электронная
108
печатная A5
334
18+
Призрачное счастье

Бесплатный фрагмент - Призрачное счастье


4.6
Объем:
146 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-7945-5
электронная
от 108
печатная A5
от 334

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— 1 —

Что значит встретить свою первую любовь, человека, при мысли о котором сжималось сердце? Встретить случайно спустя десять лет… Когда-то я мечтала об этой встрече. Думала, буду идти вся такая красивая, он меня окликнет, а я окину его взглядом и сделаю вид, что не узнала. Он будет смотреть в след и проклинать себя за то, что потерял меня когда-то. Как часто я прокручивала в голове эту сцену на протяжении нескольких лет. Наверное, она в свое время дала мне определенный толчок вперед.

Рустам был моей первой любовью, настоящей, искренней, самоотверженной, какой только она может быть в пятнадцать лет. Однажды брат собрал друзей в нашем загородном доме, там я его и увидела в первый раз. Высокий, темноволосый мужчина крепкого телосложения с легкой небритостью, он полностью соответствовал моим представлениям о мужской красоте. Он ловко управлялся с шашлыком, смешно шутил, в общем, все делал идеально. А я… смотрела на него широко распахнутыми глазами и влюблялась. Обращал ли он на меня внимание? Тогда мне казалось, что да. В компании были девушки, тем более, он пришел с девушкой, но я была уверена, что она мне не конкурентка: я молода (мои 15 против ее примерно 25), красива, а она… Таких тысячи.

Я ловила его взгляд на себе, или мне хотелось так думать, смеялась над его шутками и благодарила Бога за то, что сегодня из-за сорвавшихся планов я напросилась поехать с братом.

Помню, как не спала в ту ночь… и еще много-много бессонных ночей с мыслями о нем…

У брата я узнала, что Рустаму 26 лет, он профессионально занимается рукопашным боем и обожает гонять на мотоцикле. Игорь посмеивался над моим интересом к его другу. А я уверенно твердила «Погоди, я еще и замуж за него выйду».

Любовь подростков, она такая… как бы это поточнее описать… дикая, импульсивная. Я не собиралась просто вздыхать, глядя на него — сразу перешла к активным действиям. Однажды попросила его прокатить меня на мотоцикле, он согласился. Сейчас понимаю, как ему было забавно смотреть на влюбленную девчонку, а тогда мне казалось, что он отвечает взаимностью. Я рассказывала о нем подругам, раздувая каждую мелочь так, что получалась вполне реальная история любви.

А однажды Рустам пришел к нам вместе со своей девушкой. Для меня это было как предательство. Помню, как, даже не поздоровавшись, убежала к себе в комнату, кинулась на кровать и рыдала. Я не понимала, что он нашел в этой выкрашенной блондинке с ярко-красными губами. Да она же старая!!! А потом, пока все были в комнате, я надломила ей каблук на дорогих туфлях.

Рустам еще как-то прокатил меня на своем мотоцикле. Это был вечер. Мы остановились где-то на трассе, я рассказывала, как мне нравится скорость, как я ему благодарна, а потом взяла и сама поцеловала его в губы. Это не был первый поцелуй для меня, я уверенно впилась в его губы, желая доказать, что уже взрослая.

Помню его взгляд, полный недоумения и даже растерянности. Он взял меня за плечи и немного отстранил. «Глупенькая, это все эмоции» — и поцеловал меня в лоб. Почему-то было очень обидно.

Спустя пару месяцев мама пыталась со мной поговорить о том, что мне стоит обращать внимание на сверстников, что Рустам старше меня на 11 лет и все эти чувства скоро пройдут, а я со всем своим подростковым максимализмом твердила, что Рустам — любовь всей моей жизни и мы обязательно будем вместе, что уже достаточно взрослая, чтобы решать, как мне жить.

Однажды я положила в карман его куртки записку с текстом о том, что я его люблю и с ярким следом поцелуя.

Почему-то после этого Рустам стал приходить реже, гораздо реже. А еще со мной попытался поговорить брат. Игорь твердил мне, что мне стоит переключиться на кого-то другого, что у Рустама серьезные отношения с девушкой, но я и слушать не хотела.

Еще через пару недель я узнала, что он женится. Это был настоящий удар. Несколько дней я не ела и практически не выходила из комнаты. Боль, ярость, обида словно выворачивали меня наизнанку. Я мысленно оправдывала его, придумывала какие-то причины, почему он обязан жениться против своей воли, писала сообщения на мобильный о том, что еще не поздно все изменить…

Но он, конечно же, ничего не изменил. Более того, на свадьбу меня не пригласили.

Будучи настойчивой девочкой, я и не собиралась сдаваться — заплатила все наличные деньги официантам за то, чтобы они позвали его в комнату для персонала и там нас закрыли.

Как подумаю сейчас, до сих пор стыдно…

Рустам зашел в стафф, ключ в замке повернулся, а потом он увидел меня. Я подготовилась: корсет, чулки, туфли на высокой шпильке…

Сколько ни пыталась, я так и не смогла забыть эту сцену.

Он чертыхался и бил в дверь, а я пыталась его обнять, поцеловать, со слезами говорила, что люблю, что готова ради него на все, предлагала сбежать. Потом умоляла просто взять меня прямо там, пыталась расстегнуть ширинку.

Звонкая пощечина и грубые слова о том, что я малолетняя дура, не отрезвили, наоборот подлили масла в огонь. Я швырнула стакан в зеркало напротив, схватила один из осколков и со словами «Будь ты проклят!» полоснула им себе по венам на левой руке.

Все произошло очень быстро, потом острая боль, кровь… Я не переносила вида крови. Головокружение. Крики. Силы медленно покидали меня.

Очнулась я уже в больнице. Конечно же, он не дежурил у моей постели, как мне хотелось, более того, он ни разу не пришел. С тех пор я его не видела.

Я возненавидела его и поклялась стать счастливой, постоянно прокручивала в голове сцену нашей встречи, мечтала, чтобы его жена стала толстой и некрасивой, а лучше вообще умерла.

Потом я выскочила замуж. В 21 год. Нет, я не влюбилась, просто это был очень хороший вариант: богатый, любящий, щедрый, уверенный в себе. Он буквально носил меня на руках, а я просто позволяла себя любить.

Я вспоминала Рустама все реже, мысли о нем уже не вызывали столько эмоций… А потом я его встретила. Случайно. Спускаясь на эскалаторе в торговом центре, я узнала его со спины. Даже не знаю, как… Сердце бешено заколотилось, и я неуверенно и негромко окликнула его. Не ошиблась.

Он окинул меня взглядом, пытаясь вспомнить.

— Диана? — Да, я изменилась — превратилась в стильную, элегантную женщину, поэтому, наверное, сложно узнать во мне ту сумбурную девчонку, которая когда-то не давала ему прохода.

— Да, это я, — улыбнулась я, думая о том, заметно ли мое волнение. — Столько лет прошло.

— Десять, кажется. — Вот он ни капли не разволновался. Да и с чего бы ему волноваться. — Как ты?

— Отлично, счастлива в браке. — Я столько мечтала это ему сказать, но почему-то встреча проходила совсем не так, как я представляла. — А ты?

— Все хорошо, кручусь, в бизнес подался, а так… Да всего не расскажешь. Как Игорь?

Мне хотелось спросить, как его брак, но я сдержалась. Кольца на пальце не было.

— Игорь уже семь лет как живет в Германии, у него там семья, свое дело, а пару лет назад перевез туда и маму.

— А ты что же? — он усмехнулся. — Чего не поехала за кордон?

— У меня здесь семья, муж, у нас все отлично, и я не хочу ничего менять. — Я все пыталась акцентировать на этом его внимание.

— Ты изменилась, — заметил он. — Стала такая…

— Старая? Десять лет же прошло, — попыталась пошутить я.

— Изысканная, красивая…

Повисла пауза.

— Давай я запишу твой номер, встретимся как-нибудь за чашечкой кофе, а то сейчас нужно бежать, — нарушил он молчание.

Как же мне хотелось сказать, что я не хочу его больше видеть и, тем более, общаться, что люблю своего мужа, и гордо удалиться, но вместо этого я продиктовала номер, и мы попрощались.

Домой ехала какая-то отрешенная, даже можно сказать опустошенная. Столько раз, черт возьми, представляла эту встречу, продумывала каждую мелочь, а в результате получилось совсем иначе. Эмоции вновь захлестнули меня. Я же была уверена, что все улеглось, прошло столько лет. Ну зачем я сказала ему номер? Зачем нам видеться? Хотя… Может, при встрече я смогу продемонстрировать, что мне на него плевать, и тогда успокоюсь. Он же ни слова не сказал о своей жене. Может, они уже не вместе и он все эти годы думал обо мне? Господи, какая же я дура!..

В эту ночь я так и не смогла уснуть. Смотрела на Стаса, спящего рядом. и думала о Рустаме. Я сказала ему, что счастлива в браке — лукавила. Со Стасом мы вместе уже четыре года, и я все чаще задумываюсь о том, что мы стали чужими людьми. Сначала все было прекрасно: внимание, любовь, подарки — мне казалось, что он лучший муж на свете. А потом где-то что-то сломалось. Вполне возможно, виной всему была моя нелюбовь. Или он тоже меня никогда не любил, просто погнался за моей молодостью и красотой. Это же так положено: крутому бизнесмену иметь красивую молодую жену. Поначалу он словно выставлял меня напоказ, брал собой везде и всюду, а потом это как-то сошло на нет. Мы все меньше времени стали проводить вместе, все меньше разговаривать. Да что греха таить, у нас просто не осталось общих тем. Сначала я тревожилась из-за этого, а потом смирилась — тысячи семей так живут, а в общем-то у нас все хорошо.

Стас запретил мне работать с самого начала отношений, поэтому целые дни я посвящаю себе: салоны красоты, фитнес, шопинг, подруги — благо, денег на все это хватает.

Полгода назад мы со Стасом ездили в Германию в гости. Дочке брата уже шесть лет, очаровательная малышка. Стас, насмотревшись на нее, несколько раз заговаривал со мной о ребенке, но мне каждый раз удавалось его убедить, что еще не время. Не готова я, наверное…

Очень хорошо мне запомнился разговор с мамой. Она сказала, что я очень изменилась, стала холодной, что нет уже огня в глазах. А я… Я и сама все это понимаю. Просто вышла замуж за нелюбимого мужчину. Многие так живут, а женщин мечтали бы оказаться на моем месте! Любовь убивается в браке бытом, мелкими неприятностями, отсутствием денег, ссорами, и после нее часто не остается ничего, а у нас со Стасом есть уважение, что тоже немаловажно.

Бывает, конечно, я задумываюсь о том, что мне не хватает эмоций, хочется вновь почувствовать себя любимой, но я не готова рушить брак…

Рустам… Эта встреча внесла сумбур в мои мысли. Когда мы встретимся за чашкой кофе, я обязательно скажу, чтобы больше никогда мне не звонил. А если он вообще не позвонит? Господи, ну что за наваждение?!.

— 2 —

День не задался с утра: за завтраком мы поссорились со Стасом.

— Диана, что ты надумала? Зачем тебе это? — возмущался муж, услышав о том, что я хочу работать.

Эта мысль не покидала меня последнюю неделю. Почему-то вдруг задумалась, что у меня-нет никакого смысла в жизни. Сидела в салоне, листала журнал, наткнулась на статью о том, что женщина может реализоваться или в материнстве, или в карьере. Что же это получается, у меня минус по всем фронтам? К материнству я пока не готова, да и не знаю, когда буду готова. К тому же вряд ли я буду эдакой сумасшедшей мамашей. И карьеры нет. Мне двадцать пять лет, к этому возрасту должна была определиться с профессией и чего-то добиваться, а я даже никогда не работала. Конечно, мне хватает всего, но это все принадлежит Стасу. Чего добилась я? Кроме того, что удачно выскочила замуж, сказать нечего.

— Стас, я хочу развиваться.

— Тебе чего-то не хватает? Я не хочу, чтобы моя жена работала! Не хочу! — Последнюю фразу он произнес, разделяя по слогам.

— Ну пойми, у нас все есть, но я хочу чем-то заниматься, и…

— Да что ты себе вбила в голову?! Жила же спокойно четыре года, и все тебя устраивало! Что случилось?! — перебил меня муж уже на повышенных тонах. — Развития хочешь?! Так на курсы запишись! Кулинарные! Привыкла есть в ресторанах или заказывать!

Его слова про кулинарные курсы задели меня. Да, хозяйка я не очень, но он никогда и не позволял мне ничего делать: несколько раз в неделю к нам приходит Вера Леонидовна, прибирается, готовит, а так мы редко едим дома, причем редко вместе.

— А ты часто ужинаешь дома? — взвилась я. На самом деле, Стас обычно задерживается на работе или ужинает с партнерами или коллегами, а когда выдается совместный вечер, мы едем в ресторан. — Или мне готовить и раздавать еду? Ты совсем меня не понимаешь! Я хочу чего-то добиваться!

Стас резко встал из-за стола.

— Все, позавтракал! Домашним уютом занимайся!

От обиды я схватила тарелку со стола и бросила на пол.

— Достало все! Одно и то же! Карина вот работает, ее недавно повысили, а я… — голос сорвался, и я всхлипнула.

— Давай, бей посуду! Веди себя, как истеричный подросток! Потопай еще! Да тебе о детях пора думать! Алинка вот твоя уже второго родила! Что ж ты ее в пример не приводишь?!

Стас вышел из кухни, а я перестала сдерживать слезы. Ну почему он не может понять, что невозможно так жить? Что с того, что я пойду работать? Вот попросит меня кто-нибудь рассказать о себе, что я отвечу? Начну рассказывать о том, как проходят мои дни? Или о муже и его бизнесе? А что я?

Эта мысль первый раз появилась после встречи с Рустамом. Он, кстати, так и не позвонил, хотя прошло уже больше месяца. Первую неделю я практически не выпускала телефон из рук, смотрела на экран, боясь пропустить звонок, просыпаясь, первым делом брала телефон. Но пропущенных не было. Он просто не звонил. Потом я стала успокаивать себя, что, наверное, от волнения перепутала цифры, а он позвонил и услышал, что номер неверный, подумал, что я просто не хотела его больше видеть. А потом смирилась. Я хотела продемонстрировать ему, что он больше мне не нужен, а в итоге снова потеряла его. Вот зачем была эта встреча? Чтобы просто нарушить мой спокойный ритм жизни?

— Ладно, малыш, — обнял меня муж. Я вздрогнула, не слышала, как он подошел. — Вечером постараюсь приехать пораньше, обсудим. Подумай, чего ты хочешь: кафе, ресторан, фитнес-клуб или еще что. — Стас нежно провел рукой по моей щеке, вытирая слезы. — если для тебя это так важно, придумаем что-нибудь.

Я молчала. Мысли путались. Работа, Стас, воспоминания о Рустаме…

— А о ребенке все-таки подумай. — Чмокнув меня, он ушел на работу.

***


— Вот так и живем, — улыбаясь, полушепотом закончила Алина.

Я все-таки решила прислушаться к Стасу и съездить к подруге, которая пару месяцев назад родила второго ребенка, поговорить, поспрашивать. Вот рассказывает она, улыбается, а я понимаю: не мое это. Это же вся жизнь полностью меняется. Да и разговоры у нее все только о детях, питании, болячках. Нет… не хочу…

— А вы когда собираетесь? — Алинка словно прочитала мои мысли. — Знаешь, такое счастье быть мамой!

— А мы, Алин, пока подождем, — протянула я. — Не готова я пока к детям. Я вот, знаешь, работать… — меня прервал телефонный звонок.

Увидев незнакомый номер, я чуть не выронила телефон из рук.

— Д-да, — слегка запинаясь, ответила я, ожидая услышать ЕГО голос. И не ошиблась.

— Диана, привет, это Рустам.

Стоило ли представляться? Я надеялась, что мне удается сохранять хотя бы внешнее спокойствие.

— Привет, так неожиданно. — Черт! Это прозвучало как упрек.

— Есть время сегодня? Может, встретимся? — он был невозмутим.

Да! Да! Да! Внутри я ликовала. Конечно, встретимся!

— У меня есть пару часов, можем пересечься, хотя… — Я вспомнила, что как раз сегодня у меня не завелась машина. Я еще тогда подумала, что это не мой день, и взяла такси.

— Что-то не так?

— У меня машина сломалась, — пояснила я.

— Так это не проблема, скидывай адрес, куда подъехать.

— Да…

— Тогда до встречи. — И отключился.

Я еще минуту, наверное, смотрела на телефон, потом как-то вздрогнула и принялась печатать адрес в смс.

— Диана, кто звонил? — А я уже и забыла, что Алинка рядом.

— Это из детства… — Я не знала, как назвать Рустама.

— Ты себя видела? Явно не просто друг.

Наверное, сохранить внешнее спокойствие все-таки не получилось.

— Первая любовь, — выдохнула я.

— Что?! — Алина даже вскочила.

— Алина, сына разбудишь.

— Это тот… как его… Руслан…

— Рустам.

— Да что ты светишься? Раскраснелась вся! Зачем тебе с ним встречаться? — Алинка тоже не забыла, что когда-то со мной было от этой любви.

— Алиночка, пойми, я иду только потому, что хочу завершить все это, поговорить с ним и понять, что тогда это все была ерунда, а потом сказать, что я счастлива и больше не хочу его видеть. — А сама я в это верила? Хотела, но в глубине души понимала, что готова броситься в омут с головой.

— Я не понимаю, зачем тебе это, — вздохнула подруга.

Из детской донесся плач, и она направилась туда, оставим меня наедине с мыслями.

На что я надеюсь? Произвести впечатление? Заставить понять, что потерял? Доказать, что он мне уже не нужен? Себе.. Ему…

Как будет проходить наша встреча? Наверное, мы поедем хороший ресторан. Он расскажет о своих делах, о семье, если она до сих пор есть, а я в красках распишу, как счастлива в браке. А еще поблагодарю за то, что никак не ответил тогда на мои чувства, потому что у нас все равно бы ничего не получилось. Извинюсь, скажу, что это был просто максимализм, присущий подросткам.

Мои размышления прервал звук смс. Рустам был уже рядом.

Я тихонько попрощалась с подругой и пошла к нему, пытаясь как-то справиться с внутренней дрожью.

У самого подъезда стоял черный Форд Мустанг. Ну конечно, Рустама, обожающего скорость, я могла представить только на спортивной машине.

Увидев меня, он вышел и открыл мне дверь. Я не могла не заметить его заинтересованный взгляд, и мне это польстило.

— Куда мы поедем? — начала разговор я.

Интересно, он уже выбрал место или поинтересуется моими предпочтениями. Думаю, спросит. У меня было пару вариантов. С мужем я привыкла ходить в дорогие рестораны.

— Погода хорошая, знаю одно очень красивое место, озеро, природа, поедем туда, тебе должно понравиться. Пообщаемся вдвоем, никто не помешает.

Даже не поинтересовался моим мнением. Весь такой самоуверенный, даже самодовольный. Я обратила внимание, насколько уверенно и свободно он ведет машину. Он был все таким же, каким я его запомнила. Даже внешне, лишь появилась легкая проседь в волосах.

— Неожиданно мы встретились, — задумчиво произнес Рустам. — Знаешь, не окликни ты меня, я бы, наверное, тебя не узнал. Посмотрел бы, подумал, какая красивая девушка, но не узнал.

Неужели он меня совсем не вспоминал? Неужели даже мысль бы не промелькнула? Рустам словно прочитал мои мысли.

— Подумал бы, конечно, что лицо знакомое, но… Ты ж тогда девчонкой была. Изменилась сильно.

— А ты остался таким же, — зачем-то сказала я.

Постоянно хотелось спросить про его семью, но было неудобно.

— У меня сегодня выдалось несколько свободных часов, вспомнил, что договаривались встретиться.

— Месяц назад, — вырвалось у меня, и я чуть не прикусила язык. Что я несу?

— Что месяц назад?

Он действительно не понял, о чем я?

— Договаривались, — негромко сказала я и отвернулась к окну.

Ну почему я веду себя так нелепо? Такое чувство, что мне сейчас пятнадцать. Я взрослая женщина, замужняя, кстати.

Остаток дороги ехали молча. Рустам включил музыку погромче, и я погрузилась в свои мысли. Может, зря я согласилась встретиться? Может, желая ему что-то доказать, я делаю хуже только себе? Почему я так нервничаю? Хотелось выскочить на светофоре и убежать, забыть о встрече и жить спокойно как и раньше. Чувство опасности, хаоса исходило от него. С другой стороны, я должна это перебороть, завершить и закрыть книгу своей первой неудавшейся любви навсегда. Ситуация, вызывающая боль, страх очень часто бывает точкой роста. Я должна освободиться от детских воспоминаний. Должна.

— Ну вот и приехали, — сообщил Рустам.

Я оглянулась. Место действительно было красивое: берег озера, а вокруг лес, негустой, но создающий иллюзию, что мы здесь оторваны от мира.

Рустам разложил плед около озера и позвал меня. Открыв дверцу машины, я перевела взгляд с песка на свои дорогие босоножки на высоких шпильках. Это не укрылось от его внимания.

— Так это не проблема!

Он с легкостью подхватил меня на руки. Мое сердце забилось сильно-сильно. Господи, он так близко… Его сильные руки крепко держат меня.

Шампанское, бокалы, фрукты, конфеты — все это уже было на пледе.

— Ты подготовился, — протянула я, глядя на него. Мне хотелось смотреть на него: для меня Рустам по прежнему был идеалом мужской красоты.

Вот он уже сидел рядом. Совсем близко. Как же я мечтала об этом когда-то.

— За встречу! — он протянул мне бокал.

Улыбнувшись, я взяла бокал и сделала глоток.

Потом мы разговаривали. Я извинилась за свое поведение десять лет назад, сказала, что мне до сих пор стыдно, на что он ответил, что ему это в какой-то степени даже льстило. Взял меня за руку, заглянул в глаза и сказал, что я, возможно, единственная девушка в его жизни, которая любила его настолько искренне, но тогда наши отношения были невозможны. Тогда? Это было просто слово или он имел ввиду, что можно все исправить?

Он говорил мне комплименты, а я таяла. Не знаю, что опьяняло больше: шампанское или мужчина, когда-то любимый и недосягаемый, рядом.

— Ты любишь мужа? — неожиданно спросил Рустам.

Я же собиралась рассказать ему, как у меня все хорошо в семье, но… В данной атмосфере это было неуместно. Что я тогда делаю с другим мужчиной за городом? Почему смотрю на него так?

Я допила шампанское и начала говорить:

— Да что ты понимаешь! Ты не знаешь, чего мне стоило вернуться к жизни! Я Бога благодарила за то, что в моей жизни появился Стас! — Почувствовав, что могу заплакать, я отвернулась.

Он положил руки мне на плечи и мягко развернул к себе, еще через мгновенье я почувствовала вкус его губ. Голова кружилась. Я прижималась к нему, желая, чтобы время остановилось, чтобы он никогда меня не отпускал.

Его поцелуи были настойчивые, властные, словно давали понять, что он хозяин положения. Я чувствовала, ка волна возбуждения проходит по всему моему телу.

Неожиданно он немного отстранился, нежно погладил меня по щеке.

— Пойми, малыш, я не мог ответить на твои чувства. Ты же еще школьницей была.

— Но я любила тебя, — тихо произнесла я. — Очень любила…

— Любила? А сейчас уже нет?

Зачем он спрашивал? По мне все было видно без слов. Хочет потешить свое самолюбие? Или..

Я скинула босоножки, встала и направилась к озеру. Рустам пошел за мной.

Мне так хотелось, чтобы он просто подошел, обнял меня и сказал, что больше никогда не отпустит. Алкоголь сделал свое дело — чувства обострились. Хотелось бросить все и сбежать с ним… Куда угодно, лишь бы он был рядом.

Вода была холодной, но я пошла вперед. Слышала, как он скидывает одежду на берегу, но не оборачивалась. Мне было страшно… Я боялась, что это сон, и я сейчас проснусь. А еще страшнее было думать, что это все может закончиться.

Он подошел сзади и обнял меня. Я развернулась. Он был в одних плавках.

— Может, оставишь платье на берегу, чтобы не намочить? — предложил Рустам, и я, не говоря не слова, быстро сняла платье и бросила его на берег. Благо, недалеко отошла.

— Ты очень красивая, — сказал он, оглядев меня без платья в белом кружевном белье. Мне показалось, или в его голосе появилась хрипотца?

Я взяла его за руку и потянула дальше.

— Пойдем купаться!

Я была счастлива, мне хотелось дурачиться, веселиться.

Мы брызгались, купались, целовались, и, казалось, ничего и никого больше не существовало. Наверное, мне никогда не было так хорошо. Безумно хотелось его трогать. Постоянно. И ощущать прикосновения.

А потом он на руках вынес меня из озера и аккуратно уложил на плед. Я не была против, когда он стал снимать с меня мокрое белье — именно этого и хотела. Мечтала просто, чтобы он взял меня со всей своей силой и настойчивостью. Быть с ним. Принадлежать ему. Всегда.

Мое тело было удивительно отзывчиво к его прикосновениям. Это была какая-то дикая, животная страсть, о существовании которой я и не подозревала.

Я лежала у него на груди и думала, как я скажу Стасу, что ухожу от него, что безумно люблю Рустама и теперь буду с ним. Представляла, как изменится теперь моя жизнь.

— Рустам, мне та-ак хорошо, — произнесла я, гладя его по груди. Он еще сильнее прижал меня к себе, но ничего не сказал, а я прикрыла глаза и начала фантазировать.

Не знаю, сколько времени я дремала, но мне показалось немного. Рустам сказал, что пора ехать. Я поинтересовалась, куда мы поедем, потом добавила, что должна поговорить о случившемся с мужем.

Этот взгляд… Непонимающий, удивленный, даже холодный…

— Я не уверен, что тебе стоит обсуждать это с мужем, — задумчиво произнес он. — Дианочка, у тебя все хорошо, муж, семья… Стоит ли все разрушать из-за случившегося?

Его слова были хуже пощечины. Я сидела, не шевелясь и не говоря ни слова. В голове словно что-то стучало.

— Нужно уметь разделять страсть, порыв и обычную жизнь, — продолжил он, но я не хотела слушать. Только бы сдержаться, не расплакаться, сохранить лицо.

Я сложила мокрое белье в сумочку и натянула платье. В машину он нес меня на руках. Я не понимала, что происходит, как со мной вообще могло такое произойти. Смотрела на него, он был невозмутим. Только почему-то пытался не встречаться со мной взглядом. Хотя… Возможно, мне просто показалось.

По дороге я решила сделать вид, что случившееся совершенно меня не беспокоит, говорила без умолку, рассказывала, что хочу свое дело, что Стас обещал помочь и вообще он у меня просто золото.

— Ничего, если ты к дому на чужой машине подъедешь? — поинтересовался Рустам.

Наверняка, Стаса еще не было дома. Он так рано никогда не возвращается.

— Ничего, у нас с мужем абсолютное доверие. — вслух сказала я, чем вызвала усмешку Рустама. Действительно, в этой ситуации слова о доверии звучали смешно.

Рустам остановил машину около моего дома и взял меня за руку.

— Мне было очень хорошо с тобой.

Он издевается? Я и так с трудом сдерживалась.

— Да, чудесный вечер, — ответила я, собрав остатки самообладания. — Спасибо.

Он притянул меня к себе и поцеловал. Я с силой оттолкнула его, но он сделал вид, что ничего не заметил.

— Я позвоню, — сказал он мне вслед.

Гордой походкой я удалялась в сторону дома. Мое тело еще хранило его запах, ощущение прикосновений, на губах был вкус поцелуев, сердце саднило от боли и обиды. Мокрое белье лежало в сумочке.

— 3 —

Дома я дала волю слезам. Я рыдала, срывалась на крик, желая понять, что произошло, как это произошло со мной. Еще час назад я была готова бросить все: устроенную жизнь, мужа, будущее — ради мужчины, для которого все это… Что? Кто я для него? Очередная галочка в списке многочисленных женщин? Эти мысли буквально разрывали меня изнутри. В голову полезли мелочи, которых я не задумывалась, когда Рустам был рядом. Он же заранее был готов, к тому что это будет не просто разговор ни о чем за чашкой кофе. Шампанское на берегу, комплименты… А его вопросы о том, люблю ли я мужа и разлюбила ли его… Он издевался? Играл? По мне же все было видно: дрожь от прикосновений, взгляд…

Как-то неожиданно презерватив оказался рядом, когда подошел момент. Он был ко всему готов. Даже, можно сказать, действия были отточены до мастерства. Нет, мне не хотелось об этом думать. Не было этого. Ничего не было!

Интересно, он до сих пор женат? Я же так и не спросила, хотя столько раз хотелось. Почему-то очень хотелось это знать. Даже сейчас.

Немного успокоившись, я взяла телефон и набрала номер брата. Поговорив немного ни о чем, я спросила, слышал ли он что-то о Рустаме. Брат усмехнулся, сказал, что периодически они созваниваются, и как раз неделю назад он интересовался мной. А еще сказал, что Рустам очень хорошо живет с женой. Дочь у них, почти десять лет. Как оказалось, тогда он женился «по залету». Потом еще немного поговорили, я в красках расписала, что у меня все хорошо, брат пригласил в гости. В общем, все как обычно.

После разговора я немного пришла в себя: мысль о том, что Рустам — обыкновенный женатый мужчина, ищущий эмоций на стороне, немного охладила меня.

Я налила себе виски, думая, о том, что он ничего мне не говорил о своих чувствах, ни слова, кроме того, что ему нравится моя внешность.

Сделала глоток виски. Стало противно. То ли от горечи напитка, то ли от своих мыслей.

Все оказалось пошло, грязно, низко…

Пришел Стас. Я, заплаканная, с потекшей косметикой и бокалом виски в руках, наверное, выглядела ужасно. Он на мгновение застыл, потом подошел ко мне.

— Господи, Диана… Я понимаю, что обещал прийти пораньше… Не думал, что для тебя это так важно…

Я совсем забыла, что сегодня со Стасом мы должны были обсудить мою работу. Все забыла. А сейчас он думал, что я такая из-за него, чувствовал себя виноватым. А мне было противно и стыдно. И хотелось исчезнуть.

— Хочешь работать — я не против. Мы откроем тебе ресторан или салон, или, что скажешь… Да не плачь же ты.

А я от его слов уже не могла сдерживаться. Еще недавно я была готова все бросить, а сейчас он меня успокаивает… после секса с другим. Я не могла сказать ни слова, лишь плакала, громко захлеб.

— Девочка моя, прости, что не предупредил, что задерживаюсь. Даже не думал, что ты воспримешь все так… Ты много выпила… Давай я отнесу тебя в постель.

Он стал брать меня на руки и заметил, что я без белья.

Я внутренне сжалась. Вот и все. Я не смогу ничего придумать. Мое мокрое белье было в сумочке.

— Диана, ты хотела сделать мне сюрприз… — Он, казалось был растерян. — Вот я дурак! Прости меня…

Он отнес меня в спальню, бережно положил на кровать, стал целовать, я оттолкнула его. Мое тело еще хранило запах Рустама, его прикосновения. Я не могла сейчас заняться любовью с мужем. Это было бы предательством по отношению к нему, по отношению к себе.

— Не надо… не трогай… Да оставь же меня!

Я сорвалась на крик и снова заплакала.

Ни слова не говоря, Стас укрыл меня одеялом, встал, разделся и лег рядом.

Я боялась, что в эту ночь не смогу уснуть, но через минут пять уже спала.

С утра эмоции поутихли, я смирилась с тем, что совершила ошибку и больше никогда не хочу видеть Рустама. А еще я поняла, что не имею морального права предавать и обманывать Стаса.

В это утро я принесла ему завтрак в постель. Впервые за четыре года.

— Доброе утро, любимый, — поцеловав его, сказала я.

Он был растерян — все еще ощущал себя виноватым.

— Диана…

— Стас, прости меня. — Мне хотелось, чтобы он просто простил меня, не спрашивая, что, хотелось забыть вчерашний день.

Он не понимал, о чем я.

— Диана, это ты меня прости. Я обещал, понимаю, но не смог приехать. Не знаю, почему не предупредил. Просто не думал, что ты так отреагируешь. — Он оправдывался, а я с ужасом думала, что я совсем забыла, что он должен был приехать пораньше. А если бы приехал…

— Стас… ты просто прости меня… я виновата…

Я не могла объяснить, но внезапный порыв нежности накрыл меня. Я поцеловала его, потом еще и еще. Его не ласки не вызывали такой реакции моего тела, как ласки Рустама, но я чувствовала, что это мой человек, что он рядом, настоящий, надежный, что он не оставит меня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 334