электронная
180
печатная A5
516
0+
Про Дуняшу

Бесплатный фрагмент - Про Дуняшу

Повесть о детстве

Объем:
362 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4490-3836-4
электронная
от 180
печатная A5
от 516

«В золотую пору малолетства
Всё живое счастливо живёт»

Н. А. Некрасов, перевод

из Элизабет Браунинг

Дуняши Алексеевой
Действующие лица повести

ДУНЯША — Дунечка, Дуня, робёнок, наш ребёнок, наш пострел, дружок,

наш юный друг, главный

повар, архитектор, зодчий — внучка

БАБУШКА — бабушка Дуняши, Люба, Любанька, Любаша.

МАМА — мама Дуняши, Маша.

ПАПА — папа Дуняши.

ЮЛЯ, ДАША, МАРИНА, ЛЕРА — подруги Дуняши.

ЛЁВА, ТИГРА, ПЕТУШОК ПЕТЯ, КОТ, ПОПУГАЙ, собачка Буча — мягкие китайские игрушки, друзья Дуняши и деди.

ДЕДЯ — старый дед, старик — друг и дедушка Дуняши, автор этой книжки.

Эта книжка написана исключительно для дедушек, у которых одна любимая внучка; в виде исключения её могут читать дедушки, у которых один любимый внук или несколько внучек и внуков, а также бабушки; и только в виде особого исключения — все остальные.

Первое вступление

В том углу,

где стол мой письменный,

Где диван мой обитал,

Без забот и сует, мысленный

Мой счастливый дух витал.

О еде забыв, о зелии,

Дверь задвинув на засов,

Я провёл немало в келии

Чистой радости часов.

Никому я зла не делывал;

Пусть неважны, пусть плохи,

Знай себе, весь день отделывал

Да заканчивал стихи.

В них пытался я пошучивать,

А концы их, пусть грешно,

Так старался я закручивать,

Чтобы было всем смешно.

Лёгким слогом, без мучения,

Рисовал я все подряд

Наши с Дуней приключения;

Перед вами — результат.

Второе вступление

Март воздушен за рамами,

Воздух в форточку прёт;

В парк сияющий с мамами

Вышел малый народ.

Каждый бегает, носится,

Словно туз козырной,

И далече разносится

Крик и визг озорной.

Дружим с лужицей, с горкою!

Пока медлит гроза,

И покуда шестёркою

Не побили туза —

Развлекайся и радуйся

Закадычным друзьям,

Потеплению градуса

И в кусте воробьям!

ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО

(Дунечке полгодика)

Чтобы с Дуней остаться,

Я пришёл в первый раз.

Уж пора собираться —

Маша, в вуз торопясь,

Извлекла из кроватки

Свой кулёчек родной,

Сон нарушив ей сладкий, —

Для знакомства со мной.

К ней прижался ребёнок

И ударился в рёв,

Испугавшись спросонок

Бороды и усов.

В день безоблачно ясный

Ей всю душу потряс

Этот страшный, ужасный

Карабас-Барабас.

Я ей нежно воркую,

Только плохи дела —

Ни за что, ни в какую

Дуня к деде не шла!

И подумалось людям,

Тем, кто был там тогда,

Что дружить мы не будем

Никогда-никогда!

Этот стих мы сложили

Ей и мне в похвалу —

Уже завтра дружили

Мы на тёплом полу.

И не слёзы уж были,

А восторженный визг,

Их неверье разбили

Мы с ней вдребезги, вдрызг!

Мы играли в игрушки,

Мы по полу ползли,

И потом друг без дружки

Жить уже не могли.

ПОРОГ

(Дуняше 9 месяцев)

Мама в кухне хлопотала;

О, там был волшебный край!

Сил у Дуни не хватало

Перебраться в этот рай.

То мясной оттоль, то сладкий

Источался запашок,

Толстый, глиняный и гладкий

На плите стоял горшок.

Ешь его, толстей и пухни —

Пёкся с яйцами пирог.

Между комнатой и кухней

Сделан маленький порог.

А за маленьким порогом —

Суета и благодать,

Что-то видно, а о многом

Можно думать и гадать.

Чайник — тоненькое пенье —

Уж его-то знает всяк;

Чьё-то бульканье, шипенье,

Стук каких-то железяк.

Манит звук и запах манит,

Сил не жалко и труда —

Просто мочи нет, как тянет,

Тянет выползти туда!

Ножку кверху задирала,

Ведь порог — такой пустяк!

Ручка преодолевала,

А вот ножка-то никак!

Чтоб, вступив в единоборство,

Победить такой порог,

Надо волю и упорство,

И усилья рук и ног.

И конечно, всё случилось,

И в один прекрасный миг —

Получилось, получилось! —

В кухню ползатель проник.

От восторга на пол рухни

И в ладоши хлопай, но —

Много всяческого в кухне,

И опасностей полно!

Рай открыт перед ползуньей,

Но другое маму ждёт —

Каждый миг следить за Дуней

Ей прибавилось забот.

* * *

(Дуняше 1 год)

Когда успешно, братие,

Идёт ребёнок в рост —

Любимое занятие —

Таскать кота за хвост.

Вот то оно и плохо-то:

Трясётся, ходит дом,

Дитя от визга, хохота

На небе на седьмом!

Понятны стоны папины:

Уже в который раз

На Дунечке царапины,

И возле самых глаз!

Схватить котишку, вроде бы,

Да дать ему отлуп!

Котишка-то молоденький,

Он сам, как Дуня, глуп!

Замечу я для ясности:

Мы все за игры, за,

Но ведь в большой опасности

Дуняшкины глаза!

Бабай, или кормление Дуни

(Ей 1 год)

Чтобы нам приятно было, —

Вставши в ранний час,

Супчик вкусненький сварила

Бабушка для нас.

Раз-два-три, открыли ротик,

Делаем глоток!

Будет тёпленький животик

И здоровью прок!

Дуня, дедю надо слушать!

Суп давай хлебай!

Если суп не будешь кушать, —

Прибежит Бабай!

Он голодный, он хлопочет,

Он всегда не сыт,

Он у всех, кто есть не хочет,

На окне висит.

Знаем мы его проделки,

Он мужик не глуп —

Он из Дуниной тарелки

Выхлебает суп.

Он с оконного уступа

Прыгнет на карниз —

Миг один — и нету супа,

Только отвернись!

Всё в тарелках подъедая,

Он растёт как слон,

Будешь ты у нас худая,

Будет толстым он!

Кушай суп, навстречу ложке

Ротик открывай!

Не дадим ему ни крошки,

Уходи, Бабай!

* * *

Душа моя тоненько-тонко

Волнуется, голос мой нем:

Доверие, дружба ребёнка

Не может сравниться ни с чем!

В глаза ему солнышко светит,

Приветствуют травы, звеня,

И как этот мир его встретит —

Зависит сейчас от меня.

Я сам оглушён этим звоном,

В руках моих чудо, я сам

Считаю себя Симеоном,

Вносящим дитя в Божий храм.

Столь важный момент понимая,

Мне в чувствах сфальшивить

нельзя,

Иначе нас ждёт не прямая,

А очень кривая стезя.

К стих. «Первое вступление».

К стих. «Первое знакомство».

К стих. «Порог».

ПОХВАЛА МИРНОЙ ЖИЗНИ

(Дуняше 2 года)

В тот час, когда на воле,

Где ветер-Асмодей,

Летя в открытом поле,

Из зябнущих людей

Всю душу вынимая,

Лютует, сеет злость —

К друзьям, пальто снимая,

Пришёл с мороза гость.

Метёт, пуржит снаружи,

Но жизнь твоя легка,

Коль ты нашёл от стужи,

Приют у камелька.

В уютных комнатушках

От жара, сам собой,

Тиснёный, в завитушках,

Потрескивал обой.

Теплом несло от печек:

Хоть был в родном краю,

Но думал человечек,

Что он уже в раю.

Глаза его глядели,

Как тлеет уголёк,

И был он в самом деле

От правды не далёк.

Назло наружной смуте,

Пришедшей в их края,

Живёт в тепле, уюте

Хорошая семья.

Там папа ладит «велик»,

В приделке мастерит,

И в кресле лёжа, «телик»

Их кот домашний зрит.

Под шубой преет каша,

И будет он не скуп —

Там бабушка и Маша

На кухне варят суп.

У них игрушек кучка —

Устроившись в углу,

Там с дедушкою внучка

Играют на полу.

Когда сие прочтёте,

Скажу вам: выбирай!

И вряд ли предпочтёте

Вы тот, небесный рай!

* * *

Ведь робёнчишко —

Чисто солнышко!

Не любить-то как?

Ведь нельзя никак!

Жить торопится,

Улыбается,

Как растеньице

К солнцу тянется!

СУМЕРКИ В ЧУМЕ

или как мы с Дуней

были чукчами

(Дунечке полтора годика)

Мы с гулянья в дом входили:

В этот сумеречный час

Мы огня не разводили —

В чуме сумерки у нас!

На загадочной Чукотке —

Самом кончике земли —

Наши нарты, наши лодки

Мы в порядок привели.

Было с ней нам не до лени —

Меж торосов ледяных

В море плавали тюлени,

Мы охотились на них.

Сладко нам в весёлой думе

Отдыхать с ней без огня

На оленьих шкурах в чуме

После труженика-дня!

В этот зимний день короткий

Отрывал нас с Дуней от

Диких прелестей Чукотки

Только бабушки приход.

Сколько раз она, бывало,

После службы в дом войдя,

Дуню в Шую возвращала,

Нас в потёмках находя!

* * *

(Дуне 2 года, Илоне 3 года)

У других детей были игрушки —

Всевозможные зайки да мишки,

Да ещё для песка совочки,

А у Дуни был велосипед-утёнок:

Голова у него была

с жёлтым клювом,

Он надёжно стоял на трёх колёсах,

Пел он громко бодрую песню,

И во лбу фонарик светился;

Дуня ехала, педали вертела,

Я толкал его сзади за палку;

Дуня очень утёнком дорожила,

Никому на нём кататься не давала.

У Илоны была большая кукла,

А у Дуни был велосипед-утёнок;

Долго шли они рядом, и Дуня

С вожделеньем на куклу глядела,

А Илона трогала утёнка;

И сбылись их страстные желанья:

Дуня куклу руками обхватила,

А Илона на утёнка уселась;

Я везу Илону на утёнке,

Рядом с Дуней бабушка Илоны,

Все мы четверо в полном восторге!

Человеку очень много надо!

НА РУЧКАХ

(Дуняше 2 года)

Если небо в полдень

Нежно золотится —

По нему свободно

Можно прокатиться

Даже на летучей

На небесной тучке!..

Транспорт самый лучший —

Дедушкины ручки!

Новые, большие

Модные коляски

Плавный ход имеют

И совсем не тряски,

Но на ручках больше

Всякого обзору,

Небо в белых тучках

Всё открыто взору.

Нет, не зря на ручки

Ты, товарищ, влез-то,

Нет удобней, лучше

И надёжней места,

И в большом, поверьте,

В минусе остался,

Кто на добрых ручках

В детстве не катался!

Человечий птенчик

В безопасной зоне —

В них сидит младенчик

Как король на троне!

Да и так бывает —

Пятилетний отрок

Важно восседает,

Не отвыкнув от рук!

Кажется младенцу —

Он сейчас всех выше,

Все открыты глазу

Чердаки и крыши,

Где-то под ногами,

Маленьки и низки,

Бегают собачки,

И крадутся киски.

Восседать на ручках,

В общем-то, несложно,

Можно ехать долго,

И, конечно, можно

Обо всём, что видишь,

Речь держать коротку,

Дедушку подёргать

Можно за бородку!

СНЕГИРЬ

(Дуняше 1,5 — 2 года)

Просто нету мочи —

Стужа на дворе,

И так долги ночи

В лютом январе!

Но легко морозом

Дышится не зря,

И на зависть розам

Расцвела заря!

Всё полышет жаром

Зимним, ледяным.

Вместе с красным паром

Ходит красный дым.

Красному разливу

Место ввысь и вширь,

И на нашу сливу

Прилетел снегирь.

Он в мундире алом,

И на птиц других

Смотрит генералом

Он на рядовых.

Требуя законно

Для себя простор,

Всех бесцеремонно

Он плечом оттёр.

Алого мундира

Сила велика,

И за командира

И за вожака

Признан он охотно —

Выстроившись в ряд,

Воробьи поротно

Перед ним стоят.

В своём новом войске

Новый генерал

Держится по-свойски —

Топнул, наорал!

Новый предводитель

Важно пыжит грудь —

Он руководитель,

А не кто-нибудь!

Дело туго знает,

И средь мелких птах,

Как и подобает

Старшему в чинах —

Движется вальяжно,

Зря не верещит,

Медленно и важно

Семечки лущит.

К стих. «У других детей были игрушки…»

К стих. «Снегирь».

Вдруг накрыла туча

Ясный небосвод,

Льдом и снегом пуча

Тёмный свой живот.

Всю превысил норму

Сильный снегопад,

И подсыпать корму

Люба вышла в сад.

По чуть видной тропке —

Валенок тонул —

Пробралась к коробке;

Тут же упорхнул

Птичий рой пугливый;

Красный воин смел —

Никуда со сливы

Он не улетел.

Вьюга завивает,

Стуже нет конца,

Но отогревает

Чистые сердца —

Русский наш обычай,

С Господом в ладу,

Слышать гомон птичий

За окном в саду.

Тут ещё есть кто-то,

Пупсик или гном,

На оконном фото,

В колпачке цветном,

Кто совсем недавно

Заново воскрес,

Кто имеет явно

К птичкам интерес.

Вот и завершает

Люба свой поход,

Птичкам не мешает,

Тихо в дом идёт.

Хоть уже не тяжко,

Но ещё больна,

На неё Дуняшка

Смотрит из окна.

ЗИМНЯЯ КУЗНИЦА

(Дуняше 2 года)

У окошка раздавался

Восхищённый Любин смех:

За окном образовался

Небольшой кузнечный цех.

Нос не высунешь наружу!

В тёплой комнатке уют!

Несмотря на снег и стужу,

Птички клювами куют.

Нет там пламенного горна,

Но ребята — молодцы!

И на холоде упорно

Бьют кувалдой кузнецы.

Всё забавней, суетливей

Птичий писк тревожит сад —

Там на яблоне, на сливе

Птички семечки долбят.

Нет зимой ни тли, ни мушки,

Впору крылышки сложить,

Только семечки в кормушке

Помогают им прожить.

Люба — нянюшка синичек.

Стало птичкам холодней.

Не одна она у птичек,

Есть помощники у ней.

К ним и дедя и Дуняша

Носят семечек карман,

И соседская Наташа

Подсыпает им семян.

Детям любо, птичкам любо,

Каждый весел, каждый рад,

И со смехом смотрит Люба

На подшефный детский сад.

* * *

(Дуняше 2 года)

Явились нахальные галки,

Приели весь корм у синиц,

И Любонька с помошью палки

Прочь гонит непрошенных птиц.

«Весь город в воронах и галках,

Вас люди хранят от беды —

У вас на помойках и свалках

Достаточно всякой еды.

Кормушка — для маленьких птичек,

Им некому в горе помочь,

Не трогайте корм у синичек,

Летите, нахальные, прочь!»

Обязанность также и наша —

Непрошенных галок гонять;

Мне в том помогает Дуняша —

Пытается галку поймать.

КОЛОДА

(Дуняше 2 года)

В любое время года

Дни-ночи напролёт

Лежит в лесу колода,

Трухлявеет, гниёт.

В лесу лежать не шутка,

Терпи, плати за лень —

Обкакает мишутка,

Обсикает олень.

Вползёт погреться змейка,

Придут ежи, сопят,

Размножилась семейка

Бесстыдников-опят.

Вот лес большая буря

Взяла в свой оборот;

Лежит она, зажмуря

Глаза, и нос, и рот.

Вот лес затих и замер;

Кого бы постращать?

Давай она глазами

Бессмысленно вращать!

Где ель, красуясь шишкой,

Берлогу сторожит,

Под снегом рядом с мишкой

Сейчас она лежит.

Стряхнёт свой сон природа,

И я тропой лесной

К тебе, моя колода,

Наведаюсь весной.

А снег лежит покуда —

Гори весь свет огнём!

Диван, подушек груда

Белейших, и на нём

Колодой деревянной

Лежит дурак Иван,

Лесной мне стал поляной

Любимый мой диван.

Суббота не суббота,

Не всё ли нам равно,

У нас одна забота —

Лежи себе, бревно!

Какая к чёрту банька!

Друзья? Прогнать вели!

Не тронь меня, Любанька,

Отстань, не шевели!

Но слышу я Любашу,

Суровый голос крут:

«Вставай, везут Дуняшу,

Осталось пять минут,

Они уже в дороге!»

Я чищу свой мундир;

Сейчас куда как строгий

Приедет командир!

Всем надо быть готову —

Он нам покажет бунт —

Меня, Любашу, Лёву —

Построит всех во фрунт!

СКРИПУЧАЯ КАЧЕЛЬ

(Дуняше 2 года)

Сколько бегано, прыгано, лазено,

Сколько езжено, с горок катаемо;

А на круге крутились — то в Азию,

То в Америку, то до Китая мы.

Сколько шишек еловых

и камешков,

Листьев клёна цветных собираемо,

Но особенно много и счастливо —

На любимых качелях качаемо!

В детском парке

качелей полдюжины,

Оседлала их публика бравая,

Пять качелей всё время загружены,

А шестая — визгливая, ржавая.

Это было, не мы это начали,

Это бич и несчастье

всей местности,

И от этого скрипу визжащего

Содрогались и парк и окрестности.

На другую сажать её пробую —

Сразу в слёзы и личико тучею;

Дуне надо такую, особую;

«Нет, на эту хочу, на крипучую!»

Может Дуня по часу и более

На качелях качаться без удержу.

«Слушай, Дуня,

стальной тебе, что ли я?

Я ведь этого крипу не выдержу!»

А у Дуни улыбка победная;

Воет музыка ржавоголосая;

«До чего же ты, Дунечка,

вредная!»

«Нет, не въедная я, я холосая».

Там до крайней дошёл я до низости:

Затыкал себе уши я ватою,

И на прочих, кто были поблизости,

Я с гримасой глядел виноватою.

Слава людям,

свихнуться мне не дали;

Та, крипучая — сломана, цела ли?

Мы другие качели разведали —

Их в то время везде понаделали.

ДУНИН СЛОВАРЬ

(Дуняше было полтора года)

Щщас мы грамотные стали,

Одолели мы букварь,

А ведь был у ней вначале

Её собственный словарь.

Не ругаясь, не скандаля,

Скажем честно: победней

Был словарь тогда у ней,

Чем у Ожегова, Даля.

Что нам Ожеговы, Дали!

Вечно молодость нова —

В нём зато преобладали

Её личные слова.

Хороши слова у Дуни —

(Ах, ребёнок, как ты мал!) —

Не ботинки я, «бинюни»

Ей на ножки надевал.

Эти хитренькие глазки —

(Ах, ребёнок, как ты мал!) —

Я в «калюле», не в коляске,

Нашу Дунечку катал.

Был цыплёнок — «пипилюля»,

Он «пи-пи» умел пищать,

Дедя был — «дедюля-люля»,

Он водил её гулять.

Были куртки у ребёнка:

«Кутя» — тёплая внутри,

«Куля» — тоньше одежонка,

Курток было целых три.

Хорошо гулять нам в «куте»,

В ней не страшен нам мороз,

Холод, ветер — атакуйте!

Мы шарфом закроем нос.

Стала «куля» маловата,

Отслужила век уж свой,

В ней уж плохо греет вата,

В ней гуляем мы весной.

* * *

(Дунечке 1 годик)

Вся мордашка лучилась:

С той ли, с этой ноги —

Удалось, получилось —

По планете шаги!

Позже скажет старуха

Под названьем «судьба»:

Будет жизнь легче пуха,

Как лазурь, голуба, —

Или счастья монету

Наземь решкой швырнёт,

И ужасной планету

Стороной повернёт?

* * *

(Дунечке полтора года)

Не за дело, не за дело,

По чужому небреженью,

Смерть тебя уже задела,

Сделав раннею мишенью.

* * *

(Дунечке 2 годика)

Ну, зачем вам ангелы другие?

Где-то в небе, будто бы, летает!

Извините, люди дорогие,

Мне вполне вот этого хватает!

На реке, по улицам гуляли,

Петь, плясать учились понемножку,

Невзначай у куколки у Ляли

Оторвали маленькую ножку.

ЛЕТНЯЯ ГРОЗА
В ДЕТСКОМ ПАРКЕ

Дети в ужасном восторге,

Это же праздник для них:

Раньше не видели оргий

В небе таких!

Молнии очень красивы

И оглушителен гром —

Мамы от страха чуть живы,

Пробуют бром!

Детям же это — игрушки:

Ласковый дядя Илья

Лупит по детям из пушки,

Дуя и лья.

Выгнулось дивное диво

Радуги, чуть погодя.

Солнечно всё и красиво

После дождя.

ФЕЙЕРВЕРК В ШУЕ

Пиршество пятен и молний,

Вылеты огненных пчёл,

Хвост разноцветный павлиний

В небе расцвёл.

Детям сей вид необычен,

Всё тут для них новизна,

Детский восторг безграничен —

Да бедновата казна!

КАК МЫ ДУНЮ

УКЛАДЫВАЛИ СПАТЬ

(Дуняше было 2 года)

Щщас уже щщитай что взрослая

Наша Дуня, как-никак

Первоклашка, девка рослая,

Носит с книжками рюкзак.

Ходит в школу, занимается,

Днём теперь уже не спит.

Я как вспомню — сердце мается,

Возмущается, кипит:

Как она, моя проказница,

Измывалась надо мной,

Отвергая, безобразница,

Сон положенный дневной!

Уложу её в кроватку я,

Дуню, крошечку мою,

Ей поётся песня сладкая:

«Ни ля-жися нак-ра-ю!»

Замерла ресница длинная,

Стихла Дуня; вот она,

Сердцем чистая, невинная,

Спит, игрой утомлена.

Пробираюсь тише мыши я,

К ручке крадучись дверной;

Только руку к ней, и слышу я —

Взрывы смеха за спиной!

Я назад иду и сетую —

Мол, башка моя болит! —

Это Дуню, дрянь отпетую,

Ещё больше веселит!

Снова Дуня колобродится —

Всё в кроватке кувырком!

Снова песенка выводится

Дребезжащим тенорком.

Грош цена моим стараниям —

Бес не может без проказ!

Эта хитрость с засыпанием

Повторяется не раз.

Вновь она, моя притворщица,

Тихо носиком сопит,

И не жмурится, не морщится;

Неужели вправду спит?

Ох, в её дыханье мерное

Что-то верить я боюсь,

В пятый раз уже, наверное,

Я на хитрость поддаюсь.

Плотно штора занавешена,

Свет не льётся из окна,

Только сердце бьётся бешено…

Руку к ручке: тишина.

ОСЕННЯЯ ПАСТОРАЛЬ

(Дуняше 2 года)

Ветер проделывал штучки —

Ворох им листьев надут…

К дедушке влезла на ручки,

«Ножки, — сказав, — не идут».

В позе удобной и ловкой

Сидя на крепкой руке,

Мило прильнула головкой

К дединой жёсткой щеке.

Видимо, скучно ей было;

Зная, что всё я стерплю:

«Дедя, — она заявила, —

Я ведь тебя не люблю!»

Но показалось ей мало

В этих словах куражу:

«Дедя, — подумав, сказала, —

Я ведь с тобой не дружу!»

Осени грустной истома,

Поздние астры цвели…

Так мы, воркуя, до дома

Благополучно дошли.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 516