электронная
180
печатная A5
662
18+
Проклятое место

Бесплатный фрагмент - Проклятое место

Объем:
634 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-0686-0
электронная
от 180
печатная A5
от 662

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Случилось так, что основная работа над этой книгой завершилась 22 августа 2015 г. — точно в день Рождения моей жены. А посему эту книгу я посвящаю тебе, Александровна! Ты всегда разделяла мои увлечения (хотя зачастую, скорее всего из-за любви, а не из-за схожести интересов) и поддерживала меня во всех начинаниях, за что я тебе премного благодарен. Если я что и сделал хорошего в своей жизни, то только благодаря тебе! Надеюсь, что совместно прожитые годы в браке (как прошедшие, так и грядущие) не покажутся тебе такими же страшными, как изложенная ниже история;)

Смирнов Андрей Викторович

Есть такие места, в которые лучше никогда не заглядывать. Одним из них является особняк на окраине города, в окрестностях которого постоянно пропадают люди, либо обнаруживают изуродованные человеческие трупы на протяжении последних двух десятилетий. Но отважной подвыпившей молодёжи посещение заброшенного дома кажется неплохим развлечением. И вот, пари заключено, храбрец отправляется в усадьбу, но жалеть об этом решении предстоит не только ему и всем его товарищам, но и любому из тех, кто захочет их спасти. Зло, затаившееся внутри, цепко держит не только своих гостей, но и готово вцепиться в потенциальную добычу за пределами своей территории.

Пролог

Была тёмная и глухая летняя ночь, из разряда тех, про которые говорят «хоть глаз выколи». На улице, несмотря на поздний час, было жарко, и доносившийся иногда приятный ветерок радовал прохладой. От располагавшегося рядом сосняка приятно тянуло хвоей, к которому примешивались ароматы цветов из сада, отчего и так чистый воздух был наполнен пьянящим ароматом. Милицейский уазик с двумя сотрудниками был припаркован во дворе возле роскошного трёхэтажного особняка, построенного в виде небольшого замка с самыми настоящими арками, контрфорсами и небольшими башенками. В таком доме можно было запросто потеряться, не зная его плана. Кроме того, вокруг особняка располагалось множество служебных пристроек более скромных размеров, и был разбит настоящий сад с беседкой внутри.

— Гляди, — сказал молодой сотрудник, высовываясь в окно. — Кажется, они закончили работать.

— Тише, Михаил, — сказал ему более опытный грузный милиционер лет сорока. — Чем меньше ты отсвечиваешь, и чем тише себя ведёшь, тем меньше получишь указаний от начальства.

— Да ладно тебе, Палыч, — отмахнулся тот. — Не каждый день приезжаешь на такой вызов!

— Надеюсь, что больше и не придётся!

Из дома показались трое сотрудников, вывозящих на специальной каталке большой чёрный брезентовый мешок с очередным трупом.

— Семнадцать! — прибавил Михаил к общему счёту очередного покойника.

— Неплохую они бойню устроили! — хмыкнул Палыч, выбираясь из машины наружу и хлопнув дверцей на прощанье. — Сиди тут, никуда не уходи!

Михаил заёрзал на пассажирском сиденье, глядя на выходящих из дома криминалистов и судмедэксперта. Это был первый настоящий серьёзный вызов за первый год его службы в милиции. До этого ему поручали незначительные и мелкие дела, вроде контроля хранения охотничьего оружия, разборок с шумными соседями и наблюдение за досрочно освобождёнными. Пару раз он задерживал нарушителей, но это, как правило, были буйные домашние алкоголики или уличные хулиганы. Ничего серьёзного. Бытовая и уличная шелуха, накипь цивилизованной жизни.

Но сегодня ночью, ближе к 23 часам, их машина оказалась ближайшей к месту происшествия, поэтому он с нетерпением ожидал своего боевого крещения. Позвонившие люди сообщили об отдалённых звуках множества выстрелов и взрывах, слышных из-за города. Но боевого крещения не состоялось — было приказано дожидаться ещё несколько патрульных машин, а потом уже строем продвигаться к месту назначения. Не успели они приехать к усадьбе крупнейшего в Н-ске криминального авторитета Кабанова, по кличке Кабан, откуда, предположительно, и слышалась стрельба, как следом уже примчался на всех парах фургон с ОМОНом.

Но сила не понадобилась — участок и саму усадьбу наполняли мертвецы двух национальностей. Всё было ясно с первого взгляда — чеченская ОПГ напала на резиденцию Кабанова, намереваясь уничтожить врагов на их же базе. Надо отметить, что шансы у нападавших были весьма неплохие — особняк располагался за городом в двадцати минутах езды, поэтому подкреплений ждать раньше, чем через полчаса не приходилось. Ворота, ведущие вовнутрь усадьбы, лежали обгоревшие на земле, снесённые взрывом из гранатомёта. ОМОН оцепил участок, быстро проверив все помещения, но они не нашли ни одного живого человека. Только трупы. Неподалёку от усадьбы был обнаружен брошенный джип, хотя следов на земле было больше. Вероятно, выжившие чеченские боевики спешно ретировались отсюда, не успев забрать трупы своих товарищей и одну из машин. Через сорок минут прибыла большая бригада криминалистов и судмедэкспертов, которые без явного энтузиазма принялась за ночную работу, надеясь поскорее с ней закончить. Но как тут управишься поскорее, когда вокруг столько трупов, гильз и оружия? Трупа самого Кабанова обнаружено так и не было, зато в подвале особняка сотрудников ждал очередной сюрприз — работы ещё прибавилось.

Вскоре криминалисты взвыли снова — по рации доложили, что в Н-ске зафиксированы случаи разборок между ОПГ Кабана и чеченцев ещё в нескольких местах — взрыв в ресторане, крупная перестрелка у гостиницы и подрыв автомобиля. Вероятно, чехи решили наступать сразу по всем фронтам, избавляясь за одну ночь от всех ключевых фигур в группировке Кабана, захватывая самые лучшие точки. Дисциплинированный ОМОН тут же испарился, востребованный в других местах, экспертам пришлось заканчивать свою работу скорее, поскольку их уже ждали новые трупы, гильзы, следы крови, обрывки волос, грязь из-под ногтей покойных и прочая-прочая, что сопровождает работу любых криминалистов и судмедэкспертов.

Мешок с последним трупом споро погрузили в специальную машину, которая тут же отчалила, мигнув на прощание во тьме своими огнями. Палыч остановился поговорить с другими сотрудниками, которые также вскоре собирались уезжать на новые точки. Вид у всех людей был уставший — они работали тут почти пять часов, помечая улики и фотографируя место преступления с ними и без них, фиксировали на снимках позы всех мертвецов, паковали их и выносили наружу, собирали гильзы, а тут теперь новая работа! Молодой милиционер перевёл взгляд на дом, который был погружен во тьму. Тот производил жуткое впечатление, особенно теперь, когда знаешь о том, сколько мертвецов было вывезено отсюда.

Вздрогнув, Михаил открыл дверцу уазика и вышел наружу, отходя в сторону, чтобы справить естественные потребности. Когда он вернулся обратно, то Палыч уже ждал его, облокотившись на капот машины, глядя в след отъезжающим машинам, увозящим последних задержавшихся тут сотрудников.

— Знаешь, — с задумчивым видом произнёс тот своему молодому напарнику. — Эксперт сказал мне, что последний труп принадлежал молодой девушке.

— И что с того? — спросил Михаил. — Любовница чья-нибудь или проститутка.

— Но самое интересное другое, — продолжил Палыч со вздохом.

— И что же?

— Её нашли в подвале со вспоротым животом посреди пентаграммы. Вокруг свечи, ритуальная чаша с кровью. И вообще, весь подвал был обустроен как самая настоящая камера пыток.

— Жертвоприношение? — удивился Михаил. — Ну, пыточную я ещё могу понять, но это…

— Что-что, а вот любви к сатанизму за Кабановым наши оперативники не замечали.

— А ты откуда знаешь? — спросил его любопытный Михаил.

— Знакомые в отделе есть, — неопределённо ответил тот.

— Жуть, — поёжился молодой милиционер, глядя в сторону тёмного особняка. — А почему мы не уезжаем за остальными?

— Потому как нам приказано охранять место преступления, — ответил тот, доставая из кармана сигареты. Быстро прикурив одну, он убирает пачку обратно, после чего продолжает:

— Нас оставили тут до утра, в 7:00 нас должны сменить. Экспертам сейчас, видишь, как много работы привалило, вот и не успели всё тут вылизать дочиста. Поэтому завтра утром продолжат искать и собирать улики уже при свете дня. Ещё один пост выставили на повороте от трассы, чтобы никого не пропускать к нам от дороги. А нам вменяется не пускать сюда никого, в случае тревоги вызвать по рации подкрепление.

Он делает глубокую затяжку и выдыхает дым, глядя в сторону зловещего дома. Михаил вздыхает и отходит от Палыча подальше, чтобы не дышать сигаретным дымом.

— Чего морщишься? — смеётся опытный милиционер, глядя на своего напарника.

— Не люблю сигареты.

— С нашей работой не только курить, но и пить научишься! — вздыхает Палыч. — Я вот тоже не курил до одного вызова, когда впервые человека застрелил. Пусть он был и вооружённый бандит, но смысл от этого не меняется.

Михаил заинтересованно смотрит на своего напарника, ожидая подробностей, но тот не спешит рассказывать дальше. Не хочет, ну и ладно. Может позже поведает об этой истории, а пока…

— Ты узнал?

— А как же, — отвечает Палыч, выдыхая дым в сторону от напарника. — Десять против шести. Нападавшие победили.

— Чего, всего шесть мёртвых чурок? Что-то маловато!

— Гони стольник, ты проиграл, — расплылся в улыбке Палыч. Михаил, гневно бормоча, лезет в свой кошелёк, но напарник останавливает его.

— Забей, малец!

Тот непонимающе смотрит на своего товарища. Палыч щелчком пальцев отбрасывает окурок прочь, который пролетел на дорогу быстрым светлячком, брызнув искрами напоследок. После этого милиционер заглядывает в уазик, роясь в бардачке.

— Но я же проиграл, — говорит Михаил, всё ещё держа в руках кошелёк, глядя, как его грузный товарищ роется внутри машины.

— Да, но мне сейчас не до твоей сотни! — Палыч довольно крякает, после чего показывается снаружи, сжимая в руках фонарик. Он улыбается, подсвечивая своё лицо снизу.

— Страшно?

— Нет, — отвечает Михаил, слабо улыбаясь. — Что ты задумал?

— Ты ещё не догадался?

— Нет, — пожимает плечами тот.

— Это всё от неопытности, — Палыч выключает фонарик и достаёт из своей кобуры макаров.

— Эй, ты этого чего?!

— Сейчас нам выпал уникальный шанс безнаказанно забраться в дом крупнейшего на всю округу криминального авторитета и поискать там немного бонусов.

— Палыч, ты это прекращай! — с серьёзным видом говорит Михаил, отступив на пару шагов назад.

— Да брось, Миша! — вздыхает мужчина. — Мне надо кормить семью, у тебя недавно дочь родилась, тебе тоже нужны деньги. Подумай сам, если не мы, то кто-то из экспертов при обыске найдёт их и может забрать себе или передать начальству для получения очередной звёздочки на погонах. Если этого не сделаем мы, то после того, как заграждения уберут, сюда нагрянут братки и вывезут всё ценное. Кроме того, по слухам, Кабан предвидел возможные проблемы, поэтому часть общака перевёз в свой особняк и спрятал в тайнике. Ты только представь себе — какие это деньжищи! Ты хочешь, чтобы они вернулись к бандитам или пропали в карманах чинуш?

Молодой милиционер засомневался, задумчиво глядя на тёмный зловещий дом и сосновый бор вокруг. Сейчас милый особняк выглядел, словно декорация к фильму ужасов, дополняя это ощущение видом ряда разбитых окон и выбитых взрывом ворот. Только трупов не хватало, но их уже увезли. Он почувствовал, что у него начинают мелко дрожать колени и волосы становятся дыбом только от одной мысли, что придётся войти вовнутрь.

— Купишь дочери и жене подарок. А то от нашего начальства премии не дождаться, — продолжал искушать Палыч. — Решай быстрее! Уже скоро пять утра — светать начнёт. Нас могут сменить и раньше, поэтому времени у нас в обрез. Ты идёшь?

— А мы улики там не затопчем? — спрашивает Михаил.

— Я тебя умоляю! Там уже натоптано так, словно стадо свиней пробежало. ОМОН тоже особо не церемонится, когда проникает в помещения.

— Никогда бы не пришло в голову сравнивать ОМОН со свиньями, — задумчиво протянул Михаил.

— Я это образно выразился. Кроме того, там не наши, а чечены натоптали — они же сюда через лес шли.

— Понятно, — Михаил до сих пор колебался, не зная, что ему решить. Долг велел оставить место преступления нетронутым, в то время как тощий кошелёк в его руках уже согласился с Палычем. Молодой человек опустил взгляд на свои руки, обнаружив, что до сих пор держит в них кошелёк. Быстро убрав его в свой карман, он уже собирался кивнуть, когда Палыч предложил другой вариант:

— Или, если хочешь, оставайся в машине на страже и наблюдай за подступами. Мало ли, кто из ребят свяжется с нами по рации, а нас нет на месте. Или кто-то выйдет к особняку из леса. А я, тем временем, один пойду. Всё что найду, покажу тебе — поделим по-братски. Идёт?

Михаил, вздохнув с облегчением, кивнул. Действительно, если Палыч так хочет там рыскать один в темноте — его право. Но находками он действительно заставит напарника поделиться, иначе выйдет некрасиво — его прикрывают, а тот не благодарит? Заключив таким образом компромисс с совестью, он смотрит на своего товарища. Тот тоже кивает в ответ:

— Ну, вот и хорошо! — вздыхает Палыч, надевая на руки медицинские перчатки, собираясь отправляться к дому. — Если что — стреляй, не стесняйся — я прибегу.

— Ты там будь осторожен! — говорит ему Михаил, глядя в след удаляющемуся к дому напарнику.

— Ты тоже!

— Свет там не включай, а то мало ли чего! — уже кричит вдогонку молодой милиционер.

— Знаю! — долетает с крыльца, где Палыч уже проникает вовнутрь через выбитую входную дверь, освещая тёмное помещение фонарём. Со вздохом проводив его взглядом, Михаил достаёт из автомобиля АКСУ, повесив его себе на плечо. Нужно сделать небольшой обход, чтобы посмотреть, что там творится с другой стороны дома. Он быстрым шагом доходит до угла, заглянув туда — никого не видно, чистая лужайка заднего двора. Всё спокойно. Быстро вернувшись к уазику, он устраивается на сидении поудобнее, не убирая оружие далеко. Быстрый взгляд на окна особняка — вот лучик света показался где-то на уровне второго этажа. Всё тихо. «Палыч орудует внутри с мастерством настоящего форточника!» — усмехнулся своей мысли Михаил. Потом он представил своего полного коллегу, который с пыхтением, весь красный от натуги, протискивается через узкое окно вовнутрь помещения, с грохотом рухнув затем на пол. В это время где-то наверху в особняке действительно раздаётся приглушённый шум и сдавленные маты. Да уж, хорош грабитель, нечего сказать! Выглянув наружу, Михаил смотрит на окно, где видел свет последний раз. Там показывается взъерошенная голова его товарища.

— Об ковёр запнулся! — поделился Палыч, глядя вниз. — Тут пиздец, какие хоромы! Прикинь, тут даже фонтан в холле есть! Жаль я телек незаметно отсюда вывести не смогу! Тут минимум двое нужны и инструменты, чтобы от стены его открутить. У тебя всё нормально?

Вместо ответа Михаил вытягивает вперёд руку, показав большой палец. Кивнув напарнику, Палыч снова скрывается внутри, огонёк в огне гаснет — вероятно, милиционер ушёл из этой комнаты.

Да уж, красиво жить не запретишь! Это же какие деньжищи нужно иметь, чтобы отгрохать такой дворец и так шикарно его обставить?! У многих дома раковина постоянно ломается или забивается, а тут тебе — фонтан! Большинству людей такое даже и не снилось! Михаил сглотнул набежавшую слюну, представив себя хозяином подобного дома. Губа не дура!

— Надеюсь, Палыч найдёт там что-нибудь, по-настоящему стоящее! — думает молодой сотрудник, нервно барабаня пальцами по приборной панели, поглядывая по сторонам. Вокруг дома по-прежнему тихо. Вот огонёк фонарика показался в другом окне — коллега продолжает обыскивать помещения. Бросив взгляд на часы, Михаил выходит из автомобиля наружу, не закрывая дверцу. Нервы шалят! Скоро уже забрезжит рассвет, а там, глядишь, и смена подтянется или вернутся эксперты.

Интересно, что всё-таки тут произошло? Нет, следы вторжения налицо, но что это была за девушка, принесённая в жертву. Кем? Для чего? Почему удрали оставшиеся чеченцы? Нашли они Кабанова или нет? Был ли он тут вообще в момент боя? Бежал или его пленили и увезли? Вообще, как он понял из обрывков разговора между криминалистами, тех двух мёртвых чехов и одного из охранников Кабанова, что были найдены внутри дома, словно порвал дикий зверь — на их телах были множественные рваные раны, оставленные, когтями, клыками или кривым ножом. Ритуальный кинжал? Его, кстати, также не нашли. Чёрт! Проклятое место и чёртов дом! Как Палычу не страшно там шариться впотьмах? А вот, кстати, и он — теперь луч фонарика светит из окна другого помещения.

— Меня бы уже давно кондратий там хватил! — бормочет себе под нос Михаил, начиная расхаживать вдоль дома, стараясь не уходить далеко от машины, чтобы иметь возможность ответить на вызов по рации. Он с надеждой смотрит на окна, ожидая, что коллега скоро вернётся к нему. Желательно — с добычей. Милиционер смотрит на восток — там начинает потихоньку светлеть и алеть небо — солнце скоро встанет.

Неожиданно наверху снова слышится шум — на этот раз это оглушительный грохот. Михаил аж подпрыгивает от неожиданности и испуга — что там происходит?! Шкаф уронили, что-ли? Не успевает Михаил что-либо сделать, как сверху слышится вопль ужаса — это Палыч ревёт белугой во всю мощь своих лёгких. Почти сразу же начинает грохотать его макаров. Да что же там такое? Возможно, что там прятались не найденные ОМОНовцами бандиты или сам Кабан, решивший покинуть свою тайную берлогу? Милиционер подлетает к машине, хватаясь за рацию. В доме раздаётся громкий рёв, словно там орёт потревоженный разъярённый медведь. Что за чёрт?! Это не похоже на человека! От ужаса рация выскальзывает из рук молодого человека и падает вниз, повиснув на шнуре. Снова грохот выстрелов и топот ног. Пытаясь одновременно определить взглядом, в каком примерно окне он может увидеть происходящее внутри дома, а руками выискивая рацию, Михаил молится, чтобы Палыч смог продержаться ещё хотя бы пару минут. Конечно же, рация не работает! «Говорил же, пора менять или ремонтировать!» — в панике застывает Михаил. В это время наверху слышатся звуки борьбы и крик Палыча, полный ужаса и боли, который резко обрывается на высокой ноте.

— Держись, родной! — шепчет Михаил, хватая с сидения АКСУ и переводя его в режим стрельбы очередями. Кто там хотел боевого крещения?! Сглазил, мать его ети!

Он бегом добирается до выбитой парадной двери, направив ствол вовнутрь и прислушивается. Впереди тихо, а вот наверху явственно слышатся негромкие шаги, словно кто-то пытается скрытно перемещаться. Чёрт, как же в доме темно! Хорошо, что на улице уже начинает светать, хоть что-то теперь видно благодаря неяркому свету, проникающему вовнутрь через окна. Стараясь ступать как можно тише, взвинченный Михаил заходит в особняк, держа автомат наготове. В холле и вправду установлен небольшой фонтан, который сейчас не работает! Огромная хрустальная люстра висит прямо над ним, тихо покачиваясь. По стенам, как он может разглядеть, висят какие-то картины в дорогих позолоченных рамах. Обойдя фонтан, милиционер направляется к изогнутой широкой лестнице, ведущей наверх, ступени которой покрыты мягким ковром, приглушающий его шаги. Он старается идти настолько быстро, насколько может себе это позволить в темноте. Вспомнив о своём брелке с ключами от дома, милиционер на мгновение замирает, чтобы достать их из кармана. Там на кольце, кроме самих ключей, болтается крошечный фонарик. Света он даёт немного, только чтобы найти замочную скважину в темноте, но даже такое освещение лучше, чем полная тьма. Автомат приходится перебросить за спину, взяв в правую руку макаров, а левой подсвечивая себе дорогу. Поднявшись на второй этаж, он видит, что коридор разветвляется на несколько направлений, в каждом из проходов довольно много дверей.

— Да тут целый лабиринт! — с отчаянием думает он. — Куда же мне идти?

— Палыч! — зовёт милиционер своего коллегу. — Палыч?! Ты меня слышишь?!

Тишина. Ни малейшего понятия, куда идти. Выбрав направление в соответствии с расположением окна, откуда шёл звук борьбы, Михаил направился в ту сторону. Неожиданно половица сильно скрипнула у него под ногой, и человек застыл, прислушиваясь. Никто не слышал? А, к чёрту всё! Его коллега сейчас возможно умирает, а он тут осторожничает. Милиционер бегом направился к ближайшей двери и распахнул её, направив ствол пистолета вовнутрь. В комнате есть немного света, проникающего сюда через раскрытое окно. Но людей в помещении нет. Михаил устремляется к следующей двери, которая уже раскрыта.

Внутри оказывается довольно светло — тут на полу лежит брошенный включенный фонарь Палыча, но самого человека не видно. Михаил заходит в разгромленную комнату, держа свой макаров наготове. Куда же делся напарник? На полу были стрелянные пистолетные гильзы, но крови нигде не видно. Может, его оглушили и перенесли куда-то в другое место? Словно в ответ на его мысли слышится быстрый топот где-то наверху, в комнате прямо над человеком. От этих звуков пробирает дрожь. Чёртовы бандиты!

Михаил трясущейся от страха рукой убирает брелок с ключами и подсветкой обратно в карман, нагибаясь затем за оборонённым фонариком товарища. Вот, это уже намного лучше! Убрав макаров обратно в кобуру, он перехватывает со спины автомат, приложив к его цевью фонарик. Что теперь? Искать Палыча тут пока не приедут товарищи? За это время его могли уже убить десять раз и пару раз расчленить. Нужно выбираться отсюда! Возможно, что нападающий не один, и он хорошо знает это место, в отличие от Михаила.

Милиционер выскочил в коридор, держа автомат наготове, и стал быстро идти к лестнице, водя стволом оружия и фонарём из стороны в сторону, выискивая опасность. Когда он достиг лестничной площадки, то посветил сначала по сторонам, убедившись, что никого рядом нет, потом вверх на третий этаж — чисто. Когда он опустил луч фонаря по направлению к входной двери, то вскрикнул от испуга — выбитая ранее дверь снова на своём месте и закрыта!

— Что за чёрт! — восклицает перепуганный человек, не веря своим глазам.

— Помоги мне! — громкий призыв, отдающийся эхом, раздаётся откуда-то сверху. От него моментально стынет кровь в жилах, по спине пробегает холодок, а волосы встают дыбом. Вскинув ствол автомата с фонариком вверх, Михаил различает на ступенях лестницы, ведущей на третий этаж, чей-то силуэт. Человек! Он стоит спиной к милиционеру, опустив голову вниз, словно незнакомец только что поднимался по лестнице и замер. Это явно не Палыч! «Как он мог пройти мимо меня?! Я же только что проверил коридоры и лестницу?!» — запаниковал Михаил, направляя оружие в сторону незнакомца.

— Не двигайся! — скомандовал милиционер. — Ты у меня на прицеле!

Незнакомец вздрогнул, точно пробудился ото сна. Его голова и плечи поднялись, и он стал медленно поворачиваться к человеку лицом.

— Не двигайся! Руки, руки подними! — закричал на него Михаил, палец которого уже практически вдавил спусковой крючок. Но незнакомец упорно продолжал поворачиваться, словно и не слышал обращённой к нему команды.

— Боже! — только и смог воскликнуть Михаил, прежде чем грохот автоматной очереди огласил своды особняка. Его жертва полетела кубарем вниз по лестнице, ломая перила, но, достигнув пола первого этажа, незнакомец вскочил на ноги, как ни в чём не бывало, и бросился по ступеням вверх, намереваясь добраться до опешившего милиционера. Словно и не ранили его вовсе! Глаза твари светились во тьме, как два фонарика, пугая ещё больше. Это явно не человек! Милиционер стрелял и стрелял до тех пор, пока в рожке не закончились патроны, после чего бросил автомат на пол и побежал по коридору назад, в ту комнату, где он нашёл фонарь. Почему туда? Он и сам не знал. Кроме грохота своих шагов и бухающего сердца он слышал за своей спиной частый топот бегущей за ним по пятам непонятной твари, которая до сих пор была жива!

Влетев в комнату, человек первым же делом закрыл дверь и прислонился к ней спиной. Топот за стеной усилился и раздался мощный удар, который едва не выбил дверь, уронив молодого человека на пол. Он с криком ужаса снова прислоняется к двери, пытаясь удержать её в закрытом состоянии. Дрожащей от страха рукой он выхватывает из кобуры макаров, поднося его к виску. Снова сильный удар в дверь! Лучше умереть быстро, нежели в мучениях! Ведь тварь, которой не повредила очередь на целый магазин из АКСУ, уж точно сможет пережить пару пистолетных пуль. Возможно, те пули и ранили или замедлили её, но не убили. Однако брошенный молодым человеком взгляд на окно, где уже видны отблески зарождающейся зари, заставляет его передумать. Он направляет ствол пистолета на окно и начинает стрелять. В то время, как стекло разбивается и осыпается вниз со звоном, тварь за дверью издаёт очередной рёв.

Неожиданно дверь оказывается пробита насквозь могучим ударом, и в образовавшееся отверстие проникает ужасная чёрная склизкая лапа. Она обхватывает шею Михаилу, прижав его к двери, и начинает душить испуганного человека. С хрипом задыхающийся милиционер подносит пистолет к этой ужасной лапе, и начинает в неё стрелять, выпуская последние патроны. Правое ухо моментально закладывает от грохота близких выстрелов, но тварь с рычанием выдёргивает свою руку назад. Освободившийся человек, не раздумывая бросается к окну и выпрыгивает из него наружу, успев увидеть краем глаза, что дверь в комнату распахнулась от мощного удара и тварь проникла в комнату.

Падение оказывается коротким и болезненным — высота второго этажа тут явно выше, чем у обычного дома. От удара о землю перехватывает дух, и боль разливается по всему телу. Но Михаил пересиливает себя, быстро поднимаясь на ноги и устремляясь к машине. Из окна комнаты, которое он только что покинул, слышится жуткое рычание. Не оглядываясь, милиционер влетает в салон уазика, дверцы которого до сих пор распахнуты настежь.

На удивление, машина завелась практически моментально. Ударив по газам, милиционер выруливает со двора прочь. Брошенный на прощание взгляд назад приводит его в ужас — в раскрытой парадной двери человек увидел то, что будет преследовать его в кошмарах на протяжении всей оставшейся жизни.

Машина лихо вылетела на дорогу, заложив крутой вираж, и понеслась прочь от проклятого места по направлению к городу. Только сейчас Михаил понял, что у него совсем не осталось воздуха в лёгких — всё это время он орал как сумасшедший с тех пор, как оглянулся на открытую дверь особняка. Он стал жадно дышать, точно не мог надышаться. Как человек, которого повесили на виселице, но в самый последний момент верёвка оказывается перерублена, и он продолжает жить.

— Я живой! Живой! — твердит человек, словно сам в это не верит. Он смотрит на себя в зеркало заднего вида, и видит, что из правого уха у него течёт вниз красная струйка крови. Но замечает он также и то, что практически вся его шея измазана чёрной маслянистой жидкостью — кровью страшной твари из её огнестрельных ран на лапе.

Пытаясь вытереть шею, Михаил в самый последний момент успевает заметить мчащуюся навстречу во весь опор милицейскую машину. Коллеги, оставленные на повороте с трассы для организации блокпоста, слышали выстрелы в особняке, и теперь спешили на помощь. Поскольку дорога была всего лишь в одну полосу, то машины рисковали столкнуться на полном ходу. Выкрутив руль вбок, Михаил посылает свой уазик в кювет. Встречная машина также резко сворачивает в другую сторону, и в самый последний момент им удаётся избежать столкновения.

Не успевший пристегнуться молодой милиционер ткнулся грудью о руль, а головой о приборную панель, от удара потеряв сознание…

Часть I. Беспечная молодёжь

Когда компания молодых людей накупалась вволю, наелась шашлыка и залила свои желудки алкоголем, уже начало темнеть. Расположившись вокруг костра, довольные и уставшие, они начали разговаривать за жизнь. Всего их было восемь человек — пятеро молодых людей и три девушки. Отдыхающие студенты местного и единственного университета.

Яна и Наташа обсыхали после недавнего купания, завернувшись в полотенца, Катя курила в стороне с Артёмом. Михаил, который был назначен главным кашеваром и поваром, снимал с мангала последнюю порцию шашлыка. Оставшиеся трое парней (Влад, Данила и Стас) о чём-то разговаривали между собой, громко споря и размахивая руками. В стороне стояла забытая гитара, прислонённая к дереву, в траве лежал волейбольный мяч, перенёсший сегодня много хлёстких ударов. Неподалёку были припаркованы два автомобиля, в рощице резвился Джек — добродушный крупный пёс породы колли. Временами он приносил своей хозяйке мяч, который Катя бросала в сторону, играя со своим питомцем в его любимую игру. Неподалёку журчала ещё тёплая река, приятный треск поленьев в костре, а также трели устраивающихся на ночь пернатых обитателей, успокаивал и настраивал на мирный лад. Иллюзию портил только противный писк одиноких комаров, на которых не действовал репеллент и подожжённые в разных частях лагеря небольшие антимоскитные пластинки.

— О чём судачим? — спросил Артём, вернувшись с перекура к костру.

— О проклятом особняке, — ответил Влад, с благодарностью приняв порцию шашлыка от повара, который закончил готовить мясо, присоединившись к остальным.

— Опять? — вздохнула Яна с грустью в голосе. — Ну сколько можно про это говорить?

— А что это за дом такой? — с любопытством поинтересовалась Наташа, глядя на парней.

Из всей группы только Артём, Влад и Яна были местными и не раз слышали о проклятом месте, от которого старались держаться подальше все горожане. А вот все остальные были приезжими и об особняке не знали, либо слышали об этом краем уха. Этим-то и решил воспользоваться Влад, решив попугать своих одногруппников жуткой историей. Благо время и место хорошо располагали к изложению страшных историй. Поэтому студент охотно стал рассказывать заново, специально поставленным голосом, делая паузы в особо интригующих и волнительных местах.

— Значит, слушайте! В начале девяностых на ниве расцвета преступности в нашем городе, когда мы ещё висели у мамки на груди, за городом жил криминальный авторитет по прозвищу Кабан. Производное от фамилии Кабанов. Он держал весь город у себя в кулаке, являясь его теневым хозяином. У кого было тогда больше власти — у мэрии или у Кабана, было сразу заметно, поскольку все крупные сделки городского округа проходили через предприятия и офисы, принадлежавшие авторитету.

Заинтригованные слушатели рассаживались поудобнее, таким образом, чтобы рассказчик оказался в центре. Кто-то пил пиво, другие лимонад, доедали последний шашлык. Про свою порцию мяса Влад забыл, увлёкшись повествованием.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 662