электронная
96
печатная A5
464
16+
Проект А129

Бесплатный фрагмент - Проект А129


5
Объем:
298 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6725-9
электронная
от 96
печатная A5
от 464

Глава первая

Континент Винланд, 2073 год

Воздух буквально вибрировал от напряжения. Самолеты входили в пике, кувыркались, сходились, образуя различные фигуры, и вновь разлетались, словно потревоженные птицы. Лазерные пушки палили, расстреливая метеорит, небо так и полыхало отсветами малинового и ярко-синего, словно туда выплеснули огромные ведра флуоресцентных красок.

Трибуны неистовствовали. Люди то замирали в напряжении, не отрывая взглядов от сияющих на солнце силуэтов стальных птиц, то разражались криками ликования. Иногда по толпе прокатывалась волна разочарования. Адреналин зашкаливал, ведь каждый ощущал себя причастным к происходящему и каждый знал, что ставки высоки.

Самое популярное шоу «Стрела Аполлона» было в разгаре.

Соревнующиеся команды располагались друг напротив друга в специальной стеклянной капсуле. В каждой были капитан и пять пилотов. Две команды сражались за право пробиться в финал. Несмотря на то, что игроки управляли трехмерными моделями самолета из специально оборудованных прозрачных капсул, ощущения были близки к реальным. Шлем виртуальной реальности, разработанный по последнему слову техники, создавал симуляцию полета, а информация из капсул отображала на больших экранах физические данные игрока, которые менялись в зависимости от нагрузки.

В каждом туре в определенную точку падал из космоса виртуальный метеорит, и самолеты команды, вслед за командиром, должны были устремиться в тот квадрат на карте Винланда и сбить небесное тело в верхних слоях атмосферы. Игра шла до трех побед. Если в назначенное время метеорит никому не удавалось сбить, и он падал, то ни одна из команд не получала очков, и в следующем туре разыгрывались сразу два. В случае, если игроки не сбивали цель и на третий раз, обе команды покидали состязания до следующего сезона.

Поскольку каждая из команд, достигнув точки падения, стремилась первой сбить метеорит, самолеты противоборствующих сторон вступали в ожесточенные перестрелки, и не всем пилотам удавалось долететь до цели. Поэтому для победы в состязании требовались быстрота реакций и слаженная игра команды.

В этом шоу команды не только состязались между собой, но и отрабатывали навыки борьбы с опасностями, которые могут в любой момент угрожать Континенту. Игроки переносили высокое давление, и бывало так, что некоторые из них теряли сознание прямо во время игры. Шоу имело широкую популярность, несмотря на то, что шло уже четвертый год. Люди со всего Винланда собирались семьями у экрана поболеть за любимую команду и полюбоваться красочным состязанием, изобилующим спецэффектами.

Семья Таферов не была исключением. Мать, Барбара, испекла яблочный пирог. Мать и сын ели его за чайным столом и смотрели шоу на большом экране, установленном в гостиной. Семья болела за команду капитана Флеминга: она была одной из самых возрастных, но, несмотря на это, все еще побеждала молодых участников.

— Уклоняйся, уклоняйся! — вскричал Крис, держа в руках кусок пирога. Молодой человек всегда эмоционально наблюдал за состязаниями, и эта игра не была исключением. — Его подбили! Теперь в каждой команде осталось по трое. Наши должны победить! Заходи сзади! Молодец! Он остался один, теперь еще нужно успеть сбить метеорит. Молодец, молодец! Мы получили еще балл! Счет 2:1! Флеминг ведет!

Крис и сам занимался пилотированием в студенческом клубе. Молодому человеку даже прочили блестящее будущее, но Крис не был уверен, что хочет связать свою судьбу именно с авиацией. Да, ему нравилось поднимать машину в воздух и, преодолевая перегрузки, возноситься все выше и выше, как легендарный Икар, стремившийся долететь до солнца. К тому же, в отличии от Икара, несомого слепленными из воска крыльями, в распоряжении Криса была мощная современная техника, способная выходить за пределы атмосферы. У него был наивысший уровень доступа, обеспечивающий небольшие, но приятные привилегии. Крису нравилось ощущать свободу и необыкновенную легкость, нравилось плавная упругость гашетки и эйфория, охватывающая тело в тот момент, когда учебная мишень рассыпалась миллиардами брызг. И все же какой из него пилот? Для того, чтобы стать настоящим пилотом, считал Крис, требуется особый авантюрный склад личности, как у тех ребят из «Стрелы Аполлона». Крис Тафер был слишком земным, обыкновенным юношей, а поэтому полагал, что наибольшую пользу может принести в изучении истории прошлых цивилизаций. К тому же эйфория от успешно сданных экзаменов ничуть не меньше, да и Континенту сейчас важнее проанализировать прошлое, чтобы на основании этого построить идеальную модель будущего. Нет, небо — это не для него.

Крис и внешне был совершенно обыкновенным — среднего роста, не слишком спортивный, но по природе скорее сухощавый, с темными волосами и четко очерченной линией скул. Пожалуй, единственной примечательной деталью его внешности был серповидный шрамик слева на подбородке — последствие травмы, полученной во время одного из учебных полетов.

Нет, Крис Тафер никак не годился на роль героя.

И все же сердце невольно замирало при виде очередного кульбита на экране, а рука сжималась, словно приводя в действие невидимый рычаг управления.

— Не теряй скорость! Что же ты делаешь?! Ну же! Давай! — шептал Крис, не отрывая взгляда от входящего в вираж самолета. Наблюдая за происходящим, он ощущал себя так, словно находился вместе с командой, и именно от его умения и скорости реакции зависела победа.

Барбара держалась сдержаннее, но так же, как и сын, радовалась успехам команды.

После того, как балл был разыгран, игрокам полагался десятиминутный перерыв. Технические специалисты использовали это время, чтобы проверить приборы и точность выстрелов каждого из пилотов. Каналы вернулись к актуальной теме выборов и включили ролики двух кандидатов, а затем в очередной раз объявили о специальном выступлении после шоу верховного правителя Винланда, Демиана Росхальда.

— Надеюсь, нам удастся досмотреть игру до конца и послушать выступление главы Континента. На прошлой неделе повстанцы пытались внесли помехи в эфир на самом интересном месте. Говорят, что они готовили восстание, ты же слышал об этом в новостях.

Не отрывая взгляд от экрана, Крис произнес:

— Мама, мистер Грейвз сомневается, что это дело рук повстанцев.

— Ваш профессор постоянно во всем сомневается. Не нравится он мне. Зря ты вообще занялся изучением истории. Ты ведь лучший в этом вашем студенческом летном клубе. Мог бы уйти в авиацию и сейчас сражаться за одну из команд, мог стать звездой шоу «Стрела Аполлона», а я бы смотрела и гордилась тобой!

— Мам, я занимаюсь в клубе уже шесть лет. За это время, как ты прекрасно знаешь, я научился профессионально управлять многими летательными аппаратами, получил награды за фигуры высшего пилотажа как в безлюдной местности, так и в городской среде, но пойми, это не мое.

— Почему? Что может быть лучше?

— Это невозможно объяснить. Ты же вот сама работаешь в библиотеке университета именно потому, что тебе это нравится.

— Люблю книги, и ты, похоже, весь в меня, — Барбара посмотрела на сына нежно.

— Кстати, даже если бы не история, я бы все равно не пошел в авиаторы, а непременно отправился в отдаленные области Винланда на ликвидацию последствий катастрофы. Сотни добровольцев уехали туда, чтобы улучшать экологию на Континенте. Там все дружны, много работают, а вечерами собираются, поют песни под гитару и обсуждают светлое будущее Винланда, — заметил Крис, воспользовавшись моментом спокойствия, наступившем в игре. — Я смотрю много репортажей: этим людям приходится непросто, но они занимаются полезным делом. Параллельно там возводят одноэтажные дома, но в последнее время постоянные перебои с электричеством. Говорят, одну из близлежащих подстанций на севере континента, чтобы сорвать выступление лидера, на прошлой неделе атаковали повстанцы.

— Когда уже мистер Росхальд наведет порядок? Только ему под силу усмирить этих разбойников, — вздохнула женщина.

— Борьба с повстанцами продолжается ежедневно. Сегодня даже проводили проверки в университете — вычисляли заговорщиков. В компьютере одного студента нашли запрещенную литературу. Подозревают, что он связан с сопротивлением. Я уверен, что это все недоразумение. Наверняка он просто скачал какую-то книгу о революциях прошлого из запрещенного источника, и скоро все прояснится. Порой и у меня бывает соблазн скачать книгу с пиратского сайта, но я стараюсь получать знания только из лицензированных источников и уверен, что там достаточно информации обо всем.

— Сынок, тебе нужно думать о карьере и меньше общаться со студентами, которые нарушили запрет и читают книги, не прошедшие лицензирование Министерства просвещения. И пожалуйста, выбрось из головы мысли об освоении новых областей, повстанцах, а лучше сосредоточься на учебе — у тебя выпускной год. На своем месте ты принесешь гораздо больше пользы Континенту — сейчас острая нехватка специалистов. — Взглянув на детское фото Криса возле большого экрана, она продолжила: — Вы первое поколение после той ужасной трагедии, произошедшей 26 лет назад, и должны делать все для процветания Винланда и поддержания власти законного правителя. Раньше любили говорить: каждый должен быть полезен на своем месте, старайся следовать этому. Тебя ожидает блестящая карьера.

Когда ведущий объявил начало третьего раунда, Таферы вновь погрузились в атмосферу шоу.

Игра завершилась победой команды Рика Флеминга, чему мать и сын были очень рады.

Существовала еще одна версия шоу «Стрелы Аполлона», так называемая ночная. В ней сражение шло полностью в реальном мире, и частенько на арене оказывались государственные преступники, или те же повстанцы. Они сражались с профессионалами за возможность получить помилование. Крис не слишком им сочувствовал, поскольку признавал право государства наказывать виновных, однако все равно не любил ночную версию «Стрелы Аполлона». Жестокость, даже вынужденная, его не привлекала.

Сразу после окончания шоу было объявлено о выступлении главы Винланда. Люди со всего Континента ждали этой речи. Уже не первый месяц сохранялась интрига: согласится ли правитель баллотироваться на третий срок, как его просили многочисленные избиратели, или предложит вместо себя преемника, который поборется за этот пост. Крис с матерью также с нетерпением ждали выступления. Женщина даже не пошла кипятить воду для чая, боясь пропустить начало. Таферы были сторонниками правителя и собирались отдать ему свои голоса.

— На работе всю неделю только и обсуждали, даст ли мистер Росхальд согласие идти на третий срок или нет. Поскорее бы он определился, мы к нему уже так привыкли, — вздохнула Барбара.

— А профессор Грейвз говорит, что они давно уже все решили и только выжидают подходящий момент, чтобы объявить о выдвижении.

— Все знает этот ваш профессор, — усмехнулась мать. — Верховный правитель пойдет на третий срок, если будет уверен, что может сделать для Винланда и его граждан что — то полезное, поэтому и раздумывает, а не специально выдерживает паузу.

Несмотря на то, что в прошлые выходные во время выпуска были помехи в эфире и шоу было прервано на несколько минут, интерес к программе не угас, и рейтинги били новые рекорды… Как только объявили о выступлении главы Континента, люди прильнули к экранам.

— Граждане Континента! С гордостью приветствую вас в преддверии новых выборов. Я благодарю вас за доверие, которые мне оказывается все эти годы, и абсолютно ясно… — начал торжественно правитель, но тут изображение вдруг задрожало, пошло рябью и изменилось.

Вместо традиционного кабинета с огромным флагом Континента на всю стену показалось полутемное помещение с голыми серыми стенами, а вместо правителя перед зрителями предстал мужчина в маске.

— Граждане Винланда, разве вам не ясно, что выборы — очередное шоу правительства. Нас обманывают, нами манипулируют!.. — горячо произнес незнакомец. — Я призываю всех неравнодушных жителей Континента присоединиться к повстанческому движению и положить конец этой власти. Мы не должны поддаваться на манипуляции правительства! Выходите на улицу и заявляйте…

Тут изображение снова замигало и исчезло.

— Что же это такое?! — Барбара испуганно вскочила. — Как эти разбойники вообще смогли прорваться в эфир?

Крис пожал плечами. Ответа на этот вопрос он не знал. Единственное, что становилось понятно: возможности у этих самых повстанцев были хорошие. Не удивительно, что правительство столько времени никак не может с ними сладить.

На этот раз эфир прервался на несколько часов, а выступление правителя было перенесено на неопределенный срок. Крис, вернувшись в комнату, продолжил чтение очередного исторического романа, а Барбара допивала чай и размышляла над тем, что приготовить сыну на завтрак.

* * *

Человек, сидящий за столом, поднял голову и взглянул на посетителя тяжелым взглядом, от которого вошедший широкоплечий мужчина словно съежился.

В этом кабинете — довольно большом, при этом обставленным предельно минимально: длинный стол, несколько стульев с высокими прямыми спинками, из украшений — только большой портрет правителя, расположенный над креслом хозяина кабинета, — словно гулял вечный сквозняк. Каждый входящий чувствовал себя неуютно и с облегчением выдыхал только когда вновь оказывался по другую сторону массивной двери из красного дерева.

— И не говорите, что еще не разобрались с этим мелким делом, — проговорил хозяин кабинета, уставившись на посетителя водянисто-серыми глазами.

— Мы вышли на след. Наш агент, внедренный в стан повстанцев, доложил, что список находится у профессора Уильяма Грейвза. Мы установили слежку и…

— До выборов главы Континента осталось совсем ничего, — голос хозяина кабинета казался обманчиво спокойным, однако от каждого слова посетитель все больше съеживался. — Прошу не тратить мое время зря. Я жду, что вы положите на этот стол то, что меня интересует, а не будете объяснять почему вы этого до сих пор не сделали. Если мне вдруг захочется поболтать, я найду более интересную компанию. Вы меня поняли?

— Понял, верховный страж! — посетитель вытянулся в струнку, кажется, забывая дышать.

— Ну раз поняли, исполняйте! — человек тяжело вздохнул и склонился над планшетом, мгновенно забыв о незадачливом визитере, поспешившим бесшумно ретироваться из кабинета. Что поделать, если приходится работать с не слишком компетентными сотрудниками. Иногда в голову приходили крамольные мысли, что среди повстанцев гораздо больше думающих и способных людей, иначе они не продержались бы столько времени. Вот, к примеру, этот профессор…

На планшете появилась трехмерная фотография немолодого мужчины с весьма заметной проплешиной в волосах. Абсолютно заурядная на вид личность, вот только в глазах читается ум, а линия подбородка выдает упрямую натуру. Пожалуй, просто так такого не расколешь. Ну что же, пусть постараются.

Именно этот человек оказался в центре государственных интересов, и его жизнь сейчас стоила меньше, чем ничто. Негласный смертный приговор профессору был уже подписан. Осталось только вытрясти из этого умника все его тайны.

Верховный страж Винланда, Олоферн, потянулся в неудобном кресле, разминая затекшую спину. Да, можно было поставить сюда одно из этих новомодных плавающих кресел, подстраивающееся под любую форму тела, но это — для избалованных бездельников. Он искренне считал, что кресло должно быть неудобным, чтобы не позволять расслабляться. Прежде всего — служба. Отдых будет потом, когда все дела окажутся улажены, повстанцы нейтрализованы, а сама память о них покроется пылью.

Только тогда можно будет расслабиться и передохнуть. А сейчас — работа и только работа, особенно в преддверии выборов. Все должно пройти гладко, чтобы избранию правителя на новый срок ничего не помещало.

Он слегка двинул пальцем, убирая с экрана изображение профессора, доживающего на свободе, вероятно, свои последние дни, и переключился на специальный канал связи. Пора было выходить с ежедневным отчетом и объяснить правителю, как повстанцем удалось пробраться в эфир и сорвать выступление.

Глава вторая

Континент Винланд, 2073 год

Лекция в историческом университете подходила к концу. Чтобы успеть пройти весь материал, профессор Уильям Грейвз обратил внимание студентов на заключительный слайд презентации, который подытоживал тему истории цивилизаций прошлого. На нем были представлены все известные за последние три тысячи лет империи с хронологией существования.

Убедившись, что аудитория успела ознакомиться с содержанием слайда, мистер Грейвз произнес:

— Каждая цивилизация так же, как и люди, переживает четыре этапа: рождение, взросление, расцвет и старение, или, другими словами, разрушение. Все империи, которые я упоминал, прошли эти стадии. Каждая из держав в определенный момент завершала свой исторический путь, передав эстафету следующей.

Посмотрев в записи, профессор продолжил:

— Начиная с Александра Македонского, империя которого пришла на смену Персидской, все правители прошлого мечтали воплотить в жизнь пророчество о покорении мира одной сверхдержавой. Они завоевывали страны не с целью их уничтожения или разграбления, как принято думать, а освобождали от гнета, давая людям свободу. Да, именно с идеей свободы и равенства мечтали они покорить весь мир и стать едиными правителями. После падения державы Александра Великого на востоке образовалась империя Маурьев, а в Китае правитель Цинь Шихуанди основал династию Цинь. Позже появилась Римская империя, в процессе раздела которой возникла Византия, просуществовавшая около тысячи лет, а также Священная Римская империя, объединившая многие территории Европы. В период наивысшего рассвета в ее состав входили Германия и части территорий Италии, Нидерландов, Чехии и Франции. Война с Наполеоном Бонапартом в начале XIX века привела к распаду Священной Римской империи, просуществовавшей более 800 лет.

Взглянув на таблицу в центре слайда, профессор добавил:

— Также стоит особо отметить три крупнейшие империи в мировой истории, контролировавшие наибольшие территории: Британскую, Монгольскую и Российскую. На территории последней впоследствии образовался Советский Союз. Британцы на пике своего величия владели практически четвертью мира, то есть каждый четвертый житель планеты был подданным короны. Их колонии находились на всех обитаемых континентах того времени и занимали территорию в 36 миллионов квадратных километров. Но стоит заметить, что Британская империя не объявляла себя правительницей мира, по крайней мере, в явной форме не претендовала на мировую гегемонию.

Подняв руку, один из студентов поинтересовался:

— Профессор, а почему властителям прошлого так и не удалось покорить мир?

Немного подумав, мистер Грейвз ответил:

— Многие историки сходятся во мнении, что время правления одной сверхдержавы тогда еще не пришло. Лидеры этих империй были гениальными полководцами и ораторами, но в те времена не существовало технологий, которые появились в начале XXI века. Одни из главных факторов в покорении территорий — это быстрый обмен информацией, мобильность войск, а армии прошлого этим не отличались. В древние времена походы занимали годы, если не десятилетия. Полководцы погибали, а изнуренные долгими переходами солдаты теряли боевой дух. Время в прямом и переносном смысле было не на их стороне. Только с развитием технологий и быстрым обменом данными стало возможно покорение других земель за считаные месяцы. В регулярной армии отпала необходимость — все делали дроны, беспилотные летательные аппараты, и боевые роботы, а специалисты управляли ими с другого континента. Они могли отключить интернет в любой точке мира, и войска противника оказывалась без связи, что делало координацию движений невозможной, и наиболее технологично устроенная армия быстро одерживала верх.

Студенты внимательно смотрели на экраны, сравнивая периоды наибольшего могущества великих держав, а также размеры покорившихся им территорий.

После небольшой паузы профессор продолжил:

— Если вернуться к относительно недавней истории, к противостоянию демократической системы коммунистической, то в ней Америка, изучив опыт предыдущих империй, совместила финансовую и идеологическую борьбу. Она предложила новый мировой порядок, основанный не на военной экспансии, а на свободе, которую они называли демократией. Все это было подкреплено финансово-экономической моделью, ориентированной в первую очередь на достижение личного успеха, а затем уже коллективного, чем и победили коммунизм. До самой катастрофы США оставались ведущей экономической державой планеты. А теперь мы перейдем к причинам старения, то есть развала последней цивилизации, и наступления новой, нашей эры.

Мистер Грейвз прошелся по кафедре и возобновил рассказ:

— США практически воплотили в жизнь то древнее пророчество благодаря технологическому прогрессу. Они сметали все преграды на пути к заветной мечте — править единым миром, вкладывая огромные деньги в передовые технологии. Стремление к гегемонии требовало больших затрат, и когда в 2007 году начался мировой экономический кризис и возникли сложности с финансированием новых видов вооружения, спецслужбы придумали технологию блокчейн, на основе которой была создана первая криптовалюта биткойн. Эта пиринговая платежная система не только решила вопрос с разработкой новых видов вооружения, в том числе космического, но и помогла разрушить экономики других держав без единого выстрела. В 2029 году мировая финансовая система рухнула. Независимые государства стали неспособны обслуживать свой внешний долг, а также исполнять социальные обязательства перед гражданами, и одно за другим отказывались от суверенитета. Произошел очередной передел мира, в результате которого образовалось четыре сверхдержавы: США, Россия, Европейский союз и Китай.

Профессор вновь обратил внимание студентов на слайд, после чего продолжил:

— Всем этим странам, запустившим вслед за США десятки своих блокчейн-платформ и криптовалютных проектов, как анонимных, так и публичных, удалось собрать триллионы долларов для скрытого финансирования военно-космических программ. В итоге эта технологическая гонка и последовавшие за ней попытки колонизации луны привели в 2046 году по старому летоисчислению к третьей мировой войне, почти уничтожившей жизнь на всей планете. На единственном пригодном для жизни континенте, получившем название Винланд и сохранившем некоторые технологии предыдущей цивилизации, 26 лет назад началась новая, постхристианская эра.

— Выходит, что пророчество о едином мире, равном и справедливом, так и не сбылось? — задал новый вопрос любознательный студент.

Задумавшись, профессор с некой досадой ответил:

— Да, все именно так. В оставшееся время мы поговорим о главном факторе, который послужил спусковым механизмом крушения прежней цивилизации. Именно возникновение биткойна является знаковым в этой цепочке. До его появления в мире было около двухсот независимых государств, и это помогало сохранять баланс сил. Многие сравнивали ажиотаж вокруг криптовалют с произошедшей в XVII веке в Голландии тюльпаномании или бумом доткомов в конце XX века. Тогда мало кто мог предположить, что это явление превзойдет их все вместе взятые по последствиям.

— А как религии относились к появлению криптовалют?

— Если в среде финансистов и политиков относительно инвестиционной привлекательности криптовалют было двоякое мнение, то в среде религиозных лидеров царило единодушное осуждение, поскольку одних это делало баснословно богатыми, а других лишало всего. События развивались так стремительно, что конфессии начали опасаться приближения апокалипсиса. Христианство, весьма распространенная религия того времени, усмотрело в этих событиях пророчество из евангелий. В нем говорится о четырех всадниках, которые придут на землю один за другим. Под всадниками подразумевались глобальные события, а распространение криптовалют связывали с третьим из всадников, на вороном коне. Люди на разных континентах не верили скептикам и считали, что это революционное изобретение избавит мир от диктата центральных банков и крупных финансовых корпораций.

Профессор задумался и снова прошелся взад-вперед по кафедре, после чего продолжил:

— Я читал много книг, статей и рассекреченных материалов на эту тему. Как не раз бывало на протяжении истории, блокчейн-технология, можно сказать, появилась случайно, то есть искали одно, а нашли совсем другое. Она, так же как и Интернет или Wi-Fi, разработана военными. Вначале эта технология должна была служить беспрепятственному финансированию оппозиции в странах с диктаторскими режимами в обход властей. Но увидев ее потенциал и быстрое распространение, приняли решение расширить область применения криптовалют, то есть собрать деньги для скрытого финансирования военно-космических проектов, как государственных, так и частных. Для того чтобы разработка вызвала широкий интерес и не ассоциировалась с какой-либо страной, было решено объявить ее создателем мифического Сатоши Накамото. В Интернете и средствах массовой информации начали появляться статьи и репортажи о созданном в 2008-м и запущенном в начале 2009-го года биткойне. Его провозгласили инструментом свободы для всех людей, основным преимуществом которого, помимо скорости переводов и анонимности, называлась полная децентрализация системы.

Многие энтузиасты видели в новых технологиях альтернативу централизованной банковской системе, управляемой группой людей. Как говорилось в рассекреченных документах, разработчики сами не ожидали последовавшего эффекта. Дальше оставалось только наблюдать, как из искры раздувалось пламя. Котировки шли вверх, привлекая внимание новых инвесторов. СМИ изо дня в день рассказывали о том, как биткойн преодолел новый рубеж, поднявшись за несколько месяцев на очередные 200%, в то время как доходы от банковских вкладов и других финансовых инструментов не могли покрыть даже инфляцию. Тогда люди не понимали, что был открыт ящик Пандоры, и прежнему мироустройству пришел конец. Со временем все накопления граждан, средства паевых инвестиционных и негосударственных пенсионных фондов были вложены в криптовалюту.

Экономисты предостерегали о последствиях схлопывания пузыря, но никто не желал их слушать. Лидеры разных конфессий также высказывались о рисках инвестиций в криптовалюту, утверждая, что ее покупка противоречит религиозным нормам, и даже пугали адом, но жажда наживы была выше всего. Это время принято называть Великой лихорадкой, поскольку к 2029-му году, через двадцать лет после создания биткойна, в этот процесс было вовлечено практически все население планеты. Попытки лидеров государств, финансистов и религиозных деятелей вразумить народ были тщетны. В один момент рынок рухнул, и это привело к тому, что страны не смогли обеспечить гражданам условия даже для самого скромного существования. Наступил голод, который и олицетворял собой тот самый всадник на вороном коне. Перед правителями стоял выбор: быть свергнутыми и растерзанными толпой или добровольно вступить в состав сверхдержавы.

Увидев поднятую руку, мистер Грейвз позволил студенту задать вопрос:

— Профессор, неужели у глав государств не было иных инструментов, помимо убеждения, чтобы остановить этот процесс?

— Разумеется, власти многих стран пытались регулировать законодательство, предупреждая о рисках, которые несут эти технологии, и даже запрещали инвестиции в криптовалюты, но люди обходили все ограничения. На сторону правительства встало духовенство всех без исключения конфессий. Некоторые из них называли биткойн электронным Антихристом — и в чем-то были правы. Но предостережения лидеров государств, религиозных конфессий и видных экономистов не смогли удержать народ от соблазна. Одним словом, люди вновь попали под власть золотого тельца. На чашу весов ставились душа, как было принято раньше говорить, и жажда наживы. Именно боязнь упустить выгоду двигала людьми. Это не предосудительно, но, когда жажда наживы переходит определенный порог, затмевая разум, человек начинает действовать эмоционально. Он изо всех сил пытается запрыгнуть в последний вагон, не понимая, что поезд направляется в обрыв.

До конца лекции оставалось еще десять минут, и профессор хотел перейти к вопросам студентов по пройденному материалу, как вдруг прозвучал специальный сигнал. В университете его включали только в экстренных случаях, когда нужно было собрать всех во внутреннем дворе. Как только звук сирены стих, послышался электронный голос из громкоговорителя и в то же самое время каждый из учащихся получил смс-уведомление: «Всем студентам с первого по четвертый уровень прибыть на сканирование». Профессор объявил, что лекция окончена.

Звуки сирены становились все громче, призывая последних студентов покинуть здание. Аудитория быстро опустела. Профессор выглянул из окна и увидел фургон стражей Континента, к которому выстроилась очередь. Над фургоном кружили дроны, а голос из громкоговорителя продолжал призывать учащихся незамедлительно явиться на сканирование. Первая группа дронов следила, чтобы никто не покинул пределы университета, а вторая сканировала на расстоянии сетчатку глаз, идентифицируя личность.

Профессор отошел от окна и услышал голос студента Криса Тафера, который не спеша делал последние записи о лекции:

— Мистер Грейвз, простите, могу я вам задать еще один короткий вопрос?

— Да, слушаю.

— Я пытался искать ответ на него в библиотечных книгах и континентальной сети, но большая часть информации отсутствует. Говорят, что ее стерли повстанцы. Мне необыкновенно интересен процесс зарождения и развития первой криптовалюты, и я думаю написать на эту тему дипломную работу. — Сделав небольшую паузу, студент продолжил: — Вы сказали, что энтузиастов привлекла революционная технология, но первые десять лет криптовалютами мало кто расплачивался, то есть использовал по назначению, люди скупали их лишь в инвестиционных целях.

— Да, тогда пропускная способность сети биткойн была низкой, а платежи за транзакции значительными, и это делало систему непригодной для ежедневного использования. Поэтому инвестиции в криптовалюты стали в основном спекулятивными. Каждый покупатель надеялся, что на рынок придут новые инвесторы и купят монеты уже у них за более высокую стоимость.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 96
печатная A5
от 464