электронная
90
печатная A5
291
18+
Про нашу жизнь

Бесплатный фрагмент - Про нашу жизнь

Сборник юмористических рассказов

Объем:
100 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-1518-1
электронная
от 90
печатная A5
от 291

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Юмор и сатира

О грустном весело

Не сегодня-завтра курорты Кавминвод могут стать всемирно известным центром международного туризма. Для этого уже созданы все условия. Дома быта переоборудованы в коммерческие центры, сберкассы — в пункты обмена валюты, площади и скверы — в промтоварные рынки. В торговой сети самые необходимые продукты питания — лесные орехи, жареный арахис и сладкая карамель под толстым слоем шоколада

Качество обслуживания покупателей значительно улучшилось, так как торговлей занялись тысячи талантливых людей — дипломированных музыкантов, артистов, художников. В санаториях и пансионатах появилось множество свободных мест: российские граждане перестали лечиться, отдыхать и вообще сорить деньгами.

Одним словом, курорты превратились в настоящий рай для иностранных туристов. Проблема в том, что сами иностранцы об этом еще не знают и продолжают толпиться на пляжах Гавайских островов, Италии и Таиланда. Чтобы привлечь их к нашим минеральным источникам, надо сделать не так уж много — провести рекламную кампанию во всех странах мира одновременно. Реклама — источник знаний! А средства для нее всегда найдутся. Достаточно задержать на пару лет выдачу зарплаты учителям, инженерам и врачам нашего региона Не зря же эти господа протирали штаны в университетах! Сообразят, как выкрутиться.

Для создания рекламных роликов следует пригласить наиболее одаренных людей современности — Леню Голубкова, его брата Ивана и их отца родного Сергея. Они сумеют доказать иностранному зрителю, что каждый, кто регулярно принимает нарзанные ванны, покупая при этом билеты «МММ», становится здоровым, богатым и практически бессмертным. Иностранцы и их капиталы хлынут к нам бесконечным потоком, народ перестанет пить и материться, а демократы победят на выборах. Кавминводы будут самым процветающим уголком России!

Газета «Аргументы и факты — Северный Кавказ», №30, июль 1995 г.

О, выйди, бабуля, скорей на балкон!

Когда мне стукнуло двадцать восемь, бабушка решила меня женить. Она приехала на несколько дней в Кисловодск из своей деревни, но о коварном замысле не сказала ни слова.

На следующее после ее появления утро меня разбудил бабушкин голос. Она вышла на балкон и стала петь, да так громко, будто находилась в полном одиночестве в собственном саду. Сначала я был крепко смущен, но потом сказал себе: «Она — моя единственная бабушка. Пусть делает, что хочет!»

С этого момента соседи получили возможность слушать армянские народные песни по нескольку часов в день. Тем не менее, держались они мужественно: в милицию никто не пожаловался.

Однажды вечером бабушка сказала: «Хорошие новости! Сегодня видела одну удивительно приятную девочку Тебе бы такую жену! Двадцать пять лет, из хорошей семьи, вежливая, симпатичная, любит животных». «Ты так хорошо читаешь по лицу?» — спросил я саркастически. «Нет, я заметила ее с балкона и крикнула: „Ты замужем, дорогая?“ Она сказала: „Нет“. Тогда я спустилась вниз, и мы поговорили о вас двоих. Она оставила свой телефон». Бабушка с гордостью протянула мне лист бумаги. «Кстати, она работает в школе, как и ты», — добавила она.

Это была катастрофа. Кисловодск — маленький город. Сплетни о пожилой женщине, которая с балкона присматривает невесту для своего великовозрастного внука, могла распространиться с быстротой молнии. «Спасибо, бабуля, — сказал я, — позвоню ей завтра». Разумеется, мне надо было извиниться перед коллегой за бестактность, допущенную бабушкой, и объяснить, что она действовала исключительно по собственной инициативе.

На следующий день я так и сделал. Но кто бы мог представить, какие будут последствия! Мы разговаривали около получаса, и в конце концов я пригласил ее на свидание.

А через два месяца мы поженились. Сейчас нашему сыну два года, и бабушка, которая приехала нянчить правнука, учит его петь народные песни. Догадываетесь, где? На балконе, разумеется!

Журнал «Крокодил», №9, 1996 г. 1 премия на конкурсе читательских историй за 1996 г.

Принц и Лиля

Лиля влюбилась в Жорика с первого взгляда. Произошло это третьего августа в десять утра, когда он вошел в бухгалтерию.

— Эй, красавица, главбух скоро будет? — спросил он.

«Вот он, мой принц», — подумала она, и взглянула на его правую руку. Обручального кольца на руке не было.

Вместо обычной фразы «ждите за дверью» Лиля произнесла:

— Присядьте, пожалуйста. Наверное, скоро.

И улыбнулась.

— Некогда рассиживаться. Вот моя «визитка», пусть позвонит, если у него действительно есть сенсационный материал.

Он положил на стол визитную карточку и вышел из кабинета. Лиля взяла карточку в руки. Оказалось, что молодой человек — корреспондент газеты «Всероссийские сумерки» Георгий Юрьевич Штрейкбрехерский.

«Знакомая фамилия, — подумала Лиля. — Что-то немецкое. Вспомнила! Был такой декабрист, который разбудил Герцена. Значит, Жорик, ты — дворянских кровей, выходец из Германии. Хочу в Германию!».

Лиля положила карточку в свою сумку.

Вечером состоялся семейный совет.

— А ты уверена, что «красавица» он сказал тебе, а не портрету Джоконды? — спросил папа.

— Павлик, как не стыдно! — возмутилась мама. — У нее в кабинете нет Джоконды!

— Ему нужна сенсация, — сказала Лиля. — Мама, сенсация — за тобой, хорошо?

— Это — запросто.

— А тебя, папа, предупреждаю: Жорик — человек интеллигентный, говорить с ним можно только о чем-нибудь умном — о литературе, истории, в крайнем случае, о погоде. А еще лучше — вообще молчи. Вы должны произвести на него хорошее впечатление.

— Ах, впечатление! — оживился папа. — Согласен! Где мои боксерские перчатки?

— Горбатого могила исправит, — покачала головой мама.

На этом семейный совет закончился.

Георгий явился ровно в семь часов вечера, как и назначила ему Лиля. Дверь открыл папа.

— А-а, вот и пресса пожаловала! Проходите. Сегодня чудесная погода, не правда ли? — произнес он заранее заготовленные слова.

Промокший до нитки корреспондент вошел, шлепая по полу полными воды туфлями.

— Да, если не считать дождя, — сказал он. — Вы хотите сделать сенсационное заявление?

— Не я, а моя жена. Прошу в комнату.

Мама дожидалась гостя, сидя в кресле с томиком стихов Гете, а ее дочь — стоя у окна со сборником сочинений Дени Дидро.

— Ой, а вот и Вы! — обрадовалась Лиля. — Простите, что не встретила: зачиталась. Знаете, очень интересный сборник, называется «Дино Дидро». Читали?

— Прекрасное чувство юмора, — вежливо улыбнулся корреспондент, вынимая из кармана диктофон. — Итак, в чем заключается сенсация?

— Начну сразу с главного, — ответила мама, — меня зовут Нина Аркадьевна. Я работаю в санатории «Анютины глазки», бывшем «Заветы Ильича». Сегодня утром у нас произошло ЧП. Свидетели видели троих неизвестных, которые ворвались в кабинет гражданской обороны.

— Там было оружие?

— Насчет оружия не знаю, но они ели арбуз и кожурой от него заплевали весь пол. И потом, этот ужасный запах…

— Отравляющие газы?

— Нет, разбили бутылку водки. Милиция уже ищет преступников. Думаю, это сообщение надо напечатать на первой странице.

Ошарашенный корреспондент еще некоторое время чего-то ждал, затем выключил диктофон и спросил:

— Это все?

— Да, — сказала мама.

— Кстати, — сказал папа, — Вы, наверное, интересуетесь историей? Как, по-Вашему, Золотую Орду можно считать демократической республикой?

Георгий поднялся со стула:

— Я не знаю, что все это значит, но мне, кажется, пора идти!

— Не переживайте, информация проверена! — успокоила Лиля. — Можете печатать!

— Конечно, — подтвердил папа, — можете. А теперь — прошу к столу! Заодно обсудим кое-какие вопросы литературы, ядерной физики и других наук.

— Вы — ученый? — заинтересовался Георгий.

— Да, любитель. А вообще-то работал членовозом при «Заветах Ильича».

— Кем, простите?

— Членовозом. Шофером: возил членов правительства.

— Витя, это было один раз, и то сто лет назад! — с угрозой в голосе сказала мама. — Молодому человеку эта тема не интересна. Верно, Георгий Юрьевич?

— Верно, — засмеялся корреспондент, подмигнув папе. — Единственное, что мне сейчас нужно, — это стакан горячего чаю.

— Вам повезло: он только что вскипел, — сказала Лиля. — Прошу к столу. Папа, где шампанское?

Ужин удался на славу. Были обсуждены следующие проблемы: дружил ли Петр Первый с Наполеоном, живут ли слоны дольше черепах, скоро ли начнется пятый ледниковый период, а также ряд других, не менее злободневных.

Затем захмелевший папа пошел провожать подвыпившего гостя, мать и дочь принялись обсуждать детали предстоящей свадьбы.

На следующий день, вернувшись домой с работы, Лиля сказала:

— Мама, хочешь потрясающую новость? Скажу — не поверишь!

— Нет, сначала ты меня послушай! — перебила ее Нина Аркадьевна. — Только, сядь, чтобы не упасть. Твой папаша сошел с ума. У него — мания величия! Вот, почитай.

Мама протянула дочери газету «Всероссийские сумерки». На первой странице Лиля увидела заголовок статьи: «Интимная жизнь вождя».

Статья начиналась словами: «Бывший водитель Брежнева Виктор Шляхов рассказал о том, как первые лица страны отдыхали в санатории „Заветы Ильича“. Отвратительные попойки, занятия групповым сексом, в которых приходилось принимать участие и В. Шляхову, были нормой их жизни».

— Ославил меня на весь мир! Да он сроду водителем Брежнева не был! — возмущенно вскричала мама. — Пора звонить в психбольницу. А твой корреспондент — сволочь. Не выходи за него замуж!

— Мама, я как раз об этом и хотела сказать! Предок Жорика — вовсе не декабрист. Говорят, у того другая фамилия была… Студебеккер, кажется. К тому же он женат, просто обручальное кольцо потерял. В общем, выбрось все это из головы. Знаешь, сегодня я с таким парнем познакомилась — закачаешься! Красавчик писаный. На улице ко мне пристал. Сказать, как его зовут? Николай Рерих! Тебе эта фамилия о чем-нибудь говорит?

— Да, что-то знакомое, — задумалась мама. — То ли царя, то ли какого-то князя так звали.

— Вот именно! Ты представляешь, с кем мы можем породниться? Если повезет, попадем в династию Романовых! Чем черт не шутит?

Газета «Вечерние Кавминводы», №26, 1996 г.

Вольво последней модели

До недавних пор я был самым обыкновенным человеком: работал как лошадь, получал гроши и мучился, на что их потратить — на мясо или туалетную бумагу. И была у меня голубая мечта — белый «Вольво» последней модели. По моим подсчетам, я мог бы купить его года через девяносто три — девяносто четыре.

И однажды я подумал: а почему бы мне не заняться каким-нибудь более доходным делом? Например, открыть свой китайский ресторанчик. Или заводик по производству французского коньяка. А когда голубая мечта будет стоять у подъезда моего дома, вернуться в школу, к ученикам, педсоветам, проверке тетрадей по ночам. Одним словом, к любимому делу.

Целую неделю я обдумывал эту идею и понял: успех мне обеспечен. Характер у меня твердый, трудностей не боюсь. Что еще надо?

Директор школы прочла мое заявление с хмурым видом и говорит:

— Только через мой труп. Последний мужчина в нашем коллективе! Если и вы уйдете, кто будет таскать шкафы, разнимать драчунов, танцевать с педагогами?

Я говорю:

— У меня — веская причина. Хочу купить автомобиль — белый «Вольво» последней модели.

Директор посмотрела на меня внимательным взглядом, взяла ручку и подписала заявление.

— Вам, — говорит, — действительно отдохнуть надо. Почувствуете себя лучше — возвращайтесь.

В тот же день я договорился об аренде помещения — первого этажа Дома культуры. Там столько места, что не только магазин или мини-завод — ипподром открыть можно! Чтобы заплатить за аренду, я решил продать самое дорогое, что у меня есть — земельный участок и старое пианино.

На следующий день на каждом пятом столбе города висели мои объявления. В два часа ночи раздался первый телефонный звонок.

— Пианино вы продаете?

— Да.

— Ну, сыграйте что-нибудь задушевное. Не спится что-то сегодня!

Я молча положил трубку. Бывший учитель все-таки!

Утром хриплый бас предложил бартерную сделку.

— Вы мне, — говорит, — отдадите пианино, а я вам — породистую суку. Огромная, как лошадь! Щенков будете продавать — разбогатеете.

Я говорю:

— Так она ж, наверное, и питается, как лошадь!

— Вы с ума сошли! — отвечает. — Кто ж собак травой кормит?!

Затем хрустальный женский голосок поинтересовался насчет земли.

— Мне, — говорит, — нужен участок, где нет комаров, но подведены вода, газ и электричество.

Я ответил ей честно.

— Туда, — говорю, — только горная тропа подведена. Второй степени сложности.

Остаток дня я просидел у телефона, гипнотизируя его взглядом. Телефон упорно молчал. Я подумал, что, может, оно и к лучшему. Уйду на пенсию, буду на своей скале эдельвейсы разводить. А теща пусть себе на пианино бренчит. Меньше разговаривать будет. Одно плохо — продавать мне больше нечего.

Как еще люди деньги делают в наше время? Спекулировать, воровать, играть на бирже, снимать порчу и сглаз, предсказывать будущее я не умею. Остается один древний, но почти забытый способ — зарабатывать своим трудом. Говорят, есть фирмы, где служащим бешеные деньги платят!

Зашел в библиотеку. Перевернул ворох свежих газет. Два объявления меня заинтересовали: «Фирма „Золотое руно“ приглашает на работу всех, кто хочет жить счастливо и богато» и «Предприятию „Феникс“ требуется всесторонне развитая личность». Звоню по первому объявлению.

В ответ слышу:

— Очень хорошо! Как раз такой человек нам нужен для развития газетного бизнеса. Будете искать новые рынки сбыта.

— Где искать? В зарубежных странах?

— Нет, — говорят, — зачем же так далеко?! На вокзалах, в пригородных электричках.

Звоню по второму объявлению. В трубке — металлический голос:

— Говорит «Феникс». В настоящее время для работы в сфере услуг требуются всесторонне развитые личности: женщина с объемом груди девяносто, талии — шестьдесят и бедер — девяносто сантиметров, без комплексов и инфекционных болезней, а также мужчина для ее сопровождения, со знанием английского языка и навыками рукопашного боя.

Я повесил трубку. Но руки опускать я не собирался. Характер у меня твердый, трудностей я не боюсь. Что еще надо?

Через час я был в «Центре занятости населения». Строгая женщина в очках недовольно покачала головой:

— Ну, а хоть что-нибудь делать вы умеете?

— Могу пользоваться компьютером, играть на гитаре, писать портреты маслом…

— Нет, я имею в виду — де-лать! Управлять башенным краном, например? Работать газосварщиком? Оператором котельных установок?

— К сожалению, не приходилось.

— А что ж вы из школы уволились, раз делать ничего не умеете?! Дворником пойдете? Несколько вакансий есть!

Вышел я из «Центра занятости» и нос к носу столкнулся со своим бывшим однокурсником, Димой Рожковым. Рассказал ему о своих «приключениях».

— На кладбище пробиться не пробовал?

— Да вроде рано еще! — отвечаю.

— Землекопом. Через пару лет «Волгу» запросто купишь! Они там без шабашки дня не сидят! А еще лучше — устраивайся, как я, проводником, на поезд. Проходной балл — тысяча баксов. Зато ни руками, ни головой работать не надо. Сажай «левых», делись, с кем положено, и катайся, как сыр в масле! Хочешь — водку пей, хочешь — в окошко плюй… Если оно открывается.

Попрощался я с Димой и думаю: а почему бы и нет? Характер у меня твердый, трудностей не боюсь. Что еще надо?

Журнал «Чаян» («Скорпион»), №9—10, 1997 г.

Неудачное свидание

Миша протянул букет белых роз. Алла почувствовала легкое беспокойство, но улыбнулась. Миша сказал: «Ты мне нравишься». «Очень приятно», — сказала Алла. Беспокойство усилилось. «Давай зайдем ко мне», — предложил Миша. Алла не ответила. Беспокойство превратилось в отчетливое желание. «Это рядом, — добавил Миша. — Полчаса ходьбы. Или чуть больше». «Не успею», — подумала Алла.

Желание стремительно нарастало. «Мне лучше вернуться домой», — сказала она.

Миша помрачнел: «Почему?»

Алла задумалась. До ее дома было метров двести. «Извини, — сказала она решительно, — я ухожу». И быстро зашагала к дому.

Миша с отчаянием посмотрел ей вслед. «Она меня не любит, — подумал он. — Возьму и отравлюсь. Или брошусь под поезд. Пусть знает!»

Круто развернувшись, он ринулся, куда глаза глядят.

Алла остановилась. «У меня же нет ключей! — подумала она с ужасом. — Если родители ушли, я погибла». Она оглянулась вокруг. «Безобразие. На весь район — ни одного туалета!»

Журнал «Чаян» («Скорпион»), №9—10, 1997 г.

Открытое послание свободного философа

Дорогие соотечественники!

Не понимаю я людей, которые в Америку рвутся на постоянное место жительства. По трем причинам не понимаю. Во-первых, там в лужу сесть — раз плюнуть, а с подмоченной репутацией кому ты нужен? Во-вторых, какие перспективы? Сиди по уши в работе, лезь из кожи вон, чтобы быть на плаву, но выше головы все равно не прыгнешь. В-третьих, от чего они отказываются? В России сейчас золотая пора. Время собирать деньги.

Посмотришь вокруг — очей очарованье! Банки, фонды, трасты, АО, СП… Все процветает. А у простого человека возможностей — пруд пруди! Фантик послал на телевидение — получай путевку на Кипр, дозвонился туда же по телефону — апартаменты Елизаветы к твоим услугам навечно, угадал слово из трех букв — забирай в подарок Мисс Грецию-95. Чем плохо?

Конечно, и на солнце есть пятна. Кое-кому зарплату не выплачивают, кое-где заводы останавливаются, кое-когда на улицах постреливают. Но это же мелочи жизни по сравнению с мировой экологической катастрофой! Тем более что уже есть у нас все признаки стабилизации. Голодают теперь только нищие, безработные, учителя, инженеры и врачи. Городская милиция, несмотря ни на что, обходится без установок залпового огня, а читать и писать умеют практически все выпускники высших учебных заведений.

Одним словом, не понимаю я эту толпу отщепенцев у американского консульства. Неужели у дяди Сэма лучше, чем в революционной, но родной стране?! Неужели там они смогут обходиться без печатного и непечатного родного слова?! Неужели променяют родные просторы на восьмиполосные автострады, по которым будут мчаться, сломя голову, в белых «Мерседесах» с вонючей сигарой и крашеной блондинкой на заднем сиденье, которая ни разу не входила в горящую избу, не сидела за штурвалом комбайна и не плавила сталь?! Позорище какое!

Что ж, пусть катятся — скатертью дорога! Баба с возу — кобыле легче. Мы и без них построим самое светлое в мире будущее.

Кстати, о будущем. Завтра состоится первый съезд организуемой мною Партии Настоящих Патриотов. Приглашаются только истинные россияне. Вход — бесплатный, обстановка — домашняя, регистрация с девяти утра по адресу: Париж, улица Свободы, одиннадцать, апартаменты номер два. Спросить Толика.

Пользуясь случаем, благодарю всех, кто помог мне в получении французского гражданства. Родина вас не забудет! Заходите к нам на огонек!

Бывший член правления ваучерного фонда, ныне свободный философ Анатолий ТУЧКИН.

Журнал «Чаян» («Скорпион»), №9—10, 1997 г.

Правда-матка

— Сергей Петрович, вы — болван! — решительно сказал я своему начальнику. — Не умеете руководить — уступите место другому, например, мне. У меня, по крайней мере, лицо интеллигентное. В отличие от вашей будки. И в подчиненных я лучше разбираюсь. Знаю, кого матом крыть надо, а кого — бесполезно. Потому что учитываю индивидуальные особенности. Все, чему вы научились в этом кресте. — это перед начальством на задних лапках ходить. Прямохождение, так сказать, освоили. Невелика заслуга! До «человека разумного» вам все равно далёко. Он еще и мозги иметь должен!

Сказал я все это начальнику, разумеется, мысленно. И открыл дверь его кабинета.

— Извините, Сергей Петрович, вызывали? — спросил я, и на моем лице засияла дружелюбнейшая в мире улыбка.

Никогда этому тупому борову не догадаться, что я о нем на самом деле думаю!

Журнал «Чаян», №15, 1997 г.

Эротические очки

Встретились две подруги, Лариса и Зина.

— Смотри, какие очки я купила! — похвасталась Лариса. — Модель сезона. Не бьются, не тонут в воде, да еще — огнеупорные. Незаменимая вещь на пляже!

— Возможно. Особенно когда он горит, — поддержала ее Зина.

Не заметив иронии, Лариса нацепила очки на нос:

— Ну как?

«Обыкновенная дешевка на глупой физиономии», — с удовлетворением подумала Зина и улыбнулась:

— Грандиозно. Тебе идут.

— Еще бы! Они создают образ. Что-то загадочное. Мужики липнут, как мухи на мед! Сегодня уже четыре раза приставали.

«Врет!» — подумала Зина.

— А один даже предложил по парку прогуляться и чуть там не изнасиловал. Представляешь? Пришлось свой номер телефона оставить, чтоб отвязался!

«А может, и не врет, — подумала Зина. — Мужчина от природы — существо примитивное. На всякую дрянь клюет!»

— С рук покупала или в магазине? — небрежно спросила она.

— С рук, конечно. Второй такой пары во всем городе нет!

«Теперь наверняка врет, — решила Зина. — Завтра найду точно такие же. Пусть застрелится. А ноги у меня все равно длиннее!»

Журнал «Чаян», №15, 1997 г.

Вагонный роман

Светало.

Я ехал неизвестно зачем на работу в пригородной электричке, зажатый в угол. Вокруг были хмурые, сонные лица. Кто-то дышал свежим перегаром. Кто-то ткнул меня локтем в бок и промычал извинение, похожее на «Иди к черту!» Чей-то ребенок орал противным голосом. Из разбитого окна дуло. Я пытался уйти в себя, чтобы не раздражаться. Безуспешно. В таких условиях проще всего было из себя выйти.

Поезд остановился. Новые пассажиры ринулись занимать места, которых уже давно не было. Девушку лет двадцати продавило сквозь толпу и приплюснуло к моим ребрам. Я ощутил тепло ее тела, запах духов и жевательной резинки.

Сердце застучало, как перед зарплатой. Наши взгляды встретились. Она смущенно заморгала и опустила глаза на мой очень кстати выбритый подбородок. Хорошо, что у меня есть железное правило бриться по понедельникам!

Я чувствовал, что должен сказать что-нибудь неопределенно-личное. Разрядить напряженность. Как назло, в голову не лезло ничего, кроме «Девушка, у вас красивые глаза, губы, нос, уши и грудь». Рассмотреть остальные части ее тела не было никакой возможности.

Вдруг порыв ветра из окна разбросал ее длинные волосы по моему лицу и плечам. Откинув их назад, она посмотрела мне прямо в лицо и покраснела, как цыпленок в духовке. В животе у меня что-то перевернулось, пульс участился в два раза.

Я вывернул шею, делая вид, что интересуюсь панорамой заросших травой новостроек за окном. Через минуту шею чуть не свело судорогой. Повернув голову к незнакомке, я случайно коснулся ее щеки носом. У девушки была гладкая, нежная кожа без единого слоя румян или пудры. Я посмотрел в ее серые блестящие глаза и понял, что ничего говорить не должен. Дальше все произошло само собой. Наши лица сблизились, носы коснулись и губы встретились.

Поцелуй был страстным и долгим. Длился он аж до следующей остановки!

Поезд затормозил. Человеческая масса пришла в движение. Оторвавшись от меня, девушка нырнула в поток, устремившийся к выходу. Я повернулся к окну, отыскивая ее на перроне глазами. «Осторожно, двери закрываются», — проскрипели динамики.

Внезапно она появилась прямо перед окном и, улыбаясь, помахала мне рукой. Поезд тронулся. В следующее мгновенье она исчезла из виду.

Я продолжал ехать на работу, зажатый в угол. Вокруг были симпатичные, приветливые лица. Ребенок орал радостным голосом. В вагоне пахло то ли духами, то ли коньяком с водкой. Из разбитого окна дул освежающий ветерок.

Я был счастлив, как никогда в жизни. Наконец-то я нашел свою вторую половину! Не могло быть никаких сомнений, что мы встретимся с нею вновь. Если не в этой жизни, то в следующей. Ведь мы созданы друг для друга!

Журнал «Вокруг смеха» (г. Москва), март 1998 г.

Возмездие

В отрочестве у Алика был необыкновенно прыщавый нос. Глядя на этот нос, красивые девочки воротили свои, обыкновенные, и наотрез отказывались целоваться. Каждый такой отказ Алик воспринимал как личное оскорбление. Как плевок в душу. И душа его наполнялась жаждой мести.

Когда Алику стукнуло двадцать, прыщи вдруг исчезли. То ли из-за магнитных бурь, то ли оттого, что он стал умываться с мылом. Все заметили, что он — видный парень с неплохими левыми деньгами, заработанными честным трудом. И тогда он начал отводить душу. Прямо на рабочем месте. Хорошенькие девочки пищали от восторга, катаясь на его самосвале. Дня по два-три, не больше. Потом кусали локти, пытаясь Алика разыскать. Зря кусали. Он не оставлял им ни адреса, ни телефона, ни отпечатков пальцев. Раз в месяц брился до неузнаваемости. Был беспощаден и неуловим.

И вот однажды он увидел Ее у края обочины. У Нее были длинные стройные ноги и руки. Золотистые космы до плеч. Прозрачное платье чуть ниже пояса. И шикарная грудь чуть выше.

Незнакомка махнула рукой, и Алик сразу понял: это — девушка его мечты. Та, которой не надо пудрить мозги, заманивая в кабину. Готовая на все и сразу!

Начал знакомство он с шутки: затормозил в полуметре. Шутка подействовала так сильно, что у красотки перехватило дыхание и остекленел взгляд. Алик быстро привел ее в чувство, похлопав по заднице. Он умел найти подход к женщине!

Увидев Алика, она сразу растаяла. Согласилась поехать хоть на край света. Алик довез ее до ближайшей лесополосы. Там и состоялось знакомство. Поздно вечером, одеваясь, она написала адрес на клочке бумаги. Алик заверил ее в вечной любви и доставил до остановки городского автобуса. По-джентльменски. Он хоть и бросал женщин, но не в тридцати километрах от города!

Красотка снилась ему всю ночь. Проснувшись утром, он понял, что должен на ней жениться. Иначе навсегда потеряет покой. Он нарвал тюльпанов в палисаднике у соседа и поехал ее искать. По указанному адресу любимая не проживала. Оказалось, что там расположено государственное учреждение с вывеской «Венерологический диспансер».

Алик долго думал, что бы это могло значить, и понял: покоя ему не видать, как своих ушей.

Журнал «Вокруг смеха» (г. Москва), март 1998 г.

Скучная женщина

Со мной скучно.

Он так и сказал: «С тобой, Мариночка, скучно».

И это — мой любимый мужчина! Муж! Ну не гад? Как у него язык повернулся? Ладно бы один раз. Ладно бы потом засунул его на место, зубы сжал, губами прикрыл и больше не высовывал, пока я отвечаю! Так он мне и рта раскрыть не дал! Представляете?

«Посмотри, — говорит ласково, — на Светку-соседку. Каждое утро выходит с одной прической, а возвращается с другой. Лиля, сотрудница, столько анекдотов знает, что шеф с коликами в больницу попал. Навещала до тех пор, пока в реанимацию не перевели. А Гала? Узнаёт все обо всех раньше, чем они о себе. Даже Катька-бухгалтерша — сплошная неожиданность. Чуть обматеришь — в рев! А ты? Плачешь только от лука, смеешься от Шопенгауэра, жрать готовишь по Брэггу, паутину подравниваешь по фэн-шую. Хоть бы раз соседей залила, что ли!».

И погладил меня по голове нежно-нежно, подонок. Как кошку, которую утопить собирается.

И так мне за себя обидно стало — слов нет. Я бы плюнула ему в морду, если бы не высшее образование.

За что он меня так? За то, что пять раз с интервалом в пять секунд крикнула: «Коля, иди обедать, пока не остыло»? Так я ж не знала, что он в Интернете. Как залезет туда, так у него что-то странное со слухом случается. Ори — не ори, кроме моих шагов ничего не слышит.

А подкрадешься на цыпочках, у него уже экран выключен, мышка на клавиатуру намотана. Спросишь: «Где был, что видел?». Ответ всегда один: «В библиотеке Конгресса». И первым шмыг на кухню!

А тут вдруг пасть раскрыл. Надоело, видать, по библиотеке шарить. В реальность вернулся.

В тот вечер я долго не могла заснуть. С 22.00 до 22.30. Мучилась мыслями. Тремя: «Придушить или не придушить?», «Его или себя?» и «Что делать, раз уж жить обоим?».

В 22.29 решила: прав мой Колька. Сама во всем виновата, дура. Изюминки во мне нет, один распорядок дня на уме. Пойду к психоаналитику, пусть меня изменит.

И пошла. Оказалось — мужик большой, бородатый, в глаженом костюме. Значит, можно доверять.

Стал он меня сначала прощупывать. В смысле, разные вопросы на отвлеченные темы задавать: «Ты по карнизам пятого этажа гулять любишь?», «Тебе хочется порезать косыночки, юбочки, наволочки на тоненькие-тоненькие полосочки?», «Манией величия, преследования, наследования страдаешь?».

Долго спрашивал. А я только «Не-а» отвечаю и головой кручу. Аж неудобно стало. Ни одного «Да» для такого представительного мужчины не нашлось!

А он и не обиделся. Даже поздравил, что мозги у меня в полном порядке, хирургического вмешательства не требуют. И стал моими межличностными проблемами с мужем интересоваться.

Выложила я ему правду-матку, как на детекторе лжи. Что, думаете, он мне посоветовал? Лицо менять! Ежедневно! Семь дней в неделю! Триста шестьдесят пять дней в году!

Я перепугалась сначала. Думала, на пластическую операцию намекает. Пожизненную.

Оказалось, нет. Просто я должна роли играть. Разные. Перевоплощаться, как актриса. Но безо всякого грима и пересадки кожи на роже. Сегодня, к примеру, — роль развратницы, завтра — недотроги, послезавтра — такой стервозы конченой, чтоб самой тошно было… И так далее, пока мой Коля не зарыдает от счастья. Вот на каком из этих лиц зарыдает — то и оставить! В нем и ходить постоянно, чтоб самой привыкнуть. Полюбить себя такой, какая есть, моральной уродиной. По-настоящему полюбить, чтоб понять: не уродство это вовсе, а идеал!

В общем, спасибо психоаналитику, он помог советом мне! С тех пор я сама не своя, муж такому счастью не нарадуется, и все у нас хорошо. Ладно, хватит трепаться, пора переодеваться. Колька ждет. Он у меня сегодня жирный комарик, а я — голодная паучиха. Ам!

3 августа 2006 г. www.proza.ru, 16 июля 2015 г.

Королева толстоты

Раньше я никак не могла понять, почему мужики меня в упор не замечают, а бабы за сто шагов начинают улыбаться. Что у мужчин с глазами? Не могут большой объект обхватить сразу? Может, у них глазное яблоко слишком узкое?

В справочнике порылась и поняла: нет! Нормальное у них яблоко. Не хуже, чем у приматов!

А тут Ксюша, сестренка моя троюродная, говорит:

— Я знаю одного отличного тренера по фитнесу, он тебе поможет вес сбросить. Андреич зовут. Тренажеры у него — какие хочешь!.

Я говорю:

— Никакие не хочу.

А она:

— Вот поэтому я скоро выхожу замуж, а ты — с собачкой погулять.

Я на Ксюшку не обижаюсь. Она до тренажеров на бои без правил ходила, привыкла ниже пояса лупить.

— Н-да, — говорю, — повезло твоему жениху! Только ты ж хотела не сбросить вес, а набрать. И никакого толку. Как весила 49 килограмм в девятом классе, так и весишь. Что ж Андреич-то не помог?

Она говорит:

— Просто оказалось, что у меня идеальная фигура. Он так и сказал: «идеальная». «Вас, девушка, хоть сейчас перед всем залом ставь что передом, что задом… как образец».

Обидно мне стало. Меня так ставить никто и не думал!

И решила я похудеть — если не до 49 килограмм, то хотя бы до 94.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 291