электронная
156
печатная A5
377
6+
Привет из королевства пернатых волшебников

Бесплатный фрагмент - Привет из королевства пернатых волшебников

Удивительная история

Объем:
96 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4485-2496-7
электронная
от 156
печатная A5
от 377

Книга предназначена только для чтения на локальном устройстве (электронная версия) и для домашнего использования!

Распространение данной книги без согласования с её автором (бесплатно или с целью получения прибыли) любым способом: через интернет, на CD (DVD) дисках, в печатных вариантах является нарушением авторских прав, а, следовательно, незаконно и запрещено!

По всем вопросам с автором можно связаться через меню «Контакты» на сайте http://karisunlife.com/.

Предисловие

Я не Кеша и не Гоша,

а меня зовут…

Где-то в Атлантическом океане есть небольшой остров. Он на карте почти незаметен и поэтому не имеет названия. Это необыкновенно красивое место наполнено гармонией и чарующей атмосферой добра, которая там присутствует повсюду. Оно обладает чудесным свойством — пробуждать скрытые способности людей, но об этом знают только те, кто побывал на острове лично или услышал о нём рассказ от жителей этого острова. Да, кстати, главные жители острова — волнистые попугайчики. Они называют свою территорию «Королевство пернатых волшебников».

История этого королевства была мне рассказана его принцем, которого подарили нам, когда он был уже взрослым попугаем. Мы назвали его Тотоша, хотя до этого у него было другое имя. Раньше я не верила, что попугаи умеют разговаривать. Мне казалось, что дочка придумывает это, а он издаёт звуки, лишь похожие на слова. Но однажды я зашла в комнату, где сидел Тотоша, и услышала, как кто-то говорит мне: «Привет». Я не поверила своим ушам, но в квартире кроме меня и попугая никого не было. И тут снова прозвучало: «Привет». Теперь уже сомневаться не приходилось, это действительно говорил наш волнистик.

Наш несравненный Тотошечка

С тех пор, как попугайчик поздоровался со мной по-русски, мы стали с ним активно общаться. Он пел почти постоянно, в его присутствии мы не могли разговаривать друг с другом. Тотоша тут же громко включался в разговор на своём птичьем языке. Позднее стало понятно, что он не просто «чирикает», а копирует наши интонации и темп речи. Причём, он подстраивался под каждого из нас в отдельности. Если это не помогало, то наш волнистик стремился привлечь к себе внимание, повторяя: «Привет». Он говорил так отчётливо, что это вызывало одновременно удивление и улыбку. Со временем, дочка стала заниматься с ним, и он выучил ещё одно слово: «Птичка». Нужно было видеть, как попугайчик с гордостью говорил: «Птичка, привет».

Мы его очень любили и старались не оставлять надолго одного или с кем-то из знакомых. А когда собрались неделю отдыхать на речке, то взяли его с собой. Все сорок минут поездки в машине он не мог найти себе место в клетке. Наверное, не понимал, почему его дом вдруг потерял устойчивость. Чтобы на отдыхе не оставлять Тошу в клетке без присмотра, мы всегда его брали с собой. Он с нами был и на веранде домика, пока мы готовили еду или кушали, и на пляже, и на пирсе, когда мы по очереди купались, и возле качелей или у спортивной площадки, пока мы активно развлекались.

Другие отдыхающие на турбазе часто приходили к нему поздороваться. Особенно дети, они так радовались, когда попугайчик им говорил понятные слова, но Тоша такой чести удостаивал далеко не каждого. Он мог демонстративно отвернуться и делать вид, что никого не замечает.

* * *

Возможно, в том, что мы перестали смотреть телевизор, частично была и Тошина заслуга. Телевизор был его явным соперником. Чем громче мы включали звук, чтобы услышать хоть что-нибудь, тем громче Тошечка пел. То же самое нередко случалось, если мы в его присутствии имели наглость разговаривать друг с другом, а не с ним. Наш попугайчик стремился поделиться своим мнением по любому вопросу, который мы обсуждали.

Гостей он любил, им можно было показать себя с разных сторон. И для него не имело значения, пришли гости в дом или это разговор по скайпу. А если на его замечания люди не обращали внимания, то он начинал очень чётко говорить на человеческом языке.

Когда попугай выучил своё имя, то с удовольствием повторял его на разные лады: «Тотоша, Тотошечка, птичка, привет» или «Привет, Тошка» или «Тотошка — птичка». Иногда казалось, что он хочет убедить окружающих в том, что он действительно птичка и при этом напомнить им, как его зовут. Он делал это с таким важным видом, что оставить его старания без внимания было невозможно. Невольно появлялось желание улыбнуться и ответить ему что-нибудь.

При каждом удобном случае наш питомец старался показать, что он в доме важная персона. Старт, взмах крыльями, полёт, изящный и торжественный заход на посадку, а потом красноречивый взгляд будто свысока: «Ну что, видели? Повторите и почувствуйте себя орлом!».

Летом ему было веселее, потому что на каникулах дочка чаще бывала у себя в комнате, и волнистик просто купался во внимании. Помимо корма, мы ему часто давали кусочек свежего огурчика, яблока без кожуры или морковки. А чтобы он не боялся этих новых непонятных предметов и понял, что с ними нужно делать, дочка, стоя у клетки, держала ещё один кусочек, и, откусывая его понемногу, показывала, как ей нравится такая еда.

Это было похоже на игру, и наш попугайчик, глядя на неё, сначала осторожно пробовал то, что ему предлагали, а потом ел с удовольствием или выбрасывал, если «блюдо» пришлось не по вкусу.

Но однажды дочка плохо пошутила с ним. Она принесла кусочек репчатого лука, и Тоша, попробовав его, сильно плевался. Представляю, как ему пекло язычок, а когда птица обеспокоена, ей не так просто объяснить, что нужно попить водички. Было видно, что он обиделся. Я рассказала своему ребёнку, что так делать нельзя. Из-за таких шуток можно потерять доверие животных, и они будут долго помнить, что Вы причинили им зло. Но главное, что Тошечка простил нас тогда.

Зимой, когда дочка была загружена учёбой, он большую часть дня оставался в комнате сам. У Тотоши в клетке были игрушки, и он мог летать по комнате, но ему было скучно. Я заметила, что он ищет общения постоянно. И его другом и неутомимым слушателем стал будильник-собачка. Эта сидящая на задних лапах собачка была очаровательной. Вся белого цвета в большой красной шляпе с очень милым личиком и добрым взглядом, а на животике под передними лапками — крупный циферблат.

Видимо, размеренное тиканье часового механизма привлекало нашего попугая. Он ходил кругами возле своей возлюбленной. Заливался громкими мелодичными трелями. Прижимался к ней щёчкой и менял интонацию, будто что-то нашёптывая ей на ушко. Изо всех сил Тотоша пытался привлечь внимание этой девушки, и по каким-то, понятным только ему признакам, считал, что она отвечает ему взаимностью. Вместе с ней волнистик проводил немало времени, и со стороны было очень интересно наблюдать за их общением.

Наш попугайчик придумывал себе занятие и пока находился в клетке. Висевший там колокольчик не давал птичке покоя. И было непонятно, то ли он его так любит, то ли, наоборот, — пытается от него избавиться. Тоша его и клевал, и раскачивал лапкой. А временами, умудрившись зацепиться одной лапкой за жёрдочку, а другой лапкой и клювом дотянувшись до цепочки с колокольчиком и почти сидя на шпагате, он пытался оторвать звенящий предмет. И что удивительно, иногда у него это получалось. Колокольчик отрывался от цепочки и падал вниз. При этом, Тоша с такой гордостью смотрел на нас, что, вероятно, чувствовал себя победителем в неравном поединке.

К зеркальцу, подвешенному в клетке, он тоже был неравнодушен. Однако, заглядывая в него, судя по сердитому чириканью и попыткам клюнуть отражение, он видел там не друга, а соперника. Наш питомец очень любил общаться со своим зазеркальным собратом. Но, тем не менее, глядя на него, я понимала, что Тотоше было очень одиноко и поэтому мы решили купить ему подругу.

Лапонька-Голубонька

Однажды мы зашли в зоомагазин за кормом для Тотоши, и там в клетке было около десятка волниститков. Мы остановились, чтобы посмотреть на них, и как ни странно, и меня, и дочку привлекла одна и та же птичка. По нашему мнению она была просто красавица.

Я заволновалась, вдруг новая птичка и Тотоша не найдут общий язык и будут ссориться. Поэтому решила проконсультироваться со специалистами. В надежде, что птичка нас дождётся, мы вернулись домой, выяснили, что сначала желательно птиц держать в разных клетках. И, подготовив для новой питомицы отдельный домик, я пошла за ней в магазин. К счастью, она была все ещё там.

Дочка ждала меня с нетерпением. Нам очень хотелось познакомиться с этой красавицей. Выпустив её в отдельную клетку, которая стояла возле Тошиной, мы сели рядом и наблюдали за ними. Глазки у птички по размеру больше, чем у Тотоши. Она чирикала редко, но этот тонкий, нежный, голосок был явно девичьим. Тоша же на соседку не обращал никакого внимания. А эта девочка, пытаясь найти возможность приблизиться к другому попугайчику, бегала по всей клетке и даже по потолку.

Мы не могли оторвать от неё глаз. В отличие от Тоши, который был обычной зелёно-желтой расцветки, эта птичка была голубая с белым. Возле щёчек холодный голубой цвет мягко переходил в сиреневый, а под крыльями, на спинке и хвостике перья имели яркий бирюзовый оттенок. Лобик и шейка — такие же белые, как и нижняя часть крыльев. Однако, спускающаяся с макушки головки по спинке и до середины крыльев волнистая рябь из чередующихся белого и серого цветов напоминала красивую легкую шаль. Голубая грудка сменялась белой широкой полоской на животике, за которой была голубая, а под ней снова белая полоски. Это похоже на юбку с несколькими разноцветными ярусами. Что и говорить, наряд у нашей новой птички просто восхитительный.

А для начала нужно было придумать этой красавице имя. И мы после недолгих размышлений назвали её Туся. Оказалось, что характеры у птиц совершенно разные. Нам всем пришлось приспосабливаться друг к другу.

Через пару недель мы поставили обе клетки так, что Туся смогла забраться к Тотоше. Его реакцию было легко предположить. И поскольку он всегда боялся новых предметов, то стал бояться и Тусю. Но она оказалась девушкой настойчивой и начала гонять его по клетке, а потом и по всей комнате. Не знаю, что думал при этом Тоша, но было видно, что он ещё не воспринимает её как подругу.

Так продолжалось долго. Примерно полгода наш смелый попугайчик относился к Тусеньке, лишь как к предмету, который может самостоятельно летать и издавать звуки. Но потом, каким-то образом, ей всё же удалось, найти с ним общий язык и они подружились.

Тошечка ухаживал за ней и клювом вычесывал её перышки. А она заботилась о нём и ревновала его к собачке-будильнику. В то время, когда Тоша нежно ворковал вокруг собачки, Туся очень сильно возмущалась.

Чуть позже они стали действительно парой. Вылетая из клетки, они садились на карниз. Было интересно наблюдать, как наши волнистики бегают по карнизу друг за другом, а потом занимают стартовую позицию и особым переливом звуков договариваются о том, куда полететь. Суть их разговора была примерно такая:

— Ну что полетели?

— Да, давай сначала на шкаф, потом на дверь и снова на карниз.

— Нет, давай лучше на двери немного отдохнём и в другую комнату заглянем. Разве тебе не интересно, что там хозяйка делает?

— Ладно, полетели, только я всё равно буду первой.

— А вот это мы ещё посмотрим.

И они летели наперегонки. Иногда сидя в разных углах комнаты, попугайчики будто спорили, кто к кому должен прилететь. Но как бы там ни было, кормушка находилась внутри клетки, поэтому чаще всего встречались наши питомцы именно там.

Мы не сразу заметили, что Туся любит общаться с птицами, живущими на воле. Через дорогу от нашего дома есть парк, и пение птиц слышится оттуда очень часто. Они прилетают и на деревья, растущие под нашими окнами. За Тошей такого мы не наблюдали, ему было интереснее общаться с нами. Его можно было позвать, а он прилетал и садился на руку. Туся же нас боялась, и даже спустя несколько лет она так и не стала ручной. От этого мы не стали её любить меньше. Просто считались с её характером и старались лишний раз не пугать птичку своим излишним вниманием к ней. Я же ласково называла ее Лапонька или Голубонька.

Но по тому, как они общались между собой, было видно, что Тусенька обменивается с прилетающими на дерево за окном птицами новостями, а потом пересказывает их Тотоше. Тогда я подумала, может быть и у попугаев есть свои разные языки. И Тоша не понимает того языка, на котором говорят другие птицы, а Туся ему всё переводит.

И вот однажды от сойки, сидевшей на ветке за окном, Туся узнала, что они с Тошей потомки знатного птичьего рода основателей «Королевства пернатых волшебников». Это королевство расположено очень далеко, на острове, в тёплых водах океана. Их пра-пра-дедушка в молодости покинул родную землю, случайно оказавшись на корабле, который приплыл за человеком, попавшим на остров после шторма.

Король с королевой долго горевали и разослали известие о том, что щедро наградят того, кто принесёт о юном принце хоть какие-то новости. Но её бабушка рассказывала об этом очень давно, и что случилось потом, она не помнит. А узнав, как зовут наших попугайчиков, гостья сказала, что по счастливой случайности мы назвали их именами короля и королевы. Не правда ли хорошо звучит не просто Тоша и Туся, а Тотоний и Антуанетта?

Эта же сойка сказала, что постарается узнать всю историю их рода и принца, покинувшего остров. И спустя некоторое время новая Тусина знакомая прилетела вновь, а после беседы с ней наша Голубонька смогла пересказать Тоше всю легенду их рода.

Неведомые края

Легенда гласит, что первая пара их племени оказалась на этом острове, скрываясь от преследования после побега с корабля с птицами, предназначенными для продажи, плывущего из Австралии в Южную Америку.

Их звали Тотоний и Антуанетта. Они были потомками разных ветвей одного королевского рода и жили в диких местах, где чувствовали себя совершенно безопасно. Это была изумительная пара, их оперение, излучавшее золотистое сияние, имело потрясающую окраску. Когда они были вместе, казалось, что разные цвета каждого из них лишь дополняют друг друга. Они были молоды и влюблены, умны и талантливы. Знали всё, чему обучают королевских наследников и готовились стать правителями, когда придёт их время.

Но однажды в те края забрели белые люди, которые, увидев этих восхитительных птиц, расставили силки. Ничего не подозревающие влюблённые попались в ловушку и не успели оглянуться, как оказались запертыми в тёмном ящике. Утешало только одно — они всё ещё были вместе, а рядом щебетали другие пойманные птицы…

В темноте прошло несколько дней. И, услышав плеск волн, они поняли, что находятся далеко от дома. Мысль о свободе не оставляла их ни на минуту. Внимательно наблюдая за тем, что происходит, когда им приносят еду и питьё, они шаг за шагом стали придумывать план побега.

Спустя какое-то время им действительно повезло, и матрос, насыпавший им корм, был сильно выпившим, поэтому волны раскачивали не только корабль, но и самого матроса. Он не устоял на ногах и упал. Выход из клетки оказался открытым. Тотоний и Антуанетта переглянувшись, почти одновременно устремились ввысь. Даже предрассветные сумерки слепили им глаза после многодневной темноты, свежий морской бриз вселял надежду. И хотя крылья почти не слушались, свобода манила всё сильнее.

Не успели они опомниться, как над ними закружил ястреб. Это был пернатый охранник, натренированный возвращать беглецов своим хозяевам. Молодые попугаи, увидев с высоты тропический остров поодаль от корабля, устремились туда. Они летели, изо всех сил махая своими маленькими крылышками, а ястреб следовал за ними.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 156
печатная A5
от 377