электронная
480
печатная A5
865
16+
Проект «Творец». Начало

Бесплатный фрагмент - Проект «Творец». Начало

Объем:
444 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0051-9644-6
электронная
от 480
печатная A5
от 865

ОТ АВТОРА

Нет таких преград, которые бы не давались человеку по его силам. Все преодолимо. Многие из нас не понимают, что одновременно самым сложным препятствием и самой большой тайной в жизни являемся мы сами.

Вы держите в руках книгу, которая призвана задуматься над тем, где мы живем, как мы живем и чем мы живем… В ней много личного, идей и мыслей, смыслов и философии, множество спущенных свыше откровений и капля фантазии автора.

Я посвящаю свое творение отважным Исследователям загадочных Тонких Миров, смелым Путешественникам Астральных проекций и Контактерам, по крупицам добывающим Истинные Знания, а также всем Творцам Новой Эры! Пусть каждый из вас, мои друзья и коллеги, найдет в этой книге что-то свое!

Хочу выразить огромную благодарность моим родителям, которые, выступив в качестве первых читателей, кропотливо разбирали нагромождение текста, делали критические замечания и давали ценные советы. Моя искренняя благодарность Лидии, моему редактору и близкому по духу человеку. Я благодарен вам и всему Роду за саму возможность прожить земную жизнь, полную взлетов и падений, а своей семье — за поддержку. Спасибо дочке за художественное оформление книги. И, конечно, хочу сказать слова любви и благодарности моей жене, которая терпела меня все это время, являясь одновременно моим учителем и музой!

Также я благодарен Высшим Силам, без благословения которых данная книга никогда не увидела бы свет! Особо хотелось бы отметить работу моих Ангелов-Хранителей, денно и нощно охраняющих мое физическое тело от глупой кончины, которые уже неоднократно, как мне кажется, вытаскивали меня с того света…

Благодарю моего мудрого Куратора Души за его безграничное терпение и наставления и, конечно же, мое «Высшее Я» — часть моей Души, которую я, встретив на пути своего духовного развития, теперь не могу отделить от себя, и чье присутствие постоянно ощущаю рядом…

Я благодарен всем друзьям, идущим со мной одной дорогой единомышленникам и родственным душам, которые повстречались мне на жизненном пути и вдохновили на написание этой книги.

Хочу поблагодарить всех, кто, успев прочитать книгу до конца, прислал мне свои отзывы, а остальным читателям хочу пожелать приятного чтения!

ПРОЛОГ

Стояло хмурое осеннее утро. Туманное и сырое. Кроны деревьев и трава уже начинали приобретать золотистый оттенок. Кое-где на листьях виднелся иней. Ветра не было. Небо было серым, закопченным. В воздухе витал запах гари, горело дерево. К нему примешивался привкус железа и пороха. Я стоял возле небольшого бревенчатого дома, что возвышался на холме. Облокотившись о забор, я молча наблюдал за всполохами пожара. Им был охвачен практически весь город. Горели хозяйственные постройки и склады, одноэтажные и двухэтажные деревянные домишки, здания и казармы. Пылали дворцы и купеческие дома. То там, то здесь пламя охватывало крыши или стены. Где-то строения уже догорали, виднелись лишь дымящиеся головешки. Я охватил своим взглядом город, а затем устремил его дальше, туда, где в самом его центре на берегу реки величаво возвышались стены и башни Кремля. Дым столбом поднимался вверх, пламя внутри немного улеглось.

«Какой интересный сон», — подумал я и принялся разглядывать себя. Одет я был в военную шинель, на ногах сапоги, на руках перчатки, а на голове какая-то старомодная шляпа. Неподалеку стояла группа военных и, видимо, один из моих адъютантов — все как будто в маскарадных костюмах и головных уборах военных начала 19 века, немного потрепанных и кое-где испачканных. Подобные я видел когда-то давно в исторических художественных фильмах про бравых гусар, пушки и сражения.

Я чувствовал, что одновременно являюсь как бы двумя разными людьми. Одним из них был я сам. Я спал и, находясь в состоянии осознанного сна, с удивлением взирал на разворачивающееся передо мной реалити-шоу, анализируя все и пытаясь сохранить в памяти. И в тот же момент я был и другим человеком — человеком, в теле которого я сейчас находился, чьими глазами я смотрел на мир, и чьи мысли и чувства дополнительно транслировались прямо в центр моего сознания.

Внезапно вихрь чужих эмоций захватил меня. Это была горечь разочарования, к которой примешивался гнев и дикое раздражение. Мысли, как большие градины бились в макушку головы, стараясь выскочить: «Как такое возможно? Мерзавцы, да как они посмели? Вместо того, чтобы вынести ключи от ворот и преклонить головы перед победителем — поджоги и пожары. Дым и пламя. Бесславная победа!»

Через какое-то время накатила усталость, за ней пришла пустота и в результате в голове осталась только глубокая печаль.

«Что я делаю в этой неприветливой стране? Что я здесь забыл? Неужели все приложенные усилия, все одержанные в битвах победы, огромные потери, боль утраты и вся проявленная в боях доблесть нужны были только для того, чтобы привести к ТАКОМУ итогу? Или чтобы преподать мне достойный урок? О да, урок — достойный меня!» Дальше в голове появились мысли о том, что вот оно какое, начало конца этого, как раньше казалось, блестящего похода на восток. Кампания закончена и нужно, сохранив остатки достоинства и боеспособной армии, отходить на запад, к Смоленску. Для того, чтобы приготовиться к долгой русской зиме. Генералы в шинелях и мундирах и адъютант ожидали моих дальнейших приказов. Я периодически чувствовал на себе их тревожные взгляды, погруженный в глубокое раздумье. Приказ мог быть только один — отступать, сжигая за собой все мосты, взрывая и разрушая все стратегически важные объекты. Бежать из этой страны без оглядки. Но вот принять само решение отступать, смириться с этой неизбежностью было слишком тяжело.

Мне стало очень зябко, неприятно находиться в этом странном месте, в теле этого странного человека, читать его мысли и испытывать его чувства. Тем временем я был уже не в состоянии контролировать поток мыслей и нахлынувших чувств. Чужая, чуждая мне личность пыталась заполнить, завладеть мной целиком. Не понимая до конца, что я здесь делаю, и почему окружающие события так на меня влияют, я попытался держать дистанцию и не погружаться в коварный водоворот. При очередной отчаянной попытке вырваться из него, я почувствовал, что проваливаюсь куда-то глубже и проснулся. Точнее даже не проснулся, а очнулся ото сна с тяжелой звенящей головой. Во рту ощущался странный привкус… солоновато-горький.

                                    *************************************************************

Я открыл глаза и уставился в потолок. Несколько секунд я оглядывался по сторонам, а затем громко ругнулся, вспомнив, где нахожусь. Я лежал на кровати в том самом домишке, куда забрел раньше в попытках исследовать «Берег туманов». Так я окрестил окутанный туманами берег, который окаймлял огромное озеро с ярко розовой водой. В этом пространстве все было какое-то нереальное, неземное.

Сюда, в мир, никак не связанный с нашей физической реальностью, я попал некоторое время назад. Сказать точно, сколько я здесь находился, было невозможно — для меня время тянулось субъективно долго. До этого я успел попутешествовать, побывав в других пространствах и измерениях, довольно странных и не всегда приятных: мне уже пришлось натерпеться всякого в местах, способных иного человека вывести из равновесия или же вогнать в крайнее уныние. Чтобы объяснить причины моего появления здесь и мотивы, по которым я отправился в это опасное путешествие, придется сначала вернуться в мое прошлое, начиная с самого детства.

ГЛАВА 1. ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ТОЛЧОК

Ну что же, постараюсь изложить все по порядку. Родился я летом в небольшом провинциальном российском городке Кимры — районном центре Тверской области в конце восьмидесятых годов минувшего века. Я был первенцем в совсем еще молодой семье студентов. Мои родители, долго не раздумывая, решили назвать меня Даниилом — в честь деда, Данилы Николаевича Донского. Пока родители учились, весело проводили время с друзьями и подыскивали себе работу, я много времени пребывал в гостях у бабушки. Естественно, я купался в бабушкиной любви и заботе, а вот контроля за моим перемещением и поведением было очень мало. Насколько я себя помню, в детстве я был эмоциональным и чувствительным мальчиком, но при этом независимым и очень обидчивым. И еще сильно переживал, если сталкивался с проявлениями любой несправедливости относительно себя или кого-либо другого. Этим я сильно отличался от сверстников, которые норовили меня постоянно задеть, хитрили и хулиганили. Сам я не особо задирался, но сдачи был готов дать обидчику, если уж сильно припрет к стенке. При этом я всегда хотел быть полезным, старался оказаться в центре событий в любой игре.

Впрочем, я тоже не был пай-мальчиком, не обходил авантюры стороной. Помню, как-то раз я четырехлетним пошел играть в прятки или в «казаки-разбойники» с ребятами постарше, но не в соседний двор, как обычно, а в другой, примерно метров шестьсот от нашей пятиэтажки. Заигрались мы там, забегались и не заметили, как прошло обеденное время и дело подошло уже к ужину. В конце игрищ мы дружно залезли на дерево, а потом стали срывать и уминать еще совсем зеленые неспелые яблоки. На этом же дереве меня чуть погодя и обнаружил отец. Он был очень испуган и рассержен. Еще бы, ему пришлось три часа подряд искать по всем дворам своего малолетнего сына-бродяжку. В общем, мне попало прутиком по мягкому месту, конкретно так попало. После этого случая я еще несколько дней дулся на отца, считая, что наказывать единственного любимого сына, прилюдно стегая его прутиком и ставя затем в самый темный угол комнаты вместо ужина, — это уж слишком! Короче говоря, свою вину я признавать отказался.

Но вернемся к моей особенности, а именно — к детской чувствительности. Она проявлялась в самые непредсказуемые моменты. Например, я тонко чувствовал настроение родителей и бабушки. Понимал и ощущал многое, недоступное другим. Я сочувствовал животным и птицам, сильно переживая, когда я видел, что им больно или их мучит голод и жажда. Еще у меня была богатая внутренняя фантазия, которая позволяла мне очень живо в красках визуализировать все сказки и рассказы, которые мне читали или я читал сам. Все мои мечты и сны были яркими, наполненными разнообразными событиями. В них я умел летать, путешествовать как по знакомым, так и по незнакомым местам. У меня даже был невидимый молчаливый друг, с которым я периодически играл и даже вел философские беседы. Ночью же перед сном моя неуемная фантазия и чувствительность меня подводили, разыгрывая надо мной злую шутку, потому что в каждом углу комнаты я краем глаза замечал какое-то еле заметное движение. То тени на противоположной стене комнаты плясали, меняя свою форму странным образом, то ко мне прилетала какая-то неведомая птица, погружая меня в дрему, то Баба-Яга вылезала из шкафа и тянулась к моему лицу своей костлявой рукой. От ужаса я весь покрывался мурашками и прятался с головой под одеяло, воображая, что я в безопасной и теплой пещере… Я, наверное, как и все дети в возрасте от двух до семи лет, жил в своем мире детства, полным загадок и тайн, в которые так хотелось проникнуть. Довольно рано я стал самостоятельным, сам ходил в детский сад через дорогу и в магазин за молоком и хлебом; иногда покупал спички с тем, чтобы жечь их всю дорогу обратно, бросая на асфальт маленькие пылающие факелы.

Не многие взрослые четко и детально помнят свое детство: те мысли и чувства, которые они испытывали тогда. В этом кроется глобальная проблема непонимания родителями своих детей. Зачастую, те из нас, кто давно забыл, что такое быть детьми, занимаются постоянным навязыванием ребенку своих устоев и правил, ограничивая его свободу самовыражения рамками приличия, морали, этики и традиций. Вариант «растет как трава» — другая крайность. Матрица воспитателя неизбежно накладывается на ребенка, но она не должна иметь жесткую резонерскую форму. Ибо ранит… Ваш ребенок — не ваша собственность, не домашний любимец, а независимая личность, самобытная душа, и нужно помогать развиваться ему, давать подсказки и наставления именно в этом ключе. На самом же деле детская душа — это сосуд, ждущий, чтобы его наполнили знаниями и житейским опытом, любовью, заботой, весельем и смехом. Юная душа — как белый лист бумаги, на котором жизнь начинает рисовать свои узоры, как цветок, тянущийся к свету и с восхищением ловящий капли дождя. Мозг ребенка как губка, жадно впитывает все через все доступные органы чувств, формируя ту саму базу, на которой со временем строится мировоззрение, убеждения и логика. Со временем он наполняется тем, что дают ему близкие и родные, то, что социум и окружающая среда, будь то улица или школа, внушают ему. Окружение таким образом готовит ребенка к тому, чтобы он стал частью общества, не растеряв при этом свою неповторимую индивидуальность. Не следует забывать, что социум необходим каждому человеку для продолжения его развития. Старайтесь почаще вспоминать о своем детстве — это так приятно! Ведь именно на этом этапе жизненного пути человек получает максимум любви и счастья при минимуме проблем и обязанностей.

Но давайте вернемся к моему детству. Теперь я просто обязан вам рассказать о своем первом опыте выхода из тела. Не скрою, он довольно ярко отпечатался в моей памяти. Мне кажется, что именно данное событие предопределило в результате мой дальнейший жизненный путь и в конечном счете привело меня в этот нереальный мир.

В детстве наше воображение превращает любой обычный предмет во что-то волшебное. Так ржавый кузов без колес от «Жигулей» превращается в гигантскую морскую черепаху — на ней так хочется отправиться в плавание по океану. А торчащая из-под земли труба с периодически выходящими клубами пара представляется то замурованным в землю пароходом, а то и землянкой, в которой кто-то растопил печку. И нам, ребятам, всегда хотелось найти вход в нее. Мы ватагой весело прыгали по крышам ржавых железных гаражей, представляя их скалистыми горами, окруженными бездонной пропастью, из досок мастерили военный штаб на дереве и даже смогли соорудить плот, чтобы сплавляться по протекающему неподалеку каналу. Для полного счастья тогда нам не хватало, наверное, только водопада.

Но был в нашем дворе один самый загадочный объект, куда мечтал проникнуть любой пацан — старая трансформаторная будка. Сделанная из красного кирпича, она важно высилась посреди двора, низко и призывно гудя. Кстати, про нее среди детворы ходило множество самых разных нелепых слухов. Все мы понимали, что она как-то связана с электричеством и светом в домах вокруг, но еще поговаривали, что в ней живет сумасшедший электрик дядя Вася, в нетрезвом виде скитающийся по подъездам. А еще болтали, что в будке хранятся электрические штуковины, покрытые чистым золотом. Естественно, каждый желал бы попасть внутрь, несмотря на все запреты родителей и надписи о высоком напряжении. Как и другие, я хотел почувствовать себя героем и побывать за дверью, на которой были нарисованы зигзаги молний, начертаны таинственные цифры и висел замок.

И вот, наконец, такой случай представился. Дело было летом, мне как раз исполнилось шесть лет. Стоял довольно жаркий денек. В двух домах отключилась подача электричества. Видимо, проблема заключалась именно в понижающем трансформаторе, а возможно, произошла авария дальше на подстанции, но мне это все было неведомо. Я и мои двое закадычных друзей, Вован и Дениска, катались по двору на велосипедах и наблюдали, как подъехала машина ремонтников. Электриков было двое и еще шофер за рулем. Они открыли дверь будки и долго там возились. Мы, проносясь мимо, то и дело норовили заглянуть вовнутрь. Но рассмотреть ничего не удавалось, а остановиться и подойти поближе мы, естественно, побаивались. Помню, между нами возник спор о том, что находится внутри. Я вызвался забраться в будку, пока двое остальных зачинщиков будут караулить. Мы спешились, затем, спрятав велики, засели в засаде в густых кустах рядом с этой будкой и стали ждать, пока все электрики оттуда выйдут и пойдут к машине за запчастями. Наконец, один из электриков, весь мокрый от пота, вышел покурить, завернув за угол будки. Второй подошел к машине и разговаривал о чем-то с шофером, используя через каждое слово отборный русский мат. Решив, что это самый подходящий момент, мы начали действовать. Пока Дениска с Вованом прикрывали мои тылы, я быстро проскользнул к двери железной будки и заглянул внутрь. Света от проема хватало, чтобы разглядеть куски кабеля на полу. Со всех сторон я слышал гудение. Я сделал пару шагов вперед. Оказался в сумраке и, пытаясь не споткнуться, оперся о стену. Что-то висящее на стене вдруг упало, и я отпрянул, нога за что-то зацепилась, и я полетел вперед в темноту, навстречу гудящей опасности.

Падая, я схватился рукой за висящий кабель, и тут меня ударило током. Не знаю, сколько вольт через меня прошло в тот момент, двести двадцать или десять тысяч, но я на мгновение потерял сознание и тут же снова пришел в себя. Ощущения были довольно необычные. Я словно начал видеть в темноте, все предметы четко выделялись… Гудение больше не пугало. Я стоял на полу и осматривался. Посмотрев вниз, я заметил у своих ног тело мальчика, лежащего на спине с раскинутыми руками. В тот момент я так и не понял, что это было мое собственное физическое тело. Я, находясь в каком-то ступоре, наблюдал, как снаружи будки раздались громкие голоса, потом крики. Затем в будку быстро зашли двое электриков с фонарями и в резиновых перчатках. Я четко видел их испуганные лица, когда они увидели тело на полу. Они быстро посоветовались, и опять же, громко матерясь, взяли его как можно аккуратнее и вынесли на свежий воздух. Еще я заметил, что волосы мои дымились, а глаза были открыты… Пока меня выносили, я увидел, как вдруг над моим телом сначала появилось небольшое свечение, а после его как бы окутало туманом и произошла яркая вспышка. Я сильно зажмурился. В этот момент тело сделало судорожный вдох и всхлипнуло.

Почувствовав, как земля уходит из-под ног, я вдруг резко открыл глаза… и снова ощутил себя внутри. Голова жутко раскалывалась, глаза слезились, во рту пересохло, а из носа струйкой шла кровь. Мое сердце бешено колотилось в груди, я даже чувствовал запах паленых волос. Но все-таки я был жив! Слезы потекли из глаз. Вокруг меня уже столпились люди: мама и папа, электрики, растерянный Вован, Дениска в зеленой пилотке, соседка с детьми. Они все такие испуганные стояли рядом. Минут через десять подъехала «скорая» и меня передали в заботливые руки врачей. Помню, что, когда меня водрузили на носилки, у меня сильно закружилась голова, и я потерял сознание. Очнулся я только в больнице, и единственное, что я запомнил из поездки в карете скорой помощи, было ощущение, как будто кто-то НЕЖНО ДЕРЖАЛ МЕНЯ ЗА РУКУ.

Таким вот образом при весьма неприятных обстоятельствах закончился мой ПЕРВЫЙ ВЫХОД ИЗ ТЕЛА. Ребенком я не мог осознать, что это такое было. Родителям я ничего не рассказывал, да они и не спрашивали. Они были просто счастливы, что я остался жив. Все это я понял намного позже, когда уже в сознательном возрасте начал читать книги, описывающие опыт нахождения сознания вне тела. Впоследствии я много раз размышлял о данном событии. Возможно, я испытал тогда самую настоящую клиническую смерть, причиной которой послужил прошедший через все тело высоковольтный разряд, или же вместо обычной в данном случае потери сознания в целях самосохранения на несколько минут произошел полноценный выход из тела…

В больнице тогда я пролежал совсем недолго, всего пару дней. Врачи беспокоились, что обмороки будут повторяться. Мои перепуганные родители успели немного прийти в себя, но тем не менее старались все время находиться рядом со мной в палате. Последствиями удара током были сильная слабость, головокружения и мучающие меня головные боли. Впрочем, они не так сильно мне досаждали и постепенно сошли на нет уже в течение первой недели после выписки из больницы. Но, кроме этого, я заработал непрекращающийся звон в ушах. Этот звон был особенно сильным, не давал расслабиться и никак не хотел проходить. Со временем он, конечно же, поубавился и стал намного тише, но так и остался со мной навсегда.

— Это просто чудо какое-то, что сердце вашего сына не пострадало, — с воодушевлением сообщил лечащий врач-педиатр перед выпиской моей маме, разглядывая каракули, написанные кардиологом. — Счастливчик, он видимо родился «в рубашке». Давление в норме. И никаких шумов или нарушений в работе. Не каждый взрослый может выжить после такого.

Родители были на седьмом небе от счастья и всячески старались отблагодарить всех причастных к моей реабилитации докторов. Я же из всего сказанного врачом сделал вывод, что я особенный ребенок, и ходил важный и гордый, наверное, целые полгода. Это все потому, что был слишком впечатлительным и доверчивым.

Насколько я могу припомнить, странные вещи начали происходить со мной где-то через месяц или полтора после происшествия с трансформаторной будкой. Как я уже говорил, чувствовал я себя уже неплохо, а звон в ушах привлекал мое внимание, только когда я находился в полной тишине, но никогда особо не мешал. По ощущениям этот шум звучал как тихое ненастроенное радио: то глуше, то звонче. В одно прекрасное утро я проснулся и лежал в кровати, еще в полудреме, периодически потягиваясь. Я начал прислушиваться к шуму в ушах, и вдруг услышал шепот каких-то голосов. Я прислушался, пытаясь уловить суть разговора, и даже не удивился, поняв, что эти голоса, во-первых, мне незнакомы, а во-вторых, звучали они только в моей голове. Я так и не смог понять смысл их речей, да и не запомнил. Голоса эти каждый раз начинали между собой свои беседы, когда я прислушивался, и тут же замолкали, как только я раздраженно давал им команду замолчать, или же просто отвлекался на другие дела. Но это было еще половина беды, так как через неделю или две после этого мой молчаливый невидимый друг, которому я порой изливал свою душу и свои детские мечты, вдруг заговорил со мной.

У него был довольно приятный голос. Я называл его Гурд. Обычно перед тем, как он в очередной раз появлялся, шум в ушах усиливался, становился громче, переходя в звон, а затем стихал. Я, честно говоря, и не помню, о чем мы общались… наверное, о разных пустяках. Я много ему рассказывал о том, что интересного произошло за день, рассказывал о планах, иногда даже просил совета, но никогда его не расспрашивал о том, откуда он появился в моей голове. Родителям я никогда об этом не рассказывал, так же, как и о ночных страхах раньше, но вот со своими друзьями во дворе я как-то решил поделиться. Сначала они подняли на смех мои речи про невидимого друга, с которым я могу общаться, объявив это враньем или сказками. Потом, поразмыслив немного, они наперебой начали в подробностях расспрашивать меня обо всем и даже потребовали привести доказательства, что я не обманываю их. Друзья-приятели попросили вызвать невидимого друга на диалог для проверки, чтобы он ответил на вопросы, ответы на которые мне не были известны заранее. Но как я не старался — специально по запросу — никаких голосов в голове не возникало. В результате тема голосов перестала пользоваться популярностью, и мы занялись на улице своими обычными играми и шалостями.

Постепенно я перестал обращать внимание на голоса и особого желания общаться не появлялось. Я пошел в первый класс, и все внимание переключилось на учебу и спортивные кружки. Из увлечений помню занятия выжиганием на досках, рисование комиксов на тему «Звездных войн» и еще чтение разных дешевых брошюрок и журналов про НЛО. Тема контактов с представителями внеземного разума захватила меня в 7—8 лет. Перечитывая свидетельства очевидцев в очередном журнале, я ярко представлял себе, как злые пришельцы похищают меня по дороге из школы домой. Попав на летающую тарелку, в своем воображении я устраивал допрос с пристрастием экипажу зеленых человечков. Затем я обязательно должен был спасти других несчастных и удачно сбежать с инопланетного корабля или же, как вариант, угнать его, посадив на военный аэродром.

Тем временем голоса стали все реже проявлять себя, их болтовня становилась все тише, а воображаемый друг и вовсе куда-то исчез. Времени на фантазии становилось все меньше, а сны все сплошь стали на школьную тематику: про уроки, про одноклассников и про совместные гуляния по городку, озорство да мелкие хулиганства. Больше никаких особо мистических событий со мной в детстве не происходило, никаких выходов из тела или активации сознания посреди сна. А если даже и было что-то необычное, то я этого просто уже не замечал, так как развлечений и всяких занятий хватало с лихвой. В семь лет у меня появился младший братишка, Андрюша, и последующие три года все свое время родители уделяли в основном ему, в то время как я был предоставлен самому себе. Должен заметить, что в ту далекую пору сны я обычно не запоминал, но каждый раз вечером я с удовольствием ложился в кровать, с надеждой посмотреть новую порцию необычных приключений.

В двенадцать лет тяга к рисованию комиксов во мне почти угасла. Однако, после того как дома у нас появился компьютер, я здорово увлекся компьютерными играми. Через некоторое время большинство игр мне наскучило, поэтому я попытался создавать свои и демонстрировать их друзьям. Твердо решив связать свою судьбу с разработкой игр, я активно взялся за изучение языков программирования и основ компьютерной графики. Так и вышло, что именно это мое увлечение в дальнейшем стало моей профессией. В школе я учился очень неплохо, особо сильно мне нравились точные науки: математика и физика. После ее окончания я успешно поступил в технический институт на специальность программиста, а затем, окончив высшее учебное заведение, продолжил работать в этом же направлении.

Что ж, о своём счастливом детстве я рассказал предостаточно, а теперь считаю необходимым перейти к описанию событий недавнего времени.

ГЛАВА 2. СИЗОЕ ДНО

Не смотря на то, что мне недавно стукнуло тридцать три года, формального обращения к себе по полному имени с отчеством я просто не воспринимаю. Сколько себя помню, все друзья, знакомые и коллеги всегда звали меня просто Даней. Если же говорить о типе личности, я — романтик. Во всяком случае, был им, пока не довелось познать всю правду земной жизни, но об этом расскажу позже.

Уже к тридцати годам многие мои ровесники подводили итоги своей жизни в плане успешности. Каждый пытался оценить пройденный путь, правильность выбранного образования, карьеры, а также количество и качество приобретенных материальных благ. Ну что же, давайте и я расскажу вам о том, с чем я подошел к этому возрасту. По профессии я — программист, с переменным успехом работал в различных компаниях, занимающихся разработкой трехмерных игр. Звезд с неба не хватал, зато любил и люблю свою работу, так как всегда видел в ней некоторое проявление творчества. Денег мне на жизнь в целом хватало, за должностями я не гнался. Да, стать начальником я не стремился никогда. Вместо этого я увлекался чтением журналов про мотоциклы, игрой в шахматы, а также всем, что связано с компьютерами, компьютерными технологиями и современными гаджетами.

Помню, как, находясь в летнем юношеском лагере, участвовал в шахматной олимпиаде и обыграл соперника, который был старше меня года на два и выше на голову. Я так этим гордился, что принялся ходить в школьный кружок, стараясь повысить свои навыки игры и дома победить компьютерную программу на сложном уровне — через некоторое время мне удалось это сделать. С тех пор я периодически играю в шахматы по интернету, либо когда приятели приходят в гости.

Помню, как, находясь в летнем юношеском лагере, участвовал в шахматной олимпиаде и обыграл соперника, который был старше меня года на два, и выше на голову. Я так этим гордился, что принялся ходить в школьный кружок, стараясь повысить свои навыки игры и дома обыграть компьютерную программу на сложном уровне, и через некоторое время мне удалось это сделать. С тех пор я периодически играю в шахматы по интернету, либо когда приятели приходят в гости.

Всю свою юность я мечтал о двухколесном друге: сначала о мопеде или скутере на худой конец, потом о нормальном быстром байке. Я мечтал, что в тот момент, когда я куплю себе свой первый мотоцикл, я стану самым счастливым человеком на планете. Рев мотора, адреналин, ветер в лицо — разве это не романтика и свобода? Сразу же появляется круг новых знакомых по интересам. Байкеры собираются вместе и с ревом гоняют по улицам, как бешеные. Как минимум раз в год на пару недель они выезжают на дальняки — поездки на мотоциклах на дальние расстояния от тысячи и более километров. Забегая немного вперед, скажу, что моя мечта в результате осуществилась. К сожалению, увлечение мотоциклами для меня уже осталось в прошлом, закончившись при невеселых обстоятельствах, а причины этого вы чуть позже узнаете.

Я никогда не считал себя замкнутым человеком, однако не любил большого скопления народа и массовые мероприятия. У меня не было потребности постоянно находиться в большой шумной компании. Всегда были друзья, но не так много людей, которые входили в мой довольно узкий круг общения. Как и все мои знакомые айтишники, я зачитывался научной фантастикой, и при этом был отъявленным фанатом мира фэнтези.

Я был женат, но к тридцати уже успел развестись. Между прочим, такая участь ждала семьи многих моих друзей и приятелей по институту. Свою жену Любу я встретил именно там, она училась на экономическом факультете. Особой популярностью у девчонок я тогда не пользовался, да и сам я был в то время скромным парнишкой — девственником, не знавшим как заговорить с девушкой и о чем вести беседу. А она слыла первой красавицей на курсе: высокая, стройная, с огромными карими глазами, длиннющими ресницами и светлыми пышными волосами чуть ниже плеч. Одновременно за ней пытались ухаживать, наверное, парней десять, не меньше. При этом остальные ребята мечтали хотя бы раз в жизни попить утром кофе в студенческой кафешке за соседним с Любой столиком. Но видимо, чтобы позлить своих поклонников, она на втором курсе обратила свое внимание именно на меня. Сложно сказать, любила ли она меня по-настоящему, или это была с ее стороны только игра и естественные желания молодой девушки, стимулируемые гормонами. Помню только, сначала я просто не поверил своему счастью, а потом влюбился в нее по уши, а она играла и вертела мной как хотела. Мы гуляли по городу, ходили в кино и ночные клубы, съездили в Питер на летние каникулы.

В результате через год наших встреч и прогулок при луне мы поженились, в основном, потому что так захотела Люба, и еще через полгода родилась наша славная дочурка, Машенька. Так как я тогда только начал работать, и семейный бюджет был совсем небольшим, мы стали жить у родителей жены. Они уже тогда меня сильно недолюбливали и считали, что я их дочери неровня и не пара. Все потому, что отец ее руководил отделением банка, а у мамы был собственный магазин модной обуви. Что поделаешь, зачастую большие деньги делают человеку имя, существенно поднимают самооценку, а еще могут сделать скупым циником, испортив его окончательно. С каждым годом нашей совместной жизни Люба становилась все капризнее, а ее материальные запросы все выше. Параллельно ухудшались мои отношения с ее родителями. В результате мы переехали от них на съемную квартиру. Я как мог, старался обеспечить нашу молодую семью всем необходимым, пахал по двенадцать часов в офисе, работая за троих, а на выходных брал халтурку домой. Но жене всегда было мало, и она стала искать любой повод для очередного скандала. Я тоже периодически позволял себе вспылить, особенно когда сильно уставал. В общем, мы были «хороши» оба — молодые, горячие и глупые. Все как у всех…. Машулька много времени проводила то у одной, то у другой бабушки.

Из-за постоянного недопонимания в семье и невозможности расслабиться дома я стал много курить, дымил как паровоз, начал выпивать, чтобы забыться. Раз в неделю, обычно в пятницу, мы с коллегами по работе устраивали пивные вечеринки, после которых я не спешил идти домой. Машулю я любил, души в ней не чаял, старался баловать ее, как мог, но, к моему сожалению, времени на дочку оставалось очень мало. В ссорах, скандалах с последующими примирениями незаметно пролетели первые шесть лет совместной жизни, и к седьмой годовщине Люба подала на развод. Как она выразилась: «Из-за серьезных материальных трудностей, нашей полной несовместимости и непреодолимых разногласий». На самом-то деле причины были куда более очевидными: ее папа, Валерий Альбертович, еще год до этого подсуетился и сосватал ей своего холостого заместителя, Романа Алексеевича с двумя высшими образованиями, а также двумя браками за спиной. Они познакомились, успели понравиться друг другу, весело и с пользой проводили досуг, пока я решал проблемы с вечной нехваткой денежных средств. Скажете, «любовная лодка разбилась о быт»? Но от понимания ситуация не становится менее болезненной.

Я дал Любе развод, пожелав ей счастья в личной жизни. А она, мерзавка такая, ушла и забрала с собой мою Машу. А заодно запретила мне с ней видеться и общаться, чтобы я не мог оказывать на ребенка дурного влияния. Как оказалось, у Романа Алексеевича имелась недвижимость за границей в Испании, и он сразу после свадьбы запланировал Любе с Машей на год поездку и проживание в доме на берегу Средиземного моря. Сам он намеревался неделю-другую в месяц проводить с ними, ведя свои дела удаленно. Я узнал об этом в самый последний момент, когда Люба попросила меня подъехать к нотариусу, чтобы я подписал свое согласие на вывоз Машульки. Я никогда не смогу забыть момент, как я крепко обнял любимую дочку и поцеловал на прощанье. Люба посадила ее на заднее сиденье такси, и машина уже начала отъезжать, а я, осознав, что возможно больше не увижу никогда свою дочурку, кричал ей, что она моя, люблю ее сильно-сильно и что никогда ее никому не отдам. Я бежал за машиной и махал ей рукой, а Маша улыбалась через стекло и махала в ответ своей маленькой ладошкой. В тот момент мне показалось, что жизнь моя на этом закончилась.

Я очень сильно переживал, обуреваемый приступами то гнева, то отчаянья, и продолжал топить горе в вине. Постоянно ловил себя на мысли, что именно дочка, а не бывшая жена, мне дороже всего на свете. Потребительское поведение Любы, ее постоянные капризы и претензии выработали во мне стойкое негативное отношение ко всему женскому полу в принципе. В душе я стал самым ярым женоненавистником и закоренелым холостяком, зарекшимся строить с кем-либо серьезные отношения в будущем и желающим использовать женщин только ради развлечения. «Все они одинаковые, жестокие и расчётливые фурии, — думал я в пьяном угаре, — жаждущие сначала залезть к тебе в карман и не только, а потом улетающие прочь, когда жертва становится им бесполезна».

А далее моя жизнь покатилась по наклонной под горку, все быстрее и быстрее, как поезд без тормозов. Проблемы с алкоголем только усугубились, периодически накатывала депрессия. Свою личную жизнь я так и не смог обустроить, а в довершение всего у меня начались проблемы со здоровьем. От родителей и брата я скрывал, как мог, истинное положение вещей, потому что не хотел беспокоить и обременять их. Тем временем жизнь для меня утратила всякий смысл. Я, как зомби, ходил на работу, молча выполняя свои задачи и вечером возвращался к себе на съемную квартиру и долго смотрел в потолок, или же просиживал несколько вечеров подряд с собутыльниками в спорт-баре за большим телевизором.

Пьяный, я долго бродил потом по темным улицам города, провоцируя всех подряд на драку и ища повода выпустить свою злость и накопленный негатив. Помню, как пару раз для меня такие прогулки закончились отменным мордобоем, и я ковылял до дома весь в крови, с разбитым носом и губой. Я осознанно и неосознанно рисковал, нарушая все правила, пытаясь измениться, перестать быть наивным и добрым парнем. В такие моменты я начинал чувствовать определённую свободу. Ненавидел жизнь за несправедливость и обман. За то, что действия человека в рамках правил, общественной морали и законности не могут гарантировать ему личное счастье, финансовый достаток, благополучие и спокойствие.

А ночью, когда я, в конце концов, засыпал, меня постоянно мучили кошмары… В них я продолжал снова и снова выяснять отношения с бывшей женой и пытался убедить ее, что скоро у нас все, наконец-то, наладится. К утру я просыпался совсем разбитый, полный пессимизма и отчаяния. Казалось бы, вот она полная свобода, что еще нужно? Но у каждой медали две стороны, и на другой стороне моей медали была полная никчемность и ненужность. И это чувство, как жирный червяк, выедало мне сердце. Я худел, зеленел. А как же я жалел себя! Я не думал, что бывает жалость такой силы. В конце концов, я загремел в больницу. Диагноз — гастрит в острой фазе и проблемы с почками. Провалялся я в той больнице две недели.

Но хватит сгущать краски. Поймите же, мне было необходимо обрисовать все события, которые привели к плачевному итогу, с которым я подошел к своему тридцатилетию. Но это все осталось в прошлом. Сейчас я, как ни странно, вспоминаю об этом периоде с улыбкой и благодарностью. «Иногда, чтобы найти в себе силы и начать подниматься, нужно опуститься на самое дно» — в этой фразе содержится вся правда моей жизни. Чтобы полететь, нужно сбросить якоря, опутывающие тебя, не дающие дышать и взмахнуть крыльями. А процесс сброса этих цепей, который каждый из нас на себе носит, ой какой болезненный. Под якорями я понимаю как раз те вещи в жизни, которые мы вынуждены терпеть в связи с некоторыми обстоятельствами, и которые отравляют ее, капля за каплей. Каждый раз, когда судьба бьет вас по голове, она лишь хочет, чтобы вы стали сильнее и выносливее и, наконец, начали учиться на своих ошибках, приобретая опыт и становясь мудрее.

Но в один прекрасный момент я перестал хандрить, а вся моя жизнь на полном ходу сделала крутой поворот на сто восемьдесят градусов. Это произошло утром, после того как мне приснился кошмар. Спать я ложился за полночь навеселе, кое-как затушив о стол последнюю сигарету из пачки. Может быть, это и было бредом, но очень уж ясным и четким, врезающимся в память. Во сне я оказался в пустой комнате, с парой окон и закрытой дверью. Под потолком на окутанном паутиной грязном шнуре висела желтая тусклая лампочка. Я сидел в углу на полу, раскинув ноги в стороны, одетый в свою любимую черную футболку с красной надписью «DOOM» и коричневые шорты с карманами по бокам. За дверью раздались шаги. Я сразу узнал их — это была легкая спортивная походка Любы. Она и раньше мне снилась. В таких снах мы либо продолжали с ней ссориться или же мирились, в таком случае сон заканчивался сценой бурной страсти. Но в этот раз сон казался реалистичным сверх меры. Дверь заскрипела и открылась. Я увидел ее в проеме двери, стоящую в босоножках и летнем легком платьице. Она смотрела на меня с прищуром и губы скривились в ухмылке.

— Привет, любимый! — воскликнула она. — Данюшка, ну что, соскучился?

— Привет… — только и смог вымолвить я в ответ, ожидая продолжения в духе эротической фантазии.

— А знаешь, я тут подумала… ну да, на тему, как с тобой поступить дальше.

Я непонимающе уставился на нее. Она явно издевалась. Тем временем Люба быстрым шагом подошла ко мне и опустилась на колени, заглянув прямо в глаза. Я попытался двинуть рукой, но ни руки, ни ноги меня не слушались. Во сне такое часто бывает, когда в самый нужный момент твое виртуальное тело тебе больше не подчиняется. Я просто сидел и ждал, что она скажет дальше. Она наклонилась и поцеловала меня в губы. Затем отпрянула и снова посмотрела. Тут я заметил, что взгляд ее карих глаз очень странный… Что-то меня начало тревожить. Вскоре я понял, что это было. В ее зрачках играло пламя! Она рассмеялась, заметив, как меняется от испуга мое лицо.

— Ладно, не буду тебя больше мучить… Наигралась вдоволь.

— Ты о чем? — я начал было приходить в себя…

Она вскочила на ноги и отступила на пару шагов.

— Да все о том, любимый, о том самом… И что меня всегда тянет на слабаков и неудачников?.. Пора с этим кончать, — она повернулась, глядя куда-то вверх в потолок, как будто разглядывая кого-то. — Все, он ваш… приятного аппетита, смотрите не подавитесь!

Резко обернувшись ко мне, она прошипела:

— А тебе Даня, спокойной НОЧИ, Вечной НОЧИ!

— Вот зараза… — прошептал я, и понял, что могу двигаться.

Люба развернулась и легко выпорхнула из комнаты. Перед тем как закрыть за собой дверь, она нажала на кнопку выключателя.

Комната погрузилась в темноту. Я услышал, как хлопнула дверь, откуда-то с потолка послышался некий гул и рычание. За окнами тоже была темень и, кажется, лил дождь. Я вскочил на ноги и побрел, выставив вперед руки. Нужно было, во что бы то ни стало, найти выключатель на стене недалеко от двери и включить свет. Гул и рычание быстро нарастали, и я, не успев сделать и пары шагов, почувствовал чье-то присутствие совсем рядом. Судя по звукам, врагов было несколько. Все мои детские страхи разом вернулись, и я застыл в ужасе. В следующую секунду в руку вонзились чьи-то зубы, меня сбили с ног и потащили к стене. Вокруг была возня, рычание и топот. Я в панике пронзительно закричал и начал размахивать свободной рукой, чтобы отбиться. Это не помогло, головой я впечатался в стенку, и что-то во мне смачно хрустнуло.

Проснулся я в неописуемом ужасе, в холодном поту и весь дрожа. Ныли укушенная во сне рука, шея и затылок. «Дно, это мое дно», — подумал я. В голове пролетело: «Пора заканчивать с выпивкой» … Мое сознание вдруг прояснилось, чего не бывало уже довольно продолжительное время. Я понял, к чему был этот сон, посмотрел на себя на стороны, маленького и глупого, стоящего на дне глубокого колодца, куда я добровольно спустился. Смекнул, что сон был последним предупреждением. Озарение меня сильно взволновало, и в этот самый момент я дал себе слово больше не употреблять спиртное, не курить, забыть о прошлом и начать, наконец, новую жизнь. Мозг сразу включился и принялся обдумывать пути достижения поставленной цели. Даже настроение у меня немного улучшилось.

Первой мыслью было начать делать все, что мне хотелось, но на что не хватало времени или денег. Я вспомнил, как в детстве мечтал кататься на крутом байке. Я зацепился за эту детскую мечту и приступил к ее реализации.

Для начала, с целью существенного повышения своих финансовых возможностей, я решил уволиться со своей прежней работы и устроиться в более крупную компанию на должность ведущего разработчика. Не прошло и трех месяцев, как я выполнил этот этап плана, а параллельно успешно закончил курсы в мотошколе и получил права. Следующей весной, к началу мотосезона я собирался прикупить шлем, всю защитную экипировку, и свой первый байк, соответственно. Вторым пунктом в моем плане было исправление и улучшение серьезно подсаженного здоровья.

Походив по врачам, я быстро осознал, что восстановление здоровья методами классической медицины будет очень долгим и обойдется дорого. Кроме того никто из врачей не мог гарантировать мне результат лечения. Вся современная медицина, на мой взгляд, представляет на текущий момент индустрию услуг по временному облегчению самочувствия и не особо заинтересована в том, чтобы пациенты выздоравливали надолго и всерьез. Достаточно понять, что многие препараты работают с симптомами болезни, устраняя физический дискомфорт, а не саму болезнь, и зачастую для любого больного действует правило: «одно лечишь, а другое калечишь», ведь список побочных эффектов от приема лекарств иногда довольно внушительный. Конечно, еще существуют витамины и биоактивные добавки — БАД, но в их случае скорее срабатывает эффект «плацебо», а не происходит реальное исцеление.

Как следует обдумав все варианты лечения, я решил, что ничего хорошего мне не светит. И тут я вспомнил, что в институте был знаком с одним умным парнем, по-моему, его звали Эдик. Он был еще тем чудиком, активно практиковал йогу и пропагандировал ее для полного оздоровления тела и духа. Он даже подарил мне одну книжку на эту тему. В то время я не особо верил в такие чудеса, но, как говорится, когда припрет, начнешь хвататься за любую соломинку. Я порылся, отыскал эту книжку и быстро ее проштудировал. После, прочитав несколько статей в интернете и осилив еще пару книг, я приступил к самостоятельным тренировкам. Мне еще повезло, что от природы я был не особо ленивым, потому что, как оказалось, без жесткой дисциплины и упорства видимого результата за короткие сроки достичь было просто невозможно. Сначала мне казалось, что выполнять некоторые асаны чрезвычайно сложно, практически невозможно. Все мое тело противилось, скрипело и болело. А когда пришла очередь упражнений на дыхание, я задыхался и кашлял через каждые пять вздохов. При этом на первых порах лечебные медитации я осилить не смог, так как меня неукоснительно клонило в сон, и каждый раз я начинал громко и грустно похрапывать. Почти месяц я мучился, кряхтел и ругался, но потом втянулся. Занятия мне начали даже нравиться, получалось все лучше и лучше, а также это был неплохой способ отвлечься.

Бросить пить спиртное мне не составило большого труда. В каждой ситуации с распитием алкоголя мне тут же вспоминались сон, последние слова Любы, а также данное самому себе обещание — в результате желание выпить меня постепенно отпускало. Со временем даже появилось стойкое отвращение. Но не нужно также забывать, что я еще попытался бросить курить. Откровенно говоря, это оказалось очень сложным делом, так как периодически просыпалось жгучее желание затянуться сигаретой, чтобы расслабиться. Я сначала постарался просто уменьшить до минимума количество потребляемых за месяц сигарет, сократив до двух штук в день. Далее я назначил дату, после которой откажусь от сигарет насовсем и судорожно думал, что же будет дальше. Наконец день «Ч» настал, я выбросил последнюю пачку в мусорное ведро. Пару дней я держался изо всех сил, но потом стало просто невыносимо. Я зажал волю в кулак и, чтобы как-то отвлечься, сел в электричку и укатил на дальнюю станцию в гости к родственникам. Там я вдоволь набродился по осеннему лесу и надышался свежим воздухом, заодно приведя мысли в порядок и даже выстроив планы на будущее. Приступ удалось преодолеть, я чувствовал себя победителем. Но было пока рано радоваться, так как подобные сильные желания взять в рот сигарету и затянуться преследовали меня после этого еще где-то месяц. Я смог выстоять, даже начал назло заниматься бегом по утрам. В результате постепенно такие приступы сошли на нет, и мне стало намного легче.

На новой работе у меня появились друзья, с которыми приятно было провести время за чашкой чая, обсуждая компьютеры, игры, последние новости, красивых женщин и политику. Я стал замечать, что я меняюсь, и жизнь вокруг меня медленно, но неумолимо меняется в унисон. И это не могло не радовать. Отношений с женщинами и девушками я старательно избегал, опасаясь, что из-за новых привязанностей и чувств я рискую получить очередную порцию страданий и головной боли. Слишком уж свежей была моя сердечная рана, поэтому я предпочитал общаться с девушками через интернет, в основном со знакомыми мне по институту или прошлым работам. Также, так как у меня высвободилась куча свободного времени, я смог помочь родителям по хозяйству и бытовым делам, да и брату с его проектом виртуальных 3D-экскурсий по достопримечательностям крупных городов России.

Кроме чтения полезных книг я всю осень и зиму развлекался тем, что просматривал объявления по продаже мототехники на тематических сайтах, одновременно с этим почитывая журналы про байки и сравнивая их характеристики. О да! я серьезно решил себя порадовать, заполучив в свое владение железного коня.

И вот настал тот самый весенний день, когда я пришел в магазин и, вальяжно прохаживаясь мимо мотоциклов, стал выбирать. К тому моменту мне удалось накопить требуемую сумму денег, и я уже разжился всей необходимой экипировкой: кожаной курткой, штанами, мотоботами, перчатками и шлемом. Так как опыта у меня было совсем мало, я искал такой байк, чтобы был не очень мощным и весом полегче — таким было бы легко управлять и поднимать без особых проблем в случае падения. Хотя, как и каждый байкер, падать я не собирался. И да, я таки купил себе коня и заодно кусок свободы и ветра в лицо!

С этого момента я просто заболел покатушками. Как только начала позволять погода и подсохли дороги, каждые выходные я садился в седло и мчался во весь опор, с самого утра и до вечернего горизонта. Возвращался я уставший, но ужасно довольный. Катался я и по делу, и без дела, и один, и в колонне. Тому, кто не водил мотоцикл, не понять тех ощущений восторга и свободы, скорости и адреналина, которые накатывают на тебя волнами, и которые, как ставшим доступным наркотик, заставляют делать это снова и снова. Все эти поездки на байке, занятия йогой и медитации, бег трусцой по утрам, а еще чтение книг в жанре фантастики и даже фэнтези в результате помогли мне вернуться назад к более-менее нормальной жизни, вдохнули в меня свежие чувства и положительные эмоции, поставив мозги на место. Я начал активно играть в шахматы. Они определенно оказывали на меня странное воздействие — я одновременно концентрировался на игре, продумывая несколько ходов наперед, и расслаблялся, абстрагируясь от всех проблем и неприятностей.

К хорошему быстро привыкаешь, это верно сказано. А еще, что лучшее — враг хорошего. Беспечная жизнь без определённой цели привела меня к тому, что мне стало требоваться все больше эмоций и адреналина. Вскоре я продал свой первый мотоцикл и купил более мощный. Стал вхож в местный мотоклуб, появились новые друзья, подружки и темы для общения. Веселые ночные поездки с ревущими моторами на экстремальных скоростях стали для меня обыденностью. Летом, все три недели отпуска я провел, катаясь по всей России, от Калининграда и до Екатеринбурга, ночуя то в палатке, то в придорожном мотеле. Я стал одержим этой свободой без обязательств. При этом мне постоянно хотелось чего-то большего. Это была для меня новая культура бытия и абсолютно особый «безбашенный» стиль жизни. Он захватил меня, закрутил и не хотел отпускать. Со временем зависимость только усилилась. Я на работе мечтал о том, как прокачусь с ветерком, и даже ночью я видел сны на ту же тему. Но все хорошее и приятное, увы, кончается, и очень быстро, когда перестаешь соблюдать простые правила безопасности и начинаешь пренебрегать здравым смыслом.

Был солнечный осенний денек в начале октября. Дело близилось к окончанию мотосезона, а это реально расстраивало таких одержимых как я. Приветливое солнце припекало по-летнему, и асфальт был сухой и прогретый, ни намека на лед или даже лужи. Рыже-красная листва по обочинам дорог манила на длительную прогулку. Как говорится, ничто не предвещало беды. У меня вовсю чесались руки погонять за городом. Не желая более сдерживать позывы, я быстренько спустился на улицу и направился в гараж, который арендовал неподалеку от дома. Открыв ворота гаража, я завел мотоцикл и начал натягивать на себя обмундирование. Уже через пять минут я выкатился из гаража и закрыл ворота на амбарный замок. Это был последний раз, когда мой байк стоял внутри него.

По городу я еще старался сдерживать себя, но выехав на загородное шоссе, я решил, что пора зажигать. Открутив ручку газа до упора, я выпустил на волю одновременно все сто двадцать резвых лошадей, которые были в моторе. Байк поднялся на дыбы, и я проехал метров сто на заднем колесе. Ну а дальше я, немного приструнив железного зверя, помчался по дороге. Левый поворот, правый, снова левый, глухой правый. Я, не притормаживая, перекладывал мотоцикл слева направо и обратно, демонстрируя себе самому, машинам на дороге и всему миру свою крутизну и дерзость.

Лес закончился, начались поля, потом снова лес, и вскоре показался длинный мост через реку. «Вот она, финишная прямая!» — с восторгом подумал я и начал стремительный разгон. Мост быстро приближался, а я, разгоряченный адреналином и уверенный в том, что мотоцикл меня не подведет, и ситуация под контролем, снял обе руки с руля и резко вскинул их вверх. Перед самым мостом на полосе, по которой я в тот момент несся, в дорожном полотне была небольшая выбоина длиной в метр, наверное. Увернуться или объехать мне, естественно, не позволила огромная скорость и еще моя глупость, так как руки все еще были в воздухе. Мотоцикл передним колесом заехал в эту ямку и подпрыгнул, выезжая из нее. Руль ритмично начал дергаться из стороны в сторону, управляемость была потеряна. Я тщетно пытался схватить руль байка и вернуть стабильность, параллельно нажимая на передний тормоз. В таком состоянии я на байке и заскочил на мост. Управление вернуть мне не удавалось. Все произошло слишком быстро: байк вылетел на встречную полосу, пересек ее и, чуть не задев грузовик, ударился в ограждение. Затем он резко отпружинил и кувырком полетел вправо к высокому бордюру на другой стороне дороги. В этот самый момент меня вырвало из седла, протащило по инерции вдоль парапета, и я ударился об один из возвышающихся над мостом столбов освещения. Последнее, что я запомнил перед тем, как потерял сознание, был мой покореженный мотоцикл, перемахивающий через балюстраду и улетающий вниз с моста. Как говорится, СВОБОДА БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ЧРЕВАТА, так же, как и попытка раз за разом испытывать судьбу на прочность.

                                  *****************

Я снова висел над телом, молча наблюдая как приехала «скорая», надо мной склонился врач, пытаясь нащупать пульс, потом с меня сняли разбитый шлем, погрузили на носилки и отнесли в машину. Пока меня везли, я смотрел, как с меня срезают пластами рваную куртку, ставят капельницу, делают искусственное дыхание. «Кома. Приехали…», — пронеслось у меня в голове. Всю дорогу до больницы и все время, пока я находился в реанимации на операционном столе, меня не покидало чувство, что КТО-ТО ЛЕГОНЬКО ДЕРЖИТ МЕНЯ ЗА РУКУ.

ГЛАВА 3. НЕ ВСЕГДА ЖЕ НАМ ЛОМАТЬ ВАМ РУКИ ДА НОГИ

Поломало меня сильно. Левая нога была раздроблена в двух местах — обе берцовые кости, была сломана ключица и правая рука. Еще я получил сотрясение мозга, были отбиты легкие, но главной неприятностью являлись повреждение шейного отдела и перелом позвоночника в области поясницы. А это уже вызывало риск остаться парализованным на всю оставшуюся жизнь.

Хирург посчитал, что мне очень крупно повезло: внутренние органы почти не пострадали, не было сильных кровотечений, и я не умер до приезда «скорой». Звучит это, конечно, очень странно, но находясь в коме, в стабильно тяжелом состоянии, я чувствовал себя счастливчиком. Как наполненный гелием и привязанный за веревочку воздушный шарик, я парил над своим телом, понимая, что отпускать меня оно пока не собирается. Видел я не только физическое тело, накрытое то простыней, то одеялом, но и наблюдал ауру вокруг него. В местах повреждений кожи, мягких тканей, кровеносных сосудов, органов и костей ее яркое свечение сильно тускнело.

Я слышал разговоры, видел врачей, родителей, родственников и друзей, пришедших меня навестить. Ощущение времени при этом было совершенно другим, оно протекало явно быстрее, но как-то тягуче. Как таковой паники и страха у меня не возникало. Я четко понимал, что врачи делают все, что могут для моего спасения, но помочь, или подсказать им я был не в силах.

Пару раз я безуспешно пытался выйти на контакт с родителями. Я кричал им так громко, как только мог. Естественно, мои крики доходили до них не в виде звуков или слов, а в виде потока мыслей, представляющих собой электромагнитные волны, не воспринимаемые человеческим ухом. К большому сожалению, они меня не слышали, а только изредка оборачивались по сторонам. Это все из-за того, что в обычной обстановке при активном режиме работы мозг человека под завязку забит потоком мыслей и сигналов от внешних раздражителей. Поэтому вычленить одну мысль, которая пришла в голову, и не упустить ее неподготовленному человеку довольно сложно. К тому же ему при этом необходимо понимать, что эта мысль внешняя, а не его собственная. Зато, пребывая в таком подвешенном состоянии, я осознал, что могу читать мысли окружающих. Для этого мне нужно было лишь сфокусироваться на человеке, как в радиоприемнике настроившись на испускаемые им волны, и поток его мыслей начинал литься в меня.

Но самое интересное заключалось в том, что, по всей видимости, авария и последующее пребывание в коме стали причиной проявления у меня новой способности. Заключалась она в том, что я начал детально запоминать все свои сны, а также выходы из тела и осознанные сновидения. Во многом благодаря именно этому новшеству я могу сейчас рассказать о том, что я чувствовал и делал в состоянии комы, а также о том, что произошло в моей жизни позднее.

Дело в том, что обычный человек, например, под действием наркоза наверняка что-то видит, какие-то сны, образы или видения, но при пробуждении совершенно ничего не в силах вспомнить. То же самое относится и к любым снам. Практика показывает, что без каких-либо дополнительных ухищрений и усилий можно запомнить подробно не более последних пяти минут своего сна. Такие проблемы памяти изучаются учеными, и даже вроде как они нашли область мозга, отвечающую за хранение сновидений и их последующее затирание. Однако, думаю, что тут не все так просто, как кажется. Ведь говорят же, что, если не можешь вспомнить о каком-либо событии, произошедшем во сне или наяву, то для тебя, считай, его и не было никогда. Именно поэтому СПОСОБНОСТЬ ЗАПОМИНАТЬ АБСОЛЮТНО ВСЕ, НАХОДЯСЬ СОЗНАНИЕМ ВНЕ ТЕЛА, определенно дорогого стоит! Это я понял намного позже.

Из мыслей и разговоров друзей-байкеров, навещавших меня, я узнал, что мой мотоцикл из реки выловить не смогли. Он весь покореженный так и остался лежать на дне, как символ моей глупости и беспечности, олицетворяя завершение очередного жизненного этапа.

Где-то через две недели после завершения всех операций, я, весь загипсованный и подключенный к аппарату искусственного дыхания, пришел в сознание — меня резко втянуло в тело, я сделал глубокий вдох, закашлялся и почувствовал всю ту боль, которая накопилась и теперь требовала выхода. Я открыл глаза и сквозь мутную пелену увидел светлые пятна. Тихое гудение приборов в палате и знакомый звон в ушах просигнализировали мне о том, что я живой, все еще живой. А еще я очень сильно обрадовался, что я чувствую свое тело ниже шеи. Это означало, что, возможно, когда-нибудь я смогу снова ходить.

Я провел в больнице долгих четыре месяца. За это время Люба с нашей дочкой дважды посещала меня. И каждый раз присутствие ребенка меня несказанно радовало и воодушевляло. Моя Машуля делилась со мной своими успехами в учебе и в спорте, приносила свои рисунки. Она была тем самым ярким лучиком света в моем темном царстве больничной палаты, дающим мне самые целебные положительные эмоции.

Через пару месяцев после выхода из комы я первый раз смог сесть и попытался самостоятельно передвигаться по коридору в инвалидном кресле. С одной стороны, мое здоровье определённо шло на поправку, но с другой стороны — это пока еще ничего не значило в случае, если мне была уготована жизнь человека с весьма ограниченными возможностями. Ноги меня все еще не слушались.

Эти четыре месяца перевернули мои представления о жизни. Я стал ценить такие вещи, о которых раньше не задумывался. Я впервые серьезно попытался нащупать некую ПРИЧИННО — СЛЕДСТВЕННУЮ СВЯЗЬ в том, что со мной происходило и получить ответы на вопросы: «Почему это произошло?», «Что я сделал не так?», «Могло ли быть иначе?». А далее я начал задаваться уже чисто философскими вопросами, касающимися как такового смысла жизни, что есть для человека счастье и откуда корень всех возникающих на его пути проблем.

В этот период я много читал, скачивая всю нужную мне информацию из интернета на принесенный друзьями планшет. Меня интересовали книги про судьбу, карму, различные религии и религиозные течения, мистику и эзотерику, ну и, конечно же, книги, описывающие феномен выхода из тела. Каждую ночь я засыпал и видел сны, яркие, с бурным сюжетом. В этих снах я сражался и умирал, влюблялся и страдал, летал и падал, разбиваясь вдребезги. А просыпаясь, я помнил каждое действие и событие, каждый нюанс и каждую деталь, а также все сопровождающие мысли и эмоции. Через какое-то время я понял, что просто начинаю сходить с ума.

Как-то вечером я в безмолвной мольбе обратился к Всевышнему и Высшим Силам, чтобы мне было ниспослано ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ ТАКОЙ ПАМЯТИ. В эту ночь я смог поспать вдоволь и на утро ничего не помнил. Какое же это было счастье! Но только на одну эту ночь. На следующую ночь я снова погрузился в калейдоскоп снов, похожих на бред, и к утру был полностью разбитый и злой. Мой мозг кипел, ни о каком нормальном человеческом отдыхе речи идти не могло. И снова я все помнил, каждую секунду.

Осознавая, что больше не выдержу, если не возьму под контроль свои сны или же не заблокирую память о них, я принялся искать решение проблемы. В голову ничего не приходило. И тут я вспомнил про тот период, когда я был в коме. Тогда я выяснил, что нужная мысль может прийти сама в голову, необходимо лишь настроиться на ее прием. Терять мне было абсолютно нечего, и я использовал инструмент, который должен был в этом деле мне помочь. Этим инструментом стала МЕДИТАЦИЯ, предназначенная для усмирения мозга и освобождения его от вихря мыслей и карусели эмоций.

Как только закончился очередной врачебный осмотр, я с усердием принялся за дело. Через какое-то время техника лечебной медитации подействовала на меня, и я почувствовал, что мысли в голове затихли. Теперь можно приступать к следующему этапу. Я сосредоточился и задал себе вопрос:

— Что мне делать с моими снами?

В ответ мне была тишина, мрачная и тяжелая. Я повторил свой вопрос. Внезапно в моей голове как будто что-то перещелкнуло и обычный звон в ушах стих. Я явно почувствовал рядом чье-то незримое присутствие.

— А чего ты хочешь? — ответил мне до боли знакомый голос. Это был голос из детства.

— Я? Я просто пытаюсь не сойти с ума… и хотел бы контролировать свои сны или хотя бы память о них.

— Хорошо. Но ставь вопросы более четко, — продолжал голос.

Я пару секунд пытался понять, с чего бы начать.

— Могу я управлять своим сном? — спросил я мысленно.

— В том состоянии, в котором ты находишься, нет. Ты не обладаешь ни требуемой энергией, не мастерством. ВЕДОМЫЙ СЛЕПЕЦ НЕ В СИЛАХ УПРАВЛЯТЬ СВОИМ ПОВОДЫРЕМ.

— Почему?

— Слишком много условий влияет на формирование снов. Чтобы управлять, нужно видеть и чувствовать то, что сейчас тебе НА ТВОЕМ УРОВНЕ недоступно.

— Плохо… Ну а могу я по желанию запоминать или забывать свои сны?

— Да. Это возможно.

— А как это мне сделать? — внутренне я уже ликовал, но старался сдерживаться.

— СИЛОЙ СВОЕГО НАМЕРЕНИЯ. Перед тем как заснуть, необходимо дать себе четкую установку забыть события во сне. Это должно сработать, если твое намерение истинно и достаточно сильно.

— Спасибо. Я попробую, — пообещал я, — Неужели все так просто?

— Это не просто и не сложно. Это так работает.

Тогда я решил задать еще несколько вопросов, пока была такая возможность.

— Кто ты? Как к тебе обращаться?

— Для простоты считай, что я — это ты, твой внутренний голос, голос Твоей Души. В свое время ты все узнаешь.

— А когда это будет? Я помню тебя еще с детства…

— Когда ты будешь к этому готов. Когда, находясь на определенном этапе своего развития, корректно воспримешь эту информацию.

— А как твое имя?

— Для тебя оно не имеет существенного значения, — голос в голове начал затихать. — У меня множество имен, и не все они человеческие. Можешь называть меня, как тебе удобно.

— Ты мог бы назвать одно из своих земных имен?

— Хорошо, пусть будет Гектор…

— Благодарю тебя за все, Гектор!

На этом моменте наша беседа прервалась. Появился шум в ушах, плавно перешедший в знакомый звон. «Гектор, — задумался я, — это же имя мифического героя, защитника Трои…» По ощущениям Гектор общался со мной как с маленьким неразумным ребенком, стараясь дозировать любую информацию, чтобы не навредить. Но, тем не менее, способ избавиться от проблемы он предложил. Я испытал его следующей же ночью. И все получилось! Утром в памяти остались только смутные воспоминания о минувшей ночи, и те улетучились в течение получаса. Методика САМОВНУШЕНИЯ сработала и на следующую ночь, и через одну. Где-то через неделю я перед сном выразил сильное намерение запомнить весь сон в подробностях. Наутро моя голова оказалась забита сериалом по уничтожению зомби, путешествием по незнакомому городу с хождением там по гостям, общением с различными персонажами и еще разными вещами.

Пока я лежал в больнице, я еще несколько раз через медитацию общался с Гектором, пытаясь выяснить ПРИЧИНЫ аварии и моего трагичного появления в этом месте. Но добиться мне удалось совсем немногого. Он все больше говорил загадками, ссылаясь на то, что я все узнаю в определённый момент. Авария в моем случае была скорее закономерностью, чем случайностью, к которой привел ряд моих поступков и принятых решений. В общем, наше общение не принесло мне никакой ясности. Я понял только тот факт, что пережить аварию и кому, — это большая удача. Данный урок был мной пройден и, надеюсь, усвоен полностью, а, следовательно, каких-либо других трагичных событий впереди не ожидалось.

Пребывая длительный период без движения, я старался развлечь себя чтением журналов, а также книг, как в электронном виде, так и в аудио формате. В книгах я пытался найти описания того, что чувствовал и видел, находясь вне тела. Ближе всего соответствовали этому описания нахождения в так называемой «Фазе» и в осознанном сне (ОС). Мне показалось, что и то, и другое, в принципе, описывает схожие явления и переживания, которые испытывает человек. С осознанным сном оказалось все более-менее просто — ты спишь и видишь сон; твое сознание в нем пробуждается, и ты вдруг осознаешь, что спишь. При этом у тебя появляется возможность управлять как сюжетом сна, так и в корне менять свое поведение. Например, поведение человека в реальной жизни может существенно отличаться от поведения его персонажа, которым он управляет в компьютерной трехмерной игре. Это все происходит именно потому, что человек при этом понимает — это всего лишь игра, весь мир вокруг ненастоящий, он «понарошку». При этом реалистичность и уровень детализации воссозданного мира, конечно же, влияет на восприятие мозга, но обмануть его, выдав за реальный физический мир, все же очень сложно. Еще важно, что во сне ты можешь быть кем угодно, любой личностью, взрослым и ребенком, отыгрывающим свою роль, имеющим персональную память, привычки и мотивы. Но в тот момент, когда во сне вдруг активизируется сознание, ты, осознав себя, как бы мгновенно вспоминаешь свою настоящую личность, то есть, кем являешься на самом деле и, конечно, начинаешь вести себя иначе.

Состояние «Фазы» говорило о том же самом, но механизмы, которыми это достигается, были иными. Так, благоприятные условия вхождения в «Фазу» связаны напрямую с фазами сна человека и соответствующими режимами мозговой деятельности. Сознание в данном случае не пробуждается во сне. Оно, наоборот, остается бодрствовать, пока физическое тело пребывает во сне. Некий фантом, содержащий сознание, отделяется от спящего тела и способен на самостоятельное путешествие в мире, являющимся некой проекцией физического мира. Можно считать его видом виртуальной реальности, источником возникновения которой является наша физическая реальность. Я выяснил, чтобы испытывать на себе внетелесный опыт, ОС и нахождения в Фазе, нужно, во-первых, сильное намерение, во-вторых, жесткое соблюдение определенных правил, а в случае Фазы еще и выполнение определённых техник.

Получив контроль над воспоминаниями о снах, я, чтобы отвлечься от безрадостных мыслей о своем никчемном будущем, решил двигаться дальше — научиться вызывать ОСОЗНАННЫЕ СНОВИДЕНИЯ по своему желанию. Кроме развлечения я хотел попробовать исследовать механики сна, выявить основные отличия от реальности. Мне тем более это хотелось выяснить как разработчику игр, использующему трехмерную графику в качестве виртуального игрового мира. «А вдруг получится выявить что-то особенное, какие-то идеи, которые можно будет использовать при разработке игр в режиме симуляции физического мира», — размышлял я тогда. В результате я начал тренировать силу намерения, а заодно и силу воли. Только со стороны кажется, что это очень легко: захотел и во сне полетел. Но на самом деле правильно сформировать намерение или попросту желание и усилить его, подобрав необходимую мотивацию и сделав даже самовнушение — целое искусство, тут определённо требуется практика, и, естественно, чтобы никто и ничто не отвлекало. Времени у меня было много, да и терпения хватало, поэтому я усердно и методично взялся за дело.

Вначале выходило у меня очень плохо. Казалось, что мои намерения не работают, и я просто-напросто занимаюсь ерундой. Но по прошествии нескольких недель стало что-то получаться. Пару ночей подряд мое сознание пробуждалось в середине сна. Но каждый раз возникала другая беда — мои эмоции, которые, как оказалось, я не умею контролировать. Каждый раз как я осознавал, что сплю, я начинал радоваться как ребенок, пытался как-то повлиять на сон, но не успевал: тело тут же выдергивало меня из сна, и я просыпался. Сознание должно было привыкнуть к новому режиму, выработать навык нахождения во сне, без перекосов и лишних восторгов.

Постепенно, день за днем, я учился контролировать свои эмоции, усиливать свои намерения и управлять ходом своих мыслей. В одной мудрой книжке я прочел, что если мыслить позитивно и держать под жестким контролем все негативные всплески и депрессивные позывы, то можно трансформировать физическую реальность под себя и свои нужды. Путем САМОВНУШЕНИЯ И АУТОТРЕНИНГА я старался добиться изменения своих реакций на внешний мир. Как вы понимаете, скучать мне в четырех стенах палаты не приходилось.

Я продолжал по возможности использовать лечебную медитацию, чтобы как-то притупить ноющую боль, которую я испытывал периодически и ускорить процесс срастания костей. Наконец, настал момент, когда должна была решиться участь моих ног. Я готовился узнать правду: смогу ли я снова ходить или нет. Нейрохирурги посовещались и довели до моего сведения, что операция на позвоночнике должна восстановить подвижность моих ног, но шансы 50 на 50. Считая, что терять в таком положении мне особо нечего, я на нее согласился.

Операция продлилась пять часов и прошла сравнительно успешно. Уже через неделю я смог передвигаться по коридорам больницы в шейном корсете и на костылях, так как проблемы с левой поломанной ногой еще оставались. Пропущу описание подробностей моего дальнейшего выздоровления. Было очень непросто учиться заново ходить, понимая, что мое тело меня ужасно плохо слушается. Но, тем не менее, настроение мое улучшалось день ото дня, так как я наблюдал процесс своего восстановления, да и дополнительные медитации и самовнушение тоже благотворно влияли на общее психоэмоциональное состояние. С ночными кошмарами было покончено. Уже перед выпиской из больницы у меня состоялся разговор с внутренним голосом, с Гектором. Многие вопросы так и оставались без ответов, будущее мне представлялось абсолютно туманным и пугало меня. Я хотел узнать больше о Гекторе, чтобы я смог ему доверять. Хотел задать вопросы об истинных причинах всех моих мучений и злоключений, о моем месте в этом мире и о том, как мне, наконец, обрести свое счастье и покой.

Для начала общения я дождался спокойной обстановки в палате, а после начал успокаивать свой мозг, применяя уже наработанный метод медитации. Постепенно пришло ощущение покоя, притихли все мысли, в ушах остался только легкий звон, не скрываемый теперь внешними громкими звуками и шумом за окном.

— Гектор, прошу тебя проявить себя. Выйди со мной на связь, если можешь, — начал я осторожно мысленно вызывать внутренний голос. Не почувствовав ничего, я через некоторое время повторил свою просьбу, дополнительно усилив ее эмоционально, насколько мог.

— Я слушаю тебя, — ответил мне Гектор, — Задавай свои вопросы, но только формулируй их правильно. И еще: мое время общения с тобой ограничено.

— Здравствуй, Гектор! — поприветствовал я его. — Ты видишь, в какой я нахожусь жизненной ситуации… Почему все это навалилось на меня? ПОЧЕМУ ИМЕННО СО МНОЙ?

— Все во вселенной имеет свои скрытые или явные причины. Если ты не видишь связи между своими поступками и их результатами, это не значит, что ее не существует.

— То есть, получается, что я сам во всем виноват?

— Получается, что из всего множества уроков, которые могли бы встретиться тебе на пути и привести тебя к цели, ты упорно выбираешь самые трудные. Усвоив их, ты изменишься и, возможно, перейдешь к более легким.

— Все равно, я не понимаю. Я старался все делать в своей жизни правильно. Никому не желал зла, не обижал без причины, — продолжал я настаивать. — Почему я пришел к такому итогу? В книгах, ища ответы на этот вопрос, я узнал про карму и про двенадцать ее законов. Суть в том, что это из-за моей прошлой кармы, так?

— Суть в том, — терпеливо отвечал мне голос, — что ты пока не до конца понимаешь смысла этих законов. А ведь это законы, которые говорят об одной главной вещи, но с разных сторон — О СВЯЗИ ПРИЧИН И СЛЕДСТВИЙ. Но мало пройти урок, нужно усвоить его, сделать правильные выводы. Пока ты не готов воспринимать это как данность… и принимать как благо, дарованное свыше, на пути к цели.

— Ты говоришь о цели… А какая цель у всего этого? Думаю, что в жизни каждого человека много боли и несправедливости, и так мало счастья. Неужели есть какая-то цель у всех наших проблем?

— Знание, понимание цели не даст тебе преимущества на пути ее достижения, поверь. Считай пока, что твоя ЦЕЛЬ — ЭТО ДУХОВНОЕ И МЕНТАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ, ВСЕСТОРОННЕЕ ПОЗНАНИЕ МИРА С ЕГО СТРОГИМИ ЗАКОНАМИ И ПРОЖИВАНИЕ ЛЮБЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ МАКСИМАЛЬНО ОСОЗНАННО.

— Я постараюсь понять, что ты мне сказал. Я уже осознал несколько своих ошибок и больше не собираюсь повторять их. А как мне на своем жизненном пути избегать расставленных ловушек, всяческих соблазнов и всегда делать правильный выбор?

— Используй свою ИНТУИЦИЮ. Прежде чем сделать любой важный шаг, прислушайся к себе. Этого будет достаточно. И еще, понятие счастья воспринимается людьми неправильно — как полное отсутствие проблем… только положительные эмоции и события. Белое на белом. В общем понимании ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ ЖИТЬ — ЭТО УЖЕ СЧАСТЬЕ. Задумайся, ведь ИМЕННО ПРОБЛЕМЫ И ИХ РЕШЕНИЕ ДВИГАЮТ ТЕБЯ ВПЕРЕД, а моменты человеческого счастья в твоей жизни — это просто приятная передышка между уроками.

— Спасибо тебе, Гектор, за ответы, — я пытался переварить услышанное. — Буду стараться РАЗВИВАТЬ ИНТУИЦИЮ и ДЕЛАТЬ ОСОЗНАННЫЕ ШАГИ, ведь они существенно влияют на мою судьбу и окружающих меня близких людей.

— Рад, что смог тебе быть полезен. А теперь мне нужно тебя покинуть…

— Гектор, когда я смогу пообщаться с тобой снова?

— Когда ты будешь готов к этому, и я действительно буду тебе нужен, — проговорил голос в моей голове и затих.

На этом наша вторая беседа с Гектором закончилась. У меня возникло двоякое ощущение. Я получил много важных ответов и советов, но только не решение своих проблем. Получалось, что это решение мне придется искать самому. Не было понимания, каким образом развивать интуицию. На ум приходило только, что теперь мне нужно задумываться над каждым шагом, который я делаю, над каждым поступком, который я совершаю или даже еще просто замышляю.

Полночи я проворочался, пытаясь уснуть, но слова, сказанные Гектором, не давали мне покоя. Я так и не узнал, кто он такой и какой интерес ему помогать мне советами и отвечать на глупые вопросы. «Когда ты будешь готов», — сказал он. Готов к чему? Означало ли это, что я пока не готов? В конце концов мне пришла идея о том, что Гектор просто не мог говорить со мной на своем уровне представлений о мире, так как из-за недостаточности знаний и опыта я был пока неспособен воспринимать такую информацию корректно. Чтобы как следует во всем разобраться, мне могло потребоваться немало времени, но время пока что у меня было. Эта цепь рассуждений показалась мне вполне разумной, я, наконец-то, успокоился и заснул.

Память о сновидениях этой ночью я себе не блокировал, поэтому запомнил все в деталях. Спал я мало, но сны были очень яркими, необычными. Необычными они были, потому что были пронизаны только приятными моментами и теплыми воспоминаниями. В них я был самим собой и последовательно видел себя сначала ребенком, идущим с родителями в зоопарк, затем школьником, участвующим в олимпиаде по программированию и пытающимся написать на паскале таблицу, потом студентом, сидящим в аудитории на паре со скучающим видом и рассматривающим украдкой всех симпатичных девчонок за соседними партами. Потом была еще сценка, когда я, тоже студент, играл с однокурсниками в футбол и забил головой гол в ворота. Приснилась мне даже Люба в момент, когда мы, взявшись за руки, гуляли по набережной теплым летним вечерком, а потом сидели на скамейке, обнявшись, и разглядывали проплывающие небольшие катера и теплоходы все в огнях.

Странно, но утром я проснулся свежим и выспавшимся, как будто спал по крайней мере часов двенадцать вместо четырех. Через пару дней я выписался, и друзья подбросили меня до съемной квартиры. Ходить я продолжил на костылях, и, судя по пессимистичным прогнозам врачей, такое положение вещей могло затянуться на долгие годы. Добираться в офис мне стало очень сложно, поэтому я договорился, что останусь в команде, но буду работать удаленно.

ГЛАВА 4. ВНИЗ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУЩЕЙ НАВЕРХ

За то время, что прошло с момента аварии, все мои денежные сбережения поистратились на лекарства и врачей, даже пришлось залезть в долги. Да еще и не нужно забывать про аренду квартиры, в которой я жил. Конечно же, родители и даже брат Андрей пытались предложить мне свою помощь, но у них самих с деньгами было негусто. А сидеть на их шее я не собирался. Я прекрасно понимал, что мне срочно нужны деньги, чтобы вернуть все долги и обеспечить себе дальнейшее проживание и лечение.

Хотя я и считался ценным разработчиком в софтверной компании, где я работал, мои возможности по дальнейшему карьерному росту теперь были сильно ограничены, как и, безусловно, уровень доходов. Поиск работы в других, более перспективных компаниях игровой индустрии также был затруднен. В результате я днями и ночами ломал голову, как выбраться из этой плачевной ситуации и решить проблему постоянной нехватки денег. Но мои интересы постепенно начали выходить за пределы программирования и получения благ материального мира, смещаясь все больше в область исследования эзотерических учений, йоги и измененных состояний сознания. Однако подорванное здоровье и необходимость трудиться «на дядю» пять дней в неделю сильно сдерживали реализацию всего задуманного. В конце концов, решение этой, казалось бы, понятной, но нетривиальной проблемы, замаячило на горизонте.

Тот день прошел для меня как обычно. Проснувшись утром, я засел за ноутбук и просидел над программным кодом очередной игры до обеда. За день я только один раз вышел из дома в магазин — купить себе немного продуктов, так как передвигаться мне было непросто. Каждое движение порой сопровождалось болью в ноге. Книги читать не хотелось, общаться по телефону тоже. Пытаясь отвлечься, я засел за телевизор и провел за ним пару часов, периодически переключая каналы. Наконец, я понял, что это не помогает, и снова начал думать о том, что делать дальше. Голова быстро разболелась, и я забрался под одеяло, твердо решив выспаться. Сон ко мне не шел: полночи я проворочался, перебирая в голове варианты… Мне казалось, что я брожу по замкнутому кругу, не видя выхода. Потом, чувствуя, что уже засыпаю, я направил свой мысленный запрос во вселенную с просьбой указать мне верный путь. Сделал я это скорее неосознанно. Затем я повернулся набок и сладко уснул. Утром, как только я проснулся и открыл глаза, нужная мне идея пришла в голову. Я ухватился за нее и, чтобы не забыть, тут же записал все основные нюансы на бумагу.

Постараюсь простым языком объяснить смысл того, что пришло мне на ум тем утром. Как я уже ранее говорил, я зарабатывал разработкой трехмерных компьютерных игр. Основным элементом этих игр является объемный виртуальный игровой мир, с которым взаимодействует игрок, управляя главным персонажем, или же группой персонажей. При этом обычно целью игры является правильное выполнение каких-либо действий или заданий, устранение противников, прохождение набора неких уровней, чтобы дойти до конца этой игры, параллельно приобретая различные навыки, нарабатывая очки опыта, получая бонусы, призы и всяческие поощрения. Обычно такие игры являются интерактивными и в них могут играть несколько игроков одновременно. Я активно участвовал в процессе разработки каждой игры, отвечая за создание уровней игрового мира и работая совместно с дизайнерами над их визуализацией. Детализация визуальной составляющей виртуального мира является очень важным аспектом, так как чем более реальным выглядит этот мир, тем реалистичней ощущения у игроков — геймеров от игры. Но также важен и игровой процесс, завязанный обычно на наборе сценариев и развитом сюжете.

Обычно создание виртуального мира компьютерной игры с детальной проработкой уровней — довольно сложный и трудоемкий процесс, который производится вручную в специальной программе-редакторе. Такой процесс может занять несколько лет, если компьютерная игра подразумевает обширную территорию разнообразных локаций. Для минимизации затрат используют метод, когда формирование мира — его генерация происходит в процессе игры автоматически специально закодированными алгоритмами на основании правил и определенной логики. Но зачастую создать неповторимые реалистичные пейзажи и игровые локации таким методом сложно. Отдельной проблемой является визуализация в игре дополнительных игровых персонажей, с которыми по ходу развития сюжета взаимодействует главный герой. Их внешний вид и поведение приходится имитировать, добиваясь сходства с аналогичными объектами реального мира. При этом сложно добиться того, чтобы каждый такой игровой персонаж был по-своему уникальным, как визуально, так и по поведению и характеристикам, особенно когда персонажей каждого типа предполагается использовать в игре большое множество. Зачастую для упрощения всех персонажей одного типа делают в прямом смысле «на одно лицо», то есть внешне практически одинаковыми.

Так вот, меня посетила идея создания программной структуры, которая бы, являясь ядром нового поколения компьютерных трехмерных игр, максимально упростила работу разработчиков и дизайнеров, одновременно сделав игровой процесс максимально увлекательным и неповторимым. Каждая новая начатая игра была бы не похожа на предыдущую, являясь незабываемым приключением. Каждый пользователь хотел бы погружаться в этот виртуальный мир, исследуя его и проверяя его на прочность, снова и снова.

В результате, обдумав всё как следует, я за пару недель сформировал концепцию построения программного ядра генерации виртуального мира: подробно описал все его функции и особенности и дал ему громкое имя «Творец». Главная задача ядра заключалась в полной автоматической генерации виртуального мира, начиная с механики, кончая логикой и социальными установками, а целью игрового процесса являлось одновременно успешное прохождение игры и развитие навыков индивидуума-игрока. Важным аспектом и условием реализации проекта стало использование в разработке программного ядра платформы самых современных, «продвинутых» алгоритмов искусственного интеллекта. Я предполагал, что можно будет создать свою небольшую компанию и продавать эту программную платформу в виде концептуальной идеи с наработками или же готового программного кода крупным игрокам игровой индустрии в рамках создания трёхмерных интерактивных реалистичных игр нового поколения.

Но для реализации этого независимого проекта мне позарез были нужны помощники. Не хватало единомышленников, готовых бесплатно, на голом энтузиазме, развивать эту идею, доводя концепцию до конечной реализации. Поразмыслив, кто и на какие роли мне нужен в команду, я приступил к активному поиску специалистов через знакомых и друзей, а также через различные профильные интернет-сообщества и социальные сети. Вскоре удача мне улыбнулась. На одном из интернет-форумов по искусственному интеллекту я познакомился с Алексом, который профессионально занимался активными разработками в области машинного обучения и построения моделей на базе нейронных сетей — всем тем, что входит в емкое понятие искусственного интеллекта, к созданию которого сейчас стремятся все прогрессивные передовые компании на рынке информационных технологий. Он, выслушав все мои идеи, любезно согласился поучаствовать в совместном проекте-стартапе.

В наш проект входила генерация трехмерного ландшафта виртуального мира и происходящих в нем разнообразных событий в зависимости от «прокаченности» главного героя, его вооруженности и стиля игры/поведения, то есть на основании его полного профиля в игровом мире. По мере прохождения игровых уровней, наработки навыков и приобретения опыта система предлагала герою, которым управлял игрок, все более сложные для решения задачки. Автоматически формировалось и его окружение, включая всех неигровых персонажей, с которыми игрок мог взаимодействовать — все они находились под управлением локальных копий «Творца».

Чуть позже к нам в команду влилось еще несколько заядлых геймеров для проверки различных игровых гипотез и тестирования, а также специалист по гаджетам — Димон, так как предполагалось использовать шлем виртуальной реальности для более полного погружения и перчатки с сенсорными датчиками и обратной связью.

Через полгода мы смогли создать и протестировать первую версию ядра системы, ее двигатель, или на сленге 3D-движок. Программа получила название «Творец 1.0». Работа над проектом шла напряженно, порой ночами напролет. Мы работали без привлечения внешних инвестиций, на голом энтузиазме, используя все свободное личное время после основной работы. К счастью, нашего общего запала хватило. Тестирование прошло успешно, и мы принялись с жаром добавлять в проект новые функции и полировать модели, использующиеся в «Творце». Кроме общего руководства проектом я занимался разработкой алгоритмов для ядра системы, для подготовки и добавления трехмерных моделей объектов в нашу программу, а также для отрисовки виртуального мира на встроенных в шлем экранах. Алекс занимался реализацией искусственного интеллекта, а Димон проектировал и собирал электронные схемы для минидатчиков, писал код для драйверов, чтобы задержки в игровом режиме были приемлемыми и незаметными для игрока. Также он пытался подружить все девайсы, объединив шлем, перчатки и все остальное оборудование в одну слаженную систему… Еще через четыре месяца вышла вторая версия — «Творец 2.0.» В этот момент стало понятно, что для дальнейшей разработки не обойтись без привлечения внешних инвесторов. Общими усилиями была подготовлена презентация с описанием возможностей, видеоролик с демонстрацией игрового процесса, и мы втроем отправились посещать различные выставки и мероприятия, посвященные индустрии компьютерных игр.

Не буду долго рассказывать, но в результате мы нашли инвестора — крупную компанию, которая специализировалась на играх военной тематики. В результате притока в нашу компанию необходимых инвестиций, продажи доли в компании инвесторам, а также последующих успешных продаж я смог вылезти из финансовой долговой ямы и начать оплачивать себе лечение; переехал со съемной квартиры в свою собственную, помог родителям, прикупив им домик в деревне, и еще хватило брату на учебу. А после стал неспешно заниматься дальнейшим развитием «Творца» и вынашивать идеи других интересных смежных с ним проектов. Можно сказать, что с Алексом и Димоном на троих у нас вышел довольно слаженный творческий коллектив.

Увлечение проектом «Творца» мне помогло на время отвлечься от мыслей о своем ПРЕДНАЗНАЧЕНИИ и ПРИЧИНАХ, которые повлияли на мою жизнь. Но, несмотря на это, я на протяжении всего времени после возвращения на работу, как мог, ПРОДОЛЖАЛ ЗАНИМАТЬСЯ йогой, практиковал лечебное дыхание и устраивал себе медитации. В первую очередь я, конечно, пытался восстановить здоровье, так как сильно хромал на левую ногу, и последствия аварии с завидной регулярностью давали о себе знать. После завершения активной фазы проекта у меня появилось намного больше свободного времени, поэтому проблемы здоровья, личной жизни, а также смысла бытия и моего предназначения в целом стали донимать меня с новой силой. Кроме этого, я решился НА ПРАКТИКЕ исследовать ИЗМЕНЁННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ, которые свойственны «Фазе» и осознанным сновидениям. Взяв более широко и изучив всю имеющуюся литературу на тему феномена выхода сознания из тела, я сделал вывод, что это поможет найти ответы на важные для меня вопросы и в конечном счете решить все мои проблемы.

Обдумав все как следует, я решил поделиться своими планами с Алексом и Димоном. Я как раз пригласил их к себе по случаю новоселья, и наша беседа состоялась у меня дома в удобной и доверительной обстановке. Сначала, стараясь удивить друзей, я осторожно упомянул о реальных случаях из моей жизни касаемо опыта выхода из тела, очень беспокоясь при этом, что они отреагируют на это скептически. Но после настала моя очередь сильно удивляться самому. До этого момента все наши беседы в основном касались только планов по развитию проекта «Творец» и компании, и извлечению из нее финансовой прибыли. В разговоре выяснилось, что у каждого из них за плечами также присутствует НЕМАЛЫЙ ОПЫТ, в чем-то схожий с моим, а в чем-то и намного его превышающий.

Алекс был практически моим ровесником. Он активно увлекался темами восточных единоборств и даже бесконтактного боя, периодически практикуя медитации, направленные как на улучшение всех физических характеристик человеческого тела, так и развитие ума. Пока я читал фантастику Стругацких, Лукьяненко и Рея Брэдбери, Алекс в поисках просветления зачитывался книгами по астральным путешествиям, ОТРАБАТЫВАЯ ТЕХНИКИ ПО ПРАКТИЧЕСКОМУ ВЫХОДУ… Выяснив, что количество выходов из тела у него было намного больше, чем у меня, мы стали очень живо обсуждать присутствующие при этом ощущения.

Димон был постарше меня на пару лет. Он так же, как и я, успел вкусить семейной жизни и развестись, решив, что семья мешает его увлечению радиоэлектроникой, конструированию различных гаджетов и исследованию осознанных сновидений. С детства он любил сны, которые разительно отличались от нашей порой довольной суровой действительности, и со временем стал стремиться к тому, чтобы самостоятельно их формировать и управлять, жадно впитывая всю имеющуюся на тот момент информацию. Жилка исследователя собственного сознания привела его к анализу влияния различных веществ, являющихся ГАЛЛЮЦИНОГЕНАМИ, на мозг и психику. Проанализировав результаты проведенных над собой экспериментов, ТРАНСФОРМИРОВАВ определенным, (необъяснимым) образом СВОЕ СОЗНАНИЕ и утолив жажду знаний в этой области, Димон перешел к творчеству. Как я уже сказал, он увлекался конструированием умных устройств, а еще программированием, не забывая, конечно, периодически путешествовать в своих осознанных сновидениях. А еще ему приходили во сне различные подсказки по интересующим его техническим вопросам и проблемам.

Помню, как мы проболтали тогда всю ночь напролет и только утром разбежались, составив план совместных исследований и договорившись делиться всей новой информацией. На следующий день я решил, пока есть такая возможность, взять месяц отпуска, чтобы серьезно заняться своими исследованиями и тестированием описанных в книгах практик.

Немного расскажу о том, как я медитировал, и что наблюдал в процессе медитаций. Зачастую мнения о медитациях и отношения к ним людей очень сильно разнятся. Кто-то говорит, что они реально помогают, а кто-то, что это бесполезная трата времени. Но ни первые, ни вторые не догадываются о том, какая РЕАЛЬНАЯ ЦЕЛЬ МЕДИТАЦИЙ, в чем может быть их польза и вред. Занятие медитацией позволяет заглянуть внутрь себя, УЗНАТЬ СЕБЯ и познать свой внутренний мир, созерцать себя в полном покое, изучить грани своей личности и, безусловно, получить доступ к некой трансформации психики и заложенных программ. Обучиться расслаблению, так необходимому при медитации, было не так и сложно — для этого требовалось больше практики, соответствующая обстановка и определённое физическое состояние.

Но зачастую, попробовав и получив отличный результат, через какое-то время человек останавливается на достигнутом, не понимая, что МЕДИТАЦИЯ является всего лишь ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫМ ЭТАПОМ на пути к САМОПОЗНАНИЮ и открытиям. Я быстро пришел к тому, что полное успокоение и освобождение от власти ума не может являться самоцелью, так же, как и последующее самосозерцание. В описании практик йоги говорилось, что, пребывая именно в состоянии самосозерцания, происходит некая магическая трансформация личности человека и его сознания, возможно даже познание тайных сокрытых истин, протекает процесс мистического просветления. Однако, сколько бы я не медитировал, истины мне не открывались, а мучающие меня вопросы оставались без ответа. Со стороны же человек, однажды достигнувший состояния пустоты и тишины, для меня выглядел примерно так: он нашел дверь, затем долго подбирал на связке правильный ключ, а далее, найдя его, он отворил дверь, обрадовался, что теперь умеет это делать. Затем он, не понимая, что дальше делать, закрыл ее обратно на ключ и положил его в карман, чтобы не перепутать. Галочка поставлена, мнимая цель достигнута. В дальнейшем такой человек время от времени отворяет дверь, оглядывает тайную комнату за ней, но так и не решается зайти. Так вот, пройдя до конца по дороге постепенного расслабления тела, успокоения ума, отключения от окружающей реальности и оказавшись свободным от всех желаний и эмоций в полном покое и тишине, ты попадаешь в собственную вселенную, находящуюся внутри тебя. Важно не испугаться и не пытаться отрицать очевидное, а довериться ощущениям и приготовиться встретиться со своими глубинными установками, инстинктами и страхами. В такой момент нужно начинать взаимодействовать, не бояться задать самые важные вопросы самому себе и получить откровенные ответы. Эти ответы могут не понравиться, но они, так или иначе, дадут тебе представление о том, кто ты и какой ты.

Изначально я ставил себе цель добиться в медитации максимального расслабления и выйти из-под контроля своего ума, чтобы, пребывая в состоянии «тягучей пустоты», как я называл его, и невероятной легкости, приступить к общению с высшими сферами. Однако в большинстве своих попыток, дойдя до требуемого состояния, я лишь ощущал, как в моей голове формировалось «окно», через которое можно было наблюдать другую вселенную. Часто я видел в нем разноцветные бесформенные образы или летающие геометрические фигуры, трансформирующиеся друг в друга, а иногда мне открывался космос, бездонный и пустой, но одновременно живой и дышащий, наполненный чем-то непостижимым.

В своих медитациях я замечал внутренним взглядом радугу, созерцал лившиеся мимо меня бурной рекой потоки энергии, которые, поддаваясь моим мысленным командам, меняли свои направления. Сейчас я понимаю, что выполнял все это скорее чисто механически, не углубляясь в философскую составляющую и не пытаясь осознать идеи трансцендентности как основу всех медитативных практик.

Одна из медитаций мне глубоко врезалась в память. О ней и расскажу. Помню, как я, выполнив уже полный комплекс асан хатха-йоги, включил мелодичные напевы индийской музыки, поудобнее устроился на диване, закрыл глаза и сфокусировал свое внутреннее зрение на ямке между бровей. Затем я медленно сделал несколько глубоких вдохов и под приятный голос девушки стал мысленно проговаривать слова мантры, направленной на исцеление от телесных болезней, освобождение от навязчивых мыслей и идей и познание всего сущего. Приятная мягкость и расслабление волнами начало расходиться по телу, из области солнечного сплетения к кончикам пальцев рук и ног. Уже через несколько минут мое тело стало ватным, и появилось ощущение проваливания в пустоту, которое было мне уже знакомо. Тем временем я продолжал держать фокус на точке между бровей.

В этот момент у меня в голове как будто опустился прозрачный экран и на нем начали проявляться образы… сначала хаотично, затем приобретая некий смысл, выстраиваясь и образуя определенный порядок. Я перевел фокус внимания на эти образы и старался держать его на них, продолжая проговаривать мантру. Ощущения от тела быстро ушли, а я все глубже и глубже погружался в себя. Голова была пустая, мое сознание ясное, чистое. Звон в ушах стал почти неразличим. Отработанная тренировками техника медитации сделала свое дело, теперь настал черед следующего, пожалуй, самого важного этапа.

Я приготовился, сосредоточился и выдал намерение получить ответ на ряд важных для меня вопросов, усилив его, как мог, эмоционально. Сначала образы перед глазами застыли, затем они начали трансформироваться, а я тем временем начал проваливаться прямо сквозь диван… Я наблюдал, как лечу по мерцающему, переливающемуся различными красками туннелю, меняющему направление, то вправо, то влево, а то закручивающемуся подо мной по спирали. Через пятнадцать секунд падение замедлилось и остановилось, и в этот момент у меня в голове произошла вспышка яркого белого света. Постепенно стали проступать очертания белых стен вокруг, и я понял, что нахожусь в центре какого-то помещения. Все излучало теплый матовый белый свет.

Я начал крутить головой, стараясь оглядеться. Изображение вокруг выглядело довольно реалистичным. Помещение комнаты имело овальную форму, при этом потолок куполом уходил вверх, а пол был покрыт чем-то мягким, напоминающим ковер. Затем я принялся разглядывать себя. Полностью, включая руки и ноги, я был одет в светло-бежевый комбинезон, прилегающий к телу. Никакой обуви на ногах не наблюдалось. Я немного прогулялся по залу, изучая на ощупь поверхность стен, пытаясь определить материал. Они были слегка шероховатые. Чуть позже я увидел проем в виде узкой арки, который вел в следующую комнату. Издалека она была совсем незаметна, полностью сливаясь со стенами. Я, не торопясь, прошел сквозь арку и очутился в небольшой круглой комнате, также освещенной со всех сторон мягким светом. Источников его не было видно.

Посреди этой комнаты располагалось возвышение, видимо тумба, на котором стоял обычный монитор серо-пепельного цвета с прямоугольным экраном. Перед ним лежала клавиатура такого же цвета. Экран монитора был выключен. Я не спеша подошел к тумбе, с интересом стал разглядывать клавиатуру, которая находилась чуть ниже уровня моей груди. Клавиши на ней шли в пять рядов. Все имели вполне обычную форму, квадратные со скругленными краями и подсвечивались изнутри приятным голубым светом. На них были нанесены цифры, русские буквы. Еще имелся целый ряд незнакомых мне символов, напоминавших руны, значение которых мне было абсолютно непонятно. Само расположение букв и цифр, так называемая раскладка, была необычна, не как на привычной нам клавиатуре ноутбука или компьютера. Отдельно на клавиатуре была расположена красная круглая кнопка. Было ясно, что она предназначена для включения.

Я в нерешительности постоял несколько секунд, ожидая, что будет дальше. Но время шло, ничего не происходило, и в результате любопытство вынудило меня нажать на эту кнопку. Экран засветился ровным белым светом. На нем в центре экрана мигал курсор, явно ожидая какой-то команды.

Помню, как я, недолго думая, написал: «Где я?» и нажал клавишу ввода. Курсор замигал и высветился ответ:

— Внутри себя.

— С кем я общаюсь? — набрал я снова вопрос.

— Со своим подсознанием.

Я опешил. Получалось, что мое подсознание, являющееся частью меня, общалось с моим сознанием, также являющимся мною.

— А почему именно через компьютер?

— ВИЗУАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ ПЕРВИЧНОГО КОНТАКТА БЫЛИ ДЛЯ НАГЛЯДНОСТИ АДАПТИРОВАНЫ ПОД ЗНАКОМОЕ ВОСПРИЯТИЕ РЕАЛЬНОСТИ.

— А можно как-то ИНАЧЕ?

— Да, МЫСЛЕФОРМАМИ. Но этот способ будет доступен при наличии наработанных навыков и корректной настройки информационного канала.

Я глубоко призадумался: «Чтобы такого еще спросить у своего подсознания?» Вопросов было много, но я был растерян и, откровенно говоря, не знал с чего начать.

— Показать список доступных данных обо мне.

Мгновенно на экране появился следующий перечень:

— Основные показатели жизни и здоровья физического тела

— Психоэмоциональные показатели

— Общие характеристики энергетики

— Состояние основных энергетических центров

Немного приноровившись к кнопкам, я начал запрашивать все пункты подряд. Мне приходила информация по давлению, температуре, уровню кислотности крови, уровню разных гормонов в крови. Пришли характеристики работы моего сердца, печени, почек и желез внутренней секреции. Затем я прошелся по психоэмоциональному состоянию — не все показатели были понятны, но я понял, что в целом размах был неплохой.

По энергетике пришла информация в виде цифр… значений в процентах и в долях. ПОНИМАНИЯ, как ее оценивать, НЕ БЫЛО. Тогда я решил посмотреть на свои ЧАКРЫ. На экране появился силуэт человека, контурами похожий на меня. На нем ярко всеми цветами радуги светились энергетические центры в виде вращающихся воронок — водоворотов. В них втекали и вытекали потоки энергии… Форма и размеры каждой из чакр отличались. И только я начал их пристально рассматривать, фокусируясь на каждой, как внезапно границы экрана начали раздвигаться и таять, и меня втянуло в изображение перед собой. В результате я оказался рядом с силуэтом. Я начал рассматривать показатели чакр в виде значений с процентами.

С нижними чакрами наблюдалась беда: корневая красная чакра и сакральная оранжевая чакра жизненных удовольствий были какие-то мелкие и невзрачные и функционировали с эффективностью менее пятидесяти процентов. Остальные выглядели получше, однако желтая чакра солнечного сплетения наплывала на зеленую сердечную, частично перекрывая ее. Выделялась синяя межбровная чакра, олицетворяющая мудрость и интуицию. Работая на шестьдесят процентов, она находилась в режиме пульсации, при этом периодически наблюдалось заметное падение производительности. А вот с сиреневой коронной чакрой как раз все было хорошо, она светила ярким ровным светом.

О чакрах я знал много, но вот так, вблизи увидел первый раз. Я ясно видел, как потоки энергии циркулируют между всеми центрами по энергетическим каналам, описанных в книгах по йоге, вверх и вниз, и как энергия струйками расходится по рукам и ногам, сходясь в локальных центрах, которые как яркие точки светились на всем силуэте.

У меня возник вопрос, и в то же мгновение я оказался снова перед монитором, на котором мигал квадрат курсора.

— Могу ли я ВОЗДЕЙСТВОВАТЬ на свои чакры с целью усиления и улучшения их работы?

— Да.

— Как?

В ответ на этот вопрос я получил небольшую инструкцию. Основными инструментами являлись фокусировка внимания, твердое намерение, визуализация конечного состояния трансформации и управление процессом с помощью МЫСЛЕЙ. Я как смог проработал Муладхару и Свадхистану. Оказалось, что достичь существенных изменений за одну медитацию не удастся и необходимо множество повторений, при этом требуется правильный контроль МЫСЛЕЙ в обычной жизни, чтобы закрепить результат. Мне удалось тогда выяснить, как можно взаимодействовать с подсознанием мысленно, то есть без использования визуальных клавиатуры и монитора. Для этого требовалось стабилизировать работу Аджны и усилить поток энергии через нее. Поработав с межбровной чакрой, я смог добиться нужного эффекта с первого раза и с этого момента мог общаться со своим подсознанием в режиме вопрос-ответ с помощью мыслеформ.

Обращаясь к подсознанию мысленно, я задал вопрос насчёт назначения рисунков рун на клавишах. Пришел ответ, что они могут быть использованы для изменения программ на уровне подсознания и работы с событиями, однако в целях самосохранения этот режим пока не доступен. Помню, как сразу после этого меня внезапно выдернуло из состояния глубокой медитации из-за того, что мои руки и ноги ужасно замерзли, и мне сильно захотелось в туалет. Еще бы, я не заметил, как пролетело почти три часа, тогда как предыдущие медитации занимали от тридцати минут до часа. Сердце бешено колотилось в груди, и в затылке пульсировала ноющая боль. Минут через десять все прошло, но я тогда первый раз всерьез задумался о БЕЗОПАСНОСТИ глубоких погружений и активных действий в процессе медитации…

ГЛАВА 5. НЕ ОБНАЖАЙТЕ АСТРАЛ НА ЗЕМЛЕ

За период напряжённой работы над проектом «Творец» я провел еще несколько погружений, в течение которых смог пообщаться со своим подсознанием уже мысленно. При этом мой глубинный разум представал передо мной то в обличии ОРЛА, то в образе огромного Льва, а под конец проявился как древнегреческий ВОИН в доспехах с копьем в одной руке и щитом в другой. В основном я обсуждал с ним вопросы своего физического и психического ЗДОРОВЬЯ, методом проб и ошибок учился работать со своими чакрами и энергетикой. Постепенно начали наблюдаться очевидные улучшения. Боль в ноге перестала досаждать мне, проявляя себя только в дождливые пасмурные дни. Я не мог сказать, что жизнь стала радужной, но приступы депрессии стали меня отпускать. Жизненной энергии существенно прибавилось, что сразу отразилось на производительности труда.

Когда бессонные ночи остались позади, и нагрузка по проекту немного спала, я всерьез занялся отработкой техники вызова ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ. Для того чтобы все получилось, требовалось обязательное выполнение нескольких условий. Во-первых, нужно, чтобы человек вел ЗДОРОВЫЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ, то есть проводил много времени на свежем воздухе и обязательно высыпался. Во-вторых, психоэмоциональное состояние должно быть максимально УРАВНОВЕШЕННЫМ. Не должно наблюдаться никакой депрессии, раздражения и, конечно, НИКАКОГО АЛКОГОЛЯ. Так как я к тому времени уже давно не употреблял спиртное, эти два условия выполнялись. Третьим обязательным условием является формирование СИЛЬНОГО НАМЕРЕНИЯ и наличие ВЕРЫ в результат. Так как с намерением я успел разобраться раньше, можно сказать, что и с этим все было в порядке.

Осознавая себя во сне, я довольно быстро научился контролировать свои эмоции и не «вылетать» через пару секунд, просыпаясь. Такие сновидения были для меня похожи на РЕАЛИСТИЧНУЮ КОМПЬЮТЕРНУЮ ИГРУ с полным погружением в шлеме, который не можешь снять с головы. При этом, пребывая в осознанном сновидении, я то и дело подмечал некоторые несущественные ИСКАЖЕНИЯ действий физических законов… А еще местность и объекты то и дело каким-то волшебным образом трансформировались за моей спиной, стоило мне только от них отвернуться. Время от времени я проваливался в пол или пролетал сквозь стены. Поверьте — к такому привыкнуть довольно сложно. и дело каким-то волшебным образом трансформировались за моей спиной, стоило мне только от них отвернуться. Периодически я проваливался в пол или пролетал сквозь стены. Поверьте — к такому привыкнуть очень сложно. …А люди, с которыми я общался во сне, вдруг переставали двигаться и замирали, как бы «подвисая». Вообще говоря, я нашел в осознанных сновидениях довольно много аналогий с ВИРТУАЛЬНЫМ МИРОМ, создаваемым «Творцом». Это и не удивительно, ведь идеи «Творца» я почерпнул именно во сне.

Но не все со снами складывалось гладко. Несколько раз в осознанном сне у меня появлялись очень неприятные, ПУГАЮЩИЕ ПЕРСОНАЖИ в образе крокодилов или рогатых парнокопытных. Они как бы намекали, что это их пространство, их мир, и мне в нем не место. А любой СТРАХ в такой ситуации приводил к мгновенному «выбрасыванию» из сна. Я просыпался после такого кошмара весь в поту и минут десять не мог унять дрожь. Но это было еще полбеды…

Все дело в том, что я страдал АКРОФОБИЕЙ и АЭРОФОБИЕЙ. Всякий раз, находясь на большой высоте, я побаивался подходить к ограждению и смотреть вниз. Как только я приближался к бортику, в голове возникали ужасные картины неконтролируемого падения и их печальные последствия. В такие моменты начиналось жуткое головокружение, я весь цепенел и не мог адекватно соображать. По этой причине я никогда не катался на колесе обозрения в парке развлечений, не прыгал с парашютом и не любил летать на самолетах. А если и приходилось, то наглухо захлопывал иллюминатор и старался спать весь полет, пытаясь прогнать мысли об авиакатастрофах.

Я тогда не догадывался о том, что ЛЮБЫЕ СТРАХИ ПРИТЯГИВАЮТ В НАШУ ЖИЗНЬ НЕБЛАГОПРИЯТНЫЕ СОБЫТИЯ, создавая условия для их возникновения. Но однажды настал момент, когда мое подсознание, видимо, решило проверить мою психику на прочность. Произошло это в очередном осознанном сновидении, и его мне, пожалуй, не забыть никогда. Во сне, в момент «пробуждения» сознания я обнаружил себя стоящим на улице. Мой взгляд упирался в крутящиеся двери, ведущие во чрево небоскреба из стекла и стали. Я вбежал внутрь и начал озираться. Передо мной стояла стойка ресепшн, за которой сидела милая девушка, что-то печатая на компьютере. Я пошел было по направлению к ней, чтобы поболтать или, если удастся, даже пофлиртовать, но не тут-то было. Справа от стойки располагалось несколько лифтов, и двери ближайшего ко мне вдруг любезно открылись. Девушка привстала и указала своей милой ручкой в сторону кабины, приглашая меня зайти, и, видимо, подняться наверх. Это мне тогда показалось очень логичным. Я, широко улыбаясь, уверенным шагом зашел внутрь и стал дожидаться девушку, не нажимая кнопок. Но в этом момент двери закрылись, и лифт начал подъем, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее. Я чувствовал себя спокойно, с интересом ожидая, что же произойдет дальше, и, наблюдая, как на табло загорается номер очередного этажа. В результате лифт остановился на семьдесят пятом этаже и двери открылись. Я приготовился выйти, но снаружи была кромешная тьма. Я медлил, в этот момент двери снова закрылись и свет в кабине лифта стал тусклым. «Только этого еще не хватало», — подумал я. В следующую секунду раздались громкий хлопок и жуткий скрежет, после которого лифт начал падать в шахту со все нарастающей скоростью. Помню, как я, падая, закричал нечеловеческим голосом и не переставал кричать на протяжении всего полета. Все эти этажи должны были скоро закончиться, я готовился ощутить чудовищный удар, но этот миг все не наступал… В какой-то момент страх и эмоции меня так переполнили, что я забыл обо всем, включая то, что нахожусь во сне. Я просто взмолился о помощи, прося меня вытащить из этого ужасного лифта и из ситуации в целом. Через несколько секунд, показавшихся просто вечностью, меня резко выбросило из сна. Я с широко открытыми глазами кубарем скатился со своей кровати на ковер, весь извиваясь от ужаса и судорожно хватая ртом воздух.

После этого случая я решил на время прекратить свои эксперименты с осознанными сновидениями. Так как внутренний голос больше никак не проявлялся, я постарался как-то себя занять. От скуки я принялся читать книги про «нетрадиционные» способы выхода из тела, а именно про применение различных ПСИХОДЕЛИКОВ и эксперименты, которые ставили на их основе. По всему выходило, что эти препараты и вещества, имеющие в своей основе искусственное химическое или натуральное происхождение, определённым странным способом влияли на мозг. Они запускали процессы БЛОКИРОВКИ УМА и внутреннего анализа, сводили на нет мыслительные процессы и самоконтроль, высвобождая при этом канал получения информации из АСТРАЛА. Через этот самый канал в голову летело все подряд, то, что мы в обычной жизни называем «глюками», включая воспоминания, сюрреалистические картинки, фантастические видения и знания о природе и о космосе. Судя по книгам, человек мог достигнуть мгновенного просветления и потерять его, понять все на свете и тут же забыть об этом, но проблема заключалась в том, что этими потоками информации было НЕВОЗМОЖНО УПРАВЛЯТЬ. Калейдоскоп образов менялся с немыслимой скоростью, порой подчиняясь мгновенным ярким эмоциям или желаниям, но его нельзя было удержать, чтобы в спокойном режиме рассмотреть и получить некое понимание сути. Таким образом, хотя подобный новый опыт мог принести довольно необычные переживания, но решения проблем при этом оставались недосягаемыми.

Наслушавшись захватывающих рассказов Димона, я сначала было соблазнился идеей отдаться во власть волшебных мухоморов и трын-травы. Однако серьезно поразмыслив, я отказался от принятия психоделиков — они могли принести моему мозгу больше вреда, чем пользы.

Благодаря упорному труду и бесконечной веренице бессонных ночей в мою жизнь вернулась некоторая финансовая стабильность, однако я в очередной раз начал впадать в ДЕПРЕССИЮ. А так как я завязал топить свою грусть и хандру в бокале вина, меня потянуло на размышления о бренности бытия и о смысле жизни. Как это ни странно звучит, но я постепенно стал терять интерес к зарабатыванию денег, потому что привык делать это ради кого-то, а не для себя. Своей семьи у меня больше не было, очаг мой был разрушен, замок сгорел дотла. Воспоминания об этом периоде жизни болезненно ранили меня снова и снова. Кроме того, я не получил ответов на вопросы, почему именно таким образом сложилась моя судьба, есть ли способ полностью восстановить ПОРУШЕННОЕ ЗДОРОВЬЕ, смогу ли я наладить когда-нибудь свою ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ и получить возможность видеться с любимой ДОЧКОЙ, по которой я невыносимо тосковал.

А потом наступил долгожданный отпуск, и я всерьез занялся АСТРАЛЬНЫМИ ПУТЕШЕСТВИЯМИ. Во время странствий в астрале кто-то ставит своей целью получить новые эмоции, ощущения или, например, реализовать мечту и отправиться к границам нашей галактики и, возможно, вселенной. Но мной управляло не праздное любопытство или жажда острых ощущений. Я поставил перед собой вполне конкретную задачу — найти в астрале источник информации, который поможет расставить все по полочкам и даст мне надежду на ОБРЕТЕНИЕ ГАРМОНИИ и примирения с самим собой еще при жизни, указав правильный ПУТЬ РАЗВИТИЯ. Я был уверен, что дорога самопознания и открытия внутренней вселенной лежит ВНЕ мира грубой, проявленной материи, и ее следует искать там же, в ТОНКИХ мирах.

Книг по астралу, рекомендованных мне Алексом, было не так много, и в основном они касались техник выхода на тонкий план. Я, посчитав, что этот этап для меня уже пройден, пытался выискать по крупицам информацию об УСТРОЙСТВЕ АСТРАЛА и о существах и сущностях, его населяющих. «Не зная броду, не суйся в воду», — гласит известная поговорка. В свое время, насмотревшись фильмов по астральной тематике, у меня сложилось сугубо негативное представление о нем. Все подобные фильмы старались однотипно напугать зрителя разнообразными привидениями и призраками, обитающими в астрале неприкаянными душами, невиданными чудищами, демонами и сущностями, пытающимися высосать из человека жизнь или на крайний случай просто вселиться в него. Если же углубиться в чтение индийских вед, то получалось, что все уровни астрала были заполнены исключительно богами, полубогами и их прислужниками. А все обычные смертные, крутились в колесе Сансары как белки, практически не имея шансов выбраться из него. Эти боги периодически воплощались на нашей планете, чтобы разнообразить свою вечную жизнь и заодно жизнь очередной человеческой цивилизации.

В любом случае мне следовало основательно подготовиться, морально и психологически, к всевозможным встречам и препятствиям на моем пути, которые могли встретиться. За время общения с моим подсознанием я усвоил ГЛАВНОЕ: в нашем материальном мире выживает тот, кто выносливее и сильнее; ломается то, что менее прочно, а в тонком непроявленном мире всем заправляет энергия, облаченная в различные формы информационными структурами. Ну и еще одно правило — грубый и тонкий миры очень плотно взаимодействуют, то есть взаимосвязаны и взаимоувязаны. Соответственно, предварительно я успел поработать со своим эфирным полем, тем самым биополем, которое является защитой физического тела, оберегающей, судя по книгам, от проникновения негативных сущностей. Прокачав и сделав его максимально плотным и однородным, я занялся раскачкой своих энергетических каналов и центров, увеличивая до возможного максимума их пропускную способность. Понятное дело, я не строил иллюзий, что этого мне хватит на всю жизнь, но все же лучше, чем ничего.

В общем, я начал пробовать выходить в пространство, являющееся энергетически-информационной проекцией физического мира, то есть на НАДФИЗИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ, который называть настоящим астралом некорректно. Как я понял, именно сюда попадают люди, практикующие «Фазу». Для тренировок данное пространство отлично подходило, поэтому утренние часы я проводил именно там. Представьте себе мир, практически копирующий наш физический, можно сказать, являющийся его отражением, в котором можно ходить сквозь стены и проваливаться сквозь пол. Конечно, в нем присутствуют искажения, вызванные различными необъяснимыми факторами. Но эти искажения также легко объяснимы, если понаблюдать за отражением окружающего мира в водной глади, по которой периодически пробегают волны или присутствует рябь от ветра. Так как этот набор пространств, а их было явно больше одного, можно считать переходными, то и ЗАКОНЫ ЗЕМНОГО ФИЗИЧЕСКОГО МИРА определённым образом ИСКАЖАЛИСЬ. Причем это же касалось и течения ВРЕМЕНИ. Тогда я не смог разобраться, точнее не успел, имеет ли временная специфика персональный контекст для каждого человека, или это общая особенность пространства. Так или иначе, но время там шло по-другому, в несколько раз быстрее, чем на Земле. В результате за два часа нахождения в пространстве проекции в реальном мире прошло не более получаса. Кстати, подобный феномен ярко проявляется в утренних снах, когда, казалось бы, спишь всего-то от силы часа три не больше, а приключений во сне проживаешь как будто на весь день.

Попадал в этот мир я легко, без особых усилий, только СИЛОЙ СВОЕГО НАМЕРЕНИЯ. Сначала я расслаблял свое тело, готовя его ко сну, а потом в нужный момент живенько выпрыгивал из него. В первых своих погружениях я оказывался в своей квартире, рядом с телом и каждый раз начинал медленно метр за метром изучать ее, пытаясь уловить несостыковки. У меня даже была игра — найди двадцать отличий. То тумбочка была сдвинута немного влево, то цвет обоев на стенах в комнате отличается, то на столе вместо одной книжки лежало целых три. Я научился пропускать руку сквозь стену и с любопытством взирал на это «безобразие». Затем я решился пройти сквозь стену целиком. Этот трюк у меня отлично получился, но одновременно я почувствовал, что начинаю погружаться в пол, утопая в нем как в болоте. Я запаниковал, так как с трудом смог выбраться из него. Выпрыгивать из окна я даже не пробовал из-за боязни высоты, поэтому я спокойно спускался по лестнице вниз и выходил на улицу. Обычно я гулял по улице и в соседнем парке, пытаясь спугнуть кошек или собак, но они меня не замечали. Этот мир был ПУСТ, а все живые объекты являлись лишь проекциями. Встречал я и людей, они также меня игнорировали, спеша по своим делам. Пространство проекции физического мира стало для меня своеобразным тренировочным полигоном, на котором я оттачивал свое астральное зрение, навыки ориентирования и перемещения, адаптируя и развивая каналы всех астральных органов чувств.

Не реже раза в неделю мы собирались втроем с друзьями, и я делился с ними наработанным опытом и впечатлениями. Так как пиво я уже не пил, наши душевные разговоры велись за чашкой чая или горячего душистого кофе. Я выслушивал их советы, наставления. Травили мы байки и анекдоты насчёт астрала. Один анекдот мне особо запомнился: «Как-то раз один парнишка, фанат внетелесного опыта (сокращенно ВТО), после успешного выхода вернулся в тело. Встал с кровати, умылся, позавтракал. Пошел в офис на работу. А там прямо праздник какой-то. Компания выиграла конкурс на миллиард рублей, теперь работы на пять лет вперед будет, никаких сокращений и увольнений, полная стабильность и процветание. Руководство отмечает, сидит по кабинетам. Было решено закатить корпоратив на целых две недели: поездку в Турцию в полном составе. „Вот это круто!“, — думает парень. Тут его вызывает шеф, начальник по ИТ, уже немного подшофе, и говорит: „Ты молоток, отработал на славу! Решил тебе выдать премию в размере трех месячных окладов! Из бонусного фонда фирмы“. Парень, не веря своим ушам, поблагодарил шефа, они выпили с ним шампанского за успех и развитие. Настроение просто отличное, абсолютно не тянет работать! Парень просидел весь день, мечтая о том, что купит на обещанную премию себе мотоцикл, как будет катать на нем девчонок из местного контакт-центра и отправится колесить в отпуск на юга. При этом премия должна была прийти ему на карту вечером. Вернулся он домой, изрядно пьяный и веселый. Дверь в квартиру нараспашку, замок выломан. Всё внутри вверх дном перевернуто, вещи на полу вперемешку, ноутбук пополам разломан, из экрана телевизора торчит отвертка. В комнате сильный запах дыма. Мгновенно трезвея, он забегает на кухню — там пожар, занавески занялись. Парень в ужасе трясущимися руками вытаскивает телефон, чтобы позвонить в полицию или в пожарную. Телефон выпадает из рук, падает на кафель и разлетается на несколько частей, при этом экран телефона вдребезги. Горит уже и скатерть на столе и деревянная рама окна. Парень в отчаянье хватает пустое мусорное ведро и бросается в ванную, чтобы набрать воды и начать тушить. Хватается за ручку двери, пытаясь открыть, но рука проскальзывает мимо ручки, и он падает вперед сквозь закрытую дверь ванной, а потом и сквозь пол. Летит такой и думает: „Ну слава небесам!!! А я ведь купился почти!.. Пора с этим завязывать!!!“»

Кстати, самой популярной байкой на тему осознанных сновидений была история-ужастик про нахождение в ЦИКЛЕ сновидений, а именно про человека, который утром просыпался, выходил из дома, садился в автобус и ехал на работу. Уже на месте, в процессе работы он, замечал какие-то несуразности вокруг, и вдруг просыпался снова. Понимая, что все, что было до этого, лишь сон, снова умывался и собирался, затем выходил из дома и ехал в транспорте на работу опять. На работе он исправно выполнял все обязанности, а в обеденный перерыв он вдруг снова просыпался, понимая, что до этого лишь спал. И далее все происходило по кругу, замыкаясь на моменте просыпания. Уверен, что для этого человека вся подобная ситуация выглядела одним сплошным кошмаром. Безусловно, в реальной жизни конец кошмару наверняка бы наступил на какой-то итерации, но вот психическое состояние его здоровья наверняка серьезно бы пошатнулось. Как минимум у него появился бы страх заснуть, и это ощущение переросло бы в серьезную фобию. На общих встречах мы оживленно строили планы по совместным экспериментам в астрале. Например, одним из них был одновременный выход из тела нескольких человек с последующей за этим встречей на тонком плане.

Тем временем, находясь в отпуске, я продолжал процесс своей «раскачки» и через пару недель постоянных тренировок отлично адаптировался к надфизическому пространству, чувствуя себя там как дома. По правде говоря, такие вылазки заменили мне на время все остальные РАЗВЛЕЧЕНИЯ: телевизор, музыку, книги и даже компьютер. Мне тогда казалось, что моим успехам не будет предела. Все меня манило в том мире, который обещал УХОД от боли, болезней и печали, как бы ограждая меня от всех проблем ЗЕМНОЙ жизни. И мир этот все сильнее затягивал меня. Все меньше мне хотелось оттуда возвращаться. Параллельно я вернулся к теме осознанных сновидений, проверяя и используя свой наработанный опыт уже там. Каждый сон стал для меня уникальным ПРИКЛЮЧЕНИЕМ, в котором я являлся и главным действующим лицом, и режиссёром одновременно. Я успел ЗАБЫТЬ про свои первоначальные цели и просто наслаждался моментом снова и снова.

Все прекрасно знают, что все хорошее не может длиться вечно. Вот так и мне пришлось выучить этот урок. После ошеломительных успехов произошел очень специфический на мой взгляд сбой, о котором я ранее нигде не слышал и не читал. Дело в том, что мое физическое тело настолько адаптировалось ко всей этой ситуации с частыми выходами, что в один прекрасный момент у меня просто перестало получаться НОРМАЛЬНО ПРОСНУТЬСЯ, ПОЛНОСТЬЮ ПРИДЯ В СОЗНАНИЕ. При возвращении сознания в тело или просыпании широко известен феномен СОННОГО ПАРАЛИЧА: мозг уже включился, появляются ощущения от нахождения в теле, но при этом на некоторое время остаются не активированы области мозга, отвечающие за отправку нервных импульсов к определенным группам мышц. Обычно человек в таком состоянии уже полностью проснулся, даже может открыть глаза, но не может пошевелить ни рукой, ни ногой, так как сигналы от мозга просто не доходят до мышечных волокон через спинной мозг. В результате процесс полного пробуждения с возможностью свободно двигаться у человека в среднем занимает от одной до десяти минут. Если человек с таким раньше не сталкивался сам и не знал о подобном, все это время паралича наполняется для него непониманием, смятением и страхом. Я несколько раз за свою жизнь испытывал подобное ощущение после обычного сна. Но после того, как выходы из тела и осознанные сновидения стали для меня привычными и начали происходить с завидной периодичностью, ограниченной лишь моими желаниями и свободным временем, подобные параличи стали постоянными спутниками моих экспериментов. При этом продолжительность состояния паралича всегда не превышало пяти минут.

Поначалу подобное неудобство меня немного напрягало, потому как обычно сразу после возвращения в тело мне всегда хотелось поскорее размяться и, пардон, справить малую нужду. Однако к этому я все же приспособился. Тем более что в дальнейшем я смог преодолевать данное состояние силой намерения и воли, выражая его прямо перед выходом из астрала либо сразу же после того, как открыл глаза. Но серьезный сбой касался как раз собственно НЕВОЗМОЖНОСТИ ПО ЖЕЛАНИЮ ПРОСНУТЬСЯ, или вернуться в физическое тело. «Адаптация» заключалась в том, что МОЕ СОЗНАНИЕ ВОСПРИНИМАЛО РЕАЛЬНОСТЬ СНОВИДЕНИЯ НАМНОГО БОЛЕЕ ЧЕТКО И ДЕТАЛИЗИРОВАННО, чем ФИЗИЧЕСКУЮ РЕАЛЬНОСТЬ, поэтому я переставал понимать, где я нахожусь, что мне нужно возвращаться обратно, а также как это сделать. Сила намерения тут переставала работать. Это все равно, как если бы пьяный человек, который и стоять то ровно не в состоянии, захотел вдруг силой воли протрезветь мгновенно без внешней помощи.

В общем, чтобы не объяснять долго, скажу, что наиболее верное решение проблемы, когда тело просыпается по определённой веской причине и выдергивает сознание человека. Такой причиной пробуждения тела могут выступать как внешние раздражители, например, резкий шум, холод, жара или потряхивание, так и внутренние, обусловленные протекающими в теле каждого человека естественными процессами. К внутренним сильным раздражителям я бы отнес сильный зуд, режущую боль, резкое возбуждение отделов головного или спинного мозга и всевозможные нарушения вегетативного отдела нервной системы. Казалось бы, раньше или позже мышцы затекут, нос зачешется и тело попросит сознание вернуться обратно, чтобы решить эти проблемы. Это так в случае, если протекающие в физическом теле процессы находятся в режиме сна. Но все мы знаем, что существуют еще более глубокие уровни и режимы работы, в которых процессы максимально замедленны для экономии жизненных сил, а именно анабиоз или, например, кома.

К этому добавлялся тот факт, что ВРЕМЯ «там» текло намного быстрее, чем в физическом мире, и можно было долго ждать момента, когда телу что-то понадобится. В тот раз я сначала долго блуждал по городу, потом протестировал мысленное перемещение в другое место и это сработало. Я представлял дом своих родителей и оказался прямо перед ним. Нагулявшись, я решил вернуться, но одним желанием это не обошлось. Кроме всего прочего, Я НЕ СМОГ НАЙТИ СВОЕ ТЕЛО. В таком положении паниковать было последнее дело, но медленно ко мне начал подкрадываться СТРАХ. Я пытался гнать его, но УЖАС того, что я могу ОСТАТЬСЯ своим сознанием в этом МИРЕ-ПРОЕКЦИИ, все плотнее сжимал мне горло. В конце концов я нашел-таки свое тело, лег в него, но пробуждения не происходило. Тело мирно посапывало и никак не хотело просыпаться. В результате я сел на стул возле тела и стал ждать. Ситуация выглядела довольно глупой, но так я просидел по ощущениям часа четыре, прежде чем смог вернуться в него. Мне было совсем не до смеха. Все последующие эксперименты были на грани срыва. Не хватало еще, чтобы, не успев решить хоть какую-то важную для меня проблему, остаться сознанием вне тела навсегда.

Через пару недель мы с Димоном закрылись у меня на квартире, чтобы опробовать тестовый образец устройства, который он собрал практически «на коленке». Удивительную скорость создания прототипа можно было объяснить тем, что уже более трех лет Димон в своей голове вынашивал план подобного гаджета, но только немного для других целей. Прибор должен был отслеживать БИОРИТМЫ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО МОЗГА В СОСТОЯНИИ СНА и при переходе мозга в фазу быстрого сна испускать вибрации, позволяющие сначала стимулировать переход в осознанное сновидение, а потом стабилизировать это состояние на заданный период. В назначенное время срабатывал встроенный таймер, и прибор принудительно инициировал возврат сознания в физическое тело, а за тем и корректное восстановление связи с мозгом всех физических органов чувств с последующим плавным просыпанием. Прибор потребовал модификации на программном уровне, а также замены пары микросхем и микроконтроллера и теперь, максимально усилив воздействие на мозг биоритмами на этапе пробуждения, можно было добиться эффекта принудительного возврата сознания в физическое тело. Недолго думая, Димон дал своему изобретению имя — ВОЗВРАЩАТЕЛЬ. Это название мне показалось довольно длинным и корявым, но саму суть отражало полностью. Гаджет представлял собой коробочку с небольшим экраном, под которым располагались кнопки управления. К нему по проводу подсоединялся набор датчиков, фиксируемый на голове для контроля биоритмов мозга и генерации импульсов. Далее необходимо было установить таймер на необходимое количество часов и минут, а также еще один дополнительный, являющийся резервным, на случай несрабатывания первого. После срабатывания таймера Возвращатель посылал многократно усиленный сигнал пробуждения в мозг, проводил синхронизацию с сознанием и формировал вибрационный импульс для захвата и возврата сознания человека. Сознание, находящееся в этот момент вне тела, в одном из множества астральных миров, начинало видеть исходящий от тела визуальный сигнал-маяк в виде луча, происходил захват с последующим втягиванием в тело. Самым важным было правильно рассчитать время и установить таймеры прибора, а также откалибровать мощность сигнала, посылаемого в мозг.

Итак, мы начали эксперименты, НЕ ЗАДУМЫВАЯСЬ О ТЕХ РИСКАХ И ОПАСНОСТЯХ, которые могли нас подстерегать. С настройкой интенсивности проблем особых не возникло — мы просто выставили ее на максимум. А вот с настройкой таймера вышло сложнее, ведь время в осознанных снах и в астрале текло с разной скоростью, и невозможно было предсказать, в какой мир меня закинет на этот раз и во сколько раз там время течет быстрее земного физического. Также нам было непонятно, что произойдет в случае, если попадешь в пространство, в котором ПОНЯТИЕ ВРЕМЕНИ ПОЛНОСТЬЮ ОТСУТСТВУЕТ. Тем не менее, мы приступили к обкатке Возвращателя, а первым подопытным кроликом и одновременно тестировщиком был выбран я. Димон помог нацепить мне на голову сеточку с датчиками, и после этого мы подключили их к разъему на приборе. Затем он подключился со своего ноутбука к гаджету, включил и перевел его в отладочный режим. Установив временной диапазон равным половине часа, он активировал и стал контролировать его работу, и заодно страховать мое состояние.

Таймер на устройстве отработал прекрасно с первого раза. Ясно помню, как я погрузился в медитацию, довольно быстро смог выйти из тела. Мельком я взглянул на свое, лежащее на диване, тело и на сидящего рядом друга и пошел гулять по дому, стараясь максимально фокусироваться на четкости визуализации и ощущениях, идущих от тела. Сначала долго осматривал свои ладони, потер их, потрогал ими лицо. Потом подошел к зеркалу и стал вглядываться в него. Из зеркала на меня смотрела моя улучшенная копия — тот, каким я был лет десять назад. Внутренне я улыбнулся. Мне на миг показалось, что я рассматриваю свое фото из студенческого альбома. Недолго думая, я показал себе язык. Неожиданно отражение стало хмуриться и вдруг просто исчезло. Почему-то такой ход событий меня не удивил, и я с разбегу пролетел сквозь стену, оказавшись на кухне. Часы на стене показывали три часа дня, хотя реальное время было около двенадцати часов. Время полезно было знать, чтобы понимать, сколько осталось до выхода по таймеру. Я погулял по улице, успев прокатиться на велосипеде и выпить бутылку газировки.

В назначенное время, примерно через час после входа, Возвращатель выдернул меня из надфизического пространства. Визуально это выглядело так, как будто внезапно в пространстве открылся портал, образовалась энергетическая воронка и меня начало туда с непреодолимой силой затягивать, как в водоворот. После того как я пришел в себя, ощущения были очень необычные. Еще бы, ведь произошла стимуляция зон мозга высокочастотными токами. Голова гудела, как чугунный колокол, и была по ощущениям такой же тяжелой. Глаза были красными, налитыми кровью, и явно наблюдалась проблема с координацией движений. Нам сразу стало ясно, что максимальный уровень воздействия не требуется и, вообще говоря, чтобы не нанести в дальнейшем непоправимый вред здоровью лучше оставить выход по таймеру именно в качестве ЗАПАСНОГО ВАРИАНТА, стараясь выходить по возможности САМОСТОЯТЕЛЬНО.

В тот день мы провели еще серию экспериментов, чтобы откалибровать прибор, уменьшив воздействие до минимально достаточного, и убедиться, что все безопасно. И каждый раз прибор отрабатывал также четко, как и в первый. Затем к нам подъехал Алекс и все вместе мы долго болтали и пытались составить план по дальнейшим исследованиям с использованием Возвращателя. Уже в конце нашей встречи Димон о чем-то надолго задумался и потом внезапно с самым серьезным видом выдал:

— Даня, каждый раз перед тем, как ты решишь погрузиться… глубоко или не очень, с прибором или без него — всегда, слышишь, ВСЕГДА ПРЕДУПРЕЖДАЙ одного из нас о своих планах! Потому что этот прибор всего лишь тестовый образец, глубокое тестирование мы еще не проводили и о какой-либо надежности говорить не приходится. Сломается, а мы не будем знать — останешься в своем зазеркалье куковать. А потом ищи-свищи, где там тебя искать.

Я, конечно, тут же согласился, чтобы успокоить его. Но внутренне я ликовал, потому что моя проблема, казалось, была решена.

С момента проведения экспериментов с Возвращателем прошел приблизительно месяц. Это время выдалось для меня напряженным, все время отнимал наш проект. Команда разработки разрослась, появилась команда технической поддержки, и каждый день было много совещаний, обсуждений, а также на мне все еще висело руководство и участие в доработках программного обеспечения. У меня взяли несколько раз интервью, пришлось еженедельно проводить встречи с инвесторами, подтверждая, что мы не отстаем от намеченного графика. Ночью я старался просто высыпаться, чтобы голова была ясной, потому что «Творец» снова требовал максимальной отдачи. Времени на хобби и на попытки устроить хоть как-то личную жизнь не оставалось, не говоря о том, чтобы продолжить тестировать прибор.

Наконец, нагрузка в очередной раз спала, при этом начало проявлять себя чувство какого-то неуловимого, но зудящего психологического дискомфорта. Я прекрасно понимал, что как только наступал момент, когда голову не нужно было занимать решением производственных задач и возникающих в компании проблем, сразу же в нее начинали ломиться со всех ног МЫСЛИ О БЕСЦЕЛЬНОСТИ САМОЙ РАБОТЫ И УЛУЧШЕНИЯ УСЛОВИЙ ЖИЗНИ. Я начинал ощущать какую-то беспомощность от того, что все заработанные деньги не приносят мне желаемого облегчения. Мне казалось, что у меня «горе от ума», но глубоко в душе я понимал, что ранее с ПОТЕРЕЙ СЕМЬИ и ориентиров я утратил что-то очень ВАЖНОЕ и теперь мне жизненно необходимо это вернуть. Повышенная нервозность и раздражение — плохие союзники в таком деле, как исследование Тонких миров для получения нужных знаний. Но об этом я думал в самую последнюю очередь. Я считал, что уж теперь-то заслуживаю лучшей жизни, а для этого необходимо найти источник и получить сведения в качестве плана к действию. «Просто зайти, найти и взять, что нужно. И все, опыта у меня хватит», — полагал я наивно.

В результате подготовка к мероприятию прошла на твердую тройку с большим минусом. Планируя погружение, я никого не предупредил ни о времени, ни о цели. Я настолько торопился, что даже не удосужился сформировать в голове хоть какой-нибудь мало-мальски приемлемый сценарий последовательности своих действий.

Астральное путешествие я наметил себе на воскресенье. В субботу перед этим мы весело отметили в офисе мой тридцать третий день рождения. Конечно же, я не пил алкоголя, хотя меня и уговаривали всей командой, но шумная компания, звонки с поздравлениями от родителей и брата, а также родственников и знакомых с самого утра, и необходимость принимать подарки порядком успели меня утомить. Вечером друзья и коллеги уговорили меня поехать поиграть в боулинг. И там до трех часов ночи мы катали шары, обсуждали международную политику, последние новости из области развития науки, искусственного интеллекта и куда поехать отдохнуть этим летом. Димон с Алексом смогли меня удивить, так как в качестве подарка преподнесли мне вечером новую, уже не тестовую усовершенствованную версию Возвращателя. Этот факт меня очень сильно порадовал, ведь это означало, что не придется выпрашивать у Димона находящуюся на доработке первую версию прибора. Изменения коснулись программного обеспечения, а также датчики биоритмов располагались теперь на внутренней поверхности легкого пластикового шлема, явно распечатанного на 3D-принтере. Это гарантировало, что датчики в процессе погружения всегда будут на местах и не съедут с головы, если я, например, буду ворочаться во сне. К утру воскресенья все начали разъезжаться. Алекс предложил подвезти меня до дома.

Когда я добрался домой, уже светало. Коробки с подарками я свалил горкой на журнальном столике, а сам вытащил из пакета свой экземпляр Возвращателя и, несмотря на усталость и сон, решил его тут же протестировать. На воскресенье не было особых планов, да и в гости я никого не ждал, так что времени на погружение хватало с лихвой. Я посетил туалет, попил воды, потом достал и вставил батарейки в прибор. Затем настроил оба таймера: первый продолжительностью на восемь часов, а второй резервный — на час дольше. Устроившись поудобнее на диване, я водрузил на голову шлем, нажал красную круглую кнопку «Старт» на приборе и приступил к процессу расслабления, погружаясь все глубже в медитативное состояние.

ГЛАВА 6. МИР-ЛОВУШКА

Зачастую череда глупых ошибок приводит к непредвиденным последствиям. Исключения существуют, но их вероятность мала. Понятно, что встречаются факты очевидного безрассудства. Например, когда ты направляешься в горы без страховки или едешь на «лысой резине» во время снегопадов или в гололед. Для меня все ошибки на тот момент были совсем неочевидными, так как я считал себя человеком умным и практичным. В который раз меня подвела излишняя самоуверенность. Вместо того, чтобы, как следует выспаться, а затем на ясную голову тщательно продумать план тестирования и погружения с использованием подарка, я повел себя просто как нетерпеливый ребенок, желающий побыстрее опробовать в действии свою новую игрушку. Кроме того, зная прекрасно, что риск невозврата все-таки существует, я никого из друзей не предупредил о времени и продолжительности своего эксперимента, фактически отказавшись от любой поддержки в случае форс-мажора. Мне казалось, я просто как обычно поброжу в осознанном сне, не более, а затем Возвращатель при необходимости поможет мне проснуться. Но чтобы удерживать ясность сознания в таком состоянии требовался отдохнувший СВЕЖИЙ ОРГАНИЗМ, а об этом условии я и думать тогда не хотел.

Сначала все шло как обычно, я проваливался все глубже и глубже. Ощущения от тела практически отсутствовали, перед глазами плавали образы, которые постепенно начали трансформироваться, проявляясь в виде широкого туннеля с полупрозрачными стенками. Я медленно летел по бесконечному туннелю, с любопытством оглядывая все вокруг. Его стенки пульсировали неярким светом, при этом сквозь них снаружи виднелись то какие-то облака и сгустки тумана, то разноцветные пятна. Чуть позже я смог разглядеть звезды, необычно ярко сияющие в темном космосе. Возможно, это были просто огни, но так уж я интерпретировал эти источники света, погружаясь все глубже в состояние транса. Я начал слышать храп, который издавало мое тело во сне. Это был явный сигнал о том, что оно уже сладко спит. В этот момент я понял, что сейчас мне светит не просто выход из тела в надфизическое пространство, а намного более серьезное путешествие в РЕАЛЬНЫЙ АСТРАЛ.

Эта внезапная мысль удивила меня, но, странная вещь, никакого беспокойства я тогда не почувствовал. Неспешный полет по туннелю убаюкивал меня, все ощущения от физического тела полностью пропали. Потом я почувствовал, что образ туннеля начал расплываться. Усилием воли я заставил себя сфокусировать внимание на стенках туннеля и на ощущениях от полета. Это помогло, но ненадолго. Сознание стало угасать, погружаясь в сладкую дрему и не было сил с ней бороться. Перед тем, как заснуть окончательно, меня посетила еще одна мысль. Она была о том, что зря я так поспешил, и нужно было перед сеансом хорошо выспаться после бессонной ночи. Мысль как искорка, вылетевшая из костра, вспыхнула и быстро угасла… как и мое сознание.

Очнулся я от того, что в глаза мне било яркое солнце, сильно припекая голову. Я лежал на спине, а подо мной был теплый и мягкий песок. Постоянно дул ветер, не принося прохлады. Я открыл глаза и тут же зажмурился. Постепенно я освоился, привыкнув к свету, поднялся на ноги и стал осматриваться. Вокруг, куда хватало взгляда, я был окружён пустыней: барханы, дюны и песок, много песка. Пустыня простиралась во все стороны до горизонта, а дальше ее окаймляла невысокая гряда гор. Кроме того, мое внимание привлекли торчащие в хаотичном порядке из песка высокие обрубки скал: каменные утесы, по форме напоминающие зубы акулы.

Признаки какой-либо жизни отсутствовали. Я занялся изучением себя. Мою голову, плечи и тело по пояс закрывала легкая светлая накидка с капюшоном, застёгнутая на шее. Под накидкой пряталась белая рубаха, с вышитыми на груди узорами в виде двух ящериц, просторная, с длинными рукавами. Ниже пояса на мне были широкие серые штаны-шаровары, а на ногах коричневые кожаные сапоги чуть ниже колен.

Я смутно понимал, кто я на самом деле, и не помнил того, как попал в это пространство. Я не ощущал привычного звона в ушах, так что все признаки осознанного сна были на лицо. Это означало, что мое физическое тело все еще спало, а мое сознание занесло каким-то образом в этот странный мир. И не было представления, где он находится, а также почему я очутился именно здесь. Местное солнце было с каким-то неуловимым синеватым отливом. Оно стояло в зените и продолжало припекать. Я стал рыскать глазами в поисках тени, но спрятаться было негде. Набрав в ладонь горсть песка, я тонкой струйкой высыпал его себе под ноги. Очень реалистично, я бы даже сказал — СВЕРХРЕАЛИСТИЧНО. Вдруг меня охватила паника. «Как мне потом отсюда выбраться? Смогу ли я это сделать самостоятельно?» — мысли каруселью проносились в голове. Паниковать в астрале дело последнее, поэтому я постарался как-то успокоиться и сделал несколько размеренных глубоких вдохов и выдохов. Это помогло: паника ушла, и мне стало немного легче.

К этому моменту я уже осознал, что мой эксперимент пошел не по плану. Я постарался вернуться в свое тело и проснуться, используя знакомую ТЕХНИКУ СИЛЬНОГО НАМЕРЕНИЯ. Техника НЕ СРАБОТАЛА. Я зажмурил глаза и попытался проделать все необходимые шаги снова. Это не помогло. Открыв глаза, я уставился на песок под ногами и стал думать. В голову ничего не приходило, никаких мыслей, никаких подсказок. Через некоторое время мне стало более-менее ясно: чтобы выбраться отсюда, у меня не хватает необходимой информации о точке пребывания, поэтому ее придется как-то собрать. Я принял решение, что оставаться на месте — не вариант, и медленно побрел по направлению к ближайшему камню. В тот самый момент, как я сделал ПЕРВЫЙ ШАГ, все вокруг меня начало НЕУЛОВИМО МЕНЯТЬСЯ. При этом с каждым новым шагом изменения становились все более заметными.

В небе вдруг непонятно откуда появилась небольшая стая довольно крупных ПТИЦ и принялась кружить надо мной. Я начал очень явно слышать их пронзительные крики. К крикам примешивался какой-то глухой отдаленный грохот и шипение… Источник его находился где-то у меня за спиной. Обернувшись, я попытался понять, что это такое. Вместо бескрайних песков взгляд уткнулся в череду холмов справа и слева от меня. Я быстро направился в сторону шума. Грохот усиливался. Пройдя метров четыреста, я увидел край земли — пустыня заканчивалась, уходя вниз отвесным обрывом прямо в пропасть. А дальше, далеко внизу, уходя к горизонту, плескалось и бурлило МОРЕ. Цвет воды отливал зеленью, волны вздымались и с огромной силой бились о скалы, создавая ужасный рев. Я подошёл близко к краю обрыва и осторожно посмотрел вниз. В этот самый момент налетел порыв ветра, и я еле устоял на ногах, пытаясь не сорваться в пропасть и одновременно ища на земле, за что бы мне ухватиться. Сердце бешено стучало в груди, а тело полностью парализовал этот ненавистный СТРАХ ВЫСОТЫ. Я начисто забыл, что я не в реальном физическом мире, и что, возможно, смерть от падения с огромной высоты мне не грозит. Мне повезло, что ветер поутих, и я отполз подальше от края.

Я снова лежал на спине и тяжело дышал. «ЭТО СЛИШКОМ РЕАЛЬНО, ВСЁ СЛИШКОМ РЕАЛЬНО!» — мысленно проговаривал я, с трудом переводя дух. Стало понятно, что теперь мой путь лежит через пустыню в сторону далеких гор. Еще я надеялся, что птицы не будут нападать, ведь у меня не было ничего для защиты от них. Я поднялся и, повернувшись спиной к морю, энергично зашагал по направлению к ближайшей из скал. Солнце все также припекало, а мне хотелось побыстрее оказаться в тени. Пространство вокруг продолжало меняться: то здесь, то там появлялись чахлые деревца. В воздухе ощущались довольно странные запахи. Пахло костром и скошенной травой. Птицы стали кричать сильнее и пронзительнее. Я же перебирался с дюны на дюну, стараясь ни на что не отвлекаться.

Приблизительно через час, когда до возвышавшейся каменной глыбы оставалось меньше километра, а ходьба по песку порядком надоела, я почувствовал на себе чей-то НЕДОБРЫЙ ВЗГЛЯД. Остановившись, я резко обернулся: метрах в пятидесяти из-за соседней дюны на меня внимательно смотрели два больших голодных глаза. Эти глаза принадлежали животному, напоминающему большую ЖЁЛТУЮ КОШКУ. Она стала медленно надвигаться на меня. А я со всех ног бросился бежать в направлении скалы. Понимая, что это практически бесполезно, я, тем не менее, продолжал бороться с обстоятельствами. Предчувствуя, что через пять-десять секунд эта тварь меня настигнет, я старался не оборачиваться. В конце концов, нервы сдали, я остановился и повернулся, инстинктивно выставив руки перед собой. Дикая кошка была совсем рядом, не далее трех метров от меня. Она остановилась, и, практически не мигая, смотрела на меня своими безумными глазами, явно выжидая. Я начал было радоваться, что опасность, возможно, миновала, но внутри меня остались сомнения.

В этот миг снова что-то начало меняться, и мои ноги в сапогах стали потихоньку погружаться все глубже в песок. Я попытался вынуть одну ногу, но при этом вторая ушла еще глубже. «Да это же какие-то ГРЕБАНЫЕ ЗЫБУЧИЕ ПЕСКИ!» — воскликнул я в сердцах. Теперь мне стало понятно, почему зверь не желает подойти ближе и полакомиться мною. Я попытался выбраться из затягивающего меня песка, но снова безуспешно. В результате я замер, усиленно пытаясь сообразить, что мне делать. Мое погружение немного замедлилось, но не прекратилось. Паника пополам с отчаяньем накрыла меня с головой, не давая мыслить трезво. «Что же делать? Что??? Как можно выбраться из этого гиблого песка, если находишься в астрале, где все по идее сформировано из ЭНЕРГИИ? Или НЕТ?» — мысли метались из угла в угол с бешеной скоростью. Краем глаза я заметил, что кошка потеряла ко мне всякий интерес, села и начала, грациозно выгибаясь, вылизывать себе задние лапы. В момент, когда я уже по пояс увяз в песке, я понял, что пора попробовать призвать на помощь знакомый голос в голове. Не было никакой уверенности, что получится, но в моей ситуации других вариантов не было.

— Гектор! Гектор!!! Прошу, помоги мне! — закричал я, СОТРЯСАЯСЬ ОТ УЖАСА, видимо ожидая получить ответ, или просто проснуться в своем теле.

О том, чтобы немного успокоиться, постараться отпустить ситуацию и переместить фокус внимания на внутренний голос, не могло быть и речи. Скорее это напоминало крик отчаянья человека, ни на какую помощь уже не рассчитывающего. ЭМОЦИИ били через край, и как ни старался я вслушиваться, ничего разобрать не мог. Я продолжал просить о помощи, выкрикивая имя Гектора снова и снова. Внезапно я замолчал. Как будто неведомая сила резко закрыла мне рот. Одновременно в голове появилось стойкое ощущение знакомого присутствия.

— Ты звал меня? Я здесь, слушаю тебя.

— Гектор, прошу, помоги… — только и смог прошептать я, еще не веря своему счастью. — Как мне выбраться из этого песка? Подскажи…

— А я думал, что тебе это нравится, — ответил Гектор с иронией, — Ты же любишь приключения? За ними и отправился сюда, хотя ты был еще совсем не готов.

— Но я не хотел этого… Честно! Я даже не понял, куда попал! — новая волна паники захлестнула меня. Я чувствовал, что продолжаю тонуть, и пытался руками найти точку опоры. — Что мне делать?..

— Хорошо, тогда четко следуй моим советам, — внутренний голос стал звучать намного громче и убедительней. — Для начала УСПОКОЙСЯ. ТЫ ТЕРЯЕШЬ СВОЮ ЭНЕРГИЮ. Пойми, что ты можешь без проблем преодолеть эту ловушку, если будешь хладнокровным и спокойным. И главное — больше НЕ ДВИГАЙСЯ.

Я, замер и, как мог, постарался успокоиться. Но страх, видимо, и не собирался меня отпускать. Тогда я попытался применить ДЫХАТЕЛЬНЫЕ УПРАЖНЕНИЯ, и уже через полминуты начал приходить в себя. Тело перестало погружаться в песок. Это также меня немного приободрило. Я ждал дальнейших указаний.

— Ты находишься на чужой территории, — продолжил Гектор, — но все-таки можешь реализовать свое право Творца. Тем более для самосохранения. Под тобой сейчас находится структура, напоминающая по форме воронку. Ее цель препятствовать дальнейшему проходу чужой энергии, из которой ты сейчас состоишь, вглубь пространства. Как ты понимаешь, это защитная функция, именно поэтому она пытается вобрать тебя в себя. Чтобы прекратить процесс, нужно ЗАМАСКИРОВАТЬСЯ и стать нейтральным для этой структуры.

— Гектор, а как это сделать? — мысленно спросил я, намного более спокойным тоном. — Как мне создать маскировку?

— Слушай внимательно и постарайся понять. Для этого нужно сначала увидеть ЭНЕРГИИ, из которых состоит данное ПРОСТРАНСТВО. Затем создать маскирующую тебя оболочку, используя энергии и синхронизируя частоту вибраций, — Гектор замолчал на пару секунд, показавшихся мне вечностью, и затем продолжил: — Но перед этим тебе следует выбраться из поля действия охранной структуры. Вариантов это сделать множество, но на большинство из них тебе просто не хватит опыта, а времени у нас немного… Могу предложить СОЗДАТЬ ВРЕМЕННЫЙ ОБЪЕКТ и, используя его, переместиться на твердую поверхность. После этого разберемся с остальным.

— Как, как мне сделать его — этот объект? — нетерпеливо проговорил я.

— Закрой глаза, сделай глубокий вдох и постарайся как можно яснее ПРЕДСТАВИТЬ растущее неподалеку в песке дерево, которое склонило к тебе одну из своих веток.

Не раздумывая, я начал следовать указаниям голоса. Представить дерево много труда не составило. Оно было невысоким, с толстой черной корой и почти без листвы, корнями уходя глубоко в песок. Одна ветка, извиваясь, спускалась почти до земли прямо у меня над головой. Я тут же открыл глаза и запрокинул голову вверх. Надо мной, где я и представлял, появилась ветка толщиной в руку. Выглядела она довольно надежно. А передо мной возникло то самое дерево. Я, не успев толком удивиться или обрадоваться, крепко ухватился за ветку руками и стал, стараясь изо всех сил, подтягиваться.

Но песок явно не собирался меня так легко отпускать. Это было уже совсем не смешно.

— Наполни свои руки ЭНЕРГИЕЙ силы и выносливости, — услышал я подсказку Гектора, — и пробуй снова и снова. Каждое свое действие, каждую попытку подкрепляй СИЛЬНЫМ НАМЕРЕНИЕМ выбраться из ловушки.

Эта подсказка прозвучала очень вовремя, сам бы я до этого не догадался. Я последовал ей, предварительно мысленно накачав свои руки энергией до самых плеч, и продолжил подтягиваться на ветке. И, о чудо! мои усилия наконец-то увенчались успехом. Ветка сильно выгнулась, но все-таки выдержала, а я тем временем рывками вытягивал себя из западни. В результате после долгих минут борьбы я вытащил ноги целиком из песка. Лежа на животе и продолжая тянуть ветку к себе, я начал медленно двигаться по направлению к дереву. Еще минута, и я лежал на его корнях, уставший от напряжения, но полный гордости. Но, судя по всему, расслабляться было еще рано. Не успел я отдышаться, как снова услышал Гектора:

— Теперь, пока созданный тобой объект не исчез, необходимо быстро установить МАСКИРОВКУ.

Не буду пересказывать весь процесс ее создания, но через пять минут я стоял, окруженный с ног до головы еле заметным мерцанием. Маскировка, как и предупредил меня Гектор, позволяла беспрепятственно проходить по территории.

В это время дерево, спасшее меня, чудесным образом исчезло, довольно быстро растворившись в воздухе. Также я заметил явные изменения ландшафта: теперь вокруг меня появились небольшие холмы, покрытые жухлой травой, вокруг которых песок отступил. Но ориентиром для меня все также являлась скала, одиноко возвышающаяся впереди. Я опустился на землю без сил и закрыл глаза. Голова шла кругом от всего увиденного и пережитого. Только сейчас ко мне начало приходить понимание, в какую передрягу я попал по своей глупости.

В этот момент в голове снова зазвучал голос Гектора:

— Теперь ты в относительной безопасности. Если у тебя больше нет ко мне вопросов и просьб, я отключусь. Нет никакого смысла расходовать энергию на поддержание постоянного канала связи.

— Гектор, благодарю тебя за помощь, — я мысленно пытался подобрать слова. — Извини, если потревожил тебя. Но на самом деле у меня много вопросов. Просто туго соображаю сейчас, сил практически нет. Я бы хотел побеседовать с тобой, если ты не против, когда немного отдохну и приду в себя.

— Я понимаю тебя, — ответил мне Гектор. — Ты потратил слишком много энергии, а она медленно восстанавливается в этом пространстве. Сидя на песке, ты очень долго будешь накапливать ее. Могу предложить тебе добраться до одной из скал. Под ними обычно располагаются источники энергии. От него ты сможешь подзарядиться и подыскать место для ночлега. На открытой территории ночью лучше не оставаться.

— Хорошо, я понял.

— Тогда не трать больше свои силы. Свяжись со мной, когда будешь у цели.

Ощущение его присутствия пропало. Я посмотрел на себя: весь в пыли, одежда местами была порвана. В голове крутились незаданные вопросы, но времени на их обдумывание сейчас явно не было. Я неуверенно встал на ноги и, покачиваясь из стороны в сторону, побрел в сторону скалы. До нее оставалось метров шестьсот, не более. Несмотря на маскировку, двигался я медленно, глазами изучая поверхность перед собой и прощупывая ногами землю в каждом подозрительном месте. Со стороны могло создаться впечатление, что иду я не по твердой поверхности, а по болоту. С учетом того, что местность неуловимо менялась при каждом моем шаге, а еще надо мной теперь постоянно кружила парочка явно хищных крылатых существ с огромными клювами, мне стало РЕАЛЬНО СТРАШНО. Я инстинктивно пригибал голову при каждом их крике, стараясь не смотреть вверх, но СТРАХ УСИЛИВАЛСЯ ежеминутно.

Чтобы отвлечься, я начал прикидывать, сколько часов мне еще осталось тут находиться, прежде чем Возвращатель по таймеру вернет мою «загулявшую» душу в тело. По ощущениям я провел в этом мире уже три часа. Вот только мне до сих пор было не понятно, с какой скоростью в нем течет время относительно земного времени физического мира. В результате своих размышлений я решил, что это необходимо будет выяснить в самом ближайшем будущем.

Тем временем я добрался до своей цели. Скала, напоминающая акулий зуб, имела в основании форму треугольника и возвышалась вверх на целых пятьдесят метров. Она торчала из песка, серая, со странными светлыми вкраплениями и прожилками. Я стал обходить скалу, пытаясь заметить что-то необычное: что-то, что подходило бы в качестве источника энергии в этом мире. Вокруг отсутствовала растительность. Похоже, что изменения явно не касались этого места. Гладкие стены были практически без уступов и выбоин. Не наблюдалось никаких углублений или тем более пещер, хотя по ощущениям порода, из которой состояла глыба, имела явно искусственное происхождение. Я обошел скалу по периметру, вернувшись к начальной точке, но мои поиски ничего не дали. Я решил повторить обход во второй раз, более внимательно изучая поверхность снизу до самого верха. На ощупь скала оказалась теплой, при этом ощущалась какая-то вибрация.

В одном месте у подножия я заметил, что в момент, когда я поднес к скале руку, пульсирующее, чуть видимое поле маскировки на мне стало искриться. Я тут же испуганно отдернул руку, отойдя на пару шагов назад. Но это была зацепка, которую я должен был использовать. Я подошел и с опаской приложил одну руку к стене в этом месте. Моя рука ушла внутрь камня, как будто сквозь голограмму. Я вспомнил, где я нахожусь сейчас, и что все вокруг всего лишь ЭНЕРГИЯ, которую я интерпретирую своими органами астральных чувств. Появилась уверенность, что все получится, и я твердо шагнул сквозь стену, оказавшись на верхней площадке узкой ЛЕСТНИЦЫ, по дуге сбегающей вниз. Ступени светились изнутри холодным желтоватым СВЕТОМ, озаряя все пространство вокруг. Я начал спуск, правой рукой опираясь на металлические на ощупь перила и считая ступени. Всего их оказалось тридцать пять. На нижней, небольшой по размерам площадке было очень светло. Желтое свечение шло через проем размером чуть шире дверного. Я прошел сквозь него и застыл в удивлении. В центре комнаты, имеющей форму круга с куполом вместо потолка, стоял КРИСТАЛЛ, озаряя все вокруг ровным желтым свечением. Кристалл был примерно метр высотой и сантиметров тридцать толщиной.

«Вот он — источник энергии… Наконец-то!» — радостно подумал я. От кристалла как от костра лилось ощущение тепла и безопасности. Я, недолго думая, подошел к нему, опустился перед ним на колени и обнял его. Так я просидел следующие полчаса, наполняясь так необходимой мне жизненной энергией. Я почувствовал, что силы бьют через край, и был готов свернуть горы. В дальней стене этого помещения с кристаллом располагалось несколько углублений в виде арок в рост человека, внутри которых можно было сидеть или даже лежать. Я забрался в одно из них, уселся там на уступ и закрыл глаза. Чуть погодя я мысленно вызвал Гектора. Через несколько минут в голове возникло знакомое ощущение.

— Гектор, еще раз благодарю тебя за совет. Теперь я в норме. Можем ли мы сейчас побеседовать? — я мысленно послал вопрос в пространство.

— Даниил, слушаю тебя. Насколько я помню, у тебя оставались ко мне вопросы. Спрашивай.

— Где я нахожусь, что это за мир и пространство?

— Этот вечно меняющийся мир был создан искусственно одной довольно могущественной СУЩНОСТЬЮ для своих целей, — начал свой рассказ Гектор. — Со своими странными законами и защитными ловушками от посторонних он не относится ни к физическим пространствам, ни к их проекциям или отражениям. Однако мир пустыни не является одним из полноценных астральных миров, располагаясь в пространстве МЕЖДУМИРЬЯ. Создавшая данное пространство сущность, равная по силе и способностям древним земным богам, долго упражнялась в творчестве, а затем оставила мир пустыни жить своей жизнью, предварительно подключив к мощному практически неиссякаемому источнику энергии. Сейчас его населяют сущности, духи и различные существа из разных миров.

— Понятно. А как я попал сюда, по какой причине? — продолжил свои расспросы я, — и как мне выбраться отсюда поскорей?

— Изначальная причина того, что ты попал сюда — жажда истинных ЗНАНИЙ и, видимо, ПРИКЛЮЧЕНИЙ. Когда ты перемещался в Тонком мире, не контролируя свои цели, с пассивным сознанием, этот мир пустыни просто притянул и вобрал тебя в себя. Данный мир имеет ограниченное пространство, но при этом зациклен. Пешком из него не уйти. Все существа и сущности, так или иначе попадающие в него, самостоятельно выбраться уже не могут.

— Насколько он опасен для меня? — я снова начал переживать. — Получается, мне не удастся выбраться?

— У всего есть причина. Ты здесь лишь для того, чтобы получить свой ОПЫТ и пройти свои УРОКИ. Этот мир и его обитатели не могут убить или уничтожить тебя, но они могут подкосить твои силы, забрав твою энергию, тем самым препятствуя твоему выходу. Выход из мира пустыни есть. Выходом является ПОРТАЛ в одном из пяти оазисов, находящихся в разных местах пустыни. Портал ведет в открытый астрал, а из него ты сможешь вернуться в свое физическое тело. Таким образом, тебе нужно найти этот портал, самостоятельно исследовав каждый оазис.

— Я с самого начала, как попал сюда, чувствовал какой-то подвох, — проговорил я, пребывая в легком шоке от всего услышанного, — все тут является не тем, чем кажется. Гектор, есть еще что-то, о чем мне следует знать?

— Учти, что данный мир находится под энергетическим куполом, то есть практически ИЗОЛИРОВАН от внешних источников энергии, от энергии космоса и планеты. Поэтому естественное восстановление энергии, которую ты тратишь ежесекундно на все свои действия и даже мысли, идет очень медленно. Находясь на открытом пространстве, энергию следует ЭКОНОМИТЬ. Не забывай, что маскировка и любая защита также расходуют энергию, а быстрая ее перезарядка возможна лишь рядом с такими источниками, как этот кристалл.

— Теперь мне стало намного понятнее. А не подскажешь, как тут идет время относительно земного физического?

— Ты должен понять, что у людей неправильное представление о времени. Но если использовать ваше понимание, то можно сказать, что ВРЕМЯ здесь течет в ПЯТЬ РАЗ БЫСТРЕЕ. При этом ВРЕМЯ здесь НЕЛИНЕЙНОЕ, и ты это почувствуешь, если будешь долго оставаться на одном месте. — Тут Гектор замолчал на минуту, а затем продолжил: — Это все, что я могу и вправе рассказать об этом мире. Желаю тебе удачно добраться до портала. А сейчас нам нужно проститься, так как меня ждут важные дела.

— Да, хорошо. Я так и сделаю. Теперь мне понятно, что времени у меня вагон и тележка. И лишний раз от кристалла отходить не хочется. Наверное, я тут вздремну на пару часов перед дальнейшей дорогой, — тут я запнулся, размышляя, стоит ли испытывать терпение Гектора дальше. — Гектор, ты обещал мне рассказать о том, кто ты. Может быть время пришло?

— Даниил, я не уверен, что от этого будет какая-то особая польза. Но так и быть, удовлетворю твое любопытство, — голос Гектора странным образом стал меняться. — Я СУЩНОСТЬ, живущая в пространстве, которое люди на Земле называют ДУХОВНЫМ МИРОМ. Этот мир имеет свои законы и правила, и он материален для меня так же, как физический для тебя и всех людей. Ты слышишь меня, можешь со мной общаться по отдельному защищенному каналу, потому что мы с тобой связаны. Это сложно будет тебе понять, Даниил, но мы с тобой вместе составляем одну ЕДИНУЮ ДУШУ — я в Тонком мире, а ты в мире проявленной материи. ТЫ есть Я, а Я есть ТЫ. У нас с тобой единая энергоинформационная структура, подобная человеческой ДНК. В рамках божественного замысла в текущем воплощении ты проживаешь свою важную часть опыта и проходишь серьезные уроки, которые недоступны для прохождения в Духовном Мире. У меня в Тонком мире свои дела и обязанности, но об этом в другой раз.

Я, пребывая в очень необычном состоянии, граничащем с состоянием аффекта, неуклюже попрощался с Гектором, договорившись связаться позднее. Оставшись в гордом одиночестве, я решил, наконец, проанализировать всю информацию, полученную за прошедшее с момента появления в мире пустыни время. Мне захотелось тщательно обдумать каждый факт, чтобы сформировать к нему свое отношение, а заодно разработать план дальнейших действий. Если бы все это не происходило со мной на самом деле, можно было бы сказать, что окружающий мир очень сильно смахивает на какую-то очень реалистичную КОМПЬЮТЕРНУЮ ИГРУ. «Интересно, а сущность, которая эту игру „закодила“, случаем не воплощалась на Земле программистом?» — эта мысль меня немного рассмешила и успокоила. В любом случае скорейшего возвращения в тело мне было не видать, и нужно было как-то обживаться в этой новой для меня «виртуальной» реальности.

Я принялся думать над тем, что делать. Гектор советовал мне ночью не высовываться на открытое место, но, когда я спустился под скалу в комнату с кристаллом, солнце еще стояло в небе довольно высоко. У меня возникла мысль: «А не выглянуть ли наружу и не добежать трусцой по-быстрому до соседнего кристалла»? Я решил, что, как минимум, будет полезно выбраться наверх и осмотреться, наметив свой путь. Так я и поступил: поднялся по лестнице и выглянул наружу. Диск местного светила висел над самым горизонтом, теперь озаряя пустынный пейзаж лиловыми лучами. Я огляделся. Земля вокруг стала каменистой, холмы с травой почти исчезли, везде виднелись дюны, дул порывистый ветер, поднимая тучи песка. Вдруг краем глаза я заметил довольно близко несколько неясных полупрозрачных сгустков овальной формы, зависших в воздухе в полуметре от земли и медленно двигающихся вокруг скалы по весьма запутанной траектории. Они заметили меня и дружно, как по команде, полетели в мою сторону. Я не стал мешкать и быстро вошел обратно, а затем спустился вниз к кристаллу. Ожидая самого ужасного, я спрятался в глубине ниши и напряженно ждал. Время шло, но ничего не происходило. В конце концов, напряжение сменилось усталостью. Я решил, что это ПРИЗРАКИ или местные сущности не могут проникать в это место. Назвал их духами пустыни. Я снова подзарядился от кристалла, затем, прислонившись спиной к нему, уселся поудобнее и принялся размышлять.

Во-первых, чтобы выбраться из этого мира-ловушки, мне нужно было в поисках портала наведаться во все пять оазисов. При этом абсолютно не понятно, с кем я могу столкнуться на своем пути. Во-вторых, перемещаться я смогу только днем, и нужно не забывать следить за уровнем энергии. Ночью в темноте я точно кого-нибудь из местных мог не заметить и попасть в очередную передрягу. Мир пустыни постоянно менялся, так что и днем нужно было перемещаться максимально быстро. Если передвигаться бегом — можно быстро растратить энергию и не факт, что вовремя доберешься до следующего кристалла. Полететь, как птица, мне была не судьба, ведь я ужасно БОЯЛСЯ ВЫСОТЫ. Соседнюю скалу я все-таки заметил в процессе своей короткой вылазки. Она располагалась где-то в километре южнее. Но около нее я решил особо не задерживаться. В-третьих, было бы совсем неплохо понять, как подкачивать свое маскировочное поле и сформировать защиту, а также как защищаться от непрошеных существ, пытающихся использовать меня в своих целях. И, по возможности, следовало найти надежных союзников, готовых мне помочь в трудную минуту, или проводников, которые подскажут самый безопасный и короткий путь.

«Интересно, а кристалл расположен под каждым высоким камнем? — пришел мне в голову вопрос. — Вот бы таскать с собой аккумулятор жизненной энергии про запас, чтобы не переживать из-за ее недостатка каждый раз». Еще мне пришла мысль попробовать что-то ПОЕСТЬ ИЛИ ПОПИТЬ в этом мире, а вдруг это поможет восстановить мои силы в случае, когда поблизости нет кристалла или другого источника энергии.

Тут меня потянуло пофилософствовать, и я задумался о Гекторе. Он сказал, что является частью моей Души, точнее мы с ним составляем единую душу. Я пока не мог понять, как части одной души могут иметь разные независимые сознания и действовать, руководствуясь свободой воли. Возникал резонный вопрос: «На какое максимальное количество ЧАСТЕЙ может быть поделена ОДНА ДУША, и может ли быть реальной ситуация, когда все люди на планете выступали бы частями одной единой СВЕРХДУШИ?» Наверное, это возможно где-то на более высоком уровне иерархии, если принять тот факт, что людские души являются искрами, родившимися из живой энергии Бога-Творца, и созданы им по своему подобию. Но Гектор сказал еще что-то про наше общее энергоинформационное «ДНК», а это означало, что у нас совпадает паттерн построения тонких структур энергии и информации во всех телах, начиная с астрального. Последняя мысль просто возникла ниоткуда в моей голове, но я даже не попытался удивиться. Чтобы окончательно не запутаться, я решил вести хотя бы приблизительный подсчет времени в реальном мире, которое уже прошло с начала моего пребывания в тонких мирах. Я занялся подсчетами, но расчеты не складывались, мысли путались, и тот же момент я почувствовал, что погружаюсь в полудрему. Видимо и моему астральному телу требовался своеобразный отдых.

Мне начали приходить МЫСЛЕОБРАЗЫ, полные видений и глубинного понимания процесса. Сначала меня посетило яркое видение того, как некая Сущность, в которой я осознал себя как душу, находилась в АБСОЛЮТНОЙ ПУСТОТЕ вне измерений и времени. Затем произошел процесс РАЗДЕЛЕНИЯ ДУШИ на две неравные части, приблизительно в пропорции один к трем, и далее одна из частей окруженная радужным свечением, вспыхнув как звездочка, стала медленно и плавно двигаться, удаляясь от другой части. В процессе своего движения она попала в туннель, заполненный теплом и светом и, мгновенно ускоряясь, начала процесс прохода через пространства на пути к физическому миру земли. Я чувствовал энергии, бурлящие внутри души, ее радость и одновременно страх неизвестного. Вторая часть души, проследив за полетом, также ярко вспыхнула, и исчезла, перейдя видимо в то пространство, в котором она и должна была пребывать согласно статусу Небесной Иерархии. А перед самым ее исчезновением я успел заметить, как блеснула тонкая, практически невидимая НИТЬ, соединяющая обе половинки в ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ.

ГЛАВА 7. ЛИЧНЫЙ ТОТЕМ И ДОБРЫЙ ДЖИНН

Вы когда-нибудь спали, уже находясь в состоянии сна? То есть, когда вы ощущаете телом, что проснулись, зеваете, ворочаетесь, пытаетесь удержать в памяти самые яркие моменты сновидения, но на самом деле вы все еще спите и вам продолжает снится сон. Возврата в человеческое тело все еще не происходит, но ощущения, идущие от каждой клеточки тела довольно реальны, никакой разницы не чувствуется. Абсолютно. Моя дрема в комнате с кристаллом перешла в глубокий, но недолгий сон. Я проснулся, огляделся, пытаясь вспомнить, где я нахожусь. Вспомнив, вскочил на ноги, потер лицо и быстро поднялся по лестнице. Снаружи близился рассвет. Духов пустыни поблизости не наблюдалось. Я помедлил пару секунд, соображая, что делать дальше. Затем спустился вниз к кристаллу, на всякий случай посидел и обнял его на минуту, заряжаясь. После этого я поднялся наверх и вышел на песок.

Осмотрел себя: маскировочное поле слабо мерцало. Небо было чистым, а солнце пока еще не припекало. Нужно было срочно отправляться. Я выбрал направление на ближайший утес и быстрыми решительными шагами направился к нему. В планах у меня было к полудню добраться до первого оазиса, а уже к вечеру, если потребуется, заночевать во втором. Я шел мимо засохших деревьев, торчащих из песка под причудливыми углами, пробирался через непонятно откуда взявшиеся овраги, обходил подозрительные черные пятна на песке. Когда я, наконец, через два часа по местному времени без приключений добрался до следующего высоченного камня, там меня ожидала неприятность.

Этот камень был рыжеватым по цвету и вдвое меньшей высоты, чем первая скала. Я осмотрелся и принялся искать проход внутрь него. Обойдя скалу по периметру два раза, никакого намека на вход я не обнаружил. Расстроившись, я еще раз тщательно обшарил руками поверхность вдоль всего основания, но безрезультатно. Немного поразмыслив, я понял, что сильно переживать не стоит. Местный день только начался, поблизости не было видно ничего подозрительного, представляющего хоть какую-то угрозу. Неподалеку, как раз в нужном мне направлении, виднелась еще одна скала, очень напоминающая первую скалу с кристаллом под ней, но по размерам явно ее превышающая. Скала была серой, покрытой ржавыми пятнами ближе к вершине — как будто опаленной, и находилась в небольшой впадине. Я, не раздумывая, направился к ней, периодически поглядывая по сторонам. Местность вокруг изменилась: сквозь песок вовсю пыталась пробиться растительность. Всё указывало на наличие источника воды под землей. Мне показалось странным, что в этом мире растениям для жизни нужна вода, и растут они по законам земной природы. Ведь весь этот мир БЫЛ МИРОМ ТОНКОЙ ЭНЕРГИИ И СОЗДАН ИСКУССТВЕННО…

В небе я заметил несколько почти земных птиц, напоминающих ястребов или коршунов. В песке мелькали ящерки, под камнями прятались от солнца мелкие грызуны, но крупных животных, в том числе семейства кошачьих, нигде не было видно. Вскоре я без проблем и приключений добрался до подножия скалы. Рассмотрев ее, я поразился исполинским размерам: она была не менее ста метров в высоту. Имея практически плоскую вершину, скала выглядела этаким небоскребом. Вход я обнаружил довольно быстро, так как он не был замаскирован. Это было необычно. Входом служила треугольная щель, уходящая глубоко в скалистую породу. Я шагнул внутрь и прислушался, пытаясь понять, а не потревожу ли я кого-то своим вторжением. Внутри было очень тихо и темно. Я пролез в щель и очутился на еле освещенной площадке. Непонятно было, что делать — спускаться вниз в кромешной темноте абсолютно не хотелось. Тут в голову пришла идея попробовать создать источник огня, например, факел или фонарик. «Окей, фонарь безопаснее», — подумал я. Далее я попробовал сосредоточиться и сильно зажмурился. Открыв глаза, я увидел в руке фонарь. Он горел ровным белым светом, освещая стену передо мной. Я сразу увидел лестницу и стал осторожно спускаться по ней. Луч фонаря выхватывал участки стен, покрытые мхом, местами они были влажными и сырыми. На нижней площадке тоже было темно. Меня начали терзать смутные сомнения. Я прошел через арку в примыкающее к нижней площадке помещение и увидел печальное зрелище — в самом центре стоял кристалл, потухший и безжизненный. По размерам он был явно больше предыдущего, поперек него проходила трещина, и небольшой отколовшийся кусок лежал на каменном полу.

«Здесь мне больше делать нечего… Надо спешить!» — подумал я, волнуясь. Обшарив внизу все углы и закоулки фонарем, я подобрал кусок кристалла, положил в карман и поднялся по лестнице ко входу в скалу. В этот момент я заметил еще одну лестницу, более узкую с высокими ступенями, в самом дальнем углу площадки. Она была также выдолблена в скале и уходила по спирали наверх. Любопытство пересилило осторожность, и я стал взбираться по ней, освещая себе дорогу фонарем. Путь наверх показался мне целой вечностью. В голову пришла мысль, что я в результате забрался на высоту сорокаэтажного дома.

Лестница вывела меня на плоскую, немного скошенную вершину скалы. Я долго не отваживался выйти наверх — все из-за своего СТРАХА ВЫСОТЫ. Никаких ограждений не наблюдалось, от этого у меня сильно закружилась голова. С такого ракурса я мог видеть только небо и солнце, но медлить было нельзя. Я аккуратно, небольшими шагами, отошел от проема, из которого вылез, опустился на четвереньки и двинулся к краю. Моему взгляду открылся потрясающий вид на всю окружающую местность на многие километры вокруг. Но самое главное, я заметил далеко впереди несколько пальм, какое-то строение, чем-то похожее на небольшой дворец, и блеск воды. «Вот он, первый из оазисов!» — я мысленно поздравил себя с большой удачей. Теперь оставалось только до него добраться до заката. Я еще раз изучил все ориентиры поблизости и запомнил направление.

В этот самый момент внезапно подул ВЕТЕР. Сначала несильно, но затем несколько мощных резких порывов чуть не скинули меня со скалы вниз. Я добрался до проема и начал спуск. В голове я в это время прикидывал, успею ли добраться до оазиса, или придется искать другое убежище на ночь. В тот момент, как я ступил на площадку, фонарик замигал и затем потух. Я положил его на пол, и через мгновение он исчез, растворившись на моих глазах. Я ухмыльнулся: некоторые вещи, присущие этому миру, перестали меня удивлять. Протиснувшись в щель, я через несколько мгновений оказался снаружи скалы. Выбравшись из низины, я тут же начал глазами отыскивать ориентиры и направление для движения. Ветер усиливался — это было заметно даже здесь внизу. Что-то в этом мире явно затевалось. Вдруг начало потряхивать. Я никогда не был свидетелем землетрясения, но мне показалось, что это оно самое. Толчки становились все сильнее. Тут мне в голову пришла весьма своевременная мысль, что при таком раскладе до оазиса я добраться не успею, тем более при постоянно меняющемся ландшафте местности и погодных условиях. Я уже практически принял решение забраться обратно внутрь скалы, как вдруг увидел КОНЯ цвета вороного крыла, галопом скачущего в мою сторону с вершины ближнего холма.

Трудно сказать почему, но я очень обрадовался этому факту и инстинктивно помахал коню рукой. Он, заметив меня, изменил траекторию движения и за несколько секунд преодолел разделяющее нас расстояние. Животное было огромное и мускулистое. Лошадей я не боялся — спокойно кормил их, расчесывал гриву, но вот опыт наездника у меня был очень скудным. Только один раз в жизни, находясь на отдыхе, я участвовал в конном полуторачасовом походе по невысоким горам.

Конь остановился в двух шагах от меня, фыркая и перебирая копытами. Я осторожно подошел к нему, провел рукой по голове и гриве, похлопал по боку. Было впечатление, что я знал его раньше, когда-то очень давно — возможно, тысячу лет назад. Я импульсивно прижался к нему и обнял за шею. «Привет, мой красавец! Вот мы и встретились…» — мысленно поприветствовал я коня. «Здравствуй!» — раздалось мне в ответ. Я понимал, что ответ пришел мне в голову в виде мысли, но все равно удивился. Говорящих лошадей я еще не встречал.

Тем временем стало потряхивать намного сильнее. Я обернулся: скала трещала, вокруг нее на земле появилась сетка мелких трещин, и она сама начала растрескиваться. Больше медлить было нельзя, и я снова мысленно обратился к коню: «Ты сможешь довезти меня до ближайшего оазиса?» Конь опять фыркнул, кивнув при этом. Я, прикинув, что без седла и сбруи на спине коня далеко не уеду, зажмурился и сфокусировался на том, что хочу создать. Открыв глаза, я увидел, что мой конь уже под седлом. Ветер все продолжал крепчать, становясь шквальным — трясло так, что я еле стоял на ногах. Я неуклюже, со второй попытки, залез в седло, схватив поводья и засунув ноги в стремена. И мы поскакали.

Я всеми силами старался удержаться в седле. Оглянувшись назад в процессе скачки, я ужаснулся: земля содрогалась, вздымаясь, везде появлялись провалы и глубокие трещины. Скала кренилась, от нее отваливались уже большие куски. А вдалеке, позади нее, с севера, откуда я пришел, ползла темная полоса песчаной бури. Еще я заметил, как из-за низины вслед за нами выскользнуло несколько духов пустыни, которых не смущал ни локальный катаклизм, ни сильнейшая буря, бушующая повсюду. Я четко осознавал, иллюзий не осталось, — они гнались за нами, а конкретнее за мной. В тот момент я почувствовал себя чужаком, преступником и нарушителем всевозможных законов этого мира.

В общем, все было против меня. Я мчался вперед, одновременно испытывая чувство восторга от бешеной скачки и содрогаясь в ужасе от творившейся вокруг природной вакханалии. Бессчетное количество раз конь перепрыгивал через небольшие разломы и глубокие овраги, огибая обрывы, широкие ямы и разных размеров валуны. Я смог приноровиться к галопу и полностью сконцентрировался на цели нашего пути. Ко всему прочему поверхность постоянно менялась, песчаные дюны трансформировались в холмы, поросшие редкими растениями с большими колючками, а те, в свою очередь, сменялись чередой мелких скал и больших валунов. Но, что меня порадовало, оазис был намного ближе — теперь я четко видел пальмы и крышу дома. Мы во весь опор неслись к нему. Я начал беспокоиться, что мой конь может растратить весь запас энергии раньше времени и просто упадет, споткнувшись. Но он как будто не чувствовал усталости, хотя его могучая спина, а также шея были в поту, который стекал вниз буквально ручьями. Сзади нас постепенно нагоняли духи, ставшие теперь очень заметными на фоне песка, а также песчаная буря, которая шла широким фронтом, сметая все на своем пути.

С момента начала погони прошло уже более получаса, а мы с конем находились где-то в километре от оазиса. Обернувшись в очередной раз, я обнаружил, что духи пустыни неслись совсем рядом, в сотне метров. Теперь они двигались тремя группами: четверо настигали нас сзади, а еще по двое духов начали окружать нас с флангов. Песчаная буря бушевала уже в полукилометре позади. Я припал к своему коню и мысленно прошептал: «Давай, прошу тебя, постарайся успеть!» Конь ничего не ответил, он безумно вращал глазами, а изо рта начала идти пена. Я понял, что если от бури нам не отделаться, то нужно попробовать как-то задержать преследователей. Я сосредоточился, закрыв глаза, и представил себе твердую непробиваемую стену из бетона, высотой в километр и шириной до горизонта. А потом в воображении сделал ее невидимой, чтобы никто не смог бы ее обогнуть. Выразив стойкое намерение и мысленно зафиксировав его, я открыл глаза. Четверка сущностей уперлась в мою невидимую стену, резко рассыпавшись во все стороны и начав искать пути обхода неожиданного препятствия. Мы проскакали половину оставшегося пути. Оставалось совсем немного продержаться — еще буквально минуту. Духи, находящиеся с обеих сторон, пошли в атаку — они начали выпускать молнии, парализующие тело и сознание. Тут конь споткнулся. Я чуть было кубарем не полетел вперед, но чудом удержался. Я почувствовал, что на создание стены ушло слишком много сил и энергии. Теперь их оставалось очень мало, но все же я решился использовать силы еще раз. Я быстро визуализировал вокруг нас с конем сферу, обладающую эффектом обратного воздействия на атакующих. Это сработало очень эффективно. Молнии отразились от нее и поразили самих духов. В результате все наши преследователи отстали.

Конь явно обессилил, серьезно сбавив темп. Одна нога у него была частично парализована. Я вновь обернулся, наблюдая, как буря без проблем преодолела то место, где я раньше создал стену — судя по всему, она успела исчезнуть. К нашему счастью, в этот самый момент мы въехали в оазис. Мимо нас пронеслись пальмы, несколько заросших зеленой растительностью холмов и небольшой пруд. Песок под копытами исчез, а мы выехали на дорогу, мощённую крупными камнями. Двухэтажный дом в восточном стиле виднелся прямо по курсу.

Дорога привела нас к высокому каменному забору с наполовину распахнутыми дубовыми воротами. Из последних сил мы въехали в ворота, попав на заброшенный внутренний двор. Я в спешке слез с коня, подбежал к воротам и закрыл их изнутри на тяжелый засов. Обнаружив во дворе небольшую конюшню, рассчитанную на пару лошадей, я завел туда своего нового друга и наполнил для него поилку водой из колодца в углу двора. Убедившись, что мой конь чувствует себя сносно и его жизни ничто не угрожает, я погладил его по гриве, обнял и снова вышел во двор. К одной из стен примыкала высокая каменная башенка, видимо сторожевая. Я поднялся на самый верх и стал наблюдать. Удивительно, но песчаная буря практически стихла. Ветер был все еще очень сильным, но он не пытался вырывать с корнем деревья или поднимать в воздух камни. Оазис оказался тем самым островком спокойствия в океане бушующей стихии. Не наблюдалось никаких признаков преследования. Возможно, оазисы для духов были запретным местом. Я, наконец, спокойно выдохнул и смог немного расслабиться.

В ближайшее время мне предстояло обследовать дом и весь оазис в поисках портала для выхода из мира пустыни, если он, конечно, располагался именно здесь. Также для меня остро встал вопрос о жизненной энергии, так как еще в пути я почувствовал сильную слабость. «Наверняка где-то тут должен располагаться энергетический кристалл, — размышлял я, — или же можно подкрепиться местными фруктами, если они не чистая бутафория и способны подпитать энергетически…»

Мне было интересно, какие существа проживают в оазисе поблизости и внутри дома, ведь я наверняка потревожил их своим внезапным вторжением. Со сторожевой башни я принялся изучать весь оазис. Он занимал совсем небольшую территорию. С севера, откуда я прискакал, росло много пальм и других деревьев. С востока и запада оазис был закрыт от пустыни несколькими высокими холмами, а на юг в долину уходила каменная дорога, постепенно теряющаяся в песках. Кроме двухэтажного дома с забором и двором других строений поблизости я не заметил. Далеко на юго-западе у подножия гор виднелся следующий оазис, и еще один спрятался на краю глубокого ущелья, на юго-востоке.

Закончив исследования близлежащих земель, я спустился вниз и решил проверить, как чувствует себя в конюшне мой спаситель. Когда я снова зашел в конюшенку, конь поприветствовал меня радостным ржанием. Я приласкал его, еще раз обнял его за шею и, наконец, решился расспросить.

— Как тебя зовут? — мысленно спросил я.

— У меня много имен. Если хочешь, зови меня Подарком. Для меня это имя особо ценно.

— А меня зовут Даниил, но можешь звать меня Даня.

— Да, я знаю… Здравствуй, Даня!

— Привет, Подарок!

— Я не Подарок, а Подарк, — заметил конь, ни капли не обижаясь.

— Извини, Подарк, так откуда ты меня знаешь?

— Мы знаем друг друга уже много воплощений подряд. С момента, как я был твоим любимым боевым конем, мы стали неразлучны в Тонком мире, постоянно обмениваясь энергиями. Я доверял тебе, как никому из людей раньше. С тех пор мы встречались в разных жизнях вновь и вновь. Я являюсь твоим ЛИЧНЫМ ТОТЕМОМ, наделяя тебя своими качествами: стремительностью, силой и выносливостью, свободолюбием и независимостью, сильным чувством справедливости и желанием обеспечивать защиту и помощь слабым. Мощь и благородство, самоотверженность и даже способность самопожертвования присущи тебе благодаря нашему союзу. Надеюсь, я ответил на твой вопрос.

— О, да, еще как! Я очень рад нашему знакомству. Получается, что наши ДУШИ ДРУЖАТ наверху… Я читал в одной книге про тотемных животных, как о покровителях земного рода. Получается, у меня есть покровители из числа животных?

— Да, ты прав.

— А каким образом ты очутился в этом мире, и как так получилось, что в самую трудную минуту ты оказался рядом и успел спасти меня?

— Гектор послал меня сюда. Он знал, что тебе поначалу будет сложно адаптироваться к местным законам и порядкам. Я попал сюда через портал и сразу почувствовал тебя. Определив твое местоположение, я отправился навстречу. Как видишь, успел вовремя. Главное, что ты узнал меня и доверился. Именно это спасло нас.

Я был счастлив. Подарк положил голову мне на плечо, а я запустил руки в его гриву. Потом я почесал его за ушами, и мы постояли некоторое время, глядя друг другу в глаза, передавая через них наши мысли и эмоции. Полный беспокойства о друге я спросил:

— Подарк, ты потратил столько сил и энергии. Как ты ее восстановишь? Могу я тебе помочь?

— Сейчас я постепенно восполняю ее из внутреннего источника, но любые внешние носители энергии этого мира могли бы ускорить процесс.

— Хорошо, я поищу что-то для тебя в доме и поблизости. Мне тоже нужно пополнить свои силы.

— Но только будь очень осторожен. Ты же понимаешь, из-за чего начался ураган, землетрясение и нападение местных духов — хранителей территории?

— Не совсем… Ты хочешь сказать, что все это произошло из-за меня? — я сильно удивился такой мысли.

— Да. У тебя ослабло и, в конце концов, пропало маскирующее поле. Его следовало своевременно подкачивать энергией. Ты снова стал чужаком для этого мира, и в результате при твоем передвижении начали срабатывать все подряд охранные механизмы и ловушки, — мыслеформы шли от Подарка плотным потоком. Он добавил: — Если я буду тебе нужен, просто представь мой образ и мысленно позови.

Я поблагодарил его за ответы и пояснения. Теперь многое для меня встало на свои места. По незнанию я вызвал череду катастроф, которые чуть не привели к моей же гибели. Я твердо решил найти источник энергии, зарядиться сам, восстановить маскировочное и защитные поля и наполнить энергией коня. Еще раз мысленно поблагодарив Подарка, я вышел во двор, прошел мимо рыжих клумб и высохшего фонтана в его центре и решительно направился к дверям дома.

Как и двор, дом выглядел заброшенным и немного обветшалым. Было даже странно, что издалека он показался мне восточным замком. Подойдя к двери, я для приличия громко постучал в нее и прислушался. За дверью не раздалось ни звука. Тогда я взялся за резную ручку, потянул дверь на себя и осторожно заглянул внутрь. Там царил сумрак. Было заметно, что строение давно покинуто своими владельцами. Я решительно вошел и начал методично осматривать комнату за комнатой. Длинные коридоры, широкие и высокие залы, свисающие с потолка лампы и светильники, везде резная мебель, персидские ковры на полу и на стенах, мягкие пуфики, низкие кровати и расположенные возле них столики с мозаикой вызывали ощущение, что я попал в турецкий сериал про Османскую империю. Не найдя на нижнем этаже никаких признаков источника энергии, я поднялся по лестнице с широкими перилами на верхний этаж этого маленького дворца.

На втором этаже была та же картина. Побродив немного, я вышел в большую залу. У дальней стены стояло роскошное кресло с высокими резными подлокотниками, обитое шелковой тканью, а рядом с ним стоял высокий медный сосуд, с широким основанием и узким горлышком. Я подошел и принялся его рассматривать. Всю поверхность КУВШИНА покрывали узоры и странные письмена, составленные из неизвестных мне символов. Они были выгравированы на блестящей поверхности. Я поднес, руку чтобы пощупать, но в этот момент кувшин засветился ярким ЖЕЛТОВАТЫМ светом, очень похожим на свет энергетического кристалла. Я предпочел не дотрагиваться до кувшина, а вместо этого поднес вторую руку. Кувшин засветился раз в десять ярче, вокруг него разлилась радужная аура, а под ладонями на кувшине образовались пульсирующие овалы, как будто приглашающие меня прикоснуться к нему.

«Вот оно, нашел!» — я мысленно ликовал, уверенный что, наконец, обнаружил источник энергии, так нужный мне и моему четвероногому компаньону. Не раздумывая ни секунды, я обхватил кувшин, и прошелся пальцами по его поверхности. Почувствовав небольшой жар и вибрации, идущие по пальцам, ладоням и дальше по рукам, я наблюдал, как энергия начала втекать в меня. В этот момент раздался громкий хлопок, и сияние вокруг кувшина погасло. Он резко стал холодным, а мои руки передернуло судорогой. От неожиданности я на метр отскочил от кувшина, пытаясь сообразить, что я сделал не так. За моей спиной раздался еще один хлопок, а затем я услышал смех, раскатистый, наглый и пугающий. Я медленно обернулся, стараясь не выдавать своего страха и одновременно пытаясь продумать план нашего отступления.

Передо мной находилось существо, по всем признакам относящееся к ИНФЕРНАЛЬНЫМ ИЗМЕРЕНИЯМ. Об этом говорили кручёные рога на бордовой чешуйчатой лысой голове, бешеные глаза с красными горящими зрачками, нос с широкими ноздрями, из которых шел дымок, рот с желтыми зубами и торчащими клыками, скрещенные на груди руки с длинными когтями на пальцах и все прочее. Вся его кожа была неприятно кровавого цвета — от ярко алого до темно-бордового оттенков. Единственно, что не вязалось с демонической атрибутикой — отсутствие вывернутых назад ног с копытами. Ноги у этого существа отсутствовали, а вместо них ниже пояса у него располагался неясный сужающийся книзу обрубок, не достающий до пола примерно на метр. Я оцепенел, не в силах двинуться или издать хоть какой-то звук. Просто стоял и смотрел. Существо, вдоволь насмеявшись, улыбнулось мне, показав при этом все свои восемьдесят зубов в два ряда, и заговорило на вполне сносном человеческом языке:

— Правда, тебе страшно?

— Правда… — только и смог согласиться я, медленно оседая на каменный пол.

— Отлично, значит у меня получилось! — радостно воскликнул красный демон и подлетел ко мне почти вплотную. — Ну что, мой освободитель, будем знакомиться?

— Давайте… — прошептал я, ничего не понимая и пытаясь прийти в себя от легкого шока. — Я, Даниил. Можете звать меня Даня. Я — человек. А кто вы и какое у вас имя?

— Даня, значит… человек, значит… — задумчиво проговорило чудище и подмигнуло мне левым глазом. — Ну а я, как видишь, далеко не человек. Я принадлежу к тем существам, которых вы, люди, в своих сказаниях называете джиннами. Не удивляйся, я — Джинн, всемогущий и коварный! Приятно познакомиться!

Джинн сначала взял мои руки в свои, потряс их в приветственном стиле, снова подмигнул мне, а затем отлетел на пару метров назад и завис в воздухе, сложив при этом руки на груди. Я осторожно поднялся на ноги и замер, а Джинн, видимо, чтобы как-то вывести меня из состояния ступора, предложил:

— Ну не стой, как каменный. Давай нормально побеседуем, а? Я же кучу времени ни с кем живым в этой дыре не общался. Знаешь, как скучно?

Под дырой он, видимо, подразумевал мир пустыни. Во всяком случае, так его высказывание интерпретировало мое подсознание. Окончательно осознав, что энергии для противостояния у меня просто нет, а сбежать отсюда или избежать общения с Джинном не удастся, я начал задавать вопросы.

— Джинн, будь любезен, расскажи мне, как ты сюда попал, как долго находишься и почему не желаешь выбраться из этого места?

— Я нахожусь здесь с момента своего создания. Мой создатель, а он высоко стоит в небесной иерархии божественных сущностей, также создал и весь этот мир, оставив меня присматривать за своим творением. Это мой дом, и он требует время от времени моего внимания. Кроме того, в силу заложенных ограничений я просто не могу покинуть его.

— А где находится сам создатель? Он ведь в этом мире сейчас?

— Нет, он очень занятая сущность, и у него хватает забот и дел на своем уровне полубогов, поэтому он появляется здесь довольно редко — только когда требуется провести какое-то исследование. Также здесь периодически собираются его коллеги, чтобы обсуждать судьбы вселенных, цивилизаций и планы по развитию.

— Хорошо, а как же мне выбраться отсюда? Мне было сказано, что единственный выход возможен через специальный портал, расположенный где-то в одном из оазисов.

— Да, так и есть. Дело в том, что высшим сущностям не нужны никакие порталы, чтобы попасть сюда или выйти отсюда, достаточно лишь иметь координаты этого мира и, конечно, приглашение от его создателя. Всем остальным существам без приглашения доступ запрещен. — Джинн улыбнулся во весь рот, снова подмигнул и продолжил. — Портал существует для учета посещений мелких существ. Ты прав, обычно он располагается в одном из оазисов, не подверженных трансформациям. Вот только он произвольным образом меняет свое положение в среднем раз в десять дней.

— Спасибо тебе за пояснения, — в голове у меня начала вырисовываться картинка. — А как же я попал сюда?

— Ну, видимо, ты попал сюда, потому что ранее был внесен в список приглашенных… либо попал в этот мир абсолютно случайно. Такой вариант тоже нельзя исключать. Как раз для таких чужаков по всему нашему миру расставлены ловушки и созданы специальные охранные структуры.

— А если в такую ловушку попадет какое-нибудь существо, — перебил я Джинна. — Что происходит с ним? Оно умирает… точнее, уничтожается?

— Конечно же, нет. Какой смысл нарушать из-за этого законы и разрушать структуры души сущностей? У всех попавших в ловушку происходит отбор энергии до минимально необходимого для поддержки структуры уровня, и они перемещаются в специальное место до тех пор, пока не прибудет создатель для проведения дознания и принятия решения по каждому. Но, как видишь, в таком случае ожидать приходится довольно долго. — Джинн снова засмеялся. — Считай, что ты везунчик, раз добрался сюда.

Да, я понял, как мне повезло. Если бы я провалился в ловушку, то возможно никогда бы не выбрался из этого мира. А с моим физическим телом на Земле могло произойти все что угодно. Я слышал несколько историй про то, как душа человека покидала тело и не могла найти дорогу назад. Тело при этом превращалось либо в полуживой «овощ» как в состоянии комы, либо постепенно увядало, находясь без подпитки энергии длительное время. От Джинна я не чувствовал никакой угрозы и решил задать ему провокационный вопрос.

— А почему ты выглядишь, как демон из Преисподней? Разве это твое истинное обличие?

Джинн вдруг стал серьезным:

— Одна из моих задач — УСТРАШАТЬ непрошенных гостей. Мне сообщили, что в северном пределе появилось существо с Земли, да еще с физического плана. А так как я увлекаюсь историей земных цивилизаций и втайне мечтаю когда-нибудь за большие заслуги воплотиться на Земле в теле млекопитающего или даже человека, я решил встретить тебя в подобающем образе, показав тебе всю серьезность ситуации и моих намерений. Я же сразу спросил, страшно ли тебе или нет, чтобы понять, угадал ли я.

Джинн для моего комфорта предложил принять образ, который у меня ассоциируется именно с джиннами. Я сформировал этот образ у себя в голове, отправил его Джинну, и он тут же трансформировался в знаменитого персонажа из диснеевского фильма про Алладина с Уиллом Смитом в роли веселого джинна. Жизнь явно налаживалась. Мы еще долго беседовали с моим новым знакомым — сначала Джинн рассказал мне о законах и правилах, действующих в этом мире, подтвердив еще раз, что без необходимой маскировки мне не пробраться в оазис с порталом. Я рассказал ему про свои эксперименты по выходу в астрал и про путешествия. Джинн с большим интересом слушал меня. А потом я подумал: «Если Джинн был создан неким высшим существом по аналогии с тем, как программист разрабатывает программу, то он обладает неким искусственным интеллектом, не более… то есть у него нет как таковой Души или божьей искры, которая заложена в людях, и соответственно отсутствует самосознание». Я спросил его об этом.

— Да, я создан своим хозяином искусственно, во мне заложено исполнение определенных обязанностей и соблюдение свода правил. Создатель сформировал мою личность с учетом своих потребностей и интересов, проявляя в этом свой опыт Творца, но при этом, он также вдохнул в меня жизнь, поделившись частью своей Души. Я наполнен живой материей, наделен сознанием и самосознанием. Мне пока не доступны многие земные чувства и эмоции — но ведь за этим души и спускаются на физический земной план — чтобы иметь возможность испытать ВСЮ ГАММУ ВАШИХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЧУВСТВ.

— Получается, что ты живой? Извини за глупый вопрос…

— Без проблем. Я имею доступ в определенное хранилище информации и успел поинтересоваться. У вас на физическом плане тоже есть подобные существа, как я. И вы, люди, создаете их сами, пользуясь правом Творца, но не представляя последствий своих деяний. По-моему, вы называете их ТУЛЬПАМИ. Создаете сначала визуальный образ, наделяете его определенными качествами, характером, поведением и личностью, подкрепляя все это своей жизненной энергией и сильным намерением, делитесь с ним ЧАСТЬЮ СВОЕЙ БЕССМЕРТНОЙ ДУШИ. В один прекрасный момент тульпа оживает на астральном плане, начиная мысленно общаться с хозяином — своим создателем, поддерживая беседы на любые темы.

Со слов Джинна проблема заключалась в том, что любая тульпа является бессмертной сущностью, следующей за своим создателем. Ее сознание постоянно находится в развитии, как у ребенка, и со временем проявляются индивидуальные черты характера. Если при этом создателю через какое-то время тульпа вдруг надоедала, он не мог уже просто так избавиться от нее. Ведь один из основных законов для всего живого — закон самосохранения, поэтому тульпа легко могла обозлиться и начинала открыто противостоять попыткам избавиться от ее общества. Все это усугублялось в случае, если такой горе-создатель решал самостоятельно, используя СПЕЦИАЛЬНЫЙ ОБРЯД, уничтожить созданную им раньше тульпу. Такая тульпа могла начать управлять своим создателем, или подчинять, входя в его энергетическое поле. Все это лишь в очередной раз доказывало, насколько безрассудными и безответственными является большинство людей на планете, слепо применяющих ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ. Мудрые же сущности, проживающие в высших мирах, всегда четко понимали для чего и кого они создают, ничего не делая просто так, для забавы; полностью осознают степень ответственности за сотворение как живых существ, так и целых населенных ими миров.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 480
печатная A5
от 865