электронная
180
печатная A5
275
18+
Проклятие оборотня

Бесплатный фрагмент - Проклятие оборотня

Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-0409-4
электронная
от 180
печатная A5
от 275

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дешевая таверна на краю города, пропитанная запахами пота, алкоголя и разбившихся надежд. Постояльцы громко рассказывали о былых подвигах, мелкая преступная шушера решала собственные дела. Несмотря на обилие сомнительных личностей, да и просто пьяниц, драк здесь не устраивали. Хозяин таверны, с помощью двух огромных бывших воинов, быстро объяснял, что бурно выяснять отношения следует вне заведения. Ибо сюда люди приходят отдыхать. Не согласных воины просто выкидывали наружу.

Уже не первую кружку пива здесь пил низкий рыжеволосый мужчина. Он обвел пьяными глазами таверну. Алкоголь в его крови призывал к активным действиям, достойным напившегося вдрызг существа. И мужчина нашел свою жертву.

— Эй, ты. Ты же оборотень.

В таверне притихли, предвкушая ссору. А, впоследствии, и драку. Мужчина, к которому обратился рыжеволосый, не ответил. Он повел себя так, будто не услышал довольно таки громкого вопроса.

— Отвечай, ошибка богов, когда с тобой разговаривают.

— Ронал, не надо, он же никому не мешает, — вяло сказал один из приятелей рыжеволосого.

— Заткнись. Это правда, что в полнолуние ваши бабы просто огонь?

Мужчина промолчал, продолжая медленно пить пиво. Это только сильнее злило рыжеволосого.

— Ты глухой, отродье ада? — Ронал кинул кружку.

Мужчина подскочил. С волос капало пиво. Как по команде все высыпались на улицу. Оборотня и рыжеволосого окружили. Последний, ухмыляясь, достал широкий нож.

— Для нас обоих лучше, если мы мирно разойдемся, — предложил мужчина.

— Ха-ха, все слышали? Мой нож острее зубов оборотня.

— Если ты меня победишь, — Ронал довольно хмыкнул при этих словах, — все будут на твоей стороне. Если я — все равно люди будут на твоей стороне. Скорее всего, меня убьют в последнем случае. Тебе не кажется это несправедливым?

Роналу не понравились такие слова. Пиво мешало рассуждать здраво. Он рассвирепел и бросился на противника, выставив нож вперед. Оборотень легко уворачивался, играючи, без напряжения. Рыжеволосый рычал от бессильной злобы не хуже медведя. Драка вышла странной, шум есть, а боя нет. И скучный вид одного из противника убивал интерес на корню. Толпа значительно поредела, многие ушли обратно в таверну, пить пиво и клеить девушек. Оборотень оценил ситуацию и побежал. Рыжеволосый секунду стоял, раскрыв рот, потом отмер и рванул следом. Несмотря на бульканья в животе. Но оборотень был быстрее и трезвее. Видя, что враг убегает, Ронал кинул в него нож. Он воткнулся в бок. Оборотень коротко вскрикнул. Рыжеволосый радостно загоготал и побежал быстрее. Но оборотень из последних сил шел к лесу. Теперь Ронал не спешил, растягивая садистское довольствие, удовлетворенно глядя на кровавые капли, которые упали на землю.

— Будь мужчиной, встреть свою смерть достойно. Лицом к лицу. Я убью тебя быстро, не буду мучить. Я добрый, в отличие от тебя. Скольких людей ты убил, а? Сколько крови на твоих клыках? Ты же зверь, а не человек. Это что еще… ты все равно сдохнешь!

Кровавый след обрывался. Это означало, что оборотню хватило сил перейти на волчью тропу. Рыжеволосый бил деревья, сдирая костяшки пальцев. Не следовало допускать, чтобы он попал в лес.

Холодный ветер залетал в комнату через окно, давно выдув зной дня. Так может быть только весной. Учиться не хотелось, днем теплое солнце звало на улицу, а по ночам не спалось. Душа чувствовала перемены, сердце чего-то ждало. Тут не до скучных уроков.

Рома потянулся, слушая, как хрустят позвонки. С удовлетворением он смотрел на итоги пройденной миссии в компьютерной игре. Его школьный друг сдохнет от зависти. На столе укоризненно лежал учебник алгебры. Парень убрал его с глаз долой. Контрольная будет завтра, а сегодня можно поиграть. Конечно, надо готовиться, ведь он в девятом классе, впереди ЕГЭ и все такое. Но это потом. Рома поежился, что-то холодно. Он подошел к окну, чтобы закрыть его.

Полная луна висела над городом, освещая дома так ярко, почти как солнце. Было спокойно, как может быть только ночью. И тихо, не считая надрывного лая собак. Было бы здорово сейчас прогуляться, просто так, подышать весной и ни о чем не думать. Рома пригляделся, похоже, не один он так думает в эту ночь. По дороге медленно шел мужчина. Он хромал и держался за бок. Недолго думая Рома прокрался в прихожую за кроссовками, вернулся к окну, обулся и спрыгнул на землю. Благо, жил на первом этаже. Он быстро догнал мужчину, но в последний момент решил затормозить в шагах трех позади него.

— Вам нужна помощь? Вы меня слышите? Я с вами разговариваю.

Мужчина никак не отреагировал. Он был без рубашки, похоже, это ее он прижимал к боку. Она была черного цвета. Также нечто черное стекало по боку, как краска. Рома хотел уже вернуться домой, но любопытство вело его вперед, заглушая голос разума. Так они дошли до парка. «Ого!» подумал Рома. Ведь жил он далеко отсюда, и не заметил, как здесь оказался. А мужчина все шел вперед, не обращая внимания на неожиданного попутчика. Все. Рома остановился. Надо возвращаться домой, пока родители не обнаружили его отсутствие. Это будет смертельно, никакие экзамены не сравнятся с родительским гневом. Отец может лишить компьютера, или, как минимум, отключит интернет. Парень повернул назад и замер. Вокруг него были деревья. Высокие, с пышной кроной, широким стволом. Луна почти не проникала сквозь густую листву. Бледный свет скорее пугал, чем освещал тьму, разгоняя страх. Куда это он забрел, он не помнил в парке такого места. Редкие деревья не сравнятся с этим лесом. Ха, он же не в лесу. Совсем рядом послышался смех. Парень подпрыгнул. Сердце подпрыгнуло быстрее и заколотилось как бешенное. Вот сейчас Рома понял, как глупо он поступил, побежав ночью за каким-то мужиком. Конечно, он хотел как лучше, он помощь предлагал. Похоже, помощь понадобится ему. В какой стороне выход? Рома не помнил. Ничего не было видно. И не слышно. Очень хотелось плакать. Сзади раздалось тихое рычание. Снова все стихло. Рома не выдержал и побежал, плюнув на то, что так может заблудиться еще больше. Лишь бы спастись сейчас. Нечто сбило его с ног, придавив к земле большим весом. Запах меха забил нос. Рома извивался, пытаясь вырваться. Шею словно жгло. Да его же укусили, подумал Рома и потерял сознание.

Было жестко и как-то промозгло. Словно он попал из весны в осень. Рома открыл глаза. Находился он в небольшой комнате, в которой были кровать, сундук, больше похожий на деревянную коробку, да окно. Больше в этот чулан ничего не поместилось бы. В углу потолка тихо размножалась плесень. Хозяевам надо чаще топить камин.

Где он находится. Рома сел. На больницу это не похоже. На стене обнаружилось небольшое зеркало без рамы. Парень хотел подойти, но когда он встал, голова сильно закружилась, накатила ватная слабость. Рома сел обратно. Подождал, когда комната перестанет выплясывать перед глазами. Второй раз Рома не делал резких движений.

В зеркале он увидел себя, бледного, с лохматыми грязными волосами. Шея и левое плечо были замотаны в ткань, наподобие бинтов. Что за средневековье. Интересно тот, кто его бинтовал, знает про стерильность? Рома отогнал мысли о заражение крови. Парень осторожно пошевелил левой рукой, потрогал шею. Вроде ничего не болит. Найдя конец полоски ткани, Рома размотался. И оцепенел от увиденного. События прошлой ночи смутно появлялись перед глазами. Острые клыки, рвущие его тело, вонь из пасти, рычание. Чьи-то голоса и нечто слезло с него. Звериный вопль, а после парня перевернули на спину. Может, порядок событий был не точно такой. Не важно.

Рому затошнило. Это кто же мог напасть на него? Бешеная белка? Если в парке и водилось что-то живое, то оно давно сдохло. Даже бешеным белкам там делать нечего. Но откуда тогда на шее с левой стороны следы как от больших клыков, затянутых бледно-розовой кожей. Очень чувствительной. На левом плече было несколько длинных шрамов. Этого не может быть. Это не на самом деле. Рома хихикнул, потом рассмеялся. Он осел на пол, истерично смеясь. Сейчас он придет домой, скажет, что уроков нет, по физике устроили ЕГЭ, типа репетиция. И все. Все встанет на свои места. Рома успокоился. Да, именно так он и сделает. Но что делать со шрамами? Парень наудачу залез в сундук. Может, там найдется поеденный молью шарфик. Среди кучи барахла — нож со сломанным лезвием, сумка с дырявым дном и штаны огромного размера — Рома нашел курку из тонкой кожи с высоким воротником. Парень надел ее. Она была немного великовата, но зато хорошо скрывала шею. Только сейчас Рома увидел, что вместо джинсов и футболки на нем были штаны и рубаха из простой ткани, но тонкой работы. Наверно.

Захотелось кушать и вообще. Рома вышел в коридор. Он радовал глаз серыми красками, как и комната. Парень дошел до лестницы, никого не встретив. Он мог быть в дешевом отеле. Если таковые имелись бы в его маленьком городе. На первом этаже был просторный зал с камином, большими старыми креслами, такими же стульями и огромным столом. В зале сидело двое мужчин, третий кидал дрова в горящий камин. Они были одеты в кожаные ботинки, темные штаны и просторные рубахи. На стульях висели куртки.

— Очнулся, выродок, — мужчина с брезгливым лицом плюнул в сторону Ромы. Хорошо, что парень стоял далеко и плевок до него не долетел.

— Что смотришь, выбираешь, кого сожрать? На твоем месте, я бы давно отсюда ушел, — другой мужчина похлопал по ножнам.

— Вы о чем? — растерялся Рома. Горячий тут прием.

— Мы тебя терпели, но только потому, что Мирный нас попросил. А сейчас проваливай, у ребят заканчивается терпение, и они могут сделать тебе больно. Если успеют раньше меня, — сказал старший из троицы, — беги мальчик, пока я не придал тебе скорости.

— Но… — заикаясь произнес Рома. Двое мужчин угрожающе встали.

Парень выскочил наружу. Интересно здесь гостей провожают.

Дом, из которого выгнали Рому, был двухэтажным, высоким, длинным, серым, унылым. Как и живущие в нем. Вокруг него росли высокие деревья и густая темно-зеленная трава. Здесь вполне можно спрятаться и никто не найдет. Рома пошел по еле заметной среди травы тропинке. Похоже, это не очень популярное место, что совсем не удивительно. Он сюда точно не вернется. За деревьями было еще интереснее. Мужчины в камзолах, женщины в длинных платьях. Вот карета мимо проскакала, запряженная двумя лошадьми. Дома, украшенные затейливой резьбой, дорога из камня. Он сошел с ума, определенно.

— Простите, вы не подскажете, где живет Мирный? — Рома обратился к мимо проходящему мужчине. Больше знакомых в этом странном городе не было.

— Он охотник что ли? А почему в Доме Охотников не спросишь?

— Там мне обещали дать пинка для скорости.

— Все охотники такие грубияны, — жеманно сказала спутница мужчины.

— Обычно они селятся в той стороне, восточной части города, — мужчина махнул рукой, — иди туда, спроси кого-нибудь. Я же их не знаю, не мой круг общения.

Мужчина поклонился с легкой улыбкой, Рома ответил тем же. И на том спасибо. Он пошел в указанном направлении. Голова больше не кружилась, но слабость не отступала, парень прикладывал усилия, чтобы передвигать ногами. Другого выхода у него не было, ночевать на улице ему не хотелось. Тем более, в этом странном месте, как будто взятом из прошлого века.

Пока Рома доковылял, с него семь потов сошло. И на улице хорошо, тепло так. Вон, под кустом растет вполне себе мягкая на вид трава. С тяжким вздохом Рома двинулся дальше. Он остановил немолодую женщину, судя по одежде небогатую.

— Не подскажите, где здесь живет Мирный?

— О, это совсем рядом. Дойдешь до конца улицы, там увидишь дом с зеленым забором и коричневой крышей. Жена Мирного постаралась украсить семейное гнездышко. Там и найдешь охотника, если он дома, конечно.

— Спасибо большое, вы не представляете, как я рад.

— Да на здоровье, обращайся. А ты кто будешь?

— Внучатый племянник Мирного. Вот, решил проверить дядю, а точного адреса он не оставил, — да, врать нехорошо. Но в данной ситуации безопасно, как подсказывала Роме его хм, интуиция.

— Это так похоже на мужчин. Безответственно отправлять ребенка неизвестно куда. О чем думают твои родители.

— Они стараются воспитать меня самостоятельным мужчиной, — ремня ему не избежать, — спасибо, я пойду, а то дядя будет беспокоиться.

— Иди-иди, нельзя заставлять взрослых ждать. Ведь они заботятся о тебе, надо проявлять уважение.

Рома быстро ушел, а она все что-то говорила. Болтливая женщина это ад для мужчины. А взрослый, который стремится поучать, ад для подростка. Среди одинаковых, но милых домиков, парень нашел нужный. Заглянул во двор. Нет ли где большой злой собаки, отвратительного шрама на шее ему хватает. Полжизни будет работать на операцию по удаления этого ужаса. Рома увидел будку, в ней дремлющего большого пса.

— Привет, хозяева дома? — в ответ пес лениво посмотрел, вывалив язык, — понятно. Надеюсь, ты на цепи.

Рома зашел, пес не шевельнулся. Парень постучал в дверь. Ему открыла хорошенькая девушка, с длинной косой и милым личиком.

— Здрасьте, а Мирный дома?

— Дома. А ты кто?

— Передайте ему, что его спрашивает раненный парень, который ночевал в Доме Охотников.

Девушка посмотрела на него, как на идиота. Дверь закрылась. Через минуту открылась снова.

— Ты что тут делаешь? — растерянно спросил молодой мужчина крепкого телосложения. Короткие светлые волосы торчали во все стороны, делая его похожим на взъерошенного воробья. Лицо у него было добрым.

— Вы Мирный?

— Да. Заходи, жена угостит тебя вкусняшкой. Дорогая, накрой на стол, пожалуйста. Проходи сюда.

Они зашли в комнату. В ней была большая печь, внутри нее что-то варилось. Наверху лежал матрас и одеяло.

— Я здесь сплю, когда моя любовь сердится, — Мирный хихикнул. Его любовь со стуком поставила на стол миску с картошкой. Сегодня спать ему на печке, — мясо тоже и с огорода овощи принеси. Не будь жадиной. У нас особый гость.

— Все твои собутыльники особые.

— Что ты такое говоришь. Посмотри на него, он же ребенок.

Рома и Мирный молчали, пока девушка накрывала стол. Разговор начался, только когда они остались вдвоем.

— Вы знаете, что произошло? — спросил парень.

— Ну, да. Ты лежал без сознания в лесу, раненный. Мы и не думали что ты выживешь. В смысле, это, конечно, хорошо, что ты живой, после такой раны. А что ты делал в лесу?

— Не помню. Я вообще не собирался из дома выходить.

— Понятно. Я слышал, что оборотни умеют привораживать добычу.

— Оборотни? Меня так уже назвали. В том доме, где я был.

— Это Дом Охотников. Мы отнесли тебя туда, чтобы ты отлежался. Почему ты ушел оттуда?

— Потому что меня выгнали. Назвав оборотнем. Я чего-то не знаю?

— Ну, это, мы думаем, такая рана просто, других вариантов нет, что тебя покусал оборотень, — глаза Мирного нервно забегали, — я охотник, я знаю, о чем говорю.

— Здорово, и что теперь делать?

А еще психушка светит этому мужику, подумал Рома. Как и всему городу.

— Невейя скажет. Она лечила тебя, пока ты был без сознания. Она очень хороший лекарь. Тебе повезло, что она согласилась смотреть за тобой.

— Ого. И сколько я был без сознания?

— Три дня, — Мирный сказал так, будто в этом не было ничего такого.

— Меня родители убьют. Теперь дома хоть не появляйся, — трагическим голосом сказал Рома.

— Я все им объясню. Они поймут, что дела охотников очень важны. Так что, тебе нечего бояться.

— Да, теперь я спокоен. Можно я домой пойду?

— Пока нет. Ты кушай, отдыхай. Спать здесь будешь, — Мирный показал на печь, — а я пошлю соседского мальчишку к Невейе.

Где же Мирный будет спать, если его любовь рассердится сегодня? Оборотень он, или нет, но кушать не хотелось. Рома только попил воды, почти полный кувшин. Мирный быстро вернулся.

— Все в порядке. Мальчишка отнесет мое письмо Невейе, но в любом случае придет она завтра, сегодня уже поздно. Может, ты хочешь чего-нибудь?

— Нет, спасибо. Я устал, только спать хочу.

— А давай попаримся? Баня от всех болезней исцеляет. Я с утра воды натаскал, сейчас нагреется, и пойдем. Ты согласен?

— Да, — Рома кивнул. Наверно, от него воняет. Еще бы, три дня проспать, если верить Мирному. — А кто был с вами, когда вы меня нашли?

— Мои друзья, Литич и Ронал.

— Они тоже охотники?

— Литич. Ронал воин.

— Круто.

— С Литичем мы давно дружим, со школы. Только он был на два класса старше меня. И в охотничьем деле лучше меня. С Роналом познакомились сразу после окончания школы, в драке. Ронал, как любой гном, любит выпить, повеселиться. И искать приключения.

— Гном?

— Полугном, получеловек, если точнее. Он очень гордится своими корнями. Может рассказывать о своих предках часами. Поэтому, если увидишь его навеселе, беги. Поверь мне, многовековой опыт крестьян и горняков совсем не интересен. Поэтому мы с Роналом и подрались тогда. Он всем рассказывал про замечательного дедушку. Или бабушку, не помню. А я орал, чтобы он заткнулся.

— Интересные у вас друзья.

— Самое главное — верные. Рома, ты понимаешь, оборотней здесь не любят.

— Я с этим уже столкнулся.

— Они опасные существа и никогда не знаешь, что у них на уме. Они владеют магией, которая недоступна колдунам людей. Я хорошо к тебе отношусь. Я вижу, что ты хороший парень и никого не обидишь. Но Ронал… тебе лучше держаться от него подальше. Не оставайся с ним один на один. Лучше будь при мне. И вообще, не распространяйся о себе. Хорошо?

— Я запомню, — кивнул Рома.

Вода в бане согрелась, Рома и Мирный пошли мыться. Было жарко так, что невозможно дышать. Уставший, парень лег на полку. Он будет спать, пусть в бане, пусть жарко, как в аду. Сон закрыл Роме глаза, пока спину не начало жечь.

— А, хорошо! — Мирный бил Рому березовыми вениками.

Да что за жизнь такая, то экзамены, то баня. Нет покоя, когда ты оборотень. Рома думал, что голос сорвет, когда охотник перестал над ним издеваться. Из бани парень вышел бодрым, слабости как не бывало. Он сразу же лег на печь, намереваясь проспать до утра.

— Рома, просыпайся, — Мирный потряс парня за плечо.

— Я только лег, — пробурчал Рома.

— Здоров же ты спать. Давно утро наступило, люди накормили скотину, подоили коров. Ты всю жизнь так проспишь. Пойдем.

Мирный улыбался ярче солнца, за что сонный Рома готов был его убить. Парень ловко прыгнул с печи, встав на ноги. Сам не ожидал от себя такой прыти. Правда при этом он задел головой потолок, но это нестрашно. И вообще, он не виноват, что дом низкий.

Охотник повел его на улицу. Мирный снял рубаху, обнажив тренированное тело охотника, украшенное шрамами. Рома неприязненно на него взглянул. Сам он забыл надеть куртку, и сейчас стоял, прикрыв шею рукой.

— Ну что ты как юная дева, которую не целовали. Не стесняйся, нас никто не видит. Ну, разве что Фрося.

Фрося удовлетворенно хрюкнула из лужи. Рома тоскливо посмотрел на ее розовый пятак. Свинья она свинья и есть.

— Самое лучшее лекарство от болезни ума — занять работой тело. Повторяй за мной.

Рома удивленно покосился. Неожиданно слышать столь философское изречение от охотника. Парень вяло махал руками, пока не получил ощутимый тычок по ребрам, что придало активности и энергии. После зарядки они побежали вокруг деревни. К восторгу обоих, Рома бежал наравне с Мирным. Раньше такой прыти не наблюдалось. Где-то на третьем круге Рома упал, как подкошенный. Тысячи острых иголок с ядом на конце впивались в мышцы, раздирая на мелкие кусочки. Рома хотел вытащить их, чтобы они перестали причинять боль. Мирный сел на парня и держал его руки, потому что он до крови раздирал свое тело. Лицо охотника было бледным, на висках выступил холодный пот, хотя особого усилия он не прикладывал. Рома затих, пришел в себя.

— Я тебе не лошадь, — сдавленно сказал Рома. Охотник весил немало.

— Я не знал, что ты припадочный, — Мирный помог парню встать, придерживая за руку, как заботливая мамаша.

— Сам не знал, — Рома отряхнул одежду от пыли, — может, потому что я раньше не бегал так много.

— Ну да, ну да. Хорошо, что ты в порядке.

В молчании они шли домой. Во дворе стояли две лошади. Мирный похлопал одну по шее. Роме показалось, что охотник не хочет заходить в дом. В комнате их ждали незнакомые женщина и парень лет десяти. Они не стесняясь смотрели на его шрамы. Рома надел куртку, не сразу попав в рукава.

— Это, в самом деле, удивительно, — произнесла женщина.

— Так Рома стал оборотнем? — спросил Мирный.

— Даин, погуляй с Ромой, — приказала Невейя.

— Ага, — паренек улыбнулся.

Они вместе вышли на улицу. Даин уверено повел Рому к реке. Они сели на берегу, бросая в воду камешки. Даин был младше Ромы года на два. При этом чуть ниже и шире в плечах. В отличие от худосочного бледного Ромы, Даин был загорелым, крупным. Но не толстым, рубаха облегала мышцы. Просто одежда маленькая, подумал Рома, оглядев Даина. Если он оденет на размер меньше, также будет выглядеть. Даин улыбнулся. Открыто, бесхитростно.

— Тебя, правда, оборотень покусал?

— Не знаю, Мирный так говорит.

— А как ты в лес попал?

— Не помню, — Рома ответил с раздражением.

— А что в лесу делали Мирный, Литич и Ронал?

— Об этом я не подумал, — растерянно протянул Рома. Очень интересный вопрос.

— Невейя постоянно сердится на меня, я задаю много вопросов. Это ее раздражает. Тебя тоже?

— Нет, конечно. Ты задаешь правильные вопросы.

Даин просиял.

— Покажи шрамы.

Рома почувствовал вспышку раздражения, но любопытство Даина, было детским, простым, наверно, поэтому не очень обидным. Парень снял куртку, надежно скрывавшую уродство.

— Значит, это правда, — с тихим восторгом прошептал Даин. Он осторожно прикоснулся к шрамам, — здесь оборотень укусил тебя за шею. Но его что-то отвлекло, рана не глубокая, клыки глубоко не проникли. Иначе, ты бы точно не выжил. А здесь шрамы от когтей. На левом плече глубокие, на правом еле заметный, будто задел вскользь.

— Да тебе судмедэкспертом быть.

— Что?

— Хороший из тебя лекарь получится.

— Ты так думаешь?

— Я уверен.

— А Невейя считает по-другому, — погрустнел Даин.

— Это она специально. Чтобы ты не расслаблялся и старался лучше.

Даин покраснел от смущения.

— Алекс, мой двоюродный брат, научил меня бесшумно подкрадываться. Давай подслушаем, о чем Невейя и Мирный говорят? Ты же никому не расскажешь, да?

— Ты что, это же круто! Пойдем скорее.

До двора охотника они бежали чуть ли не вприпрыжку. Причем Даин даже не запыхался.

— Ступай сначала на пятку, потом плавно ставь всю ногу. Тогда тебя никто не услышит.

Отдышавшись, они подкрались к окну. Судя по голосу, Невейя была разражена. Голос же Мирного был виноватым.

— Ты совершаешь большую ошибку.

— Дело не во мне.

— В Ронале. Из вас троих только он ищет неприятности. Успешно, если можно так сказать, находит их. И втягивает вас. Ты когда-нибудь поумнеешь?

— Эй, я закончил Школу Охотников, прошел войну против Мирры. Мой дом полная чаша и мы собираемся родить ребенка.

— И что из этого делает тебя умным?

— Но Невейя…

— Пожалел бы мальчика. Ронал сам виноват. А мальчик ни в чем.

— Мой друг тоже ни в чем не виноват!

— Однажды ты его не спасешь. И сам пропадешь.

— Что это было? Эльфийское предсказание? Когда я просил, ты не предсказывала мою судьбу.

— Потому что это бесполезно. Но я надеюсь, что ты меня услышал.

Даин потянул Рому за рукав, несмотря на то, что в доме еще разговаривали. Отойдя подальше от окна парни перевели дух.

— А что, Невейя эльфийка?

— Эльфия, — поправил Даин, — не хочешь остаться без языка, говори правильно. Она весьма воинственная. И да, эльфы лучшие лекари.

— И судьбу умеет предсказывать? А как, гадает по руке?

— Эльфы видят судьбу каждого. Им не надо гадать. Как думаешь, при чем тут Ронал и ты?

— Не знаю. Может, это он меня покусал?

— Не смешно. Ронал сам ненавидит оборотней. Если бы он стал одним из них, то скорее убил бы себя, чем стал есть людей.

— Оборотни едят людей? Фу, — Рома скривился.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 275