электронная
180
печатная A5
399
16+
Профилактика синдрома эмоционального выгорания и профессиональной деформации с использованием когнитивного, телесно-ориентированного и экзистенциально-аналитического подходов

Бесплатный фрагмент - Профилактика синдрома эмоционального выгорания и профессиональной деформации с использованием когнитивного, телесно-ориентированного и экзистенциально-аналитического подходов


4.5
Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-7910-7
электронная
от 180
печатная A5
от 399

Посвящается моим уважаемым коллегам, людям помогающих профессий: психологам, работникам социальной сферы, медикам, а также любимому мужу — вдохновителю моих идей, моей постоянной поддержке.

Введение

Это — «вэй» и «цзи». Это два китайских иероглифа, которые многие психологи любят приводить в качестве метафоры кризиса. Означают они, как многие уже слышали — «опасность» и «возможность». Дальше на лекциях и семинарах на обозначенную нами тему коллеги обычно рассказывают притчу, которая в различных изложениях звучит примерно так:

«Однажды где-то на Востоке Ученик пришел к Учителю и сказал:

— Как в одном слове могут быть заключены два таких разных значения: проблема и возможность?

Учитель рассердился и выгнал непонятливого Ученика.

— Когда мне можно будет вернуться? — заплакал Ученик.

— Ты поймешь, — невозмутимо ответил Учитель.

Через год Ученик вернулся и рассказал Учителю и остальным такую историю. Оказывается, на следующий день после того, как его выгнал Учитель, Ученик пошел на работу и узнал, что уволен. Он очень старался найти работу, надо было содержать семью. Тогда Ученик создал собственное дело. Ученик старался, собрал команду, и через год его компания стала одной из самых преуспевающих в своей сфере.

— Как я благодарен тебе, Учитель, — воскликнул Ученик.

— Благодари Путь, — спокойно ответил Учитель.

***

Синдром эмоционального выгорания или burning-out известен психологам давно. Это состояние, когда ничего не хочется, когда опускаются руки, перестает интересовать прежде любимая работа, начинают раздражать родственники и друзья.

Потеря работы, угроза сокращения, резкая девальвация зарплат, пенсий, банковских сбережений, утрата бизнеса, общая социальная нестабильность — все это факторы, которые, к сожалению, не способствуют укреплению нашего психологического здоровья.

Эмоциональное выгорание в этом смысле вещь коварная, его не всегда можно распознать, особенно на первых стадиях.

Все начинается с легкой стадии.

Не сдал экзамен, возникла угроза попасть под сокращение, рассорилась с подругой. У человека может нарушиться сон, могут появиться головные боли, раздражительность. Но вот ситуация разрядилась, стороны примирились, увольнение миновало, и повод для стресса постепенно уходит. Уходит психологическое напряжение, а с ним и все сопутствующие симптомы, организм, а с ним и человек приходит в норму.

Не стоит бояться таких напряжений. Наш организм заточен, чтобы выдерживать единовременные большие нагрузки, которые впоследствии достаточно легко компенсируются богатырским сном, отдыхом в выходные, общением с приятными людьми. Все становится более серьезным, когда речь идет о таком факторе как:

Хронический стресс.

Представьте себе ситуацию, когда вы должны каждый день ходить на нелюбимую работу. Вам не нравится род занятий, у вас эмоционально нестабильный начальник (ца), вам мало платят. Но вы ответственны за близких, надо растить детей, и вот, кажется, уже нет выхода из замкнутого круга. Напряжение накапливается, ситуация может тянуться годами по принципу «под лежачий камень». И, хотя вы периодически говорите себе, что «всё, увольняюсь», но… нет ничего более постоянного, чем временное, и светлое завтра так почему-то и не наступает.

Это состояние знакомо людям так называемых помогающих профессий: психологам, спасателям, медикам. Так, в ситуациях постоянной работы в зонах чрезвычайных катастроф специалисты могут начать испытывать хроническую усталость, у них могут притупиться чувства к тем, кому они призваны помогать, происходит некая «дегуманизация» личности, их перестают понимать коллеги и друзья.

Хроническое выгорание может наступить в ситуациях, когда человек много и честно работает, старается, но не получает признания и вознаграждения за свой труд ни в виде материального поощрения, ни как простое человеческое спасибо.

Стадии эмоционального выгорания

Первая стадия может выражаться в чрезмерности требований человека к самому себе, постоянной перегруженности на работе и в семье, большом количестве незавершенных дел и постоянном временном цейтноте. Это еще не есть собственно выгорание в буквальном смысле этого слова.

Главное, что стоит запомнить: на слом привычных стереотипов уйдет некоторое время, но привычка становится характером, характер — судьбой. Так мы меняем жизнь.

Вторая стадия заключается в истощении как физическом, так и эмоциональном. Часто это происходит в случаях так называемого пролонгированного рабочего времени. Служащий постоянно перерабатывает, остается в выходные, не получает за это должной оплаты. Если человек начинает роптать, то в условиях кризиса он рискует быть уволенным.

На третьей стадии человек начинает «забивать» на работу, игнорировать и саботировать рабочую дисциплину, разрывать отношения. Интуитивно он ищет покой, но понимает его как одиночество, уход от социальных отношений. А это, согласитесь, обидно. Потому что смыслы человеческого существования вряд ли можно определить вне отношений, вне людей! Природа к нам равнодушна, искусство, архитектура, музыка не имеют смысла сами по себе, если нет «принимающих ушей, глаз, души».

На четвертой может усилиться вся симптоматика третьей, либо, что самое страшное, человек уходит в болезнь.

Что делать?

«Если у человека есть «зачем» жить, то он выдержит любое «как».

Философ Ф. Ницше.

Все профилактические меры необходимо принимать уже на второй стадии, не переходя в последующие.

Что же предпринять, как нам остаться людьми, полноценно проживающими нашу уникальную жизнь, остаться на плаву, что бы ни происходило в окружающем пространстве?

Среди наших современников о феномене эмоционального выгорания много пишет известный австрийский психотерапевт, последователь В. Франкла и автор экзистенциального анализа Альфред Лэнгле. Так, в одной из своих статей он определяет выгорание как «пепел после фейерверка». В экзистенциальной философии считается, что причиной выгорания является экзистенциальный вакуум. Виктор Франкл описал это состояние, как страдание от чувства пустоты и отсутствия смысла.

Человек, который много и интенсивно работает, но ведет наполненную смыслом жизнь, как правило, не страдает от экзистенциального вакуума, в отличие от многих людей, которые могут работать совсем немного, но порой полностью утратить радость бытия и удовольствие от жизни.

По сути мы должны быть благодарны синдрому эмоционального выгорания. Это вид психологической защиты, который ставит нас перед вопросом: действительно ли я вижу смысл в том, что делаю, является ли это для меня ценностью?

Немаловажным моментом является отслеживание мотивов своей деятельности. Почему тот или иной человек делает что-то?

Я лечу людей, потому что хочу помочь, или я заинтересован только в признании коллег и карьерном росте? Позиция главного врача или даже директора клиники в отсутствии любви и интереса к медицине как таковой, как и к пациентам — прямой путь к истощению, к утрате радости от созидательного труда.

Я ввязалась в проект, суляющий мне большие деньги, но противоречащий моим ценностям? Скорее всего я буду страдать. А если человек игнорирует свои ценности, то и ценность собственной жизни у него может снижаться. Тратить время своей жизни на то, что не является важным или входит в противоречие с собственными понятиями о добре и зле — значит обречь себя на стресс и психосоматические расстройства, как минимум.

Одна из экзистенциальных проблем — проблема власти. Позиция руководителя любого звена ради власти как таковой губительна дли личности.

«Хорошим начальником» движет интерес к делу, увлеченность задачей. «Хороший руководитель» опирается на сильных людей, не боится брать в команду профессионалов, специалистов с высоким уровнем компетенции, могущей в каких-то аспектах превосходить его собственную. Должность — вещь нестабильная, подверженная переменам. Признание коллег, регалии, аплодисменты — все преходящее. Интерес к своей деятельности, постоянное повышение профессионализма — рецепт, как «не сгореть на работе».

Миру известны очень богатые и успешные люди, которые были тем не менее очень несчастны. Недавний трагический пример — актер Р. Уильямс, великий комик, покончивший с собой в уходящем году.

Иногда основным мотивом, дающим энергию к достижениям, у этих людей является неуверенность в себе, идущая с детства. Человек жил в тяжелых условиях, нуждался и подсознательно всегда испытывал стыд за эту нужду. Он дает себе зарок «больше никогда не переживать такого состояния». Но главный мотив успешной деятельности — предотвратить состояние нищеты, не стать снова бедным — уязвим в основе своей. Он может привести к непосильно высокой планке для человека, которую он/она просто однажды не сможет взять. А. Лэнгле считает, что «выгорание — это психический счет, который нам выставляют за долгое отчужденное отношение с жизнью».

Поскольку книгу я посвящаю прежде всего своим коллегам, людям помогающих профессий: психологам, социальным работникам, сотрудникам МЧС, медикам, то в ней мы будем говорить еще и, может быть, в первую очередь, о смыслах нашей деятельности. О том, что попробовать предотвратить синдром выгорания даже в наше непростое, полное вызовов время можно, поставив себе 2 вопроса, которые предлагает нам экзистенциальная психология:

— Для чего я это делаю (есть ли в этом смысл)?

— Нравится ли мне это делать (приносит ли мне деятельность радость)?

Если ответ «нет», бегите оттуда, меняйте что-то в судьбе, переучивайтесь, не бойтесь новых вводных, которые дает нам жизнь.

Мы поговорим также о том, как можно помочь себе, изменив стиль своего мышления, а также не забудем о том, что все наши печали живут в нашем теле.

Я также приглашаю читателя к размышлению над поиском личных жизненных смыслов cвоего существования. Возможно, совместно работая над поиском новых жизненных стратегий, мы сможем обрести новые ресурсы, найти точки опоры, как в себе, так и в своем ближайшем окружении.

Тема профилактики эмоционального выгорания, а также профессиональной деструкции может быть интересна как профессионалам-психологам, так и широкому кругу читателей.

В книге изложены как теоретические основы проблемы, изложены современные подходы отечественной и зарубежной психологии, так и практические навыки, приемы и техники, которые вдумчивый читатель сможет освоить и использовать в своей повседневной жизни.

Сущность СЭВ и профессиональной деформации

Термин «burnout» переводится с английского иногда, как «эмоциональное сгорание» или «профессиональное выгорание». Предложил его в 1974 году американский психиатр Х. Дж. Фрейденберг (1). Речь шла об определенном болезненном состоянии у учителей, врачей, психологов, спасателей и других людей, работающих в так называемых помогающих профессиях, которые постоянно имеют дело с болезненными или сложными человеческими ситуациями. Сама профессиональная ситуация подразумевает повышенные требования к квалификации и навыкам этих работников, которые, в свою очередь, часто не подкрепляются достаточным материальным и духовным вознаграждением (платят мало, хвалят редко).

Однако тот же Фрейденберг замечает, что такое состояние развивается далеко не у всех. Развитию СЭВа способствуют такие личностные качества, как неумение планировать свою работу, отсутствие стремления повышать свою квалификацию, пассивность в сложных ситуациях. Он описывает их, как «сочувствующих, гуманных, мягких, увлекающихся, идеалистов, ориентированных на людей, и — одновременно — неустойчивых, интровертированных, одержимых навязчивыми идеями (фанатичные), „пламенных“ и легко солидаризирующихся».

Проявляется СЭВ в виде:

— астении;

— соматовегетативных нарушений;

— нарушения сна;

— негативного отношения к своим клиентам/пациентам;

— отвращения к своим профессиональным обязанностям;

— тревоге, снижения настроения, пессимистического восприятия и чувства вины;

— агрессивных тенденциях;

— сниженной самооценке.

Синдромом эмоционального выгорания — специфический синдром, который развивается у человека в процессе его профессиональной деятельности и выражается в состоянии эмоционального и физического истощения, отчуждения от людей, с которыми человек взаимодействует, а также в отсутствии профессиональных планов и крушении надежд.

Различные подходы к феномену синдрома эмоционального выгорания

Не существует единой точки зрения на сущность психического выгорания. Так, например, Е. Махер рассматривает его как разновидность стресса, а К. Маслач и В. Бойко видят «эмоциональное выгорание» как результат влияния уже комплекса стрессогенных факторов. В. Бойко принимает выгорание за защитный механизм, который человек сам для себя вырабатывает. Проявляется он в определенном «обесчувствовании», полном или частичном отключении эмоций в ответ на травмирующие регулярные воздействия. Отсюда страдает профессиональная деятельность.

Одна из проблем специалистов, работающих в системе «человек-человек», — потенциальное возникновение в процессе регулярной работы с «трудными случаями» так называемой вторичной травмы самого специалиста. Это когда специалист помогающей профессии, вступая в контакт с клиентом, проявляет эмпатию, но, проявляя ее, осознанно или неосознанно присоединяется к клиенту, к его чувствам, словам, в результате чего начинает чувствовать те же переживания, что и собеседник. Чем сильнее чувства, тем ярче телесные и эмоциональные проявления, тем сильнее присоединение.

Вторичная травма влияет на:

— самоидентичность, ощущение себя в этом мире;

— жизненную философию, установки относительно других людей и окружающей действительности;

— жизненные смыслы, нравственные и моральные ценности.

Специалисты (психологи, социальные работники, спасатели, врачи) могут ощущать утрату устойчивости и способности поддерживать чувство внутреннего равновесия. Переполненность переживаниями других людей и неумение это контролировать могут приводить к личностной и профессиональной деформации, выражающейся либо в чрезмерной чувствительности, неспособности справиться с наплывом эмоций, либо к эмоциональному огрублению, эмоциональной тупости.

С точки зрения социально-личностного подхода американских психологов К. Маслач (5) и С. Джексон СЭВ выражается в эмоциональном истощении, деперсонализации, редукции профессиональных достижений.

А вот экзистенциальный подход Альфрида Лэнгле (9) связывает СЭВ со способностью личности к выбору и ответственности, учитывается влияние жизненной позиции, ценностей, смыслов человека.

Отечественный автор В. В. Бойко (3) рассматривает синдром эмоционального выгорания как психологическую защиту. Исследователь связывает профессиональное выгорание с особенностями личности специалиста и его профессиональной компетентностью. Симптомы выгорания часто служат психологической защитой, которая частично или полностью выключает опасные для человека эмоциональные воздействия.

Ознакомиться со знаменитым тестом Бойко и попробовать понять, на какой стадии находится читатель, можно, обратившись к Приложению 3 данной книги.

Симптомы, предпосылки СЭВ и профессиональной деформации

Подобно болезни СЭВ проявляется в виде симптомов.

К общим соматическим симптомам относятся головная боль, желудочно-кишечные расстройства (диарея, синдром раздражения желудка), кардиоваскулярные нарушения (тахикардия, аритмия, гипертония).

Синдром эмоционального выгорания может проявляться в:

— чувстве безразличия, эмоционального истощения, изнеможения — человек уже не может отдаваться работе, как прежде;

— дегуманизации — развитии негативного отношения к своим коллегам, получателям социальных услуг, даже близким;

— ощущении профессиональной некомпетентности.

Развитию СЭВ, как правило, предшествует период повышенной активности, когда человек поглощен работой, отказывается от потребностей, с ней связанных, забывает о собственных потребностях, не восстанавливает потраченную энергию, и, как следствие, возникают признаки СЭВ.

Признаками (симптомами) СЭВ являются:

— усталость, утомление, истощение;

— психосоматические недомогания, бессонница;

— негативное отношение к своим клиентам, подопечным, а также коллегам и близким;

— ограничение профессиональной деятельности, отсутствие инновационного и творческого подхода;

— злоупотребление плохими привычками — чрезмерное курение, употребление алкоголя (наркотиков);

— отсутствие аппетита или, наоборот, злоупотребление продуктами питания;

— неудовлетворенность работой, семьей, жизнью, стремление все изменить;

— возрастание агрессивности — раздраженность, напряженность, тревожность, беспокойство, перевозбуждение, гнев;

— рост пессимистических настроений и связанного с ними цинизма, апатии, депрессии, чувства бессмысленности, безнадежности и др.

Предпосылки СЭВ.

— наличие организационных проблем — большая рабочая нагрузка; недостаточная возможность контролировать ситуацию; отсутствие организованной общности; недостаточное моральное и материальное вознаграждение; несправедливость, отсутствие значимости выполняемой работы.

— личностные характеристики, к которым можно отнести низкую самооценку, тревожность, склонность человека к депрессиям, дистимии, эмоциональному фону.

— наличие психологически трудного контингента, с которым приходится иметь дело профессионалу — люди с тяжелыми проблемами, «трудные» подростки, другие категории лиц с социальными и эмоциональными затруднениями (8).

Стадии (фазы) синдрома эмоционального выгорания и профессиональной деформации

Стадии Синдрома эмоционального выгорания рассмотрел Бойко В.В (3).

Фаза напряжения.

Характеризуется симптомом переживания психотравмирующих обстоятельств, который выражается в том, что у человека повышается раздражительность, он труднее переживает обстоятельства профессиональной жизни, к которым раньше относился более терпимо.

Помимо этого возникает симптом неудовлетворенности собой и симптом «загнанности в клетку». Работник ощущает неудовлетворенность собой, своей деятельностью. У него возникает ощущение загнанности, усталости.

Фаза резистенции (сопротивления).

Выражается в симптоме неадекватного эмоционального реагирования. Человек начинает как бы экономить эмоции, перестает реагировать на то, что заслуживает реакции, и наоборот.

Фазу также характеризует симптом эмоционально-нравственной дезориентации, который выражается в защитных механизмах по типу вытеснения, рационализации, как например: ««Это не тот случай, чтобы переживать», «Такие люди не заслуживают доброго отношения», «Таким нельзя сочувствовать».

Симптом расширения экономии эмоций выражается в экономия эмоций в сфере профессиональной деятельности, а также в общении с родными, приятелями, знакомыми.

И наконец, симптом редукции профессиональных обязанностей или по-другому — профессиональная деформации, невозможность в полном объеме выполнять профессиональные обязанности, заниматься саморазвитием. Выражается в стремлении облегчить или сократить профессиональные обязанности, требующие эмоциональных затрат.

Фаза истощения.

Выражается в симптомах:

— эмоционального дефицита,

— эмоциональной отстраненности;

— личной отстраненности (деперсонализация);

— психосоматических и психовегетативных нарушений.

У человека появляется ощущения неспособности помогать субъектам профессиональной деятельности. Он полностью исключает эмоции из своей работы, воспринимает субъект деятельности как объект для манипуляций, неодушевленный предмет. Ухудшается физическое и психическое самочувствии, возникает необходимость обращения за обязательной профессиональной помощью.

Определить у себя или специалистов социальной сферы степень выраженности СЭВ можно с помощью опросника на выгорание (MBI) К. Маслач и С. Джексон либо теста В. Бойко.

Кристина Маслач считает, что синдром эмоционального выгорания имеет свою структуру:

1. Эмоциональное истощение — состояние «поставщика» социальных услуг, проявляющееся в хронической усталости, опустошенности, предрасположенности к депрессивным состояниям.

2. Деперсонализация — деформация в отношениях с людьми, которая может проявляться в двух вариантах поведения. Первый вариант — специалист «деперсонализирует» себя (отказ быть личностью), что ведет к утрате самостоятельности, самозначимости, зависимости от других. Второй вариант — специалист «деперсонализирует» других людей (в том числе и получателя социальных услуг, т.е. не считает его личность). Это проявляется в том, что наблюдается негативное отношение к коллегам, получателям социальных услуг, другим людям, нуждающимся в заботе, внимании. Специалист начинает «функционировать» автоматически — общение с получателями социальных услуг становится как с бездушными объектами. При этом нарастает равнодушие к работе — нежелание появления новых получателей социальных услуг, нежелание идти на работу. У профессионала появляется цинизм по отношению к получателям социальных услуг, подчиненным, стремление манипулировать ими.

3. Редукция профессиональных достижений. Работник начинает переживать собственную неэффективность, начиная от сомнения в своей успешности до желания сменить профессию. У него появляется, с одной стороны, ощущение чрезмерности предъявляемых к нему требований, а с другой — страдание от недостатка признания и успеха, снижение самооценки.

4. Вовлеченность специалиста помогающей профессии в состояние его клиента, пациента (вплоть до физического), что может привести его к какой-либо клинической зависимости (алкоголизму, табакокурению и др.).

Профилактика синдрома эмоционального выгорания

Когнитивно-поведенческий, телесно-ориентированный и экзистенциально-аналитический подходы

По каким причинам выгорает человек на работе или еще один взгляд на СЭВ.

Попробуем отвлечься от узких рамок определения психоэмоционального выгорания именно у специалистов помогающих профессий. Как известно из практической работы психолога, из опыта повседневной жизни людей, далеко не каждый человек, сталкиваясь со сложными ситуациями, подвержен Синдрому эмоционального выгорания. События сами по себе не могут порождать СЭВ. Если только сам человек, предрасположенный к определенным мыслительным схемам и типам реагирования, не будет чувствителен к стрессовым факторам. Это объясняет, почему отдельные люди вполне в состоянии справиться с жизненными событиями, порождающими стресс, в то время как другие впадают в депрессию по значительно меньшему поводу.

Многолетняя психологическая практика привела меня к следующим выводам. Эмоциональное выгорание развивается в случаях:

— человек обладает слабым типом нервной системы; различные соматические нарушения (проблемы гормонального баланса и проч);

— человек не любит то, чем он занимается (бывает редко, следует смотреть, что стоит за «не любит», возможно, страх неудачи, недостаток компетенции);

— человек любит работу, но устал от стрессовых ситуаций, потому что слишком вовлекается эмоционально; не умеет профессионально отстраиваться;

— специалист подвергается психоэмоциональному насилию на рабочем месте (со стороны начальства/подчиненных (моббинг);

— ситуации на работе попадают в не проработанную травму клиента (работает с насилием, сам пережив насилие в своей истории; не выдерживает критики в свой адрес, поскольку был отвергаем, например, в школьные годы, не умел защищаться и т.п.);

— специалист сталкивается с дефицитом истинного экзистенциального смысла. (Жизнь, которая строится в соответствии только с кажущимся смыслом (например, сосредоточенность на собственной карьере, ожидание социального признания и т.п.) в аспекте переживания уводит человека в пустоту, лишает сил и способствует возникновению стресса);

— специалист действительно недостаточно компетентен, чего-то «не знает», но не хочет учиться, регулярно повышать свою квалификацию и оттого выгорает.

В каждом конкретном случае стратегии помощи соответствующие. Собственно о стратегиях мы поговорим ниже.

Когнитивная модель депрессии при СЭВ. Стратегии совладания в когнитивно-поведенческом подходе

Одна из задач психологической помощи — обучить обратившегося эффективным стратегиям совладания, которые человек может использовать в повседневной жизни, уже не обращаясь к психологу. Можно сказать, что мы обучаем человека, даем инструментарий, чтобы в дальнейшем он/она могли бы использовать это в практической жизни, обрести полную самостоятельность с опорой на себя и свои внутренние ресурсы.

Когнитивная модель депрессии при синдроме эмоционального выгорания

Когнитивный — означает «относящийся к познанию». Когнитивная наука занимается, если хотите, способом нашего мышления. Мы редко вольны повлиять на обстоятельства нашей жизни, однако изменить (пересмотреть) свой взгляд на события, предложить иную альтернативу — вполне в наших силах. Депрессия всегда характеризуется когнитивной триадой, отражающей негативные представления человека — о себе самом, о мире, о будущем.

С точки зрения Аарона Бека, мотивационные (нежелание достигать, заниматься какой-либо деятельностью), поведенческие (отсутствие контактов) и физические симптомы (слабость, усталость) депрессии произрастают именно из этих негативных мыслительных моделей (когнитивных). Наблюдаемый в таких случаях «паралич воли» имеет в основе ожидание провала и убеждение человека в том, что у него отсутствуют способности справиться с ситуацией или как-то контролировать последствия события. Все возрастающая зависимость, часто наблюдающаяся среди депрессивных пациентов, отражает негативный взгляд на себя как на человека и необоснованное допущение, что этот человек не в состоянии справиться с теми задачами, что предлагает жизнь. Ожидание, что все будет только хуже, порождает потребность, чтобы кто-то другой, более компетентный взял все на себя (отсюда зависимость).

Мышление в виде негативных предубеждений — это ядро депрессивного процесса. Манера фокусироваться на негативе вероятнее всего берет начало в раннем опыте, как результат некоего опыта, идентификации себя со значимыми другими, и базируется на том, как эти другие относились к индивиду.

Таким образом, отношения и убеждения, выученные в детстве, могут влиять на дальнейшие когнитивные процессы. Эти конструкты, используемые, чтобы последовательно классифицировать, интерпретировать и оценивать значения событий, называются СХЕМАМИ (11). Персональная схема может быть адаптивна или не адаптивна (не приспособлена), позитивна или негативна, уникальна или универсальна. Депрессивная схема звучит как «Я неудачник», «Ничего у меня не получится» и т. п.

По мере того, как депрессивное состояние углубляется, мозг переполняют негативные темы, и пациент теряет способность ВИДЕТЬ свои негативные мысли или любую другую информацию ОБЪЕКТИВНО. Такая доминантная схема лежит в основе систематических ошибок в рассуждениях и называется когнитивными искажениями. В процессе работы со специалистом помогающих профессий полезно обучить его, как обнаруживать подобные искажения в своем мышлении.

Когнитивные искажение включают:

А) Произвольные выводы. Человек делает определенные выводы в отсутствие реальных доказательств или даже перед лицом доказательств, которые напрямую противоречат его выводам. «Эта клиентка, кажется, рассердилась на меня, теперь меня уволят».

B) Избирательное мышление. Концептуализация опыта на основе деталей, вырванных из контекста, при полном игнорировании другой, не такой явной информации. «Мне никто никогда не поможет» (факты реальной помощи в практике клиента игнорируются).

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 399