электронная
180
печатная A5
399
18+
Призрак прошлого

Бесплатный фрагмент - Призрак прошлого

Современный детектив

Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-1961-7
электронная
от 180
печатная A5
от 399

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

1. Яхта «Надежда»

Стоял жаркий июльский полдень. Пассажиры выходили на берег после трехчасовой прогулки по морю. Яхта «Надежда» тихо покачивалась у причала. Люди легко выпрыгивали с мостков, подавая руки друг другу.

Полусонных детей несли на руках или передавали прямо через перила мостков. Молодая, очень привлекательная женщина с длинными, светлыми волосами почему-то задержалась у причала. Казалось, что она искала глазами кого-то.

Когда все пассажиры покинули яхту, женщина с любопытством обратилась к капитану яхты — обаятельному бородачу лет сорока в синих джинсах, светлой майке «поло» и летних сандалиях на босу ногу. Он вытер пот со лба, закрыл рубку и вышел на мостик, закуривая сигарету, при этом доставая портсигар в элитной кожаной обложке с выбитой эмблемой всемирно известной итальянской фирмы кожаных изделий «Перуцы»:

— Откуда у вас такая экзотическая вещица? — блондинка вызывающе улыбнулась, показывая свои идеальные зубы. Она держалась за поручни мостков одной рукой, а другой откинула длинную прядь волос, которая внезапно от легкого дуновения ветра упала на утонченное, с яркими губами, лицо, открывая капитану выразительные, испуганные глаза и покрытый веснушками прямой маленький носик.

— Как откуда? Из Италии. Наш рейс предусматривает швартовку в Генуе и там, в ближайшем магазине этой фирмы, мне дали этот презент бесплатно. У них постоянно проходят такие акции по всей стране. Их представительство находится во Флоренции. Кстати в следующий вторник мы отправляемся туда. Добро пожаловать!

— Мы с мужем рассмотрим ваше предложение, — заявила она, с завидным вниманием огляделась по сторонам, вызывая любопытство у капитана и всей команды, которая состояла из двух человек.

Они к тому времени вышли на бортик небольшой яхты, покрытой тонким слоем морской пены и раскачивающейся из стороны в сторону. Женщина демонстративно продолжала:

— Он известный ученый, его работы раньше печатались во всех современных научных изданиях, но из-за болезни сердца он отложил свои научные исследования. У нас теперь турфирма.

Она, наконец, сошла с яхты. Двое молодых, рослых, спортивного телосложения парней стали убирать мостки.

— Кстати, где мой муж? Он не сходил на берег. Возможно, он задремал? Вы смогли бы еще раз проверить внизу и разбудить его, если он случайно заснул.

Капитан, он же владелец яхты, быстро спустился в нижний отсек палубы. Прошло около пяти минут. Внезапно он появился на верхней палубе с бледным лицом и резко крикнул:

— Срочно зовите врача. Ваш муж, вероятно, выпил лишнего и у него случился сердечный приступ, — капитан устало взглянул на нее.

— Прошу вас, пожалуйста, побыстрее, — она договорила, лихорадочно набирая на ай-паде фирмы «Самсунг» номер телефона гостиницы «Приморская», где они остановились.

Чайки кричали над причалом, задевая крыльями мачту с российскими и иностранными флажками на флагштоке. Прошло менее десяти минут. За это время Лариса, а именно так звали блондинку, спотыкаясь о настил, поднялась на яхту.

К берегу подъехала скорая помощь. Из машины вышел врач и поспешил на причал с чемоданчиком синего цвета в руках. Он спустился в каюту. На кресле около окна, привалившись к стене, сидел мужчина с закрытыми глазами. Создавалось впечатление, что он спал. Женщина находилась около своего попутчика. Она зачем-то стала тереть ему щеки и виски, пытаясь привести в чувство.

Врач осмотрел пациента, простукал грудную клетку через майку, взял его левую руку и попытался прослушать пульс.

— Пульс отсутствует.

— Надо что-то предпринять. У вас есть валокордин, новокаин, кодеин, что-нибудь от сердца? Срочно сделайте ему укол, — умоляла и в тоже время требовала Лариса.

На щеках у нее появились слезы. Капитан в сопровождении обоих своих подчиненных стоял и наблюдал за происходящим. Они положили тело на соединенные вместе стулья и отошли.

— Боюсь, что слишком поздно. Смерть наступила примерно минут пятнадцать назад. Вам надо прийти в себя, успокоиться. Сейчас приедет судмедэксперт. Мы заберем тело. Постарайтесь понять: все наши усилия будут бесполезны.

— Я должна находиться с ним.

— Сделаю вам успокоительный укол.

— Нет, ни за что. У меня все в порядке, — она, плача, закрыла глаза, побледнела и медленно стала оседать на рядом стоящий стул.

Врач и один из команды едва успели ее подхватить за руки. Они положили Ларису на второй ряд сдвинутых стульев. Врач двумя сложенными вместе ладонями стал приводить пациентку в чувства, делая ей искусственное дыхание. Затем он опустил свою голову к ее голове и стал дышать ей изо рта в рот. Эта процедура отняла считанные секунды. У нее стал появляться румянец. Лара открыла глаза и тут же закрыла.

Врач молча расстегнул чемоданчик, достал одноразовый шприц, набрал лекарство из ампулы, оглядывая, лежащую рядом по диагонали со своим мужем, Лару. Он растер ей правую руку на сгибе с внутренней стороны облаткой, пропитанной спиртом, прощупал артерию и сделал укол. Лара минуты через четыре стала приходить в себя, оглядываясь по сторонам. Она попыталась встать и с трудом едва смогла самостоятельно приподняться. Капитан взял ее за плечи сильными руками и вместе с другим помощником помог ей это сделать. Они аккуратно посадили ее на то же кресло, где сидел до этого ее муж.

— Доктор, неужели все так безнадежно, можно констатировать смерть? — удивленная всем происходящим, рыдая, спросила Лара, и видно было, что ее страдания постепенно притупляются.

— Боюсь, что так.

— Мы давно женаты и приехали, чтобы провести вместе отпуск, — она нервно размазывала слезы по щекам обеими руками. — Скорее всего, здесь кому-то надо было, чтобы его убили.

Она открыла сумочку и достала косметичку, в которой находились: флакончик французских духов «Коко Шанель», помада той же фирмы, карандаш для подводки глаз и тени. Отыскала зеркальце и стала интенсивно платком стирать следы размазанной косметики с лица. Затем аккуратно закрыла косметичку и убрала ее в сумочку.

— Если это так, то делом займется прокуратура. Я вызвал полицию. Сейчас приедет следователь.

— Пусть разберутся, в чем дело, — предусмотрительно заявил капитан, наливая воду из бутылки с минералкой в принесенный одним из его помощников из бара стакан и протягивая ей. — Как вас зовут?

Она сделала над собой усилие, поднялась, подошла к стойке бара, взяла в руки стакан с ледяной содовой водой и с горечью выпила.

— Лариса, — проговорила она в отчаянии, выставляя напоказ свои длинные ноги и выпячивая маленькую нижнюю губку. — Пробыли здесь только три дня. Что дальше будет?

— Идите в гостиницу. Соберите все вещи и оставайтесь в номере до нашего приезда. Вы наш главный свидетель.

Лара поднялась по лестнице, вышла из нижнего отсека палубы и, пройдя метра два, ступила на мостки. Опираясь на поручни, она оказалась на причале. За ней следовали врач и капитан яхты. Было заметно, что они сильно встревожены случившимся.

— Пожалуйста, перестаньте отчаиваться, — капитан старался как-то ободрить Лару и стал поглаживать ладонью по ее спине, когда они сошли с яхты. — Разберемся в чем дело. Мы сделаем все возможное…

— Это ужасно, ужасно… Почему это случилось? — продолжая задавать глупые вопросы, она тяжело вздохнула.

— Заберем труп в морг и попытаемся установить причину смерти. Вы сможете подъехать завтра и забрать тело, — врач был на редкость лаконичен. — Остальные формальности узнаете завтра, но пока оставайтесь здесь, возможно, следователь захочет задать вам несколько вопросов.

Вскоре к причалу набережной подъехала машина. Из нее вышел молодой, высокий, светловолосый мужчина лет тридцати в джинсах и ветровке — старший следователь районной прокуратуры, подполковник полиции Алексей Серегин.

Врач отошел от группы и проследовал за полицейским, который поднялся на яхту, спустился в нижний отсек, тщательно изучил место смерти пассажира, сфотографировал труп, осмотрел каждую деталь палубы, делая пометки у себя в ай-паде, пытаясь найти любую улику. В карманах тела, лежащего на сдвинутых стульях, он обнаружил только ключ от номера в гостинице и платок со следами крови.

— Ваш ключ, — он передал ключ Ларисе. — Ваши паспорта…

Она нервно, дрожащей рукой взяла, протянутый ей ключ и положила его в сумочку, предварительно проверив ее содержимое.

Там находились паспорта, которые она показала следователю, чтобы он точно записал ее и бывшего мужа фамилию, имя и домашний адрес. Затем она закрыла сумочку.

— Когда наступила смерть? — поинтересовался Серегин у врача.

Тот посмотрел на часы. Было без четверти двенадцать.

— Часов в одиннадцать.

— Что послужило причиной смерти? — следователь опять обратился к врачу.

— Сейчас рано что-либо говорить, — отозвался врач, подхватив носилки с трупом с одной стороны, с другой был санитар.

— У вас есть список пассажиров? — обратился Алексей к капитану, который смотрел на все происходящее с тревогой и недоумением.

Он взял ключи, нашел нужный выдвижной ящик-сейф в стойке бара, где хранились все деловые бумаги, порылся в нем и, обнаружив список, протянул его следователю. Тот проглядел фамилии и стал делать пометки напротив каждой.

— Да, трудновато будет отыскать всех. Хотя можно попробовать через турагентства, кто, где временно был прописан. Теперь нам надо установить причину смерти. Завтра результаты будут готовы, — сказал он, и, обращаясь к Ларе, добавил: — Вы обязательно приходите завтра в отделение в десять утра.

— Что сейчас делать, скажите? — спросила Лара и выразительно посмотрела на следователя, разведя руки в стороны, призывая всех искать преступника.

— Идите домой и успокойтесь. Постарайтесь вспомнить, были ли у вашего мужа враги, с кем в последнее время он общался. Вы вообще в курсе его дел?

— Конечно. Мы работали вместе: я — секретарь, переводчица, референт. Виталий — директор. У нас своя фирма и всегда проводили отпуск вместе. Наша фирма процветает, владеем крупным капиталом. Наш оборот более трехсот тысяч рублей.

— Заметили во время поездки что-то странное. Возможно, ссорился ваш муж с кем-то? — следователю хотелось выяснить подробности этой кровавой драмы. — Это очень нужно для следствия. Он один возглавлял турфирму или у него были партнеры по бизнесу?

— Ссорился? Да нет, какой он был прекрасный человек! Хотя, постойте, сейчас вспомню, — Лара задумалась на минуту, закрыла глаза, провела ладонью по голове потом, продолжила, — был на яхте кто-то, кого Виталий меньше всего хотел бы видеть.

— И кто это? — откликнулся Алексей.

— Игорь Мурин — мой бывший одноклассник. Он ухаживал за мной, когда училась в школе. Потом расстались, я поступила в университет и познакомилась с Виталием. Игорь устроился работать в фирму, где работал Виталий, — Лара хотела продолжить рассказ, но слезы снова ручьем полились у нее из глаз.

— Вы так сильно переживаете. Где вы живете? — следователя явно раздражала эта ситуация

— Тут… рядом, в гостинице «Приморская» на втором этаже, — объяснила она, показывая рукой в сторону берега.

— Заметите что-то подозрительное в номере гостиницы, обязательно сообщите мне вот по этому номеру, — Серегин протянул свою визитку.

Лара прошла вдоль берега, поднялась на набережную, подошла к зданию гостиницы, зашла к себе в номер на втором этаже, открыла дверь и ахнула: все чемоданы были перевернуты и валялись на полу. Она проверила встроенный в стенке шкафа сейф. Он был тоже открыт, но, к счастью, все ценные вещи и деньги около двух тысяч долларов она взяла с собой в морскую поездку. Лара срочно бросилась через две ступеньки вниз к администратору, по пути набирая номер Алексея.

Администратор, мужчина лет тридцати пяти, сидел за столом и оформлял чьи-то документы. Рядом за компьютером сидела симпатичная, черноволосая студентка, возможно, выпускница вуза по делам туризма и этнографии.

— Пожалуйста, пойдемте со мной, посмотрите, что происходит у вас в гостинице…

— Сейчас, сию секунду, — администратор заискивающе промямлил.

Лара вернулась назад в номер. Минут через двадцать, когда полиция вместе с администратором поднялись в комнату, то на полу среди разбросанных вещей лежала задушенная веревкой Лариса. Рядом на полу валялась пустая раскрытая сумочка, около сумочки лежали две гостиничные расписки. На шее у жертвы красовался ярко багровый шрам от шпагата. Платье женщины было сбоку разорвано. На щеках и руках — ссадины и синяки — следы борьбы. Ноги и руки жертвы были вывернуты, как будто тело тащили по полу.

Минут через пятнадцать появился тот же старший следователь районной прокуратуры, подполковник Серегин. Он поднял расписки с пола, тщательно осмотрел и сфотографировал место преступления. «Смерть наступила сразу. Значит, пока она ходила и разговаривала с администратором, преступник находился все это время в комнате, — решил следователь, — возможно, он не успел далеко убежать».

Администратор срочно позвонил в дежурную часть. Приехал кинолог с собакой. Собака, выпрыгнув из окна, побежала по направлению к пляжу, но у воды остановилась и села в ожидании команды. Полицейский тщательно обследовал еще раз подоконник, пытаясь обнаружить хоть малейшие улики. Большие комочки грязи на полу и подоконнике говорили о том, что преступник проник в комнату через окно, которое выходило в цветник. Серегин предположил, что в комнате злоумышленник что-то долго искал, но когда Лара зашла, он успел спрятаться, скорее всего, в ванной, так как там он заметил на полу такие же комочки дерна. «Пока женщина ходила к администратору, убийца дожидался жертвы», — решил Алексей.

В цветочной клумбе Серегин заметил след кроссовок. Он более тщательно сфотографировал все следы на полу в гостинице и рядом с окнами в цветнике. Было около половины третьего. Алексей достал платок и рукой стер пот со лба. Он успел перекусить после первого вызова на причал, а уже вызвали второй раз. Дело принимало крутой оборот. Прибыли судмедэксперт и криминалист. Они забрали тело. Теперь Серегин ждал результаты экспертизы семейной пары, и должен выяснить, что за пассажиры находились на яхте.

Всего в списке было пятнадцать человек. Восемь мужчин и семь женщин. Кто они? Подозреваемых женщин Алексей успел выяснить: это были отдыхающие из пансионата по соседству с гостиницей «Приморская». Две женщины приехали раздельно, а проживали вместе. До этого у них, возможно, были связи друг с другом. Другими тремя были две студентки и мать одной из них. Такая компания едва ли додумается совершить вообще какое-либо правонарушение. Оставались плохо выясненными одна женщина и семь мужчин.

На железнодорожном вокзале долго изучали фамилии и инициалы пассажиров из списка, но мало что обнаружили. Зато в аэропорту сразу нашли среди улетевших пятичасовым рейсом в Санкт-Петербург двоих подозреваемых по фамилии Пономаревы Елену и Виктора. Возможно, у них были связи с Соркиными. Они оставались под подозрением.

Итак, оставались шестеро мужчин: частный предприниматель, сотрудник охранного предприятия, двое менеджеров тоже из Тарасова и двое частных предпринимателей: один из Красноярска, другой из Волгограда. Серегин вернулся в гостиницу. Он взял у администратора паспорта и внимательно их изучил: «Соркин Виталий Львович» и «Соркина Лариса Викторовна», место прописки Тарасов. Алексей понял, что, и следы преступления ведут тоже в Тарасов, город, откуда приехали Виталий и Лариса. Он хмуро записал что-то и затем, дожидаясь эксперта, стал фотографировать место преступления.

На следующий день патологоанатом установил причину смерти Виталия Соркина: большая доза лекарства, снижающего артериальное давление, которое ему подсыпали в вино. Такие препараты выписывают больным с сердечными заболеваниями. Для здорового человека это лекарство в сочетании с алкоголем могло вызвать смертельный исход.

Серегин решил встретиться с менеджерами — Кудиновым Сергеем и Муриным Игорем. Они проживали в одной из частных гостиниц на окраине Сочи. Увитый виноградом домик буквально утопал в цветах и зелени. Хозяйка — красивая рыжеволосая женщина лет сорока пяти, в скромном сером платье без рукавов, с янтарными бусами вокруг шеи — встретила Алексея с подозрением.

— Простите, здесь проживают Мурин Игорь и Кудинов Сергей? — спросил Алексей прямо у калитки, показывая полицейское удостоверение. — Мне хотелось бы поговорить с ними.

— Молодой человек, постояльцы с самого утра ушли на пляж, должны скоро вернуться.

— Вы знаете, где они обычно проводили вечера? — интерес Серегина вызвал разбросанная мужская одежда и бутылки во дворе.

— Да, есть здесь один ночной клуб «Атлантика». Работает до четырех утра.

Алексей, казалось, поверил в удачу. Теперь загвоздка состояла в том, что он плохо знал Сергея и Игоря в лицо. Он попросил словоохотливую хозяйку дать словесный портрет подозреваемых мужчин.

Женщина рассказала, что Игорь — очень высокий, долговязый, почти двухметрового роста парень с темными волосами, выразительными, карими глазами и немного сутулился. Сергей гораздо ниже его, худощав, темноволос, на правой руке у запястья имел татуировку «Сергей», а на верхней челюсти у него нет одного резца, лидировал над Игорем.

На основе рассказа в ее присутствии в отделении полиции были составлены фотороботы Мурина и Кудинова.

Клуб «Атлантика», куда пришел Алексей, чтобы встретиться с Муриным и Кудиновым, начинал работать в двенадцать часов.

Публика спешила собираться, поэтому все столики пока были заняты.

Алексею удалось занять место напротив входа, чтобы лучше видеть гостей. Заказав бутылку коньяка, он медленно потягивал рюмку за рюмкой. Примерно через час у входа в зал Алексей заметил Мурина, которого сразу узнал по его росту. Но он был один. Алексей встал с места и пошел навстречу. Поравнявшись, он случайно толкнул его и в знак примирения пригласил за свой столик. Мурин, не раздумывая, согласился. Они познакомились.

— Постой, кореш, дай закурить, откуда ты? — поинтересовался Алексей и показал на пальцах как прикуривают.

— Из Тарасова. А ты?

— Сам по себе, — Алексей, попросив у официанта еще одну рюмку, налил незнакомцу.

Выпив рюмку коньяка, Мурин заказал еще бутылку.

— За что пьем? — спросил Алексей, стараясь найти общий язык с новым знакомым.

— За приятный отдых без осложнений, — Мурин сказал сквозь зубы, изобразив улыбку на лице.

— Тост знаменательный, но простой, ничего конкретного. Надо выпить за успешное завершение любого дела, — добавил Алексей, искоса поглядывая на собеседника.

— Можно и так, — членораздельно промычал сосед по столу. — Ты один приехал?

— Один или вдвоем, тебе какое дело?

— Как знаешь, — Алексей замолчал.

— Ты скажи, если ты местный, когда вылетает самолет на Москву? Мне надо передать посылку с товаром своему другу. Там около двух с половиной миллионов зеленых и европейской валюты, понял?

— Да, ты что, вот это «прикол»!

— Это не прикол, а чистая правда.

— Ты, друг, врешь.

— Можешь не верить, если больной.

— Мне отдай, у меня связи с полицией, они сопроводят охрану, — эта внезапная ложь сразу понравилась Алексею, он одобрительно кивнул.

— Тебе будет двадцать процентов от суммы, но ты сейчас дай мне семьсот долларов, чтобы мы могли оформить этот груз официально.

— Ты меня знаешь. Вот деньги и можешь отправлять. Заказать еще что-нибудь? — предложил Алексей и, доставая из кармана бумажник, положил перед собеседником валюту, соображая, где Мурин мог потерять Кудинова. Сосед взял деньги, пересчитал их, аккуратно положил в задний карман брюк, и, собираясь вставать, оперся о край стола.

— Прости, приятель. Завтра уезжаю, а сейчас пойду, наверно. Бывай, — он вышел из-за стола и, слегка покачиваясь, направился к выходу.

2. Старые знакомые

Алексею хотелось арестовать Игоря, но прямые улики отсутствовали. Они распрощались.

На другой день, снова посетив хозяйку, где проживали Игорь и Сергей, Алексей выяснил, что Сергей больше не появлялся у нее. Съезжал Игорь один, расплатился за двоих, объясняя это тем, что Сергей дожидался его на вокзале. Но там, как выяснил Серегин, Сергей тоже появлялся только однажды во время приезда.

Итак, Серегину предстояла срочная командировка в Тарасов, где трудилась его хорошая давняя знакомая Татьяна Иванова. Она была высокой, элегантной, зеленоглазой блондинкой с идеальной фигурой и прекрасным чувством юмора. Татьяна проживала в однокомнатной квартире в центре, и Алексей рассчитывал остановиться у нее. Теперь у нее было частное детективное агентство, и она могла помочь в ходе следствия, чтобы найти человека, виновного в смерти двух отдыхающих.

Мне часто приходилось расследовать сложные криминальные случаи, но сейчас лето и был временный застой в работе. Нельзя сказать, что преступники вообще исчезли с лица земли, но как рысь из засады выжидала и, как могла, поддерживала форму, посещая спортивный зал, бассейн, солярий, парикмахерскую и библиотеку. После срочного недавнего розыска пропавшего мужа одной молодой дамы, разрешила себе небольшой отпуск и мечтала только лишь о поездке куда-нибудь в жаркие страны или в Сочи. Дни летели незаметно быстро, тысяча долларов, оставленная на отпуск растаяла, как только что выпавший снег, но так никуда не собралась ехать. Мечтала слетать на Гавайи, в Турцию, Италию или Грецию.

У Кирьянова Владимира, или просто Кири, кстати, моего лучшего друга, отпуск намечался в конце сентября, поэтому приходилось просто ждать бархатного сезона, чтобы потом вместе с ним и его семьей рвануть куда-нибудь подальше. Ожидание работы было приятно, как никогда раньше. Подворачивались только мелкие заказы. Вечерами сидела на кухне под кондиционером и медленно смаковала кофе, приготовленное по новому рецепту, запивая водой со льдом, просматривая последние новости в Интернете: политические, скандальные истории, сплетни шоу-бизнеса, кулинарные рецепты, рекламные проспекты, анекдоты. Словом все то, чем полна наша пресса. Пачка свежих газет и журналов также была разбросана на столе. Мои мысли были где-то между приготовлением морковного салата и тем как лучше ловить рыбу. Вдруг внезапная мелодия потребовала взять ай-пад.

— Татьяна Александровна, привет! — услышала я в трубке приятный мужской голос, который очень напоминал голос моего старинного друга из Сочи.

— Привет! — сделала паузу, так как лихорадочно пыталась представить, кто бы это мог быть.

— Не узнала? Это Алексей. Теперь вспомнила?

Наконец, поняла, что это был Алексей Серегин, сотрудник криминально-следственного отдела полиции Сочи. Он приезжал в Тарасов на стажировку, меня с ним познакомил тот же Кирьянов, когда мы ходили вместе в ресторан в день отъезда Серегина домой.

— Привет, Алексей! Почему так официально? — поняла, что случилось что-то серьезное. Просто так звонить Алексей не стал бы.

— У меня срочное дело в Тарасове. Все следы ведут в ваш город. Рассказывать очень долго. Узнаешь все, когда прилечу. Нужна твоя помощь.

— А ты мои расценки знаешь? — пошутила, так как знала, что с друга возьму «наличными».

— Договоримся, приедете отдыхать к нам. Я вас таким вином угощу, — Алексей сделал паузу, давая возможность представить богатый букет южного вина, — какое ты пила когда-то давно!

— Отлично. Когда вылетаешь? — спросила я терпеливо, мне уже хотелось быстрее раскрутить это дельце, руки давно чесались по настоящей работе.

— Самолет вылетает сегодня утром. Встречай меня в аэропорту в одиннадцать и обязательно позвони Кири.

— Ладно, обязательно встречу, — пообещала я.

Разговор прервался. Я допила уже успевший остыть кофе и мечтательно представила себя, сидящей за чашечкой кофе и сигаретой в прибрежном ресторане. Погода была исключительная. Оркестр играл романтическую мелодию вальса. Волны разбивались о пирс и до меня долетали брызги волн. Чайки с гортанным криком парили над волнами, и белоснежные парусники бороздили бескрайнюю синеву водной глади.

Но пока для осуществления моей фантастической мечты нужно было провести расследование еще мало известного мне дела. Конечно, с Алексея будет причитаться принять нас у себя дома, познакомить с ресторанами, аквапарками, экскурсиями в горы, на водопады, в пещеры, ущелья, на родники и другими развлечениями, что вообще-то отвечало всем законам дружбы и гостеприимства.

Нельзя сказать, что все это было для меня в новинку, но за время, проведенное в Тарасове и, расследуя сложные и запутанные дела, уже успела соскучиться по простым житейским радостям, морским прогулкам и бездумному барахтанью в пересоленной воде.

Все необходимое для сыщика у меня было — «жучки», миниатюрная видеокамера, пистолет «Макаров», отмычки, и прочее. Даже просроченные корочки работника прокуратуры, которые много раз выручали меня в тяжелых схватках с бандитами. Имея уже достаточно большой практический опыт, часто встречала людей, которым помогала раньше, и они платили мне той же валютой.

После легкого европейского завтрака и приятной сигареты села в свое светлое «Рено-Меган» и ехала встречать друга. Машина завелась моментально, что было верным признаком того, что дел предстояло по самую макушку. По дороге пришлось заправиться и купить свежую прессу.

В аэропорту была уже за полчаса до посадки самолета «Сочи-Тарасов», поставила машину на стоянке, походила между рядами киосков с сувенирами и открытками с видами города и лишний раз убедилась, в каком замечательном месте я живу.

Наконец, объявили посадку. Минут через десять Алексей Серегин появился в проходе с большим портфелем и коробкой для фруктов в руках.

— Таня, здравствуй, — обрадовано произнес он. Было видно, что подполковник искренне рад встрече, но крайне озабочен.

— Какая встреча! Припарковалась рядом.

У него был легкий южный загар. Одет был в гражданскую одежду, чтобы особенно не привлекать к себе внимания граждан.

— Здравствуй, Алексей, очень рада тебя видеть, — поприветствовала его еще раз, указывая на автомобиль в стороне.

— Отлично, так мы быстрее все успеем, — сказал он. — Привез чудесный Новокубанский коньяк. Попробуем при случае. Хорошо?

— Как скажешь. Ну, а что нового в южных краях? — интересовалась и села за руль, кивком приглашая Алексея сесть рядом на переднее сиденье.

— Все по-старому: солнце, море, пляжи, фрукты. Иногда море штормило, и чайки носились и кричали над волнами. А если отплывал дальше от берега на корабле, то встречал стаи дельфинов.

Рассказ Алексея разбудил мое воображение.

— Ну, а как, господин Серегин, раскрываемость преступлений? — спросила с иронией. — Что-то давно от вас не было никаких известий. Думала, что ты уже забыл своих друзей. Нельзя, нельзя. Если тебе нужна помощь, так и скажи. Помогу чем смогу, введи меня в курс дела.

Алексей благодарно чмокнул меня в щеку и почувствовал пряный аромат одних из моих любимых французских духов «Сальвадор Дали».

— Обязательно, Таня, ты всегда неотразима! — еле сдерживая восхищение, медленно проговорил он, внимательно изучая маршрут следования в направлении моего дома.

— Приятно слышать. А если рассказать поподробнее. Что же заставило тебя лететь сюда?

— Двойное убийство супружеской пары: он предприниматель, она переводчица у него на фирме. Все следы ведут к вам в город. Также странное исчезновение менеджера Кудинова Сергея. Прозвонил все клиники и больницы на побережье, но нигде никаких следов подозреваемого, — Алексей продолжал излагать во всех подробностях суть дела.

— Да, запутанная история. Потребуется ни один день, чтобы выяснить, кто настоящий преступник. У тебя есть время? — интересовалась я проблемами коллеги.

— В моем распоряжении максимум дня три. Должен встретиться с Муриным. Узнать куда ходит, с кем общается. Побывать на фирме Соркина и порасспросить сотрудников. Есть еще двое, кто в то же время находился на яхте: Куценко Владимир, сотрудник охранного предприятия и Шустрый Леонид, частный предприниматель. Из каких они фирм, это и предстоит мне тоже выяснить.

— Как насчет владельца яхты? Ты проверял его алиби?

— Владелец яхты вне подозрений, так как он во время отравления находился у руля и не мог одновременно насыпать в бокал яд. В этом уже убедился. Словом дел по горло. Нам без вас никак не обойтись. Надо работать сообща, а то преступники уже скоро в окна полезут. Два трупа и один пропавший без вести, — констатировал Алексей.

— Да, ситуация накаляется. Тогда давай сначала ко мне, там подробнее расскажешь, что к чему. Помнишь нашу последнюю встречу, когда мы вместе ездили кататься на лыжах и вели дело о пропавших бриллиантах.

— Конечно, — и помолчав, добавил, — сколько сил вложили в старинные украшения. Поможешь и сейчас?

— Помогу, — без ложной скромности, шутя ответила я. — Клянусь.

— Твоя стратегия редко дает сбой, а в долгу не останусь… Проси, что хочешь. Сейчас заедем купить что-нибудь на ужин. Добро? — предложил Алексей и улыбнулся, видно он ушел в свои мысли.

— Никто не против приятного ужина в хорошей компании, — подбодрила друга.

— Ну, вот и отлично, Таня. Если будут изменения, то уладим сами.

Мельком взглянула на Алексея и снова уставилась на дорогу. Затем после перекрестка молча включила указатель поворота и стала тормозить. Машина выехала на обочину и остановилась.

Мы посетили супермаркет и затем отправились ко мне. Предоставила в распоряжение Серегину свою отдельную «конспиративную» однокомнатную квартиру, доставшуюся мне от бабки.

— А ты неплохо устроилась. Кажется, был у тебя раз, — сказал Алексей, когда разложил все вещи.

— Спасибо. Пока не жалуюсь, — ответила, удобно расположившись в кресле.

— У меня есть фотороботы Мурина и Кудинова. Сделаны они по описанию хозяйки гостиницы, у кого они жили.

Алексей достал из папки отпечатанные рисунки и положил передо мной.

— Ты можешь воспользоваться ими.

— Спасибо, очень занятно. Какие характерные скулы вот у этого.

Внимательно изучала лица подозреваемых свидетелей.

— Вот посмотри, — и Алексей продемонстрировал мне серию фотографий, сделанных им на яхте, в номере гостиницы и в цветнике, куда прыгнул убегавший преступник.

На фотографиях было запечатлено положение тел Виталия и Ларисы при их обнаружении, обстановка яхты и номера гостиницы, столик, перевернутое кресло, разбросанные по полу вещи из чемодана, отпечатки следов обуви на вскопанной земле.

 След ясно виден на фотографии, — прокомментировала я, передавая снимки Алексею. — Развлечься можно.

— Да, и только на этой. У меня есть крупный план данного отпечатка обуви, который сделал с помощью специальной камеры.

— Молодец, Серегин!

— Использую ее для съемки объектов крупным планом. Наш эксперт увеличил негативы, если тебя это интересует.

— Конечно, очень интересует, — ответила. — Будь так любезен, покажи мне увеличенные снимки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 399