электронная
86
печатная A5
373
16+
Проект А129

Бесплатный фрагмент - Проект А129

Объем:
202 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6725-9
электронная
от 86
печатная A5
от 373

Первая глава

Континент Винланд, 2073 год

Лекция в историческом университете подходила к концу. Чтобы успеть пройти весь материал, профессор, Уильям Грейвз, обратил внимание студентов на заключительный слайд презентации, который должен был подытожить тему цивилизаций прошлого. На нем были представлены все известные империи с хронологией существования за последние три тысячи лет.

Убедившись, что студенты успели ознакомиться с его содержанием, мистер Грейвз произнес:

— Каждая цивилизация так же, как и люди, переживает четыре этапа: рождение, взросление, расцвет и старение, или, другими словами, разрушение. Все приведенные на слайде империи прошли эти стадии вплоть до разрушения. Каждая из них в определенный момент завершала свой исторический путь, передав эстафету следующей.

Посмотрев в записи, профессор продолжил:

— Начиная с Александра Македонского, империя которого пришла на смену Персидской, все правители прошлого мечтали воплотить в жизнь пророчество о покорении мира одной сверхдержавой. Они завоевывали страны не с целью их уничтожения или разграбления, как принято думать, а освобождали от гнета, давая людям свободу. Да, именно с идеей свободы и равенства мечтали они покорить весь мир и стать едиными правителями. После падения державы Александра Великого на востоке образовалась империя Маурьев, а в Китае правитель Ши Хуанди основал династию Цинь. Позже появилась Римская империя, в процессе раздела которой образовались Византия, просуществовавшая около тысячи лет, а также Священная Римская империя, объединившая многие территории Европы. В период наивысшего расцвета в ее состав входили Германия и части территорий Италии, Нидерландов, Чехии и Франции. Война с Наполеоном Бонапартом в начале XIX века привела к распаду Священной Римской империи, просуществовавшей более 800 лет.

Взглянув на таблицу в центре слайда, профессор добавил:

— Также стоит особо отметить три крупнейшие империи в мировой истории, контролировавшие наибольшие территории: Британскую, Монгольскую и Российскую. На территории последней впоследствии образовался Советский Союз.

Британцы на пике своего величия владели практически четвертью мира, то есть каждый четвертый житель планеты был подданным короны. Их колонии находились на всех обитаемых континентах того времени и занимали территорию в 36 миллионов квадратных километров. Но стоит заметить, что Британская империя не вела масштабных войн в Европе и не объявляла себя правительницей мира, по крайней мере, в явной форме не претендовала на мировую гегемонию.

Подняв руку, один из студентов поинтересовался:

— Профессор, а почему властителям прошлого так и не удалось покорить мир?

Немного подумав, мистер Грейвз ответил:

— Многие историки сходятся во мнении, что время правления одной сверхдержавы тогда еще не пришло. Лидеры этих империй были гениальными полководцами и ораторами, но в те времена не существовало технологий, которые появились в начале XXI века. Одни из важных факторов в покорении территорий — это быстрый обмен информацией, мобильность войск, а армии прошлого этим не отличались. В древние времена походы занимали годы, если не десятилетия. Полководцы погибали, а изнуренные долгими переходами солдаты теряли боевой дух. Время в прямом и переносном смысле было не на их стороне. Только с развитием технологий и быстрым обменом данными стало возможно покорение других земель за считаные месяцы. В регулярной армии отпала необходимость — все делали дроны и боевые роботы, а специалисты управляли ими с другого континента. Они могли отключить интернет в любой точке мира, и войска противника оказывалась без связи, что делало координацию движений невозможной, и наиболее технологично устроенная армия быстро одерживала верх.

Студенты внимательно смотрели на экраны, сравнивая периоды наибольшего могущества великих держав, а также размеры покорившихся им территорий.

После небольшой паузы профессор продолжил:

— Если вернуться к относительно недавней истории, к противостоянию демократической системы коммунистической, то в ней Америка, изучив опыт предыдущих империй, совместила финансовую и идеологическую борьбу. Она предложила новый мировой порядок, основанный не на военной экспансии, а на свободе, которую они называли демократией. Все это было подкреплено финансово-экономической моделью, ориентированной в первую очередь на достижение личного успеха, а затем уже коллективного, чем и победили коммунизм. До самой катастрофы США оставались ведущей экономической державой планеты. А теперь мы перейдем к причинам старения, то есть развала последней цивилизации, и наступления новой, нашей эры.

Посмотрев на внимательно слушавших его студентов, мистер Грейвз добавил:

— США практически воплотили в жизнь то древнее пророчество благодаря технологическому прогрессу. Они сметали все преграды на пути к заветной мечте — править единым миром, вкладывая огромные деньги в новейшие технологии. Стремление к гегемонии требовало больших затрат, и когда в 2007 году начался мировой экономический кризис и возникли сложности с финансированием новых видов вооружения, спецслужбы придумали технологию блокчейн, на основе которой была создана первая криптовалюта биткойн. Эта пиринговая платежная система не только решила вопрос с разработкой новых видов вооружения, в том числе космического, но и помогла разрушить экономики других держав без единого выстрела. Мировая финансовая система рухнула. Независимые государства стали неспособны обслуживать свой внешний долг, а также исполнять социальные обязательства перед гражданами, и одно за другим отказывались от суверенитета. Произошел очередной передел мира в результате которого образовалось четыре сверхдержавы: США, Россия, Европейский союз и Китай.

Профессор вновь обратил внимание студентов на слайд, после чего продолжил:

— Всем этим странам, запустившим вслед за США десятки своих блокчейн-платформ и криптовалютных проектов, как анонимных, так и публичных, удалось собрать триллионы долларов для скрытого финансирования военных и космических программ. В итоге эта технологическая гонка и последовавшие за ней попытки колонизации луны привели в 2046 году по старому летоисчислению к третьей мировой войне, почти уничтожившей жизнь на всей планете. На единственном пригодном для жизни континенте, получившем название Винланд и сохранившем некоторые технологии предыдущей цивилизации, 27 лет назад началась новая, постхристианская эра.

Подняв руку, студент поинтересовался:

— Выходит, что пророчество о едином мире, равном и справедливом, так и не сбылось?

Задумавшись, профессор с некой досадой ответил:

— Да, все именно так. В оставшееся время мы поговорим о главном факторе, который послужил спусковым механизмом крушения прежней цивилизации. Именно возникновение биткойна является знаковым в этой цепочке. До его появления в мире было около двухсот независимых государств и это помогало сохранять баланс сил. Многие сравнивали ажиотаж вокруг криптовалют с произошедшей в XVII веке в Голландии тюльпаномании или бумом доткомов в конце XX века. Тогда мало кто мог предположить, что это явление превзойдет их все вместе взятые по последствиям.

— А как религии относились к появлению криптовалют?

— Если в среде финансистов и политиков относительно инвестиционной привлекательности криптовалют было двоякое мнение, то в среде религиозных лидеров царило единодушное осуждение, поскольку одних это делало баснословно богатыми, а других лишало всего. События развивались так стремительно, что конфессии начали опасаться приближения апокалипсиса. Христианство — весьма распространенная религия того времени, — усмотрело в этих событиях пророчество из евангелий. В нем говорилось о четырех всадниках, которые придут на землю один за другим. Под всадниками подразумевались глобальные события, а распространение криптовалют связывали с третьим из всадников, на вороном коне. Люди на разных континентах не верили скептикам и считали, что это революционное изобретение избавит мир от диктата центральных банков и крупных финансовых корпораций.

Профессор задумался, после чего продолжил:

— Я читал много книг, статей и рассекреченных материалов на эту тему. Как не раз бывало на протяжении истории, блокчейн-технология, можно сказать, появилась случайно, то есть искали одно, а нашли совсем другое. Она, так же как и интернет или Wi-Fi, разработана военными. Вначале эта технология должна была служить беспрепятственному финансированию оппозиции в странах с диктаторскими режимами в обход властей. Но увидев ее потенциал и быстрое распространение, приняли решение расширить область применения криптовалют, то есть собрать деньги для скрытого финансирования военно-космических проектов, как государственных, так и частных. Для того чтобы разработка вызвала широкий интерес и не ассоциировалась с какой-либо страной, было решено объявить ее создателем Сатоши Накамото. В интернете и средствах массовой информации начали появляться статьи и репортажи о созданном в 2008-м и запущенном в начале 2009-го года биткойне. Его провозгласили инструментом свободы для всех людей, основным преимуществом которого, помимо скорости переводов и анонимности, называлась полная децентрализация системы.

Многие энтузиасты видели в этой разработке альтернативу централизованной банковской системе, управляемой группой людей. Как говорилось в рассекреченных документах, разработчики сами не ожидали такого эффекта. Дальше оставалось только наблюдать, как из искры раздувалось пламя. Котировки шли вверх, привлекая внимание новых инвесторов. СМИ изо дня в день рассказывали о том, как биткойн преодолел новый рубеж, поднявшись за несколько месяцев на очередные 200%, в то время как доходы от банковских вкладов и других финансовых инструментов не могли покрыть даже инфляцию. Тогда люди не понимали, что был открыт ящик Пандоры и прежнему мироустройству пришел конец. Со временем все накопления граждан, средства паевых инвестиционных и негосударственных пенсионных фондов были вложены в криптовалюту.

Многие экономисты предостерегали о последствиях схлопывания пузыря, но никто не желал их слушать. Лидеры разных конфессий также высказывались о рисках инвестиций в криптовалюту, утверждая, что их покупка противоречит религиозным нормам, и даже пугали адом, но жажда наживы была выше всего. Это время принято называть Великой лихорадкой, поскольку к 2029-му году, через двадцать лет после создания биткойна, в этот процесс было вовлечено практически все население планеты. Попытки лидеров государств, финансистов и религиозных деятелей вразумить народ были тщетны. В один момент рынок рухнул, и это привело к тому, что страны не смогли обеспечить гражданам условия даже для самого скромного существования. Наступил голод, который и олицетворял собой тот самый всадник на вороном коне. У правителей стоял выбор: быть свергнутыми и растерзанными толпой или добровольно вступить в состав сверхдержавы.

Увидев поднятую руку, мистер Грейвз позволил студенту задать вопрос:

— Профессор, неужели у глав государств не было иных инструментов помимо убеждения, чтобы остановить этот процесс?

— Разумеется, власти многих стран пытались регулировать законодательство, предупреждая о рисках, которые несут эти технологии, и даже запрещали инвестиции в криптовалюты, но люди обходили все ограничения. На сторону правительства встало духовенство всех без исключения конфессий. Некоторые из них называли биткойн электронным Антихристом — и в чем-то были правы. Но предостережения лидеров государств, религиозных конфессий и видных экономистов не смогли удержать народ от соблазна. Одним словом, люди вновь попали под власть золотого тельца. На чашу весов ставились душа, как было принято говорить раньше, и жажда наживы. Именно боязнь упустить выгоду двигала людьми. Это не предосудительно, но когда жажда наживы переходит определенный порог, затмевая разум, человек начинает действовать эмоционально. Он изо всех сил пытается запрыгнуть в последний вагон, не понимая, что поезд направляется в обрыв.

До конца лекции оставалось еще десять минут, и профессор хотел перейти к вопросам студентов по пройденному материалу, как вдруг прозвучал сигнал. В университете его включали только в экстренных случаях, когда нужно было собрать всех во внутреннем дворе. Как только звук сирены стих, послышался электронный голос из громкоговорителя и в то же самое время каждый из учащихся получил смс-уведомление: «Всем студентам с первого по четвертый уровень прибыть на сканирование». Профессор объявил, что лекция окончена.

* * *

Звуки сирены становились все громче, призывая последних студентов покинуть здание. Зал быстро опустел. Профессор выглянул из окна и увидел фургон стражей Континента, к которому выстроилась очередь. Над фургоном кружили дроны, а голос из громкоговорителя продолжал призывать студентов незамедлительно явиться на сканирование. Первая группа дронов следила, чтобы никто не покинул пределы университета, а вторая сканировала на расстоянии сетчатку глаз, идентифицируя личность.

Профессор отошел от окна и услышал голос студента Криса Тафера, который не спеша делал последние записи о лекции:

— Мистер Грейвз, простите, могу я вам задать еще один короткий вопрос?

— Да, слушаю.

— Я пытался искать ответ на него в библиотечных книгах и континентальной сети, но большая часть информации отсутствует. Говорят, ее стерли повстанцы. Мне необыкновенно интересен процесс зарождения и развития первой криптовалюты, и я думаю написать на эту тему дипломную работу. — Сделав небольшую паузу, студент продолжил: — Вы сказали, что энтузиастов привлекла революционная технология, но первые десять лет криптовалютами мало кто расплачивался, то есть использовал по назначению, люди скупали их лишь в инвестиционных целях.

— Да, тогда пропускная способность сети биткойн была низкой, а платежи за транзакции значительными, и это делало его непригодным для ежедневного использования. Поэтому инвестиции в криптовалюты были в основном спекулятивными. Каждый покупатель надеялся, что на рынок придут новые инвесторы и купят монеты уже у них за более высокую стоимость. На это и был расчет, работавший несколько десятилетий.

— Получается, что люди даже не изучили эту технологию и не знали ее конечного предназначения… Я говорю о ее платежных преимуществах: быстроте, анонимности, децентрализации… Выходит, они и не подозревали, что биткойн изначально задумывался спецслужбами как инструмент глобального контроля?

Сделав короткую паузу, чтобы вспомнить определенные даты, профессор спокойно ответил:

— Как известно, первый блок был сгенерирован в начале 2009-го года, а приняли биткойн широкие массы лишь в 2013-м году. Тогда многие думали, что это изобретение гения-одиночки, но тот, кто тщательно ознакомился с принципом работы системы, понимал, что над проектом работала группа высококвалифицированных криптографов и математиков. Как известно, основное место занятости специалистов такого уровня это правительство или спецслужбы. — Посмотрев на часы, профессор продолжил: — Гонка вооружений требовала колоссальных средств. Из-за нехватки финансирования запуск многих проектов, связанных с освоением космоса, пришлось отложить, но главы сверхдержав понимали: кто будет владеть космосом, будет владеть миром. Из рассекреченных документов стало ясно, что по поручению правительства в 2007-м году спецслужбами было создано подразделение, в котором лучшие криптографы и математики искали эффективное решение для финансирования дорогостоящих космических программ. Там параллельно разрабатывались десятки проектов. Запуск большинства из них оборачивался провалом или незначительным успехом, но проект «Blockchain», в рамках которого создали биткойн, показал потрясающие результаты. Было принято решение о расширении подразделения. Криптографов и математиков, работавших над проектом, выделили в специальный отдел, к которому на финальном этапе присоединились лучшие маркетологи. Так зародилась первая криптовалюта. Какие цели она преследовала, людей, желающих разбогатеть, особо не интересовало. Это был процесс, который не смогли остановить ни разум, ни власти, ни религия. По мере развития блокчейн и квантовых технологий они все чаще пророчили Апокалипсис и скорый приход мессии, который спасет мир и освободит души людей, но спаситель так и не пришел.

Студент, продолжая записывать слова профессора, поинтересовался:

— Мистер Грейвз, а тот самый Сатоши, который стоял у истоков биткойна? Его личность пока не раскрыта. За прошедшие 60 лет многие выдавали себя за него, но никто так и не смог доказать этого. Не знаю, смотрели вы или нет, на шоу «Детектор лжи» очередной участник пытался выдавать себя за Сатоши, и машина его пока не разоблачила. Ведущий даже шутил: неужели мы нашли настоящего создателя биткойна, или на Континенте появился еще один, тысячный, Лжесатоши?

— Я не смотрю это шоу, оно в большей мере постановочное.

— Прошу вас, посмотрите вот этот отрезок, он весьма убедителен. Претендент прошел уже 4 круга опросов.

Крис включил ролик, и профессор просмотрел его.

— Ну как, вы впечатлены? Я был поражен. Как ему это удалось?

— Не всему, что показывают, нужно верить. Я сейчас заканчиваю работу над книгой «Эпоха блокчейн, или пир Валтасара». Основываясь на рассекреченных материалах, я описал зарождение и развитие этого проекта. В первой главе можно будет прочитать о том, как создавался образ Сатоши Накамото и откуда вообще появилось это имя.

— Я с нетерпением буду ждать выхода вашей книги, профессор!

Мистер Грейвз в очередной раз подошел к окну, желая убедиться, что никого из студентов не арестовали, и сказал:

— Крис, поспеши на проверку, чтобы потом у тебя не возникло проблем со стражами.

— Это меня не касается. Там проверяют тех, у кого уровень низкий, средний или высокий, а у меня наивысший, пятый.

— Его редко кому дают. Как тебе это удалось?

— Отец был стражем. Меня даже в детстве называли «сын стражника». И я никогда не делал ничего противозаконного. Только однажды перешел улицу в неположенном месте, чтобы спасти кошку. За рулем был дрон, он мог не заметить и сбить ее. После этого у меня не было никаких нарушений. Поэтому уровень доверия и высокий. Я стараюсь жить в соответствии с законами, прописанными и контролируемыми Искусственным Интеллектом, Минервой, заменившими в наши дни конституцию. И к правительству у меня нет никаких претензий — они заботятся о Континенте и простых гражданах.

Профессор не стал переубеждать Криса, понимая, что тот глубоко предан власти, и не выдал ничем своей связи с сопротивлением.

— Ты один из самых способных моих студентов. Продолжай заниматься и придешь к истине. Не стоит быть абсолютно уверенным ни в чем. Как говорили в древности, если уверовал, что познал истину, значит, ничего не понял. Это такой сосуд: когда пытаешься его удержать, он обязательно выскользнет из рук и оставит тебя ни с чем.

Желая продемонстрировать мистеру Грейвзу свои познания не только в законах, прописанных в Искусственном Интеллекте Континента, Крис сказал:

— Профессор, я вам рассказывал, что моя мать родом из Луза? По этой причине я хорошо знаком и с их законодательством. Оно отличается от нашего большей консервативностью, поэтому Совет Континента при создании верховной правительницы Минервы отверг его, решив разработать более совершенную систему. Вы хотите сказать, что они учли не все и в Искусственном Интеллекте, нашей верховной правительнице, есть недостатки?

— Я хочу сказать, что нужно всегда быть скептиком и продолжать искать истину. Она обязательно тебе откроется, если ты проделаешь к ней путь. Минерва создавалась после катастрофы, и обучение проходило поспешно. Прописанные в ней законы, которые также называют «Кодекс 282», на мой взгляд, нуждаются в существенной доработке, но на сей счет у каждого свое мнение.

Подумав над словами профессора, Крис сказал:

— Мистер Грейвз, тема законотворчества увлекает меня давно. Я продолжаю изучать правовые системы империй прошлого, начиная с римского права, поскольку собираюсь связать свое будущее с отделом, контролирующим соблюдение законов верховной правительницы Минервы на Континенте. У меня практически по всем предметам наивысшие баллы, возможно, это позволит мне получить должность в башне ИИ.

— Крис, тебя ожидает прекрасная карьера. Порой я и сам поражаюсь твоим знаниям. Ты знаком не только с ближней, но и с античной и новой историей, мифами Древней Греции, Библией!

Студенту было приятно слышать подобные слова из уст профессора.

— Большую часть дня я провожу в библиотеке — мне нравится читать исторические книги именно в бумажных версиях. А вечером дома изучаю материалы на электронных носителях. Телевизор в будни я вообще не включаю, только по выходным обязательно смотрю шоу «Стрела Аполлона» и выступление правителя — я их еще никогда не пропускал. Общение со сверстниками мне не особенно интересно, возможно, поэтому за четыре года учебы я так и не завел настоящих друзей. Все считают меня занудой, хоть и не говорят прямо. Они гуляют, играют в футбол, но когда нужно написать работу, то просят помочь меня.

— Ты молодец, продолжай усердно заниматься.

Немного подумав, студент поинтересовался:

— Профессор, с недавних пор меня стала интересовать литература, посвященная трактовкам сновидений. Возможно, вы сможете порекомендовать мне хороший сайт или книгу на эту тему? Информации в сети много, но какая достоверна, мне не понять. Порой на один символ можно найти десятки разных трактовок.

Профессор промолчал. Не обращая на это внимания, Крис продолжил:

— Мне с детства часто снится сон, в котором я пробираюсь сквозь лес и горы, а потом появляется трехголовое чудовище, и я просыпаюсь. Никак не могу понять его смысл и досмотреть до конца. Этой ночью было то же самое.

— Постарайся разобраться самостоятельно. Возможно, ты стоишь на перепутье, и тебе предстоит сделать выбор. Чудовище — это наши страхи, которые необходимо преодолеть, чтобы двигаться дальше. Оно стережет Врата знаний — то, к чему стремится человек. — Сделав паузу, профессор спросил: — Ты не знаешь, почему Вильгельма сегодня не было на лекции?

— Ребята сказали, что в канун празднования 27-летия образования Винланда его задержали стражи. — Мистер Грейвз изменился в лице и задумался. Не придав этому значения, Крис продолжил: — Сейчас многих студентов проверяют на причастность к сопротивлению. Думаю, что это недоразумение и его скоро отпустят.

Когда профессор в очередной раз посмотрел на часы, Крис понял, что мистер Грейвз куда-то спешит, и, попрощавшись, направился в библиотеку, оставив профессора в аудитории одного.

Вторая глава

Верховный правитель Винланда Демиан Росхальд, выслушав доклады министров о положении дел на Континенте и подготовке к предстоящим выборам, завершил заседание. Затем он уединился в личном кабинете с двумя ближайшими соратниками — Эрнестом, министром информации, и Олоферном, главным стражем Винланда. Вместе они прошли долгий путь, и, заняв кресло главы Континента 16 лет назад, мистер Росхальд удостоил их высоких постов. В своем кругу Эрнест и Олоферн обращались к правителю не иначе как «магистр» — в знак уважения к его заслугам и занимаемому посту.

Кабинет был оборудован специальными звукоизоляционными устройствами, чтобы оппоненты и повстанцы не могли подслушать, что происходило за этими стенами. Здесь собирался круг самых близких и доверенных лиц правителя, у которых было много общих тайн. Демиан Росхальд знал, что всегда может положиться на министров, а они, в свою очередь, искренне восхищаясь магистром, делали все, чтобы его власти ничто не угрожало.

Несмотря на широкую поддержку в народе, решения по ключевым вопросам принимал Сенат. Олоферну и Эрнесту удалось переманить на сторону правителя некоторых важных оппонентов, но даже несмотря на это им не всегда удавалось проводить нужные законы. Политически независимые сенаторы блокировали поправки, связанные с расширением полномочий главы Винланда и увеличением военного бюджета. На предстоящих выборах Демиан Росхальд собирался одержать внушительную победу, чтобы его сторонники заняли в обновленном Сенате еще больше мест. Все прогнозы были на стороне магистра, и поэтому временные сложности в Сенате, так же как и малочисленная группа повстанцев, не вызывали особой тревоги правителя.

Единственное, что продолжало угнетать мистера Росхальда, это постоянный контроль со стороны Искусственного Интеллекта, носившего имя древней могущественной богини Минервы. Она выполняла на Континенте роль третейского судьи и хранительницы 282 законов, которые также называли кодексом. Каждый закон начинался со слова «Если» и содержал нормативный правовой акт, действующий на территории Винланда. Со временем 35 из них, предписывающие правила поведения граждан на зараженных территориях, были исключены из кодекса, поскольку последние катастрофы на обитаемой части Континента удалось ликвидировать.

За строгим соблюдением законов следили сенаторы, представляющие граждан, населяющих двенадцать областей Винланда. Когда правителю не удавалось заручиться большинством голосов по какому-либо постановлению, группа сенаторов обращалась за советом к Минерве. В последнюю каденцию магистра, заручившегося поддержкой большинства, хоть и не подавляющего, это случалось крайне редко. Опасаясь горячих дебатов и последующего контроля со стороны Минервы, важные законы мистер Росхальд планировал вынести на голосование в Сенате уже после выборов, получив от граждан мандат на очередные восемь лет правления.

Основная часть кодекса, прописанного в ИИ, была составлена правителем одной из областей Континента, Анатолием Крамером, через несколько лет после катастрофы и с тех пор практически не претерпела изменений. Прописанные законы имели градацию, и чтобы внести в них поправки, нужно было преодолеть определенный процент голосов в Сенате. Изменения, касающиеся повседневной жизни, можно было внести в кодекс, заручившись простым большинством голосов, а для поправок в законы, регулирующие политическое устройство и военную программу Континента, необходима была поддержка как минимум 85% сенаторов. Такой барьер был определен не случайно: составители «Кодекса 282» хотели сделать невозможной или, по крайней мере, усложнить монополизацию власти, а также не допустить возобновления космических программ. Чтобы избежать диктатуры и подавления народных волнений, передвижение дронов и боевых роботов, стоящих на вооружении у стражей, также контролировались Минервой. Вся эта система была призвана защитить интересы граждан, не допуская концентрации власти в одних руках.

Верховный правитель, который также именовался гарантом «Кодекса 282», избирался большинством голосов жителей Винланда. Несмотря на то, что публично Демиан Росхальд высказывал необходимость соблюдения действующего кодекса, обещая стоять на его страже, в глубине души он видел в контроле со стороны Искусственного Интеллекта большую угрозу. В случае массовых протестов или вотума недоверия Сената Минерва получала сигнал и могла единолично принять решение о лишении главы Континента полномочий. В таком случае ему надлежало подать в отставку, а Сенату, объявив дату досрочных выборов, назначить временного правителя.

Эти ограничения вызывали раздражение мистера Росхальда. В отличие от подавляющего большинства граждан, он отказывался видеть в Минерве Высшую Мудрость, поддерживающую баланс сил, а напротив, считал, что многие законы, которые она охраняет, нуждаются в изменении.

Эрнест и Олоферн, занявшие в этот вечер кресла напротив магистра, разделяли его тревоги и опасения. Для них было очевидно: кодекс ограничивал главу Континента в правах, не позволяя направить даже часть бюджетных средств на развитие космических программ и новых видов вооружения. Они давно вынашивали план избавить Винланд от контроля ИИ, сделав власть правителя на Континенте абсолютной.

Демиан Росхальд, заняв свое место, обвел взглядом ближайших соратников и поинтересовался у министра информации, как проходит подготовка к выборам.

— Все готово, магистр! Выборы назначены на 27-ую годовщину создания Континента. Этот день объявлен выходным. Повсеместно будут проходить концерты и всеобщие празднества. Вчера по центральному каналу показали, как лояльные к нам члены Сената и простые граждане просили вас выдвинуть свою кандидатуру на третий срок, чтобы продолжить развитие Винланда и защитить планету от направляющегося к ней метеорита. Сегодня вы объявите о согласии принять для себя это непростое, но ответственное решение — баллотироваться на новый срок, и ваше выступление мы покажем в лучшее время. — Продолжая смотреть в записи, Эрнест добавил: — А затем мы устроим прямую трансляцию из Сената, предоставив слово особо преданным вашим сторонникам. Они будут восхищены и выразят вам особую признательность за это смелое решение, возможно, и прослезятся. Со следующей недели начнутся трансляции рекламных роликов, рассказывающие о вашем вкладе в развитие Континента и о том, какие положительные изменения произойдут в жизни граждан в случае вашего переизбрания.

Внимательно выслушав министра информации, правитель спросил:

— А на чем стоит сделать основной упор? Вы изучили запросы граждан?

Оторвав взгляд от записей и посмотрев на магистра, Эрнест ответил:

— Как всегда, личное благополучие и безопасность. С завтрашнего дня пропагандисты на центральных каналах начнут доносить до избирателей, что только вы защитите Винланд от внешней угрозы и сделаете их жизнь лучше. Народ возлагает на вас большие надежды, по полученным данным, ваш рейтинг на сегодняшний день 84%. Против 72% голосов, отданных за вас восемь лет назад.

В противниках у вас два кандидата, которые вместе не наберут и десяти процентов. Для большей убедительности мы уже подготовили социологические опросы, где ваш рейтинг колеблется в районе 90%.

Чтобы министр информации и его команда специалистов не допустили грубых ошибок, позволивших ИИ аннулировать итоги выборов, магистр предостерег:

— Ваша основная задача — провести честные выборы, поскольку Минерва и ее приспешники будут тщательно следить за прозрачностью избирательного процесса и фиксировать даже малейшие нарушения. Ни в коем случае нельзя допускать подтасовок — все голоса фиксируются. Мне будет достаточно и 86-ти процентов: такой порог доверия избирателей позволит нашим единомышленникам занять в Сенате необходимое большинство мест, чтобы вносить нужные поправки в кодекс.

— Мы учтем ваши замечания, Великий магистр.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 373