электронная
72
печатная A5
408
18+
Проклятье рода Ротенбургов

Бесплатный фрагмент - Проклятье рода Ротенбургов

Книга 4. Суженый

Объем:
242 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7896-6
электронная
от 72
печатная A5
от 408

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Почти полтора года после нашего переезда из России в Германию, в июле 1997 года, мы с мужем и дочерью собирались провести отпуск на одном из маленьких греческих островов, подальше от туристов. Но неожиданно Эгису пришлось ехать в очередную командировку в какую-то арабскую страну, сделавшую крупный заказ медицинского оборудования, который его компания не могла упустить. Его родители, сначала выразившие желание поехать с нами, тоже были вынуждены отказаться от этой поездки, так как перед самым отъездом фрау Ульрика подхватила грипп. Моя невестка Кристина и деверь Ивар были заняты своими семейными проблемами и, в результате, мы с Юлькой отправились на курорт вдвоем.

Остров действительно оказался прекрасным местом для отдыха. Расположенный недалеко от побережья Греции, он, по какой-то причине был обойден вниманием туристов. Пятизвездочный отель, построенный по самым современным технологиям, небольшой и уютный, поражал своей чистотой, большими просторными номерами с огромными окнами, выходящими на море. Ко всему этому прилагалась варварски великолепная природа, целая гряда чистых пляжей с прозрачной незамутненной туристами водой и большим бассейном, при виде которого четырехлетняя Юлька запрыгала от радости.

Первые два дня мы не высовывали носа из отеля. Юлька мирно плескалась в детском отделении бассейна, я лежала с книгой и загорала в шезлонге рядом. Основное население отеля составляли богатые старички, которые, как я полагала, прятались здесь от шума больших курортов.

В первой половине нашего третьего дня в отеле, задремав в своем шезлонге, я очнулась от звонкого голоса Юльки:

— Мама! Смотри, кого я нашла! Это Люк.

Я сдвинула с лица широкополую шляпу, защищавшую меня от солнца, открыла глаза и увидела рядом с Юлькой темноволосого красивого мальчика лет семи, хорошо сложенного, загорелого, с ясной белозубой улыбкой.

— Простите, мадам, мы не хотели вас беспокоить, — произнес он по-английски, вежливо улыбаясь. — Надеюсь, вы не будете возражать, если я поиграю с Джулией?

Юлька стояла гордая, как маленький индюшонок.

— Ну что вы, сэр, — сказала я, тоже улыбаясь и поддерживая его вежливый тон. — Вы сделаете мне одолжение.

Я встала из шезлонга, чтобы размять ноги, и сняла шляпу. Мои длинные светло-русые волосы каскадом упали мне на плечи. Мальчик смотрел на меня, не отрывая глаз.

— Мадам француженка? — спросил он, наконец.

— Почему ты так решил?

— Вы выглядите, как фотомодель, — так же вежливо пояснил мальчик. — И вы обе очень красивые.

— Ах ты, маленький льстец! — засмеялась я. — Ты что, тоже живешь в этом отеле? И тебе тоже смертельно скучно?

— Да, — он снова улыбнулся. — Мы приехали с отцом только вчера вечером, мы всегда проводим здесь две недели в июле.

— Мама! — Юлька топнула ножкой. — Так мне можно поиграть с Люком?

— Конечно, поиграйте, — разрешила я. — Вы будете в бассейне?

— Да, — сказал Люк. — Я хотел поучить Джулию плавать.

Я кивнула, и в тот же момент оба сорвались с места и с воплями побежали к бортику бассейна. Первой в воду, подняв кучу брызг, плюхнулась Юлька. Вслед за ней мягко, почти без плеска, как профессиональный пловец скользнул в воду мальчик Люк.

Я развернула шезлонг так, чтобы оба находились в моем поле зрения, подняла спинку, превратив его в кресло, снова надела свою светлую соломенную шляпу, темные очки, взяла в руки книжку и начала читать, время от времени поглядывая на резвящихся в воде детей.

Прошло не более получаса, как на корт открытого бассейна вышел высокий стройный мужчина в светлых, до колена, летних шортах, тоже загорелый и темноволосый.

— Сэб! — несколько раздраженно сказал он, подходя к краю бассейна. — Сколько раз я говорил тебе, чтобы ты не исчезал без предупреждения!

Мальчик подплыл к краю бассейна, вытащил на бортик мокрую Юльку, вылез сам и стоя перед мужчиной, негромко ответил:

— Извини, папа.

Я закрыла книжку, бросила ее в шезлонг, сняла очки и шляпу и отправилась спасать галантного Люка.

— Простите ради бога, — сказала я по-немецки, поскольку мужчина говорил с мальчиком именно на немецком. — Это наша вина. Моя дочь просто умирала со скуки одна в этом бассейне, пока не увидела Люка. Посмотрите на нее, эта маленькая барышня стоит целой армии! У Люка не было шансов устоять.

Мужчина медленно повернулся ко мне, и я чуть не завизжала от ужаса, как Юлька. Это был ни кто иной, как его светлость барон Марк фон Ротенбург, старший сын и теперь наследник моего покойного первого мужа, барона фон Ротенбурга. Моя первая несчастная любовь и та самая бессердечная скотина, которая после смерти мужа лишила меня наследства, украла документы о моем браке и свидетельство о рождении сына, а затем отняла у меня и моего маленького сына.

Справедливости ради, надо сказать, что его светлость тоже несколько обалдел от неожиданности.

— Элена! — только и смог сказать он, пожирая меня взглядом.

Я невольно вздрогнула и пожалела, что именно сегодня утром решила надеть новый светло-голубой, очень открытый супермодный купальник, состоявший из сплошных веревочек и завязочек, и едва прикрывавший мои прелести.

— Вы знакомы! — запрыгала от радости Юлька. — Значит, нам с Люком можно будет поиграть?

Марк перевел взгляд на четырехлетнюю, тоненькую, как былинка, Юльку, казавшуюся еще более белокожей в ее алом купальнике с юбочкой, зеленоглазую, с длинными, до пояса, светлыми волосами, и медленно, неверяще, спросил, поднимая на меня глаза:

— Это твоя дочь?

— Да.

Я выдержала его взгляд.

— Это моя дочь, Юлия. Значит, Люк — твой сын?

— Люк? — удивленно спросил он. — Почему Люк? Это мой сын Луи-Себастьян.

— Луи!

Я взволнованно уставилась на мальчика. Это был Луи! Судьба все-таки дала мне шанс вновь увидеть своего сына. Теперь уже все трое смотрели на меня.

— Луи, это твоя тетка, баронесса Элен фон Ротенбург, — наконец, медленно сказал Марк, обращаясь к мальчику.

— Значит, Джулия моя кузина?

— У меня есть кузен! — обрадовано закричала Юлька, подпрыгивая на месте от волнения, а потом, вдруг остановилась и уставилась на Марка большими блестящими зелеными глазами: — А тогда ты кто?

— Он твой дядя, барон Марк фон Ротенбург, — поспешно представила его я.

— А, это тот, которого никто не любит! — с детской непосредственностью сказала Юлька, сразу теряя к нему интерес, но потом все-таки еще раз посмотрела на него и добавила, обращаясь уже ко мне: — Но ведь он не может быть совсем плохой, правда? Он ведь папа Люка, и вообще, он разрешил нам поиграть?

Светлые, серебристо-серые глаза Луи блеснули насмешкой.

— Пошли, Джулия, — сказал он, беря Юльку за руку. — Еще раз прыгнем вон с того высокого бортика.

— Луи, может быть, ты пригласишь свою кузину и тетю пойти с нами на пляж? — неожиданно сказал Марк, глядя на обоих детей.

— На наш пляж? — вежливо уточнил Луи.

— Да.

Луи внимательно посмотрел сначала на отца, потом на меня, потом снова перевел взгляд на Марка.

— Папа, почему бы тебе не пригласить Элену и Джули самому?

— Луи, пригласи ты! — вмешалась, как всегда бесцеремонная Юлька. — Ты маме понравился!

— Баронесса? — Луи поднял на меня серебристые глаза, которые он унаследовал от своего отца, старого барона Гюнтера фон Ротенбурга.

— Хорошо, Луи, спасибо за приглашение, — сказала я, проглатывая вставший в горле ком. — Только, может быть, мы сначала съедим ланч?

— Папа всегда делает барбекю на нашем пляже, — обрадованно сказал Луи. — Потерпите немного и вы не пожалеете!

— Хочу барбекю! — закричала Юлька, а потом повернулась к Луи и спросила: — А что это такое?

Луи звонко рассмеялся, Юлька тут же присоединилась к нему, и я с удивлением услышала негромкий смех Марка.

Весь остаток дня мы провели в маленькой бухте, скрытой от посторонних взглядов посетителей отеля нависающими над ней утесами. Дети бегали наперегонки, смеялись, барахтались в теплой морской воде. Я, прикрыв глаза все той же соломенной шляпой, лежала и загорала на предусмотрительно захваченном из отеля полотенце. Марк разложил на берегу маленький костер, и, сидя возле него, строгал палочки для шашлыков. Луи вскоре присоединился к нему. Когда они настрогали достаточно, Марк прогнал детей от костра, боясь, что неугомонная вертлявая Юлька может пораниться, случайно наступив босой ногой в костер.

— Мы с мамой строим замечательные замки из песка! — вспомнила Юлька. — Пошли, Люк, мы и тебя научим!

Я устроилась с детьми у самой воды и, стоя на коленях, пропуская мокрый песок сквозь пальцы, тонкой струйкой укладывала его на предварительно сооруженное Луи основание замка, придавая ему причудливые, почти готические очертания.

— Как красиво! — восхищенно сказал Луи, когда мы закончили, поднимаясь с колен и отряхиваясь от песка. — Папа, посмотри!

Я почти физически почувствовала приближение Марка, но так и сталась сидеть на коленях, с испачканными в песке руками. Хулиганка Юлька, скача вокруг меня, как обезьянка, умудрилась выдернуть из моих волос заколку, и непослушные, слишком отросшие за прошлый год волосы волной накрыли мои плечи и грудь, чуть не коснувшись песка.

— Ох, и наподдам я тебе сейчас, мартышка, — пригрозила я Юльке, пытаясь снова собрать волосы в узел, но Луи неожиданно коснулся пальцами моих волос и тихо повторил то, что сказал мне в бассейне:

— Вы такая красивая, сеньора! Оставьте их так, не закалывайте, вы похожи на принцессу.

Я сдула упавшую на лицо прядь волос и увидела, что Марк протягивает мне руку, чтобы помочь подняться. Ухватившись за его руку, я встала. Дети тут же со смехом потянули меня к костру, на котором жарилось мясо. Через полчаса мы сидели возле костра и уплетали восхитительно вкусное жареное мясо. Луи выкатил из костра печеную картошку, обжигая пальцы, почистил ее и отдал Юльке. Марк молча сделал тоже самое, только протянул картошку мне. Я помедлила и взяла из его рук картошку. В свете костра его глаза насмешливо блеснули и погасли.

Поздно вечером, когда мы вернулись в отель, и смертельно усталые дети буквально упали в свои кровати, я, прикрыв легким одеялом Юльку, вышла на темный корт бассейна.

Спать мне не хотелось. Я снова села в шезлонг у воды и стала думать, что же мне делать.

— Я хочу о чем-то попросить тебя, Элена, — внезапно раздался за моей спиной негромкий голос Марка.

Я вздрогнула так, что чуть не вывалилась из шезлонга.

— Ты с ума сошел! Так меня напугать!

Он подошел к моему шезлонгу и опустился на каменный пол у моих ног.

— Что тебе нужно? — почти враждебно спросила я.

Он смотрел на меня снизу вверх, не сводя с моего лица своих казавшихся в ночи темными глаз.

— Дети, кажется, подружились, — наконец, произнес он. — Не уезжай. Пусть они побудут немного вместе. Луи очень замкнутый мальчик. Твоя дочь заставляет его смеяться. Я давно не видел его таким оживленным и счастливым. Давай не будем портить им отдых. Две недели пролетят, как один день. Все вместе съездим на Крит, в Афины, будем загорать, купаться. И только. Я обещаю, что этим все ограничится.

— Я не хочу проблем с Эгисом, — наклонив голову, сказала я.

Он вздохнул.

— Ты не хочешь побыть с сыном?

— Я тебя сейчас выброшу в бассейн, Марк! Ты отнял у меня сына!

— Не стоит начинать все с начала, — устало сказал он, поднимаясь на ноги. — Подумай. Завтра утром я хотел бы знать твой ответ. Тогда мы заберем детей и отправимся в Грецию. Здесь только полчаса до греческого побережья.

— Вплавь? — не удержалась от ехидного замечания я.

— У меня в порту яхта, — невозмутимо ответил он. — Спокойной ночи.

Глава 2

— Мама, я хочу к Люку! — с утра начала ныть Юлька, скача по моей кровати и не давая мне спать. — Вставай, уже полдевятого. Ты сказала, что можно будет разбудить тебя после восьми. Я хочу есть!

— Ты всегда хочешь есть, — пробормотала я, пытаясь разлепить глаза. — Хорошо-хорошо, я встаю, только дай минутку.

Наскоро умывшись и причесав волосы, но, по привычке, даже не потрудившись заколоть их, я подхватила Юльку за руку и вместе с ней вышла на веранду отеля, где мы обычно завтракали. Не успели мы сделать и несколько шагов по направлению к нашему столику, как к нам с улыбкой подлетел метрдотель.

— Моя прекрасная сеньора, барон фон Ротенбург и его сын приглашают вас к его столику.

Я огляделась по сторонам и увидела сидевших за столиком на отрытой части веранды Марка и Луи. Чистенький причесанный Луи, сверкая белозубой улыбкой, вскочил из плетеного соломенного кресла и помахал нам рукой.

— Люк! — закричала Юлька, устремляясь ему навстречу.

— Элена, — произнес Марк при моем приближении, вставая и отодвигая для меня стул.

Я улыбнулась Луи, кивком поблагодарила Марка, коротким строгим взглядом призвала к порядку Юльку и села за стол. Дети тут же уселись на свои места, Юлька схватила йогурт; Луи, как образцовый мальчик из приличной семьи, начал мазать маслом свой тост.

— Континентальный завтрак? — вопросительно произнес Марк, глядя на меня.

— Нет, спасибо, — оказалась я. — Слишком тяжело. Салат?

— С утра? — удивился он.

— Прекрасная сеньора настоящая гречанка, — льстиво произнес метрдотель. — Греческий салат?

— С фетой и оливками, пожалуйста, — согласилась я.

— Греки из моей команды будут просто молиться на тебя, — заметил Марк, принимаясь за свой завтрак, состоящий из традиционного бекона, яиц, и помидор с грибами.

— Какой еще команды? — подозрительно спросила я.

— Папа сказал, что он предложил вам с Джулией прогулку с нами по побережью Греции, — быстро сказал Луи. — Мы хотели поехать в Афины и на Крит. Я уверен, что вам понравится. Ну, пожалуйста, Элена! — он умоляюще посмотрел на меня. — У нас большая яхта, очень хорошая, вам будет удобно. Капитан команды — грек, сеньор Периклюс, он просто помешан на салатах, вы будете его любимой пассажиркой!

— Ура! — закричала Юлька. — Мы едем в Грецию. Там живут грецкие орехи?

Что мне оставалось делать?!

Луи оказался прав. Старый греческий капитан был очарован с первого взгляда. Когда я, опираясь об его руку, спрыгнула на палубу яхты Марка, и моя соломенная шляпа скользнула вниз по моей спине, открывая длинные волнистые светлые волосы, старый седой грек заглянул мне в лицо, и на лице его отразилось благоговение.

— Сеньора настоящая красавица! — вскричал он. — Вы похожи на Афродиту, дорогая моя! Светло-русые кудри до пояса, фиалковые глаза, идеальная фигура! Ваша светлость, глазам своим не верю! Вы, наконец, женились? Мои поздравления!

— Кто такая Афродита? — спросила Юлька, сидя на руках у Марка.

— Греческая богиня, — сказала я, забирая ее из рук Марка и ставя на палубу.

— Богиня? — зеленые глаза Юльки широко раскрылись от изумления. — Но ведь есть только один бог, Иисус Христос, и его мать, святая Мария. Откуда взялась эта богиня?

— Я тебе потом расскажу, — пообещала я. — Когда капитан приведет яхту к греческим берегам и покажет нам гору Олимп. Хорошо?

— Вы знаете, где гора Олимп? — тоном прокурора спросила у капитана Юлька.

Старый седой капитан громко расхохотался.

— Знаю ли я гору Олимп? Да, маленькая нимфа, знаю. И очень хорошо. За мной — привести яхту к Олимпу, за твоей мамой — история. Вы согласны, Афродита?

Он хитро посмотрел на меня.

Луи растерянно посмотрел сначала на меня, а потом на Марка.

— Что особенного в этой горе?

— Я вам все расскажу, — пообещала ему я, обнимая обоих детей за плечи и подмигивая капитану.

— Это сказка! — обрадовалась Юлька. — Мама всегда рассказывает мне на ночь чудесные сказки. Тебе понравится, Люк.

— Это не сказка, это легенда, — поправила ее я.

— Хорошо, — отмахнулась Юлька. — Люк, покажи мне этот чудесный корабль. Я обожаю большие лодки!

— Ваша дочь, сеньора, просто очаровательна! — галантно сказал мне капитан, скрывая усмешку.

— Периклюс, я хотел бы представить тебе нашу спутницу, — официальным тоном сказал Марк. — Это баронесса Элен фон Ротенбург, член моей семьи.

— О! — только и сказал капитан, поднимая брови. — Большая честь для нас, баронесса. Надо полагать, вас опередили, ваша светлость?

— Да, и это целиком его вина, — быстро сказала я, и тут же попыталась перевести разговор на другую тему. — Говорят, вы большой знаток и большой мастер по приготовлению салатов?

— Сеньора любит салаты? — расцвел в улыбке капитан.

— Элена, по-моему, не ест ничего, кроме салатов, — проворчал Марк.

— Не зря я полюбил вас с первой минуты! — с чувством сказал грек. — Вы ведь не немка, не правда ли? Вы — француженка?

— Нет, я русская.

— Ну конечно! Роксолана!

— Роксолана? — с удивлением повторил Марк.

— Турки, а за ними и греки, называли так русских девушек, попавших в гарем к знатным господам, — пояснила я. — В честь украинки Роксоланы, жены султана Сулеймана и матери султана Селима Великолепного.

— Вы замужем, прекрасная сеньора? — осведомился капитан, игнорируя раздраженный взгляд Марка.

— Да, а в чем дело? — не поняла я.

Старый грек жалостливо поцокал языком.

— Вы такая красавица и такая умница! Хотите, я убью вашего мужа для того, чтобы вы достались его светлости? Он будет носить вас на руках. Посмотрите на него, он же без памяти в вас влюблен.

— Слишком поздно, Периклюс, — с застывшей на губах усмешкой сказала я, — поезд ушел. Мы с его светлостью теперь только родственники.

Через несколько часов после того, как яхта вышла в море, я стояла на носу, слегка придерживаясь рукой о перила, и с волнением смотрела на приближающийся берег.

— Олимп, сеньора! — прогремел с капитанского мостика голос Периклюса. — Прямо по борту. Видите вон ту гору?

— Вы обещали рассказать историю, Элена, — робко напомнил Луи, подходя и становясь рядом со мной. Юлька тут же оказалась с другой стороны от меня.

— Хорошо.

Я придержала за поля свою широкополую соломенную шляпу, защищавшую мое лицо от солнца. Прибрежные ветер развевал мои длинные волосы. Подол моего светлого длинного, до щиколоток, сарафана, хлопал на ветру, как парус.

— Когда-то, в далекие времена, когда не было еще на свете Иисуса Христа и его матери Марии, на горе Олимпе жили первые древнейшие человеческие боги. Боги, которые были очень похожи на людей. Они могли ходить среди людей, могли радоваться и горевать вместе с людьми, могли помогать людям, но могли им и вредить. Они были красивы человеческой красотой и могущественны силой природы.

— Главным богом и отцом всех богов был Зевс, — продолжала я, переведя дыхание. — Он был высок, крепок и красив, но у него был очень плохой характер. Он обладал посохом-трезубцем, которым мог вызвать молнию и гром. Сила его была настолько велика, что при помощи своего трезубца он мог потрясать небо и землю, вызывать волнение на морях и разрушать континенты. Все другие боги боялись и уважали Зевса. У Зевса была жена, богиня Гера, прекрасная как женщина-мать, которая считалась богиней плодородия и которая покровительствовала женщинам-матерям. Женщины всей Греции, независимо от того, бедные они были или богатые, могли принести ей жертву, и тогда она помогала им.

— Жертву? — вмешалась неугомонная Юлька. — Это как?

— Когда ты с бабушкой ходишь в церковь, ты ставишь богу свечку, — пояснила ей я. — Это и есть то, что осталось от жертвоприношений древних времен. В те далекие времена люди несли богам то, что у них было: еду, одежду, скот.

— И что, у каждого бога была своя икона?

— У каждого бога был свой храм, — под тихий смешок Луи сказала я.

Юлька открыла рот от негодования, подумала, потом закрыла его и только сказала:

— Давай дальше. Сколько же их было, этих богов?

— Много. Брат Зевса, бог Посейдон, был богом морей и океанов. Когда он гневался на людей, он вызывал на море страшные бури, которые топили корабли.

— А зачем он гневался? — снова вмешалась Юлька. — Потому что они бросали бутылки в воду?

— И поэтому тоже. В основном, он гневался потому, что моряки, прежде чем выйти в море, не приносили ему жертвы, не умилостивили его. Тогда он беспощадно топил их корабли.

Юлька задрала голову, чтобы посмотреть на капитана Периклюса, стоявшего на капитанском мостике и с интересом прислушивающегося к нашему рассказу.

— Ты приносил жертву Посейдону, Периклюс? — обеспокоенно спросила она, глядя на маленькие тучки, показавшиеся на горизонте.

Капитан на мостике, и пара матросов, возившихся с канатами на палубе, прямо согнулись от смеха. Луи, улыбаясь, смотрел на Юльку, которая действительно была не на шутку обеспокоена.

— Зачем я должен был делать это? Я христианин, сеньорита, — сумев справиться с приступом смеха, выдавил капитан.

— Но это же твои, греческие боги, — резонно возразила Юлька. — Это греческое море, и у тебя греческий корабль. Пожалуйста, Периклюс, скажи, что ты сделал все, как надо!

— Не волнуйтесь, сеньорита, я сделал все, как надо, — стараясь быть серьезным, уверил ее капитан.

Я подняла глаза и увидела, что рядом с ним на мостике стоит Марк. Его глаза, казавшиеся при ярком солнечном свете изумрудно голубыми, искрились смехом. Обращенные ко мне глаза Луи были серебристо-серыми, как новенькие советские рубли.

— Расскажи, были ли у них дети? — попросил Луи, слегка прищурив глаза от света и робко касаясь моей руки.

— О, у них было много детей и они все были уже взрослыми, молодыми и красивыми мужчинами и женщинами.

— А дети там были? — спросила Юлька. — Такие, как я и Люк.

— Ну, — сомнением протянула я, глядя на ее вытянувшуюся от разочарования мордашку. — Может быть, только малыш Амур, сын Афродиты, богини любви. Его всегда изображали маленьким мальчиком, белокурым, кудрявым и похожим скорее на девочку, как ты. У него были маленькие крылья, как у херувима. Он летал среди богов и людей со своим маленьким луком и поражал их стрелами из своего колчана. Стрелы эти были волшебными. Их сделал для него его дядя Гефест, бог-кузнец, покровитель ремесла. Тех, в кого попадали стрелы Амура, поражала любовь, и от этих стрел могли пострадать не только люди, но и боги.

— Как красиво! — сказала Юлька. — Давай дальше. Расскажи теперь о взрослых. Кто там у них был самым умным?

— Самой умной была богиня Афина Паллада, дочь Зевса. Она считалась богиней мудрости и справедливости, она покровительствовала всем, кто хотел учиться и тем, кто работал как, ну, скажем, как специалист, в основном, учителям и юристам.

— Это значит, тебе и дяде Марку, — перевела на понятный ей язык Юлька. — Я папе кто покровительствовал? Он же тоже учился в институте?

— У врачей был свой особый бог, тоже сын Зевса, бог-врачеватель Асклепий.

— А у нас с Люком был покровитель?

Я с улыбкой пригладила ее растрепанные ветром волосы.

— Да, конечно. У древних греков никто не оставался без покровителей. Вашей защитницей была младшая дочь Зевса и Геры, юная Геба, покровительница всей детей и подростков.

— А кто был самым красивым из богов? — не сдавалась Юлька.

— Среди мужчин — Аполлон, бог охоты и земледелия. Его всегда изображали прекрасным молодым человеком, светловолосым, синеглазым, с лавровым венком на голове, луком и лирой в руках. Потому что по совместительству он был еще и покровителем искусства, богом поэтов и писателей. Самой красивой богиней считалась Афродита, богиня любви и красоты, покровительница всех влюбленных. Она тоже была светловолосой и синеглазой, как Аполлон. По греческой легенде, эти боги были выходцами из северной Греции, Фракии, где тогда жили славяне.

— Великого Александра Македонского иногда называли фракийцем, — неожиданно для меня сказал Луи. — Я всегда думал, почему? В моей книге было написано, что он грек.

— Александр Македонский учился в Греции, в школе у великого греческого философа и ученого Аристотеля, но он не был греком, — пояснила я, с изумлением глядя в серьезное лицо шестилетнего мальчика. — Откуда ты знаешь про Александра?

— Мне нравится читать книги о войне и военной истории, — ответил Луи. — Иногда я даже играю в разные битвы со своими солдатиками. Я играл все битвы, которые провел Александр Великий! И еще — Наполеон Бонапарт.

— Ты слышал о Грюнвальдской битве? — с нежностью глядя на мальчика, спросила я.

— Нет. Ты расскажешь, Элена?

— Завтра! — безапелляционно заявила Юлька, жаждавшая продолжения рассказа о греческих богах.

— На носу — Афины! — провозгласил с капитанского мостика Периклюс. — Будем заходить в городской порт, капитан?

— Нет, бросим якорь в той самой маленькой рыбацкой деревушке под Афинами, где мы останавливались в прошлый раз, — услышала я спокойный голос Марка. — Оттуда я возьму машину, и мы отправимся в город на экскурсию.

— С вашей замечательной гостьей вам не понадобится даже экскурсовод, — сказал капитан. — Прекрасная сеньора словно родилась в Греции. Как же можно было упустить такую девушку, капитан?

— Не трави душу, Периклюс. И без тебя тошно. Пока мы будем в городе, найди какую-нибудь тихую безопасную бухточку, чтобы вечером половить рыбу, сделать костер и искупаться. Команду можешь отпустить на берег.

Глава 3

Весь день мы провели в Афинах. Дети излазили Парфенон вдоль и поперек, у меня уже просто болел язык от рассказов о приключениях богов и героев. Под конец дня, совершенно обессиленные и полные впечатлений, Луи и Юлька чуть не падали с ног от усталости. Сжалившись над Юлькой, корчившей уморительные рожицы, Марк взял ее на руки, она положила голову ему на плечо и тут же уснула. Луи мужественно шел рядом со мной, вложив свою ладошку в мою руку. Чтобы как-то развлечь его, я спросила:

— Хочешь, я расскажу тебе про Грюнвальдскую битву, как и обещала?

Он взглянул на меня своими серебристыми усталыми глазами и вежливо согласился. Через полчаса после того, как я начала рассказ о деталях сражения и о личностях великого магистра Тевтонского Ордена Ульриха фон Юнгингена, великого литовского князя Витовта и короля Польши Владислава Ягелло, Луи, забыв об усталости, почти вприпрыжку скакал рядом со мной.

— Ты покажешь мне диспозицию союзных войск? — возбужденно попросил он, когда мы уже подходили к машине Марка, припаркованной на стоянке возле большого супермаркета.

— Каким образом? — удивилась я.

— На песке. Ты нарисуешь мне картину сражения на песке? На пляже. Хорошо?

— Хорошо, — скрывая улыбку, сказала я.

И тут произошло неожиданное. Из маленького кафе наискосок от главного входа в супермаркет вышел небольшого роста человек в мятом льняном костюме, которого сопровождала дородная женщина в брючном костюме от Лагенфельда. Человек с интересом посмотрел в нашу сторону, и в следующую минуту уже мчался по направлению к нам с такой скоростью, что я испугалась.

— Мой дорогой барон! Луи! Кого я вижу! Я и подозревал, что вы в Афинах! — возбужденно закричал он, приблизившись к нам. — Почему же ты не дал нам знать, Марк? Моя вилла к вашим услугам!

— Мы прибыли в Афины только сегодня утром, — сказал Марк, улыбаясь его потешному энтузиазму, перекладывая спящую Юльку на другое плечо, чтобы пожать маленькому человечку руку.

— А это что за маленькая фея? — с интересом спросил человек, рассматриваю Юльку, а потом взгляд его упал на меня.

— О боже! — его рот приоткрылся от изумления. — Девушка с портрета! Алиция фон Ротенбург! Так ты все-таки женился на ней, Марк?! Боже, мои самые искренние поздравления! Когда же ты успел? Это твоя дочь?

Вопросы вылетали изо рта маленького человечка почти с пулеметной скоростью, так, что отвечать на них не было времени, впрочем, он и не ожидал, что кто-то будет на них отвечать.

— Представь же меня твоей жене! — закончил свой монолог человек.

Марк грозно взглянул на откровенно веселящегося Луи, уже открывшего было рот, чтобы что-то сказать, потом на меня, причем в его взгляде была какая-то скрытая просьба, значения которой я сначала не поняла, и произнес, поочередно взглянув на меня и на маленького человечка.

— Тео, позволь представить тебе баронессу Элен фон Ротенбург. Элена, это мой старый друг по Сорбонне, сеньор Теодор Папандопулос, в настоящее время человек настолько богатый, что может купить Афины.

Маленький человек рассмеялся, потирая руки от удовольствия. К этому времени к нам успела подойти и его жена.

— Боже, малютка совсем устала! — сказала она зычным голосом, с умилением глядя на Юльку.

Юлька лениво открыла один глаз и взглянула на нее.

— Какая миленькая девочка! — продолжала гречанка, разглядывая Юльку.

Юлька открыла оба глаза, но головы с плеча Марка не сняла.

— У нее зеленые глаза! — закричала в восторге женщина, жена Тео. — Как тебя зовут, малышка?

— Джулия, — ответила Юлька с такой важностью, что мы с Луи, переглянувшись, рассмеялись.

— Элена, — потянул меня за руку Луи, все это время не выпускавший моих пальцев из своей ладони.

Воспользовавшись тем, что Марк, его друг Тео и его жена были заняты возней с Юлькой, я присела рядом с Луи и заглянула ему в лицо.

— Что такое? Ты устал?

— Нет, — его серебристые глаза неотрывно смотрели мне в лицо. — Когда мы будем на «Агриппе», так называется вилла дяди Тео, можно я буду называть тебя мамой?

Я так растерялась, что в первую минуту утратила дар речи.

— Ты такая добрая и такая красивая, и с тобой так интересно, я бы умер за то, чтобы ты была моей мамой, — тихо и серьезно продолжал он. — Это очень важно для мальчика иметь красивую маму. Пожалуйста, Элена!

«Я убью тебя, Марк!» — быстро подумала я про себя, поклявшись в очередной раз, что в один прекрасный день я заставлю Марка заплатить за все.

— Договорились, — только и сумела произнести я вслух, проглотив вставший в горле ком.

— Спасибо! — глаза Луи вспыхнули от радости, он порывисто, на одно короткое мгновение прижался ко мне, обхватив меня за шею руками, и уткнувшись своим лицом в мои распущенные по плечам волосы, которые ему так нравились. Это жест не укрылся от глаз маленького Тео, который мог купить Афины.

— Я смотрю, у вас все, как полагается в счастливых семьях: дочка — любимица папы, а сын — мамочкина любовь, — весело сказал он.

Юлька, наморщив лоб, внимательно посмотрела в лицо Марка, хотела было что-то сказать, но потом передумала. Вместо этого, она ладошками разгладила воротник светлой летней рубашки Марка, и, обернувшись к Тео, с проникновенным видом пояснила ему, словно деревенскому дурачку:

— Мама любит нас всех одинаково.

Жена Тео вдруг неудержимо рассмеялась и протянула руки по направлению к Юльке.

— Иди ко мне, радость моя! Такая, право, забавная девчушка!

— Я уже большая, — сказала Юлька, взбрыкивая, пытаясь соскользнуть с рук Марка. — Я просто устала лазить по Парфенону и разрешила ему себя понести.

Марк осторожно поставил Юльку на землю. Она тут же подбежала к нам с Луи и схватила его за руку.

— Я пойду с Люком, — сказала она, оборачиваясь к жене Тео. — Если хочешь, я могу взять тебя за другую руку.

— Хочу, — сказала жена Тео, улыбаясь. — Вы ведь остановитесь у нас на несколько дней? Не правда ли, Марк, Элена?

Марк вопросительно поднял бровь.

— Ты не возражаешь, дорогая? — мягко спросил он.

— Ну что ты, любимый! — не осталась в долгу я. — Как же я могу тебе отказать?

Жена Тео с интересом посмотрела на меня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 408