электронная
180
печатная A5
418
16+
Прогулки с другом

Бесплатный фрагмент - Прогулки с другом

Объем:
206 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2224-1
электронная
от 180
печатная A5
от 418

Прогулки с другом

ВМЕСТО ПРОЛОГА

Однажды, в Новогоднюю ночь, приснился мне короткий, но незабываемый сон. Снились мне два больших надувных телефона, стоящие поодаль друг от друга. На одном было написано «Пролог», а на другом — «Эпилог». И приятный мужской голос за кадром сказал: «Вот пролог, а вот — эпилог, а между ними — всё, что захочешь!» Чем мне нравится жизнь? Тем, что когда ты думаешь, что всё уже закончилось, и ничего нового и интересного не случится, внезапно оказывается, что всё только начинается. Чем мне не нравится жизнь? Тем, что когда ты думаешь, что всё только начинается, оно внезапно может закончиться.

СУПЕРМАРКЕТ

О чём он думал?

Сегодня зашла в супермаркет, и что-то странное сразу в воздухе, как в фильмах иногда бывает — чувствуешь какое-то напряжение, но ещё не понимаешь — что происходит. При входе в супермаркет стоит охранник. Он иногда ещё по залу ходит, посматривает, чтобы всё было в порядке. В этой сети магазинов нет никаких защитных механизмов. Просто можно незаметно взять что-то из товаров и выйти. И вот этот самый интеллигентного вида охранник, зрелый мужчина, вполголоса беседует у входа с девушкой лет пятнадцати. Народу в магазине мало, кассы и администратор далеко. «У тебя в кармане лежит мороженое, — тихо говорит охранник, — ты его не оплатила». «Нет у меня в кармане ничего!» — отпирается девушка. «Есть, вон уголок обёртки торчит». «Я оплатила», — спорит она. «Тогда покажи чек». «Я его сразу выбросила». «Неправда. Отнеси мороженое на место. Я видел своими глазами, что ты его взяла, сунула в карман и вышла мимо кассы как посетитель без покупки. Я не стану поднимать шум. Просто верни товар на место или оплати». «У меня нет денег», — говорит девушка, совсем уже сникнув. Я всё это время делаю вид, что меня нет, что я выбираю ящичек в камере хранения, чтобы положить продукты, купленные в другом магазине. «Давай сюда! — чуть повышает тон охранник, поскольку разговор затягивается, и на них уже начинают обращать внимание, — и выйди из магазина!» Девушка отдаёт мороженое и выходит. Охранник идёт к кассе и оплачивает мороженое. «Что, мороженого захотелось, Серёж?» — смеётся кассирша. «Да, пойду покурю и съем мороженое. Два удовольствия в одном!» — отшучивается охранник, выходит на улицу, догоняет девушку и отдаёт ей мороженое. Возвращается к магазину, закуривает. О чём он думает в эту минуту? — Хорошо или плохо поступил? Будет ли эта девушка снова воровать из-за его поблажки? А, может, — о своей дочке, которой тоже пятнадцать лет? Не знаю.

Дети индиго

Сижу и понимаю — мне очень хочется семечек. Да, вот так сесть, посмотреть сериальчик и семечек погрызть. Сериалов полно, а вот семечек в доме нету. Ну, что — оделась и пошла в супермаркет. Хотя, я знаю, что семечки вредны для голоса, а завтра запись моей песни со звукорежиссёром. Пошла, как водится, через школьный двор. Обгоняют меня девушка — трепетная лань и мальчуган лет восьми. Наверное, сестра и брат. С продлёнки, что ли, забрала брата? Время уже позднее. Идём одной тропой. Я слышу, о чём разговаривают дети. «Ты ведь понимаешь, — журит брата сестра, — что я не могу тебя больше покрывать, и что если у тебя будут одни тройки по всем предметам, то бабушка не купит тебе велосипед?» «Я понимаю, — верещит парнишка, — но я вот сегодня написал контрольную по математике прямо точно на четвёрку. А, может, и на пятёрку! А завтра будет контрольная по русскому языку, и я ещё одну хорошую отметку получу. А бабушке пока, может, не надо говорить про мои тройки? До конца четверти я всё исправлю. Зачем бабушку волновать?» «Ладно, — вздыхает сестричка-тростинка, — только обязательно исправь. А куда это ты так резво направился?» «В супермаркет! — вещает парень, — Надо купить какой-нибудь еды на ужин. Чипсов!» «Чипсов? — смеётся девушка, — Это еда, по-твоему? Да в них один вредный крахмал и химические приправы!» «Ну, мам! — восклицает тут отрок (Мам? Я аж прям поскользнулась. Я думала — ей лет четырнадцать, максимум), — то ты мне говоришь, что в молоке какие-то там опарыши, то в яйцах эти сальмо-, сульманелы! Откуда ты всё это берешь?» «По телевизору показывают!», — отвечает молодая мамочка. «Мам! Ну, ты что, не знаешь, что по телевизору говорят один только БРЕД?!» Так за дружеской беседой, в которой я молчу, внимательно слушая, подходим к супермаркету и заходим вовнутрь. «Ладно, беги за своими чипсами, а я посмотрю, что можно действительно из еды на ужин купить», — говорит девушка. Я иду за семечками, а потом застываю у лотка с мороженым (не ела лет сто, а так хочется! Но завтра запись, я же помню, что нельзя мороженое). Ко мне подруливает всё та же девчонка-мама. И тоже с тоской и вожделением смотрит на вафельные стаканчики, фисташковые и клубничные рожки и ванильные брикетики, м-м-м…«Ма-а-а-ам! — вопит тут подлетевший к девушке сынуля, обнимая огромный пакет чипсов и громадную шоколадищу, — Да купи ты уже себе мороженое, наконец! В нём нет никаких этих вредных опарышей и сальмонов. И ты не потолстеешь! Занятия в хоре у тебя только послезавтра. А бабушке мы не скажем. Зачем её волновать?» Не знаю, чем закончился сей диалог, но я схватила ванильный брикетик с вафлями и дала дёру к кассе. А звукооператору мы ничего не скажем. Так ведь?

И пошли каждый в своё одиночество

Пришла за продуктами. Выбрала, что хотела, подошла к кассе, расплачиваюсь. «Девушка, не хотите ли купить ёлочку? У нас распродажа», — говорит мне кассир и показывает на горшочки с маленькими ёлочками и кипарисами, — а после Нового года сможете высадить её у себя на приусадебном участке». «Участок земли, — отвечаю я бодро, — у меня в собственности только один. Два на два метра. На Кузьминском кладбище. Но туда Новогоднюю ёлочку высаживать как-то не комильфо!» «Вот-вот! — оживился мужчина средних лет, стоящий в очереди в кассу позади меня, — и у меня то же самое. Только на Рогожском!» Кассир притихла в недоумении. Выхожу из магазина, мужчина этот меня догоняет: «Позвольте Вам помочь донести сумки до дома! Мне очень понравился Ваш ответ про кладбище». «А мне, — говорю, — совсем не понравился. Но такой нынче из меня чёрный юмор прёт, не спрашивая моего согласия». «Это всё от одиночества, — мужчина рассуждает, — У меня вот все умерли — родители, жена. Детей нет. Есть кошка и собака, но это не спасает». «У меня примерно то же, — отвечаю, — но мне больше повезло — у меня есть сын. И человекообразный кот». Так мы, весело болтая, догребли до моего подъезда. «Ну, вот мы и пришли», — сообщаю своему спутнику. «Как Вы это тепло сказали! — мечтательно произнес мужчина, — Как будто, мы с Вами вернулись к себе домой после совместного похода в магазин». Но тут же опомнился: «Ну, мне пора, я пойду. Приятно было познакомиться. Надеюсь, ещё увидимся». «Обязательно увидимся, — говорю, — в одном районе живём, как-никак». И пошли мы каждый обратно в своё одиночество.

Шоу в супермаркете или — «Кто это там такой красивый? Уж не я ли?»

Вчера вечером отправилась в супермаркет. Там частенько «даёт представления» местная сумасбродная пожилая женщина. Поёт и пляшет для народа. В этот раз опять она солировала. Голос, кстати, приятный у неё. «Мое недалёкое будущее, — бормочу я вслух, наблюдая шоу и направляясь прицельно к полке с алкоголем, чтобы выбрать бутылочку красного сухого вина. Подхожу к кассе. «Покажите Ваш паспорт!» — говорит женщина-кассир, очень красивая и явно восточных кровей. «Побойтесь Бога, — отвечаю, — какой паспорт? Мне сто лет в обед!» «Это вон той женщине сто лет, — указывает кассир на отыгравшую свой спектакль старушку и требующую теперь у кого-то из мужчин, чтобы он купил ей пачку сигарет, — а про Вас мне ничего не известно! Давайте паспорт!» «Понимаете, я вышла на пять минут из дома за вином, зачем мне паспорт? Замуж посреди ночи выходить не придется скоропалительно, а в полицейском участке меня уже в лицо знают, я в прошлый Новый год у них перед отделением отплясывала. Продайте мне вино, пожалуйста!» «Ладно, сделаем так, — смягчается кассир, — Граждане! У кого есть с собой паспорт? Купите девушке вино!» «У меня есть! — откликается молниеносно старушка, — Вот, держите!» Пока пробиваем покупку, тот мужчина, который уже было пообещал купить бабушке сигарет, позорно спасается бегством. «Давайте, я Вам сигареты оплачу, — говорю я, — Вы меня выручили, я могу выручить Вас!» «Ну, нет, детка! — смеётся женщина, — За меня всю жизнь платили и будут платить только мужчины! А ты меня удивляешь — ты такая красивая, а мыслишь как страшненькая. Это никуда не годится! С этим пора разобраться!» «Ну да, — подумала я, — пока мне сто лет не стукнуло, с этим стоит разобраться!»

И о погоде

С утра было пасмурно, лил дождь. К середине дня слегка развиднелось, показалось солнце. Решила сходить в супермаркет. Не успела отойти от подъезда на пару метров, как подул сильный ветер, пошёл густой снег, поднялся ураган, началась буря… Добежала до супермаркета и скрылась в нём. Смотрю — одна касса не работает. Потому что над ней пробило крышу, и льётся вода. И работники с вёдрами и тазиками бегают. Тем не менее, магазин работает, я сделала покупки, выхожу на улицу, и что же? Солнышко светит, птички поют, на небе — ни облачка. «Наверное, всё в супермаркет перелилось», — подумала.

Если долго сидеть на берегу реки, то, рано или поздно, мимо проплывет труп твоего врага

Подходя к супермаркету, ещё издали заприметила пожилую женщину, стоящую в нерешительности у стеклянных дверей и с тоской и растерянностью глядящую на улицу. (Тоску и растерянность рассмотрела уже подойдя вплотную к дверям, что подтвердило мою догадку — женщина не знает, как выйти!) Открываю дверь и вижу, как лицо женщины начинает излучать счастье. «Так вот что надо было сделать — просто толкнуть дверь! — восклицает спасённая, — А я тут уже битый час стою! Жду, когда дверь сама откроется!» «Ну, вот и дождались!» — смеясь, отвечаю я. Вывод напрашивается сам собой — трудитесь ли вы усердно или ожидаете терпеливо, та дверь, которой суждено открыться, обязательно для вас откроется.

Шкафчик номер пять

А ещё в нашем супермаркете есть многострадальный шкафчик для складывания всяких вещей. Под номером пять. Его каждый день пытаются взломать по нескольку раз. Почему? Потому что супермаркет носит название «Пятёрочка», и у него на одной стороне бирки для ключей от шкафчиков находится номер ячейки, а на другой — эмблема магазина с огромной цифрой пять посередине. Не далее как сегодня, мне удалось отговорить одного пенсионера от взлома шкафчика номер пять, ведь на самом деле у него был ключ от шкафчика номер девять. Интересно, вы когда кладете вещи в камеру хранения, то смотрите на номер ячейки? Моя мама очень любила нумерологию, она выбирала только определённые номера. Может, потому и не взламывала никогда шкафчик с номером пять?

Шоу маст гоу он

Захожу, беру корзинку, уныло бреду вдоль стеллажей с товарами… (уныло, потому что болею неотвязным бронхитом уже недели три. И понимаю, что ещё мне болеть и болеть. А на носу день рождения). И тут я вижу потрясающую картину. Идёт старушка с очень страшненькой всклокоченной мелкой собачушкой. И собачка эта останавливается аккурат напротив какого-то определённого стеллажа с определённым продуктом и встает на задние лапки, делая стойку. После чего хозяйка перебирает продукты на этой полке и спрашивает, беря каждый: «Это?» Когда она угадывает, собачка тихонько тявкает. Старушка берет то, что подсказала ей собачка, и они идут дальше. Вот некоторые со списком в магазин ходят, чтобы не забыть, что хотели купить, а тут пожалуйста вам — живая напоминалка. Настроение моё резко улучшилось, знамо дело. Где ещё такое увидишь? Только в нашем супермаркете:) P. S. А по воскресеньям в том же супермаркете местная алкоголичка Фира дает концерты. «Песни и пляски. Народное творчество во всей своей безумной красе». И вообще этот магазин полон сюрпризов.

Любите нас такими, какие мы есть

Сегодня зашла в супермаркет за продуктами. Народу не так, чтобы много. Иду между стеллажами, думаю о чём-то своём, поглядываю на полки, вытаскиваю машинально то, за чем шла… Впереди маячат коричневая кожаная куртка и тёмные очки. Парень с корзинкой. Обгоняю его, случайно смотрю в лицо и невольно опускаю глаза от того, что вижу — лицо у парня всё в жутких рубцах от ожогов. Смотреть больно. Парень видит мою реакцию, тушуется и сворачивает в проём между стеллажами. Мне так стыдно становится. Ну, да, с человеком случилось несчастье, но разве он после этого стал хуже, чем был, изменился, как личность? Плутаю между стеллажей и вдруг в каком-то очередном закутке опять оказываюсь с этим парнем рядом. Хочу сказать что-то утешительное или ободряющее, но всё кажется пошлым и ранящим. «Ой, а Вы случайно не Коля? — выпаливаю вдруг, — Я, просто, тут неподалёку жила раньше, у моей соседки сын был, похожий на Вас», — и прямо в лицо парню смотрю, не отводя взгляд. Он вдруг так лучезарно заулыбался! «Нет, — говорит, — я не Коля, Вы обознались», — а сам весь сияет, даже солнечные очки не спасают! Я чуть не расплакалась. Но сдержалась. «Извините, — говорю, — удачного Вам дня». Представляю, какой это ад, когда все, глядя на тебя, отводят глаза и стараются убежать поскорее. И я надеюсь, что у этого парня есть близкие люди, которые любят его таким, какой он есть.

И где она его только откопала?

«Нет, ну ты представляешь, — говорит одна женщина среднего возраста другой такой же, — бабка, соседка моя по даче, сто лет в обед, замуж вышла этим летом! А тут бьёшься, следишь за собой, наряжаешься, красишься… А она вот так вот в сто лет взяла и вышла! Это как — справедливо, по-твоему?» «Ничё се! — цокает языком подруга, — а как же это она так? Ну, вышла-то. За кого? Как с ним познакомилась?» «Да кто же знает? Копалась всю жизнь в огороде, копалась…» «И… откопала?» «Тьфу на тебя, Наташка!»

Ребята! Давайте жить дружно!

Вышла в супермаркет на ночь глядя. Прихожу, а работники зала и кассиры все умотанные и злые такие, хоть плачь. Смотреть на это сил нету. Купила мешок конфет. Оплачиваю на кассе. Кассир говорит злобно: «Все, за этой девушкой никому не занимать!» Я оплатила конфеты и говорю: «Девушка, я хочу поздравить коллектив вашего магазина с наступающим Новым годом. Это вам!» Вот мелочь, кажется, а как разулыбалась дева. Ребята, давайте друг друга радовать!

ДЯДЯ САША

Каша в моей голове

Познакомилась я давеча с пожилым человеком, на поверку оказавшимся инженером, всю жизнь проработавшим на заводе и сочинившим множество каких-то мудрёных машин. Прогуливаемся с ним, и я восторженно рассказываю: «Вот есть человек такой умный, МГУ закончил! Вот есть человек такой высоко духовный, в монастыре жил!» «Ты прости, — говорит Александр Андреевич, — но у тебя каша в голове. Интеллект не измеряется количеством полученных знаний, а духовность — количеством лет пребывания в монастыре».

Знакомство с Александром Андреевичем

«Если Вы так будете обращаться со своим молодым человеком, он на Вас никогда не женится! — слышу я голос у себя за спиной в тот момент, когда тыркаю Афанасия, чтобы он не считал ворон, а картошку в пакет складывал. Дело происходит в маленьком овощном магазинчике. «Этот молодой человек — мой сын», — оборачиваюсь, смеясь. Передо мной невысокого роста пожилой человек с седыми волосами и бородкой клинышком. Взгляд пронзительно-колкий, глаза как льдинки. Одет мужчина весьма экстравагантно — длинное…, н-нет, — слишком длинное чёрное пальто, которое практически достаёт до земли, шапочка, торчащая вверх колпачком и в довершение всего — мокасины! Да, да, мокасины. Только… тёплые, зимние. Размера сорок седьмого, не меньше. На дворе прохладная осень. «Что нужно этому дедушке?» — жестами спрашивает мой сын. Сын у меня слабо слышащий. «А что, Ваш сын глухонемой?» — продолжает со мной диалог мужчина. «Нет такого понятия — глухонемой, — поясняю слегка раздражённо, — есть глухие и слабо слышащие. А говорить они все умеют! Афанасий, поздоровайся с дядей!» С сыном я общаюсь жестами. Закончила курсы в своё время. «Здравствуйте», — произносит не очень уверенно, но вполне сносно, Афоня. «Афанасий? А помните, в том фильме…» «Помню, — сержусь я ещё больше, — каждый встречный-поперечный, как услышит, что моего сына зовут Афанасий, сразу цитирует эту фразу: «Афоня! Ты мне рубль должен! И Вы туда же!» «Ладно-ладно, — примирительно машет руками мужчина, — извините. Значит, сына зовут Афанасий. А Вас как?» «Лена». «Очень приятно. А я — Александр Андреевич. Будем знакомы. Кстати, по поводу картошки. Она тут двух видов. Если будете брать, чтобы пожарить, то покупайте курскую, а если варить — саратовскую. Она более рассыпчатая получается». «Спасибо, — говорю, — Вы, я вижу, много всего знаете». «Так давно живу. Работал инженером, открыл множество сталеплавильных заводов по всей России. И даже за границей. Имею запатентованные изобретения, правительственные награды… Был женат. Дважды. Двое детей. То есть, было двое… Теперь только младший сын остался. Старший погиб. Но обо всём этом как-нибудь потом поговорим, когда снова встретимся». «А почему Вы так уверены, что мы ещё встретимся?» «Обладаю даром предвидения!» «Ясно, псих какой-то очередной, — подумала, — вот имею я талант притягивать разных ненормальных!» «Да я пошутил, — рассмеялся Александр Андреевич, видимо, заметив на моём лице отражение этих мыслей, — мне кажется, я Вас видел как-то выходящей из подъезда сорок девятого дома». «Ну да, это могло быть, — киваю, — я живу в сорок девятом». «Вот видите, как всё просто! А я — в пятьдесят первом. По соседству с Вами, получается. Так что наши шансы никогда больше не встретиться практически равны нулю. Ну, ладно, пойду я дальше по своим делам. До свидания! Не напутайте с картошкой. Для жарки — курская!»

Прогулки с Александром Андреевичем. Часть первая

Вчера вечером захотелось прогуляться. Звоню Александру Андреевичу, моему знакомому, в прошлом — инженеру, ныне — нищему безработному. «Ладно, если ты так хочешь, то пойдем погуляем, но с какой-нибудь целью», — говорит мне Александр Андреевич. «И с какой же целью мы пойдем гулять?» — спрашиваю я. «Ну, ты куда хочешь пойти?» «В парк Кусково, куда же еще?» «Тогда — за грибами. Одевайся теплее, к ночи будет прохладно», — возвещает мой друг. Итак, наш улов — пять сыроежек и два (не помню названия) гриба, которые, как сообщил Александр Андреевич, можно только солить, а также — прекрасный букет луговых цветов и множество фотографий детских рисунков на асфальте:))) Вечер удался:))) P. S. «А что делать с грибами будем?» — спрашиваю я, когда мы уже подходим к дому. «Ну, сходим завтра снова в парк и скормим их белкам».

Прогулки с Александром Андреевичем. Часть вторая

«Ну что, пойдём белок грибами кормить?» — звоню сегодня с утра Александру Андреевичу. «Нет, Ленка, сегодня не пойдём. Вот ты спала, а я с утра пораньше отнёс в пункт приёма металла печатную машинку и получил триста рублей, купил рыбу и картошку. Уху варить буду. Рыбу я уже почистил, приходи в гости через часок-другой, я тебя буду поражать своим владением кулинарным искусством». Ого, да я получила доступ в святая святых — жилище Александра Андреевича! А живёт он, по его рассказам, в комнате в коммунальной квартире, в доме, соседнем с моим. Я пока Афанасию обед приготовила, ещё какие-то дела сделала… Есть не стала ничего, чтобы аппетит перед ухой не перебивать. Прихожу к Александру Андреевичу. Он сразу с порога мне говорит: «Ты только не пугайся и в обморок не падай. Хотя… упасть тебе некуда будет. И открывает дверь в свою комнату. Мда-а-а-а, упасть там не то, что мне, а и яблоку негде. У одной стены — кровать, у других — шкафы, забитые книгами и коробками (с радио деталями, как пояснил Александр Андреевич). Посередине комнаты — стол, тоже заваленный какими-то вещами. Ну, и на полу тоже — коробки какие-то, швейные машинки, магнитофоны древние, доски, инструменты, в общем — красота неописуемая! На свободном пятачке пола у стола стоит табурет, на который взгромождается Александр Андреевич, а меня сажает на кровать, сам же …начинает чистить картошку. Делает он это медленно и вдумчиво, потому что он её не чистит, а скребёт, чтобы ни миллиметра ценного продукта не пропало. «Может, я Вам помогу картошку чистить?» — спрашиваю я. «Э-э-э, нет, — отвечает Александр Андреевич, — уху мужчина должен варить сам. От начала и до конца». Примерно минут через сорок… мой желудок издаёт предательское урчание. Александр Андреевич в отчаянии бросает ножик на стол и говорит: «Знаешь что, Лен, я не умею торопиться, у меня ритм жизни такой, размеренный. Так что уха будет у меня готова только поздно вечером, ты тогда с кастрюлькой приходи, я тебе налью на пробу. А сейчас пойдем в кафе, я тебя комплексным обедом накормлю, потому что ты очень голодная, судя по всему, а мои оставшиеся двести рублей, всё равно, мне погоды не сделают. Я завтра ещё какую-нибудь железяку отнесу и на металл сдам». И мы пошли в кафе. Обед, кстати, вкусный был.

Прогулки с Александром Андреевичем. Часть третья

Десять часов вечера. Звонок телефона. Александр Андреевич. «Лен! Ну, что, я суп доварил. Сейчас будем ужинать». Напомню, что варить его он начал в одиннадцать утра. «Александр Андреевич! — говорю я замученным голосом, — у меня знакомый погиб сегодня, я наглоталась успокоительных, в ванной потом ещё отмокала, нет у меня сил никуда идти!» «А тебе и не надо идти. Мы сами сейчас придем. С супом». И пришли. Сидим. Едим суп. «Всё-таки, жизнь полна какого-то трагикомического абсурда, — думаю я, с удовольствием поедая принесённую Александром Андреевичем уху, — сижу посреди ночи с малознакомым дедом и ем приготовленный им суп. Бред какой-то!» Но мне несомненно легчает. «Надо же, как моя жизнь налаживаться стала, — говорю, — Вы меня сегодня и обедом, и ужином покормили!» «Ну, ты губу-то не раскатывай! — аж поперхнулся Александр Андреевич, — каждый день я тебе таких праздников не обещаю!» «А хотите я Вам помогу в комнате завалы разобрать?» — спрашиваю я, преисполненная благодарности за проявленную ко мне отеческую заботу. «Ни в коем случае! — заволновался от моего благородного порыва Александр Андреевич, — Тебе и терпения-то не хватит!» «Почему Вы так думаете? — говорю, — я после прежних хозяев на даче столько выбросила всякого хлама!» «Вот-вот! Так вы, женщины, и разбираете вещи — схватила и понесла на помойку. У меня же всё совсем по-другому. Возьму я, к примеру, в руки редуктор, сяду с ним и буду три часа думать, нужен он мне или нет? Разве, у тебя хватит терпения ждать, пока я приму решение? Ты ешь суп-то, ешь! Вкусно?» «Вкусно». Вкушаем пищу дальше. «Александр Андреевич, — вдруг спрашиваю я, — а Вы верующий?» «Крещёный. И в роду у меня много было священников… А так, чтобы воцерковлённый — это нет… Но если ты, Ленка, замуж выходить надумаешь за хорошего человека и будешь венчаться с ним, то я вполне могу тебя к алтарю вместо отца повести. Если ты об этом».

Аромат счастливой молодости

«Лен! — звонит Александр Андреевич, — у тебя сумки на колесах нет ли случайно? Хочу железяки кое-какие отвезти в пункт приёма металлолома». И ведь как знал. У меня от мамы этих тележек осталось штук пять. Одну, самую новую, рука не поднялась выкинуть, лежит на антресолях. «Заходите, — говорю, — забирайте, отдам с радостью. Заодно поможете мне тут в одном деле разобраться». «Ну, что там за дело у тебя, рассказывай», — вопрошает с порога Александр Андреевич. «Да вот купила духи и не могу понять — нравятся они мне или нет. Понюхайте — Вас не раздражает этот аромат? Он приятный?» Александр Андреевич сосредоточенно принюхивается к моему запястью, на которое я брызнула духи. «Ты знаешь, нет, не раздражает. Даже нравится очень. Что-то в нём есть такое родное, знакомое. Понять только не могу — что?» «Ну, ладно, — говорю, — главное, что не вызывает отторжения». Простились мы, ушел Александр Андреевич. Звонит через минуту по телефону: «Лен! Я вспомнил, что мне твои духи напомнили. Канифоль!!! Я же радио техникой занимался всю жизнь. Такой родной запах! Прямо в годы моей счастливой молодости меня вернул!».

Рыбки-прилипалы

«Вот вы женщины, ведь, по сути своей кто?» — разглагольствует Александр Андреевич, сидя на лавочке рядом со мной. «Кто же?» — настораживаюсь я. «Вы все по сути — рыбки-прилипалы. Выбрала себе мужика — и прилипла!» «А, может, оно и неплохо, что мы так устроены? Ведь сказано же: «Да прилепится жена к мужу», — стараюсь я свернуть в позитивное русло. Но у Александра Андреевича обострение гастрита на почве второго развода, так что мои слова остаются не услышанными. «Понимаете, — неловко утешаю его я, — это ведь не только у людей всё так устроено. Вон, посмотрите, как берёза ясень прихватила, аж вросла в него. А, может, он и не против, а?»

То ли овощ, то ли фрукт этот твой орех

В местный магазинчик завезли авокадо, продают по дешевке. «Александр Андреич! — звоню я своему другу, инженеру в отставке, — Вы авокадо едите? Купить Вам?» «Ну…, — мнётся Александр Андреевич, — помню что-то такое, вкус какой-то… ммм, кисловатый, кажется…» «Ясно, я Вам занесу на пробу одну штучку, если понравится — ещё куплю». Я авокадо очень люблю. Подсадила меня на сей экзотический фрукт сестра, когда я у неё во Франции гостила много лет назад. И могу я есть его тоннами. Но я помню, как одна бабуся в магазине ругалась. Мол, что за штука такая? На вкус мыло-мылом. Обман честного покупателя! Так что, это на любителя. Принесла я авокадо Александру Андреевичу, он поблагодарил, хитренько заулыбался и вручил мне пакет, в котором была тщательно упакованная в газеты кастрюлька. «Это чтобы супчик не остыл. Попробуй. Предыдущий рыбный был, а это — овощной. С цветной капустой». На том и расстались. Вечером я супчик поела — м-м-мм! Объедение. Звоню Александру Андреевичу, спрашиваю: «Ну, что? Как авокадо? Пробовали?» «Да, — отвечает он, — вкусный орех твой, я его от кожуры и мякоти очистил, на тёрке измельчил и в салат добавил — на каштан похоже по вкусу». Я так с телефонной трубкой возле уха и замерла. То есть, он косточку от авокадо съел! А в ней, насколько я помню, синильной кислоты огромное количество! «Дядь Саш! — говорю я дрожащим голосом, — ты только не волнуйся. Если тебе вдруг станет нехорошо, ты вызывай скорую и мне звони сразу, а я сейчас почитаю в интернете, что нам с Вами грозит». И бросилась читать википедию. «Косточка авокадо содержит токсины, синильную кислоту…, но для жизни не опасна. Если вы съели её, у вас случится сильное расстройство желудка. И возможна аллергия. Советуем принять супрастин». «Дядь Саш, отбой, — звоню снова Александру Андреевичу, — ты предупреди соседей по квартире, чтобы туалет сегодня надолго не занимали!».

Когда умирают слоны

«А ты знаешь, Ленка, когда умирают слоны?» — спрашивает Александр Андреевич, когда мы совершаем очередной привал на скамеечке на детской площадке по пути домой из Ашана, куда отправились за сухарями по тридцать рублей за мешок. «Нет», — отвечаю. «Когда у них стираются все зубы. Они тогда уходят в джунгли, прячутся от всех, ложатся и умирают». «Это Вы сейчас к чему сказали?» — недоумеваю я. «Да зуб болит что-то», — признается Дядя Саша. «А слоны, они сколько лет живут?» — спрашиваю. «В среднем — восемьдесят лет, как люди». «Люди так долго не живут», — сомневаюсь я. «Нет, люди, как раз так и живут. В Италии, во Франции, в Англии…» «В России-то не живут столько, — говорю, — кто же мы тогда?» «Не слоны, это точно, — констатирует Александр Андреевич, — но, видимо, и не люди…».

Чёрная полоса Фархата

«Лен! — звонит мне взбудораженный Александр Андреевич, — приходи на «четыре лавки» срочно!» Прибегаю. «Лен! Я паспорт нашел!» «Какой такой паспорт?» «Ну какой бывает паспорт? — Документ». " И чей?», — интересуюсь я. «Какого — то не то Фаруха, не то Фархада. Молодой, двадцать четыре года, родился в Ашхабаде, зарегистрирован в Подмосковье. Может, пробьёшь его по интернету?» «Ладно, не вопрос. Небось, где-то в социальных сетях он есть. Напишу, что Вы его паспорт нашли, он с ума сойдёт от радости». «Лен, а у него в паспорте три банковские карточки, ты можешь про…» «Стоп! Александр Андреевич, давайте так — я сейчас вот этого, что Вы про кредитки сказали, не слышала. Я знаю, какие у Вас стеснённые обстоятельства, но… это называется воровство!» «Ладно, — соглашается моменально дядя Саша, — тем более, у него вряд ли там деньги есть, тут в паспорте расписка лежит, он ремонт делал кому-то и напортачил, так ему штраф теперь выплачивать огромный». Зашла я в социальную сеть и сразу обнаружила этого Фархата. И что же я прочла на его странице? «Мир не приносит ни добра, ни зла сам по себе. Он безразличен к человеку. Всё происходящее вокруг нас — всего лишь отражение наших собственных мыслей, чувств, желаний, поступков. Мир — это большое зеркало». Списались-созвонились, завтра встречаемся. Речь у него правильная, общение интеллигентное. Звонит и говорит:" У меня чёрная полоса какая-то! Паспорт потерял, телефон не ловит, на работе штраф выплачивать огромный!» Я говорю (как водится, с высоты своего «столетнего» опыта:): «Чёрная полоса, молодой человек, это когда твои родные люди умирают в одночасье, когда кто-то из близких болен, а ты ничем не можешь помочь, когда ты сам таешь на глазах от неизлечимой болезни, а столько ещё хотел сделать… А твоя так называемая «чёрная полоса» — это просто мелкие неприятности, о которых и думать не стоит!».

Изобретая велосипед

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 418