электронная
96
печатная A5
445
18+
Пройдя сквозь времена

Бесплатный фрагмент - Пройдя сквозь времена

Объем:
258 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-2675-6
электронная
от 96
печатная A5
от 445

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Женя сидела в тени высокого эллая, чем-то похожего на раскидистый дуб, и ожесточённо пилила ногти. Когда маникюр с её пальчиков исчез безвозвратно, она достала из сумки маленькое зеркальце и придирчиво оглядела себя со всех сторон. Да уж! Из Зазеркалья на неё смотрела бледная серая мышь. Но это был эталон примерной студентки по мнению Лилии Васильевны, доцента кафедры истории и культурологии западных стран: без косметики, без украшений и, естественно, без маникюра. Последнее обстоятельство особо расстраивало, ведь за шилак пришлось выложить тысячу рублей. Женька тяжело вздохнула. Исправить причёску не представлялось возможным. Волосы она подстригла по последней моде коротко и асимметрично. Если бы они были чуточку длиннее, горе-студентка непременно собрала бы их на затылке в высокий «кукиш» и, повесив на нос очки в роговой оправе, смогла бы произвести на Лилию Васильевну нужное впечатление. Евгения шла на такие жертвы исключительно ради того, чтобы сдать экзамен по предмету, который не входил в число её любимых по причине полнейшего незапонимания. Зарубежная история. Средние века. Девушка путалась в датах и событиях, забывала имена правителей, сухие исторические факты запоминались с трудом. Куда приятнее было изучать то же самое не по учебникам, а по увлекательным рыцарским романам, в которых Женька знала толк. Но в свете неумолимо приближавшейся даты экзамена, ей оставалось только одно ― произвести на преподавательницу благоприятное впечатление и страстно молить о снисхождении. Костюм на выход был продуман до мелочей. Он уже висел на «плечиках» в её комнате. Строгая белая блузка с застёжкой у самого горла, простая тёмно-синяя юбка-карандаш и жакет её бабушки. Девушка с тоской провела рукой по любимым рваным джинсам, за которые, не раздумывая, отдала всю стипендию. На дырявую курточку добавил отец, хотя считал, что современная мода ― удел нерях и оборванцев.

Женька откинулась на мягкую травку и достала очередной любовный роман. К чему тратить время на предмет, который просто невозможно освоить? Не лучше ли погрузиться в мир грёз и фантазий. Так восхитительно читать книги под этим странным деревом, слышать шум речки и наблюдать краем глаза, как лениво плывут по голубому небосклону причудливые облака. Девушка снова вытащила зеркальце и взглянула на своё отражение. Да! Ей определённо повезло. Чего уж говорить, хорошо жить в двадцать первом веке, когда любой особе женского пола доступна косметика, услуги парикмахеров, маникюрш и даже татуаж. А какие чудеса творит пластическая хирургия! «Итак! Что мы имеем? Лицо довольно милое, но специфическое. Аккуратный чуть вздёрнутый носик, пухлые губки и большие карие глаза, обрамлённые не длинными, но очень пушистыми ресницами. Пойдёт. Да и тёмный цвет бровей на фоне серебристо-пепельных волос выглядит неплохо, во всяком случае, в толпе не затеряюсь. Но вот эта бледность… как тут обойтись без румян или тональника?» Женечка тяжело вздохнула и опустила зеркальце на траву. Ещё ей не нравилась грудь, точнее её размер. Ничего, когда она закончит ВУЗ и станет самостоятельной, обязательно исправит это досадное недоразумение в большую сторону, размерчика на два.

Девушка взглянула на книгу. Вчера она остановилась на самом интересном месте и отчаянно хотела узнать продолжение истории. Вот когда ей надо было родиться! Англия, начало четырнадцатого века. Благородные рыцари и прекрасные дамы, звон доспехов и шелест шелков, блеск глаз и драгоценностей. Казалось, она отдала бы всё за такую жизнь и, наверное, спокойно обошлась и без косметики. А её бледность и хрупкость вполне могли приглянуться статному воину, и даже маленькая грудь не помешала бы их счастью. О, Боже! Ей так хотелось любви, большой, настоящей, вечной, идущей сквозь время и расстояние, и, не способной исчезнуть никогда. Но где её найти, если не в любимых книгах? А, может, такой любви вообще не существует?

В очередной раз вздохнув, Женя открыла роман на нужной странице. «И жгло ей сердце то непонятное чувство, название которому она ещё не знала!» Девушка зажмурилась и представила себя хозяйкой огромного замка. Она даже ощутила темноту и сырость, почувствовала холод, идущий от толстых каменных стен. Открыв глаза, Женя обнаружила, что погода начала портиться. Небо потемнело, поднялся ветер. Очередной порыв захлопнул маленькую книжку с серыми страницами. Горе-студентка вскочила на ноги и уже решила бежать домой, как небо разверзлось. Девушка встала под ветки огромного дерева, зная, что летние ливни быстро заканчиваются. Над головой раздался оглушительный удар грома, а потом яркая молния попала точно в ствол многовекового эллая.

Глава 1

Англия. 1304 год

Лорд Николас Ройс стоял на вершине скалистой пустоши и наблюдал, как его отряд из пяти десятков воинов пересекает реку вброд. Это было совсем нелёгким делом. Из-за весенних дождей и стремительного таяния снега бурная река стала практически непреодолимым препятствием. Казалось, она запросто могла утянуть рыцарей в тяжёлых доспехах и их огромных боевых коней вниз, где слышался шум водопада. Лорд был уверен в своих людях. Все они были выносливыми и хорошо подготовленными к походу. К сожалению, только по этой дороге можно было попасть в Трамтон, в крепость на границе его владений. Погода отнюдь не радовала. С утра лил сильный дождь, гремел гром, сверкала молния. Природа будто оплакивала тех, кто погиб на этой земле тринадцать лет назад: его добрую матушку, красавицу-жену и замечательного розовощёкого младенца, сына, которому было всего три недели отроду. Сам лорд уже не плакал. Он давно выплакал все слёзы и превратился в неприступного бесчувственного исполина, пустого и безжизненного, как эти горы вокруг. Единственным, что поддерживало его все эти годы, была жажда мести, неутолимая и всепоглощающая.

Первые наездники уже показались на пустоши и построились в шеренги. Несмотря на холод и усталость, Николас решил не делать привал на этом хорошо просматриваемом месте. Он всё ещё находился на своей земле, но вражеские лазутчики могли затаиться где-то поблизости. Огромный вороной конь нетерпеливо гарцевал, высекая подковами искры из придорожных валунов.

― Мой Господин! Все воины переправились благополучно и теперь ждут Ваших приказаний.

Лорд кивнул и указал рукой на скалы.

― Там сделаем привал. Расставь часовых, Альберт. Пусть мои люди обсохнут, поедят и хорошенько отдохнут перед дорогой. Возможно, уже завтра мы вступим в бой с Джилингсом.

Произнеся ненавистное имя, Николас сплюнул.

Альберт, младший брат лорда и его преданный вассал, подал знак воинам следовать за ним. Николас с двумя оруженосцами сделал небольшой круг по пустоши. Внимание лорда привлекло весьма странное растение. Небольшое деревце проросло каменистую почву и тянуло к небу нежные веточки, покрытые молодой листвой. Мужчина удивился. Нет, ни одному дереву в этой приграничной местности и в голову не придёт выпускать листья в середине марта. Разве это не чудо? Он решил подъехать ближе и получше рассмотреть Божье знамение. Пришпорив коня, Николас пустился вперед, но через пару ярдов резко натянул поводья. Верный Дункан встал на дыбы, но лорд, будучи прекрасным наездником, сжал бока огромного животного и удержался в седле. В первую минуту мужчина просто не поверил своим глазам. Посреди безжизненной пустоши, вдали от дорог и селений, возле странного растения лежал грязный человек. Николас выпятил вперёд нижнюю губу и пригляделся. Глаза его не подвели. Безо всяких сомнений, это был человек в поношенной рваной одежде, скорее всего ребёнок, лет тринадцати. Лорд тут же подумал, что если бы его сын остался в живых, ему было бы сейчас столько же лет, сколько лежавшему здесь бездыханному мальчишке. Но как парень попал в эту безлюдную местность? Он подал знак. Алекс, старший оруженосец, спрыгнул с коня.

― Посмотри, жив ли этот ребёнок.

Николас очень хотел, чтобы парень был жив.

Глава 2

Женя очнулась от холода. Она понимала, что гроза ещё не закончилась. Только теперь раскаты грома раздавались не вверху, а совсем рядом, практически в её голове. С трудом раскрыв глаза, девушка увидела буквально в нескольких сантиметрах от своего беспомощного тела железную подкову, которая, ударяя о камень, высекала столб искр. Сфокусировав зрение, Женька взглянула на обладателя подковы. К её ужасу, им оказался огромный вороной конь-гигант. Но, хуже всего было то, что на этом монстре гордо восседал столь же чёрный всадник весьма устрашающего вида. Глаза наездника блестели адским огнём и метали молнии. Женька покрылась холодным липким потом. Неужели она умерла тут, под старым деревом, и теперь за ней явился сам всадник апокалипсиса? Девушка верила в Бога всем сердцем. Ей всегда было приятно думать, что мать, которая скончалась, дав ей жизнь, сейчас рядом с Господом и вместе с ним заботится о дочери. Она была уверена, что в глубокой старости, когда придёт её смертный час, именно мама в окружении поющих Ангелов проводит её за черту, отделявшую два мира. Но почему же вместо Ангелов её душу встретил адский всадник? В чём она провинилась? Девушка мысленно перекрестилась, закрыла глаза и начала истово молиться. «Господи! Я всегда верила в тебя, я не читала церковных книг, но регулярно приходила в Храм. Прости, что я не исповедовалась, но это только потому, что никогда не грешила. Хотя нет, конечно, грешила. Я пробовала два раза курить, хотя и не в затяжку, и один раз напилась до бесчувствия. Но мне это совсем не понравилось. Клянусь!» Она приоткрыла глаза, но всадник никуда не исчез. Более того, Женька заметила, что он не один. Чему тут удивляться! У посланника из ада должна быть своя свита! Такой же свирепый чёрный дух слетел со своего рысака и направился прямиком к ней. «Господи! Если ты наказываешь меня за лень, остановись! Я выучу историю, я никогда не буду пропускать лекции, я стану самой прилежной студенткой!» Фигура в чёрном склонилась и хищно улыбнулась. Женька вскрикнула и погрузилась в темноту.

Алекс присел на корточки и взглянул на тщедушное тело. Прислушавшись, он уловил слабое дыхание.

— Лорд! Он жив, но, кажется, без сознания.

Николас был удивлён. Как этот мальчишка сумел оказаться так далеко от людей? Путешествовать одному по приграничным территориям было не просто неразумно, а смертельно опасно. И куда только смотрели его родственники!

— Давай сюда парня!

Лорд немного подвинулся в седле, освобождая место впереди себя, принял от оруженосца невесомое тельце и бережно укутал ребёнка в свой плащ. Пришпорив коня, он помчался за скалы, где уже был разбит лагерь.

— Милорд! Что Вы собираетесь делать с мальчишкой? — спросил Алекс, когда воины окружили их плотным кольцом.

Николас спешился и бережно взял ребёнка на руки.

— Завтра к полудню мы будем в Трамптоне. Отец Бертран позаботится о парне. Хотя… нет! Лучше я передам его заботам Марты в хижину у озера. Да, пожалуй, оставлю его там на некоторое время, а на обратном пути заберу в замок.

Воины одобрительно загудели. Они знали, что их лорд, отличавшийся неимоверной жестокостью и отвагой в бою, был очень сентиментальным, когда дело касалось женщин и детей.

— Я сам займусь воспитанием этого мальца. Думаю, он остался без родни, ведь ни один уважающий себя отец не позволил бы сыну иметь столь хилое тело. Я обещаю, что сделаю из мальчишки великого воина!

Отряд загромыхал. Мужчины постукивали железными рукавицами о кольчуги, выражая своё удовольствие от решения командира.

Николас занёс парнишку в свой шатёр и уложил на мягкие шкуры. Ребёнок дышал ровно и не стонал, а это был хороший знак. Возможно, мальчик был просто слаб и впечатлителен, и вид грозных воинов испугал его? Зато руки, ноги и голова были целы. Это радовало. Съев немного сыра и кусок вяленого мяса, лорд с удовольствием опустошил кубок эля и посмотрел на спящего ребёнка. «Эх, покормить бы тебя!» Но парнишка даже не повёл ноздрями в сторону еды. Зато в тот момент, когда Николас поднёс к его губам воду, сделал несколько глотков и опять уснул. Но теперь это был просто глубокий сон. Лорд укрыл подопечного шкурой и вышел проверить посты. До рассвета оставалось не более пяти часов. Их должно было хватить с лихвой на полноценный отдых.

Женька проснулась глубокой ночью от того, что ей стало невыносимо жарко. Открыв глаза, она вспомнила весь кошмар последних часов. Сначала девушке показалось, что она уже находится в аду. Где-то мерцал огонь, и отчётливо ощущался запах дыма. Но, видимо, жарить именно сейчас её не собирались. Она была закутана в шкуры, а рядом дремал её проводник в мир мёртвых. В свете неяркого пламени, которое сверкало где-то рядом с палаткой, черты лица адского всадника уже не казались столь устрашающими. Густые чёрные волосы, тонкий нос, высокий лоб, брови, сросшиеся на переносице, красиво очерченные губы. Если бы не борода, Женька могла бы сказать, что дух произвёл на неё самое благоприятное впечатление. Но тут всадник перевернулся на спину, и девушка вздрогнула. Фантом дышал! Этого просто не могло быть. Дух дышал, как обычный человек. Широкая грудь поднималась и опускалась. Женька скинула шкуру и села на корточки. Осторожно, чтобы не разбудить великана, она опустила голову и прислушалась. Внутри оболочки фантома стучало сердце, обычное человеческое сердце. Не успев поразмыслить над своим открытием, Женя вскрикнула. Огромная рука схватила её за воротник рубашки и приподняла вверх. Всадник открыл глаза. Девушка зажмурилась, боясь, что сейчас опять посыплются молнии, но ничего такого не произошло. Проводник удивлённо взглянул на неё и заговорил на странном грубоватом языке. Но самое ужасное заключалось в том, что Женька понимала этот язык.

— Ты что это делаешь, парень? Неужто проверяешь, жив ли я?

Женька покосилась вокруг. Кроме них двоих в палатке никого не было.

— Чего молчишь? Немой или глухой?

Девушка, наконец, поняла, что он обращался к ней, но так и не смогла выдавить ни слова. Терпенье мужчины начало иссякать.

— Отвечай немедленно, когда тебя спрашивает лорд Ройс.

Женька обомлела. Возможно, она не умерла, а просто спит и видит сон? «Господи!» — девушка сложила перед собой руки, — «позволь мне проснуться, и я больше никогда не буду читать романы про любовь!»

Николас не расслышал слов, но обрадовался, что мальчишка не был немым. Он с удивлением наблюдал, как его подопечный ухватил себя за щёку и сильно ущипнул, потом вскрикнул и разрыдался. Сейчас лорд был абсолютно уверен, что малец — сумасшедший. Но мальчик так трогательно всхлипывал, размазывая по щекам грязные ручейки, что мужчина растрогался. Нет, он обязательно заберет его в свой замок, покажет лекарше и Святому Отцу Бертрану. Возможно, вместе они смогут вылечить несчастное создание. Он решил не мучить ребёнка расспросами, пусть отдохнёт. Ройс отодвинул край шкуры.

— Ложись, поспи. Завтра нас ожидает дальняя дорога.

Мальчик послушно лёг, а Николас на всякий случай убрал подальше свой кинжал. Мало ли, что может прийти в голову одержимому!

Женька влезла под спасительную шкуру, но уснуть так и не смогла. Какая чертовщина творилась вокруг? Ей стало ясно, что она не умерла и не спит, такой сильной была боль в щеке. Но тогда какие же могут быть объяснения всему этому кошмару? Возможно, тут развлекаются исторические реставраторы, или снимается рыцарский сериал? Но почему она понимает странную речь этого огромного мужчины? «Ладно, допустим самое худшее!» — размышляла девушка, — «допустим, я провалилась в какую-то временную яму и попала в прошлое, хотя это просто бред какой-то. Как мне разобраться: где я, кто я, и, главное, как вернуться домой? Могу ли я верить этому человеку? Что он решит сделать со мной?» Неожиданно до Женьки дошло: этот великан принял её за парня. Значит, не нужно переубеждать его в этом. Из книг она знала, что женщины в древности слыли существами безмолвными, никчёмными, бесполезными, способными лишь рожать детей и заниматься хозяйством. Многие мужчины ценили их не дороже домашнего скота, меняли, подавали, дарили в знак благодарности. А лишить чести невинную особу совершенно не считалось преступлением. Надо активно поддерживать видимость того, что она юноша. Пока это так ― ей ничто не угрожает. А, что касается разговоров, то лучше молчать, пока всё окончательно не прояснится.

Женька сама не помнила, как погрузилась в царство Морфея. Очнулась она от лёгкого пинка. Новый знакомый уже был на ногах.

— Вставай, парень! Пора собираться.

Женька выползла из своего убежища и осмотрелась. Местность была совершенно незнакомой. На фоне серого утреннего неба огромной грядой возвышались скалы, напрочь лишённые растительности. Всюду сновали вооружённые до зубов мужчины, которые бросали любопытные взгляды в её сторону. Одни седлали лошадей, другие собирали палатки, состоявшие из кольев и покрывавших их шкур, третьи гасили костры. Девушка получила очередной пинок в спину.

— Пойдём.

Обняв её за плечи огромной ручищей, гигант повел девушку через лагерь к скалам, где в расщелине серебрился ручей. Не обращая внимания на окружающих, мужчина повернулся к огромному валуну, спустил штаны и начал справлять малую нужду. Искоса взглянув на Евгению, он оскалился в улыбке.

— Давай, парень! Облегчись! Следующий привал ещё нескоро.

Лорд готов был поклясться, что чумазое лицо мальчика покраснело, а уши стали просто пунцовыми. Нет! Это было уже слишком! Этот хиляк ещё и краснел, как девица. Николас сжалился. Видимо, у парнишки были недостатки по мужской части, которых он стеснялся. Лорд кивнул в сторону выступавшей груды камней.

— Ладно, уединись там, сынок, если такой стыдливый. Но не уходи слишком далеко. Тут небезопасно.

Женька медленно поплелась в указанную сторону, а мужчина недовольно покачал головой, провожая взглядом тощую фигуру. Узкие плечи, длинные тонкие ноги и совершенно крошечные кисти рук. Как в таких уместится меч? Внезапно он подумал, а не поспешил ли с решением заняться воспитанием этого мальчишки, но, стряхнув с себя волну сомнений, в очередной раз пообещал, что обязательно сделает из хлюпика достойного воина. Главным было отмыть и откормить столь щуплое создание. Одежда парнишки была очень странной. Сделанная из добротного грубого сукна, в некоторых местах она была протёрта до дыр. Это свидетельствовало о его бедности и вызывало сожаление. Зато обувь на толстой подошве, прочная, зашнурованная впереди, указывала на безусловную состоятельность семьи. Голова лорда начала кружиться от необъяснимых нестыковок. Он дал себе обещание, что не будет думать об этом, пока не вернётся из похода.

Николас, голый по пояс, мылся в ледяной воде и урчал от удовольствия. Он махнул мальчику, выходившему из-за скал.

— Присоединяйся!

Паренёк подошёл к ручью, опустил в воду палец и содрогнулся всем телом. Затем, взяв себя в руки, аккуратно намочил ладони и протёр грязное лицо. «Ясно! Он ещё и неженка!» — раздражённо подумал лорд. Но, когда юноша смыл грязь, Николас просто обомлел. Лицо мальчика было прекрасным, как у Ангела. Бледная гладкая кожа, огромные карие глаза под идеальными дугами тёмных бровей, маленький чуть вздёрнутый нос и полные ярко-розовые губы. А волосы! Густые, коротко подстриженные, они отливали серебром в лучах восходящего солнца. Почему он заметил их блеск только сейчас? Лорд хотел перекреститься, но передумал. Он понимал, что судьба сыграла с несчастным созданием злую шутку. Ему бы родиться девицей, а не парнем. Нельзя мужчине быть таким совершенным.

— Может, скажешь, как тебя зовут?

Женька вздохнула и приступила к осуществлению своего плана.

— Ни о чём не спрашивай меня, мой господин! Я совершенно ничего не помню: ни своего имени, ни имени своего отца, ни того, как я оказался в этих местах.

Лорд надел рубашку и задумался. Он слышал о том, что если человека хорошенько ударить по голове, тот на какое-то время может лишиться памяти. Поэтому просто кивнул.

— Ладно, пора в дорогу. — И, резко развернувшись, направился в сторону лагеря.

Парнишка послушно трусил следом.

— Мой господин! А что ты собираешься делать со мной?

Николас остановился всего лишь на минуту.

— Не бойся! Я не ем безусых юнцов за завтраком. К полудню мы будем проезжать Трамптон. Там правит мой наместник, Святой Отец Бертран. В крепости прекрасный гарнизон, так что можешь не бояться за свою судьбу.

— Так я буду жить у священника?

Лорда уже начала раздражать пустая болтовня этого ребёнка.

— Нет. Ты будешь жить в доме пастуха Лурдеса. Он с сыновьями уже погнал стада на пастбища. А вот его жена, Марта, прекрасно позаботится о тебе. Она добрая и мудрая женщина, славная хозяйка и отличная стряпуха. Думаю, ты быстро наберёшь вес и вспомнишь своё прошлое.

— Я буду пасти стада вместе с Лурдесом?

Лорд закипел. Он схватил мальчишку за край потёртой куртки и потянул за собой.

— Посмотрим на твоё поведение. Уж лучше бы ты мышцы так тренировал, как свой язык.

Женька и глазом моргнуть не успела, как грозный мужчина водрузил на себя кольчугу при помощи двух дюжих молодцев и легко прыгнул в седло. Он протянул руку.

— Давай, я помогу тебе.

Надо же, какая забота! Девушка попятилась. Нет. Находясь в здравом уме и трезвой памяти, она уж точно не поедет на этом ужасном жеребце! Конь тоже не пылал романтическими чувствами к новому седоку, понимая, что ему придётся везти лишний груз. Он выгнул шею и отвратительно заржал, обдав Женьку противной липкой слюной. Девушка снова попятилась и, споткнувшись, чуть не упала на пятую точку, но, слава Богу, успела опереться спиной о скалу. Вдруг скала зашевелилась, разразилась хохотом и схватила её за талию.

— Я Алекс. Не бойся Дункана. Он только на вид свирепый и любит плеваться. А так — сама доброта.

— Как и его хозяин. — Съязвила Женька.

— Ты уже заметил?

Оруженосец легко поднял девушку и усадил в седло перед командиром. Лорд распахнул свой плащ и укутал несносного мальчугана.

Глава 3

Дорога к крепости стала для Женьки сущим адом. За первые два часа она умудрилась напрочь отбить себе копчик. Боль в спине и в области пятой точки была просто невыносимой. Кроме того, девушка периодически неуклюже подпрыгивала в седле и попадала затылком в каменную челюсть всадника. Женька предполагала, что мужчине это не доставляло болевых ощущений, иначе он не постеснялся бы и выразил всё своё неудовольствие, а вот её голова просто раскалывалась пополам. Евгения понимала, что не должна жаловаться, но силы оставили её.

― Я…я… больше не могу. Это меня убьёт. Прошу Вас…

Лорд немного сбавил темп.

― Что ты сказал, парень?

Женька перевела дух.

― Моя задница больше не выдерживает такой езды. Позволь, мой господин, я пойду пешком.

Николас окончательно решил, что парня покинул рассудок. Пешком по приграничью? Ясно было одно: мальчишка никогда не был в седле, и дорога сильно утомила его. Но делать привал было рано. Лорд тяжело вздохнул.

― Сейчас слушай меня внимательно. Это будет нашим первым уроком. Согни ноги в коленях и плотно прижми к крупу Дункана.

Одной рукой он взял Женьку за болтающуюся плетью ногу, подтянул немного вверх колено и плотно прижал его к лошадиному крупу.

― Изгиб твоих ног должен в точности повторять изгиб моих.

Он придвинул девушку к себе ещё ближе.

― Чувствуешь?

О, да! Женька почувствовала стальные мускулы его бёдер и немного занервничала.

― Когда мы поскачем быстрее, просто нагнись вперёд и чуть оторви задницу от седла. Тогда тебе не придётся заваливаться на меня всем телом. Понял?

Лорд пришпорил коня, и Дункан понёсся во весь опор. Женя немного нагнулась вперёд, больше повинуясь силе тяжести исполина, чем собственным желаниям.

― А теперь почувствуй ритм скачки, слейся с конём в единое целое, помогай ему, не будь обузой!

Лорд говорил очень громко, стараясь перекричать ветер. Он крепко прижал девушку к себе, и, наконец, она уловила то, что хотел от неё этот мужчина. Женя почувствовала, что становится единым целым не только с конём, но и с этим могучим всадником.

Ветер свистел в ушах, а девушка ликовала.

― Мне нравится ехать верхом. Это такой кайф! Быстрее! Вперёд, Дункан!

Лорд улыбнулся. Мальчик быстро учился или вспоминал забытые навыки. В том, что из парня выйдет приличный наездник, Николас уже не сомневался. Его смутило слово «кайф». Что бы это могло означать?

Наконец, скалистые равнины закончились. Дорога стала уходить в горы. Всадники придержали лошадей, которые перешли с галопа на шаг. Узкая тропа петляла над самой пропастью. Николас посторонился, пропуская своих людей вперёд.

― Урок второй, парень. Реку командир переходит первым, чтобы помочь своим воинам в случае необходимости выбраться на берег, а вот в гору идёт последним, чтобы контролировать ситуацию. Когда под твоим началом соберутся грозные мужчины, ты не только научишь их мастерству воина, но и позаботишься об их благополучии во время похода.

Женьку передёрнуло.

― Мужчины? Под моим началом?

Лорд рассмеялся.

― Ты хотел знать о моих планах, касаемо тебя? Изволь. У меня нет наследника. Поэтому я возьму тебя на воспитание. Думаю, со временем из тебя выйдет толк.

— Так ты не женат?

— Нет.

— А разве у тебя нет братьев или других родственников?

Николас кивнул.

— У меня есть младший брат, Альберт.

― Раз так, он и должен стать твоим наследником в случае чего.

Николас опять рассмеялся.

― Моя семья очень богата. Благодаря королю Эдуарду, мои владения сильно разрослись, и одному человеку просто не под силу управлять ими. Скоро мой брат закончит обучение и получит свой собственный замок и свою собственную землю, а, женившись на единственной дочери нашего соседа, ещё и титул графа.

― Но ты же и сами можешь жениться, мой господин, и обзавестись собственными сыновьями… Ты же ещё не совсем старый!

Женька почувствовала, что повела себя не очень тактично. Тело мужчины напряглось. Он глубоко вздохнул и замолчал. Это молчание ужасно тяготило девушку. Она поняла, что ляпнула что-то лишнее и проклинала свой длинный язык. Несколько минут она просто озиралась по сторонам, стараясь не смотреть в пропасть, зиявшую слева. Ландшафт был не слишком живописным. Он пугал и притягивал одновременно. Женя почувствовала головокружение и тошноту. Чтобы как-то отвлечься, она закрыла глаза и принялась мучительно вспоминать, когда и где правил король Эдуард. Память услужливо подсказала, что в Англии, и что там этих Эдуардов было несколько. Но вот сколько, и какой из них сейчас на троне? Впрочем, это всё равно ни к чему бы не привело. Она не запомнила годы правления английских королей. Женька задумалась. Нужно найти какую-нибудь безобидную тему и продолжить беседу с великаном хотя бы для того, чтобы вернуть его расположение. Немного пошевелив мозгами, она решила польстить лорду. А почему бы и нет? Мужчины это любят!

― Мой господин! Я знаю, что от рыцарей всегда дурно пахнет. А с Вами приятно ехать в одном седле. Вы совершенно не воняете.

Комплимент не получился, но, тем не менее, разрядил обстановку. Лорд расхохотался.

― Странно, что из всего своего прошлого ты помнишь лишь то, что рыцари воняют. Поверь, бывает и такое в долгих походах. Но я предпочитаю держать своё тело и тело своего коня в чистоте. Это предотвращает возможность заболеть или подхватить нагноение плоти, если получишь ранение. Не смейся, но многим моим людям именно любовь к холодной водице спасла жизнь.

Он наклонился к Женькиной макушке и с шумом втянул воздух.

― А вот от тебя воняет, мой друг, и тебе бы совсем не помешало помыться.

― Воняет? ― девушка чуть не лишилась дара речи.

Лорд опять хохотнул.

― Если бы такой аромат исходил от юной девушки, я бы, пожалуй, потерял голову. Но от мужчины не может пахнуть цветочным полем.

― А чем должно пахнуть от мужчины?

― Мужчиной, чистым телом, костром и утренним туманом.

― Можно про туман подробнее?

― Когда мы вернёмся в мой замок, я не только расскажу, но и покажу тебе, чем пахнет туман, дождь и северный ветер.

Неожиданно Дункан споткнулся, и из-под его задней ноги в пропасть посыпались мелкие камушки. Девушка охнула и, закрыв глаза, пошатнулась. Николас перехватил поводья и крепче прижал к себе хрупкое тело. Его рука поднялась выше талии, и Женька опять вскрикнула, стараясь передвинуть огромную ладонь на прежнее место. «Ещё не хватало обнаружить мои прелести!» ― пронеслось у неё в голове. Лорд решил, что, скорее всего, у парня болят рёбра. Впрочем, ничего страшного. Вдали уже показались стены Транптона. Марта обязательно вылечит этого бедолагу. Лорд аккуратно придвинул ёрзающее создание к себе. Он был рад, что скоро избавится от лишней заботы, но в то же время отпускать мальчишку ему решительно не хотелось. Николас был ошарашен, что такая близость стала приносить ему болезненное удовольствие. Это хрупкое тело в его объятиях, этот запах весеннего луга, эта тонкая шейка, на которую он изредка бросал взгляд, — будили в нём странные противоречивые чувства. Нет, он знал о запретной любви между мужчинами, но никогда и помыслить не мог, что кто-то пробудит и в нём подобные желания. Просто парень был очень похож на девушку. В этом и скрывался ответ. Лорд кивнул и перестал себя ненавидеть.

Как только первые воины появились в долине, на крепостных стенах зазвучали сигналы труб, а через секунду вверх пополз бело-голубой флаг с тремя золотыми леопардами. Точно такой же нёс один из воинов лорда. Через огромный неприступный ров опускался подвесной мост, а навстречу всадникам уже спешили люди.

Женька поразилась, как изменился ландшафт. На смену пугающим безжизненным горам пришли поля, кое-где всё ещё прикрытые снегом. Множество деревьев будили в воображении картины зеленеющего весеннего леса, а за холмом сверкало огромное озеро. Вокруг крепости уютно расположилась деревня. Аккуратные чистые дома, весёлые добродушные люди. Они выбегали навстречу отряду и желали лорду и его воинам долгих лет жизни и всех благ. Вдоль моста выстроился весь гарнизон крепости. Воины стучали железными рукавицами о свои кольчуги, приветствуя господина. Женька была в восторге от всего увиденного. Она жадно пыталась запомнить всё, не пропустить ни одной мелочи. Страх ушёл. Девушка почувствовала себя частью этой эпохи, эпохи, в которой ей не посчастливилось родиться, но о которой она в тайне мечтала. Прекрасные дамы и смелые рыцари, подвиги и слава, интриги, предательство… и вечная безрассудная любовь. «Господи!» ― прошептала она, ― «если я сплю, помоги мне не просыпаться как можно дольше!»

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 96
печатная A5
от 445