальное у меня уже есть.

— Отлично, тогда я завтра с утра подготовлю все необходимые документы, после обеда позвоню, и мы договоримся о встрече, — резюмировал Александр. — Но нужно будет, чтобы Алена сама пришла, чтобы все подписать.

— Конечно, мы понимаем, она придет, а мы останемся с внучкой, — закивала Ирина Дмитриевна.

Супруги поспешили попрощаться с нами и ушли. Я еще раз огляделась вокруг. Неужели совсем скоро это все будет моим, у меня появятся свои стены?!

— Пойдемте, Кира, — голос Александра вернул меня к реальности.

Глава 2

Мы вышли из квартиры на улицу. Было около половины восьмого, но июль тем и прекрасен, что вечером, даже ночью, на улице тепло. Легкий ветерок теребил полы моего кардигана.

— Может, зайдем в кафе и отметим нашу сделку? — вдруг предложил Александр, стреляя глазами то на меня, то косясь в сторону ближайшего общепита.

Я сначала хотела отказаться, но потом подумала, гулять так гулять! Почему бы, действительно, не отметить такое событие. Я не стала звонить родителям, хотела сказать им лично. Долго рассиживаться в кафе не собиралась, поэтому отложила ненадолго приятную новость.

— Милое местечко, — сказал Александр, очевидно, не зная, о чем бы еще завести разговор, вариации на тему квартиры уже были не актуальны.

— Пожалуй, — я не стала поощрять его молчание и брать инициативу в свои руки, придумывать тему для беседы.

Это кафе, и правда, можно назвать довольно милым и уютным. Все вокруг так чисто и аккуратно. Оно небольшое, поэтому здесь нет суеты, свойственной для многолюдных заведений.

— Что ты будешь? — спросил он, открывая меню.

Я не сразу обратила внимание на то, что он перешел на «ты».

— Мы ведь в кафе, в неофициальной обстановке, — заметил он мой недоверчивый взгляд. — Или ты… вы… против.

Под конец он от волнения начал запинаться.

Мне стало его жаль:

— Давай на «ты», только пить на брудершафт и целоваться не будем.

При моих словах о поцелуе он еще больше распереживался, но потом собрался. Наверное, ему не легко знакомиться и общаться с девушками, и он жутко волнуется, нервничает и потеет при этом. Мне стало не по себе от этих мыслей, и я углубилась в меню.

— Только сейчас почувствовала, что проголодалась, — говорила я как бы сама себе. — Думаю, закажу салат «Цезарь» и жульен с курицей.

— Отличный выбор, буду то же самое, — поддержал он меня.

А я подумала: «Интересно, он в самом деле хотел это заказать или подкатывает ко мне?» Если мои догадки верны, то бедняга зря старается, со мной ему ничего не светит. Надо бы как-то дать ему это понять. Но как? Еще обидится. Он ведь все-таки мой риелтор, нельзя их обижать накануне сделки. Ладно, будь, что будет. Может, я еще и не права.

— За удачную сделку! — произнес Александр весьма уместный тост.

Помимо вышеуказанного он заказал шампанское, ведь мы пришли сюда праздновать. Но он лишь пригубил напиток, чисто символически, так как был за рулем.

— За удачную сделку! — повторила я с наслаждением его слова.

— Если хочешь, можешь называть меня Алекс, — вдруг предложил он.

— Хорошо, — неуверенно произнесла я.

Он точно сокращает дистанцию между нами, и мне это не нравится. Хотелось бы держаться в прежних рамках.

— Ты рада, что все, наконец, позади? — вопрос был явно риторический, но видимо, кроме как о квартирах, поговорить с Алексом было не о чем.

«Александр…», действительно, слишком долго выговаривать.

— Конечно, не то слово, — я улыбнулась, понимая всю бессмысленность нашего разговора.

Далее беседа продолжалась в том же духе, и через полчаса сидения кафе я засобиралась домой:

— Мне пора, нужно еще родителей обрадовать, они до сих пор пребывают в неведении.

— Да, конечно, — он подозвал официанта, попросил счет и начал тоже собираться.

Мы вышли на улицу.

— Тебя подвезти? — спросил Алекс.

— Было бы очень кстати, — согласилась я.

Мне хотелось поскорее оказаться дома, на машине это сделать гораздо быстрее, чем на общественном транспорте.

— Кстати, а документы по продаже нашей квартиры и покупке для родителей ты тоже завтра приготовишь? — опомнилась я, ведь мы не просто приобретали жилье для себя, у нас три взаимосвязанных дела.

— Они уже готовы, просто перепроверю и распечатаю, все ждали только тебя, — он многозначительно на меня посмотрел. — Думаю, все подпишем завтра.

— До свиданья, — попрощалась я, когда мы подъехали к моему дому.

— До свиданья, — повторил он мои слова.

Я уже потянулась к дверной ручке и собралась выходить. Как он обхватил мою голову обеими руками, наклонился и стал целовать. Прикосновение его губ не ощущалось, как будто их и вовсе не было, а только язык, который метался, как неприкаянный, словно умолял не отвергать его. Мне стало противно, я его оттолкнула, влепила пощечину и выбежала из машины.

С чего он взял, что может меня поцеловать? Что за мысли копошатся в его голове? Вроде не давала ему никакого повода, наоборот, всегда держалась отстраненно. Странный он какой-то…

Я зашла в квартиру и прямиком отправилась в ванную, чтобы почистить зубы. Хотелось поскорее избавить свой организм от следов присутствия инородного тела. Тщательно прополоскала рот в завершение всей процедуры и прошла в гостиную. Родители были там.

— Ты так быстро пронеслась мимо нас, — заметила мама. — Все в порядке? Как прошел просмотр?

В конце рабочего дня я звонила родителям и предупредила, что задержусь, так как поеду смотреть очередную квартиру. Я старалась не давать им повода для тревоги. Они у меня вовсе не старые, но уже на пенсии. Очень впечатлительные, принимают все слишком близко к сердцу. Поэтому и на этот раз тоже решила поберечь их нервы и не стала рассказывать о том, что произошло в машине.

Самым трагическим моментом в моей жизни было расставание с Кириллом, это утаить от них я никак не могла, ведь они были знакомы. Мы встречались два года, пока он не ушел к другой. Родители тогда переживали не меньше моего. Все остальные горести и печалести в моей жизни были менее драматичными, поэтому родители не были посвящены в мелкие неприятности моей вполне себе обыденной жизни.

— Все хорошо, — улыбнулась я в ответ. — Квартиру посмотрела, она просто отличная, именно такая, какую и хотела. Завтра будем оформлять сделку, вернее, все три сделки. Ура!

Я подняла руки вверх в знак восторга, потом кинулась обнимать родителей.

— Замечательная новость! — воскликнул папа.

— Даже не верится, что все позади, — выдохнула я.

— Ужинать будешь? — спросила мама.

— Нет, спасибо, — я вспомнила об Алексе.

— Что же, голодная ляжешь? — встревожилась мама за мой пустой желудок.

— Перекусила по пути домой, не волнуйся, я не голодна.

— Есть на ходу вредно, нужно кушать домашнюю еду, она полезная, лучше бы потерпела до дома и поужинала нормально, — поучала она меня как маленькую.

— Хорошо мама, в следующий раз обязательно, — пообещала я в ответ. — Пойду к себе. Спокойной ночи.

— Доброй ночи, — ответили родители.

Я захотела сгладить воспоминания о нелепом инциденте с Алексом и решила посмотреть перед сном какую-нибудь комедию. Но после того как вволю нахохоталась, все равно вспомнила о нем. Надеюсь, то, что произошло, не отразится на его работе, и он оформит завтра все, как нужно.

На следующий день Алекс позвонил как раз в обеденное время и сообщил, что все заинтересованные лица собираются к 15:00.

— Я подготовил все необходимые документы, вы сможете подъехать к трем часам? — спросил он.

Алекс снова перешел на «вы» или он так обращается ко мне потому, что мы говорим на деловую тему? Наверное, он чувствует себя обиженным и отвергнутым.

— Я приеду, — ответ мой был лаконичным.

Он не спешил прощаться, чувствовалось, что хочет сказать что-то по поводу вчерашнего случая.

— Кира… — он запнулся. — Прости меня за вчерашнее, я позволил себе лишнее…

В глаза, видимо, он не решился бы напомнить мне об этом, скорей всего, ему было бы проще сделать вид, что ничего не произошло, и мусолить эту тему у себя в голове, чем обсуждать ее открыто.

— Давай просто забудем об этом, — предложила я.

В конце концов, мы больше никогда не увидимся. Встретимся, подпишем документы и разойдемся, ведь у каждого из нас своя жизнь. Хочется верить, мы больше не пересечемся.

После обеда я отпросилась с работы и поспешила в агентство недвижимости. Сначала мы оформили продажу нашей трехкомнатной квартиры, покупку квартиры для родителей, наконец, дошла очередь и до моей однушечки.

Я познакомилась с Аленой, хозяйкой квартиры. Она показалась мне ужасно бледной, можно даже сказать мертвенно-бледной, если так уместно будет выразиться. Белизна лица подчеркивалась еще сильнее ее черными волосами. «Кольцова Алена Егоровна», — прочла я в договоре ее полное имя. За все время она практически ничего не говорила, лишь коротко отвечала, когда ее о чем-либо спрашивали. Очевидно, тяжело переживала потерю мужа. Она не плакала, но взгляд у нее был потухший, безжизненный, в них читалась такая тоска и обреченность, что невозможно было равнодушно на нее смотреть.

— Примите мои соболезнования по поводу вашего мужа, — посочувствовала я ей.

— Спасибо, — ответила она больше из вежливости и слабо улыбнулась, выражение ее глаз не поменялось.

Так интересно получилось: я разъезжаюсь со своими родителями, а она, наоборот, съезжается со своими. Странное совпадение…

Так как агентство уже проверило все квартиры на «чистоту», договоры были не предварительными, а окончательными. Мы решили все вопросы, связанные с финансовой частью и поехали подавать документы на государственную регистрацию.

Через две недели сделки были зарегистрированы и мы произвели окончательные расчеты. На выходных мы с родителями решили переехать в свои новые квартиры. Мы заранее заказали машину, чтобы перевезти все вещи и мебель. Сначала перевезли вещи родителей. Они заявили мне, что не беспомощные и сами справятся с обустройством нового жилища, все расставят и приведут постепенно квартиру в порядок. Сказали еще, чтобы я занималась собственным жильем. Затем настал и мой черед. Мы обменялись связками ключей: они вручили мне ключи от своей квартиры, а я им от своей. На всякий случай мы решили так сделать. И я, наконец, оказалась у себя дома.

Какое-то странное чувство посетило меня. Я была счастлива здесь находиться, но на душе стало почему-то тревожно. Я стояла посреди комнаты, нагроможденной мебелью и коробками, и почувствовала, что начинаю задыхаться, мне не хватало воздуха. Ноги мои подкосились, и я ухватилась за коробки, чтобы удержаться от падения. У меня начался кашель, цепляясь за все, что попадалось на пути, добралась до окна, раскрыла его настежь, сделала глубокий вдох, и мне стало легче.

Тяжелая атмосфере после недавних трагических событий царила здесь, я ее вдруг ощутила. Во время просмотра квартиры у меня таких ощущений не было. Может быть, причина в том, что я знала о том, что тут произошло, и оказалась совершенно одна. Присутствие других людей сгладило бы мое восприятие. Но приглашать кого-то сейчас было неуместно, нужно было сначала привести квартиру в порядок, а уж потом устраивать новоселье.

Вскоре я вернулась к своему плану действий, давно мною составленному в голове, и забыла эту маленькую неприятность. Прежде всего, я сбегала в хозяйственный магазин и накупила всякой бытовой химии для ванной, кухни, для мытья полов и так далее. Запаслась всем необходимым и приступила к генеральной уборке.

Когда я прибирала на кухне, то увидела цветной уголок под ножкой холодильника и потянула за него. Это оказался желтый стикер, на нем было написано: «Стом. Уфимцев 9 июня в 14:30». Не знаю, почему, но я не выбросила этот стикер, а бросила его в кухонный шкаф. Не думаю, что он понадобится прежним жильцам, но не люблю выбрасывать чужие вещи, даже такую мелочь. Потом с ним разберусь, пусть пока полежит.

Я провозилась с уборкой до позднего вечера, так устала, что решила освежиться в душе и заодно смыть всю грязь после длительной уборки. Просто стояла, а прохладные капли стекали по мне. Я вся вымокла, пока прибиралась, мне было жарко, поэтому свежая водичка сбалансировала мои физические ощущения. Но вскоре мне стало холодно, видимо, уже порядком освежилась, жар тела ушел, и я почувствовала, что начинаю замерзать. Вообще-то я мерзляка, при малейшем холодке по мне начинают бегать мурашки, и я временами вздрагиваю. Вот и сейчас вздрогнула и добавила горячей воды.

После того, как я привела свое тело в чувство, расставила свою немногочисленную мебель в окончательном варианте и достала только те вещи, что понадобятся мне прямо сейчас и утром, чтобы пойти на работу. Остальное разберу завтра вечером, после работы, слишком за сегодня устала. Справа от окна я поставила шкаф, он был пуст и легко передвигался, слева — диван, он тоже плавно скользил по ламинату. Небольшую тумбочку поставила сбоку от дивана.

Тут только я вспомнила, что проголодалась. Почистила пару картофелин и пожарила их на сковороде, вскипятила чайник. Пока готовился мой поздний ужин, решила позвонить родителям, но посмотрела на часы, было уже 23:00. Подумала, что они, наверное, уже спят, позвоню им завтра.

Я быстро проглотила свой ужин и легла спать. Ужасно устала, но решила, что все перемены к лучшему. С этой мыслью и заснула.

Глава 3

Утром я проснулась, выпила наскоро чашку кофе и побежала на работу. Тружусь уже много лет корректором в крупнейшем издательстве в нашем городе. Оно известное, но сама должность моя не слишком высокая и престижная, зато мне нравится моя работа. Я не просто исправляю ошибки, но знакомлюсь с новой информацией, каждый день узнаю много интересного и поучительного. Есть у нас, конечно же, и статьи развлекательного содержания, их тоже иногда забавно почитать. Например, статья о тарабарском языке, там даже стихи приводились. Только вот непонятно было, как править такую статью? Но есть в ней и свой плюс: даже если ошибешься, можно все списать на тарабарщину.

Нас в отделе было два корректора: я и Оксана. В школе у меня самым любимым предметом был русский язык, поэтому еще в выпускных классах решила, что пойду в полиграфический вуз и буду работать потом корректором. Оксана до последнего момента не могла определиться, мы были подругами со школьной скамьи. Она пошла со мной за компанию в вуз, потом составила мне компанию на рабочем поприще. Нам повезло, что у издательства было на момент нашего выпуска две вакансии, так до сих пор здесь и работаем.

— Как твой переезд? Ты, наверное, всю квартиру вчера вечером вылизала?! — Оксана хорошо знала мою тягу к чистоте.

— Угадала, — улыбнулась я.

— А что тут угадывать! Мы же с тобой не первый год знакомы, — сказала она с лицом знатока. — Когда будешь устраивать новоселье? Надо отметить такое событие.

— Вообще-то я не собиралась особо отмечать… — начала я.

— Ты что?! Обязательно надо обмыть начало своей свободы! — она говорила с воодушевлением.

— Я и раньше была свободна, — заметила я.

— Ну, ты же поняла, что я имела в виду, — махнула рукой Оксана.

— Ладно, только, кроме тебя, никого приглашать не буду, — согласилась я.

— Договорились, но приду не одна, — заявила мне подруга.

— А с кем? — полюбопытствовала я.

— С моим Тошиком, если к выходным ничего не изменится, — пошутила она.

В ее шутке была доля правды, парни у нее менялись быстро, я не успевала отслеживать, наверняка с кем-то просто не успевала познакомиться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 437