электронная
400
12+
Пробуждение души

Бесплатный фрагмент - Пробуждение души

Секреты личного духовного пробуждения

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4485-1717-4

Личное духовное пробуждение

«Сердце мое говорит от Тебя: „ищите лица Моего“; и я буду искать лица Твоего, Господи» (Пс. 26:8).

Мы слышали о многих славных пробуждениях в христианском мире и о тех невероятных чудесах, которые их сопровождали. Стоило пробуждению начаться в одной точке мира, как его огонь перекидывался в другие места, увлекая все больше душ, принося свежесть и благословение многим церквям, порождая новые служения, производя мощный всплеск роста и чудес. Каждое пробуждение оживляет забытые откровения, фокус смещается на важнейшие для данного времени истины, высвечивая всю их значимость и глубину. Вместе с тем происходит славное излияние Божьего Духа, исцеляющее сердца и души, высвобождающее чудеса и знамения. Эта волна поглощает не только христиан, но, разливаясь, увлекает многих прежде не спасенных, прежде чуждых религии людей, которые теперь отдают свои души Господу. Церкви наполняются. По этим причинам нет среди искренне верующих христиан тех, кто не желал бы видеть настоящее пробуждение. Одни начинают ревностно искать его, другие в терпении ожидают очередного наводнения Божьей Славы.

Чаще всего под пробуждением понимают коллективное движение, начинающееся в среде верующих людей, переживающих духовное обновление, и влекущее за собой обращение к вере масс неверующих. К сожалению, лишь немногие понимают, что истинное духовное пробуждение — прежде всего дело личное. Влияние, которое оно оказывает на общество, является лишь следствием личной встречи с Богом конкретного человека. Действительно, если хотя бы одна душа не переживет свое личное пробуждение, как оно может прийти в церковь, город или страну? Представление о пробуждении как о явлении сугубо массовом погружает многих людей в безынициативное состояние бесплодного ожидания того времени, когда что-то изменится во внешнем окружающем мире. При этом многие уверены, что лично от них ничего не зависит. По моему убеждению, намного было бы полезней, если бы каждый верующий ревностно искал лица Божьего, пережил свое личное пробуждение, которое и стало бы началом реального духовного обновления для его окружения и за его пределами.

Реформация, оказавшая влияние на весь мир, стала возможной благодаря тому, что Мартин Лютер серьезно был занят личным духовным поиском. Было время, когда он не помышлял о том, чтобы изменить мир, но заботился лишь о спасении своей души, о том, как угодить Богу и достичь Небесных Врат. Сколько бы Лютер ни старался и как бы ревностно ни смирял свою плоть, ощущение греховности не оставляло его. Пережитый духовный кризис лишь стимулировал глубокое богоискание. Откровение о том, что праведник верою жив будет, стало причиной славного преображения, вследствие чего Лютер ощутил себя как бы заново рожденным. Только после всего этого он получил способность и силу бросить вызов невежественным и корыстным религиозным порядкам, господствовавшим в то время. Девяносто пять тезисов, которые Лютер вывесил на дверях виттенбергской Замковой церкви, появились благодаря его личному духовному исканию. Через некоторое время они вызвали огромный резонанс в мире, положив начало великой реформации.

Известно, что на Мартина Лютера оказали влияния идеи Иоганна Таулера. Таулер учил, что существует два вида духовного поиска: внешний и внутренний. Внешний поиск представляет собой добрые дела и всякого рода духовную работу. В общем, все то, чем обычно заняты многие современные христиане, стремясь приумножить видимые плоды своей деятельности. Об этих делах Таулер говорит следующее: «Все это хорошо, но еще выше над ними стоят внутренние поиски; они так же возвышаются над всеми земными поисками, как небо над землей, и совершенно с ними несравнимы. Они состоят в том, что человек уходит в глубину собственной души, в свою самую сокровенную суть и там ищет Бога по словам Христа, «Царство Божие внутри вас».

Кто хочет найти это внутреннее царство, — а это Бог со всем Своим богатством и Своей самовозвышающейся сутью, — тот должен искать его, где оно есть, а именно, в самой глубине своего существа, где Бог намного ближе душе и роднее, чем она сама себе».

История учит нас тому, что именно люди, пережившие глубокое личное пробуждение, оказывали наибольшее влияние на общество и мир, даже если прежде и не планировали этого делать, в то время как жадно рвущиеся к популярности и успеху в конечном итоге проигрывают. Понятно, что не всем хочется тратить время на личный духовный поиск, когда под рукой столько информации о различных методах и технологиях, обещающих быстрый успех во всем. Понятно, что многих больше прельщают чьи-то невероятные достижения, чем их душевные муки и сознательный духовный поиск. Так хотелось бы побыстрее «снять сливки», достичь ощутимого результата. Однако, по всей видимости, только тот, кто искренне ищет лица Божьего, обретает силу, дары и способности, изменяющие мир.

В каждом Божьем движении, называемым пробуждением, участвуют люди, которые прежде всего пережили свое личное преображение в Божьем присутствии. Если какое-либо движение не является результатом чьих-то глубоких личных переживаний с Богом, то оно и не является истинным духовным пробуждением, а в лучшем случае его имитацией.

На то, что общественному пробуждению предшествует пробуждение личное, указывает и тот факт, что всякое известное пробуждение связано с каким-либо именем. Так, например, пробуждение в Уэльсе, вспыхнувшее в 1904 году на юго-западе Великобритании, было возможно благодаря посвящению и труду Эвана Робертса. В начале все шло хорошо, и менее чем за два года к вере пришло около 100 тыс. жителей Уэльса. Но когда Робертс прекратил публичные выступления, пробуждение остановилось. Попытки других служителей поддержать его оказались несостоятельными. Влияние личности здесь вполне очевидно. При этом следует упомянуть, что Эвана Робертса многие считали не особо хорошим проповедником, зато он был сильным молитвенником. Многие сегодня хотели бы видеть такой же урожай спасённых душ, но не многие ищут лица Божьего с такой же страстью.

В свое время в среде евангельских церквей широкий резонанс вызвала книга Людмилы Плетт «Пробуждение начинается с меня». По утверждению автора, книга эта представляет собой личный рассказ евангелиста и миссионера из Южной Африки Эрло Штейгена, через которого Господь даровал великое духовное пробуждение среди жестокого и воинствующего племени зулу. Пробуждение, вспыхнувшее в 1966 году, распространялось все дальше, охватывая многие народности, населяющие ЮАР, а затем и народы соседних африканских государств. Оно также оказало влияние на многих людей в странах Западной Европы и других частей света. Но с чего началось это замечательное Божье движение? Эрло Штейген утверждает: «Именно с моей жизни начал Господь Своё дело». Желая прояснить происходящее с ним в период, предшествующий пробуждению, Штейген вспоминает замечательный случай, как один пастор, обремененный служением в своей общине, решил посетить мужа Божьего, о котором знал, что его церковь переживает сильнейшее пробуждение. Ради этой встречи пастор преодолел путь длиной в две тысячи километров. Наконец, встретившись с мужем Божьим, он попросил разрешения пробыть в его церкви две недели, так как хотел посмотреть всё: как они собираются, как молятся, как планируют и проводят свои служения. «Моя община — жаловался он, — духовно совершенно мертва! Дьяконы и старейшины чёрствые и холодные! Они вообще не хотят ничего слушать и знать! А молодёжь занята миром».

«Ах, дорогой брат! — ответил, выслушав его, муж Божий, — Тебе вовсе не нужно оставаться здесь так долго, потому что я могу уже сейчас сказать причину этого и сразу же дать нужный рецепт. Ты можешь сегодня же возвратиться к себе домой. Когда приедешь, войди в свою комнату или свой кабинет, вынеси оттуда мебель и всё, что там находится. После этого сядь на пол и, взяв в руку кусок мела, очерти вокруг себя окружность. Когда этот круг будет замкнут, начни искренне и серьёзно молиться, прося Господа, чтобы Он послал пробуждение именно в этот круг и действовал на этом самом месте». Именно так пастор и поступил, и уже на ближайших служениях увидел, как Дух Святой касался сердец многих людей в его церкви.

Выше приведенный пример очень ярко высвечивает общий для всех пробуждений принцип: пробуждение — прежде всего дело личное, зависящее от каждого, оказывающее влияние на многих.

Место встречи изменить нельзя

В истории Европы было не так уж много людей, которые достигли такой духовности, какой достигла мадам Гийон (Жанна-Мария Гийон, 1648–1717). Прежде, чем ее откровения преобразили жизни многих ищущих близких отношений с Богом христиан, Жанна Гийон пережила глубочайшее личное пробуждение. Еще с детства она страстно искала Бога, в то же время не находила полного удовлетворения в официальной религии. Мистически настроенные друзья рассказали Жанне о «практике обретения божественного присутствия», и она настойчиво старалась следовать их советам, однако постоянно терпела неудачу. Г-жа Гийон говорила: «Нет таких ухищрений, к которым я не прибегала в усилиях обрести Тебя, но так и не смогла достичь того, что Ты даешь в совершенной простоте».

Перемены пришли внезапно в результате всего нескольких слов, которыми г-жа Гийон обменялась с монахом-францисканцем, ненадолго поселившимся по соседству. Монах-отшельник не любил выслушивать женские исповеди и потому был не особенно доволен ее визитом. Впоследствии Жанна вспоминала: «Он нехотя вышел ко мне и долгое время молчал. Я все же не побоялась заговорить с ним и в нескольких словах рассказала о трудностях, сопровождавших мои поиски. Он ответил сразу же: „Г-жа, в Ваших поисках Вы не используете то, что находится внутри Вас. Научитесь искать Бога в своем сердце, и Вы найдете его“. Сказав это, он ушел. На следующее утро монах очень удивился, когда я вновь пришла к нему рассказать о действии, которое его слова возымели на мою душу. Было ощущение, что стрела, вонзившаяся в мое сердце накануне, проникает в него все глубже и глубже. Само сердце мое представляло собой одну сплошную рану, полную любви и удовлетворения, рану столь сладостную, что мне хотелось, чтобы она никогда не заживала. Слова монаха помогли мне найти то, что я искала многие годы, притом найти в собственном сердце. О Господь, Ты всегда был в моем сердце, и, чтобы ощутить Твое присутствие, мне нужно было всего лишь обратиться внутрь себя. О, Бесконечное Благо, ты всегда находилось подле меня, но я не находила тебя, хотя в поисках сбилась с ног!»

Проблемы, с которыми сталкиваются в своем искании Бога современные христиане, такого же порядка. Многие искренне верующие ищут Его не там, где могли бы найти. Ищут во внешнем мире, а не внутри, не в собственном сердце. Некоторые люди сбегаются к местам пробуждения, как грибники на грибную поляну. Они просто пользуются моментом, не понимая, откуда что берется. Как грибники, обобрав одну поляну, быстро теряют к ней интерес и тут же устремляются к другой. Так «паломники» путешествуют от места к месту, собирая всевозможные истории чудес, поддерживая старые и создавая новые мифы о славных Божьих посещениях. Многие из них убеждены, что пробуждение — это ситуация, при которой Бог изливает Свой Дух на определенную группу христиан, поэтому им просто нужно примкнуть к одной из таких групп, а если не получилось, не сработало, — искать другую. Другие же полагают, что пробуждение передается как помазание от одного к другому, поэтому надеются, что кто-то особенный возложит на них руки и все наладится, а может быть, сама атмосфера пробуждения преобразит их в должной мере.

Я нисколько не хочу умалить ту работу, которую Бог совершает в отдельных группах и в разных местах, однако, на мой взгляд, совершенно очевидно, что искать подлинное пробуждение нужно, не гоняясь за этими группами и не путешествуя по святым местам, а ища лица Божьего. Мы находим Его не во внешнем мире, а в глубине своей души. (Втор. 3014, Рим. 10:8). До тех пор, пока христианин не обнажит свое сердце перед Господом в страстном, безудержном порыве богоискания, огонь пробуждения будет для него столь же недосягаем, как горизонт, к которому можно бежать без конца, так никогда и не достигнув. Не так уж и важно, где мы были, с кем общались и делали селфи, делу пробуждения это мало поможет. А молитвы и пророчества даже самых одаренных помазанников Божьих не столь эффективны без нашего личного глубокого посвящения. Рано или поздно человек должен остановиться, спуститься по лесенке своей души в то заветное место в своем сердце, где он сможет общаться с Богом лицом к лицу. Простое учение Иисуса Христа о близких отношениях с Богом звучит так:

«Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Матф. 6:6).

Я уверен, место встречи изменить нельзя. Найти Его по-настоящему можно только в тайной комнате, проявляя личную заинтересованность и инициативу. К сожалению, сегодня понятие тайной комнаты все больше размывается. Со всех сторон звучат предложения посетить очередное молитвенное уединение, которое, по сути, уединением не является, а скорее, представляет собой еще одну из молитвенных конференций. Подобные конференции, как и все остальные, конечно, имеют право на существование, однако если вопрос стоит о пробуждении, то прежде всего нам следует искать его в себе, а не в каком-то другом месте.

«Испытывайте самих себя, в вере ли вы; самих себя исследывайте. Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть» (2 Кор. 13:5).

Для каждого пережившего подлинное пробуждение человека очевидно, что, прежде чем пробуждение начнет оказывать влияние на многих, оно становится делом личным, индивидуальным. Причина же того, почему так много людей считают пробуждение явлением массовым, кроется в том, что общественному вниманию достаются лишь «вершки», а не «корешки» пробуждения. Обычно люди судят о нем, видя лишь «вершину айсберга». Подмечают лишь те плоды, которые стали достоянием общества, даже не подозревая о том чудесном семени, из которого развилось столь плодоносное «дерево». Конечно, пробуждение может от личного перейти к общему и даже всеобщему, но лишь на некоторых стадиях своего развития, как и Спаситель учит нас:

«Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его» (Матф. 13:31, 32).

Горчичное зерно, посеянное именно на своем поле, прекрасно иллюстрирует зарождение всякого пробуждения. Ваше поле — это ваше сердце, ваша душа, открывающаяся для истины. Так что вы верите не за компанию и ищете не тогда лишь, когда вас об этом попросят. Но вы сами принимаете на себя ответственность за глубину ваших отношений с Богом. А потому не только на виду, в общих молитвах, но прежде всего в уединении ищите лица Божьего со всей искренностью и страстью, на которую только способны. И тогда Он откроется вам, покажет великое и недоступное, то, что намного превысит все ваши ожидания (Иер. 33:3).

Жажда — основание для пробуждения

Устойчивое ошибочное мнение о том, что пробуждение — это только массовое явление, не так уж и безобидно, как может показаться на первый взгляд, оно приводит к тому, что многие не ищут его там, где могли бы найти. Ищут снаружи, а не внутри, ожидают от общества, а не от себя. Ставят себя в зависимость от внешних обстоятельств, пренебрегая внутренним поиском. В результате перестают стремиться к личному духовному росту. И уже даже не надеются ни на какое личное преображение. Многие предаются бесплодным ожиданиям того, что когда-то все само собою изменится, без всякого на то их личного участия. Другие ждут пророчества или особенного божественного знака.

Иисус предлагает нам войти в пробуждение, сделав свой личный выбор, основываясь только на собственной жажде, а не мнениях, учениях или даже пророчествах других людей:

«В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Иоан. 7:37–39).

Однажды во время молитвенного уединения я видел потрясающее видение. Я увидел эти реки живой воды, которые текут из чрева верующего. И как я мог убедиться воочию, это действительно реки, а не ручейки и маленькие речушки. Я видел полноводные реки, по которым передвигались большие суда, наполненные различными грузами, экипажи этих судов состояли из могучих ангелов.

Господь показал мне многих людей, к которым направлялись эти корабли. Эти люди находились под влиянием чьего-то лично пережитого пробуждения. Потому как реки, текущие из чрева помазанника Божьего, текли к их порогам. Благодаря этому они переживали невероятное воодушевление, они могли даже слышать голос Божий и пророчествовать, и в это время в их жизни происходило немало чудес. Однако из их чрева реки живой воды почему-то не текли, что свидетельствовало о том, что пробуждение не является их личным делом, но лишь косвенно касается. Стоило Божьему помазаннику удалиться, как атмосфера в их жизни начинала портиться, так что теперь они были не способны ясно слышать от Бога, легко поддавались унынию и уже не видели столько чудес, как прежде.

Несомненно, исполненные Духом Святым и верой христиане оказывают огромное влияние на окружающих. Однако это влияние, каким бы замечательным оно ни было, не может компенсировать нам недостаток личных взаимоотношений с Богом. Каждый христианин нуждается в общении с Творцом, познавая Его не только разумом, но и духом.

Кому принадлежит инициатива пробуждения?

Существует множество мнений и мифов о пробуждении и о том, что его вызывает. Одни совершенно нелепы и полны предрассудков. Другие выглядят вполне убедительно, особенно когда их транслируют люди, сами не раз совершившие «паломничества» в места бывших или нынешних пробуждений. Такие свидетели и исследователи выглядят как наиболее надежные источники информации. Тем не менее, только пережив пробуждение на личном опыте, мы можем обрести о нем наиболее полное и ясное представление. В противном случае очень трудно отделить вымыслы от реальности. Следует учитывать тот факт, что не всякий, посещающий место пробуждения и даже пользующийся некоторыми его плодами, является человеком, его лично пережившим. Мы способны купаться в чужих реках, пить из чужого родника и получать от этого немалое удовольствие, но стоит вернуться в свои личные пределы, как все пережитое развеивается подобно утреннему туману.

Один из самых устойчивых и распространенных мифов о пробуждении говорит, что инициатива каждого пробуждения всецело принадлежит Богу. Он дарует его тем, кому хочет, тогда, когда хочет, в соответствии с только Ему Одному известным планом. Согласно этой теории выходит, что подавляющее большинство христиан и церквей живут в относительной спячке. Бог же иногда посещает отдельных избранников по Ему одному ведомой причине. Он избирает отдельные личности и церкви, лишая шанса всех остальных. Нам остается только надеяться, что мы однажды окажемся среди избранных. И то только на некоторое время, до тех пор, пока пробуждение не иссякнет.

Так вырисовывается весьма мрачная картина, чем-то даже напоминающая строгие средневековые тюремные порядки. Все сидят в душных камерах, но некоторым в качестве поощрения выпадает шанс погулять и подышать свежим воздухом. Но радость длится недолго, поскольку вскоре опять придется вернуться в унылую душную камеру и молить о следующем шансе. Ужасно! Но разве не так многие представляют себе пробуждение? Оно приходит, радует на время, но затем угасает, и все возвращается на круги своя.

Очевидно, однако, что если бы инициатива пробуждения действительно принадлежала одному Богу и только от Него зависело, куда оно придет в следующий раз, тогда именно Ему и следовало бы проснуться и вспомнить о нас. Но разве Бог уснул? Я верю тому, что говорит слово Божие:

«Не даст Он поколебаться ноге твоей, не воздремлет хранящий тебя; не дремлет и не спит хранящий Израиля» (Пс. 120:3, 4).

Представьте на минутку, что вы держите в руке желуди. Самые обыкновенные желуди, которыми любят питаться свиньи. А еще из каждого можно вырастить могучий дуб. Таким образом, получается, что вы держите в руке почти целый лес потенциальных деревьев. Осознаете ли вы то, что, хотя и не видите этого своими физическими глазами, в каждом семени таится некая неведомая сила, которая при определенных условиях способна преобразить его в свежий зеленеющий росток. Прямо сейчас в каждом желуде есть все, чем он может стать, пройдя все процессы роста и развития, недостает лишь самого малого — вам нужно поместить его в почву, в соответствующие условия, способные пробудить эти силы, которые в противном случае погибнут вместе с семенем.

Подобным образом все, кем мы можем стать, все, на что способны наши церкви, уже есть в нас. Вот и апостол Павел говорит об этом же, как о тайне, сокрытой от веков и родов:

«…ныне же открытую святым Его, которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в тайне сей для язычников, которая есть Христос в вас, упование славы» (Кол. 1:26, 27).

Христос в нас. Он — наша утренняя звезда, Он — наше настоящее пробуждение. Если Христос в нас, тогда все, что могло бы понадобиться нам для пробуждения, уже содержится в нас. В каждом верующем, в каждой церкви. Вопрос только в том, как мы приходим к осознанию того, что имеем, и как высвобождается эта сила. Так или иначе, но достигший пробуждения человек осознает, что всегда имел в себе то, что ему было нужно, но был слеп, не видел и не понимал этого. Вспомните апостола Петра, который пережил такое реальное и мощное духовное пробуждение, какое только может пережить человек. И вот к какому выводу он пришёл:

«Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, через познание Призвавшего нас славою и благостию» (2 Пет. 1:3).

Как в каждом семени, прежде чем оно станет зрелым растением, уже должно содержаться все для его дальнейшего развития, так в каждом христианине содержится весь возможный потенциал пробуждения и последующего духовного прогресса.

Христос в нас — это совершенная и идеальная возможность для пробуждения.

Вопрос лишь в том, сможем ли мы эту возможность реализовать. Бывает так, что из желудей дети делают поделки, используя пластилин и другие подручные материалы. Какой бы ни была фантазия ребенка и как бы хорошо он ни творил, из поделки не вырастет дерево, она может стать лишь украшением его комнаты или какой-нибудь выставки детского творчества. Может быть, даже займет первое место и вызовет чье-то восхищение, но потенциал, заложенный в желуде, из которого сделали поделку, при этом погибнет, никак себя не реализовав. Так бывает и с верующими людьми. Порою они становятся жертвами чьего-то искусного творчества, какого-либо учения, которое позволяет им выглядеть «достойно», при этом никак себя не реализовав и не достигнув своего подлинного предназначения.

В противовес пассивному ожиданию пробуждения тех, кто всю ответственность за него возложил на Бога, существует позиция, в которой пребывают многие активные христиане, убежденные, что пробуждение мы творим собственными руками. Они уверены, что оно придет, если мы с полной отдачей будем трудиться на ниве Божьей, спасая души. Для них пробуждение — это результат постоянного и напряжённого труда, мобилизация всех верующих для исполнения великого поручения.

Хорошим предупреждением должны послужить для таких христиан слова Господа Иисуса Христа, обращенные к ангелу Ефесской церкви:

«…ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал. Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2:3–5).

Даже самый полезный и активный труд, осуществляемый во внешнем мире, не является единственной волей Божьей для нас. А жизнь и служение, заключенные единственно только в этом труде, не угождают Богу.

Несомненно, каждый христианин призван спасать души и исполнять Великое поручение. Поэтому такое понятие, как труд на ниве Божьей, имеет большое значение в теле Христовом. Пасторы и служители вправе потребовать этого от своих общин. Но если только одним этим община ограничит жизнь христианина, она, по сути, не даст ему полноту Благой вести. Не предоставит подходящего климата для настоящего духовного пробуждения. Нет никакой особо радостной вести для христианина в том, что он обязан вечно смиряться, трудиться и не изнемогать, любой ценой пытаясь привлечь последователей и учеников. Особенно тогда, когда он вынужден делать это не из веры и убеждений, и внутреннего побуждения, а по моральному принуждению. Находясь при этом под постоянным давлением на его совесть со стороны лидеров.

Я не говорю, что смирение не нужно или что привлекать новых членов в общину не нужно. Я не говорю, что не нужно приводить людей ко Христу и постоянно свидетельствовать о Нем. Все это необходимая часть здоровой христианской жизни. Однако не в этом заключается суть Благой Вести. Не познав горней любви или утратив ее, мы лишаем себя необходимой связи с Богом (1 Иоан. 4:8, 12, 16).

Что же такое пробуждение? Пробуждение, по сути, представляет собой возвращение к первой любви, которую многие потеряли, хоть и неплохо проявили себя в труде и заботах для Бога. Тот же, кто был преображен Божьей любовью, становится самым ярким, сильным и искренним свидетелем, живущим под открытыми небесами и возвещающим истину.

Сколько раз случалось, что гиперактивность некоторых христиан создавала иллюзию группового пробуждения. Однако в конечном счете у гиперактивности и пробуждения разные плоды. Впоследствии люди, не пережившие глубокого внутреннего преображения, которое возможно лишь при реальном пробуждении, устают и разочаровываются. Плод гиперактивности — усталость, разочарование, нежелание вообще что-либо делать ни для Бога, ни для своего ближнего. От пробуждения же устать невозможно.

«Утомляются и юноши и ослабевают, и молодые люди падают, а надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся» (Ис. 40:30, 31).

Что же собой представляет пробуждение? Кто является его инициатором?

Пробуждение — это не что иное, как синергия, сотрудничество человека с Богом. И Бог, и человек одновременно участвуют в этом процессе.

Попытка заработать пробуждение ровным счетом ни к чему не приводит, будь то кампания по завоеванию душ или борьба за святость. Пробуждение есть результат стремления к единению человека и Бога. Это единение неизбежно наступает, если человек начинает двигаться по направлению к Богу, ища общения с Ним в глубине своего сердца, Бог же всегда идет навстречу. Он алчущих исполнил благ, и только богатящихся отпустил ни с чем (Лук. 1:53).

От кризиса к пробуждению

Моя родная церковь находится в небольшом провинциальном городе Великие Луки. В свое время я принял участие в ее основании, как говорится, с нуля. Прежде прошел хорошее обучение в одной из лучших библейских школ. Посещал множество передовых конференций, семинаров и был рукоположен на пасторское служение уважаемым епископом. Служение сопровождалось чудесами и знамениями, особенно на первом этапе, также мы проходили через все трудности, обычные для роста и развития христианской общины. При этом, надо сказать, мы никогда не теряли целеустремленности и дух победы. В итоге в своем городе и области достигли неплохих результатов.

Вначале все шло хорошо, я с жадностью поглощал новые знания, интересовался самыми актуальными откровениями, но затем что-то произошло. Круг замкнулся, и я оказался внутри области ограниченных знаний и представлений, где все слишком хорошо знакомо, исследовано и изучено. Очень трудно стало добывать ту духовную пищу, которая могла бы по-настоящему удовлетворить мой неослабевающий «аппетит». Посещение конференций потеряло всякий смысл, потому что ничего нового я для себя на них уже не находил. Теперь я оказался в кругу тех лиц, которые качество учений или проповедей оценивают не по тому, насколько свежим, открывающим глаза было откровение, а по тому, как искусно и даровито проповедник изъяснял то, что и так уже все хорошо знают. Ничего принципиально нового, освежающего, уже давно не было видно и слышно. А значит, приходилось ходить по кругу, по периметру собственного доктринального забора. По крайней мере, так я себя чувствовал, и со временем от этого становилось как-то не по себе. После двадцати лет служения относительно своего духовного состояния я все больше ощущал беспокойство и неудовлетворенность. Как пастору мне не раз приходилось противостоять недовольству и ропоту, исходящему от некоторых своевольных братьев и сестер. Но теперь я чувствовал себя так, как будто сам являюсь самым неудовлетворенным человеком в церкви. Прежде всего меня беспокоило то, что, куда бы я ни шел, где бы ни был, я уже практически не находил для себя ничего нового. То, что когда-то несло жизнь и вдохновение, то, что было свежей пищей, теперь выглядело как прокисшее молоко, как сухой хлеб, чем-то, от чего веет беспросветной скукой. Конечно, я много раз слышал и сам учил других о том, что к Слову Божьему мы всегда должны относиться с почтением, что, возможно, дело в наших сердцах или размере наших «сосудов», в которых Слово не может прорастать глубже и шире. В маленьком горшке не вырастишь большое растение. Расширим наши сердца, и Слово Божье вновь пустит корни вниз и прорастет вверх, расцветет пышными плодами. Собственно говоря, я и сейчас так думаю. В то же время непроходящая скука, нарастающая неудовлетворенность, духовный голод — все это есть не что иное, как знамение перемен. Рано или поздно все это должно во что-то вылиться. Либо голодный и мятежный дух найдет ответы в Боге, и тогда это может привести его к подлинному пробуждению, либо самовольно скатится в какие-то крайности, найдет себе сомнительные источники удовлетворения.

Маргиналы, раскольники, люди, дающие выход своим наклонностям, исповедуя крайние учения, примыкающие к сомнительным группам, меня никогда не интересовали. Зато назревал серьезный разговор с Богом, который и состоялся несколько лет назад.

Дойдя до крайней точки, я поехал в свою деревню, чтобы уединиться на несколько дней для серьезной молитвы. Это время стало решающим и принесло мне, в конечном итоге, такую радость, мир и покой, что не выразить никакими словами. Однако начиналось все достаточно непросто. Была зима. Все жители деревни давно перебрались в город. По глубокому снегу я добрался до своего промёрзшего насквозь домика и растопил печь. Постепенно воздух прогрелся, а мое сердце уже давно было готово к жаркой молитве. И молился я так долго и упорно, что не различал ни дня, ни ночи. Помню, что первые шесть часов исповедовался, рассказывал Богу обо всем, что накипело за многие годы. И скоро с удивлением, впервые спустя много лет, ощутил себя так, как будто я не зрелый состоявшийся пастор, а маленький заблудившийся ребенок. Когда-то и мудрый Соломон в молитве говорил так: «…и ныне, Господи Боже мой, Ты поставил раба Твоего царем вместо Давида, отца моего; но я отрок малый, не знаю ни моего выхода, ни входа» (3 Цар. 3:7). Может быть, в тот момент он переживал нечто подобное.

Так я взывал к Богу, а потом брал Библию и читал, пытаясь найти ответы. Потом снова вскакивал и начинал молиться, расхаживая по комнате. Не знаю, сколько прошло времени, и даже не знаю, был ли это день или ночь, потому что потерял счет времени, но так незаметно я вошел в Божье присутствие. Вначале я начал слышать, как Бог говорит со мной со страниц Писания. Было такое необычное ощущение, как будто Слово стало живым. Я и раньше любил получать откровения из Слова, когда какой-то стих Писания вспыхивает, загорается живым огоньком, и ты видишь в нем что-то, чего никогда не замечал. Но в этот раз было все иначе. Я читал стих из Библии и слышал, как Слово буквально разговаривает со мной. Это была прямая речь Бога, обращённая к моей душе. Слова так вонзались в мое сердце, что хотелось одновременно и кричать, и радоваться, и плакать.

Нечто удивительное начало происходить и во время молитвы. Я шагнул за завесу обыденного естественного мира и оказался в мире сверхъестественном. Произошло это в тот момент, когда Бог напомнил мне о том, что Христос разрушил преграду и соединил под своей властью земное и небесное (Еф. 1:10, Кол. 1:20). Он также напомнил мне, что даже в ситуации, когда Стефана побивали камнями, он «увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога» (Деян. 7:55). А значит, ничто не может помешать нам общаться с Богом лицом к лицу.

Переживание Божьей славы было как духовным, так и физическим. Описать его невозможно. Постепенно заполнив все естество, оно не покидало меня ни днем, ни ночью, не только во время молитвы, но постоянно на протяжении нескольких недель. Ощущение такое, что я шагнул в новый мир, передо мной открылись неведомые берега и дали, и все это воспринималось как новое начало.

Прежде я так стремился рассказать Богу обо всем, что переживал до этого момента, обо всех радостях и печалях, о любви, вере, душевных метаниях, духовных стремлениях, о том, что понял и не понял до сих пор. Я упорно нес свою ношу в Божье присутствие, но, реально оказавшись перед Троном благодати, вдруг осознал, что все это теперь не имеет никакого значения. Мой взгляд с самого себя, своих собственных нужд переместился на Бога. Его постоянное близкое присутствие каким-то естественным образом побудило меня забыть обо всем остальном. Какая разница, что было прежде, через что я прошёл, с чем я справлялся или нет, если сейчас Он со мной. Восторг, вызванный Его очевидным присутствием, был столь великим, что все остальное потеряло значение.

Вскоре я понял, что каждое подобное переживание, каждая близкая встреча с Богом становится причиной вновь открывающихся перспектив. Именно после таких встреч без страха и сомнений мы начинаем смотреть в будущее.

Еще подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то (Матф.13:44).

Я чувствовал себя как человек, который нашел величайшее в мире сокровище, что-то, что дороже всех богатств земли, и который от радости забыл печаль и горе. От моего прежнего состояния не осталось и следа, потому что теперь я будто прозрел, мои духовные глаза открылись, и я знал, что буду исследовать открывающуюся для меня новую реальность.

Бог открывался для меня не как буква или догма, не как учение или даже какое-то духовное проявление. Всякая завеса между миром земным и небесным была снята, и я мог входить в двери Божьего царства, привыкая к новой обстановке, заново открывая и познавая духовные законы и принципы. Все, что раньше было только в теории, теперь можно было потрогать, увидеть, пережить.

С того времени я никогда не тратил больше пяти минут для того, чтобы войти в Божье присутствие. То, что прежде достигалось большим усилием, теперь не составляло никакого труда. Молитва стала моим самым любимым времяпровождением, настолько, что я использовал каждую свободную минуту для молитвы.

Видения лились рекой. Чаще всего я видел что-то, соответствующее библейским историям. При этом нередко сам становился участником событий, глубоко переживая все происходящее. Все эти видения иллюстрировали откровения, которые я получал столько, сколько был способен вместить.

Теперь день был за месяц, а месяц — за годы. Все стало ускоряться, умножаться и увеличиваться. Было и немало чудес, некоторые из которых совершенно удивительны. Но главным для меня было и остается до сих пор — это близкое общение с Богом, приносящее жизнь и новые, прежде недоступные знания. Учась все быстрее входить в Божье присутствие, я стал больше тратить времени на формирование вопросов, чем на получение ответов.

Без всяких сомнений, я пережил личное духовное пробуждение, что стало для меня событием не меньшим по значимости, чем рождение на белый свет или обращение к вере и духовное рождение. Охарактеризовать жизнь в пробуждении можно как жизнь под открытыми небесами. Это как жизнь, при которой тебе открывается новое измерение, измерение Божьей Славы, измерение Божьего Царства. Плоды такого пробуждения весьма велики. Прежде всего, как я уже и говорил, это невероятно близкое общение с Богом. Такое, о котором раньше можно было только мечтать. Такое общение несет массу новых знаний и впечатлений, а вместе с тем неизбежно и духовное обновление, более глубокое понимание Слова, новая самоидентификация, что подразумевает новое открытие самого себя. Так уж происходит, что, чем больше мы познаем Бога, тем больше открываем и самих себя. Чем меньше знаем Его, тем меньше знаем и о себе, и о своем предназначении. Кроме того, пробуждение высвобождает мощный взрыв творчества, прозрения и откровения, о которых можно говорить без конца.

Молитвенный «запой»

Можно сказать, что в первые недели после пробуждения я находился в молитвенном «запое». Во-первых, я использовал каждую возможность для того, чтобы тут же начать молиться. Стоило моей жене отправиться в магазин за покупками или повести детей в садик, как я тут же начинал молиться. Я молился в любое время, как только оставался один, а если дома были люди, я уходил в другую комнату, закрывал за собою дверь и тут же продолжал молиться. Не было никакого другого дела или занятия, которое могло бы увлечь меня больше, чем молитва. Во-вторых, мои молитвы отличались от всего того что я практиковал до пробуждения.

Для многих христиан молитвенная жизнь превратилась в подобие спортивной тренировки, нечто трудное, но необходимое для поддержания формы. Некоторые и молятся так, как будто они совершают очередной подход к спортивному снаряду. Для меня теперь все было иначе.

Молитва для меня — это погружение в духовный мир, это вполне реальная встреча с Небесами, единение с Богом. В духе я видел себя на золотых улицах Небесного Иерусалима или в райском саду. А иногда прямо перед престолом Божьим. Помню, как однажды, оказавшись в раю, бежал по зеленой траве в лучах яркого света, который по привычке принимал за солнечный. Обернувшись, я с удивлением обнаружил, что никакого солнца нет, что это — свет исходит от самого Господа. При этом свет вызывал удивительное чувство безопасности, а еще в нем ощущалась теплая и трепетная забота. Тут же я услышал голос, обратившийся ко мне: «Ты бежишь к своей судьбе!»

В другой раз я видел в духе, как ангелы наряжали меня в царские и священнические одежды, при этом я слышал слова из Писания, в которых говорится, что Христос соделал нас царями и священниками Бога Всевышнего (Откр. 1:6, 5:10).

Так проходили дни, но обо всех этих молитвенных переживаниях и видениях первое время я не распространялся. Так у меня появилась некая тайна, о которой я не решался говорить, опасаясь возможного недопонимания со стороны братьев и сестер в церкви. К тому же все знали меня как человека практичного, далекого от мистики. Однако шила в мешке не утаишь. В один из дней, когда я совершал в духе свои удивительные путешествия, неожиданно Бог попросил меня прервать молитву. Я удивился, но послушался. И вот стоило мне только остановиться, как через пару минут в дверь позвонили. Пришел один из служителей нашей церкви. Еще через пару минут мы сели пить чай, и тут случилось то, чего я сам не ожидал. Контраст между реальностью, которую я только что пережил во время молитвы, и обыденностью, с которой я теперь пил чай с приятелем, произвел во мне что-то наподобие шока. Слезы хлынули из глаз, и я просто начал рыдать, да притом так, что не мог ни остановиться, ни произнести слова. Я задыхался от слез и ничего не мог с этим поделать.

Первые общие молитвы

На другой день в офисе церкви собралось намного больше народа, чем я ожидал. Накануне я попросил одного брата пригласить всего пару человек для того, чтобы мы могли вместе помолиться по-новому, так как я это делаю в уединение. Я хотел увидеть только тех, кто действительно ревнует о духовных дарах, а потому не испугается и не преткнется, встретившись с чем-то новым. Но все началось не так, как я хотел. В рядах собравшихся я видел изрядных скептиков, а потому трижды просил «слабонервных» удалиться, объясняя, что молитва, о которой сейчас будет идти речь, не похожа на все то, к чему они привыкли. Однако, кажется, что все еще более утвердились в мысли, что им нужно остаться.

Отступать было некуда, и поэтому в течении определенного времени я объяснял всем, что представляет из себя моя молитва. Думаю, что на это ушло не меньше часа. Суть была в том, чтобы научить людей входить в дух практически молниеносно, а затем, пребывая в духе, совершить небольшое духовное путешествие. Важным средством в таком путешествии должно быть Слово Божье, которое Одно способно освятить нам путь в любом духовном поиске.

Сам я должен был быть в этом путешествии кем-то наподобие гида. Это было необходимо для того, чтобы все остальные не растерялись и не запутались в своих образах и видениях, которые, как я был уверен, обязательно появятся, если все будут следовать советам и рекомендациям. Для посещения я избрал те места, где прежде уже бывал сам во время многочасовых молитв.

Молиться такой молитвой коллективно мне представлялось очень трудным, ведь совершенно было неизвестно, смогут ли собравшиеся строго следовать моим инструкциям, будут ли открыты, смогут ли войти в дух, ощутят ли, увидят ли то, в чем я сам буду пребывать.

Однажды я понял, что такие молитвы легче совершать под хорошую музыку, которая позволяет расслабиться и отключиться от всего происходящего вокруг. Вот и в этот раз я включил музыку, закрыл глаза и начал свое обычное погружение в мир духа.

Внутри естества каждого человека есть такое укромное место, где он может лицом к лицу общаться со своим Создателем, нужно просто спуститься туда по лесенкам своей души, сконцентрироваться, сосредоточиться на горнем. Первый образ, который я видел, делая шаг в духовный мир, — это крест, символ всех христиан, символ искупительной жертвы Иисуса Христа. Я сознательно рисовал его в своем воображении, к тому же крест имеет простейшую форму, которую любому несложно представить. Отсюда, от креста начиналось мое духовное путешествие. Но прежде я предложил всем собравшимся настолько поверить в Слово Божье, чтобы они смогли услышать Его своими собственными духовными ушами. Как это возможно, спросите вы? Я нисколько не сомневаюсь, что в истине слова, произнесенные Спасителем, звучат вечно. Начните размышлять об этом, и вы начнете слышать. Что же мы можем услышать? То, как Иисус с креста простил тех, кто распинали Его, и то, как Он произнес великое слово, которое, как я верю, звучит в Небесах до сих пор. Это слово «Свершилось!». Ведь действительно, две тысячи лет назад на Голгофе свершилось наше совершенное искупление от греха, потому что Иисус взял наши грехи на Себя. Это истина, а истина, как известно, вечна и бесконечна. Иисус говорит:

«…небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Матф. 24:35).

А значит, если действительно захотеть, то можно Его услышать, и это не будет галлюцинацией, а самой настоящей истиной, более верной, чем многое из того, на что мы привыкли полагаться.

Думаю, мы достаточно долго простояли у креста, размышляя об искуплении и о том, что мы спасены по благодати. Вообще, это очень важный момент, — дать возможность каждому человеку примириться с Богом, осознать масштаб того, что Бог сделал для него, и увидеть, что мы спасены не по своим делам. Далее мы сосредоточились на том факте, что Иисус Своею жертвой на кресте соединил небесное и земное, разрушив стоящую посреди преграду. Именно этот факт дает нам дерзновение вступить в пределы Божьего царства. То есть мы осознаем, что двери открыты и, по сути, для нас нет никаких преград, кроме преград в нашем собственном разуме.

Шаг за шагом мы начали продвигаться в духовном мире, встречаясь с различными библейскими образами и местами, хорошо описанными в Слове Божьем. Час молитвы прошёл незаметно. На первый раз я решил не утомлять участников длительным путешествием, зная на практике, как сильно можно перегрузиться от лавины новых впечатлений.

Молитва закончилась, и я открыл глаза, не зная, чего ожидать от окружающих, какой будет их реакция. Возможно, что только я что-то видел и переживал, а все остальные просто стояли и скучали, терпеливо ожидая окончания молитвы. В этом случае мне только оставалось надеяться, что люди отнесутся ко мне снисходительно. К счастью, все получилось лучше, чем я ожидал. Меня окружали взволнованные и удивленные лица. Тут же все наперебой начали рассказывать о том, что видели и слышали, о том, что пережили.

Один из братьев свидетельствовал, что ему понадобилось не более пяти минут, чтобы войти в дух, в то время как прежде ему для того, чтобы ощутить подобное состояние, требовалось не меньше часа. Он рассказал, что явственно видел себя на золотых улицах Небесного Иерусалима и даже разговаривал с какой-то женщиной и ее дочерью, которые любезно пригласили его посетить их дом. Там они хотели угостить его только что испеченными пирожками, но он так и не успел их попробовать, потому что, как он сказал, тут же услышал голос пастора, предлагающего всем собраться и следовать дальше.

Другие люди также рассказывали удивительные истории о Небесном Иерусалиме и райских садах, вкусных плодах, вине духа, о прекрасных одеждах, в которые их наряжали Ангелы, и о своих встречах с Иисусом. Притом многие уверяли, что видели друг друга в духе в тех же местах, где находились сами.

Так мы положили начало новым молитвенным служениям, которые вскоре переместились за город, в дом одной благословенной семьи.

Первые месяцы был настоящий аншлаг, мест для всех желающих не хватало, люди же стремились обязательно попасть на молитву. Первый раз в жизни я видел молитвенные собрания, на которые не нужно было никого уговаривать приходить. Напротив, мы старались ограничить число посетителей, поскольку боялись, что полы в частном доме не выдержат большого количества присутствующих. Но люди находили любой предлог, чтобы прийти. Некоторые обижались, если им отказывали, и каждый уверял, что ему эти молитвы нужнее, чем другим.

Когда молодежный пастор провел одно из таких молитвенных служений для молодежи, на руках и лицах некоторых засверкали золотые блестки, золотом покрылась Библия, которая находилась в той же комнате.

Служительская семья, в доме которой мы собиралась, не раз рассказывала о чудесах, происходивших после таких молитвенных собраний. Так, однажды посреди ночи они были разбужены неестественным шумом. Было такое ощущение, что по дому промчалась небесная кавалерия. Даже перепуганная кошка выскочила на улицу.

Чудеса во время уединения

Значительные события, как известно, оказывают серьезное влияние на нашу жизнь и судьбу. Проблема в том, что в жизни многих из нас такие события происходят не часто, а большая часть из тех, что происходят, застигают врасплох и, как правило, не сулят ничего хорошего. Событием, оставляющим глубокий след в душе, может быть потеря дорогого и близкого человека, несчастный случай, неожиданное бедствие, глубокое разочарование вследствие накопившегося стресса. Негативные последствия от таких потрясений могут оказывать влияние на нас на протяжении всей жизни. Напротив, позитивные события помогают получить исцеление от ран прошлого и позволяют совершить грандиозный скачок в духовном росте. Благодаря таким ключевым событиям некоторым людям за считанные дни (а иногда часы, минуты) удавалось достигнуть большего, чем за годы до этого. Намного лучше, если человек однажды встретится с чудом, переживет внезапное озарение или близкую встречу с Богом, вот тогда его жизнь удивительным образом изменится в лучшую сторону. После пережитого пробуждения я понял, что мы способны создавать позитивные ключевые события, действуя по своей инициативе. Почему и сказано:

«Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам (…)» (Иак. 4:8).

Именно из-за этого я стал регулярно практиковать уединение, выезжая за город на три дня усиленной молитвы. Каждое молитвенное уединение является для меня одним из ключевых событий, непременно оставляющим глубокий след. К таким событиям я тщательно готовлюсь. При этом основные силы и время уходят на формирование вопросов, на которые я желаю получить ответ от Бога. Каждый раз удивляюсь, как быстро Господь отвечает, важно только, чтобы вопрос был не праздным, а таким, который тревожит и захватывает тебя по-настоящему. Если серьезных вопросов нет, тогда и ответов не последует. Для того, чтобы «родить» и правильно сформулировать хороший вопрос, требуется затратить немало духовных и душевных сил.

Порою во время молитвенных выездов происходили совершенно невероятные чудеса. Однажды на третий день молитвенного выезда я ощутил присутствие ангела рядом с собой. Хотя я и не видел его своими физическими глазами, но точно знал, где он находится, так что решил пожать ему руку. Мое изумление было велико, когда я ощутил ладонь ангела в своей ладони. На ощупь его рука оказалась такой же реальной, как рука человека. Не знаю почему, но я не хотел его отпускать, а вместо этого с усилием потянул на себя. В тот же миг поднялся ветер, и чем сильнее я тянул ангела за руку, тем более шумным и сильным он (ветер) становился. Так что, чтобы не искушать судьбу, я всё-таки решил разжать ладонь.

В другой раз я проснулся среди ночи, обнаружив себя висящим в воздухе прямо над своей кроватью. Мои мысли были чистыми и трезвыми, так что я точно знал, что не сплю. В изумлении я ощупал руками подушку и простыню, затем провел рукой по стене и, наконец, начал трогать себя за лицо, чтобы убедиться, что нахожусь в теле. Тут я узнал, что пора бриться, так как за три дня молитвы выросла изрядная щетина. Осознавая себя парящим в воздухе, я ощущал невероятный восторг, а еще думал о том, как отреагируют на это мои друзья, сможет ли кто-либо поверить.

Было много и других проявлений, наиболее интересные из которых представляют собой открытые видения. Я заметил, что нередко дверью в такие видения является откровение, которое молниеносно захватывает все естество. В этот миг духовные чувства обостряются, а физические, напротив, притупляются. Как только это происходит, реальность материального мира отступает на второй план, обычно я ощущаю ее где-то за спиной или как будто за стеклом, или в тумане. Зато реальность духовного мира выступает на первый план, принимая абсолютно четкие очертания. Более же всего я люблю продолжительные беседы с Богом. Это такое время, когда я слышу Его неторопливый голос, который хотя и звучит где-то во внутреннем пространстве моей души, всегда отчетлив и ясен.

Что это за голос?

Он всегда спокоен, о чем бы ни шла речь, в то время как я сам могу весьма эмоционально реагировать на некоторые Его заявления. Если я не согласен с тем, что слышу, обескуражен или смущен, Он так же спокойно напоминает мне соответствующие места из Библии. Разобравшись с одним вопросом, Он тут же переходит к другому. В некоторых случаях Он касается новых и неизведанных для меня тем или вопросов, которых я по каким-то причинам избегал, тем самым направляя и корректируя наше общение.

Бог только Ему постижимым образом излучает в нашу душу истину, которую она переводит в слова понятные нашему разуму. По всей видимости, наш Создатель предусмотрел внутри нас такую функцию, которая отвечает за трансляцию Его голоса.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.