электронная
180
печатная A5
357
18+
Прогулки с Данте

Бесплатный фрагмент - Прогулки с Данте

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-6156-0
электронная
от 180
печатная A5
от 357

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Прогулки с Данте

Он вдруг предстал

С замашками педанта,

И я спросил: — Ты кто?..

Спросил в упор.

А он ответил: — Алигьери,..

Данте.

Не вор? — сказал я.

Он сказал:

Не вор.

«Земную жизнь

Пройдя до половины…»

Он было начал

Словом куралесить.

Но я прервал: —

У нас тут не смотрины!..

И выпили —

Положенные

Двести.

И друг на друга

Молча посмотрели.

Жуя рыбёшку

В собственном соку.

— Ты кто? — спросил я

Снова Алигьери.

Он промолчал

Уставясь за реку.

— Так что-там говорил

Старик Вергилий,

Про Бога ангелов

И гада сатану?..

Он после долгих,

Умственных

Усилий,

Рукой махнул

И выдохнул:

— Да ну…

И через час он был

Обычный Алик.

— Ты уважаешь

Данте?! —

Он кричал.

И обещал — весной

Приехать в Палех.

И я к нему — приехать

Обещал.

Потом к нам прицепились

Две красули.

И мы попали с Аликом

К ним в дом.

С которой был он,

С Томой или с Юлей?..

Мы так с ним и

Не вспомнили потом.

Потом менты

Закручивали руки.

Молили, что бы Данте

Не наглел.

А он грозил им —

Именем науки и

Клялся, что устроит

Беспредел.

И вот уж мы

На дне, какой-то

Шахты…

Шахтеры кулаками

Били мух.

— Уж лучше б мы

Попали к космонавтам!..

Подумал я и

Выругался вслух.

А он пристал

К забойщикам с вопросом.

Мол, кто здесь

Перегаром надышал?!

Те огрызнулись,

Глядя очень косо:

— Слышь, Алигьери,

Ты бы не мешал!

Мол, сами согласились,

Так и надо.

Пусть — газ и пыль и

Лампочек круги.

Но деньги платят,

Значит бабы

Рады,

А ты и твой Вергилий

Дураки.

Он закурил

А воздух был,

Как порох.

И выпучив глаза

И рты раскрыв:

— Огонь гаси! —

Кричали нам

Шахтеры.

И завершеньем

Криков

Грянул взрыв.

Да нет, не может быть.

всё это глюки!

Нервоз, психоз и

плюс кассетный «видик»…

Но были голоса,

шахтёры, стуки…

И Данте утверждал,

Что то же видел.

И вот уж мы

Сидим у космонавтов.

На МКС парим…

Ну как-то так.

Они нам дали

Тюбики на завтрак.

И налили — припрятанный

Коньяк.

Здесь не было

Шахтёрской,

Черной пыли.

Внизу плыл Каспий,

Дон, а дальше

Рейн…

Мы допили коньяк

И загрустили.

Они достали —

Плохонький

Портвейн.

«Суровый Дант»

И тут кричал сердито.

Мол, в двигателях

Спирт — ей-ей,

Течет!..

Мы выпили

За красоту орбиты.

Он обещал, что сам

Оплатит счёт.

Мы плавали в отсеках,

Как медузы.

Он декламировал

Об адовых кругах!

Потом заснул.

И нас с обратным

Грузом —

Отправили на землю,

Впопыхах.

Когда же мы

Обратно с ним

Летели:

— Ты кто? — сказал я —

Признавайся, ну!..

А он ответил:

— Гений,

Просто гений.

А я сказал:

— Ну, это ты

Загнул!

И вот мы

В хирургической

Больнице…

Уколов нет,

Таблеток не дают.

А у больных

Такие злые лица,

Что страшновато

Оставаться тут.

У медсестрёнок

С главврачом проблемы.

Одна из них

Рожает от него.

Грядут в ночных дежурствах

Перемены…

Все в ожидании

Решения его.

А он закрылся

В операционной.

И конфискует у хирурга

Спирт

Жена его,

Оставшись непреклонной,

На раскладушке,

В коридоре спит.

Медсёстры бегали к нему

На перепалку.

А он грубил им.

Он был с ними строг.

И почему-то мне

Их было жалко.

А почему?..

Я сам понять не мог.

И были не прожарены

Котлеты.

Был чай не сладкий.

Кислый был омлет.

Никто не знал,

Чем кончится все это.

Страдал в депресии

Болящий контингент.

«Земную жизнь

Пройдя до половины…»

Я прочитал,

Набычась, пол главы.

Пока мне чем-то

Натирали спину.

Но ничего не понял там,

Увы.

Главврач, мужик был —

В общем-то прекрасный.

Жаль — не давал нам

Выйти в интернет…

Зато мы подхватили

Жуткий насморк.

И прочитали

Парочку газет.

Всё кончилось

Рождением малютки.

Корпоративом

И присловьем

— Блин.

На утро — док

Провел «пятиминутку»

И выписал нам с Данте

Анальгин.

Медперсонал

Ему, как Богу верил.

Все были радостны,

Особенно — отец!

— Мы где?! — спросил

С испугом Алигьери.

А я сказал: — Очнулся

Наконец!..

И вот мы с ним,

Оправившись от комы,

Направились в ближайший

Ресторан…

И снова были — эти,

Юля с Томой.

И нас лечили

От душевных травм.

Поговорить мешали

Музыканты.

Официантка,

С оттопыренной

Губой,

Так плохо нас

Обслуживала

С Данте,

Как могут лишь

Сотрудницы

«райпо».

Вокруг сидели

«мертвецы»

И ели.

— Хм, трупы

Любят трупы

На обед!

С усмешкой говорил

Мне Алигьери.

А уж ему

Я верил, как себе.

И пела «караочная»

Певица,

Пытаясь выглядеть

Взрослей и сексапильней.

Стреляли глазками

Невинные блудницы.

Базарили «крутые»

На мобильный.

А Данте — заказавший

К пиву крабов,

Ругал науку,

Крабов

И прогресс…

И защищал

Евреев от арабов.

Я думал: — М-м,

В политику полез!

Он философствовал —

О, сразу двух

Кореях.

О войнах, странах

И задачах стран.

И защищал арабов

От евреев…

И от грехов

Последних христиан.

Потом переключился

На поэтов.

Но супер-лаконично

В двух словах.

— Всё это уже было,

С кем-то, где-то!..

Мелькнула мысль

Пробив дыру

В мозгах.

Мелькнула мысль

И улетела пулей.

Упал на скатерть

«красного» бокал.

Куда-то подевались

Тома с Юлей.

А Данте плёл

Про женский

Идеал.

Про меру и

Божественность

Таланта.

Кричал, что было сил,

Мне — прямо в ухо.

— Пойдём! — сказал я:

— Алигьери Данте!..

— Пойдём! — сказал мне

Алигьери сухо.

И вот мы на реке.

И удим рыбу.

Каким нас ветром

Занесло сюда?!

Я так ему и выпалил:

— Спасибо!..

А что я мог ещё

Сказать тогда.

Скучней, казалось,

В мире нет занятья.

Хоть и поймали

Пару пескарей.

Как вулканическую лаву,

Все проклятья,

Я извергал

На Данте и червей.

Спокойствие других

Себе дороже!..

Но понемногу,

Всё же я размяк.

И хоть хотелось

Скорчить Данте рожу,

Так не со зла,

А как-бы просто

Так.

И комарам и разным

Липким мошкам,

Зловредно — я

Был рад,

Как на духу.

Потом уж мы

В золе пекли картошку

И ели горяченную

Уху.

И так мы сним

Смотрели на

Цветочки,

Как-будто верили —

Трава заговорит!

По одуванчикам,

По белым их

Комочкам,

Был путь в Божественное

Ярок и открыт.

Он говорил

Про ангелов и небо.

Я говорил

Про наш земной

Устой.

Он говорил, что

Лучше там,

Где не был.

А я, что лучше то

Что под рукой.

Он жил в своем,

Придуманном им свете.

И утверждал,

Что он на сквозь

Всех видит.

А я ему — так сразу

И ответил,

Так и сказал:

— Пошёл бы ты,

Овидий!..

А впрочем — мне

Всё было безразлично…

А он, он нервничал,

Ругая насекомых!

И вдруг вскочил

И вскрикнул:

— Беатриче?!

Но это снова были

Юля с Томой.

И всё испортили

Смешливые девчонки.

Хоть и дополнили

Изгибами телес.

Их шутки

У меня сидят

В печёнках!..

А Данте проявлял

К ним интерес.

И углублялся с ними

В темный лес.

И декламировал стихи

О Беатриче…

И под купальники,

Смеясь,

К обеим лез.

И земляникою лесной

Обеих пичкал.

Потом — он стал нырять

И утонул…

Все бросились за ним,

Его спасая!..

Спасли и откачали.

Он заснул.

Я прочитал над ним

Главу из «Рая».

В двенадцать дня,

У речки незнакомой,

Я не читал

Заумней вариантов!

Уснули, сном младенцев,

Юля с Томой,

Но был разбужен

Своим «Раем»

Данте.

Сказал он нервно:

— Слышишь, никогда

Не смей — меня,

Мне приводить

В пример!..

Мол, «Рай» его,

Такая лабуда!..

А я сказал: — Ну да уж,

Не Гомер.

Тут мы расстались…

А столкнулись снова,

Так, месяцев примерно,

Через десять.

— Ты как? — спросил я.

Он сказал: — Хреново!..

И выпили

Положенные — двести!

«Суровый Дант…»

Я вспонил почему-то.

И плюнул трижды через

Левое плечо.

Мы помолчали,

Кажется — минуту

И по стакану

Выпили ещё.

Он рассказал,

Уткнувшись мне

В жилетку,

Что зря не утонул он,

Там, в июле…

Что он женат,

Но бегает к соседке.

А тут ещё рожают

Тома с Юлей!

Да от него…

— Проведать их

В больнице?!

Или поздравить,

Как-нибудь по почте?!

Что исписался он…

Осуетился…

Что жив-здоров,

А жить,

Как бы не хочет.

Что он — кретин!

Сухие вина — бяка!

Что знает он — лишь то,

Что каждый знает!

— Жизнь удалась! —

И он почти заплакал.

А я подумал

И сказал:

— Бывает.

— А помнишь! —

Он кричал мне,

После третьей,

Как мы взорвали ту

Каменоломню!!!

А сколь Божественного

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 357