электронная
86
печатная A5
363
18+
Останется навсегда

Бесплатный фрагмент - Останется навсегда

Объем:
174 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2835-4
электронная
от 86
печатная A5
от 363

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Она уже забыла, какое имя дано ей было при крещении. Да и было ли это крещение вообще? За свою жизнь она поменяла сотню имён, хотя, когда оставалась одна, называла себя Чёрной Леди. Её волосы были цвета спелой пшеницы, а глаза редкого фиалкового оттенка. Вот только душа… Душа Леди была чернее самой тёмной безлунной ночи над равнинами Шотландии, где она родилась. Уже вторые сутки Леди мчалась к границе. Её путь лежал в Англию. Король умер. Да здравствует новый король! Она должна была появиться при дворе и принести клятву верности очередному правителю. Леди улыбалась. Уолтер Уоллес, предводитель Драу, тоже скончался, приняв ужасную мученическую смерть, и теперь во главе чёрных магов осталась она одна. Да здравствует Чёрная королева! Леди не питала неприязни к Уоллесу, хотя считала, что время выступать в открытую ещё не пришло. Эдуард I скончался, а наследник не шёл ни в какое сравнение с отцом, жестоким воином, великим политиком. Вот сейчас можно было нанести удар и получить не только шотландскую корону, но и корону Англии. Но Уолтер был слишком самонадеян, за что и поплатился. Строй магов заметно поредел. И теперь ей предстояло пополнить свои отряды, а уже потом… потом она выберет время и нанесёт смертельный удар. Женщина гнала лошадь, не замечая усталости. Скоро появится замок, где живёт её воспитанница, где она сможет, наконец-то, отдохнуть и согреться, выспаться на пуховых перинах, а потом опять пуститься в путь навстречу своей судьбе.

Глава 1

Шотландия. 1307 год

Старый Абрахам, вождь племени Маи, предводитель ордена Белого Волка, стоял перед открытым окном и с тревогой всматривался вдаль. Со второго этажа центральной башни Парктруиэна открывался потрясающий вид. Сразу шесть озёр окружали утёс, служивший фундаментом замка, построенного ещё древними кельтами. Горная гряда прикрывала каменное сооружение с запада, делая его практически невидимым для посторонних взглядов, а вершины шести башен окутывали дымкой обычные для этих мест густые туманы. Река, питавшая озёра, бежала с гор и серебряным водопадом впадала в самое холодное и глубокое из них. Лабиринты пещер, скрытые водным потоком могли послужить обитателям Парктруиэна надёжным укрытием в случае нападения.

Абрахам с тревогой всматривался вдаль, будто ожидая штурма или осады замка. Сколько ещё он сможет скрывать и оберегать свой малочисленный народ, вождём которого был без малого шестьдесят лет? Это он вывел Маи из пещер и привёл сюда, на свет яркой звезды. Он нашёл замок, из которого Римляне выгнали древних Друидов много сотен лет назад, замок, надёжно скрытый от взглядов любопытных, окутанный туманами и магией. Сейчас старик мечтал объединить великих чародеев, как Роберт Брюс старался объединить шотландские кланы, но это были лишь призрачные мечты. Друиды раскололись ещё во времена Римских завоеваний. Именно Драу, чёрные колдуны, обладавшие огромной силой, приносившие кровавые жертвы, и, почитавшие страшных богов, помогли выгнать захватчиков с этих благодатных земель. Но жажда крови в них не утихла. Войны и междоусобицы разрывали на части многострадальную Шотландию, мешая сплотиться против нового врага, англичан. Драу преследовали Белых Друидов, ведь именно из их числа могли пополнять свои ряды. И Маи поднялись высоко в горы и затаились. Они больше не помогали людям, не занимались врачеванием, не вершили суды и не давали советы вождям кланов. Они не вели летоисчисления и больше не писали книг с предсказаниями. Они боролись за выживание, свято охраняя великую мудрость мироздания.

Старик вздохнул. Золотая осень вступила в свои права. Листва на деревьях постепенно приобретала красноватый и жёлтый цвет, хотя буйная зелень ещё преобладала над оттенками осени. Вода в озёрах была голубой и прозрачной, а ветер быстрым и тёплым. Сменится несколько лун, и сюда, в высокогорье, придёт суровая зима, отрезав замок и его обитателей от всего мира.

Абрахам вздохнул. Кто бы знал, как он устал. Он сделал для клана всё, что мог, и даже больше. Он давно хотел уйти на покой, присоединиться к Совету старейшин и дожить остаток лет в мире и спокойствии. Вот только внук и единственный наследник Алфей не поддерживал философию деда. Он не желал скрываться за толстыми стенами замка и наблюдать за развитием истории с высоты птичьего полёта. Юноша твёрдо верил, что предназначение Маи состоит в постоянной борьбе со злом и несправедливостью, и готов был сражаться со всем пылом юности, не думая о последствиях для клана. Абрахаму приходилось уговорами, угрозами, а иногда силой магией сдерживать горячего парня. Вождь понимал, что зло набирает силу, таится в каждом тёмном закоулке леса, под каждым камнем горной гряды, но не мог рисковать своими людьми. Алфей постоянно спорил с дедом, доказывал, что пора вступить в войну за объединение многострадальной Шотландии, но Абрахам даже слушать не хотел. Старик уже давно готов был уступить свой пост парню, но тот был молод и горяч. А для вождя племени это было непростительными недостатками.

В зал вошла экономка Меридит. Она являлась дальней ровесницей Абрахама. Её седые волосы были заплетены в тугую косу и убраны под кружевной чепец. На серебряном поясе висела тяжёлая связка ключей. Женщина присела на скамью и тяжело вздохнула.

— Её опять мучали кошмары? — Абрахам даже не повернулся в сторону домоправительницы.

— Бедная девочка! Это продолжается уже год, и не известно, когда закончится. Почему ты не хочешь ей помочь?

— Тут я бессилен. Беатрис должна помочь себе сама.

— Но как?

Абрахам сел в тяжёлое дубовое кресло у очага.

— У Беатрис большие силы, но она так и не научилась управлять ими. Она слишком импульсивна и своенравна. А для любого чародея самыми важными качествами во все времена являлись самообладание и дисциплина, чему ты девочку так и не научила. Сегодня будет заседание Совета старейшин. Думаю, члены Совета потребую лишить её силы.

Меридит испуганно взглянула на старика.

— Нет! Ты не сделаешь этого, великий вождь! Беатрис сильная волшебница, самая сильная из тех, которые рождались в клане за последние сто пятьдесят лет.

Абрахам с трудом поднялся, подошёл к окну, выходившему во внутренний двор, и подозвал экономку.

— Посмотри, что она натворила сегодня ночью.

Меридит всё знала, и всё же встала рядом с вождём. Она помнила, что ещё вчера этот огромный двор не отличался от подобных в других замах, чисто выметенный, ухоженный, с добротными хозяйственными постройками и бурной растительностью вдоль стен. Сейчас же складывалось впечатление, что замок подвергся атаке неприятеля. Крыши с кузни и ремесленной мастерской были снесены, телега с сеном перевёрнута, а все растения зачахли. Обитатели замка уже несколько часов пытались навести маломальский порядок.

— Члены Совета считают, что Беатрис может навредить людям, даже не желая того.

— Она этого никогда не сделает.

Старуха, которая воспитывала девушку, как родную внучку, и очень любила её, чуть не разрыдалась, а на лице вождя не дрогнул ни один мускул.

— В осознанном состоянии — да, но во сне…

Меридит ничего не ответила. Она понимала страхи Абрахама и старейшин, ведь совсем недавно была заделана дыра в крепостной стене, восстановлены ворота, а чуть раньше плотники отремонтировали конюшню и оружейную… и во всём этом были повинны ночные кошмары Бетти. Но люди! Девочка не могла причинить никому зла.

— Ступай, Мери, и проследи, чтобы Беатрис явилась на заседание Совета.

Женщина бесшумно выскользнула из зала и направилась в покои воспитанницы.

Спальня Беатрис была закрыта изнутри на тяжёлый засов. Но для Меридит это не было помехой. Она провела вдоль деревянной поверхности морщинистой рукой и услышала громкий скрежет со стороны комнаты. Брус, служивший засовом, упал на пол, и дубовая дверь медленно открылась. Войдя внутрь, экономка напрягла зрение. Царившая темнота таила горе и отчаяние, которое обожгло сердце доброй женщины. Взглянув в угол комнаты, она собралась с силами и вытянула вперёд руку. Свечи в серебряном канделябре вспыхнули ярким пламенем, выхватив из мрака хрупкую фигуру девушки, сидевшую между сундуками, обхватив колени. Она смотрела на няньку удивительно голубыми глазами, в которых стояли слёзы.

— Не понимаю, Мэри! Зачем тебе эта огромная связка ключей, если все двери в замке ты открываешь одной силой мысли?

Меридит подошла к кровати, взбила подушки и накинула на белоснежные простыни голубое атласное покрывало.

— Для солидности, детка, исключительно для солидности. Это, если хочешь знать, мой отличительный признак, как посох твоего деда или серебряная брошь кузена.

Женщина взяла метлу, которая стояла в углу комнаты и смела осколки стёкол с пола.

— Ты не поранилась, Бетти?

— Нет. Хотя мне жаль стёкла. Абрахам выложил за них целое состояние.

Меридит вздохнула.

— Ты совсем не виновата. Это скорее наша вина. Когда ты была совсем малышкой, и разбойники убили твоих родителей, ты тоже кричала по ночам. Кто же знал, что в последний год перед твоим совершеннолетием, кошмары опять вернутся. Уж не знаю, что думает твой дед, но лично я уверена, что это Драу наводят на тебя морок.

— Но мне уже исполнилось девятнадцать. Я не представляю интереса для Чёрных Друидов. Они уже не могут перевоплотить меня. Так зачем же наводить на меня морок?

Меридит пожала плечами.

— Абрахам искал следы Драу поблизости замка, и даже внутри этих стен. Но никаких признаков злых сил не обнаружил. Он пытался найти ответы в старых книгах, но безуспешно. Вождь считает, что ты сама должна себе помочь, стать дисциплинированной, покладистой, послушной, наконец.

— Я стараюсь, но у меня ничего не выходит.

Женщина села на сундук и принялась расчёсывать длинные серебряные локоны воспитанницы.

— Ты не умеешь держать себя в руках, сердишься по пустякам, обижаешь тех, кого любишь, а это плохо. Вот сейчас тебе стоило бы одеться и позавтракать, а не лить слёзы в углу.

Беатрис затрясла головой.

— Ни за что не спущусь к завтраку. Как я буду смотреть в глаза Абрахаму после того, что натворила?

— Он твой дед, хоть и двоюродный, и любит тебя. Но он ещё и вождь.

Девушка почувствовала, что слёзы опять потекли по её щекам.

— Значит, он лишит меня силы?

Старуха только пожала плечами.

— Это будет решать Совет старейшин. А ты не плачь, возможно, старик сумеет отстоять тебя!

— Отстоять? Ты думаешь, я боюсь лишиться силы? Да к дьяволу эту силу! Я хочу быть обычной девушкой, понимаешь? Обычной.

Меридит пришла в ужас.

— Что ты такое говоришь? Ты родилась самой сильной волшебницей за последнее столетие.

— Моя мать погибла, прикрыв меня собой. Я лежала под её остывающим телом несколько часов, и не могла даже плакать. Я так боялась! И не говори, что на деревню напали простые разбойники. Погибли все, кроме меня. Почему? Кому было нужно, чтобы я выжила? Кто-то решил, что я смогу пригодиться тёмным силам. И теперь этот кто-то пытается навредить клану через меня. Так зачем мне моя сила, которая уже принесла всем столько горя?

— Любые родители с радостью отдали бы жизнь за своего ребёнка. И ты тут ни при чём! Это всё Драу. Твой отец сам решил покинуть замок, хотя Абрахам не одобрял его решения. Коннор был командиром ордена Белого Волка, охранявшего наш клан. Он решил жить не в замке, а в деревне вместе с другими воинами. Эта деревня стояла вдоль единственной дороги, ведущей сюда. Но чёрные колдуны всегда чувствуют белую магию, как и мы их колдовство. А завладеть маленьким ребёнком, который уже в чреве матери обладал огромной силой, воспитать его на кровавых ритуалах, а потом перевоплотить… поверь, для колдунов это был слишком большой соблазн.

— Но меня не забрали. Меня зачем-то оставили в доме. Зачем?

Меридит подошла к двери.

— У меня нет ответов и на часть твоих вопросов. Не вини себя ни в чём, девочка. Оденься и будь готова предстать перед Советом. А завтрак, так и быть, я принесу в твою комнату.

Глава 2

Заседание Совета старейшин началось после полудня не в парадном зале, как обычно, а в святая святых замка, в библиотеке Друидов. Три седых старца сидели за круглым столом и в очередной раз просматривали старинные манускрипты. Абрахам отчаялся.

— Всё впустую. Мы не можем помочь девочке. Она сражается с отголосками прошлого, но сражается с ними наяву. Она сильна и опасна. — Дерек, старший советник, захлопнул очередную книгу.

— Он прав. — Покачал седой головой Браян, самый лояльный из старцев. — Мы долго откладывали решение этого вопроса. Но рано или поздно придётся принять решение. Кстати, где Алфей? Ему было велено явиться на заседание.

Абрахам прислушался.

— Он идёт.

И, действительно, из коридора донеслись быстрые шаги, а потом и сам юноша перешагнул порог библиотеки.

— Простите, что задержался.

Браян улыбнулся.

— Он так похож на тебя в молодости, Абрахам.

— И в том, что касается его слабости к женскому полу, — вылитый ты, лет пятьдесят назад. — Расхохотался Дерек.

Абрахам сдвинул густые белые брови и обвёл членов Совета тяжёлым взглядом.

— Замолчите, глупцы! Я стал вождём в двадцать лет. И у меня были более важные дела, чем бегать за каждой юбкой.

— Не ссорьтесь! — Алфей уселся за стол и мечтательно улыбнулся. Он, действительно, был на свидании, и милая бесстыдница сделала всё, чтобы задержать возлюбленного.

— Итак, перед тем, как мы примем решение, нам бы хотелось узнать, что ты думаешь по поводу Беатрис.

Услышав имя кузины, юноша сразу стал серьёзным и придвинулся ближе к старцам.

— У меня есть мнение на этот счёт… Итак. Бетти живёт в окружении вещей, которые принадлежали её покойным родителям. А каждая вещь, как известно, несёт в себе определённую энергию. Я думаю, что причину её кошмаров, нужно искать именно в её комнате. Кроме того, именно там ты запер кузину, когда она собиралась сбежать к Маккдауну. Злость и отчаяние усилило негатив. А потом наступил самый опасный год, когда Маи могут перевоплотиться. Бетти стала слишком уязвимой.

— И что? Ты хочешь, чтобы мы переселили девушку в другую комнату?

Алфей пожал плечами.

— Боюсь, это ничего не решит. Я предлагаю отправить Беатрис к Дженни. А вы, уважаемые, тем временем, вычислите негативную вещь и нейтрализуете её.

— Нет! — глаза Абрахама потемнели. — Беатрис просто разрушит Лоуренс.

— Тогда лиши её силы, на время.

Старик задумался.

— Возможно, ты прав. Но что нам делать, если Бетти опять встретится с лэрдом Маккдауном?

Алфей поднял руки к небу.

— Мы можем поженить их и навсегда избавиться от вздорной девчонки. Пусть она станет головной болью другого клана.

Браян засмеялся.

— Ты хитрый, но очень умный мальчик. Я поддержу тебя.

— И я. — Кивнул Дерек.

— А я воздержусь, внук. Уж больно мне не хочется добавлять хлопот твоей сестре.

Алфей подошёл к старику.

— Дженни очень сильная волшебница. Она не вызывает бури и не останавливает реки, но она исцеляет души, приносит спокойствие и счастье. А ведь именно это и нужно Бетти.

Абрахам нехотя согласился.

— Ладно. Зови Беатрис.

Прошло не менее получаса, прежде чем в комнату вошла девушка. Она медленно передвигалась на ослабевших ногах и казалась бледной и испуганной. Она была так непохожа на жизнерадостную и взбалмошную Беатрис, которую знали в замке. Ночные кошмары совершенно измучили девочку. Казалось, что ещё одна ночь может если не убить её, то совершенно лишить сил. Алфей вскочил и придвинул тяжёлый стул.

— Садись, кузина, иначе ты свалишься в обморок.

Беатрис покачала головой.

— Я не могу сидеть перед старейшинами.

— Брось, внучка! Мы не на параде! — Абрахам махнул рукой на стул. — Сядь. Разговор может быть долгим!

Девушка села и сцепила руки на коленях так, что побелели костяшки пальцев.

— Мы не нашли лекарства от твоей болезни, девочка! — глаза Браяна излучали доброту и понимание. — Но мы обязательно найдём, обещаю.

— И ты должна нам помочь. — Дерек сел напротив неё.

— Да, я постараюсь.

— Итак. Расскажи нам ещё раз о своих кошмарах.

Беатрис закрыла глаза.

— Я ничего не помню, совершенно ничего, кроме всепоглощающего страха. Я знаю, что мне нужно сражаться, но с кем, не знаю. Я борюсь, как могу, а потом просыпаюсь от собственного крика.

— Весь замок просыпается от твоего крика, кузина!

Беатрис ещё ниже склонила голову.

— Я пробовала привязывать себя к кровати и даже заматывать рот косынкой, но это не помогает. Я открываю глаза и понимаю, что нахожусь в своей спальне, в углу между сундуками. Я боюсь посмотреть в окно, так как знаю, что увижу там ужасные вещи.

— Скажи, милая, — Браян пытался быть, как можно деликатнее, — а ты не помнишь, с чего начались эти кошмары? Возможно, ты вытаскивала из сундуков вещи своих родителей, притрагивалась к ним, разговаривала с ними?

Беатрис покачала головой.

— Нет. Хотя… хотя постойте. Я один раз хотела взглянуть на свадебный наряд моей мамы. Но это было давно. В то время мне казалось, что я влюблена в Риза Маккдауна и хочу убежать к нему.

— И! — Дерек напрягся. — Ты достала платье, и что было дальше?

Девушка закрыла лицо руками.

— Ничего. Я не смогла достать этот наряд. На меня нахлынуло что-то жуткое, необъяснимое. Я захлопнула сундук, но страх никак не проходил. Тогда я подумала, что это предупреждение. Я не должна выходить замуж, иначе умру на собственной свадьбе.

— Так вот почему, кузина, ты перестала лить слёзы по возлюбленному?

Беатрис покраснела.

— Да.

Абрахам долго молчал.

— Мы во всём разберёмся. Но пока тебе придётся пожить у твоей кузины Дженни.

Беатрис кивнула.

— Но это не всё, внучка. Ты не можешь подвергать опасности обитателей Лоуренса. Поэтому нам придётся… В общем, если ты отдашь свою силу добровольно, то однажды сможешь получить её назад.

Глаза девушки заблестели.

— Да! Я согласна. Заберите мою силу насовсем. Я больше не могу так жить. Я хочу стать самой обычной девушкой, с самыми обычными желаниями. Я не хочу нести бремя ответственности и оправдывать надежды, которые на меня возложил клан. Я устала.

Беатрис упала на колени и разрыдалась. Старейшины переглянулись. Они не собирались лишать девушку её магической силы навсегда, слишком ценна была эта сила для племени.

Абрахам подошёл к Бетти и погладил огромной ладонью её непослушные волосы.

— Приготовься внучка, это совсем не больно.

Он опустил на голову девушки венок из омелы и, отойдя на пару шагов, начал тихо бормотать заклинания на древне-гэльском. Слова становились всё более протяжными, а голос старика громким и уверенным. Он уже не говорил, а пел. К этой странной песне присоединились двое старейшин клана. Обходя Бетти по кругу, они едва касались её своими посеребрёнными посохами, а потом подняли их вверх. Голубые молнии окружили Беатрис, пронзили её тело и поднялись к пересечённым посохам старцев. Ещё миг, и девушка начала оседать. Алфей едва успел подхватить кузину на руки.

— Отнеси её в спальню, внук! Бетти должна отдохнуть.

Первый раз за целый год Беатрис спала глубоко и спокойно и улыбалась во сне.

Глава 3

Алфей седлал белоснежного жеребца и слушал последние наставления деда.

— Да я всё понял, не волнуйся. Доставлю Беатрис к Дженни в целости и сохранности. По дороге не буду ввязываться в перепалки, даже если увижу, что опасность угрожает саму Брюсу. Всё, что просил, передам сестре на словах, да, и её мужу тоже.

Абрахам был взволнован. Путешествовать телепортацией было куда легче и быстрее, а значит, намного безопаснее. Но Бетти потеряла силу, следовательно, перенести её в Лоуренс магией не представлялось возможным. Дорога в замок Ройсов была весьма трудной в это смутное время, когда Эдуард I отправился к праотцам, но англичане продолжали устраивать бесчинства, особенно в приграничных районах. Старик знал, что незримо будет охранять отряд в двадцать человек. Но сможет ли Алфей сдержать патриотические чувства?

Юноша обернулся к деду.

— Признайся, вождь! Ты наложил на Бетти сковывающие заклятия? Я прав? Иначе с чего бы это вдруг она прекратила свои шалости и превратилась в скромную добропорядочную девушку, по крайней мере, в дневное время суток?

Старик улыбнулся одними глазами.

— Ты прав. Как только у девочки начались ночные кошмары, мне пришлось несколько ослабить её силу, иначе на месте замка сейчас красовались бы руины. Но с силой ушли и заклятия. Скоро твоя кузина станет прежней.

— Вредной и несносной?

— Активной и жизнерадостной.

— Противной и безмозглой?

— Не смей так говорить, внук!

Алфей прищурился.

— А я уже подумывал, не жениться ли на ней?

Вождь сурово нахмурил брови.

— Даже не думай. Племени нужна новая кровь. Так что поищи себе невесту в соседних кланах.

— А! Я понял. Ты же не приветствуешь близкородственные браки. А у нас кого не возьми — все друг другу кем-то приходятся. Ладно. Посмотрим, захочет ли Риз Маккдаун взять Бетти в жёны, когда узнает её поближе.

Абрахам пожал плечами.

— Замужество Бетти — теперь твоя головная боль. Девушку нужно пристроить. Ей уже девятнадцать.

— А ты вернёшь ей силу?

Старик задумался.

— Возможно. Но сначала мы должны понять природу её кошеров и справиться с ними. А в это время ты должен обеспечить её безопасность.

Со стороны двора послышался шум, треск, скрежет и поток проклятий.

Алфей рассмеялся.

— Узнаю кузину.

Он выбежал из конюшни, увлекая за собой деда. Бетти прыгала на одной ноге, схватившись руками за стопу, и извергала ругательства. Она кляла двор, слишком маленький для её широкой натуры, солдата, который поставил ведро с углем прямо у неё на пути, ведро за то, что оно имело место быть и весь замок со всеми его обитателями.

Абрахам стукнул посохом, прервав поток брани.

— Запомни, внучка! Пока ты не научишься держать себя в руках, мы не сможем помочь тебе. Ты навек лишишься силы.

Бетти вытерла слёзы.

— И пусть. Возможно, я поборю страх, выйду замуж и нарожаю кучу деток. Не хочу быть колдуньей.

Алфей хохотнул.

— Ты ещё найди того идиота, который захочет взять в жёны сомнительную особу со скверным характером.

Беатрис уже собралась стукнуть противного кузена, но передумала.

— Хочешь пари? Через пару месяцев я выйду замуж. Я сделаю это, даже если умру на собственной свадьбе, только ради того, чтобы доказать, как ты заблуждаешься на мой счёт.

Алфей подбоченился и встал напротив кузины.

— А давай! Я видел Риза. Он не похож на идиота. И, когда надумает жениться, выберет себе в жёны нормальную леди, а не сумасшедшего испорченного ребёнка.

— Ты сам испорченный.

— Нет, ты!

Абрахаму надоело слушать эти пререкания. Он стукнул посохом, и огненный шар, вспыхнув между молодыми людьми, разорвался на множество искр, обдавая их ничтожными, но чувствительными разрядами электричества.

— Ой! — Бетти закрыла лицо руками. Она ненавидела силовые методы воздействия, которые вождь частенько применял, когда они с Алфеем были ещё детьми.

— Я сказал, хватит припираться! Если вещи собраны, выдвигайтесь. До заката вам предстоит проделать большой путь. И, если я узнаю, что вы опять начнёте ссориться… — Старик развернулся и побрёл к замку. Молодёжь немного поостыла, и перешла на шёпот.

— Жаба!

— Дура!

— Тупица!

— Сама такая!

Абрахам поднимался по лестнице и благодарил добрых богов за то, что Бетти на некоторое время покинет замок. Это обеспечит покой и отдых его обитателям.

— Надеюсь, Дженни сможет научить её хорошим манерам! — пробурчал он в седую бороду.


Леди Ройс даже представить себе не могла, что её сад так быстро разрастётся и начнёт приносить неплохой урожай. Дженни сидела верхом на ветке и пыталась определить, сможет ли дотянуться до прекрасного спелого яблока, висевшего на самой макушке дерева. Яблоко будто издевалось. Оно было совсем близко, но при каждой попытке схватить его, гибкая веточка, на которой оно висело, отскакивала в сторону, удаляя заветный плод. Сорвать это яблоко стало уже делом принципа. Ветвь, на которой сидела хозяйка замка, жалобно скрипнула, и треснула. Дженни испугалась. Залезть оказалось гораздо проще, чем слезть. Если сейчас дерево не выдержит её веса, она просто полетит вниз и, возможно, что-нибудь сломает. А если это увидит лорд… Она не заметила, как в сад вошёл Нико.

— Жена! Глазам своим не верю! Ты болтаешься на ветке, словно спелый плод. Слезай немедленно, иначе я собью тебя палкой!

Дженни была возмущена до глубины души.

— Муж! Ты как разговариваешь с леди?

— Если хочешь, чтобы с тобой обращались, как с леди, веди себя, как леди! Слезай немедленно! Я уже устал от твоих проказ. У тебя же дети подрастают. Какой пример ты подаёшь?

Дженнифер задумалась. Да, последние два дня её просто преследовали неудачи. Скороварку, которую она сконструировала вместе с Отцом Бертраном, разорвало. Счастье, что никто не пострадал. Эскалатор заклинило. Но это была совсем не её вина, просто шестерёнки были недостаточно смазаны жиром. А от новой мази против первых морщин Инесс обсыпало. Дженни честно предупредила молодую женщину, что рецепт не совсем опробован, но та решила, что должна испытать чудо-крем немедленно. И вот теперь Дженни висела на дереве и даже не понимала, как быть дальше, а хитрый Бертран отбыл в Трамптон по срочным делам, видимо, для того, чтобы лорд немного успокоился после гибели очередных изобретений. Нико упёрся в бока огромными кулаками и сурово посмотрел на жену.

— Ну! Я жду!

Улыбнувшись, как можно шире, Дженни оттолкнулась, схватила яблоко, и тут же кубарем полетела вниз. Нико ухитрился поймать жену вместе с трофеем. Усевшись на скамью, и, держа растрёпанную женщину на коленях, лорд начал медленно и аккуратно вытаскивать из её волос листья и сухие веточки. А Дженни нервно впилась зубами в сочный плод.

— И это называется леди! Чему, скажи на милость, ты сможешь научить свою кузину?

Миледи отложила яблоко.

— К нам едет Анис?

— Нет, родная! К нам едет Беатрис! И через пару дней она будет в замке.

Глава 4

Недельное путешествие для Алфея превратилось в пытку. Абрахама рядом не было, и Бетти безнаказанно упражнялась в своих колкостях на юноше. Только хорошее воспитание сдерживало его от решения задрать юбки негодницы и отшлёпать, как маленькую. Собрав всю силу воли в кулак, Алфей старался не обращать внимания на образы мерзких рептилий и паукообразных, в которых сестрица собиралась превратить его, как только получит назад свою силу. Перед глазами пролетали жестокие пытки, уготовленные Бетти для будущего вождя и лица старых ведьм и карлиц, годившихся ему в жёны.

— Чего ты злишься? — Алфей решил помириться с кузиной, когда отряд пересёк границу и вступил на земли Ройса. Он совершенно не хотел позориться перед английской роднёй.

— А как мне не злиться? Мое платье пришло в негодность, волосы спутаны, и от меня воняет, как от стада овец.

Алфей пожал плечами.

— Уверен, что Дженни не откажет тебе в ванне. И не моя вина, что ты потеряла силу раньше, чем дед смог телепортировать нас.

— При чём тут дед? В том, что неделю я не могу помыться, виноват ты, мерзкая ящерица!

Юноша сузил глаза.

— Это кто же тебе не давал помыться? Каждый вечер мы останавливались возле речек или озёр!

— Ты просто бесчувственный таракан! Как я могу мыться в холодной воде? Если я подхвачу лихорадку, то точно умру в дороге! А если холеру, мы все погибнем!

— Но мы же не подхватили! — парень обвёл рукой, закованной в железную перчатку, свой отряд.

— То вы, неотёсанные вонючие мужланы, а то я. Я совсем другое дело!

— Не такие уж мы вонючие! — усмехнулся оруженосец Алфея, ехавший рядом.

— Ты что, предлагаешь корыто с собой таскать, кузина?

— Мог бы позаботиться.

— А ещё горничную, садовника, и личного повара.

— Садовника оставь себе!

— Ну, нет, дорогая! Кто же будет облагораживать для тебя кусты, в которых ты решишь заночевать?

Беатрис скрипнула зубами. Но, когда вдали показался огромный замок, решила закончить ссору.

— Ладно. Объявляю временное перемирие. Надеюсь, что Дженни, в отличие от тебя, адекватная особа.

— Весьма. Чего и тебе желаю.

Хлестнув свою лошадь, Бетти вырвалась вперёд, подставив лицо тёплому осеннему ветру.


Дженни стояла на ступенях замка, разряженная и раздражённая, и бросала недовольные взгляды в сторону ухмылявшегося мужа. Она всегда чувствовала себя неловко в шелках и кружевах, а уж если приходилось украшать себя фамильными драгоценностями… Всё это рождало неприятные воспоминания о нескольких днях жизни при дворе. В Лоуренсе она была хозяйкой. И всегда считала, что может одеваться так, как сочтёт нужным. Но сегодня, видимо, в наказание ей, Нико включил лорда и заставил жену выглядеть подобающе. Тесный лиф сжимал грудь, мешая дышать свободно, кружева кололись, тяжёлая цепь на шее с рубином размером в булыжник, клонила к земле.

— Если бы я не была уверена в твоей любви, милый, то решила, что ты задумал бросить меня в речку. Думаю, я бы сразу пошла камнем ко дну. — Прошипела Дженни.

Николас только шире улыбнулся.

— Ты выглядишь потрясающе, моя рыбка! В таком наряде ты вряд ли залезешь на дерево или заберёшься на стену.

— Я тебе это припомню.

— Можешь отблагодарить меня уже этой ночью.

— Отблагодарить? За что?

— За то, что я не жалею денег на твои наряды. Что бы сказал твой брат, увидев тебя в простой юбке и холщовой блузке? Ты же леди и должна выглядеть потрясающе.

— А, так ты устроил этот маскарад исключительно ради моего брата?

— Ещё не решил. Но ты мне так понравилась в новом платье, — лорд легонько шлёпнул жену по пятой точке, — что, возможно, я прикажу Инесс сжечь все твои простенькие юбки и блузы.

— Только попробуй! Тогда и ты будешь работать в кузне в парадном камзоле!

Дженни была готова взорваться, но тут Нико взял её за руку.

— Улыбайтесь, миледи! Они прибыли.

Звон подков эхом разнёсся по булыжной мостовой, и во двор въехал отряд серебряных воинов ордена Белого Волка. Мун прочувствовал всю торжественность момента и вытянулся рядом с хозяйкой по стойке смирно. Алфей первым соскочил с коня и попытался помочь светловолосой девушке, гордо восседавшей на гнедом жеребце. Та оттолкнула юношу и легко спрыгнула на землю. Девушка была довольно высокой и стройной. Назвать её хрупкой просто язык не поворачивался. Сильное гибкое тело, гордая осанка, высоко поднятая голова. Всё говорило о том, что красавица заботилась о физической подготовке, тренируясь наравне с мужчинами. Её лицо было волшебным. Тонкий прямой нос, красиво очерченные губы и огромные миндалевидные глаза ярко-голубого цвета. Ресницы и брови были серебряными, как и её непослушные локоны, но резко выделялись на сливочно-белой коже. Одета она была совсем просто. Длинная рубашка фисташкового цвета и вишнёвая шерстная туника. Дженни осмотрела воинов. Никаких пледов и знамён с цветами клана. Отряд путешествовал инкогнито.

Дженни подобрала юбки и осторожно спустилась по лестнице. Она очень боялась запутаться в оборках и растянуться прямо перед гостями. Алфей бросился к сестре и подхватил её на руки.

— Малышка! Ты выглядишь потрясающе!

Дженни натянуто улыбнулась.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 363